Развитие тверских элит в постсоветский период

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Представленная работа посвящена теме «Развитие тверских политических элит в постсоветский период».

Актуальность темы исследования обусловлена той степенью влияния региональной политической элиты на социально — политические и социально — экономические процессы в границах субъекта федерации.

Об актуальности данной проблематики также свидетельствует частое обращение в последнее время к этой теме отечественных политологов См., напр.: Афанасьев М. Н. Правящие элиты и государственность посттоталитарной России. М. — Воронеж. 1996. — 224 с. Клочкова Л. Н. Региональная политическая элита // Право и политика: проблемы взаимосвязи: Тез. докл. и сообщ. участников науч. -теорет. конф. — Ростов н/Д, 1995. — С. 81−83. Куколев И. В. Трансформация политических элит в России // ОНС: Обществ. науки и современность. 1997. N 4. С. 82. В этой связи интересен тот факт, что во второй половине 2000-х наметился переход от исследования региональных политических элит как таковых, к изучению региональных элит: как субъектов формирования внутренней политики институтов власти в регионах; как основных акторов формирующих региональный политический режим и тем самым конструирующих политическую реальность в регионах. Элитологов также интересуют вопросы, связанные с тенденциями развития элит Понедельников А. В. Старостин А.М. Региональные административно-политические элиты России: прошлое, настоящее и будущее. Полис 2008 г. № 6. с. 86., степенью влияния на электоральные предпочтения граждан Кузнецов В. А. Мелешкина Е.Ю. Электорат провинциальной России: По материалам Самарской области. Полис 1999 г. № 3. с. 105., ролью в процессе демократизации регионов и т. д.

Особенности организации элитарных групп и специфика внутриэлитных процессов раскрыты в работах В. Гельмана. Основываясь на работах Сеймура Мартина Липсета и Стейна Роккана, в которых утверждалось, что после масштабных социальных трансформаций политический раскол общества «замораживается», и линии размежевания (труд и капитал, город и село и т. д.) определяют будущий партийный ландшафт, он предположил, что «замораживаемая» структура определяет дизайн не только партийных, но и других политических институтов и учреждений.

Иными словами, возникшая после 1993 года практика, носившая стихийный характер и построенная на неформальных контактах и личных договоренностях (например Президента Р Ф и глав регионов), далее институциализировалась в формах договоров между Российской Федерацией и ее субъектами. Возникшие в период острой политической борьбы институты надолго определяют характер существующей политической системы. Особенностью последней является доминирование исполнительной власти над представительной, сведение к минимуму роли партий, функции (выработка идеологии, подготовка кадров и т. д.), которые берут на себя различные группы политической элиты, состоящие из персональных команд политических лидеров и финансово-промышленных структур.

В 1994 г. когда особенно актуальными стали вопросы статусного неравенства национальных республик и «русских» областей, неравномерного развития регионов России в целом, отечественными специалистами были предприняты попытки типологизации региональных элит в зависимости от уровня развития промышленности, культурного и образовательного потенциала, темпов проведения реформ, приоритетов социальной и экономической политики региона. Лапина Н. Региональные элиты России. М.: 1997 Появились довольно удачные описания структур региональных элит, а отношения между исполнительной и представительной ветвями власти в субъектах РФ рассматривались как отражение на региональном уровне кризиса федеральной власти. См., напр.: Афанасьев М. Н. Правящие элиты и государственность посттоталитарной России. М.- Воронеж. 1996. — 224 с. Лапина Н. Российские экономические элиты и модели национального развития / ИНИОН РАН. — М., 1997. — 32 с.

До выборов президента в 1996 г. социологи исследовали по преимуществу «показательные» регионы, так называемые экспериментальные лаборатории, в которых проходила апробация инноваций, моделей активного вхождения в рынок. Магомедов А. К. Политическая элита Российской провинции. «МЭиМО», 1995, № 5, с. 72 — 79 Однако после выборов 1996 г. когда значительная часть российских регионов проголосовала против представителей существующей центральной власти, побудило аналитиков более пристально рассмотреть элиты регионов «красного пояса» См., напр.: Лапина Н. Региональные элиты России / ИНИОН РАН. М., 1997. — 63 с. Шубкин В. Н. Система образования и воспроизводство новых элит. Тюмень; М. 1994 №.3. С. 176. Барзилов С. И., Чернышев А. Г. Политическая структура современной российской провинции / Ин-т «Открытое о-во». — М.: Магистр, 1997. 31 с.

Несмотря на рост интереса к региональной проблематике многие особенности политических элит субъектов РФ остаются недостаточно изученными. Это обусловлено в первую очередь тем, что большинство изысканий, проводимых на базе отдельных регионов, исключают возможность сравнительных исследований. Те же работы, которые претендуют на сравнительный контекст, как правило, осуществляются без учета местной специфики, а в выборку включаются только 1 — 2 человека из числа первых лиц региона Петров Н. П. Политические элиты в центре и на местах. Российский монитор: архив современной политики. Вып. 5. М., ИНДЕМ, 1995.

Вызванная дефолтом 1998 г. социальная напряженность заставила ученых элитологов более детально изучить влияние региональных элит на социально-политическую стабильность в субъектах РФ Распопов Н. П. Социально-политическая стабильность региона — субъекта РФ. Полис. 1999 г № 3. И возможности влияния элиты на предпочтения электората Кузнецов В. А., Мелешкина Е. Ю. Электорат провинциальной России (по материалам Самарской области) Полис. 1999 г № 3.

К концу первого десятилетия становления Российской Федерации как демократического государства, ряд политологов обратились к теме исследования базовых принципов отправления власти региональными элитами, пытаясь понять, как глубоко демократические реформы повлияли на общество в целом и на элиты в частности Ашин Г. К. Основы политической элитологии // Преемственность региональной политической элиты (на примере Ростовской области). М. 1999 г.

Инициированная В. Путиным административная реформа, где ключевое место было отведено политической конструкции «вертикаль власти» и последующее изменение отношений центр — регион не могло не привлечь внимания отечественных политологов занимающихся проблемами регионального элитогенеза. Изучалось в частности субъективное отношение представителей региональной элиты по отношению к проводимым в стране реформам Чирикова А. Е. Вертикаль власти в оценках региональных элит: динамика перемен // Полис 2008 г. № 6..

В данный период было также реализовано несколько достаточно интересных по своей масштабности проектов. Среди них можно выделить такие как «Самые влиятельные люди России — 2000» Эксперт. № 38 от 9. 10. 2000 г. Были опрошены 1263 эксперта из 54 регионов. Вместе с тем уже в 2003—2004 годах был предпринят еще более всеохватывающий экспертный опрос, 1702 эксперта из 66 регионов. Целью данного проекта, под руководством О.В. Гаман-Голутвиной, было создание эмпирической основы для исследования, проведенного Институтом ситуационного анализа и новых технологий.

Участниками проекта была разработана методика, позволяющая сочетать позиционный, репутационный, десизионный подходы к изучению элит. В основу этой методики была положена шкала взаимосвязанных факторов влияния, открывающих доступ к принятию стратегических решений.

В качестве инструмента исследования процессов элитообразования в регионах и отчасти характера регионального развития в целом рассматривался рейтинг и экономического влияния. Содержательной целью данного проекта являлось выявление основных характеристик влиятельных групп российских регионов и определяющих тенденций их эволюции, в том числе и в контексте происходящих в федеральной политике изменений Гаман-Голутвина О. В. Политические элиты России: Вехи исторической эволюции. М.: «РОССПЭН», 2006. с. 378.

Таким образом, анализ степени изученности показывает, что направлений для исследования региональной элиты много и охватить весь спектр данной проблематики очень трудно. А фактическое отсутствие исследований посвященных тверским элитам определяет актуальность данной работы.

Объектом исследования выступает политическая элита Тверской области в постсоветский период.

Предметом исследования выступают процессы функционирования и развития тверских элит в постсоветский период.

Целью данного исследования является анализ развития тверских элит в советский и постсоветский период.

Для достижения поставленной цели намечено решение ряда задач:

— рассмотреть теоретико-методологические подходы к понятию политической элиты;

— дать краткую характеристику эволюции процессов элитообразования в СССР;

— исследовать процесс элитообразования в Тверской области в советский период;

— выявить характерные черты развития местных элит в постсоветский период.

— выделить этапы формирования тверских политических элит в постсоветский период и дать политологическое обоснование правомерности подобной периодизации;

— охарактеризовать структуру и механизмы формирования элитных групп в регионе;

При проведении исследования использовались следующие методы: исторический метод, институциональный метод, сравнительный метод, анализ вторичных данных, метод экспертных оценок.

Для определения объекта исследовании были использованы два подхода: позиционный и репутационный.

Практическая значимость работы состоит в том, что теоретический и эмпирический материал, касающийся данной проблемы, может быть использован в качестве основы для дальнейших исследований, а также в научной и педагогической работе и в курсах по политической элитологии и политической регионалистики. Комплекс источников, которые используются в работе, может выступать как материал для подготовки курсов и семинаров по следующим темам: «Политическая элитология: региональный аспект», «Политические элиты Тверской области».

1. Политическая элита: теоретико-методологический анализ

1. 1 «Политическая элита«: понятие, роль и функции в обществе

Во Всеобщей декларации прав человека подчеркивается: «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах». Однако в последующем оказывается, что каждый человек наделен способностями и талантами, склонностями и влечениями в самой разной степени. Узкий слой людей, наиболее удачно, эффективно выполняющих функции в своем обществе и решающих профессиональные задачи, стали называть элитой этого сообщества.

Слово «элита» в переводе с французского «elite» означает «лучшее», «отборное», «избранное». Начиная с XVII в., его начали употреблять применительно к «избранным людям», прежде всего высшей знати. В научный оборот он был введен в конце XIX — начале XX в. Прообразом элитистских теорий можно считать представления античных философов об аристократии как правлении лучших. Наиболее полно элитистское мировоззрение было сформулировано Платоном в его учении об идеальном государстве как правлении лучших — философов. В более поздние периоды значительный вклад в формирование и развитие элитизма внесли Н. Макиавелли, Т. Карлейль, О. Шопенгауэр, Ф. Ницше и др.

Существуют значительные разночтения в интерпретации термина элита, как в классической, так и в современной политической науке. Однако сколь существенно не расходились бы дефиниции этого феномена, общим знаменателем практически всех определений является представление об избранности определяемой этой категорией лиц, отличны лишь представления об идеальных принципах рекрутирования элиты, а также смысл и оттенок ценностного акцента: одни исследователи полагают, что подлинность элиты обусловлена знатностью происхождения, другие причисляют к этой категории наиболее состоятельных, третьи — наиболее одаренных: вхождение в элиту есть функция личных заслуг и достоинств. Г. К. Ашин отмечает, что в контексте культурологического и социально-философского подходов адекватным является последнее определение Ашин Г. К. Современные теории элиты: критический очерк. М.: Междунар. отношения, 1985. 256 с..

В современной политической науке преобладает функциональный подход (элита есть категория лиц, осуществляющих управление обществом).

Существование политической элиты объясняется целым рядом факторов: психологическим и социальным неравенством людей, законом разделения труда, политической пассивностью значительной части населения.

Как отмечает О. В Гаман-Голутвина: «Следует принять во внимание, что элита не есть арифметическая сумма лиц, в той или иной мере влияющих на выработку позиций по ключевым вопросам. Это — социальная общность (хотя и гетерогенная), объединенная близостью установок, стереотипов и норм поведения, обладающая единством — порой относительным — разделяемых ценностей» Гаман-Голутвина О. В. Указ. соч. с. 24. При этом стандарты поведения реальные и декларируемые могут весьма существенно различаться. Степень внутренней сплоченности элиты зависит от степени ее социальной и национальной однородности, доминирующих моделей рекрутирования, преобладающего стиля политического лидерства и т. д. Представления о внутренней интегрированности элиты не противоречат положению о возможности плюралистической организации элит: сколь бы значительным ни было число элитарных группировок в обществе, каждая из них обладает в большей или меньшей степени внутренней сплоченностью.

Очевидно, что используемые политической элитой ресурсы многообразны и не обязательно имеют характер политических. Для характеристики ресурсного потенциала политических элит целесообразно использование предложенной П. Бурдье Бурдье П. Социология политики. М.: «Социологос», 1993. с. 42. концепции многомерного социального пространства, в рамках которого функционируют индивиды, обладающие различными видами капиталов. Различные типы капитала приобретают характер политического в случае использования для оказания влияния на процесс принятия решений.

Таким образом, политическую элиту можно определить как внутренне сплоченную социальную общность, являющуюся субъектом принятия важнейших стратегических решений и обладающую необходимым для этого ресурсным потенциалом. Для современного общества характерна разносторонняя, внутренне дифференцированная, но интегрированная политическая элита.

В полном соответствии с занимаемым ею местом в общественной жизни политическая элита выполняет ряд важнейших функций и задач.

Прежде всего, к ее социальным задачам относятся принятие и контроль за реализацией решений, раскрывающие ее центральную роль в управлении государством и обществом. В число основных функций включается также формирование и представление (презентация) групповых интересов различных слоев населения. Следует указать и на необходимость продуцирования элитой разнообразных политических ценностей, способных превращать население в активных участников политических перераспределительных процессов в сфере власти. Формируя различные идеологии, мифы или социальные проекты, политическая элита пытается мобилизовать граждан, взять под контроль их энергию для решения необходимых общественных задач.

Главным условием эффективности осуществления политической элитой ее главных функций является обладание ею всеми возможными в конкретном обществе способами управления и власти.

Системы отбора в элиту. Социальная результативность политической элиты в значительной степени зависит от её качественного состава, профессиональной компетентности. Профессионализм элиты во многом определяется системой отбора. Этому процессу в большинстве стран уделяется особое внимание. Обычно выделяют две основные системы рекрутирования элит: гильдий и антрепренерскую.

Система гильдий отличается, прежде всего, закрытостью. Отбор кандидатов на более высокие посты осуществляется из низших слоев самой элиты очень узким кругом руководящих работников. Характерно для этой системы медленное продвижение кандидата на высшие должности, что обусловлено наличием множества формальных требований к претенденту. Это приводит к воспроизводству существующего типа элиты. Без дополнения конкурентными механизмами система гильдий может привести к постепенной дегенерации элиты.

Одним из вариантов системы гильдий является номенклатурная система рекрутирования. Первоначально она сложилась в СССР, а затем получила распространение в других социалистических странах. Её главная особенность заключается в том, что назначение руководителей практически любого уровня осуществлялось только с согласия соответствующих партийных органов. В СССР номенклатура представляла относительно замкнутую группу, сосредоточившую в своих руках политическую власть. Закрытый характер номенклатурной системы обусловил во многом деградацию советской политической элиты.

Антрепренерская система отличается, прежде всего, открытостью. Теоретически она дает возможность представителям любых общественных групп претендовать на места в политических структурах, так как ориентирована на личностные качества кандидата. В этом отношении антрепренерская система предоставляет широкие возможности молодым лидерам и нововведениям. Ограниченное число формальных требований к претендентам, широкий круг электората обеспечивают высокую степень конкурентности отбора в элиту. Антрепренерская система лучше приспособлена к современным реалиям.

Современные политические элиты, как правило, имеют сложную структуру и заметно различаются в разных странах. По этой причине существуют разнообразные классификации политической элиты.

В классической и современной политической науке преобладающий принцип рекрутирования является одним из наиболее значимых оснований типологизации элит. Одна из возможных типологизаций предложена А. Шопенгауэром: «…На свете существуют три аристократии: 1) аристократия рождения и ранга; 2) денежная аристократия; 3) аристократия ума и таланта. Последняя и есть собственно самая главная и именитая» Шопенгауэр А. Афоризмы и максимы. Л.: Изд-во ЛГУ. 1991 г. К. Манхейм выделял три принципа — отбор по крови, по принципу владения и по достигнутому успеху Манхейм К. Человек и общество в эпоху преобразований. Диагноз нашего времени. Юрист, 1994 г. с. 317.

Другим критерием типологизации может выступать обладание государственной властью. Непосредственно обладающая государственной властью, называется правящей. Ей противостоит оппозиционная или контрэлита. В зависимости от характера рекрутирования элиту подразделяют на открытую и закрытую. Открытая элита может пополняться представителями разных слоев населения. В закрытую элиту доступ не возможен для представителей других социальных групп.

П. Шаран Шаран П. Сравнительная политология: [В 2 т. ]: Пер. с англ. / П. Шаран, 216 с. выделил традиционную и современную элиту. В традиционную элиту входят религиозные элиты, аристократия, военное руководство развивающихся стран. Современную элиту он характеризует как рациональную. Она состоит из четырех групп.

Высшая элита принимает все важнейшие в обществе решения. В её состав ходит высшее руководство страны и их ближайшее окружение. Принято считать, что в западных странах на каждый миллион жителей приходится примерно 50 представителей высшей элиты.

В среднюю элиту включают лиц, характеризующихся тремя признаками — уровнем дохода, профессиональным статусом, образованием. Эта часть элиты составляет примерно 5% взрослого населения. Группы, у которых отсутствует один из трех показателей, образуют маргинальную элиту.

Высший слой государственных служащих составляет административную элиту. Административная элита осуществляет исполнительные функции.

1.2 Теории элит

политический элита тверской постсоветский

Для современной политической науки характерно признание элитарности существующего общества. Реальная политическая власть сосредоточена в руках меньшинства — элиты, формирующей цели развития общества и принимающей важные политические решения.

Идеи политического элитизма, согласно которым функцию управления обществом должны выполнять избранные, лучшие из лучших, аристократы, появились еще в глубокой древности. Наиболее четко эти идеи прослеживаются в работах Конфуция, Платона, Макиавелли, Карлейля, Ницше. Но серьезного социологического обоснования эти идеи не получили. Как определенная система взглядов элитарные теории были сформулированы в конце XIX — начале ХХ века в работах итальянских мыслителей Гаэтано Моска (1858−1941), Вильфреда Парето (1848−1923) и немецкого социолога Роберта Михельса (1878−1936).

Теория элит Г. Моски. Г. Моска в работе «Правящий класс» утверждал, что во всех обществах существуют два класса: класс управляющих (элита) и класс управляемых. Правящий класс является малочисленным, он монополизирует власть и осуществляет управленческие функции. Господство меньшинства предопределено тем, что это господство организованного меньшинства над инертным, неорганизованным большинством.

Правящий класс стремится упрочить свое господство, используя свои знания и опыт в сфере государственного управления, военную силу, священнический статус, распространяя и поддерживая в обществе ту идеологию, которая способствует легитимации его власти. Вхождение в состав правящего класса, по мнению Г. Моски, обусловлено следующими критериями: способностью к управлению другими людьми (организаторская способность), а также интеллектуальным, моральным и материальным превосходством. Правящий класс постепенно обновляется Моска Г. Правящий класс // Социологические исследования. 1994. № 10. С. 67.

Существуют две тенденции в его развитии. Аристократическая тенденция проявляется в стремлении передать власть наследникам или ближайшим соратникам, что постепенно приводит к вырождению элиты. Демократическая тенденция реализуется посредством включения в состав правящего класса лучших представителей из класса управляемых, что предотвращает дегенерацию элиты. Оптимальное сочетание этих двух тенденций наиболее желательно для общества, т. к. позволит обеспечить преемственность и стабильность в руководстве страной и качественное обновление правящего класса.

Теория «циркуляции элит» В. Парето. В. Парето, введший в политическую науку термин «элита», так же, как и Моска, считал, что все общества делятся на управляющих (элиту) и управляемых. В элите он выделял два главных типа, последовательно сменяющих друг друга: элиту «львов» и элиту «лис». Для «львов» характерно использование силовых методов правления, консерватизм. «Лисы» предпочитают поддерживать свою власть пропагандой, они мастера политико-финансовых комбинаций, обмана, хитрости, изворотливости. Правление «лис» эффективно, когда политическая система неустойчива, когда требуются новаторы, комбинаторы. Но «лисы» не способны применять насилие, когда оно необходимо. Тогда им на смену приходит элита «львов», которая готова действовать решительно. Постоянная смена одной элиты другой обусловлена социальной динамикой общества. Каждый тип элиты обладает определенным преимуществом, которое постепенно перестает соответствовать потребностям руководства обществом. Поэтому обеспечение равновесия социальной и политической системы требует постоянной замены одной элиты другой Парето В. Избранное. 1999. стр 89.

Парето выделял также правящую и неправящую элиты. Представители, входящие в состав потенциальной элиты (контрэлиты), наделены характерными для элиты качествами, но не обладают властью из-за своего социального статуса. Со временем правящая элита начинает вырождаться и неэффективно управлять обществом, тогда активизируется контрэлита, претендующая на власть. Но чтобы прийти к власти, ей необходима поддержка масс, которые она побуждает к активным действиям и с помощью которых свергает правящую элиту. Очередная правящая элита со временем также утратит свои выдающиеся качества, придет в упадок и будет отстранена от власти новой контрэлитой Там же. Через некоторое время процесс «циркуляции элит» повторится вновь и вновь. Парето считал, что постоянная смена и циркуляция элит позволяет понять историческое движение общества, которое предстает как история постоянной смены аристократий: их возвышений, властвования, упадка и замены новым правящим привилегированным меньшинством. Поэтому революции, с точки зрения Парето, — лишь борьба элит, смена правящей и потенциальной элиты.

«Железный закон олигархичеких тенденций» Р. Михельса. Р. Михельс исследовал социальные механизмы, порождающие элитарность общества, и пришел к выводу, что сама организация общества требует элитарности и закономерно воспроизводит ее. В обществе действует «железный закон олигархических тенденций». Его суть состоит в том, что развитие общества сопровождается формированием крупных организаций. Руководство такими организациями не может осуществляться всеми ее членами. Для эффективного функционирования организациям (в том числе и политическим партиям) требуется создание системы иерархически организованного управления, которое приводит в конечном счете к концентрации власти в руках правящего ядра и аппарата. Происходит, таким образом, образование правящей элиты. Правящая элита обладает преимуществами перед рядовыми членами: она в большей степени обладает навыками политической борьбы, имеет превосходство в знании и информации, осуществляет контроль над формальными средствами коммуникации. Рядовые члены организации недостаточно компетентны, информированы и зачастую пассивны Михельс. Р. Социология политических партий в условиях демократии. Диалог, 1991, № 3, с. 44.

Правящая элита постепенно выходит из-под контроля своих рядовых членов, отрывается от них и подчиняет политику собственным интересам, заботясь о сохранении своего привилегированного положения. В результате любой, даже демократической организацией, реально правит олигархическая группа, члены которой не уступают свою власть массам, передавая ее другим лидерам. Во всех партиях независимо от их типа «демократия ведет к олигархизации». Это закономерность развития политической организации. Олигархизация означает, что власть в организации концентрируется в руках руководящего аппарата, происходит снижение роли рядовых членов организации в принятии решений.

Увеличивается разница между интересами и идейной позицией руководителей и членов партий с преобладанием интересов руководящего звена. По существу, Михельс сформулировал одну из первых концепций бюрократизации правящей элиты.

Современные концепции элитаризма

Классические теории элит послужили основой для формирования современных концепций элитаризма. Во второй половине ХХ века сложились различные подходы к изучению проблемы элитарности общества, ведущими среди которых являются макиавеллистский, ценностный, структурно-функциональный и либеральный.

Макиавеллистский подход. Основы макиавеллистского подхода заложены в работах Г. Моска и В. Парето. Для представителей данного подхода (Дж. Бернхэм Бернхем Дж. Менеджериальная революция. М. :2001г. с. 124.) характерно представление об элите как о властвующем привилегированном меньшинстве, обладающем выдающимися качествами и способностями к управлению во всех сферах жизни общества и в первую очередь в политике и экономике. Главной функцией элиты признается ее управленческая, административная функция, определяющая ее руководящее, господствующее положение в обществе по отношению к пассивному, нетворческому большинству населения. Формирование и смена элит происходит в ходе борьбы за власть. При этом внимание на нравственных качествах представителей элиты и моральных аспектах ее борьбы за власть не акцентируется.

Ценностный подход. В ценностном подходе (Ортега-и-Гассет, Н. Бердяев Бердяев Н. А Избранное.М., 1997 г. с. 29.) элита рассматривается не только как организованное управляющее меньшинство, но и как наиболее ценный элемент социальной системы, обладающий высокими способностями и показателями в важнейших сферах государственной деятельности, заботящийся в первую очередь об общем благе. Элита — это наиболее творческая и продуктивная часть общества, обладающая высокими интеллектуальными и нравственными качествами. Взаимоотношения между элитой и массой приобретают характер управления, базирующегося на заслуженном авторитете власть имущих. Формирование элиты происходит вследствие естественного отбора обществом наиболее ценных представителей.

Структурно-функциональный подход. Для структурно-функционального подхода (Г. Лассуэлл, С. Липсет Липсет, С. М. // Апология. 2005 г. № 5. с. 86.) типично выделение в качестве главного признака элиты ее социального статуса в системе властных структур. В состав элиты входят индивиды, обладающие высоким социальным положением в обществе, занимающие ключевые командные позиции в важнейших институтах и организациях общества (экономических, политических, военных), осуществляющие наиболее важные управленческие функции в обществе, оказывающие определяющее влияние на выработку и принятие важнейших для общества решений. Г. Лассуэлл, в частности, считал, что основную роль в разработке и принятии политических решений играет интеллектуальное знание. Поэтому к политической элите он относил тех, кто обладает этим знанием и имеет наибольший престиж и статус в обществе.

Либеральный подход. Либеральный подход к элитарности общества (Й. Шумпетер Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия: пер. с англ. М.: Экономика, 1995. 540 с., Ч. Миллс Миллс Р. Властвующая элита. М. 1959. с. 62.) отличает демократичность и отрицание ряда жестких установок классических теорий элит. Демократия трактуется в данном подходе как конкуренция между потенциальными руководителями за доверие избирателей. Таким образом, демократия не означает отсутствие страты элиты, она характеризуется новым способом рекрутирования и новым самосознанием элиты. Элита рассматривается как властвующее меньшинство, занимающее в государственных и экономических институтах общества стратегические позиции и оказывающее значительное влияние на жизнь большинства людей.

2. Особенности процесса элитообразования в советский период

2. 1 Эволюция модели элитообразования в CCCP

Формирование и структурирование политической элиты в Советском Союзе обладало своей спецификой. В этой связи мне бы хотелось, прежде всего, выделить этапы ее формирования, соответствующие историческим реалиям:

I этап — ленинский — хронологически с октября 1917 года по 1929 год: на этом этапе политическая элита рекрутировалась из различных социальных групп, главным образом рабочих и интеллигенции, отчасти крестьян, ремесленников и т. д. Характеризовалась относительной открытостью.

Согласно сложившемуся в политологической литературе последнего времени критерию конкретные очертания элитного слоя обозначены принадлежностью к составу ЦК РКП (б) — ВКП (б) — КПСС, в который входили высшие руководители центральных, отраслевых и региональных органов власти Необходимо отметить, что в советское время сам термин «элита» не признавался отечественными обществоведами, как противоречивший марксистско-ленинскому учению.

Основанием внутриэлитной дифференциации выступает объем и масштаб властных полномочий; в рамках «податных» слоев советского образца основанием дифференциации являлись уровень образования и квалификации, содержание труда и различие в доходах. Принципиально важно подчеркнуть, что уровень образования и квалификации — один из важнейших критериев дифференциации в советском обществе — являлся, по сути, меритократическим.

С моей точки зрения, специфика процессов элитообразования в раннесоветский период обусловлена характером и условиями решения ключевой задачи страны — осуществления индустриальной модернизации, реализация которой происходила в условиях дефицита практически всех значимых для развития ресурсов. Это обусловило в качестве приоритетного принципа элитообразования требование максимальной эффективности элиты в качестве субъекта модернизации.

Формирование первого советского правительства, состав которого был фактически назначен II Всероссийским съездом Советов, было отмечено отходом от принципа выборности. В дальнейшем в аппарате ЦК РКП (б) была создана специальная структура, осуществлявшая «подбор и расстановку кадров» — Оргинструкторский и Учетно-распределительный отделы, объединенные в 1923 г. в Орграспредотдел, ставший важнейшей структурой аппарата ЦК партии и традиционно возглавлявшийся влиятельными лицами в составе высшего руководства (в разное время этим отделом заведовали В. Молотов, Л. Каганович, Г. Маленков) Павлюченков С. А. «Орден меченосцев». Партия и власть после революции 1917 — 1929. М. 2008. С. 224. И если Оргбюро и комиссии ЦК, готовившие проекты решений ЦК по кадровым вопросам, выступали в качестве механизма ротации высшего эшелона управления, то Орграспредотдел стал механизмом ротации управленцев среднего уровня. Практика номенклатурного назначенчества в противовес выборности была легитимирована на XII съезде РКП (б) в 1923 г. в виде специальной резолюции «По организационному вопросу», конституировавшей этот принцип в качестве приоритетного при замещении вакансий во всех отраслях управления. В развитие решений съезда в течение 1923 г. был принят ряд постановлений, ставших по существу нормативными документами номенклатурной практики рекрутирования и ротации управленческого аппарата высшего и среднего Коржихина Т., Фигатнер Ю. Советская номенклатура: становление, механизмы действия // Вопросы истории. 1993 г. № 7..

Необходимость централизации власти была вызвана рядом внешних и внутренних обстоятельств, среди них такие как: утрата к 1920 г. в результате мировой и гражданской войн четверти национального богатства, беспрецедентная разруха, катастрофическое падение, территориальные потери, дефицит практически всех базовых ресурсов, внешнеполитическая изоляция, колоссальные демографические потери: по экспертным оценкам, человеческие потери в 1917—1922 гг. составили 23−26 млн. человек; население Москвы по сравнению с дореволюционным уменьшилось в два раза, Петрограда — почти в три раза. Таким образом, сложилась классическая ситуация осажденного лагеря, что, кстати, отмечается многими исследователями: «Советскую Россию можно было уподобить острову, на который со всех сторон обрушивались волны, грозя совсем затопить его» Боффа Дж. История Советского Союза. // Международные отношения. М.: 1994. Т. 2. с. 211.

Однако, несмотря на жесткие параметры сложившейся в первые годы советского правления политической системы, номенклатура «первого призыва» была весьма неэффективной. Характерными чертами функционирования новой политической элиты в первые послереволюционные годы стали приобретшая колоссальный масштаб бюрократизация быстро разраставшегося партийного и государственного аппаратов, неуклонное подминание центральными партийными органами госструктур и постепенная подмена аппаратом ЦК местных партийных органов.

Следует также отметить закрытый характер элитного рекрутирования и низкий темп элитной ротации Состав Ц К в 1927 г. состоял на 93% из числа большевиков вступивших в партию до Октября 1917 г., численность которых составляла 1%., что было важным фактором снижения эффективности управления в условиях мобилизационного развития.

II этап — сталинский хронологически 1927-1956 годы. Формирование проходило из самой политической элиты, в значительной степени, совпадающей с бюрократией. Характеризуется закрытостью.

Ситуация внутреннего и внешнего кризиса 1927−28-х гг. вынудила руководство в лице Сталина на практике реализовать модель форсированной модернизации, что неоднократно подчеркивалось оппозицией — и правой, и левой. В «Преданной революции» Троцкий Л. Д. Преданная революция. М. 1997. с. 168. Троцкий писал, что тактика коллективизации и индустриализации заимствована у левой оппозиции, а Бухарин называл Сталина неотроцкистом.

«Был ли переход к форсированной модернизации продиктован глубиной кризиса, представляя собой наиболее эффективный выход из ситуации, или он был продуктом грубого произвола? Важность ответа на этот вопрос обусловлена тем, что именно в рамках сформировавшейся в период с конца 1920-х до конца 1930-х гг. политической системы окончательно сложилась модель элитообразования, просуществовавшая до 1991 г.» Гаман-Голутвина О.В. с. 156. Если формирование жесткой политической системы мобилизационного типа в 1920−30-е гг. было объективно обусловлено, то следует признать, что доминировавшая в СССР номенклатурно-бюрократическая модель процесса элитообразования, по существу априорно присущая мобилизационному развитию, является неизбежным следствием избранной модели развития.

В этом случае иерархически организованная, с жестко вертикальным подчинением верховной власти, строго централизованная и даже милитаризованная элита, формирование которой происходит по принципу «привилегии за службу» и способом ротации которой является чистка, предстает в качестве неотъемлемого элемента модели.

Очевидно, что реализация концепции форсированной модернизации требовала соответствующей системы власти и рекрутирования элиты, способной реализовать этот курс. В области элитообразования смысл осуществленного Сталиным политического переворота заключался в создании системы рекрутирования элиты мобилизационного типа, выступающей элементом соответствующей политической системы. Первые разработки концепции политической системы подобного типа можно отнести к началу 1920-х гг.: в 1921 г. Сталиным была написана представлявшая конспект более обширной брошюры заметка «О политической стратегии и тактике», опубликованная лишь в 1947 г. и вошедшая в собрание сочинений Сталина Сталин И. Соч.: В 13 т. М., 1946−1951. Т. 9. с. 136.

Основные положения этой концепции на языке современной политологии: монопольная организация власти (однопартийная система); всеобъемлющее использование мобилизационных механизмов управления, при котором институты и структуры гражданского общества полностью поглощены государством и превращены в инструменты мобилизации (общественные организации — комсомол, профсоюзы и т. п., система образования, СМИ и т. д. — «приводные ремни» государства); приоритет аппарата власти над выборными органами; милитаризация государственного управления и его ключевого элемента — политической элиты («партии» в терминологии Сталина); строго иерархическая организация политической элиты с жесткой монолитной системой внутренней организации; особая роль качеств управленческой элиты и способности высшего эшелона управления создать эффективно работающий слой региональных и отраслевых руководителей (200−300 человек) и их оптимальное размещение на стратегически важных постах; высокая степень идеологизации политической элиты и политической системы в целом.

Анализ сталинских преобразований показывает, что ротация элитного слоя была приоритетной целью этих преобразований. Г. Федотов констатировал, что в этом отношении эволюция сталинизма подтверждает опыт всех «великих» революций — «главный смысл их состоит в смене правящего слоя; образование новой аристократии означает объективное завершение революции» Федотов Г. Судьба и грехи России. Избранные статьи по философии русской истории и культуры. Т. 1−2. СПб. София, 1992. с. 94. А перманентная чистка элиты рассматривалась Сталиным как условие эффективности деятельности последней в условия мобилизационного развития.

III этап хрущевский хронологически 1956-1964 годы. Политическая элита и бюрократия формируются из всех главных слоев советского общества характеризуется приоткрытостью.

Импульсом первой попытки трансформации мобилизационной модели развития послужил политический кризис, вызванный смертью И. Сталина. Характерной чертой этой попытки, связанной с именем Н. Хрущева, был ее преимущественно внешний характер — либерализация режима без изменения его «несущих конструкций» и ключевых принципов. В равной степени это относится и к трансформации механизмов элитообразования и элитной ротации. Это обстоятельство традиционно вменяется в вину Хрущеву как результат непоследовательности его политики реформ, как следствие его попыток «перепрыгнуть пропасть в два прыжка» (У. Черчилль).

Между тем, характер политической системы и соответствующая ей модель элитообразования предопределены типом развития общества. О.В. Гаман-Голутвина отмечает: «следует отметить, что вместе со Сталиным не ушли в небытие обстоятельства, актуализировавшие необходимость использования мобилизационных механизмов развития (а значит, не ушла и потребность в соответствующей этому типу развития модели элитообразования)» Гаман-Голутвина О. В. Указ. соч. с. 168.

Поверхностный характер осуществленных Хрущевым преобразований тем более очевиден, что потребность реформации системы власти была непосредственным порождением самой мобилизационной политической организации.

Свидетельством падения позиций Хрущева в среде политического руководства стал тот факт, что только один из членов ЦК — секретарь ЦК К П Украины О. Иващенко — предприняла попытку предупредить Хрущева о заговоре, тогда как о нем знал практически весь состав ЦК КПСС. Однако никто из информированных высокопоставленных лиц не счел нужным предупредить Хрущева.

Причиной столь солидарного бунта выдвиженцев против патрона стало стремление Хрущева возложить ответственность за результаты собственного некомпетентного руководства на исполнителей его воли, а также его крайне непоследовательная кадровая политика: настоящая кадровая чехарда и перетряски в среде собственных выдвиженцев. Наиболее наглядно это проявилось в руководстве сельским хозяйством. Известно, что эта отрасль была сферой монопольного руководства Хрущева. Часто бывая в разъездах по стране, он диктовал председателям колхозов и совхозов что, как и когда сеять и убирать. Между тем за время правления Хрущев сменил пять министров сельского хозяйства, каждый раз снимая очередного выдвиженца как не справившегося со своими обязанностями.

В этой связи очевидно, что бунт номенклатуры не был случайностью: парадоксальным образом правление Хрущева не ослабило, а усилило позиции высшего управленческого аппарата, так что фигура пришедшего ему на смену Л. Брежнева показалась предпочтительной именно вследствие известной склонности Брежнева к компромиссам и его репутации гибкого, не склонного к жестким методам управления руководителя.

Таким образом, пришедший к власти как выразитель стремления правящего слоя в стабилизации своего положения, Хрущев пал, как только бесконечные кадровые перетряски убедили номенклатуру, что покоя нет. Как только номенклатура почувствовала риск — она убрала его. Желанной была стабильность.

IV этап — брежневский — 1964-1985 годы. Характеризуется схлопыванием политической элиты и бюрократии и превращением ее в полностью закрытую.

«В сущности, Брежнев стал выразителем интересов и настроений партийно-государственного аппарата, он возвратил ему многие утраченные ранее привилегии, повысил оклады и ничем не ограничивал власть местных руководителей и руководителей республик» Медведев Р. А Связь времен. Трудная весна 1918 г. Ставрополь, 1992. с. 211.

Брежнев стал по существу «диспетчером» усложнившегося внутриэлитного взаимодействия, в котором в качестве влиятельных акторов на политическую сцену вышли группы интересов и местнические клиентелы. Ослабление власти лица, призванного выступать субъектом артикуляции государственных интересов, естественным образом расшатывало механизм консолидации общенациональных интересов, способствовало дроблению высшего эшелона политической элиты и усилению позиций субэлитных структур — отраслевых и ведомственных.

Таким образом, анализ процесса трансформации мобилизационной модели элитообразования в 1960−80-е гг. показывает, что произошел отход от важнейших принципов элитообразования мобилизационного типа: качество элитного слоя ухудшилось вследствие практики «стабильности кадров», что означало отказ от открытого характера элитной ротации на основе меритократического принципа элитного рекрутирования; антикорпоративистской установке верховной власти пришла на смену терпимость к образованию субэлитных структур различного характера; правящий слой из предельно мобилизованного и относительно гомогенного образования постепенно эволюционировал в сторону предельной неоднородности вследствие постепенного укрепления групповых интересов. Однако материнская номенклатурная оболочка оставалась пока прочной. К этому этапу эволюции отечественных политических элит представляется применимой характеристика особенностей структуры советской элиты Яношем-Корнай. Он констатировал, что власть в условиях социалистической системы не является монолитной. «Внутри нее присутствуют группы и конфликты. Тем не менее, структура власти в этой системе является нерасчлененной и тотальной».

Таким образом, двадцатилетие «застойного» периода отнюдь не было застоем в области эволюции модели элитообразования. Этот период характеризовался интенсивным процессом институционализации субэлитных структур.

V этап — горбачевский — 1985-1991 годы. Характеризуется относительной открытостью и формированием из разных социальных групп.

Пришедшая на смену периоду застоя перестройка по существу означала дальнейшее размывание материнской номенклатурной оболочки. Этот процесс набирал силу и к концу 1980-х гг. приобрел поистине революционный характер. «Перестройка стала настоящей революцией элит. Именно элита чувствовала себя обделенной властью и деньгами. Не случайно удельный вес голосовавших за кандидатуру Б. Ельцина в противовес поддерживаемому властью кандидата на выборах 1989 г. был максимальным в элитных домах Совмина и ЦК КПСС: там за Б. Ельцина проголосовали 80−90 процентов принявших участие в голосовании» Гаман-Голутвина О. В. Указ. соч. с. 235.

Таким образом, в первый период перестройки технология «конструирования» элиты не претерпела значительных изменений по сравнению с предшествовавшими периодами российской истории: верховная власть энергично «чистит» правящий класс, а государство в лице КПСС в спешном порядке создает слой, способный, по его мнению, стать локомотивом модернизации. Таким образом, эта попытка модернизации, как и предшествовавшие, была инициирована и осуществлена государством: либеральная оппозиция конца 1980-х гг. как глашатай ценностей гражданского общества создавалась не диссидентами, а либеральным крылом ЦК КПСС: «независимая журналистика» взошла по указанию «сверху».

Важную роль в дальнейшей институционаализации групп интересов сыграли Закон о государственном предприятии (1987 г.) и Закон о кооперации (1988 г.), давшие импульс процессу приватизации. Важным этапом этого процесса стала XIX партконференция (1988 г.), объявившая, что целью реформ является эффективность механизма «свободного формирования и выражения интересов и волеизъявления всех классов и социальных групп согласование и реализация этих интересов во внутренней и внешней политике государства» Горбачев М. С. Доклад на XIX всесоюзной конференции КПСС. М., 1988. с 40. Это означало, что интересы как экономическая категория не просто легализовались, но превращались в приоритетный механизм управления, а субъекты интересов становились главным политическим актором.

Партийные органы в общем объеме соотношения сил проигрывали по численности и по распоряжению реальными ресурсами. По мнению Н. Косолапова Косолапов Н. А. Политико-психологический анализ социально-территориальных систем. — М.: Аспект Пресс, 1994. С. 147., к началу реформ соотношение партийной, силовой и хозяйственной элит было как 1: 10:100. Роль «номенклатуры в номенклатуре», партийной элиты по отношению к государственной, военной, представительной, хозяйственной начала ослабевать. Обладая правом назначения и снятия с любых должностей, партийные органы в условиях плановой экономики, относительного роста благосостояния людей, отсутствия экстремальных ситуаций (военной мобилизации) все больше и больше вынуждены были торговаться с хозяйственниками (руководителями предприятий, министерствами, ведомствами, расположенными на их территории). Последние контролировали вполне весомые экономические ресурсы и через неформальные каналы образовывали вполне реальные альтернативные системы власти.

Однако все происшедшее в период перестройки выглядит вполне логичным, если учесть, что политическая элита перестройки — это элита «второго этапа» своей эволюции, для которой главной интенцией становится инстинкт наследования. Поэтому конверсия власти в собственность, а точнее, слияние власти с собственностью, и стало основным побудительным мотивом перестроечной элиты в условиях слабости верховной власти.

В качестве главной предпосылкой трансформации модели элитообразования, О.В. Гаман-Голутвина выделяет: — «неуклонное снижение потребности в мобилизационных методах развития, формирование предпосылок для перехода к органическому, эволюционному, экономико-центричному типу развития. Факторами этого процесса стало обретение экономической мощи, сопоставимой по ряду показателей (среди которых, впрочем, отсутствовали качественные) с наиболее развитыми государствами, достижение военно-стратегического паритета с США и т. п.» Гаман-Голутвина О. В. Указ. соч. с. 237.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой