Развитие системы фонем английского языка

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ГУМАНИТАРНО-СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ

Факультет- педагогический

Специальность-33 200 иностранный язык

Дисциплина-фонетика английского языка

КУРСОВАЯ РАБОТА

ТЕМА: Развитие системы фонем английского языка

Научный руководитель: Коржанова А. А.

Выполнил: студент 3-го курса

о/з отделения Трубникова Г. В.

ЛЮБЕРЦЫ-2007 ГОД

Содержание:

1. Введение — с. 3

-фонетика как наука

-классификация звуков (согласных и гласных)

2. Основная часть — с. 7

Согласные:

-основные признаки;

-первое передвижение;

-нейтрализация;

-геминация.

Гласные:

-основные признаки;

-происхождение древнеанглийских гласных;

-древнеанглийские дифтонги: их структура, источники;

-велярная перегласовка;

-развитие безударного вокализма;

-изменение гласных от древнеанглийского к среднеанглийскому периоду;

-монофтонгизация древнеанглийских дифтонгов.

Ударение:

-общегерманское;

-в заимствованных словах.

3. Заключение — с. 16

Список литературы — с. 17

Речь доступна для восприятия слушающих благодаря материальности своих знаков. Знаки эти — звуковые при устном общении и графические -при письменном. Поэтому изучение звуковой стороны языка является неотъемлемой частью языковедения. Этот раздел называется фонетикой. Фонетику можно назвать грамматикой произношения. Фонетика-это наука, изучающая звуки, издаваемые людьми, их фактические или слышимые формы. Фонетика изучает звуковые системы языка, отдельные фонемы, ударение слов, силлабические структуры и интонацию.

Фонетика не сразу вошла в науку о языке, несмотря на блестящие достижения в этой области древнеиндийских ученых и удачную классификацию звуков у греческих александрийских ученых; в дальнейшем лингвистика мало обращала достижения внимания на звуковую сторону языка. Исключением являются работы француза Кордемуа, видного представителя славянской общественной мысли XII в. Ю. Крижанича, М. Ломоносова XVIII в. и некоторых других. Но даже еще в первой половине XIX в. ученые плохо различали звуки и буквы.

Необходимость составлять грамматики туземных языков в колониях, изучение бесписьменных диалектов и сравнительно-исторические описания языков и их групп двинули фонетику вперед.

Материальные знаки языка- звуки (а во-вторых, и буквы) — выполняют две функции: функцию доведения речи до восприятия (звуки- ухом, буквы- глазом) — перцептивную и функцию различения значимых единиц языка морфем и слов- сигнификативную. Поэтому следует прежде всего ознакомиться с материальной природой звуков, что необходимо для понимания того, что же мы можем воспринимать органами чувств (ухом).

Работа органов речи, направленная на производство звуков речи, называется артикуляцией. Артикуляция складывается из трех частей: из приступа (или экскурсии) звука, когда органы «выходят на работу» средней части (или выдержки), когда органы установились для данной артикуляции, и отступа (или рекурсии), когда органы возвращаются в нерабочее состояние.

Звуки с мгновенной выдержкой- мгновенные звуки (например, [п], [б], [т], [д], [ц], [ч], [к], [г]), их протягивать или вовсе нельзя (таковы [п], [б], [т], [д], [к], [г]), или же при протягивании они дают другое слуховое впечатление: не [ц], а [с], не [ч], а [щ]. Звуки с более или менее продолжительной выдержкой- длительные звуки, хотя их длительность может и не всегда проявляться, но их при желании можно протягивать (таковы гласные, а также звуки [м], [н], [л], [р], [ф], [в], [с], [з], [ш], [ж], [й], [х]; в русском всегда длительно [щ]).

Все звуки можно разделить прежде всего на гласные и согласные, и это деление может исходить как из акустических, так и из артикуляционных признаков.

Акустически звуки речи разделяются на сонорные (звучные) и шумные. Сонорные определяются резонаторными тонами, шумы в них или вовсе не присутствуют (гласные), или участвуют минимально (например, в р— разного типа); в шумных (а это только согласные) тембр определяется характером данного шума.

Так называемые «полугласные» звуки (й [j], y [w] и т. п.), находящиеся между гласными и согласными, на поверку всегда оказываются либо теми, либо другими; граница гласных и согласных как раз и проходит между артикуляциями гласных [и], [y] и соответствующих согласных й [j], y[w].

Сила выдоха (экспирации) неодинакова у разного рода звуков: она всего сильнее у глухих согласных, слабее у звонких согласных, еще слабее у сонорных и, наконец, самая слабая у гласных.

Проход во рту, по которому идет струя воздуха из легких, может быть: 1)свободным, когда нет никакого препятствия и воздух проходит без трения о стенки; звуки свободного прохода- это гласные; 2)суженным, когда те или иные органы во рту, сближаясь, образуют щель, в которой струя воздуха производит трение о стенки прохода; звуки суженного прохода- это фрикативные согласные (иначе спиранты, щелевые, проточные, придувные): к фрикативным согласным относятся [ф], [в], [с], [з], [ш], [ж], [j], [х], а также и гортанные придыхательные [h]; 3)сомкнутым, когда на пути струи воздуха соприкасающиеся органы воздвигают полную преграду- смычку, которую либо надо прямо преодолеть, либо струе воздуха следует искать обход смычки; это смычные согласные, подразделяющиеся на ряд подвидов в зависимости от того, как преодолевается смычка.

Смычные подразделяются на:

1)взрывные, когда смычка взрывается под напором струи воздуха и струя воздуха проходит прямо из ротовой полости наружу; это [п], [б], [т], [д], [к], [г];

2)аффрикаты (смычно-фрикативные), когда смычка сама раскрывается для прохода струи воздуха в щель и воздух проходит через эту щель с трением, но в отличие от фрикативных не длительно, а мгновенно; это [пФ], [ц], [дз], [ч], [дж];

3)носовые (или назальные), когда смычка остается ненарушенной, а воздух проходит обходом через нос; это [м], [н] и другие н (gn французское, ng немецкое и английское);

4)боковые (или латеральные), когда смычка остается ненарушенной, но бок языка опущен вниз, и между ним и щекой образуется боковой обход, по которому и выходит воздух; это разного типа л;

5)дрожащие (или вибранты), когда смычка последовательно и периодически размыкается до свободного прохода и опять смыкается, т. е. органы речи производят дрожание, или вибрацию, вследствие чего струя воздуха выходит наружу прерывисто только в моменты размыкания; это разного рода р.

Классификация по активным органам (губные, переднее-, средне— и заднеязычные) ближе определяет ход развития артикуляции и позволяет дать более точные указания правильного произношения, что особенно важно при овладении иностранными языками, тогда как классификация по пассивным органам (губные, зубные, переднее-, средне-, и задненебные) более статична, но зато позволяет легче связать артикуляционную характеристику согласных с их акустической характеристикой (свистящие, шипящие, твердые, мягкие и т. п.), так как указывает на те или иные зоны резонатора.

Сверх указанных признаков различие согласных может быть еще и в некоторых дополнительных признаках, накладывающихся на основные. Это прежде всего палатализация и веляризация.

Палатализация -это дополнительный к основной артикуляции согласного звука подъем средней части языка к твердому небу (т.е. йотовая артикуляция), что резко повышает характерный тон и шум (метафорически это называется «смягчение»).

Веляризация— это дополнительный подъем задней части языка к мягкому небу, что резко понижает характерный тон и шум (метафорически это называют «отвердение»).

Дополнительные гортанные артикуляции могут различать придыхательные и смычно-гортанные согласные.

Придыхательные согласные (или аспираты) отличаются от простых взрывных и аффрикат тем, что одновременно со смычкой во рту образуется сужение междусвязочной щели без напряжения мускулатуры, и тогда взрыв сопровождается фрикацией воздуха о связки (придыхание), т. е. получаются не [п], [т], [к], а [пh], [тh], [кh].

Смычно-гортанные согласные отличаются от простых взрывных и аффрикат тем, что одновременно со смычкой во рту образуется вторая смычка в гортани между связками; ротовая смычка взрывается не струей воздуха, идущей из легких, а усилием мускулатуры рта, и почти одновременно следует гортанный взрыв силой струи воздуха, идущей из легких, а усилием мускулатуры рта, и почти одновременно следует гортанный взрыв силой струи воздуха, идущей из легких, т. е. получаются не [п], [т], [к], а [п`], [т`], [к`]; звуки эти на слух очень слабые. Они характерны для многих кавказских языков, где обычных взрывных и аффрикат часто не бывает; имеются только одноместные пары придыхательных и смычно-гортанных.

Система согласных называется консонантизмом.

Признаки, характеризующие согласные, не подходят для определения гласных.

Действительно, согласные прежде всего отчетливо подразделяются по способу образования, гласные же все принадлежат к одному способу -свободного прохода. В пределах свободного прохода гласные по широте раствора рта можно разделить на широкие, как а, средние, как э, о, и узкие, как и, у, акустически это деление соответствует степени сонорности (звучности): широкие -максимально сонорные, средние- средней сонорности и узкие -минимально сонорные; однако, чем отличается э от о или и от у, этим методом показать нельзя.

Положение губ -очень важное условие для характеристики гласных; растягивание губ укорачивает переднюю часть резонатора, что повышает резонаторный тон; округление губ в колечко и вытягивание их в трубочку увеличивают переднюю часть резонатора, что понижает резонаторный тон; эта артикуляция называется огублением или лабиализацией. Не растянутые и не вытянутые губы (нейтральное положение губ, как при [а]) не влияют на резонаторный тон. Лабиализованные гласные ниже нелабиализованных (с нейтральным укладом губ и с растянутыми губами).

Артикуляционно гласные распределяются горизонтально по ряду, т. е. по той части зыка, которая поднята при произношении данного гласного звука; гласные [и], [э] -переднего ряда; гласные [у], [о] -заднего ряда; к гласным среднего ряда относится нормальное русское [ы].

Вертикально гласные разделяются по подъему, т. е. по степени приподнятости той или иной части языка. Наиболее простая схема предусматривает три подъема: верхний -гласные верхнего подъема: [и], [ы], [у]; средний -гласные среднего подъема: [э], [о]; нижний -это разные а: переднее, среднее (нормальное русское) и заднее.

Наконец, гласные могут различаться долготой: так, во французском и немецком есть [?? -открытое краткое э и???:? -открытое долгое э; в германских языках закрытые гласные чаще бывают долгими, а открытые -краткими.

Все германские языки отличаются от других индоевропейских языков особым консонантизмом (системой согласных), возникшим в результате так называемого первого передвижения согласных. Как следствие этого передвижения, в германских словах состав согласных фонем оказался иным, чем в словах того же корня в остальных индоевропейских языках. Это различие представлено в закономерных соответствиях, которые и поныне прослеживаются; однако в ряде случаев оно было затемнено дальнейшим развитием звуковой системы того или иного языка. Поэтому яснее всего закономерные соответствия прослеживаются на материале сопоставления древнегерманских языков.

Под фонемой здесь понимается мельчайшая линейно выделимая смыслоразличительная звуковая единица в ее наиболее обобщенном виде. В речи она реально представлена своими аллофонами.

Под аллофоном понимается вариант фонемы, обычно обусловленный определенной позицией. Два разных аллофона одной и той же фонемы не могут занимать одинаковую позицию в слове.

Основным признаком, характеризующим древнеанглийские согласные, является способ артикуляции, т. е. принадлежность к шумным (смычным, щелевым) или сонантам. Внутри этих групп согласные различаются по 1) месту артикуляции: переднеязычные (альвеолярные или дентальные), губные и заднеязычные и 2) по краткости и долготе; последняя оппозиция реализуется противопоставлением геминат и простых.

Передвижение согласных охватило все шумные согласные (кроме s) трех локальных рядов -велярные, дентальные, лабиальные:

1. Германские глухие щелевые являются рефлексами индоевропейских (негерманских) глухих смычных:

Германские

/f/,/p/,/h/

д.а. frignan, готск. fraihnan (спросить)

Индоевропейские

/p/,/t/,/k/

лат. precor (прошу)

2. Германские глухие смычные являются рефлексами индоевропейских звонких смычных:

Германские

/p/,/t/,/k/

д.а. twa, готск. twai, совр. two

Индоевропейские

/b/,/d/,/g/

лат. duo, русск. два

3. Германские звонкие являются рефлексами древних индоевропейских звонких придыхательных, засвидетельствованных только в санскрите; в остальных индоевропейских языках они отразились как щелевые (греческий, латинский) или смычные (славянские). В германских языках после первого передвижения эти звонкие шумные фонемы могли быть смычными или щелевыми, в зависимости от позиции в слове: в начале слова и после носовых -смычные, в остальных позициях -щелевые. Иначе говоря, релевантна для них только звонкость; а смычные и щелевые звонкие являлись аллофонами единой звонкой фонемы. Смычность и щелевость для этих звонких фонем -сопровождающие признаки.

Под релевантным признаком понимается признак, на основании которого данная фонема может быть отграничено от другой. Сопровождающий признак присущ данной фонеме, или, вернее, каким-то ее аллофонам, но не противопоставляет данную фонему другим.

Звонкие смычно-щелевые фонемы в сравнительной грамматике обычно обозначаются перечеркнутыми буквами.

Германские

/b/,/d/,/g/

д.а. bropor, дрвн. broudar, совр.а. brother

Индоевропейские

/bh/,/dh/,/gh/

снкр. bhrata, лат. frater

Кроме перечисленных трех основных локальных рядов шумных согласных, в индоевропейских языках засвидетельствован лабиовелярный ряд, представленный наиболее четко в латинском. В некоторых германских языках лабиовелярные фонемы /kw/ и /hw/, по-видимому, рано расщепились на сочетание фонем типа /k+w, h+w/. Первые компоненты этих сочетаний изменялись как соответствующие велярные: так, д.а. hwa, готск. hwas «кто» -лат. quis; д.а. cwepan, готск. qipan «сказать» -лат. veto «запрещено» из gweto.

Индоевропейские сонанты /r/,/l/,/m/,/n/ отразились в германских языках без изменений.

Нейтрализация -регулярное снятие, в определенной позиции, противопоставление между фонемами, обычно противопоставленными. В качестве примера можно привести обязательное оглушение шумных в русском в исходе слова: град /грат/. Из двух противопоставленных в русском рядов глухих и звонких щумных в исходе слова возможен только один -глухой.

В группах германских согласных, состоявших из щелевого+смычный, не произошло никаких изменений: лат. stare «стоять» — д.а. standan. В группах, состоявших из смычного+смычный, первый смычный подвергался перебою. Практически в этих группах второй смычный был обычно представлен глухим дентальным. Таким образом, можно сказать, что с фонологической точки зрения смычность нейтрализовалась перед смычным дентальным. В описанных выше группах «щелевой+смычный» и «смычный+смычный», которые были свойственны индоевропейским негерманским языкам, в германских языках оказалась возможной только одна структура -«щелевой+смычный», и те группы, которые имели иную структуру, изменились соответствующим образом.

Так, готск. nahts, д.а. nieht «ночь», лат. nox, noctis.

Датировка первого передвижения согласных представляет значительные трудности. Несомненно лишь то, что оно относится к эпохе племенной общности древних германцев и прошло задолго до возникновения письменности, но не позднее, чем в первом веке нашей эры.

В эпоху первого передвижения согласных группы со структурой «смычный+смычный» были невозможны в германских языках: первый смычный переходил в щелевой. Эта нейтрализация смычности в позиции перед смычным дентальным создала модель, получившую распространение в германских языках эпохи германской общности. Суффиксы, как словоизменительные, так и словообразовательные, часто начинались на глухой дентальный смычный /t/; при прибавлении такого суффикса к основе, в исходе которой был глухой смычный, наступала вышеописанная нейтрализация: смычный исхода основы переходил в щелевой того же места артикуляции. Например, в глаголе sokjan «искать» корень sok- (он являлся здесь и основой) оканчивался на смычный; при прибавлении дентального суффикса прошедшего времени фонема /k/ перешла в /?/: sokte -д.а. sohte (so: ?te) -совр. seek -sought. Эта модель была настолько распространенной, что даже там, где дентальный суффикс был звонким, он сам оглушался в группах этого типа, сохраняя смычность.

Группы «дентальный+дентальный» в индоевропейских языках обычно переходили в /ss/; однако, хотя этот тип представлен в германских языках (witan «знать», wit+de=wisse), превалирующим оказался более поздний тип по модели «щелевой+смычный»: motan «мочь» -прош. вр. mot+de=moste (совр. must); witan наряду с формой wisse имело форму wiste.

В дальнейшем позиция перед дентальным перестала действовать нейтрализующим образом на смычные. Еще до периода письменности, но, по-видимому, после умлаута дентальный суффикс мог присоединяться к смычному без изменения состава группы: cepan «хранить» -пр. вр. cepte. В древнеанглийском это было возможно только на стыке двух морфем; в среднеанглийском же и позже, благодаря притоку романских слов, эти группы оказались возможными и в таких основах, которые в английском были одноморфемными: strict, aspect.

В языках западногерманской группы фонема /j/ в позиции после одиночного согласного ассимилировалась с этим согласным. Ассимиляция реализовалась как геминация (удвоение) согласного и выпадение фонемы /j/. Тем самым в западногерманской группе возникли долгие согласные и, следовательно, противопоставление согласных по количеству (долготе и краткости). Долгие смычные отличались, очевидно, тем, что момент эксплозии наступал в них позднее, чем у кратких (ср. русское подать и поддать).

Геминация не наступала, если предшествующий гласный был долгим.

Примеры: готск. saljan «приносить в жертву» -д.а. sellan «давать», «продавать». Но: готск. domjan «судить» -д.а. deman. Фонема /r/-единственная согласная фонема, которая не подвергалась удоинению: готск. arjan «пахать» -д.а. erian, лат. aro. Не удлинялась фонема /r/ и в том случае, когда она была результатом ротацизма: готск. nasjan «спасать» -д.а. nerian.

В древнеанглийском существовали сонанты /r/, /l/, /m/ и /n/. Они были позиционно свободны. Следует особо остановиться на возможной для сонантов позиции после /h/ в начале слова: hringan «звонить». Существует мнение, что это написание указывает на существование в древнеанглийском глухих сонантов и, следовательно, на противопоставление по голосу в подсистеме сонантов. Вопрос этот остается открытым.

Геминированные сонанты, как и все геминаты, могли стоять только интервокально: tellan «рассказать», swimman «плавать»; поздняя геминация встречается у /r/: steorra «звезда».

Так же как и согласные, германские гласные в процессе выделения и обособления германской группы языков отразили индоевропейскую систему гласных в модифицированном виде и образовали особую систему. Свойственное индоевропейским языкам различение количества, т. е. долготы и краткости гласных, сохранилось в германской системе. Качество же гласных, как будет видно ниже, изменилось в ряде случаев.

Древнеанглийские гласные различались 1) по месту артикуляции, т. е. по принадлежности к переднему, среднему или заднему ряду, 2) по степени подъема и 3) по долготе и краткости. Древнеанглийский вокализм включал монофтонги и дифтонги.

Система монофтонгов состояла из равного числа кратких и долгих гласных: каждому краткому соответствовал долгий и наоборот.

Систему монофтонгов можно представить следующим образом:

i: i y: y u: u e: e o: o a: a

Примеры: is «есть», совр. is; risan «подниматься», совр. rise; talu «рассказ», совр. tale.

Дифтонги также были долгими и краткими:

ie: ie eo: eo ea: ea

Примеры: уэсс. eald «старый», совр. old; ieldra «старейший», совр. elder.

Древнеанглийский вокализм сложился не сразу; он включает как исконно германские гласные, так и гласные, подвергшиеся комбинаторным изменениям (т.е. изменения под влиянием окружающих фонем) уже на английской почве.

Древнеанглийские гласные в основном общегерманского происхождения и имеют регулярные соответствия в других германских языках:

Краткие

Д.а. Готск. Дрвн.

/i/ /i/ /i/

fisc «рыба» fiscs fisc

/e/ /i/ /e/

stelan «красть» stilan stelan

Долгие

Д.а. Готск. Дрвн.

/i:/ /i:/ /i: /

lipan «странствовать» leipan lidan «страдать»

/u:/ /u:/ /u: /

tun «город» tun zun

Долгота гласных могла быть неисконной; она возникала как следствие так называемого ингвеонского выпадения носового. В ингвеонских диалектах носовой выпадал в позиции перед щелевым, а предшествующий ему гласный удлинялся.

Так, д.а. fif, совр. five;

gos, goose.

Как видно из приведенной схемы, гласные /i, e, u, o/ имеют по одному соответствию в готском в каждом случае. Это объясняется общегерманским преломлением.

Первым компонентом древнеанглийских дифтонгов всегда были гласные переднего ряда и всех трех ступеней подъема: высшей, средней и низшей. Второй компонент был скольжением назад, на той же ступени подъема, что и первый компонент.

Только долгие дифтонги были общегерманского происхождения. При сложении германской общности они были бифонемными (т.е. сочетанием фонем), а в дальнейшем превратились в однофонемные единицы.

Краткие дифтонги возникли в результате комбинаторных изменений на собственно английской почве. Дифтонг /ie/ был также результатом комбинаторного изменения -он возник как результат умлаута дифтонгов.

Соответствие долгих дифтонгов дифтонгам в других германских языках:

Д.а Готск. Дрвн.

/ea:/ /au:/ /ou: /

eac «также», «еще» auk «ибо» ouch «также»

/eo:/ /iu:/ /io: /

deop «глубокий» diups tiof

Дифтонги, как долгие, так и краткие, подверглись перегласовке перед /i/ или /j/ в последующем слоге одновременно с монофтонгами.

Результаты перегласавки:

/eo: /> /ie:/ liehtan< leohtjan «светить» от leoht «свет»

/eo/> /ie/ hierde< heordja «пастух» от heorde «стадо».

Дифтонги /ie/, /ie:/ в период письменности втягиваются в /i/, /i:/ или /y/, /y:/ и все три обозначения сосуществуют вместе. Видимо, это указывает на то, что /i/, /y/, /ie/ и /i: /, /y: /, /ie:/ сближаются; если еще нельзя их рассматривать как аллофоны единой фонемы (аллофоны, позиционно не обусловленные), то во всяком случае их развитие идет именно в этом направлении.

Фонема /?/, стоящая после гласного переднего ряда (следовательно, палатализованная), может вызывать изменение, сходное с перегласовкой на /i/; отличие, однако, в том, что несколько произносительных вариантов могут сосуществовать одновременно: neaht, nieht, niht «ночь», meaht, mieht, miht «мощь», leoht, lieht, liht «свет». Это действие /?/ на предыдущий гласный называется палатальным умлаутом.

При выпадении интервоквльных /?/,?/?`/ гласные, оказываясь рядом, стягивались в долгий дифтонг:

/i/+/a/> /eo:/ tihan > teon «обвинять»

/e/+/a/> /eo:/ sehan> seon «видеть»

/a/+/a/> /ea:/ slahan> slean «убить», «ударить»

Кроме того, долгие дифтонги могли возникать также в результате дифтонгизации после палатализованных согласных.

Краткие дифтонги не относятся к исконногерманским фонемам. Они возникли в древнеанглийском в дописьменный период и являются результатом комбинаторных изменений кратких монофтонгов.

Преломление кратких гласных /a/, /?/, /e/ называется дифтонгизация кратких гласных переднего ряда /e/ и /?/ - перед группами согласных, включающими плавные сонанты /r/, /l/, а также /h/; такая же дифтонгизация происходит перед сонантами и /h/ в конце слова.

В отличие от общегерманского преломления, дифтонгизация перед группами согласных называется древнеанглийским преломлением.

В этих позициях /?/ (исторически -общегерманское /a/) диытонгизируется в /ea/: earm «рука», совр. arm; eahta «восемь», совр. eight; eald «старый», совр. old.

Дифтонгизация краткого /e/ перед /l/ ограничена сочетаниями /i+h/: seolh «тюлень», совр. seal. Перед /r/ и /h/ в группах согласных и в конце слова дифтонгизация проходит без ограничений: eorl «вождь», совр. earl; heorte «сердце», совр. heart.

Преломление широко распространено в уэссекском диалекте; в англских же диалектах оно не обязательно и не имеет широкого охвата. В мерсийских текстах встречаются такие формы, как? hte «восемь», ald «старый», seh «видел» и т. п.

В конце древнеанглийского периода в уэссекском диалекте отмечаются нередко формы с монофтонгами на месте прежних дифтонгов.

Гласные переднего ряда /e/, /e: /, /?/, /?:/ в позиции после палатализованных /?`> j/, /k`/ дифтонгизируются. После аффрикаты /sk`/, которая всегда палатализована, дифтонгизации подвергаются не только гласные характерна только для уэссекского диалекта, в мерсийском мы находим, как правило, формы без дифтонгизации.

Хотя результаты этой дифтонгизации не дают иных дифтонгических фонем, чем преломление, соотношение дифтонга и исконного монофтонга иное: при преломлении первый компонент дифтонга совпадает с исконным гласным, а второй представляет собою скольжение в направлении заднего ряда, на том же уровне подъема; при дифтонгизации после палатализованных согласных первый компонент дифтонга обычно уже, чем исконный гласный: /e/> /ie/; /e: />/ie:/; /?/> /ea/; /a/> /ea/; /?: />/ea:/; /o/> /eo/; /o: />/eo:/. Многие лингвисты считают, что эта дифтонгизация представляет собою глайд от палатализованного согласного к гласному; существует также предположение, что диграфы -только графическое указание на палатализованность согласного. Однако имеются серьезные основания считать, что диграфы действительно обозначали дифтонги. Но, видимо, в тех случаях, когда после /sk`/ следовала гласная фонема заднего ряда, диграф обозначал палатализованность согласной фонемы или, может быть, глайд от палатализованной согласной к гласной фонеме, так что ударение падало на эту гласную заднего ряда. Так, современное звучание слова shoe /u:/ могло возникнуть только из среднеанглийского /o: /, которое идет из древнеанглийской формы sceoh с ударением на /o:/.

Примеры: мерс. C? ster «крепость», уэсс. ceaster; мерс. cald «холодный», уэсс. ceald. После /sk`/ в мерсийском гласные заднего ряда также обозначаются как диграфы; в уэссекском встречаются как монографемы, так и диграфы: scoh, sceoh.

Еще одним источником дифтонгов является дифтонгизация гласных переднего ряда в слоге, предшествующем исконному гласному заднего ряда. Это явление шире распространено в англских диалектах, чем в уэссекском. Примеры велярного умлаута: /a/> /ea/ caru, cearu «забота»; fela наряду с feola, где /e/ дифтонгизируется в /eo/; heofon «небо» из hefon.

До сих пор речь шла об ударных гласных. Необходимо, однако, остановиться на судьбе безударных, изменение которых во многом определило дальнейшие пути развития фонологической и морфологической систем языка.

Процесс редукции безударных гласных начался в германских языках еще в период германской общности и преобразовал не только безударные гласные, но и привел у падению согласных в конце слов. В древнеанглийском процесс редукции безударных, и в известных условиях ударных, гласных продолжался. В трехсложных словах долгий ударный гласный второго слога сократился; в двухсложных словах безударный гласный второго слога при прибавлении словоизменительного аффикса выпадал (синкопировался), если первый слог был долгим: deofol «дьявол», deofles. В среднеанглийском произошло дальнейшее изменение, касающееся гласных безударных слогов и имевшее огромное значение не только для фонематической структуры слов, но и для морфологического строя языка. Оно заключается в том, что все гласные безударных слогов редуцировались в /e/. Так, по крайней мере, этот гласный зафиксирован на письме; фактически же, очевидно, это был нейтральный гласный /?/. Так, caru «забота"> care; stanas «камни"> stones. Уже в конце среднеанглийского периода этот нейтральный гласный в абсолютном исходе слова мог подвергаться окончательной редукции, т. е. исчезать из произношения.

Еще в древнеанглийском /ie/, /ie:/ были взаимозаменяемы с /y/, /y:/ и /i/, /i:/. Дифтонг /ie/, /ie:/ выпадает из системы на грани древне- и среднеанглийского; во всяком случае, если он и встречается еще в среднеанглийском, это всего лишь графическое изображение /i/ или /i:/. Взаимозаменяемость этих трех фонем в древнеанглийском позволяет предположить, что уже тогда /ie/, /ie:/ находился в процессе дефонологизации, так как в любом слове этот дифтонг мог быть заменен /y/, /y:/ или /i/, /i: /: nieht, niht, nyht. В среднеанглийском дифтонг /ie/ окончательно исчез.

Хотя /y/, /y:/ и /i/, /i:/ также во многих случаях были взаимозаменяемы, есть и такие случаи, где взаимозаменяемости нет: fyllan «наполнить», cy «коровы». Это говорит о том, что в древнеанглийском /y/, /y:/ и /i/, /i:/ являются самостоятельными фонемами. Однако, уже в древнеанглийском начался процесс слияния переднеязычных лабиализованных с нелабиализованными. Этот процесс начался с слияния /?/с /e/ и /?:/ с /e:/. После выпадения из системы /?/, /?: /, единственными лабиализованными гласными переднего ряда оказались фонемы /y/, /y:/. Та взаимозаменяемость с /i/, /i: /, о которой говорилось выше, явилась реализацией начавшегося слияния /y/, /y:/ с нелабиализованными. Обе переднеязычные лабиализованные фонемы /?/, /?:/ и /y/, /y:/ сливаются с соответствующими нелабиализованными /e/, /e:/ и /i/, /i:/. Делабиализация /?/, /?:/ началась давно, эта фонема просуществовала очень недолго.

Кроме лабиализованных переднеязычных, изменились гласные нижнего подъема /?/ и /a:/. Краткая фонема /?/ слилась с /a/: p? t> that «это»; w? s> was «был». На юге и отчасти в западных диалектах мы находим написание e: pet, wes, thet; вероятно, это означает, что там сохранилась фонема /?/; а буква ? перестала употребляться в среднеанглийском.

Фонема /a:/ была, вероятно, сильно огубленной уже в древнеанглийском. На севере фонема /a:/ осталась без изменений: ср. шотландск. gae /gei/, литер. совр. go; hame /heim/, литер. совр. home.

Остальные монофтонги качественно не изменились.

Если описание языка в древнеанглийский период базируется на уэссекском, как на ведущем диалекте, то в среднеанглийском ведущее место занимает диалект Лондона, который обнаруживает южные черты до середины XIIIв., а в дальнейшем переориентируется на восточно-центральный.

Нетрудно заметить, что в результате слияния /a/ и /?/ нарушена симметрия кратких и долгих. Долгих теперь больше, чем кратких. Еще одним важным фактом является отсутствие в системе долгих гласной фонемы нижнего раствора /a:/.

Как долгие, Так и краткие дифтонги монофтонгизировались в раннеанглийском; /eo/, /eo:/ начали монофтонгизироваться уже в конце древнеанглийского. Фонемы /eo/, /eo:/ стянулись в /?/, /?:/ и затем делабиализовались, в соответствии с общим движением к делабиализации: deop> dep, совр. deep; seon> sen, совр. see. В юго-западном и западно-центральном диалектах в течение среднеанглийского периода сохранялась лабиализованная фонема /?: /, обозначавшаяся на письме диграфами eo, eu, oe. В конце XIVв. она также делабиализовалась в /e:/.

Фонема /ea: /, где первый компонент был более открытым, стянулась соответственно в /?: /, совпав с рефлексом секундарного /?: /: east> ?:st, совр. east; hleapan> l?:pen, совр. leap.

Сложнее проходила монофтонгизация /ea/. Краткий дифтонг /ea/, как правило, стягивался в /?/, которое затем переходило в /a/. Следует помнить, что в центральном диалекте (ранее мерсийском, т. е. англском) дифтонгизация была менее последовательно представлена, чем в уэссекском; недифтонгизированные формы имели /?/ или /a/.

Таким образом, в этих случаях /a/ было результатом или сохранения старой фонемы, или результатом слияния /?/ с /a/, или же, на уэссекской почве, результатом стяжения /ea/ в /?/ и затем его слияния /a/.

В уэссекском краткий дифтонг перед /?`/?и ??`/ и после палатализованных согласных в поздний период древнеанглийского (IX в.) стянулись в /e/: seah> seh «увидел», eahte> ehte «восемь». В дальнейшем эти стяженные формы в течение некоторого времени сосуществовали с формами, возникшими из монофтонгизации /ea/ в /?/, позднее /a/. Такая стяженная форма представлена в современном слове eight, где при вокализации /?`/ перед ним возник празвук /i/.

Стяжение коснулось и долгих дифтонгов: heah> heh «высокий».

Дифтонги, образованные от гласных заднего ряда после /sk/, стянулись во второй компонент: sceadu> shade, совр. shade; sceoh> shoh совр. shoe. Вероятно, в этом случае диграфы обозначали возникший глайд после палатализованной или уже ассибилированной фонемы.

Таким образом, вся система старых дифтонгов перестала существовать, слившись с монофтонгами.

Общегерманское ударение было, как в других древних индоевропейских языках, музыкальным (т.е. было сопряжено с высотой тона). Оно было свободным, т. е. могло падать на любой от начала слог, как в русском языке, где в принципе ударение может падать на любой слог; в каждом отдельном слове, разумеется, ударение закреплено.

В дальнейшем, после первого передвижения, ударение изменило свой характер и стало силовым, динамическим, т. е. связанным с интенсивностью артикуляции слога. Важно то, что, став динамическим, ударение закрепилось за корневым слогом. В английском это положение было в дальнейшем нарушено появлением в языке романских заимствований.

Гласные в словах, заимствованных из французского, присоединились к ближайшим по звучанию английским гласным. Ударение в двусложных словах, падавшее во французском на последний слог, часто переходило, по аналогии с английской моделью, на первый слог: фр. ri`viere -англ. `river; фр. fo`rest -англ. `forest. Но перенос не стал обязательным для всех слов французского происхождения: сравните совр. ap`pear, de`test, sup`pose и т. д. Таким образом, хотя система фонем в целом не испытала влияния французской системы, не считая дифтонга /oi/ и очень недолго просуществовавшего в заимствованных словах дифтонга /ui/, следы которого зафиксированы в написании fruit, ударение стало свободным под давлением французской системы.

Звуковой строй языка как видно из истории вокализма, во многих отношениях сильно изменился на протяжении известных нам исторических периодов. Общегерманские явления, изложенные выше, весьма важны для понимания дальнейшего развития системы фонем английского языка. Эти общегерманские явления не засвидетельствованы в письменности; они реконструируются путем сопоставления засвидетельствованных позднее в письменности форм различных древних германских языков.

Список использованной литературы.

1. Антипова А. М. Ритмическая система английской речи. М., 1984.

2. Борисова Л. В., Метлюк А. А. Теоретическая фонетика. Минск, 1980.

3. Зиндер Л. З. Общая фонетика. Л., 1979.

4. Иванова И. П., Чахоян Л. П., Беляева Т. М. История английского языка. Учебник. Хрестоматия. Словарь. С-Пб., 2001.

5. Ильиш Б. А. История английского языка. М., 1968.

6. Камышная Н. Г. Слогоделение в современном английском. М., 1972.

7. М орган Л. Г. Древнее общество. Пер. с англ. Л., 1934.

8. Реформаторский А. А. Введение в языковедение. М.: АСПЕКТ ПРЕСС, 2001.

9. Соколова М. А. Практическая фонетика английского языка. М.: ВЛАДОС, 2001.

10. Соколова М. А. Теоретическая фонетика английского языка. М.: ВЛАДОС, 2004.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой