Психологические методы работы с дентофобией при оказании стоматологической помощи

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Специальность 20 400 Психология

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ РАБОТЫ С ДЕНТОФОБИЕЙ ПРИ ОКАЗАНИИ СТОМАТОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ

2014 г.

АННОТАЦИЯ

Фобия, тревожность, страх, навязчивые состояния, стоматолог лечение зубов дентофобия, психологическое консультирование

Фобия — сильный страх, который возникает в какой-то определенной ситуации.

Дентофобия (стоматофобия,) — боязнь стоматологического лечения. Пациенты, страдающие дентофобией, часто обращаются к стоматологу только в крайних случаях, таких как острая зубная боль или воспаление. По официальным данным, дентофобией страдают не менее одной трети населения мира, т. е. практически каждый третий. Ведущим симптомом в клинической картине фобий является приступообразно возникающее чувство страха. В попытке предотвратить мучительное переживание страха больные стараются избегать ситуаций, провоцирующих его возникновение. Обычно, при фобиях критическое отношение к своему болезненному состоянию сохраняется, что является дифференциально — диагностическим признаком невротического уровня расстройств.

The summary

Phobia, anxiety, fear, obsessive-dentist dental treatment dentophobia, psychological consulting.

A phobia is an intense fear, which occurs in a specific situation.

Dentophobia (stomatoрhobia,) — fear of dental treatment. Patients suffering from dentophobia, often turn to the dentist only in extreme cases, such as acute dental pain or inflammation. According to official data, dentophobia suffer at least one third of the world’s population, i.e. about a third. Leading symptom in the clinical picture of phobias is pristupoobrazna the feeling of fear. In an attempt to prevent the painful experience of fear ill try to avoid situations that provoke his appearance. Usually, when phobias critical attitude to their painful condition persists that a differential diagnostic symptom of neurotic level disorders.

ВВЕДЕНИЕ

В жизни каждого человека неизменно присутствуют огорчения и беспокойства, он периодически испытывает страхи и тревогу, что является нормальной реакцией организма на внешнюю среду. Это — часть адаптационного механизма, в котором страхи и тревога играют роль охранника, предупреждая опасность.

По мере развития психики человека и усложнения форм его жизни страх приобретает социально-опосредованный характер и выражает психологически тонкую гамму чувств и переживаний. Для каждого возраста характерны свои, типичные, страхи. По мере взросления детские страхи трансформируются, дополняются социально опосредованными, вызванными накопленным жизненным опытом: как личным, так и опытом окружающих. Но страх — это ненормальное для организма состояние, которое характеризуется выраженной, чрезмерной и, что самое главное, постоянной тревогой. Это состояние относится к отрицательным эмоциям, сопровождается длительным внутренним напряжением, постоянным ожиданием возможных огорчений, неудач и опасностей.

Фобии традиционно рассматривались в рамках навязчивых состояний, относящихся (условно, т.к. они могут затрагивать все основные сферы психики — двигательную, эмоциональную) к расстройствам мышления. Навязчивые явления описывались еще Платером в 1617 г. Эскуирол (1827) выделил фобию как одну из форм навязчивых состояний «болезнь сомнений» (folie de doute). И. Балинский (1858) отмечал, что общим для них является чуждость сознанию, и предложил русский термин «навязчивые состояния». Навязчивые состояния — это такого рода переживания, когда у человека помимо его воли возникают («навязываются») какие-то страхи, сомнения, мысли, влечения, действия. Несмотря на критическое отношение к подобным явлениям, избавиться от них человек не может.

Б. Карвасарский (1990) указывает, что в последнее время диагноз «невроз навязчивых состояний» имеет тенденцию растворяться в понятиях патологического развития личности (акцентуации и психопатии). Но большинство отечественных авторов придерживаются несколько иной классификации навязчивых состояний и выделяют три основных синдрома: фобический, обсессивный и компульсивный, при этом к фобиям относятся навязчивые страхи, под обсессиями понимаются навязчивые мысли (навязчивый счет, навязчивые сомнения, воспоминания, влечения и т. п.), компульсивный синдром включает навязчивые действия (например, постукивание карандашом по столу во время разговора, тики, ритуалы и пр. (А. Панова и соавт., 1973; М. Коркина, Н. Лакосина, А. Личко, 1995).

Началом систематического изучения фобий принято считать 1871 г., когда Вэстхалом была описана агорафобия; где он подчеркивал, что фобии всплывают в сознании человека помимо его воли при незатронутом в других отношениях интеллекте и не могут быть произвольно «изгнаны» из сознания. Этот автор полагал, что в основе навязчивых явлений лежит расстройство мышления, в то время как Морэл их причиной считал нарушения эмоций.

Такое соотнесение фобий к столь различным феноменам отражает многогранность данного явления и показывает те трудности, с которыми сталкиваются исследователи фобий.

Фобия — сильный страх, который возникает в какой-то определенной ситуации. Различные страхи порождают разные фобии. Существует даже список официально признанных фобий. Одна из таких фобий — дентофобия (стоматофобия,) — боязнь стоматологического лечения. Пациенты, страдающие дентофобией, часто обращаются к стоматологу только в крайних случаях, таких как острая зубная боль или воспаление. По официальным данным, дентофобией страдают не менее одной трети населения мира, т. е. практически каждый третий.

Проблемой коррекции негативных эмоциональных состояний занимались И. П. Воропаева, А. И. Захаров, Е. Е. Кравцова, B.C. Мухина, А. А. Нурахунова, Т. О. Смолева, А. С. Спиваковская, С. Г. Файнберг, М. И. Чистякова, Т.Д. Зинкевич-Евстигнеева и другие. Исследованию проблемы коррекции эмоциональных состояний (в частности — фобий) посвящены работы выпускников Акмеологической Академии Лепиной А. М., Лыжовой С. А., Бурухиной А. О., Дмитриевой А. Д. Авторами было выявлено, что большинство фобии берут начало в детском возрасте, и лишь небольшая их часть является взрослым «приобретением».

Именно эти предпосылки и определили тему дипломной работы: «Психологические методы работы с дентофобией при оказании стоматологической помощи».

Цель исследования: Определение эффективности снижения степени дентофобии психологическими методами

Объект исследования: дентофобия.

Предмет исследования: психологические методы снижения дентофобии во время оказания стоматологической помощи.

Гипотеза исследования: использование приемов психологического консультирования существенно снижает проявление дентофобии во время оказания стоматологической помощи.

Для достижения цели и подтверждения гипотезы исследования, нужно решить следующие задачи:

1. Изучить теоретические источники по проблеме возникновения дентофобий.

2. Разработать программу исследования.

3. Подобрать валидные и надежные методики для исследования.

4. Разработать и провести формирующий эксперимент.

5. Проанализировать результаты формирующего эксперимента и сделать выводы.

Для решения поставленных задач, использовались следующие методы исследования:

1. Анализ литературы;

2. Беседа.

3. Наблюдение.

4. Тестирование по следующим методикам:

А. Тест «Исследование тревожности» (опросник Спилберга);

Б. Опросник Плутчика — Келлермана — Конте для выявления наиболее характерных механизмов защиты личности;

В. Шкала самооценки тревоги Цунга;

Г. Опросник иерархической структуры актуальных страхов личности Ю. Щербатых и Е. Ивлевой;

Д. Шкала ситуативной самооценки тревожности Шихана.

5. Формирующий эксперимент.

6. Подтверждение гипотезы исследования с помощью методов математической статистики.

База исследования: Исследование было проведено в период с 01. 02. 2014 г по 01. 04. 2014 г. в кабинете стоматологической помощи г. *******. В исследовании принимали участие 30 человек Средний возраст 42 года.

Гендерный состав: 20 женщин и 10 мужчин.

Испытуемые были разделены на 2 группы: контрольную и экспериментальную по 15 человек в каждой. В группы отбирались пациенты, которым предстояло длительное лечение — минимум 5 визитов к стоматологу.

Глава 1. Теоретические аспекты исследования психологических методов работы с дентофобией при оказании стоматологической помощи

1.1 Тревога, страх и фобия

Тревога и страхи -- два взаимосвязанных и, в то же время, самостоятельных психопатологических феномена. Тревога как диффузное проявление внутренней напряженности, беспокойства лишена конкретного содержания. В отличие от тревоги, страх имеет конкретное содержание, отражающее ту или иную психическую или физическую угрозу личности. Психологами тревога и страх рассматриваются как естественные этапы становления личности. Однако при определенных условиях эти феномены могут переходить в психопатологические состояния — фобии.

Тревога всегда инородна и некомфортна, не адаптивна и постоянна, своей неопределенностью она приносит внутренние страдания, она всегда вызвана внешними объектами или ситуациями, с позиции здравого смысла, не относящимися к настоящей опасности.

Тревожное расстройство умело маскируется под обычные недомогания: расстройство желудка, повышение температуры, артериального давления, утомляемости и вялости, тошнота; ощущения жара или озноба, внутренней дрожи и пульсации, кома в горле, тяжести в груди и т. д. Обычно для тревожного расстройства характерно наличие значительных страхов, мышечного напряжения и вегетативных реакций. Сложность диагностики хронической тревоги заключается в том, что она сначала практически незаметна, нередко развивается очень скрытно, не сразу нарушает адаптацию человека, не затрагивает оценку реальности, и часто прячется под маской других болезней и проблем.

Страхи и тревога неразрывно связаны друг с другом, иногда очень трудно отделить одно от другого, каждый человек имеет свою, оригинальную, внутреннюю картину переживаний, где тесно сплетаются угрызения совести, стеснение и замешательство, предвидение неудачи, печаль, ощущения вины и стыда. Но все-таки страхи, главным образом, имеют четко очерченную, легко определяемую причину опасности — а источник тревоги часто не определён и неуловим — тревогу нельзя осознать, проанализировать, и полностью объяснить с использованием здравого смысла.

Страх формируется сразу, ярко и быстро, в момент осознания реальной опасности, непосредственно перед возможным угрожающим событием или во время него; для рождения тревоги настоящие опасности не нужны, достаточно, всего лишь тревожных особенностей личности и слабеньких намеков на очень далекие, будущие опасности.

Тревога же развивается досрочно, неосознанно, постепенно и тайно, как вирус иммунодефицита, заблаговременно предвосхищая виртуальные угрозы, медленно захватывая и разрушая многие сферы человеческой жизни. В дальнейшем оказывается, что даже понимание нереальности и бессмысленности своих опасений, осознание фантастичности угрозы, оценка поведения других людей в аналогичных ситуациях, не приводят к исчезновению страхов и ослаблению тревоги; осознанный, логический контроль тревожного напряжения невозможен, а здравый смысл не работает.

Сама мысль о возможности попадания в психотравмирующую ситуацию, лишь ожидание или тонкий намек на вероятность встречи с объектом страха, могут легко спровоцировать реакцию тревоги. Сила страхов и тревоги встречается разная: от легкого волнения и напряжения до безраздельного ужаса и паники, при этом, напряженность тревоги совсем не зависит от степени опасности события или внешней угрозы.

Тревожные расстройства характеризуются высокой степенью сочетания, совмещения и взаимопроникновения друг в друга нескольких вариантов и типов тревоги, так называемая коморбидность и мультиморбидность (лат. со — вместе, multi — много, morbus — болезнь).

Практически все тревожные и фобические расстройства порождают уклонение от возможных психотравмирующих ситуаций, приводят к насильственному избеганию объектов страха и тревоги, что часто является главной причиной дальнейшего расстройства социальной адаптации. И легкие тревожные расстройства бывают порой не так безобидны, как кажется на первый взгляд, — они почти всегда имеют в своем составе отрицательные эмоции (внутреннее ощущение вины и досады, уныние, печаль, раздражительность, гневливость). Зачастую сопровождающим элементом тревоги нередко становится депрессия, плохое настроение усиливает тревогу, а страхи и тревожность служат отличной стартовой площадкой для развития депрессивной реакции.

Тревожные расстройства встречаются очень часто, в той или иной степени, тревожные расстройства нарушают жизнь, приблизительно у 5−10% людей, а чаще встречаются у женщин.

В последние 20−30 лет существенно возрастает количество тревожных пациентов, и немаловажную роль в этом росте играет усиление объема информационных потоков.

Происхождение, причины и механизмы тревожных расстройств разнообразны и сложны.

На первых местах расположены наследственные факторы. Генетические риски тревожных расстройств впервые были достоверно доказаны при исследовании поведения близнецов, имеющих идентичные характеристики генома. Имеется немало мудрых народных пословиц на это тему: «яблочко от яблони… «, «это у него в крови… «, «всосал с молоком матери…» «от осины не родятся…» и т. д.

В настоящее время уже определены некоторые гены, связанные с повышенным уровнем тревожности и склонностью к развитию тревожных расстройств. Известный факт, в тревожных семьях намного чаще встречаются тревожные дети, и высокая тревожность передается из поколения в поколение. Как правило, людей с повышенной тревожностью характерны: снижение самооценки, мнительность и застенчивость, чувство своей неполноценности, слабая предприимчивость и плохая переносимость критики при развитом чувстве долга, ощущение превосходства окружающих над собой.

Своеобразие и особенности нервной конституции уже в грудном возрасте позволяет увидеть более яркие и сильные проявления тревожности, боязливости и раздражительности, чем у других младенцев. Тревожные черты характера — торможение поведения в ответ на новую информацию и новые впечатления — проявляются у таких детей робостью, отсутствием лёгкости и непринужденности в общении, страхами новизны, уходом в себя, бегством от трудностей, развитием стресса.

Тревожная настроенность подобных людей толкает их внимание и заинтересованность в сторону значительного повышения чувствительности к возможным угрозам; они чаще и легче, трансформируют многозначные раздражители в информацию, представляющую для них опасность. Возникающие страхи и тревога — так называемая страхобоязнь или фобофобия — блокирует способность соразмерно контролировать свои тревожные чувства, формируются дефекты координации и стабилизации своих эмоциональных реакций.

Тревога всегда заразна и ядовита, и первыми под удар «тревожного волнения» попадают люди мнительные, чувствительные и неуверенные в себе.

Кроме наследственности, в тревожных расстройствах большую роль играют соответствующие модели воспитания — а именно воспитание и обучение пополам с тревогой, страхами и наказаниями.

Обычно, «нормальные» детские страхи с течением времени без труда переживаются, и проходят. Повторная встреча с объектом или ситуацией страха успешно осмысливается, и проблема благополучно разрешается. Но если воспитание в семье было авторитарным, страхи из детства сопровождают человека долгие годы взрослой жизни. Уклонение от возможной тревоги, избегание ситуаций страхов являются одним из главных факторов углубляющих и консервирующих тревогу взрослого человека.

Бегство от страха, избегание опасности временно снижает или ненадолго совсем убирает тревогу, — это кажется наилучшим решением проблемы. Но беда в том, что такое уклонение от страха лишь усиливает социальную неосведомленность и дезадаптацию, формирует далекие от реалий суждения и представления об окружающем мире, который кажется полным опасностей и угроз, нестабильном и неожиданном. При этом постоянное навязчивое желание контролировать обстановку и прогнозировать события сочетается у подобного человека с острым ощущением своей беспомощности и неспособности адекватно влиять на ситуацию.

Такой взрослый не имеет шансов на правильное реагирование в трудных ситуациях, и возможность формирования правильной коммуникации сводится к нулю. В итоге непрерывное уклонение от ситуаций повышенной тревоги, избегание трудностей, неизбежно приводит развитию страха неудачи, неподготовленности к сложным жизненным ситуациям, проблемам в общении и познавательной деятельности.

Тревожные проявления очень различны: постоянная или приступообразная беспричинная тревога; навязчивые мысли и действия, тики, тревога, связанная с нахождением в коллективе, посещением общественных мест, встречей с незнакомыми людьми.

Тревожность не имеет здравых, твердых аргументов, но обнаруживает себя бурной избыточностью и эффектной раздутостью, она всегда развивается в рамках определенной ситуации, при встрече с конкретным стимулом.

Реакция ужаса и сильнейшей тревоги, вплоть до панической атаки возникает мгновенно, в момент появления объекта страха. Обычно в спокойном состоянии человек понимает преувеличенность, напрасность и беспочвенность своих страхов. При повторении данной ситуации возникает внутреннее напряжение, страшный дискомфорт и сильнейшая тревога, аналогичный страх развивается только при одной мысли о возможности данного события. В этом случае поведение направлено на постоянное уклонение от конкретной психотравмирующей ситуации любыми способами.

Если данные реакции отмечаются у человека более полугода — тогда уже можно диагностировать специфическую фобию.

Фобии традиционно рассматривались в рамках навязчивых состояний, относящихся (условно, т.к. они могут затрагивать все основные сферы психики — двигательную, эмоциональную, идеаторную) к расстройствам мышления. Навязчивые явления описывались еще Plater в 1617 г Esqurol (1827) выделил как одну из форм навязчивых состояний «болезнь сомнений» (folie de doute) (1). И. Балинский (1858) отметил, что общим для них является чуждость сознанию, и предложил русский термин «навязчивые состояния». Навязчивые состояния — это такого рода переживания, когда у человека помимо его воли возникают («навязываются») какие-то страхи, сомнения, мысли, влечения, действия. Несмотря на критическое отношение к подобным явлениям, избавиться от них человек не может.

Навязчивые состояния не обязательно свидетельствуют о психическом расстройстве, они могут встречаться и у здоровых людей, например, каждому из нас знакомо навязчивое повторение каких — либо слов (так называемых «слов — паразитов»), навязчивое напевание понравившейся мелодии и т. д.

Б. Карвасарский (1990) указывает, что в последнее время диагноз «невроз навязчивых состояний» имеет тенденцию растворяться в понятиях патологического развития личности (акцентуации и психопатии), затяжные и тяжелые случаи заболевания нередко квалифицируются в рамках малопрогредиентной шизофрении. Касаясь дифференциальной диагностики, Карвасарский отмечает, что клиническая картина невроза навязчивых состояний представляет четко очерченный комплекс невротических расстройств, возникающих психогенно (реактивным путем) и укладывающихся в незначительное количество синдромов: обсессивный и астенический.

Большинство отечественных авторов придерживаются несколько иной классификации навязчивых состояний и выделяют три основных синдрома: фобический, обсессивный и компульсивный, при этом к фобиям относятся навязчивые страхи, под обсессиями понимаются навязчивые мысли (навязчивый счет, навязчивые сомнения, воспоминания, влечения и т. п.), компульсивный синдром включает навязчивые действия (например, постукивание карандашом по столу во время разговора, тики, ритуалы и пр. (А. Панова и соавт., 1973; М. Коркина, Н. Лакосина, А. Личко, 1995).

Имеющие место в картине невроза навязчивых состояний аффективные нарушения, как правило, не выходят за рамки депрессивных реакций, коррелируют с интенсивностью навязчивых проявлений и не имеют признаков аффективных фаз, характерных для эндогенных заболеваний. Отмеченная малосиндромность клинической картины невроза навязчивых состояний имеет свою специфику, заключающуюся в «многогранности поступательной динамики навязчивого синдрома и в особенностях его усложнения» (Б. Карвасарский, 1990). Усложнение навязчивого синдрома осуществляется исключительно «ресурсами» явлений навязчивости, а не представляет собой смены синдромов, как при эндогенных заболеваниях.
Началом систематического изучения фобий принято считать 1871 г., когда Westphal была описана агорафобия; он указал, что фобии всплывают в сознании человека помимо его воли при незатронутом в других отношениях интеллекте и не могут быть произвольно «изгнаны» из сознания. Этот автор полагал, что в основе навязчивых явлений лежит расстройство мышления, в то время как Morel причиной их считал нарушения эмоций.

Такое соотнесение фобий к столь различным феноменам (мышление предполагает сознательный контроль процессов в организме, в то время как эмоции предполагают отсутствие волевого компонента и в большей степени относятся к области бессознательного) отражает многогранность данного явления и показывает те трудности, с которыми сталкиваются исследователи фобий.

Термин «фобия» происходит от греческого «phobos» — страх, ужас. Определения понятия «фобия», встреченные в литературе, весьма разнообразны.

Например, Кербиков (1968) дает весьма краткое определение: «Фобия есть навязчивый страх», Снежневский (1968) определяет фобии как «навязчивый страх, отличающийся интенсивностью и непреодолимостью, несмотря на его бессмысленность и усилия с ним справиться», Давиденков (1963) рассматривает фобии как «случайно пережитые больным жизненные опасения, непропорционально разросшиеся до степени тяжелого патологического симптома», Карвасарский (1990) дает следующее определение: «Фобия — это навязчивое переживание страха с четкой фабулой, обостряющееся в определенных ситуациях при сохранении достаточной критики к своему состоянию», Коркина (1995) понимает фобии как «очень мучительное переживание страха, вызываемого различными предметами и явлениями»,. По Свядощу (1997), «фобия — это страх, связанный с определенной ситуацией или группой представлений и не возникающий в их отсутствие».

Оригинальное определение фобий встречается у Каплан и Сэдок (1994): «фобия представляет собой упорно существующий иррациональный страх, в результате которого имеет место осознанное избегание специфического, вызывающего страх объекта, деятельности или ситуации». По мнению Полякова (1988), в настоящее время рамки понятия «фобии» необоснованно расширены за счет сходных расстройств с той же фабулой. «Фактически, термин „фобии“ утратил в значительной степени психопатологическую конкретность, — подчеркивает автор, — а сами эти чрезвычайно важные и распространенные нарушения потеряли во многом свою дифференциально — диагностическую значимость».

Обобщая приведенные определения фобий, можно выделить следующие их диагностические критерии: навязчивый характер страха, четкость фабулы, интенсивность и упорность течения, сохранение критического отношения больного к своему состоянию.

Каплан и Сэдок, основываясь на психоаналитическом подходе, подчеркивают иррациональный характер страха (его необоснованность, нелогичность), обращая внимание на то, что причина, вызвавшая формирование фобии, часто оказывается вытесненной из сознания больного.

1.2 Разнообразие спектра тревожно-фобических расстройств

Вариантов специфических фобий очень много: одиночество, чужие люди, белые халаты, уколы, закрытые или открытые пространства, животные, насекомые, вид раны и крови, болезни, смерть, войны, землетрясение, ураган, гроза, наводнение, пожар, путешествие в общественном транспорте, поездка на машине, полет на самолете и т. д.

Имеется даже официальный список признанных существующими фобий, состоящий из 246-х названий специфических фобий.

В отдельных случаях специфическим фобиям сопутствуют выраженные вегетативные срывы: головокружение, головная боль, тошнота, рвота, обморок, чувство удушья, боли в сердце и животе. Иногда серьезный специфический страх может вызвать паническую атаку.

Тяжелые изолированные страхи (специфические фобии) детского возраста, в отличие от быстро преходящих возрастных страхов, иногда протекают длительно, устойчивы к лечению, и неизбежно трансформируются в тревожно-фобическое расстройство взрослого возраста.

Механизмов фобий великое множество: страх оценки или невнимания со стороны других людей, боязнь близких социальных контактов, знакомств с противоположным полом, страхи ответственности, успеха или неудачи; страх руководителя, учителя.

Социальные фобии нередко проявляют себя вегетативными нарушениями, возникающими в ожидании или во время стрессовой ситуации. При этом, сам страдающий фобией именно эти расстройства и читает главной неприятностью социального стресса, а то, что у него

Грандиозный взрыв обширной, глубочайшей, непонятной тревоги, причиняющей жестокие страдания, в сочетании с расстройством вегетативной нервной системы и сильнейшим страхами, называется панической атакой.

Если панические атаки возникают повторно, несколько раз в день или реже, от незначительных причин, или вообще, «на ровном месте», значит, речь идет о паническом расстройстве.

Внезапно нахлынувшая, огромная волна страха смерти, необоснованной тревоги за свое здоровье, впечатление приближающейся, непонятной катастрофы, ощущение безумства и нереальности происходящего, сопровождается частым, глубоким дыханием и сильнейшим сердцебиением, ощущением жара или озноба, внутренней дрожи и пульсации, кома в горле, тяжести или боли в груди. У человека могут проявиться красные пятна на лице и шее, большое количество холодного пота, чувство удушья, онемение, покалывание в руках и ногах, «прыгает» артериальное давление, болит и урчит живот, холодеют руки и ноги…

Повторные приступы паники быстро приводят к развитию страха ситуации, в условиях которой, возник приступ паники, и формированию постоянного страха самого приступа паники, эти страхи, естественно, еще больше повышает вероятность повторения паники … круг опять замыкается.

Паническое расстройство в «максимальном комплекте» — так называемое генерализованное тревожное расстройство — бывает у взрослых довольно часто.

1. Невозможность расслабиться и успокоиться,

2. Постоянное, беспричинное беспокойство,

3. Беспрерывное, внутреннее напряжение,

4. Вечное, смутное ощущение опасности,

5. Душевное, изнуряющее томление,

6. Непрерывная трепка нервов.

1.3 Клиническая картина фобий

Ведущим симптомом в клинической картине фобий является приступообразно возникающее чувство страха. В попытке предотвратить мучительное переживание страха больные стараются избегать ситуаций, провоцирующих его возникновение. Обычно, при фобиях критическое отношение к своему болезненному состоянию сохраняется, что является дифференциально — диагностическим признаком невротического уровня расстройств. Только на высоте аффекта страха на короткий период критика может утрачиваться, и тогда больной, действительно, уверен, что «немедленно умрет от инфаркта», «скончается от кровоизлияния в мозг» или «погибнет от заражения крови».

Особенности клинической картины во многом определяются содержанием навязчивых страхов. Так, у больных со страхом пространства и перемещения в нем встречается боязнь открытых пространств (агорафобия), небольших замкнутых помещений (клаустрофобия), общественного транспорта, машин, толпы, лифта и т. п. Попадая в указанные места, больные испытывают чувство тревоги и страха, сопровождающиеся выраженной вегетативной симптоматикой (одышка, сердцебиение, тошнота, холодный пот, обмороки и т. п.), что заставляет их избегать этих ситуаций. На пике переживания страха критика к своему состоянию, как правило, резко снижена. Больные пытаются сопротивляться страху, ищут способы борьбы с ним. Так, например, в автобусе они садятся ближе к кондуктору, в метро входят в первый вагон, стремятся занять место у окна или поближе к выходу. Часто такие больные выбирают специальные маршруты, где по пути имеются медицинские учреждения или аптеки.

1.4 Механизмы формирования навязчивых страхов (фобий)

Классификация по генезу навязчивых страхов по А. Свядощу (1959):

— «элементарные фобии» — возникают непосредственно за действием вызвавшего их сверхсильного раздражителя, когда причина их возникновения очевидна, больные отдают себе отчет в том, что вызвало их заболевание. Сюда относятся, например, страх езды по железной дороге, развившийся после железнодорожной катастрофы, боязнь собак у детей, испуганных или укушенных собаками, страх качаться на качелях после падения с них и др.

— «криптогенные фобии» (от греч. «kriptos» — скрытый) — возникают, казалось бы, без внешнего повода, причина их возникновения скрыта, не осознаваема больным. Амнезия психической травмы, вызвавшей навязчивый страх, чаще наблюдается при истерическом неврозе. При неврозе навязчивых состояний и неврастении во многих случаях дело не в том, что больные не помнят психотравмировавшей ситуации, а в том, что они не могут установить связи между этим событием и навязчивым страхом.

В основе механизма формирования фобий лежит принцип научения. Стивен Хеллер и Терри Стил в книге «Монстры и волшебные палочки» пишут, что человек способен обучаться крайне быстро. На скорость выработки условного рефлекса может влиять гипнотически изменённое состояние сознания или же сильные эмоции. Сильная боль или же сильный испуг могут быть вытеснены из сознания, как аффективный комплекс, но при этом продолжать воздействовать на человека в форме различных симптомов, в том числе проявляться в фобических реакциях.

Нередко фобии «строятся» на каких-то устрашающих впечатлениях, касающихся здоровья присутствие при чьей-то кончине, «страшный рассказ» и т. п. они возникают на фоне определённой сомато-вегетативной дисфункции постинфекционная астения, остаточные явления алкоголь, интоксикации, переутомление, когда в условиях духоты, физического напряжения (больной пробежал несколько метров за автобусом) возникает удушье, сердцебиение и после этого приходит в голову мысль о возможном опасном заболевании. Так формируются психогенные невротические фобии.

Например, чувство страха, спровоцированное сердечно-сосудистыми нарушениями, совпав по времени с пребыванием на площади, стадионе или другом открытом пространстве, в дальнейшем по механизму условного рефлекса может привести к агорафобии — страху открытых пространств. Если же сердечный приступ произошел у человека в кабине лифта или вагоне метро, то у него может развиться клаустрофобия — страх замкнутых пространств.

В начале болезни фобии возникают по механизму условного рефлекса, однако с течением времени условия возникновения страха расширяются. Эта особенность динамики фобического синдрома позволила Н. Асатиани выделить три стадии в его развитии. Для первой стадии характерно возникновение страха при непосредственном столкновении с психотравмирующей ситуацией. Например, страх возникает при поездке в метро, где ранее у больного случился «сердечный приступ», сопровождавшийся чувством сильного страха. Для второй стадии характерно возникновения страха уже при ожидании встречи с психотравмирующей ситуацией, то есть при ожидании поездки в метро в нашем примере. Как правило, при этом возникает мысленный образ или бессознательный образ, непосредственно запускающий реакцию страха. На третьей стадии страх возникает при одном только представлении о возможности психотравмирующей ситуации (представление о поездке в метро) в спокойной обстановке. В тяжелых случаях дело доходит до того, что больные не покидают дома и все время проводят в постели. Безусловно, что в таких случаях требуется вмешательство врача-психиатра, только который может оказать квалифицированную помощь.

Становление фобий при шизофрении часто происходит другим путём. Нередко они возникают «беспричинно», «на ровном месте», без явной психической травмы или же первичной оказывается мысль о возможном заболевании, которая потом подкрепляется соответствующими сомато-вегетативными ощущениями. При тщательном расспросе больного часто удаётся установить, что появлению фобической мысли предшествовало особое состояние внутренней изменённое деперсонализация и именно в этот момент больному подумалось о возможности у него какого-то опасного заболевания.

В этом случае, можно предположить, что больной, находясь в изменённом состоянии сознания сам внушает себе некоторую мысль. Будучи уверенным в этом, он начинает «подтягивать под неё базу», т. е. собирать факты подтверждающие и отвергать противоречащие.

1.5 Дентофобия и ятрофобия

Все мы подвержены болезням. Разумеется, это знание абсолютно не способствует спокойной жизни, не облегчает течение тревоги и усиливает психологические трудности.

Психологи давно подметили, что многие люди, причем давно вышедшие из детского возраста, панически боятся врачей. Такой страх приводит к тому, что человек, вопреки здравому смыслу, запускает болезнь или идет в больницу только сам не свой от боли. У этого недуга есть свое название — ятрофобия (иатрофобия).

Всем людям приходилось в детстве плакать от страха при виде острого шприца или лязгающих инструментов стоматолога. Ведь в детстве человек живет только чувствами, для малыша недоступно значение прививки или польза от лечения зубов. Ему больно и он плачет! Но даже огромное количество взрослых людей проносят слепой детский страх перед легкой болью через всю жизнь.

Возникновение этой специфической формы фобии связано с множеством факторов.

1. Неправильное воспитание в семье. Многие родители почему-то очень любят пугать своих чад докторами, уколами и т. д, заставляя подчиниться. Почему-то эта «страшилка» пользуется наибольшей популярностью, а родители потом раздражаются, видя реакцию ребенка при походе в больницу даже на обычный профилактический осмотр. Кстати, сами врачи впадают в ярость, если становятся свидетелями такого «воспитания».

2. Недоверие к врачу. Страх может зародиться из-за громкого обсуждения знакомых, родных, близких (причем, неспециалистов) постановки диагноза, резких слов в адрес конкретного врача и качеству медицинского обслуживания в целом. Люди с удовольствием смакуют подробности врачебных ошибок, приукрашивая и обсуждая ситуацию; любят поговорить о чужих болезнях, вспомнить все негативные случаи, не замечая реакции окружающих на такие подробности.

3. Неделикатность врача. К сожалению, в некоторых учебных заведениях, где готовят медицинских работников различного профиля, зачастую не уделяют должного внимания такому аспекту, как умение тактично общаться с пациентами и их близкими. Поэтому ситуация встречи с медиком, бормочущим что-то невнятное в ответ на встревоженные вопросы, либо ранящим своим ироничным отношением к проблеме, не является исключительной. Естественно, встречаясь с таким вот «специалистом», человек постепенно «заводится» от общения с таким врачом, переспрашивает по нескольку раз одно и тоже, сам начинает нервничать от создавшейся ситуации, начинает паниковать. Если это — единичный случай, то ятрофобия не будет формироваться. А если это — участковый, к которому приходится обращаться постоянно, и ситуация раз от разу остаётся прежней?

Некоторых задевает и угнетает отношение к ним врача исключительно как к пораженному болезнью организму с полным игнорированием личности с ее переживаниями и мыслями

4. Воспоминание о болезненности перенесённых процедур. Безусловно, реакция малыша на белые халаты вполне понятна, ведь ребенок сталкивается с людьми в белых халатах, когда они проводят процедуры связанные с болевыми ощущениями, которые и доминируют на всю оставшуюся жизнь. У ребенка при виде белых халатов в мозгу моментально пробуждаются воспоминания о боли со специфическим больничным запахом, звуками и т. д. Иногда этот страх сопровождает человека и в его взрослой жизни.

Существует рейтинг «самых страшных врачей», в котором стоматолог занимает «почётное» первое место.

Дентофобия, она же одонтофобия или стоматофобия -- боязнь стоматологов и лечения зубов, вполне реальный диагноз, с которым взрослые люди обращаются к психологам, — далеко не так нелепа, как кажется на первый взгляд. Даже взрослый человек, страдающий этой формой ятрофобии, идёт к стоматологу только тогда, когда уже от боли готов лезть на стену. Вид лязгающих блестящих инструментов неизвестного предназначения пугает больше, чем перспектива потерять зуб.

По мнению С. И. Зидра, по проявлению тревожности при посещении стоматологического кабинета людей можно разделить на три группы:

1 группа — люди с обладанием процесса возбуждения. Это активные, агрессивные личности. Тормозные процессы у них слабые.

2 группа — люди с преобланием процесса торможения. Они замкнутые, вялые, трусоватые, мало интересующиеся окружающим. У этой группы отмечается выраженная неустойчивость вегетативной системы, проявляющаяся нарушением сна, аппетита, лабильностью сосудистых реакций.

3 группа — люди с неустойчивостью, несбалансированностью возбуждения и торможения, они устающие, рассеянные, не могут сосредоточиться на каком-то занятии.

В зависимости от типа высшей нервной деятельности и проявления возбудимости, эмоция страха может выражаться по-разному. Это пассивное сопротивление или выраженная агрессивность. При этом отмечаются вегетативные реакции в виде потливости, тремора рук и век, учащения пульса, дыхания, расширения зрачков.

Страх перед лечением или удалением зубов охватывает людей всех возрастных групп, и отчасти основывается на устаревших представлениях о зубном враче, как ужасном призраке с орудиями пыток.

Б. Любан и П. Лоцца отмечают, что тревожность и страх дентофобии основывается «отчасти на шокирующих воспоминаниях контактов с зубным врачом в детстве, и не в последнюю очередь на психологически демонстрируемом, коллективном архаическом страхе, который, несмотря на огромный прогресс в стоматологии, все еще является сюжетом карикатур в юмористических журналах или в передачах по телевизору, которые, к сожалению, лишь поддерживают это чувство страха, вместо того, чтобы снижать его».

Страх человека ещё более усиливает среда, в которую он попадает в поликлинике или в больнице. Как правило, пациенты, ожидающие приема у кабинета специалиста, не скупятся на информацию; перенесенное вмешательство, и, как правило, преувеличивают. Обсуждается, естественно, и личность стоматолога. Больные, сообща оценивая положение, могут лишь неблагоприятно воздействовать друг на друга.

Исследования венгерских авторов Б. Любана и П. Лоцца показали, что когда в приемной в процессе ожидания лечения людям: взрослым и детям, предлагали рисовать, то те из них, у которых проявлялся страх очень характерно, подсознательно отражали свое состояние. Они рисовали большого сурового врача и маленького, слабенького себя или своего друга, которого они очень жалели.

Врач и сестра привыкли к пользованию медицинских инструментов, и часто им непонятна ребенка перед простым обследованием, страх при виде шприца, инструментов, бормашины. В таких случаях «успокаивание», а порой и насмешливые слова «Вы что, маленький?» даёт обратный эффект. Б. Любана и П. Лоцца считают, гораздо полезнее реальное объяснение, соответствующее возрасту человека, степени его подготовки и понимания в необходимости стоматологической процедуры.

Большое значение имеет и ослабление беспокойства, стеснительности, переживаний страха у пациента. Одним из методов, которые использует автор дипломной работы в лечении зубов у взрослых пациентов с дентофобией, является психологическое консультирование.

1.6 Лечение фобий

Фобия — это расстройство психики. Фобия часто присутствует в жизни человека в легкой форме, и не все фобии переживаются болезненно, но некоторые их них сильно осложняют жизнь.

Страх, в отличие от фобии — это реальное, переживаемое чувство. Фобии же — это определение применяют к привычным, повторяющимся переживаниям страхов невротического уровня. Невротический — означает в данном контексте неестественый, несоответствующий степени угрозы, вызываемый не самим страшным объектом, а ситуацией с ним как-либо связанной. Также существуют, так называемые, фобические расстройства, — особенно сильный страх, связанный с определенными местами или событиями. Иногда человек, страдающий от той или иной фобии, стремится полностью уклониться от попадания в ситуацию, связанную с ней. Избегание определенных мест, предметов, публичных выступлений. Например, если человек панически боится пауков, он не станет посещать лес, хотя прогулки по лесу доставляют и отдых и удовольствие.

Фобии, часто сравнивают с навязчивостями, фактически, это другое, это навязчивые страхи. Главная проблема фобии заключается в том, что при фобии человек, понимает, что его страх обусловлен каким-либо фактором, но от этого страх не уменьшается, не становится неугрожающим или не представляющим угрозы. Наверное, нет ни одного человека, который был бы полностью застрахован от возникновения фобий — вероятность возникновения навязчивых страхов есть у каждого. Фобии — довольно распространенное явление.

Люди боятся тараканов, клоунов, пауков, высоты и общественного транспорта, открытого или закрытого пространства… Не так давно появилась в журналистских текстах современная фобия — «фобофобия» — боязнь обзавестись какой-нибудь фобией.

Основные симптомы фобий, как правило, начинаются при возникновении однотипных ситуаций, сталкивании с предметами или явлениями — провокаторами фобии.

Фобий существует огромное множество — детские фобии, основанные на переживании отношения «я — часть среды», дети боятся каких-либо предметов окружающего мира, или живых существ. Подростковые фобии, основаны на переживаниях отношения «я — среда», особенно яркий пример подростковых страхов — так называемая интимофобия. Родительские фобии основаны на страхе ответственности. Часто взрослые испытывают самый настоящий навязчивый страх того, что с их ребенком что-либо случится, например, он попадет в «плохую» компанию, пристрастится к наркотикам. Сама фобия начинает проявляться в том, что взрослые крайне жестко ограничивают свободу детей — «чтобы чего не вышло», причем оправдывают эти ограничения — «это же в твоих интересах».

Фобии, конечно же, лечатся. Но простым убеждением «все в порядке — боятся нечего», делу не поможешь. Необходима работа со специалистом, чтобы выявить глубинную причину возникающего страха.

Кроме этого не следует забывать о том, что существуют и вполне обоснованные страхи, которые ни в коем случае не стоит путать с фобией. Испытывая страх, человек, как правило, ищет возможность сохранить жизнь и здоровье, именно для этого природой и дается чувство переживания опасности, чувство страха. Фобия же — ощущение пассивное: фобист избегает неприятных ситуаций, но и в тоже время, практически не стремится избавиться от своего состояния, потому что в какой-то мере получает от него особую «выгоду».

В некоторых случая избавиться от фобий можно и самостоятельно; но необходимо понимать, что фобия — это следствие, и избавляться нужно от причины, вызвавшей ее.

В классической психиатрии цель лечения состоит в том, чтобы развить у человека способность встречаться лицом к лицу с фобической ситуацией и пребывать в ней; а также в том, чтобы убедить его на опыте, а не интеллектуально, что ситуация на самом деле неопасна.

С помощью индивидуальных, ранжированных по сложности заданий пациента пытаются научить сильнее реагировать на реальные успокаивающие аспекты ситуации и слабее -- на воображаемую угрозу.
Например, доказана высокая эффективность различных форм лечения методом погружения в реальную ситуацию.

Обычно в процессе лечения участвует человек, вызывающий доверие пациента и хорошо понимающий его. Присутствие такого помощника создает основу для восстановления более реалистичных способов реагирования в фобических ситуациях, снижает уровень страха и повышает чувство реальности. Еще одна желательная цель терапии погружением — добиться понимания больным факторов и процессов, которые усугубляют либо облегчают фобическое поведение. Другие признанные методы лечения включают различные формы психотерапии, поведенческой терапии и гипнотерапии.

По сообщениям различных лечебных центров, за прошедшие 10−15 лет отмечается поразительный прогресс в лечении фобий, особенно при комбинации индивидуальных и групповых методов терапии. Существуют также особые программы для пациентов, боящихся покидать дом и его окрестности. Кроме того, помочь страдающим фобиями способны магнитофонные записи терапевтических курсов, заочные курсы и группы друзей по переписке.

Недостаток таковых методов заключается в их длительности и «болезненности» приучения человека к травмирующей фобической ситуации.

Считается что классическое и наиболее эффективное средство для избавления от фобий — психоанализ. Его основатель, З. Фрейд в работе «Анализ фобии пятилетнего мальчика» (1909) провел различие между страхом и фобией. Он исходил из того, что страх соответствует вытесненному желанию, а для фобии целесообразно дать название истерии страха. Фобия характерна для психоневротических заболеваний, проявляющихся в ранний период детства. Всякий повод к развитию страха предупреждается благодаря различным «психическим прикрытиям», выступающим в виде осторожности, задержки, запрещения. Эти психические прикрытия проявляются наружу «в форме фобии и кажутся нам сущностью болезни».

На примере анализа пятилетнего мальчика (случай маленького Ганса) З. Фрейд продемонстрировал, как и каким образом превращение либидо в страх может проецироваться на главный объект фобии, в частности, на лошадь. По его мнению, за боязнью мальчика быть укушенным лошадью скрывалась более глубокая боязнь того, что отец накажет ребенка за дурные желания, за враждебно-ревнивые чувства к отцу и садистские влечения к матери. В случае маленького Ганса «цель и содержание фобии — это далеко идущее ограничение свободы движения и, таким образом, мощная реакция против неясных двигательных импульсов».

В работе «Из истории одного детского невроза» (1918) З. Фрейд описал случай невротических страданий молодого человека, начавшихся в раннем детстве в форме истерии страха, фобии животных. Он выявил то обстоятельство, что впечатление от сказок «Красная Шапочка» и «Волк и семеро козлят» выразились у ребенка в форме настоящей фобии животных. Эта фобия отличалась от других подобных фобий лишь тем, что страшное животное было недоступным для восприятия реальным объектом (лошадь, собака и др.), а знакомо лишь по рассказам и из книжек с картинками. Согласно основателю психоанализа, соответствующая установка ребенка к отцу подверглась вытеснению и ее место занял «страх перед отцом в форме фобии волка». Одновременно он показал, как одна фобия может меняться у ребенка на другую, в частности, фобия волка — на фобию льва и бабочки.

Если в «Анализе фобии пятилетнего мальчика» З. Фрейд различал страх и фобию, то в работе «Торможение, симптом и страх» (1926, на русском языке данная работа опубликована под названием «Страх») оба явления рассматривались им как равнозначные. Более того, сравнивая между собой случаи, описанные им в работах «Анализ фобии пятилетнего мальчика» и «Из истории одного детского невроза», он пришел к заключению, что «страх фобии животных — это неизменный кастрационный страх, то есть страх реальный, страх перед действительной опасностью, угрожающей или понимаемой, как реальная».

Основатель психоанализа уделил внимание рассмотрению не только фобии животных, но и агорафобии. Он считал, что симптоматика агорафобии усложняется, поскольку чаще всего человек не довольствуется отказом от чего бы то ни было, но для того, чтобы лишить ситуацию элемента опасности, что-то добавляет к существующему. Это добавление обычно состоит во временной регрессии к инфантильному периоду жизни и является условием, при котором возможно избежание вынужденного отказа. Так, «агорафобик может выйти на улицу, если как маленький ребенок, он идет в сопровождении лица, пользующегося его доверием». Он может выйти на улицу и один, если не будет удаляться дальше определенного расстояния от дома и не зайдет в незнакомое место, где никто его не знает.

По мнению З. Фрейда, для агорафобика характерно то, что он готов наложить на себя какое-либо ограничение ради избежания опасности влечения. В качестве иллюстрации агорафобии он сослался, в частности, на случай молодого человека, ставшего агорафобиком из опасения, что не устоит перед соблазном проституток и в наказание за это заразится сифилисом. Касаясь существа агорафобии, основатель психоанализа полагал, что «менее исследованная агорафобия представляет собой, по-видимому, страх перед искушением, который генетически должен быть связан с кастрационным страхом».

Что касается монофобии, боязни человека остаться одному, то она связана, по мнению З. Фрейда, со стремлением избежать искушения предаваться в одиночестве онанизму. Однако во многих случаях в фобии находит отражение не одно вытесненное влечение, а слияние нескольких влечений, которые вступают в связь с ядром невроза.

В целом при рассмотрении фобии З. Фрейд пришел к следующим утверждениям: страх фобии факультативен, он возникает только тогда, когда объект его становится предметом восприятия; при фобии одна внешняя опасность заменяется другой; при фобии человек пытается освободиться от страха путем избегания восприятия объекта или посредством торможения симптома; фобия взрослого человека напоминает собой фобию ребенка, в частности, агорафобик налагает ограничение на свое Я, чтобы избежать опасности влечения, состоящей в искушении поддаться своим эротическим соблазнам; фобия обычно возникает после того, как при определенных обстоятельствах (на улице, в машине, в помещении) случается первый припадок страха; как защитное средство механизм фобии оказывает большую услугу больному и проявляет склонность к устойчивости.

В настоящий момент для лечения фобий применяют метод НЛП — работу с «кинофильмом своих переживаний», а так же технику «паттерн взмаха», на которой хотелось бы остановиться подробней.

Данная техника используется для работы с автоматическим, то есть бессознательно управляемым поведением человека (привычки, зависимости, навязчивости), например: курение, пристрастие к шоколаду, орешкам, и т. д. Смысл данной техники в случае лечения фобий, состоит в снятии действующей установки (разрушении условного рефлекса), и замене её на более желательную (т.е. устанавливается новая связь, в которой стимул остаётся прежним, а реакция заменяется).

Основывается данная техника на постулатах, что большинство людей приобретает фобию в результате одной-единственной ситуации, которая была очень опасной или казалась таковой. И для появления страха потребовался всего лишь один случай. Это доказывает, что мозг человека способен быстро научиться, что облегчает процесс освоения новой реакции. При этом, та часть человека, которая многие годы защищала его, сохраняя эту фобию, — это важная и ценная часть, а человек хочет сохранить ее способность защищать в опасных ситуациях.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой