Протекторат Оливера Кромвеля: между республикой и монархией. (Эволюция государственно-политического устройства)

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Московский Государственный университет им. М.В. Ломоносова

Исторический факультет

Протекторат Оливера Кромвеля: между республикой и монархией. (Эволюция государственно-политического устройства)

Москва, 2012 г.

Введение

Не секрет, что большевистские революционеры часто проводили параллели между 1917 годом (и последующими за ними событиями) с одной стороны, и Великой французской революцией с другой. Намеки на схожесть протекания двух Великих Пожаров в огромном количестве присутствуют у Владимира Ленина. В этом же кроется объяснение, почему Лев Троцкий применил к резкому усилению власти Сталина термин «Термидор». Французская революция стала классическим примером для такого рода социальных явлений. Однако и у нее был, если так можно выразиться, «пример для подражания». Речь идет об Английской революции середины 17 века. Она оспаривает право на именование «первой буржуазной революцией» с Восьмидесятилетней войной, приведшей к образованию Республики Соединенных Провинций. Тем не менее, надо признать, что последняя была гораздо ближе к национально-освободительной войне, чем к революции в привычном понимании этого слова. Сам термин «революция» укрепился в научной сфере не ранее 1543 года, когда Коперник издал свою знаменитую книгу «О вращениях небесных тел». Означал этот термин, как нетрудно догадаться, лишь «вращение».

Возвращаясь к связи Английской и Французской революций. Протекание обоих этих исторических явлений в общих чертах довольно схоже: намеревавшийся править единолично король прекращает созывать собрания; когда, под давлением финансовых трудностей, он все же соглашается на созыв собрания, оно тут же наделяет себя особыми полномочиями и предъявляет различного рода требования монарху; дело оканчивается казнью короля и провозглашением республики; однако нестабильная ситуация и ряд других факторов приводят к установлению диктатуры, с падением которой возвращается свергнутая ранее династия. Разумеется, по многим другим показателям, характер революций в Англии и Франции был различным (к примеру, консервативность Английской революции, большая связь буржуазии с землевладельцами и пр.)

Как с французскими, так и с английскими революционерами Судьба сыграла злую шутку. Под своим делом — революцией — они понимали действительно возвращение к прошлым, давно утраченным идеалам государственного строительства (одни — к попранным Стюартами древним парламентским свободам, другие — к античному республиканскому правлению). Однако на деле обе революции привели к возвращению на трон соответственно Бурбонов и Стюартов (к слову, ни те, ни другие долго не продержатся на престоле, будучи смещены другими династиями). Но в чем же причина такого возврата власти к дореволюционным правителям? Как можно объяснить, что народ, вставший на дыбы против абсолютного монарха, спокойно принял через два десятка лет его наследника? Стало ли это возможным вследствие перерастания республики в военную диктатуру (для сохранения стилистического единства Первую французскую империю можно приравнять к таковой)?

Мы не беремся в данной работе подвергать анализу Наполеоновскую империю на предмет влияния на сознание простого француза, поскольку исследовать мы будем революцию, произошедшую за полтора века до этого в Британии. По мнению русского дореволюционного историка А. Н. Савина, государственная система протектората представляет собой некую переходную структуру, соединяющую в себе черты монархии, аристократии и демократии Савин А. Н. Лекции по истории Английской революции. М., 1937. С. 376. Видный исследователь Английской революции уже советского времени Михаил Барг с марксистской точки зрения трактует историческое значение протектората Оливера Кромвеля как подготовку общественных условий для «счастливой реставрации» Барг М. А. Кромвель и его время. М., 1968. С. 217. Но чей реставрации? Карла Стюарта, чей отец был казнен сторонниками Кромвеля при поддержке приговора самим лордом-генералом? Или же подразумевается реставрация монархии как таковая, причем, крайне велика была вероятность установления новой английской династии — династии Кромвелей, чей основатель проявил себя ревностным борцом со стюартовским абсолютизмом. В таком случае, справедливо ли утверждать, что протекторат мог окончиться лишь монархией? Вел ли мост кромвелевской диктатуры неотвратно к возвращению абсолютизма, или же другой формы монархического правления, да и что это была за диктатура?

Это и станет главной целью данной работы — выяснить характер установленной «Орудием управления» государственной системы, показать роль, какую сыграл протекторат Оливера Кромвеля в ходе Английской революции. Однако чтобы ответить на эти вопросы, необходимо проанализировать внутреннюю политику Англии в эту эпоху, вернее, ее административную сторону, появление, трансформацию (или же наоборот, консервацию) различных государственных институтов. Этому и будет посвящена основная часть доклада. Во главе угла же будет стоять вопрос об отношениях протектора и его парламентов, поскольку именно борьба законодательной и исполнительной властей (по мнению многих историков) является центральным конфликтом и самой движущей силой Английской революции 1640−60 годов.

Введение

Для изучения истории Английской революции, у исследователя имеется огромнейшая источниковая база. Но главное даже не в объеме имеющейся информации, а в широкой палитре типов этих источников. Мы можем использовать и акты парламента, и мемуары, и памфлеты, и речи лидеров, и многое другое. С другой стороны, особенности темы накладывают ряд ограничений на использование источников. Вряд ли памфлеты диггеров помогут пролить свет на административную структуру протектората. Не будет особенно полезным с этой точки зрения также и значительная часть произведений мемуарного и эпистолярного жанров.

Наиболее полным сборником документов по нашей теме является «Законодательство Английской революции 1640−60 гг. «, выпущенное в 1946 году под редакцией Н. П. Дмитриевского. Несмотря на название, в книге присутствуют не только непосредственно нормативные документы, но также выдержки из мемуаров и речей известных деятелей той эпохи и из протоколов заседаний парламента. Также изредка представлены извлечения из работ ведущих исследователей этой эпохи (напр. Кларендона) Законодательство Английской революции. 1640−60 // Сост. Н. П. Дмитриевский. М. -Л., 1946. С. 166−167. Особенную важность имеют целиком представленные в сборнике «Орудие управления» (The Instrument of Government) и «Смиренная петиция и совет» (The Humble Petition and Advice) — два ведущих закона протектората, описывающих его государственно-административные основы. Это определяет очень большое значение для нашей работы как этих актов самих по себе, так и их сопоставления: с «Орудия управления» фактически началась пятилетняя история протектората, а «Смиренная петиция», серьезно модифицирующая государственную систему, была принята за год до смерти Кромвеля. «Орудие управления» было разработано в декабре 1653 признанным лидером армии генералом Ламбертом и сразу же утверждено офицерским советом, отражая тем самым воззрения армейской верхушки Барг М. А. Указ. соч. С. 217. «Петиция» была внесена в парламент как проект восстановления монархии в феврале 1657 года бывшим лорд-мэром Лондона Паком и окончательно доработана к концу мая. Несмотря на протесты меньшинства, большинство коммонеров (члены парламента — House of Commons) приняли эту петицию, что говорит об отражении ею интересов парламентариев и тех, кто стал таковым после последних выборов в сентябре 1656 года Савин А. Н. Указ. соч. С. 383.

Однако многие акты публикуются в отечественных сборниках неполно, лишь в извлечении. Поэтому к работе мы привлечем еще два сборника документов по истории Английской революции, составленных ведущими британскими историками конца XIX века. Использование этих книг преследует три цели: восполнить недостающие места, «купюры» в документах, представленных в сборнике Дмитриевского; попытаться найти дополнительные источники, которых нет в указанном выше советском сборнике; попробовать своими силами проверить правильность перевода источников, имея их публикацию на языке оригинала.

Первой по хронологии является книга Томаса Карлайла «Письма и речи Оливера Кромвеля с разъяснениями» (Oliver Cromwell’s letters and speeches with Elucidations). Она представляет собой сборник всех найденных переписок и речей Оливера Кромвеля за всю его жизнь. Но не менее интересны комментарии историографа — они проникнуты глубоким уважением к Кромвелю, горячей верой в то, что правда и Бог в революцию были на стороне пуритан. Крайне сильно выражен у Карлайла и религиозный аспект революции, а также поистине пуританское убеждение в том, что ради прославления Бога и установления Его Царства, необходима сила, а не парламент-«говорильня». В центре концепции Карлайла — один лишь Кромвель. По высказыванию Савина, «мы встречаем у Карлейля поистине безтрепетную переоценку призрачных исторических формул. Самый позорный… период английского прошлого объявляется вершиной мирового; лицемерный цареубийца — совершеннейшим раскрытием всех возможностей человеческой природы» Савин А. Н. Указ. соч. С. 33. Карлайл был также первым английским историком, с которого начинается переоценка личности Кромвеля в положительном ключе Там же, С. 32. Но, если свести к минимуму восторженное отношение историка к протектору, перед нами окажется превосходный сборник речей и писем человека, установившего в Англии режим личной власти. А это особенно важно, ибо решение Кромвеля определяло политику в стране, лишь только потом — буква закона.

Следующим сборником будет работа не менее известного английского исследователя Революции Сэмюэла Роусона Гардинера «Конституционные акты Пуританской революции» (The Constitutional Documents of the Puritan Revolution 1625−60). Впервые эта книга была издана в Оксфорде в 1889 году. Мы же будем пользоваться ее переизданием 1936 года, уже после смерти автора. Гардинер являлся одним из крупнейших исследователей Англии 17 века за все время изучения этого вопроса. Сложно переоценить вклад ученого в деле исследования Английской революции. Ведущий представитель вигской школы, Гардинер первым предложил термин «пуританской революции» Савин А. Н. Указ. соч. С. 37., о чем подробнее будет упомянуто в следующем разделе. Сам же сборник, в отличие от выпущенного годом ранее карлайловского собрания, не особенно изобилует комментариями к документам. Целью Гардинера было именно создание некой хрестоматии, научной публикации основных документов указанного периода истории Британии: около сотни актов начиная с (1625 года), заканчивая Бредской декларацией Чарльза II. Из них для нашей темы важны последние двадцать документов (периода 1649−1660). Все это должно было послужить наглядной иллюстрацией к различным работам историка (в том числе, и по эпохе Чарльза I). Это обуславливает также и подбор источников в данном сборнике. Такие важные акты, как создание Государственного совета (Council of State), декларация Лорда-Генерала о роспуске «охвостья» (Rump) Долгого парламента и пр. представлены здесь без каких-либо сокращений и на языке оригинала. Используя «Историю Содружества и протектората» Гардинера как литературу, полезно было бы также привлечь к исследованию подобранный им сборник основных источников по этой теме.

Попытки осмыслить такое грандиозное явление, как Английская революция предпринимаются уже после реставрации Стюартов. Английский историк Кристофер Хилл отмечает, что начало историографии этого вопроса можно проследить уже в работах Кларендона Хилл К. Английская революция. С. 31. Бывший член Долгого парламента, он вышел из его состава после начала гражданской войны и уехал в эмиграцию во Францию. После возвращения Чарльза II на престол, стал лорд-канцлером и тестем брата короля, будущего Джеймса II. С Кларендона берет начало не только изучение истории Революции 1640−60 годов, но и так называемая «торийская» школа историков. Представители этого направления утверждали, что власть Стюартов не была тиранией, что истина состояла в предсмертных словах Чарльза I — «я выступал… за истинную свободу всех моих подданных» Там же, С. 32., что истинные причины революции кроются в неожиданном психологическом эффекте от безобидных с виду ошибок короля (редкость созывов парламента; пренебрежение юрисдикцией Звездной палаты; благодушие к папским легатам и пр.) Савин А. Н. Указ. соч. С. 9.

Однако «торийская» школа выделяется историками лишь в противовес «вигской», которая после Славной революции 1688 г. Постепенно становилась господствующей в английской историографии Там же, С. 11. Взгляд вигских историков на причины и протекание Революции кардинально отличается от торийского. Они утверждают, что армии Парламента боролись за свободу и законные права человека против тирании Стюартов. Самоуправство королей (начиная от несправедливых налогов, заканчивая постоем солдат королевской армии в домах крестьян) и привело к тому социальному взрыву, к «разжиманию пружины» в начале 1640-х годов. Причем, аргументы вигов сходны с пропагандистскими заявлениями Парламента первых годов Революции Хилл К. Английская революция. С. 20.

Одной из основных работ, использованных в нашем докладе, является «История Содружества и Протектората» (The history of the Commonwealth and the Protectorate) в четырех томах, написанная уже упомянутым Сэмюэлом Гардинером, одним из ведущих представителей вигской школы. Хотя трудно отнести его к какой-либо партии: многие историки подчеркивали объективность и непредвзятость работ Гардинера Савин А. Н. Указ. соч. С. 37. В основе всех его работ (а их немало — около десятка крупных работ по английской истории 17 века) лежит созданная им концепция «пуританской революции». Она заключается в том, что главной движущей силой Английской революции был религиозный фактор, который заставлял пуритан требовать соблюдения правил, предписанных Богом не только от себя, но и от окружающих. Беззаконие, творимое королевской властью, и привело к взрыву недовольства, позднее — к гражданской войне. Наибольшего подъема волна пуританской революции достигла в Бэрбонском парламенте, тогда как после его разгона и установления Протектората пошла на спад, что неминуемо, по мнению Гардинера, вело к реставрации монархии S.R. Gardiner. The history of the Commonwealth and the Protectorate.Т.3. London, 1916. C 17. Савин обращает внимание на интересный парадокс в теориях двух известнейших представителей школы вигов: Карлайл возвысил пуританских революционеров «на недосягаемый пьедестал» Савин А. Н. Указ. соч. С. 41., Гардинер же свел на землю, но сделал их более правдивыми и понятными, что помогло английскому читателю «почувствовать с ними свое кровное родство» Там же, С. 42. Из всего четырехтомника нами будут использованы последние два тома. В них повествуется о событиях между декабрем 1653 года и выборами во второй парламент протектората в сентябре 1656 года. Рубежом между третьим и четвертым томами является роспуск первого парламента протектората в январе 1655 года (так называемого «назначенного парламента» — nominated Parliament по терминологии Гардинера). Не успев закончить полностью описание истории протектората, Сэмюэл Гардинер умер в 1902 году.

Уже через несколько лет ученик Гардинера Чарльз Гардинг Ферс поставил задачу закончить дело своего профессора. Прямо указывая на это в предисловии своего двухтомника «Последние годы Протектората» (The last years of the Protectorate), Ферс пишет: «Хоть это (продолжение книги — Г. М.) и было мною начато по воле доктора Гардинера, я осознаю, что не имею всего запаса знаний и материала, каковы были у профессора» C.H. Firth. The last years of the Protectorate. Т.1. London, 1909. v. Книга во многом продолжает традиции «Истории Содружества…» Гардинера: использование той же источниковой базы, схожие принципы деления на главы и пр. С другой стороны, больше места уделено диалогам и монологам (речам), которые призваны полней раскрыть описываемую тему (например, приведенный полностью разговор офицеров и генералов, показывающий позиции разных слоев армии по вопросу «Смиренной петиции») Там же, С. 65−66. По мнению Ферса, важнейшими событиями последних лет протектората Кромвеля были созыв второго парламента и принятие «Смиренной петиции и совета» этим же парламентом Там же, С. 1. Отсюда и деление двухтомника по лету 1657 года, когда окончательно была принята «Петиция», и начали стихать споры вокруг нее. Оба тома будут нами использованы.

Однако даже Ферс, умерший в 1936 году, являлся представителем волны пропуританских вигских историков, что достигла своего пика в конце 19 века, легко тронувшей век двадцатый. Из более современной английской историографии стоит отметить работы Кристофера Хилла. Одним из первых его сочинений является «Английская революция», вышедшая в 1947 году. Хилла можно назвать одним из влиятельных британских историков-марксистов. В начале 1930-х, будучи студентом во Фрайбурге, в Германии, он был свидетелем прихода к власти нацистов, что способствовало формированию у него коммунистических взглядов. Позднее он неоднократно посещал СССР и был членом Британской Компартии. Его концепция была абсолютно иной, чем теория Гардинера. Если последний сводил до минимума классовость Революции, то Хилл писал: «…Английская революция 1640--1660 гг. была великим социальным движением, подобно французской революции 1789 г… Гражданская война была войной классовой, в которой деспотизм Карла I защищали реакционные силы государственной церкви и феодальных лендлордов» Хилл К. Английская революция. С. 2. С другой стороны, Хилл совсем не отказывает в важности религиозному фактору в причинах революции Там же, С. 7.

Разговор об отечественной историографии следует начать с разбора дореволюционных работ, среди которых особо следует выделить курс лекций А. Н. Савина по истории Английской революции, прочитанный им в Московском университете в 1907−08 и 1909−10 годах (мы будем использовать второе издание 1937 года). Данная работа представляет собой полноценное изложение истории Революции, начиная с установления династии Стюартов в 1603 году. Подробнейшим образом описано социально-экономическое, внешне- и внутриполитическое положение Англии в первой половине 17 века. Книга имеет живой язык, будучи при этом строго научной, как и подобает стенографиям лекций. Работа ценна для нашего доклада не только главами-лекциями по интересующему нас периоду, но и предварительным обзором историографии, что оказало неоценимую помощь при написании этого и предыдущего разделов доклада. Суммируя эти многие работы, Савин приходит к выводу, что Революция была следствием как социальных, так и религиозных причин. В отношении же протектората историк также указывает на переходность такого устройства, правда, не говоря прямо, к реставрации ли Стюартов или просто к монархии привела бы кромвелевская диктатура Савин А. Н. Указ. соч. С. 377−379.

Уже в советское время вышла монография Михаила Абрамовича Барга «Кромвель и его время», являющаяся фактически биографией английского генерала. Но Кромвель является лишь стержнем повествования — спектр проблем, затронутых Баргом, достаточно широк, чтобы назвать эту монографию работой по истории Английской революции в целом. Книга, выдержанная в традициях марксистской историографии, подчеркивала изначально классовый характер Республики Барг М. А. Указ. соч. С. 202. Однако, подчеркивает историк, нельзя отрицать, что главным фактором падения Долгого парламента и установления протектората было резкое усиление роли армии в сочетании с заведомой невозможностью «юристов от парламента» решить насущные проблемы Там же, СС. 203, 208−209. Барг также указывал на хитросплетения в статьях «Орудия управления», позволявших Кромвелю осуществлять полновластную диктатуру Там же, С. 218−219. Михаил Абрамович по ходу повествования заостряет также внимание на борьбе различных «партий» за влияние на протектора.

Уже на закате советской власти, в 1990 году, в серии «Жизнь замечательных людей» была выпущена книга Татьяны Павловой «Кромвель». Монография представляет собой в первую голову подробную биографию генерала, написанную живым языком, очень эмоционально. Тем не менее, это серьезный труд доктора исторических наук, в котором освящена не только биография исторического деятеля, но и его время в подробных деталях и с некоторыми суждениями автора, интересными для нашего доклада. Во введении работе придан марскистский окрас. Для автора Английская революция — буржуазная. Даже роль религии трактуется через призму классовости Революции Павлова Т. А. Кромвель. М., 1990. С. 7−8. И все же, работа написана вольным языком, а одно из немногих проявлений марксизма заключается в оригинальных эпиграфах: они состоят из двух цитат Маркса и Кромвеля на тему последующей главы.

Из современной отечественной историографии стоит выделить монографию М. П. Айзенштат «Великобритания в Новое время: политическая история». Эпоха Республики и Протектората здесь затронута довольно слабо, не без фактических ошибок (5 лет правления Кромвеля проходили вообще без парламента) Айзенштат М. П. Великобритания в новое время: политическая история. М., 2002. С. 24. Книга привлекается для рассмотрения современного подхода к истории Англии, и содержит в себе несколько интересных суждений.

Глава 1. Преддверие диктатуры Кромвеля

В первой главе нашей работы речь пойдет о событиях, предшествовавших установлению протектората, и которые прямо к этому вели. Временными рамками можно считать существование Английской республики (содружества): 1649−53 гг. Основными событиями этой эпохи (учитывая специфику нашей темы) можно считать разгоны Долгого и Малого парламентов. Это определило строение данного раздела: он поделен на две главы. Первая часть посвящена краткой истории Английской республики в свете нашей темы, а также анализу разгона «охвостья» Долгого парламента 20 апреля 1653 г. Во второй части речь пойдет о созыве «совета 140», призванного составить конституцию Барг М. А. Указ. соч. С. 214., но провозгласившего себя парламентом и принужденного сложить полномочия в пользу Кромвеля. Также будет рассмотрено непосредственно создание протектората.

Основные цели данного раздела: осветить в истории Английской республики предпосылки установления военной диктатуры, раскрыть роль парламентов в этом процессе и показать влияние на ситуацию в стране различных «партий». Следует также заранее оговорить: термином «Содружество» (более точный перевод английского слова Commonwealth) для избегания путаницы в докладе будет обозначаться Англия всего периода республиканского правления, 1649−60. В данном же разделе будет говориться об «Английской республике» — лишь период 1649−53 гг.

А. Республика и «охвостье» парламента.

На наш взгляд, начинать разговор о предпосылках установления протектората следует не с провозглашения Английской республики весной 1649 года, а с события, произошедшего на полгода раньше — Прайдовой чистки. К концу осени 1648 года пресвитерианское большинство Долгого парламента выработало план примирения с плененным королем Чарльзом I, по которому тот возвращался на трон с некоторыми уступками парламенту. Это предложение не устраивало левый фланг общества — индепендентов, левеллеров и армию. Лидер левеллеров Джон Лильберн предлагал лишить короля многих привилегий (в первую очередь, права вето), тогда как представители армии в своей Ремонстрации прямо указывали на опасность переговоров ввиду необязательности короля Чарльза и на необходимость суда над ним «за измену и кровопролитие» Савин А. Н. Указ. соч. С. 321−322. Однако парламентские пресвитериане решили продолжить переговоры с королем и 5 декабря 1648 г., получив от него ответ, проголосовали за соглашение с ним 140 голосами против 104 Павлова Т. А. Указ. соч. С. 174. В тот же день офицеры и коммонеры-индепенденты принимают решение арестовать членов Долгого парламента, пошедших на сговор со своим бывшим противником. На этом совете создается список неугодных лиц, по которому уже на следующий день индепендент полковник Прайд при помощи своих солдат не допустил в зал заседаний немногим менее двух сотен парламентариев, многие из которых были арестованы (хотя и отпущены вскоре).

После этой «чистки» индепендентское меньшинство парламента превратилось в абсолютное большинство. После очищения палаты от умеренных пресвитериан, вопрос о суде короля стал лишь делом времени. Уже 28 декабря, через три недели после чистки, в палату было внесено предложение о суде над королем, а 4 января 1649 года парламент издал три резолюции, по которым он провозглашался верховной властью Савин А. Н. Указ. соч. С. 324. Первая провозглашала народ Англии источником верховной власти, вторая утверждала Палату общин верховной властью страны, третья же объявляла Палату высшим законодательным органом, даже в обход короля и Палаты лордов. Таким образом, Англия открыто провозглашалась парламентской республикой.

Причины принятия этих актов ясны: нижняя палата, настроенная теперь на суд над королем, поняла, что ей не получится заручиться в этом вопросе поддержкой Палаты лордов. Тогда коммонеры решились на фактически государственный переворот, присвоив себе верховную власть. Эти акты были составлены грамотными юристами, которые составляли значительную часть Долгого парламента, и о которых пойдет речь ниже. Повод присвоения лежит в первой резолюции, причина — в остальных двух. Народ в виде общин есть источник высшей власти в государстве. Общины же посылают своих представителей в парламент, получающий тем самым эту верховную власть.

Но было ли установление республики целью парламентариев? Усомниться в этом позволяет довольно широкий разброс в датах принятия документов, по которым была основана Республика. Постановление об упразднении королевского звания вышло только через неделю после казни короля, 7 февраля Законодательство Английской революции. С. 122., однако это было лишь предписание по изданию соответствующего акта, который был издан лишь месяц спустя — 17 марта 1649 года Там же, С. 128. Все это косвенно свидетельствует о нежелании Палаты общин открыто рвать с прошлым и провозглашать республику (что, кстати, было сделано еще двумя месяцами позже — 19 мая) Законодательство Английской революции. С. 141. Павлова также указывает на то, что Кромвелю приходилось убеждениями, шутками и угрозами получать от коммонеров-членов суда над королем подписи под обвинительным приговором Павлова Т. А. Указ. соч. С. 195. Таким образом, даже сильно радикализировавшийся после чистки Прайда парламент не спешил проводить коренные преобразования в устройстве государства, тогда как по возможности быстро провозгласил себя верховной властью (акты от 4 января — см. выше).

Следует здесь обратить внимание, на то, что те три резолюции позволяли парламенту править в обход короля и Палаты лордов, а принятые в течение всей весны акты позволяли править без них. Напрашивается мысль, что для парламентариев было важно иметь всю полноту власти де-факто, но никак не де-юре. Об этом может свидетельствовать поспешное создание Государственного совета, наделенного весьма широкими военными и административными полномочиями, но полностью поставленного под контроль Палаты общин: обязательство выполнять распоряжения парламента и возможность отзыва полномочий Совета парламентом — вот лишь несколькие из таких пунктов Акта о создании Совета от 13 февраля Законодательство Английской революции. С. 124. Более того, сам Госсовет состоял на три четверти (31 из 41 членов) Павлова Т. А. Указ. соч. С. 201. из коммонеров. Даже несмотря на это, в тексте особой присяги членам Совета отдельно прописали подтвердить преданность Палате общин Samuel Rawson Gardiner. The Constitutional Documents of the Puritan Revolution 1625−60. London, 1936.С. 384. Символично, что постановление парламента о необходимости создания Государственного совета вышло в один день с постановлением о ликвидации королевского титула Законодательство Английской революции. С. 123.

Все это говорит о том, что парламентская республика, не успев законодательно оформиться, превратилась в олигархическую республику, в которой 50−60 коммонеров фактически встали над законом, сосредоточив в своих руках не только парламентскую власть, но и (если использовать более позднюю теорию разделения властей) обе других — исполнительную и судебную (обе в числе компетенции Госсовета Там же.; судебную также по причине преобладания юристов высшего ранга среди коммонеров Барг М. А. Указ. соч. С. 203.).

Рассмотрим же теперь причины падения республиканской Англии. Уже в «первый год свободы, милостию Божьей восстановленной» (то есть, 1649) Английская республика столкнулась с рядом сложных проблем. Европейские монархии крайне настороженно относились к молодому государству (Испания признала Республику в 1650 году, Франция — только в 1652) Там же, С. 202., возникла возможность их интервенции на помощь войскам наследника престола, провозгласившего себя Чарльзом II. Да и сам сын короля вел активные военные действия в Шотландии, создавая угрозу захвата Лондона. Роялистские восстания проходили также и в Ирландии. Еще на заре Республики, в июле 1649 года группа офицеров, отправлявшихся на подавление ирландского восстания, составила петицию к парламенту по поводу необходимости правовой реформы. Среди прочих просьб были предложения перевести судопроизводство на английский язык, отменить десятину, уплатить публичные долги Законодательство Английской революции. С. 141. С этого началось долгое противостояние коммонеров и офицеров, которое и привело к разгону Долгого парламента.

Как уже было отмечено выше, Палата общин состояла из представителей высших слоев общества, в основе своей юристов. Офицерский же корпус армии (не говоря даже о нижних чинах) был менее благородного происхождения (полковники Прайд и Гаррисон были соответственно возчиком и клерком и т. д.) Павлова Т. А. Указ. соч. С. 183. Армия, борясь за реформу права и парламент, желающий эту реформу максимально затянуть — все они поступали так не только в интересах своей профессии, но и как определенный социальный слой. С этой точки зрения можно отчасти признать классовый характер как самой республики, так и причин, приведших к его падению, о чем говорят марксистские историки Барг М. А. Указ. соч. С. 202. Хилл К. Английская революция. С. 5.

Савин выделяет еще один конфликт внутри республики: вошедшие в союз, знаменовавший начало Содружества умеренные гранды и радикальные левеллеры затем «расторгнули» его и предложили принципиально различные пути обновления Англии Савин А. Н. Указ. соч. С. 369−370. Интересно подметить, что редакция левеллерского «Народного соглашения» от 1 мая 1649 года начиналась со статьи о провозглашении верховной властью «народного собрания» в составе 400 членов Законодательство Английской революции. С. 138. Тогда же парламент созвал комитет по избирательной системе, который после полугодовой работы представил в январе 1650 г. доклад, утверждавший то же самое, в отношении, разумеется, парламента, а не собрания. Савин А. Н. Указ. соч. С. 370. Тем не менее, весной и летом 1649 года, после майского восстания в армии, левеллерское движение было подвергнуто жестоким репрессиям, а изданный 17 июля того же года акт, определяющий, что считается государственной изменой почти во всех своих положениях (печать памфлетов о тираническом характере власти; призыв к установлению «народного собрания» и пр.) был направлен прямо против последователей Лильберна Samuel Rawson Gardiner. The Constitutional Documents of the Puritan Revolution 1625−60. London, 1936. С. 388−391.

Как бы то ни было, основное ядро левеллеров составляло офицерство, поэтому можно включить описанный выше конфликт в общее противостояние армии и «охвостья». Важно понять, что двоевластие не было бы так ярко выражено, если не резкое усиление позиций армии и лично Кромвеля. У этого усиления есть несколько причин. С одной стороны, «осадное» положение Англии, перманентная опасность войны предопределила роль армии как главную защитницу республики, основную опору государственности. Это сказалось на резко возросшей роли армейской верхушки — офицеров и генералов — в политической жизни страны. Далее, великие военные победы повышали престиж как армии в целом, так и ее предводителя — Оливера Кромвеля. Это обстоятельство поможет нам позднее разобраться в самой сути Протектората.

Как бы то ни было, еще с августа 1649 года Кромвель регулярно посылал Палате общин петиции и письма с просьбой о начале правовой реформы. С одной стороны, лорд-генерал отражал желания своих подчиненных — офицеров: он не желал волнений в войсках и стремился показать себя защитником своих солдат (и, вместе с тем, народа, также страдавшего от поборов юристов). Барг справедливо указывает на другую причину — желание Кромвеля скомпрометировать парламент, выставить их кучкой своекорыстных, властных буржуа Барг М. А. Указ. соч. С. 203. В день первой такой петиции Кромвеля Палата общин постановила созвать комитет по рассмотрению правовых вопросов. Показательная запись найдена в Журнале Палаты общин — 4 декабря 1649 года, через несколько месяцев после начала работы комитета, Палата предписывает ему «оживить свою работу и собраться на заседание на следующий день» Законодательство Английской революции. С. 143. Через два года, 8 октября 1651 г. В Журнале появится запись идентичного содержания Там же, С. 145. Это не означало того, что все это время комитет не работал: весь 1650 год в Палату поступали его доклады с проектами отмены некоторых пошлин и упрощения судопроизводства. Большая их часть была отклонена Там же, С. 144.

После знаменитой битвы при Денбаре 3 сентября 1650 года Кромвель, пользуясь очередным приливом славы, в очередной раз послал в парламент петицию с требованием социальных реформ (в первую очередь, права), мотивируя это резким ослаблением внешней опасности и усилением внутренних проблем Carlyle Th. Oliver’s Cromwell letters and speeches with Elucidations. London, 1888. Т.2. С. 108. Она осталась без ответа. Ровно через год битва при Вустере положила конец борьбе с наследником Чарльзом, Республика отстояла независимость. Уже 10 декабря 1651 г. Кромвель созвал в доме спикера Палаты Ленталла совещание по вопросу о форме правления Англии Павлова Т. А. Указ. соч. С. 272−274. Лишь некоторым из присутствующих сразу стала понятна цель собрания — Кромвелю необходимо было узнать мнение его приближенных о таком вопросе, как возможность восстановления монархии Законодательство Английской революции. С. 152. Большинство членов парламента высказалось за привнесение некоторых монархических черт в систему управления, за ограниченную монархию Там же, С. 151. Своими предложениями установить на престоле «если не Чарльза II, то его брата герцога Глостерского» они противоречили собственному акту почти трехгодичной давности — по нему запрещалось не только наделять человека полномочиями и властью короля, но и приглашать на эту должность кого-либо из родственников казненного Стюарта Samuel Rawson Gardiner. The Constitutional Documents of the Puritan Revolution 1625−60. London, 1936. С. 385. Большинство представителей армии высказалось резко против каких-либо примесей монархии. Тем самым Кромвель получил окончательную поддержку от лица армии на роспуск «охвостья» как логова промонархических отступников.

Делая промежуточный итог, надо отметить, что непосредственно установление республики не было целью Долгого парламента. Они стремились к упрочению своей власти как таковой. Однако коммонеры не были способны разрешить наболевшие социальные вопросы, что ударило бы по их позициям и кошелькам. Это предопределило падение этой олигархии. То, что армия усилила влияние, перестав при этом быть опорой парламента, став в оппозицию к нему, сильно ускорило это падение.

В. Разгон Долгого парламента. Бэрбонский парламент.

В последний день 1651 года, вскоре после совещания у Кромвеля, Палата общин постановила образовать Второй комитет по реформе права. Важным отличием было изменение в порядке работы комитета. Поначалу парламент поручал лицам, не состоявшим в парламенте, обсудить недостатки права. Это собрание должно было представить доклад комитету, опять-таки назначенному Палатой Законодательство Английской революции. С. 153. То есть, при видимом послаблении со стороны коммонеров (первоначальная консилия — не из их числа), ход реформы опять полностью подпадает под их контроль. Из 21 человека в парламентский комитет входят лишь 4 офицера (в том числе, генерал Десборо, приближенный Кромвеля) Там же, С. 154. Тем не менее, голоса сторонников коренных реформ громко звучат и в этом комитете. Весь 1652 год и самое начало 1653-го комитет составлял доклады с предложениями таких реформ: отмена пошлин при предъявлении исков, о более быстром судопроизводстве при взимании рент, о пошлинах с тяжущихся. Подавляющее большинство этих актов «после двукратного заслушания было возвращено указанному выше комитету» Там же, С. 154−156.

Параллельно все чаще стало звучать предложение распустить парламент и созвать новый: Палата давно уже никого не представляла, кроме самого себя. Как уже писалось выше, не только армия и левеллеры осознавали необходимость этого: в январе 1650 назначение выборов было одной из основных тем доклада Уайтлока парламенту. В конце 1651 Палата общин, после долгих прений, назвала дату новых выборов — 3 ноября 1654 года Павлова Т. А. Указ. соч. С. 272. Однако уже с весны следующего года начала усиленно работать над новым избирательным законодательством. Суть его заключалась в том, что 50−60 членов Долгого парламента автоматически получали места во всех последующих, пожизненно. Более того, в новой Палате из 400 человек бывшие полсотни членов «охвостья» составляли некую элиту, «парламент в парламенте», определяющую пригодность остальных 350 кандидатов к званию коммонера Барг М. А. Указ. соч. С. 209. Такое положение не устраивало ни общество, ни армию с Кромвелем во главе. Уже в конце июня 1652 года в петиции от жителей нескольких графств, прозвучало требование ежегодных выборов парламента, уплаты внутреннего долга, свободы печати Законодательство Английской революции. С. 158. То, что за три года до этого можно было найти лишь в запрещенных памфлетах левеллеров, теперь прямо предоставляется Палате общин как петиция от широких масс. А уже 13 августа под протекцией Кромвеля от лица всей армии парламенту была направлена очередная петиция Там же, С. 160. Многие ее положения чуть ли не прямо обвиняли Палату в коррумпированности: требовалось устранить злоупотребления при взимании акциза, заплатить армии недоимки по жалованию, решить вопрос о ненужных должностях. Последний пункт петиции подразумевал определение качеств лиц, что будут заседать в следующих парламентах. Тем самым, армия встала в оппозицию парламенту по вопросу увековечивания власти его членов. Павлова считает, что такая обтекаемая формулировка, заменяющая требование роспуска парламента была сделана по требованию Кромвеля, который тогда еще пытался сохранить баланс между Палатой и войсками Павлова Т. А. Указ. соч. С. 276.

Государственный совет к тому моменту практически не играл никакой роли. С одной стороны, победа над роялистскими интервентами и усмирение Шотландии с Ирландией свело к минимуму некоторые его полномочия. С другой, как по составу, так и по предписаниям, он был лишь орудием проводимой Палатой общин политики. Зато обрел вес новый совет офицеров, который и преподносил парламенту петиции от имени армии Законодательство Английской революции. С. 166. К весне 1653 члены этого совета уже открыто говорят о необходимости разгона Долгого парламента Савин А. Н. Указ. соч. С. 371. В апреле Палата приступила к реформе избирательного права. 15 апреля Кромвель резко критикует повышение избирательного ценза, предлагая парламенту самораспуститься. Когда несколько коммонеров предлагают самому лорд-генералу уйти в отставку, он соглашается, но никто из его генералов не решается его заменить Там же. Непререкаемый авторитет Кромвеля сыграет важную роль в последующих событиях.

Далее события развивались стремительно. 19 апреля Кромвель созывает собрание лидеров армии и парламента для обсуждения своего предложения — назначить «лучших представителей» армии и парламента во временное правительство до избрания следующего парламента Законодательство Английской революции. С. 169. Генералы полностью поддерживали проект своего командующего. Среди парламентариев выделялось резко противящееся реформе меньшинство и колеблющееся большинство Павлова Т. А. Указ. соч. С. 286. Коммонеры пообещали продолжить дискуссию на следующий день, а пока не обсуждать избирательный закон. Утром 20 апреля несколько умеренных парламентариев во главе с Уайтлоком и офицеры снова собрались в доме Кромвеля, когда гонец сообщил, что «охвостье» собралось в зале заседаний и вероломно поставило на голосование проект по предоставлению Долгому парламенту вечных полномочий Законодательство Английской революции. С. 169. Не теряя ни минуты, Кромвель, Гаррисон, Ламберт, еще несколько людей и 30−40 солдат поспешили к Вестминстеру. Лорд-генерал с трудом сохранял спокойствие во время выступлений Гезльрига, Вэна и прочих, призывавших к принятию акта. Затем Кромвель взял слово и обвинил коммонеров поименно в мздоимстве, разврате и прочих пороках. После этого, со словами «Вы вынудили меня сделать это, ибо я день и ночь молил Господа, чтобы он лучше убил меня, чем заставил сделать это дело» Carlyle Th. Oliver’s Cromwell letters and speeches with Elucidations. London, 1888. Т.2. С. 327., он, при помощи мушкетеров, выгнал коммонеров и запер за ними двери Палаты. Государственный совет был ликвидирован вечером того же дня, 20 апреля 1653 года Барг М. А. Указ. соч. С. 212.

Олигархия пала, но ничего пока не было построено на ее руинах. Кромвель осознавал необходимость создания новой системы управления. Основные требования ведущему ее органу понятны: он должен совмещать интересы ведущих партий и уметь решать насущные социальные проблемы. Была ли уже тогда возможность у Кромвеля представить этот орган в одном лице — своем? Да, определенно. Огромный его авторитет как генерала достиг поистине заоблачного уровня после разгона Долгого парламента. Никто, кроме, пожалуй, городского правления лондонского Сити, не воспрепятствовал перевороту Павлова Т. А. Указ. соч. С. 286. Таким образом, с ликвидацией «охвостья» Англия вышла на прямой путь установления военной диктатуры, основанной на авторитете командующего армией. Однако Кромвель не спешит воспользоваться такой ситуацией. Сразу же после разгона старого Государственного совета, он организует под своим контролем новый, из 13 человек (9 из них — офицеры) Савин А. Н. Указ. соч. С. 372., который становится фактически временным правительством. Такой совет из «дюжины людей для фактического управления государством с решающей ролью представителей армии» был целью генерала Ламберта, лидера офицерства, тогда как вождь людей Пятой монархии (сектанты, сторонники становления государства по древнеиудейскому образцу) полковник Гаррисон предлагал подобие Синедриона из нескольких десятков мудрейших Павлова Т. А. Указ. соч. С. 287. Кромвель предложил компромисс: от его имени и имени этого Госсовета индепендентским конгрегациям главной задачей ставится составление списков «благочестивых, боящихся Господа мужей», из которых должен состоять новый орган по созданию конституции. 4 июля 1653 года ассамблея из 138 членов была наконец собрана. На открытии Кромвель произнес полную воодушевления речь о великой миссии собравшихся — определить будущее, по которому будет развиваться Англия; важнейшее место генерал уделял продолжению саботируемых «охвостьем» социальных реформ Законодательство Английской революции. С. 172−173.

Примечательно, что Кромвель определил срок полномочий собрания так, как это решил в свое время Долгий парламент — до ноября 1654 года Carlyle Th. Oliver’s Cromwell letters and speeches with Elucidations. London, 1888. Т.2. Т.2. С. 284. Подразумевалось, что за это время будет создан основной закон Англии, а с указанной выше даты власть перейдет ежегодно переизбираемому парламенту Павлова Т. А. Указ. соч. С. 288. Также, новый Госсовет — совет офицеров мог быть отменен по первому предложению этой ассамблеи. Но какова же должна стать роль самого Кромвеля в новой системе управления? Основой его власти был авторитет, позволявший ему контролировать тот самый совет офицеров, исполнительную власть, которую он не стал защищать, дав зеленый свет его упразднению. Здесь снова поднимается вопрос о притязаниях лорд-генерала на королевскую власть. Еще в 1649 году недоброжелатели предполагали такое тайное желание Кромвеля. После апреля 1653 года все больше людей в разных слоях общества приходили к мысли, что Генерал со дня на день оденет корону. Даже роялисты втайне рассчитывали на то, что Чарльз II станет зятем Кромвеля Там же, С. 289. Но важнейшую роль тут играет тот факт, что при выборе указанных выше путей создания Палаты, лорд-генерал выбрал гаррисоновский. А ведь целью людей Пятой монархии было установление в Англии Пятого Царства Божиего. Савин прямо указывает на то, что среди этих сектантов весной-летом 1653 г. Возобладало мнение об избранности Кромвеля (подобно моисеевой) Савин А. Н. Указ. соч. С. 372. Это сближение милленариев (альтернативное название секты) с генералом было прервано в ходе действий новой ассамблеи.

Первым делом она 12 июля провозгласила себя парламентом Павлова Т. А. Указ. соч. С. 289. По имени одного из заметных ее членов, Прэйзгода Бэрбона, парламент этот называли Бэрбонским. В общих чертах новая Палата продолжала начатые «охвостьем» реформы, только более быстро, с религиозным воодушевлением. Рассмотрев и обсудив старое законодательство, парламентарии приступили к созданию новых законов. Многие из них поражали своим идеализмом: отмена долговых тюрем как таковых, полная добровольность посещения церкви, отмена всего предыдущего законодательства и возврат исключительно к 10 заповедям Моисея Савин А. Н. Указ. соч. С. 374. По мнению современника событий, генерала Ледло, последней каплей в чашу терпения было предложение радикальных коммонеров лишить жалования на один год армию для приведения в порядок финансов Законодательство Английской революции. С. 174.

Умеренная часть Бэрбонского парламента, составлявшая примерно половину его численности, не поддерживала таких радикальных требований. В ноябре 1653 года она начала переговоры с верхушкой армии. К началу декабря они пришли к соглашению: конец деятельности Палаты должен быть положен, но строго конституционным путем Барг М. А. Указ. соч. С. 215. Вскоре, 12 декабря, когда был поставлен на голосование проект отмены десятины, с молчаливого одобрения спикера умеренные члены парламенты упрекнули радикалов в разрушении государства и потребовали передачи своих полномочий Кромвелю Савин А. Н. Указ. соч. С. 374. Поскольку заседание начали специально пораньше, до прихода сектантов-радикалов, соответствующее постановление было принято, а жезл спикера торжественно преподнесен лорд-генералу. Милленарии-коммонеры пришли уже к закрытым дверям.

Таким образом, делая общий итог главы, надо отметить, что конец Республики был заложен в ней самой — пренебрежение резко возросшим влиянием армии в сочетании с неспособностью решить важнейшие социальные задачи. Коллективный лидер революции — Долгий парламент — перестал быть таковым, перейдя на охранительные позиции. Но эта эволюция почти не затронула армию. Разогнав «охвостье», она фактически продолжила революцию. Также можно сказать, что с 1649 года неотвратимым стало установление диктатуры Кромвеля. Как непререкаемый престиж, так и опора на определенные социальные слои (армия, «средний класс») предопределили «внесение некоторых монархических черт» в управление Англией. Тем не менее, революция продолжала быть огромным социальным экспериментом — попытки внедрить систему управления на республиканских началах пока не приносили ожидаемого успеха.

Глава 2. Эволюция Протектората

Вторая и последняя глава будет посвящена разбору непосредственно эпохи Протектората, начиная с принятия «Орудия управления» 16 декабря 1653 года, заканчивая смертью Кромвеля 3 сентября 1658 года. Здесь, как и в предыдущей главе, ведущим принципом, от которого будет зависеть строение раздела, будет хронология. То есть, история Протектората будет рассмотрена нами в хронологическом порядке. Центральной темой первой части главы будет первоначальное государственное устройство по «Орудию управления», а также попытки его изменения Первым парламентом Протектората. Далее, вторая часть будет посвящена периоду межпарламентского правления. Особое внимание тут будет уделено рассмотрению института генерал-майоров (Major Generals). В последней же части исследование развернется вокруг деятельности Второго парламента Протектората и главного продукта этой деятельности — «Смиренной петиции и совета», призванной заменить «Орудие…» в качестве основного закона Англии. Поставленный в нашей работе акцент на исследование эволюции государственного устройства в целом оправдывает хронологический подход к делению работы.

Поскольку эта глава является центральной в докладе, задачи, поставленные в ней, будут перекликаться с целями всей работы. Повторю их вкратце: показать роль Протектората Оливера Кромвеля в истории как Английской революции, так и английского государства вообще; определить характер этой системы и вносимые туда изменения; выявить попутно роль парламентов в эволюции устройства страны.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой