Протекание психологических процессов у человека

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1. Общая характеристика эмоций и эмоциональных состояний

1.1 Эмоции и потребности

1. 2 Эмоции и переживания личности

1. 3 Виды и проявление эмоциональных переживаний

Глава 2. Понятие и значение эмоциональных состояний для юридической практики

2. 1 Понятие и виды юридически значимых эмоциональных состояний

2. 2 Психологическая экспертиза эмоциональных состояний

Заключение

Список литературы

Введение

Актуальность исследования определяется тем, что установление истины по уголовным делам, разрешение гражданско-правовых споров в суде нередко сопровождаются различными эмоциональными явлениями, во многом определяющими поведение людей, их поступки. Некоторые психические, эмоциональные состояния, чувства тяжело переживаются, вызывают у них нравственные страдания, порой нанося им непоправимый моральный и даже физический вред. Иногда такие состояния могут проявляться в качестве побудительной силы, которая толкает человека к агрессивным формам реагирования, в том числе и к совершению противоправных действий насильственного характера. Поэтому данное обстоятельство учитывается в практике борьбы с преступностью при решении вопросов, связанных с привлечением к уголовной ответственности, при назначении наказания, при изучении мотивационной сферы личности субъекта, совершившего преступление, во многом объясняющей причины его противоправного поведения. Сложные и необычные ситуации, острые конфликты, в ходе которых совершаются правонарушения, в ряде случаев способствуют развитию у человека таких психических состояний, которые в юридической психологии чаще становятся предметом научного анализа, чем в других областях психологии.

Объект изучения — протекание психологических процессов у человека. Предмет исследования — отрасли права, устанавливающие юридическую значимость эмоций человека. Цель работы — исследование отдельных аспектов, связанных с учетом юридически значимых эмоциональных состояний в юридической практике. В задачи работы включено:

исследовать эмоции с точки зрения общей психологии (раскрыть соотношение эмоций и потребностей, эмоциональное переживание человека, виды и проявление эмоциональных состояний);

раскрыть понятие и виды юридических значимых эмоциональных состояний, порядок экспертизы эмоциональных состояний.

эмоциональное переживание состояние психологическая

Глава 1. Общая характеристика эмоций и эмоциональных состояний

1.1 Эмоции и потребности

Человек как субъект практической и теоретической деятельности, который познает и изменяет мир, не является ни бесстрастным созерцателем того, что происходит вокруг него, ни таким же бесстрастным автоматом, производящим те или иные действия наподобие хорошо слаженной машины. Действуя, он не только производит те или иные изменения в природе, в предметном мире, но и воздействует на других людей и сам испытывает воздействия, идущие от них и от своих собственных действий и поступков, изменяющих его взаимоотношения с окружающими; он переживает то, что с ним происходит и им совершается; он относится определенным образом к тому, что его окружает. Переживание этого отношения человека к окружающему составляет сферу чувств или эмоций. Чувство человека — это отношение его к миру, к тому, что он испытывает и делает, в форме непосредственного переживания.

Эмоции можно предварительно в чисто описательном феноменологическом плане охарактеризовать несколькими особенно показательными признаками. Во-первых, в отличие, например, от восприятии, которые отражают содержание объекта, эмоции выражают состояние субъекта и его отношение к объекту. Эмоции, во-вторых, обычно отличаются полярностью, т. е. обладают положительным или отрицательным знаком: удовольствие — неудовольствие, веселье — грусть, радость — печаль и т. п. Оба полюса не являются обязательно внеположными. В сложных человеческих чувствах они часто образуют противоречивое единство: в ревности страстная любовь уживается с жгучей ненавистью. Рубинштейн С. Л. Основы психологии. М., 2005. С. 51.

Существенными качествами аффективно-эмоциональной сферы, характеризующими положительный и отрицательный полюса в эмоции, являются приятное и неприятное. Помимо полярности приятного и неприятного в эмоциональных состояниях сказываются также (как отметил В. Вундт) противоположности напряжения и разрядки, возбуждения и подавленности.

Эмоциональность, или аффективность, — это всегда лишь одна, специфическая, сторона процессов, которые в действительности являются вместе с тем познавательными процессами, отражающими — пусть специфическим образом — действительность. Эмоциональные процессы, таким образом, никак не могут противопоставляться процессам познавательным как внешние, друг друга исключающие противоположности. Сами эмоции человека представляют собой единство эмоционального и интеллектуального, так же как познавательные процессы обычно образуют единство интеллектуального и эмоционального. И одни и другие являются в конечном счете зависимыми компонентами конкретной жизни и деятельности индивида, в которой в единстве и взаимопроникновении включены все стороны психики.

Эмоциональные процессы приобретают положительный или отрицательный характер в зависимости от того, находится ли действие, которое индивид производит, и воздействие, которому он подвергается, в положительном или отрицательном отношении к его потребностям, интересам, установкам; отношение индивида к ним и к ходу деятельности, протекающей в силу совокупности объективных обстоятельств в соответствии или вразрез с ними, определяет судьбу его эмоций. Рубинштейн С. Л. Основы психологии. М., 2005. С. 51.

Взаимоотношение эмоций с потребностями может проявляться двояко — в соответствии с двойственностью самой потребности, которая, будучи испытываемой индивидом нуждой его в чем-то ему противостоящем, означает одновременно и зависимость его от чего-то и стремление к нему. С одной стороны, удовлетворение или неудовлетворение потребности, которая сама не проявилась в форме чувства, а испытывается, например, в элементарной форме органических ощущений, может породить эмоциональное состояние удовольствия — неудовольствия, радости — печали и т. п.; с другой — сама потребность как активная тенденция может испытываться как чувство, так что и чувство выступает в качестве проявления потребности. То или иное чувство наше к определенному предмету или лицу — любовь или ненависть и т. п. — формируется на основе потребности по мере того, как мы осознаем зависимость их удовлетворения от этого предмета или лица, испытывая те эмоциональные состояния удовольствия, удовлетворения, радости или неудовольствия, неудовлетворения, печали, которые они нам доставляют. Выступая в качестве проявления потребности — в качестве конкретной психической формы ее существования, эмоция выражает активную сторону потребности. Поскольку это так, эмоция неизбежно включает в себя и стремление, влечение к тому, что для чувства привлекательно, так же как влечение, желание всегда более или менее эмоционально. Истоки у воли и эмоции (аффекта, страсти) общие — в потребностях: поскольку мы осознаем предмет, от которого зависит удовлетворение нашей потребности, у нас появляется направленное на него желание; поскольку мы испытываем саму эту зависимость в удовольствии или неудовольствии, которое предмет нам причиняет, у нас формируется по отношению к нему то или иное чувство. Одно явно неотрывно от другого. Вполне раздельное существование функций или способностей эти две формы проявления единого ведут разве только в некоторых учебниках психологии и нигде больше.

В соответствии с этой двойственностью эмоции, отражающей заключенное в потребности двойственное активно-пассивное отношение человека к миру, двойственной или, точнее, двусторонней, как увидим, оказывается и роль эмоций в деятельности человека: эмоции формируются в ходе человеческой деятельности, направленной на удовлетворение его потребностей; возникая, таким образом, в деятельности индивида, эмоции или потребности, переживаемые в виде эмоций, являются вместе с тем побуждениями к деятельности.

Однако отношение эмоций и потребностей далеко не однозначно. Уже у животного, у которого существуют лишь органические потребности, одно и то же явление может иметь различное и даже противоположное — положительное и отрицательное — значение в силу многообразия органических потребностей: удовлетворение одной может идти в ущерб другой. Поэтому одно и то же течение жизнедеятельности может вызвать и положительные, и отрицательные эмоциональные реакции. Еще менее однозначно это отношение у человека.

Потребности человека не сводятся уже к одним лишь органическим потребностям; у него возникает целая иерархия различных потребностей, интересов, установок. В силу многообразия потребностей, интересов, установок личности одно и то же действие или явление в соотношении с различными потребностями может приобрести различное и даже противоположное — как положительное, так и отрицательное — эмоциональное значение. Одно и то же событие может, таким образом, оказаться снабженным противоположным — положительным и отрицательным — эмоциональным знаком. Отсюда часто противоречивость, раздвоенность человеческих чувств, их амбивалентность. Отсюда также иногда сдвиги в эмоциональной сфере, когда в связи со сдвигами в направленности личности чувство, которое вызывает то или иное явление, более или менее внезапно переходит в свою противоположность. Поэтому чувства человека не определимы соотношением с изолированно взятыми потребностями, а обусловлены их местом в структуре личности в целом. Определяясь соотношением хода действий, в которые вовлечен индивид, и его потребностей, чувства человека отражают строение его личности, выявляя ее направленность, ее установки; что оставляет человека равнодушным и что затрагивает его чувства, что его радует и что печалит, обычно ярче всего выявляет — а иногда выдает — истинное его существо. Рубинштейн С. Л. Основы психологии. М., 2005. С. 51.

1.2 Эмоции и переживания личности

Состояние индивида, получающее эмоциональное выражение, всегда обусловлено его взаимоотношениями с окружающим. В этих взаимоотношениях индивид в какой-то мере и пассивен, и активен; но иногда он преимущественно пассивен, иногда по преимуществу активен. В тех случаях, когда индивид играет по преимуществу пассивную, страдательную роль, его эмоции выражают состояние. Они выражают его отношение к окружающему, поскольку роль его в этих взаимоотношениях более активна и сама эмоция выражает его активную направленность. Выражая отношение человека к окружающему, эмоция делает это специфическим образом; не всякое отношение к окружающему обязательно принимает форму эмоции. То или иное отношение к окружающему может быть выражено и в абстрактных положениях мышления, в мировоззрении, в идеологии, в принципах и правилах поведения, которые человек теоретически принимает и которым он практически следует, эмоционально их не переживая. В эмоциях отношение к окружающему, так же как и выражение состояния, дано в непосредственной форме переживания.

Степень сознательности эмоционального переживания может быть при этом различной, в зависимости от того, в какой мере осознается самое отношение, которое в эмоции переживается. Это общеизвестный житейский факт, что можно испытывать, переживать — и очень интенсивно — то или иное чувство, совсем неадекватно осознавая истинную его природу. Это объясняется тем, что осознать свое чувство — значит не просто испытать его как переживание, а и соотнести его с тем предметом или лицом, которое его вызывает и на которое направляется. Основы чувства не в замкнутом внутреннем мире сознания, они в выходящих за пределы сознания отношениях личности к миру, которые могут быть осознаны с различной мерой полноты и адекватности. Поэтому возможно очень интенсивно переживаемое и все же бессознательное или, вернее, неосознанное чувство. Бессознательное, или неосознанное, чувство — это, как уже отмечалось, не чувство, не испытанное или не пережитое (что явно невозможно и бессмысленно), а чувство, которое в своем внутреннем содержании не соотнесено или неадекватно соотнесено с объективным миром. Такое неосознанное чувство — обычно молодое и неопытное — может представлять особую прелесть своей наивной непосредственностью. В своей неосознанности оно не способно ни к притворству, ни к маскировке. Такие неосознанные чувства обычно выдают сокровенные тайны личности; из них-то обычно и узнают о неосознанных самим индивидом свойствах и устремлениях его. Человек, который сам не знает о своей склонности к определенной сфере жизни (интеллектуальной или эстетической и т. п.), обнаруживает ее, а иногда прямо выдает, особенной интенсивностью эмоциональных переживаний во всем, что ее касается.

Если определять переживание, в специфическом смысле этого слова, как душевное событие в жизни личности, подчеркивая его укорененность в индивидуальной истории личности, то надо будет сказать, что если и не всякая эмоция является переживанием в специфическом смысле этого слова — неповторимым событием в духовной жизни личности, то всякое переживание, т. е. психическое явление с подчеркнуто личностным характером, обязательно включено в сферу эмоциональности.

Эмоциональная сфера в структуре личности у разных людей может иметь различный удельный вес. Он будет большим или меньшим в зависимости отчасти от темперамента человека и особенно от того, как глубоки его переживания, но во всяком случае узловые моменты в жизненном пути человека, основные события, которые превращаются для него в переживания и оказываются решающими в истории формирования личности, всегда эмоциональны. Эмоциональность, таким образом, неизбежно в той или иной мере входит с ними в построение личности. Каждая сколько-нибудь яркая личность имеет свой более или менее ярко выраженный эмоциональный строй и стиль, свою основную палитру чувств, в которых по преимуществу она воспринимает мир.

1.3 Виды и проявление эмоциональных переживаний

В многообразных проявлениях эмоциональной сферы личности можно различать три основных уровня. Первый — это уровень органической аффективно-эмоциональной чувствительности. Сюда относятся элементарные так называемые физические чувствования — удовольствия, неудовольствия, связанные по преимуществу с органическими потребностями. Чувствования такого рода могут носить более или менее специализированный местный характер, выступая в качестве эмоциональной окраски или тона отдельного процесса ощущения. Они могут приобрести и более общий, разлитой характер; выражая общее более или менее разлитое органическое самочувствие индивида, эти эмоциональные состояния носят неопредмеченный характер. Примером может служить чувство беспредметной тоски, такой же беспредметной тревоги или радости.

Классификация эмоций, намеченная М. И. Аствацатуровым, которая исходит из патологического состояния органов и рассматривает различные чувства как результат нарушения их деятельности (тревогу как результат нарушения сердечной деятельности и т. д.), может, очевидно, относиться лишь к этому уровню эмоционально-эффективных процессов, да и их она охватывает лишь отчасти, преимущественно в патологических формах. Беспредметный страх или тоска, вообще говоря, патологическое явление.

Рассмотрим физиологическое проявление эмоциональных состояний.

Удивление -- это моментальная реакция. Всегда появляется внезапно. Если есть время обдумать то, что может удивить, удивление на лице не зафиксируется. Стимулы удивления: вид объекта, звук, запах, прикосновение к чему-то, сообщение, идея. Следует отметить основные проявления реакции удивления: брови вздернуты вверх, на лбу широкие морщины; глаза широко, расслабленно открыты, над радужной оболочкой видна белая склера; соответственно, рот открыт.

Страх -- это эмоция, возникающая в предвосхищении чего-то исключительно пагубного для личности. Причиной страха может быть ожидание физической боли, каких-либо неприятных для личности событий, которые эта личность не в силах предотвратить.

Основные проявления реакции страха: брови подняты, растянуты и сведены; короткие морщины на лбу глаза раскрыты, вверху видна белая склера, нижнее веко очень напряжено; губы раздвинуты, сильно напряжены и оттянуты назад. Выражение эмоции страха отличается от выражения эмоции удивления четырьмя моментами: 1) при реакции удивления морщины проходят через весь лоб, при реакции страха они короче и обозначаются над переносицей; 2) глаза напряжены; 3) раскрытый рот бесформенно искажен, губы напряжены; 4) удивление -- мимолетная реакция, а страх -- более длительная. Иногда эмоция страха может слиться с удивлением. Это происходит в том случае, если пагубные события не ожидаются, а наступают моментально. По первоочередности и устойчивости проявления той или иной эмоции можно судить о преобладании страха или удивления.

Негодование является результатом психического расстройства, физической угрозы или намерения нанести кому-то психологический или физический ущерб. В состоянии гнева у человека поднимается кровяное давление, от чего краснеет лицо, на висках и шее вздуваются вены, учащается дыхание, напрягаются мышцы. Основные проявления реакции гнева: брови сдвигаются, между ними появляются вертикальные складки, внешние концы бровей поднимаются; лоб без горизонтальных морщин; глаза сужаются; губы напряженно сжаты, иногда в гримасе обнажаются зубы.

На практике контролируемые реакции гнева (злости) проявляются в двух разновидностях. При появлении первой разновидности гнева его индикатором являются одни брови, лицо же остается нейтральным. Это может иметь место в случаях, когда человек: а) испытывает легкое раздражение; б) обдумывает какую-нибудь сложную, не поддающуюся решению проблему; в) концентрирует на чем-либо внимание; г) критически оценивает слова, дела, поступки; д) старается скрыть злость от окружающих.

О проявлении второй разновидности гнева сигнализируют: а) брови и веки и б) рот и веки. Это происходит тогда, когда человек слушает какое-то чрезвычайно длинное, изобилующее повторениями, неинтересное для него сообщение.

Отвращение является реакцией на ощущение вкуса, запаха, звука, прикосновения и вида некоторых объектов, в том числе и людей. Естественно, влияние такого объекта и проявление реакции на него зависят от культуры наблюдаемого и ситуации, в которой он находится.

Основные проявления реакции отвращения: брови опущены; отсутствие морщин на лбу; глаза сужены, почти закрыты; уголки губ опущены. Иногда при сильной степени отвращения рот открыт и напряженно, как при тошноте, высунут язык; на носу морщины. Чем сильнее отвращение, тем больше морщин и тем напряженнее нос.

Спектр реакции отвращения очень широк -- от едва уловимого наморщивания носа до искажения всего лица в гримасе тошноты. Отвращение по отношению к людям обычно выступает в виде презрения. Экспрессивные реакции отвращения в ответ на ситуацию могут сливаться с реакциями удивления и страха. При сочетании гнева и отвращения обычно доминирует последнее. Экспрессивные реакции здесь отражают переживание мысли: «Как посмели вы показать мне эту гадость?» В сочетаниях удивления и гнева доминирует гнев, а в сочетании гнева и страха доминирует страх.

Радость переживается как ощущение возбуждающего и поднимающего настроение, облегчения от чего-то неприятного или опасного. Основные проявления реакции радости: брови и лоб почти не принимают участия в формировании экспрессии, глаза часто сужаются и блестят; рот растягивается, уголки губ поднимаются кверху. Эту эмоцию радости можно передать словами: «Как я рад!», «Как мне приятно!», «Как я счастлив!» В некоторых случаях радость может сливаться с удивлением, при этом, как правило, реакция удивления фиксируется лишь на мгновение. Довольно часто экспрессиями радости маскируются гнев и страх.

Печаль чаще всего вызывается какими-то потерями. Она фиксируется на лице от нескольких минут до нескольких дней. Данная эмоция имеет довольно широкий диапазон -- от состояния печали, до горя и страдания, когда имеют место крики, вопли, судорожные движения руками и телом. Внешние проявления между тем не всегда свидетельствуют о глубине переживаний: одни люди склонны горе переносить молча, другие шумно.

Основные проявления реакции печали: брови сдвинуты вместе, внешние концы опущены между бровями небольшие вертикальные складки; на середине лба короткие морщины, глаза слегка приоткрыты, и между нижним и верхним веком образуется складка в виде треугольника; уголки рта опущены вниз.

При оценке изучаемого лица следует иметь в виду, что некоторые люди склонны постоянно переживать печаль. Встречаются люди, которые никогда не фиксируют на лице печаль. Очень сильный отпечаток накладывают на проявление этой эмоции национальные особенности. Например, скандинавы стараются скрыть свою печаль злостью, японцы -- всегда улыбкой. При слиянии печали и страха превалирует страх, при слиянии печали и гнева -- верх берет гнев. Вместе с тем характерное при печали положение бровей все же сбить трудно.

Как правило, эмоции возникают в ответ на какой-то раздражитель. Вместе с тем арсенал мимических движений для выражения эмоций один и тот же; страх вызывает напряжение лицевых мускулов, радость -- расслабление и т. д.

Таким образом, оценивая эмоциональные переживания людей по лицу, необходимо учитывать характер раздражителя, общечеловеческую систему эмоций, национальность, к которой принадлежат, и особенности поведения конкретного индивида.

Следующий, более высокий, уровень эмоциональных проявлений составляют предметные чувства, соответствующие предметному восприятию и предметному действию. Опредмеченность чувства означает более высокий уровень его осознания. На смену беспредметной тревоге приходит страх перед чем-нибудь. Человеку может быть «вообще» тревожно, но боятся люди всегда чего-то, точно так же удивляются чему-то и любят кого-то. На предыдущем уровне — органической аффективно-эмоциональной чувствительности — чувство непосредственно выражало состояние организма, хотя, конечно, организма не изолированного, а находящегося в определенных отношениях с окружающей действительностью. Однако само отношение не было осознанным содержанием чувства. На втором уровне чувство является уже не чем иным, как выражением в осознанном переживании отношения человека к миру.

Опредмеченность чувств находит высшее выражение в том, что сами чувства дифференцируются в зависимости от предметной сферы, к которой относятся. Эти чувства обычно называются предметными чувствами и подразделяются на интеллектуальные, эстетические и моральные. Ценность, качественный уровень этих чувств зависят от их содержания, от того, какое отношение и к какому объекту они выражают. Это отношение всегда имеет идеологический смысл. Идеологическое содержание чувства, представленное в виде переживания, и определяет его ценность.

В центре моральных чувств — человек; моральные чувства в конечном счете выражают — в форме переживания — отношения человека к человеку, к обществу; их многообразие отражает многообразие человеческих отношений.

Всякое чувство как переживание является отражением чего-то значимого для индивида; в моральных чувствах нечто объективно общественно значимое переживается вместе с тем как личностно значимое.

Глава 2. Понятие и значение эмоциональных стояний для юридической практики

2.1 Понятие и виды юридически значимых эмоциональных состояний

Высокая степень эмоциональных переживаний специфически воздействует на характер познавательных процессов и на структуру сознания субъекта. Это воздействие приводит к феномену сужения сознания, что, в свою очередь, делает деятельность субъекта односторонней, негибкой. Психологии известен ряд эмоциональных состояний, характеризующихся высоким эмоциональным напряжением. К ним относятся состояние физиологического аффекта (сильного душевного волнения), стресс (психическая напряженность) и фрустрация. Ниже мы последовательно рассмотрим особенности этих состояний.

Состояние аффекта характеризуется краткостью и «взрывным» характером, которое обычно сопровождается ярко выраженными вегетативными (например, изменение цвета лица, выражения глаз и др.) и двигательными проявлениями. Обычно аффект протекает в течение нескольких десятков секунд. Как уже указывалось, он характеризуется высокой напряженностью и интенсивностью реализации физических и психологических ресурсов человека. Именно этим объясняется, что в состоянии аффекта физически слабые люди ударом высаживают дубовую дверь, наносят большое количество смертельных телесных повреждений, т. е. совершают те действия, на которые они не были способны в спокойной обстановке. Юридическая психология. / Под ред. С. А. Житковой. — СПб., 2013. — С. 287

Одним из последствий аффективного состояния является частичная утрата памяти (амнезия) в отношении событий, которые непосредственно предшествовали аффекту и происходили в период аффекта.

Существует несколько механизмов возникновения аффектов. В первом случае возникновению аффекта предшествует достаточно длительный период накопления отрицательных эмоциональных переживаний (серия обид и унижений пасынка со стороны отчима; травля молодого солдата в условиях «дедовщины» и др.). В этом случае характерно длительное состояние эмоционального внутреннего напряжения, и иногда незначительное отрицательное дополнительное воздействие (очередное оскорбление) может явиться «пусковым механизмом» развития и реализации аффективного состояния.

Подверженности аффекту способствуют предшествующие неблагоприятные условия, воздействующие на обвиняемого, -- болезненное состояние, бессонница, хроническая усталость, перенапряжение и др.

Момент аффективной разрядки наступает неожиданно, внезапно для самого обвиняемого, помимо его волевого контроля. Происходит частичное сужение сознания -- ограничивается поле восприятия, внимание концентрируется целиком на предмете насилия. Поведение приобретает черты негибкости, становится упрощенным, утрачиваются сложные моторные навыки, требующие контроля сознания, действия стереотипизируются, доминируют двигательные автоматизмы -- в криминалистической картине преступления может присутствовать множественность наносимых ударов и ранений, их однотипность, скученность и явная избыточность. Произвольность, сознательный контроль действий при этом снижается, но усиливается их энергетика, движения приобретают резкость, стремительность, непрерывность, большую силу. Юридическая психология. / Под ред. С. А. Житковой. — СПб., 2013. — С. 287

Длительность подобного состояния может колебаться от нескольких секунд до нескольких минут, после чего наступает резкий и стремительный спад эмоционального возбуждения, нарастает состояние опустошения, крайней усталости, происходит постепенное осознание содеянного, часто сопровождающееся чувством раскаяния, растерянности, жалости к потерпевшему. Нередко обвиняемые сами пытаются помочь жертве, сообщают о случившемся в милицию, реже -- убегают с места происшествия, не пытаясь скрыть следы преступления. В дальнейшем нередко обнаруживается забывание отдельных эпизодов преступления,

Физиологический аффект необходимо различать от патологического. В отличие от физиологического, патологический аффект рассматривается как острое кратковременное психическое расстройство, возникающее внезапно и характеризующееся следующими особенностями:

— глубокое помрачение сознания;

— бурное двигательное возбуждение;

— полная (или почти полная) амнезия.

Действия в состоянии патологического аффекта отличаются большой разрушительной силой, а в постаффективной стадии наблюдается глубокий сон. Патологический аффект -- это болезненное состояние психики, и поэтому его экспертная оценка должна осуществляться врачом-психиатром.

В ряде случае, если у обвиняемого обнаруживаются признаки умственной отсталости, психопатические черты, если имеются данные о перенесенных им черепно-мозговых травмах, неврологических нарушениях и других отклонениях, не связанных с психическим заболеванием, является эффективным проведение комплексной психолого-психиатрической экспертизы, на разрешение которой ставятся вопросы, относящиеся к компетенциям обоих видов экспертиз.

Сложным является вопрос о диагностике физиологического аффекта в состоянии алкогольного опьянения. Сведения об употреблении обвиняемым алкоголя до совершения преступления не снимают с экспертов необходимости тщательно исследовать его индивидуально-психологические особенности, анализировать развитие ситуации деликта, другие обстоятельства дела, чтобы в каждом конкретном случае решать вопрос о наличии или отсутствии аффекта. Поэтому правомерно назначение СПЭ на предмет аффекта в отношении обвиняемого, находившегося в состоянии алкогольного опьянения, особенно в случае легкой степени опьянения.

Преступление, совершенное в состоянии аффекта, уголовно наказуемо, ибо человек всегда в состоянии предотвратить наступление аффекта, а само состояние аффекта не предопределяет антисоциальных действий.

Поскольку аффект оказывают влияние на квалификацию преступления и на меру наказания это состояние подлежит доказыванию и для его установления требуется проведение судебно-психологической экспертизы.

Квалифицированная оценка эмоциональных состояний подследственного или свидетеля в значительной степени зависит не только от опыта психолога, но также от объема информации о личности и поведении субъекта преступления в материалах уголовного дела. К сожалению, в процессе допросов и других следственных действий следователи редко фиксируют свое внимание на особенностях самочувствия, настроения подследственного перед случившимся. Очень важен также опрос свидетелей о том, как выглядел подследственный перед случившимся и в момент деликта, какие особенности в его поведении наблюдались после случившегося.

Среди других эмоционально насыщенных состояний, представляющих профессиональный интерес для юристов, является фрустрация. Оно возникает при невозможности достичь цель (удовлетворить актуальную потребность) вследствие объективно или субъективно непреодолимых преград. Проявляется в разнообразных эмоциональных расстройствах и нарушениях поведения. Глубина состояния фрустрации зависит от степени значимости блокируемого поведения (силы его мотивированности), субъективной близости достижения цели (так называемого градиента цели) в момент появления препятствия. В выраженных случаях фрустрационное поведение может стать беспорядочным и дезорганизованным.

Существенные признаки состояния фрустрации раскрыты Ф. Е. Василюком. Наиболее типичным для фрустрационного поведения, по его мнению, является нарушение мотивосообразности и целесообразности. Под мотивосообразностью понимается сохранность осмысленной связи поведения с ведущим мотивом деятельности; под целесообразностью — организованность поведения целью. При сохранности того и другого поведение не является фрустрационным, несмотря на наличие внешних признаков сходства с таковым (например, агрессии). В случае нарушения мотивосообразности и (или) целесообразности возможны три варианта фрустрационного поведения.

Поведение первого типа характеризуется снижением или утратой контроля со стороны воли, оно целесообразно, но сохраняет мотивосообразность, контроль со стороны сознания. Для фрустрационного поведения второго типа характерна утрата не целевых, а смысловых связей. Субъект лишается возможности сознательно контролировать соответствие поведения исходному мотиву. Хотя его действия организуются промежуточными целями, но их выбор, стратегия достижения нарушены, дезинтегрированы и не ведут к овладению конечной целью (мотивом деятельности). Рефлексия же именно этого аспекта деятельности недоступна субъекту. Фрустрационное поведение третьего типа одновременно и дезорганизовано (нецелесообразное) и не стоит в содержательно-смысловой связи с мотивом ситуации (немотивосообразное). Поэтому «свобода воли» при данном типе фрустрационных нарушений ограничивается наиболее существенно. Ф. Е. Василюк называет его «катастрофическим».

Страх — безусловно-рефлекторная эмоциональная реакция на опасность, выражающаяся в резком изменении жизнедеятельности организма. В большинстве случаев страх вызывает сильный симпатический разряд: крик, бегство, гримасы. Характерный симптом страха — дрожание мышц тела, сухость во рту (отсюда хриплость и приглушённость голоса), резкое учащение пульса, повышение сахара в крови и т. д. Наиболее общими причинами появления страха считаются следующие: ощущение субъектом непреодолимой опасности для себя и своих близких, ощущение приближающейся неудачи, чувство собственной беспомощности, беззащитности перед ней. Установление указанных факторов суде при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, содержащих угрозу, запугивание, при разрешении гражданско-правовых споров о признании недействительности сделок, совершенных под влиянием угрозы, заблуждения, когда лицо не было способно должном уровне понимать значение своих действий или руководить ими, может явиться убедительным доказательном того, что субъект (потерпевший, гражданский истец и т. д.) действительно пережил состояние страха. А это, в свою очередь, может быть использовано в процессе доказывания совершенного преступления, а также при признании недействительности сделки, причинении субъекту морального вреда.

Страх может неодинаково влиять на процесс формирования показаний. В одних случаях под воздействием страха события воспринимаются преувеличенно, искажённо, а других — они плохо или вовсе не запечатлеваются, в третьих — воспринимаются правильно, объективно. Искажение материала показаний объясняются иногда и тем, что мышление, предшествующее страху, не всегда может быть объективным. Иногда ситуация может ошибочно восприниматься как опасная, могут переоцениваться сила соперника и недооцениваться собственные возможности.

Состояние эмоциональной напряжённости (стресс). Длительно переживаемые эмоции тревоги, страха могут свидетельствовать о том, что субъект находится в состоянии психической напряжённости или в состоянии стресса. Стресс — это состояние психической напряжённости, обусловленное адаптацией (приспособлением) психики человека, его организма в целом к сложным, изменяющимся условиям его жизнедеятельности. Эмоциональный стресс может сопровождаться эмоциями гнева (ярости), страха (ужаса), горя (страдания), тревоги, подавленности, депрессии, что внешне проявляется в мимике, жестах, речи, поведении человека. Таким образом, стресс возникает при опасности, при различных физических и умственных перегрузках, при необходимости принимать быстрые решения. Человек, оказавшийся очевидцем страшного преступления (например, убийства) или ставший жертвой преступления, испытывает состояния напряжённости. При этом все его психические процессы как бы приторможены: человек плохо слышит, мало видит, медленно соображает, плохо ощущает свои движения. У одних картина напряжённости может быть ярко выраженной, длительной, у других — менее заметной и короткой.

Однако, стресс первоначально до известных пределов мобилизует внутренние резервы психики, всего организма человека, его приспособительные возможности, волевую, познавательную активность и в силу этого является своеобразным стимулирующим фактором, положительно влияющим на эффективность его жизнедеятельности. За счет этого, особенно на первых порах, обычно улучшаются показатели выполнения субъектом не только простых, но и более сложных для него задач. Именно в этом проявляется мобилизующий эффект стресса. При длительном воздействии неблагоприятных факторов, по мере истощения защитных, адаптационных резервов организма стресс может привести к противоположному — отрицательному результату и оказать разрушительное, дезорганизующее влияние на психику, нередко приводящее к расстройству ее деятельности, вплоть до полного срыва.

Эмоциии, эмоциональные состояния: тревожности, страха, напряжённости (стресса), фрустрации, аффекта нередко сопровождаются страданиями.

Страдания — это чувство, эмоция человека в виде отрицательных переживаний, возникающих под воздействием травмирующих его психику событий, глубоко затрагивающих его личностные структуры, настроение, самочувствие, здоровье. Эмоциональный профиль страдания считается одним из сложных, поскольку собственно страдание отдельно, в чистом виде наблюдается крайне редко. Обычно страданию сопутствуют: страх, напряжённость (стресс), гнев, импульсивность, аффект, вида, стыд и другие негативные эмоции. Наиболее распространена связь страдания и страха, страдания и стресса. Угроза реальная или мнимая (запугивание) совершить то или иное преступление против личности может вызвать страх. Последний, действуя парализующим образом на субъект, его мотивационную сферу (мотивацию достижения), способствует утрате смелости, активности, а, следовательно, приводит к нравственным страданиям. В отличие от нравственных физические страдания связаны с причинением человеку физической боли, мучений, всегда сопутствующих нанесению телесных повреждений, различного рода увечий, с истязаниями, с заражением какой-либо инфекцией, с заболеванием, которое может быть результатом, в том числе и перенесённых нравственных страданий.

При определении размера компенсации морального вреда суды должны учитывать «степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинён вред (ст. 151 ГК РФ)».

2.2 Психологическая экспертиза эмоциональных состояний

Психологическая экспертиза назначается работниками следственных или судебных органов в тех случаях, когда возникает вопрос о возможности квалифицировать действия обвиняемого (подсудимого) как совершенные в состоянии сильного душевного волнения (физиологического аффекта) и это состояние предусмотрено законодателем в качестве смягчающего вину обстоятельства по делам об убийствах и нанесении тяжких телесных повреждений (см. статьи 107, 113 УК РФ).

Насильственные преступления против личности, в особенности убийства и нанесение телесных повреждений, нередко являются завершающей фазой конфликта, который происходил между преступником и потерпевшим. Развитие конфликтной ситуации между людьми обычно сопровождается возрастающим уровнем эмоционального напряжения участников конфликта. При этом нередки случаи, когда один или несколько участников конфликта своими действиями провоцируют дальнейшее развитие конфликтной ситуации, и это обстоятельство, преломляясь через индивидуальные особенности личности, способствует возникновению состояния сильного душевного волнения на стадии, предшествующей совершению насильственного преступления. Подобные ситуации, как указывалось выше, учитываются законодателем, а для разрешения вопроса о соответствующей квалификации такого преступления работники правоохранительной системы должны получить заключение эксперта-психолога. Таким образом, уголовное право учитывает особенности состояний и условий, в которых находится лицо, совершившее преступление, причем эти обстоятельства существенно ограничивают меру его осознания, свободу волеизъявления и расцениваются как смягчающие обстоятельства. Лурия А. Р. Экспериментальная психология в судебно-следственном деле. // Российская юстиция. 2007 № 2 (26). — С. 92

Квалифицированная оценка эмоциональных состояний подследственного или свидетеля в значительной степени зависит не только от опыта психолога, но также от объема информации о личности и поведении субъекта преступления в материалах уголовного дела. К сожалению, в процессе допросов и других следственных действий следователи редко фиксируют свое внимание на особенностях самочувствия, настроения подследственного перед случившимся. Очень важен также опрос свидетелей о том, как выглядел подследственный перед случившимся и в момент деликта, какие особенности в его поведении наблюдались после случившегося.

Рекомендуется в процессе допроса свидетелей или потерпевших задать им следующие вопросы.

1. Как выглядел подследственный в момент деликта: а) какой был цвет его лица? б) как выглядели его глаза (бегающие зрачки, суженные или расширенные)? в) наблюдался ли тремор рук или других частей тела? г) каковы были особенности интонации его голоса?

2. Как выглядел подследственный и каковы были особенности его поведения после случившегося?

а) плакал?

б) сидел неподвижно?

в) пытался оказать помощь жертве?

г) адекватно отвечал на вопросы?

д) какой был темп его речи (ускоренный, замедленный, нормальный)?

е) каково было содержание его высказываний? и пр.

3. Каковы были особенности взаимоотношений между подэкспертным и жертвой?

4. Каковы особенности личности и поведения подследственного?

5. Каковы личностные особенности жертвы?

В процессе допроса подследственного, особенно на первых этапах следственных действий, следователю необходимо выяснить у него следующие моменты:

соматическое состояние накануне деликта (наличие соматических, нервных и других заболеваний, наличие хронической усталости, бессонницы и пр.);

особенности межличностных отношений подследственного с жертвой (наличие конфликтов, их специфику и способы их разрешения);

особенности личности жертвы (особенности темперамента, характера, особенности взаимоотношений в семье и пр.);

особенности и динамику взаимоотношений с жертвой (что послужило источником конфликта, были ли раньше конфликты; если были, то как они разрешались; есть ли общие знакомые с жертвой, общие интересы и пр.).

В материалах уголовного дела обязательно должны быть характеристики на подследственного, причем не только бытовые и производственные, но и характеристики свидетелей. При опросе свидетелей рекомендуется задавать такие, например, вопросы: «Является ли для вас неожиданным поступок подследственного?» или «Соответствуют ли особенностям личности подследственного его поступки?».

Ответы свидетелей на эти вопросы имеют высокую информативную значимость для эксперта-психолога. По данным ряда исследований и нашим собственным данным, лица, совершившие преступления в состоянии физиологического аффекта, отличаются повышенной заторможенностью, уравновешенностью, отсутствием агрессивности и выраженной эффективности. Содержательная сторона их деяний не согласуется с их личностными характеристиками.

Типовые вопросы, выносимые следователем в постановлении о назначении судебно-психологической экспертизы эмоциональных состояний:

1. Каковы индивидуально-психологические особенности подследственного?

2. Каковы особенности межличностных отношений жертвы и подследственного? (социально-психологическая характеристика динамики их межличностых взаимоотношений, их конфликта, анализ способов разрешения конфликтных ситуаций и пр.).

3. Как выявленные личностные характеристики могли повлиять на особенности поведения подследственного в исследуемой ситуации?

4. В каком психическом состоянии находился подследственный в момент совершения деликта?

5. Находился ли подследственный в состоянии физиологического аффекта или ином эмоциональном состоянии, оказавшем существенное влияние на его поведение?

Вопрос об ином эмоциональном состоянии уместен, так как подследственный в момент совершения преступления мог находиться в таком психическом состоянии, которое по своему дезорганизующему влиянию на поведение не достигало глубины физиологического аффекта, но оказало негативное влияние на сознательное регулирование его поведения. Такими эмоциональными состояниями, оказывающими дезорганизующее влияние на поведение человека в ситуации конфликта, могут быть стресс и фрустация. Эти эмоциональные состояния диагностируются психологом и могут интерпретироваться юристом как состояния сильного душевного волнения и рассматриваться в качестве смягчающего ответственность обстоятельства.

В психологии стресс понимается как состояние психического напряжения, возникающее у человека в процессе деятельности в наиболее сложных, трудных условиях как в повседневной жизни, так и при особых экстремальных состояниях. Стресс может оказывать как положительное, так и отрицательное влияние на деятельность человека, включая даже полную его дезорганизацию. Объективными признаками, по которым можно судить о стрессе, являются его физиологические проявления (повышение артериального давления, изменение сердечно-сосудистой деятельности, мускульное напряжение учащенное дыхание и пр.) и психологические (переживание тревоги, раздражительность, ощущение беспокойства, усталость и пр.). Но главным признаком стресса является изменение функционального уровня деятельности, что проявляется в ее напряжении. В результате такого большого напряжения человек может мобилизовать свои силы, или наоборот, в результате чрезмерного напряжения функциональный уровень понижается, и это может способствовать дезорганизации деятельности в целом. Различают физиологический и психологический стресс. Физиологический стресс вызывается непосредственным действием неблагоприятного стимула на организм. Например, мы погружаем руки в ледяную воду, и у нас возникают стереотипные реакции (мы отдергиваем руки). Психологический стресс как более сложное интегративное состояние требует обязательного анализа значимости ситуации, с включением интеллектуальных процессов и личностных особенностей индивида. Если при физиологическом стрессе реакции индивида стереотипны, то при психологическом стрессе реакции индивидуальны и не всегда предсказуемы. Возникновение психологического стресса в определенных жизненных ситуациях может отличаться не в силу объективных характеристик ситуации, а в связи с субъективными особенностями восприятия ее человеком. Поэтому невозможно выделить универсальные психологические стрессы и универсальные ситуации, вызывающие психологическое напряжение в равной мере у всех людей. Например, даже очень слабый раздражитель в определенных условиях может играть роль психологического стресса, или один даже очень сильный раздражитель не может вызвать стресса у всех без исключения людей, подвергшихся его воздействию. Эти факторы являются очень важными при оценке эмоционального состояния человека, особенно в судебно-следственной практике.

Важным является также разграничение физиологического аффекта от такого эмоционального состояния, как фрустрация.

Фрустрация, как уже отмечалось, -- это психическое состояние дезорганизации сознания и деятельности человека, вызванное объективно непреодолимыми препятствиями. Несмотря на многообразие фрустрирующих ситуаций, они характеризуются двумя обязательными условиями: это наличие актуально значимой потребности и наличие препятствий для осуществления этой потребности. Необходимым признаком фрустрации является сильная мотивированность личности к достижению цели, удовлетворению значимой потребности и наличие преграды, препятствующей достижению этой цели.

Поведение человека в период фрустрации может выражаться в двигательном беспокойстве, в апатии, в агрессии и деструкции, в регрессии (обращении к моделям поведения более раннего периода жизни).

Необходимо отличать псевдофрустрационное поведение человека от истинного фрустрационного поведения. Для фрустрационного поведения характерно нарушение мотивированности и целесообразности, при псевдофрустрационном поведении сохраняется одна из перечисленных выше характеристик.

Например, человек находится в состоянии ярости, стремясь достичь какой-либо цели. Несмотря на ярость и агрессивность такого человека, его поведение целесообразно.

Двое молодых людей подошли к незнакомому человеку с целью ограбления и попросили его дать прикурить. Незнакомец грубо отказал в просьбе, и они стали его избивать, затем взяли кошелек и убежали. Один из них, который нанес первый удар пострадавшему, утверждал, что тот оскорбил его и он был в слепой ярости. Однако поведение этого молодого человека нельзя рассматривать как фрустрационное, так как он имел определенную цель -- ограбить пострадавшего.

Такое псевдофрустрационное поведение характеризуется частичной утратой контроля со стороны воли человека, но оно целесообразно, мотивированно и сохраняет контроль со стороны сознания.

Фрустационное поведение -- это то поведение, которое не контролируется ни волей, ни сознанием человека, оно дезорганизовано и не имеет содержательно-смысловой связи с мотивом ситуации. При таком поведении свобода осознания и волеизъявления ограничена. В связи с этим фрустрацию можно выделить как особое состояние, которое может рассматриваться юристами как смягчающий фактор.

Исследования лиц, совершивших преступления в состоянии фрустрации, выявили у них основные личностные и поведенческие характеристики, предрасполагающие к преступлению. Это глубокая эмоциональная вовлеченность в ситуацию, тенденция оценивать свои потребности как высокозначимые, недостаточная адекватность поведения. Повышенная эмоциональная вовлеченность в ситуацию проявляются у них в эмоциональном отклике на любые, даже несущественные стимулы.

Фрустрация проявляется не только в агрессивных формах поведения. В некоторых случаях наблюдается «уход в себя» (эмоциональное замыкание) с целью ослабления эмоционального дискомфорта. Иногда наблюдается регрессивные формы поведения.

На специфику поведенческих реакций существенное влияние оказывают личностные характеристики, особенно степень эмоциональной устойчивости. Эмоциональная неустойчивость является существенным предрасполагающим к фрустрации фактором, она проявляется у субъекта в повышенной чувствительности и в возбудимости, эмоциональной раздражительности, в недостатке самоконтроля и тревожной самооценке.

Тенденция оценивать индивидуальные потребности как высокозначимые у фрустрированной личности обусловлена как внешними, так и внутренними факторами. Внутренний фактор определяется интеллектуальными и личностными характеристиками подследственных. Исследования показали, что такие личности характеризуются неадекватной самооценкой, низким уровнем психической адаптации, эгоцентризмом, ригидностью, слабыми коммуникативными качествами. Причем если при физиологическом аффекте и стрессовом состоянии определяющую роль в развитии динамики этих состояний играет внешний фактор, то состояние фрустрации связано с внутренним фактором -- с личностной структурой объекта. Состояние фрустрации может способствовать возникновению сильного душевного волнения, и его можно рассматривать как смягчающее вину обстоятельство.

Эффективная оценка этих состояний зависит от профессионального опыта психолога, а также от объема и качества информации о личности и поведении подследственного в изучаемых ситуациях деликта, представленных в материалах уголовного дела.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой