Противодействие расследованию и меры его нейтрализации

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПЛАН

Введение

Глава 1. Общая характеристика противодействия расследованию и мер его преодоления

1. 1 Понятие и сущность противодействия расследованию

1. 2 Формы противодействия расследованию

1. 3 Общая характеристика мер нейтрализации противодействия расследованию

Глава 2. Меры преодоления противодействия при производстве следственных действий

2. 1 Особенности тактики проведения следственного осмотра, обыска и выемки в условиях противодействия

2. 2 Тактические особенности других следственных действий, осуществляемых в условиях противодействия

2. 3 Иные меры предупреждения противодействия расследованию

Заключение

Список использованной литературы

Приложения

Введение

Актуальность темы. Борьба с преступностью — актуальная и сложная проблема любого современного общества. В нашей стране она стала одной из самых важных и неотложных. Уголовная статистика последних десятилетий отражает лавинообразный рост преступности: с 690 355 преступлений, зарегистрированных в 1980 г., до 2302,2 тыс. — в 2012 г. (рис. 1, приложение 1). И хотя статистика последних лет отражает постепенное замедление роста преступности и даже ее спад (так, в 2012 г. зарегистрировано на 4,3% преступлений меньше, чем в 2011 г., а в 2011 г. — на 8,5% меньше, чем в 2010 г.), однако нужно учитывать, что в связи с переходом нашей страны к рыночной экономике преступность в России существенно изменила свой характер. Она сопровождается многократно усилившейся вооруженностью преступников, возникновением многочисленных экстремальных ситуаций, расширением и активизацией противодействия процессу раскрытия и расследования преступлений.

Преступность в последние годы приобрела организованный, нередко транснациональный характер, с четко обозначенной системой, иерархией, распределением функций среди ее участников, с выделением и соответствующим оснащением в этой системе «подразделений», занимающихся разведывательной деятельностью, внедрением в структуры правоохранительных органов, использованием коррумпированных чиновников властных структур, что нередко «сводит на нет» результаты оперативно-розыскных мероприятий и расследования уголовных дел.

Указанное требует адекватной реакции следственных и иных подразделений правоохранительных органов, повышения профессионализма их сотрудников. Несмотря на внедрение эффективных методов раскрытия и расследования преступлений правоохранительные органы сталкиваются с активным противодействием со стороны заинтересованных лиц. В силу этого противодействию расследованию должна противостоять эффективная система следственной и оперативно-розыскной деятельности, уровень которой должен определяться уровнем и остротой конфликтности складывающихся ситуаций.

Низкая результативность борьбы с противодействием — одна из причин высокого уровня латентной преступности. Далеко не всегда граждане сообщают о совершенных в отношении их преступлениях, полагая (и часто обоснованно), что причиненное им зло по последствиям может оказаться менее тяжким, чем-то, которое постигнет их при изобличении преступников.

Для повышения эффективности усилий, направленных на выявление, предупреждение и преодоление противодействия расследованию, важное значение имеет знание способов противоправного влияния на процесс расследования, в первую очередь, таких как утаивание информации об обстоятельствах преступления, сокрытие или уничтожение такой информации или ее носителей, сокрытие преступления путем маскировки или фальсификации информации о нем, вступление определенных лиц в конфликт со следователем и др. Активное противодействие подозреваемые, обвиняемые и другие заинтересованные лица оказывают и при осуществлении следователями конкретных следственных действий, особенно при допросах, очных ставках, обысках.

Сказанное определило выбор темы дипломной работы, в которой акцент сделан на анализ основных закономерностей возникновения и развития действий, препятствующих нормальному ведению следствия и установлению объективной истины, их особенностей и форм проявления, обоснование способов преодоления такого поведения, устранения противостояния сторон в уголовном процессе.

Степень разработанности темы исследования. Еще в 1930-е гг. ведущие в то время криминалисты В. Громов и Н. Лаговер отмечали: «Под искусством в области расследования преступлений мы понимаем умение в отдельных наиболее сложных случаях собрать и закрепить в актах расследования наиболее полноценный материал по делу, использовав при этом методы, приемы и научно-технические способы исследования, дать правильное объяснение отдельным неясным и загадочным моментам в деле, надлежащую оценку обнаруженных фактических данных и наметить правильные начальные пути, по которым расследование может безошибочно напасть на след совершителя преступления». Проблемы противодействия расследованию не остались вне внимания современных криминалистов. Ряд вопросов, относящихся к теме исследования, освещены в работах таких авторов, как Е. В. Варфоломеев, Л. В. Галанова, А. Ф. Галушкин, А. И. Сапожников, И. В. Тишутина, Р. Г. Ушанов, Д. Ф. Флоря, И. А. Цховребова, В. М. Шевченко, В. Ю. Шепитько и др. Однако и сегодня практика испытывает особую потребность в рекомендациях по сбору и фиксации доказательств в ситуациях, когда следственные действия приходится проводить в неблагоприятных условиях, в обстановке противоборства и конфликтов. Проблема принятия обоснованных решений в условиях экстремальных ситуаций продолжает оставаться наиболее актуальной. Это объясняется тем, что противодействие расследованию приобретает такой размах и формы, когда в процессе его осуществления совершаются и другие преступления, в которые вовлекается значительный круг лиц, что представляет исключительные трудности для раскрытия «основного» и совершаемых ради его сокрытия других преступлений.

Цели и задачи исследования. Целью исследования является исследование закономерностей возникновения и развития действий, препятствующих нормальному ведению следствия и установлению объективной истины, их особенностей и форм проявления.

Для достижения поставленной цели потребовалось решить следующие основные задачи:

— анализ закономерностей возникновения противодействия расследованию преступлений;

— определить и рассмотреть формы и методы противодействия расследованию преступлений в зависимости от следственных ситуаций;

— разработка рекомендаций по предупреждению и нейтрализации негативного воздействия на процесс доказывания вины тех или иных лиц.

Предметом исследования являются закономерности, с одной стороны, преступной деятельности, а с другой — деятельности следователя и органа дознания по выявлению и преодолению противодействия их расследованию.

Объект исследования — механизм противодействия расследованию преступлений.

Методологическую основу составили общенаучные (наблюдение, описание, сравнение, анализ, синтез, аналогия, индукция, дедукция) и специальные методы исследования: юридический, исторический, структурно-функционального анализа, системного анализа, формально-логический и иные. Использование названных методов познания позволило рассмотреть исследуемую проблему в комплексе и сделать соответствующие выводы.

Теоретическую основу исследования составляют научные труды авторов, посвященные рассматриваемой проблематике.

При подготовке работы нормативную базу исследования составили Конституция Р Ф, уголовно-правовое и уголовно-процессуальное законодательство, другие законы, судебная практика, ведомственные нормативные акты, регулирующие деятельность правоохранительных и иных органов по рассматриваемой проблеме.

Структура работы. Настоящая дипломная работа состоит из введения, 2 глав, объединяющих 6 параграфов, заключения и списка использованной литературы.

Глава 1. Общая характеристика противодействия расследованию и мер его преодоления

1. 1 Понятие и сущность противодействия расследованию

Предпринимаемое на практике противодействие уголовному судопроизводству обычно подразделяют на два вида: «традиционное, свойственное преимущественно „одиночным“ преступникам, и организованное, взятое на вооружение организованными группами и преступными сообществами». Но нельзя не отметить условность такого деления, поскольку и «одиночные» преступники иной раз могут оказывать достаточно организованное и весьма эффективное противодействие и вместе с тем организованные группы не гнушаются никакими методами, используя при этом и традиционные.

В связи со сказанным подчеркнем, что предметом нашего рассмотрения является так называемое традиционное противодействие расследованию.

В последние годы неоднократно вносились изменения и дополнения в уголовно-процессуальное законодательство в части расширения прав обвиняемого. Его процессуальное положение приводилось в соответствие с международными стандартами, однако для улучшения процессуального положения потерпевшего и свидетеля практически никаких мер не принималось. И хотя Уголовно-процессуальный кодекс РФ (далее — УПК РФ) значительно расширил права потерпевших и свидетелей, они пока не могут в достаточной степени обеспечить их процессуальное равенство с обвиняемыми.

Между тем международная практика защиты жертв преступлений более развита. Меры защиты потерпевших от преступлений отражены в Международном пакте о гражданских и политических правах, Декларации ООН «Основные принципы правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью». В США с 1982 г. действует публичный «Закон о защите жертв и свидетелей преступлений», а с 1990 г. — «Закон о правах потерпевших и реституции». Подобные законы имеются и в других цивилизованных странах. Несомненно, что и в нашей стране назрела необходимость в повороте следственно-судебной системы лицом к проблемам свидетелей и потерпевших. Защита их прав должна стать частью государственной политики.

Одним из основных условий успешной борьбы с преступностью является совершенствование качества работы органов расследования с тем, чтобы ни одно преступление не оставалось нераскрытым. Между тем значительная их часть пока не раскрывается, а преступники остаются ненаказанными; многие из них — из-за активного противодействия органам расследования, которое в последнее время проявляет устойчивую тенденцию к возрастанию. Такое положение обусловливается несколькими обстоятельствами: а) все возрастающим правовым нигилизмом граждан, значительная часть которых к правонарушителям относится сдержанно, равнодушно, а иногда и доброжелательно; б) невысоким профессионализмом сотрудников правоохранительных органов (об этом говорит хотя бы тот факт, что более половины следователей органов внутренних дел не имеют высшего юридического образования и около 50% - имеют стаж работы менее 3-х лет); в) недоверием населения к органам расследования; г) коррумпированностью отдельных сотрудников; д) отсутствием правовой базы для организации действенных мер по преодолению криминального противодействия органам расследования.

Рассмотрение понятия «противодействие расследованию» оправдано начать с анализа филологической сущности таких терминов, как «противодействие», «коллизия», «конфликт», «соперник».

По В. Далю слово «противодействовать» — значит «перечить, идти наперекор, мешать и стараться уничтожить другое действие»22 Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка [Электронный ресурс] // http: //www. slova. ru/(дата обращения 15. 05. 2013).

По С. И. Ожегову «противодействовать» — «препятствовать, бороться против кого-чего-нибудь»33 Ожегов С.И. Словарь русского языка [Электронный ресурс] // http: //www. slova. ru/(дата обращения 15. 05. 2013).

4 Ожегов С.И. Словарь русского языка [Электронный ресурс] // http: //www. slova. ru/(дата обращения 15. 05. 2013).

5 Деркач М. Алгоритмизация допроса в конфликтной ситуации // Мировой судья. 2008. № 7. С. 33.

Поскольку противоборствовать — значит вступать с кем-либо в конфликтные отношения, рассмотрим филологическое значение термина «конфликт». С. И. Ожегов определяет конфликт как «столкновение, серьезное разногласие, спор»4. Некоторые авторы под конфликтом понимают «столкновение противоположных интересов, взглядов, стремлений; серьезное разногласие, острый спор, влекущие за собой более сложные формы борьбы»5.

Если суммировать общее в этих определениях, то неизбежен вывод о том, что конфликт подразумевает столкновение, серьезное разногласие, приводящее к борьбе. Заметим, что противоречие это еще не конфликт, не противоборство. Только при достижении особой остроты противоречие может перерасти в противоборство.

Анализ приведенных определений позволяет заключить, что «конфликтовать» — значит противодействовать, мешать другой стороне добиться противоположных целей, уничтожить результат другого действия, исходящего от соперника. Уточнения требует и определение слова «соперничать». С. И. Ожегов отмечает, что при соперничестве оппонент добивается той же цели, состязаясь с другим лицом. Как видим, автор под «соперником» подразумевает лицо, которое стремится добиться определенного результата, соревнуясь с другим лицом, поставившим перед собой ту же цель. В конфликтной же ситуации, складывающейся при расследовании преступлений, противоборствующие субъекты стремятся достичь разных целей, и уничтожение достижений противоборствующего лица является желательным, иногда неизбежным результатом. Поэтому при рассмотрении конфликтных ситуаций, возникающих на предварительном следствии, слово «соперник» можно употреблять лишь с определенной оговоркой.

На предварительном следствии конфликт, противодействие обусловливаются возникновением резкого несоответствия установок, мотивов и действий противоборствующего лица задачам следствия, которое нарушает нормальное взаимодействие этого лица со следователем. Задача последнего — снять конфликт, преодолеть противодействие, получить от противоборствующего лица правдивую информацию.

Рассмотрим одно из основных понятий данной темы — «противодействие расследованию». В литературе высказано несколько дефиниций данного явления. Так, В. Н. Карагодин считает, что «противодействие предварительному расследованию — умышленные действия (система действий и бездействия), направленные на воспрепятствование установлению объективной истины по уголовному делу и достижению других задач предварительного расследования».

Р.С. Белкин, исследовав содержание рассматриваемого понятия, справедливо отмечал, что если раньше под противодействием расследованию подразумевали «преимущественно различные формы и способы сокрытия преступлений, то теперь это понятие наполнилось более широким содержанием и может быть определено как умышленная деятельность с целью воспрепятствования решению задач расследования и в конечном счете установлению истины по уголовному делу»11 Белкин А.Р. Избранные труды. М.: Норма, 2010. С. 91.

Как видим, несмотря на некоторое различие формулировок, приведенные дефиниции практически равнозначны. Как представляется, они полно и точно отражают сущность рассматриваемого явления.

Главная задача противодействия расследованию — нарушить нормальную деятельность органов следствия, снизить ее эффективность, помешать изобличению тех или иных лиц, вывести из уголовного процесса определенных соучастников преступления и т. д. Поэтому противоправное воздействие, как правило, большей частью оказывается на организационно-правовые отношения субъектов расследования — участников уголовного процесса (потерпевших, свидетелей, обвиняемых, подозреваемых, экспертов, понятых, следователей, оперативных работников, судей), а также на лиц, вообще не причастных к расследуемому событию, — журналистов, освещающих ход расследования, коррумпированных работников органов власти и управления.

Взяв за основу дефиницию В. Н. Карагодина и несколько дополнив ее, предложим следующее определение: противодействие расследованию — умышленные действия (бездействие) заинтересованных лиц, обусловленные несоответствием их целей задачам следствия и направленные на воспрепятствование решению задач расследования и установлению объективной истины по уголовному делу.

Отметим, что в дальнейшем мы будем оперировать всеми рассмотренными терминами: «конфликт», «коллизия», «противоборство», «противодействие». Несмотря на некоторые различия этих терминов с точки зрения филологии и криминалистики, все они выражают направленность на создание помех деятельности следователя по установлению истины.

Противодействие предварительному расследованию в конечном итоге всегда обращено к органам дознания или следствия, хотя может начинаться еще до начала расследования и продолжаться после его окончания. При направлении уголовного дела в суд и нахождения дела в суде противодействие органам расследования переходит в противодействие суду и приобретает свои отличительные признаки. Противодействие не всегда направлено против конкретных лиц, осуществляющих предварительное следствие. Часто субъект даже не знает конкретного сотрудника органа расследования, который будет его «оппонентом», и не имеет какого-либо представления о действиях и намерениях лица, ведущего следствие. В таких случаях он использует общие представления о возможной деятельности органов внутренних дел11 Тишутина И.В. Противодействие расследованию организованной преступной деятельности: теория и практика выявления и преодоления: монография / Под общ. ред. Волынский А. Ф. М.: Юрлитинформ, 2012. С. 52.

Ситуация без противодействия следствию характеризуется отсутствием или небольшим числом препятствий к выполнению следственного действия, полным или частичным совпадением главных интересов участников процесса в деятельности по установлению истины. Такая бесконфликтная ситуация характерна тем, что при этом существуют временные совпадения в достижении целей. Такие совпадения целей бывают, например, при допросе следователем добросовестного свидетеля, когда и следователь, и свидетель стремятся как можно объективнее познать расследуемое событие.

Ситуации же противодействия возникают тогда, когда недобросовестные свидетели, потерпевшие, подозреваемые, обвиняемые или иные лица по различным причинам заинтересованы в неправильном, необъективном восприятии события следователем. В результате между указанными участниками процесса в ходе общения формируются отношения противоборства.

Проблема противодействия расследованию не нова. «Преступность, при рассмотрении ее с позиций нелегитимного характера сосуществования и противоправной деятельности, как социальное явление без противодействия властным структурам и обществу в природе не существует. В этой связи противодействие со стороны преступных структур следует рассматривать не иначе как реакцию криминальной среды на охранную деятельность государства с широким использованием различных механизмов, обеспечивающих безопасность этих структур от правосудия. Импульс самозащиты в криминальной среде, ввиду неизбежности применения уголовных санкций в случае изобличения, является доминирующим по отношению ко всем ее действиям»11 Галанова Л.В. Ситуации противодействия расследованию преступлений, совершенных организованными группами преступников, и средства их преодоления // Журнал Проблемы права. 2009. № 3. С. 107. Лица, совершившие преступления, всячески противодействуют органам расследования в их изобличении, причем противодействие может быть оказано по любому преступлению, совершенному как умышленно, так и неосторожно.

К наиболее часто совершаемым преступлениям против правосудия, безусловно, относится деяние, предусмотренное ст. 294 Уголовного кодекса РФ (далее — УК РФ) — «Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования». Противодействие работе следователя по установлению истины выражается в самых различных формах, но чаще всего преступники воздействуют на потерпевших и свидетелей.

Анализ следственной практики убеждает, что иногда даже конфликты «мягкой формы» исключают взаимодействие сторон и их общение по законам логики. Участники таких ситуаций отстаивают свои интересы самыми разными средствами. Независимо от силы аргументов, противоборствующее лицо может довольно долго, а то и на протяжении всего периода расследования, сохранять свои позиции. Объективность восприятия, логичность мышления, продуманность действий уступают место эмоциям, мнительности, необоснованному упорству. В таких случаях получить и использовать доказательства, установить объективную истину довольно сложно.

Тем более трудно это сделать тогда, когда обвиняемые и их окружение, противодействуя органам расследования, оказывают активное давление на потерпевших, свидетелей, сотрудников органов дознания, следователей, прокуроров и судей путем подкупа, шантажа и угроз. Противодействуя объективному расследованию, преступники и их близкие применяют различные методы: внедряют «своих» людей в правоохранительные органы; устраняют лиц, сотрудничающих с органами внутренних дел; дезинформируют и провоцируют работников органов следствия; с целью уклонения от ответственности становятся на учет в психоневрологические диспансеры.

Поэтому предупреждение и нейтрализация противодействия — не механический набор приемов, а работа, основанная на анализе криминальной ситуации, оперативной обстановки и материалов уголовных дел11 Драпкин Л.Я. Криминалистика / Учебник для вузов. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: Проспект, 2011. С. 143.

Отметим, что определенное противодействие следствию подозреваемыми и обвиняемыми в пределах допустимого уголовно-процессуальным законом — их право, используемое для защиты своих интересов. Противодействие обвиняемого, выражаемое в таких формах, как отказ от дачи показаний, дача ложных показаний, непризнание своей вины, выбор адвоката, — это реализация им права на защиту. Однако в последние годы противодействие стало проявляться и в иных, отличающихся противоправностью и изощренностью, формах. Его оказывают не только подозреваемые и обвиняемые, но потерпевшие, свидетели и другие лица.

Изменение показаний обвиняемыми, как свидетельствует практика, чаще всего происходит по следующим причинам: из-за страха перед наказанием; из-за их запугивания или подкупа другими виновными лицами; из-за слабой доказанности их вины и др. Потерпевшие и свидетели изменяют показания из-за угроз расправы с ними или их близкими, вследствие подкупа и по другим причинам.

Разнообразны не только формы противоправного вмешательства в ход расследования, но и субъекты противодействия: организаторы, исполнители преступлений, их родственники и близкие, должностные лица государственных и общественных структур, свидетели и потерпевшие, сотрудники правоохранительных органов, эксперты и ревизоры, специалисты и другие лица.

Например, в практике расследования уголовных дел в сфере внешнеэкономической деятельности распространены случаи, когда в результате непринятия своевременных мер по выемке находящиеся на свободе должностные лица полностью уничтожали папки предприятий — участников внешнеэкономической деятельности, в которых хранились документы, свидетельствующие о совершенном должностном преступлении.

Итак, «противодействие» как категория есть выражение одной из объективных закономерностей борьбы двух противоположностей. Применительно к социальным системам противодействие получает свое развитие там, где происходит столкновение интересов групп или отдельных людей. Противодействие объективно существует и в сфере уголовного судопроизводства, поскольку событие преступления обычно находится в фокусе противоборствующих интересов. Противодействие расследованию — это система действий (или бездействия), направленная на достижение цели сокрытия преступления путем недопущения вовлечения его следов в сферу уголовного судопроизводства и их последующего использования в качестве судебных доказательств.

1. 2 Формы и ситуации противодействия расследованию

Хотя противодействие расследованию — явление не новое, с течением времени формы его проявления существенно видоизменяются. Если раньше противодействие выражалось в основном в таких действиях, как неявка по вызову следователя, отказ от дачи показаний или дача ложных показаний, то в настоящее время оно приобрело более наступательный, агрессивный и масштабный характер. Оно проявляется на всех этапах расследования, начиная с момента решения вопроса о возбуждении уголовного дела и до направления его в суд, а затем — и в суде.

Чаще всего усилия противодействующих следствию субъектов направляются на сокрытие самого преступления и совершивших его лиц. «Скрыть преступление можно лишь двумя путями: а) не допустить обнаружения следов преступления и вовлечения их в сферу расследования; б) не допустить должного использования этих следов в качестве судебных доказательств. В первом случае преступник непосредственно воздействует на следы преступления, „стирая“ их полностью или частично, во втором — опосредовано, действуя через тех, кто имеет непосредственный доступ к доказательствам, Т. е. через лиц, наделенных соответствующими полномочиями и процессуальным статусом»11 Ушанов Р.Г. Противодействие предварительного расследования по наркопреступлениям // Российский следователь. 2010. № 16. С. 41.

Существуют различные основания, по которым классифицируют формы противодействия расследованию, и ситуации, складывающиеся при его возникновении.

Одной из наиболее важных является классификация противодействия по фазам развития преступной деятельности; она позволяет проследить развитие противодействия расследованию с момента зарождения преступного замысла. Выделяют четыре фазы развития противодействия.

Первую фазу составляют:

а) наблюдение за объектом преступного посягательства;

б) налаживание преступных связей;

в) создание ложного алиби;

г) иносказания в беседах, переписке и др.

Вторая фаза предполагает создание условий для реализации преступного замысла и включает в себя:

а) конспирацию преступных связей;

б) создание тайников;

в) приготовление предметов и средств маскировки преступления;

г) выбор места, времени и других условий совершения преступления;

д) проведение экспериментов с целью проверки возможности совершения тех или иных действий, которые потребуется выполнить при совершении преступления, и т. п.

В третью фазу входят действия по реализации преступного замысла:

а) легендирование личности;

б) изготовление и использование поддельных документов;

в) использование наблюдателей, телохранителей и т. д.

Четвертая фаза связана с воспроизведением преступной деятельности. Она охватывает следующие действия:

а) временное прекращение преступной деятельности;

б) оказание в местах лишения свободы помощи сообщникам, привлеченным к уголовной ответственности;

в) противодействие использованию вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства доказательств;

г) помощь родственникам и близким сообщников, находящихся в местах лишения свободы;

д) проверка новых кандидатов в члены преступной группы;

е) анализ ошибок прошлой преступной деятельности;

ж) изучение оперативной обстановки на предмет ее безопасности для преступной группы 11 Галушкин А.Ф. К вопросу о противодействии расследованию преступлений в современной России // Вестник Саратовской государственной академии права. 2008. № 3. С. 97..

Р.С. Белкин по отношению к процессу расследования преступлений применил другую классификацию, подразделив все оказываемое расследованию противодействие на «внутреннее» и «внешнее».

При этом под «внутренним» он понимал такое, которое оказывают субъекты, в той или иной форме причастные к расследованию, т. е. подозреваемые и обвиняемые, свидетели и потерпевшие, специалисты и эксперты, случайные люди, оказавшиеся на месте происшествия, и др. Основной характерной чертой такого противодействия является соперничество противоборствующих сторон, их стремление получить от другой стороны желательную для них информацию или соответствующую их интересам линию поведения. При этом подозреваемый часто желает почерпнуть от следователя как можно больше необходимых для защиты своих интересов сведений, убедить или принудить последнего путем недодачи ему нужной информации (или выдачи ложной) принять более благоприятное для себя решение. В свою очередь следователь стремится получить от противоборствующего лица данные, наиболее правдиво освещающие факты, представляющие интерес для расследования, изменить его негативную позицию на отношения сотрудничества.

Принимая эту классификацию форм противодействия, отметим, однако, ее некоторую условность, что позволяет нам выделить ещё один вид противодействия, который (также условно) можно назвать «смешанным». Основанием для его выделения послужили следующие обстоятельства. Субъекты «внутреннего» противодействия могут реализовать свои замыслы по созданию помех органу расследования преимущественно путем сокрытия преступления, а субъекты «внешнего» противодействия — путем влияния, давления на следователя, создания условий для совершения им незаконных действий, побуждая его к совершению противоправного деяния, и т. п.

К субъектам этого вида противодействия относят должностных лиц предприятий, учреждений и организаций, где было совершено преступление, сотрудников органов исполнительной власти и представительных органов, работников контрольных и ревизионных организаций, сотрудников правоохранительных органов, а также представителей партий; профсоюзных и иных общественных организаций, трудовых коллективов, отдельных групп населения, родственников, друзей и иных близких виновного.

Как видно из приведенного перечня субъектов противодействия, отдельные из них могут выступать как в качестве субъектов «внутреннего», так и «внешнего» противодействия. В таком положении может оказаться, например, сотрудник правоохранительного органа: он был на месте происшествия, но противоправно стал действовать не потому, что оказался сведущ в отношении деяния, а под воздействием иных причин (в силу коррумпированности, подкупа, просьб со стороны определенных лиц и т. п.). Возможны и другие ситуации, при которых одно и то же лицо может выступить в качестве субъекта «внутреннего» и «внешнего» противодействия.

На рис. 2 в приложении 2 представлена схема субъектов противодействия и способы их действий, предложенная Е. В. Варфоломеевым.

Противодействие (любое из выделенных видов) может осуществляться в активной и пассивной формах. К пассивной, имеющей характер бездействия, относятся: неоказание помощи, невыполнение требуемых действий, несообщение запрашиваемых сведений, невыдача искомых предметов, неявка по вызову, умолчание об известных фактах, отказ от дачи показаний и т. п. К активной форме противодействия относятся: дача ложных показаний, обман, сокрытие и уничтожение необходимых следствию предметов, инсценировка и создание лжедоказательств, склонение к неповиновению, прямое сопротивление следователю, побег с места преступления и сокрытие от органов следствия, представление подложных документов и т. д.

По характеру воздействия на следы преступной деятельности противодействие делится на:

а) непосредственно направленное на следы преступления (когда следы утаиваются, уничтожаются, фальсифицируются и т. д.);

б) осуществляемое опосредованно (подкупы, угрозы в отношении субъектов расследования).

Существует и множество других оснований, по которым классифицируют противодействие и ситуации, связанные с его возникновением. Так, например, по степени накала эмоций эти ситуации можно разделить на острые и вялотекущие; по частоте повторения — на типичные и специфические; по продолжительности существования: на кратковременные и длящиеся11 Шепитько В.Ю. Преодоление противодействия расследованию: проблема формирования криминалистической тактики // Публичное и частное право. 2010. № 2. С. 139. Противодействие может осуществляться как в скрытой, так и открытой формах.

По объекту оказываемого воздействия противодействие можно подразделить на следующие виды:

1) противодействие расследованию путем оказания противоправного давления на лиц, производящих расследование (следователей, работников органов дознания, прокуроров, судей);

2) противодействие расследованию путем оказания противоправного воздействия на лиц — носителей информации (свидетелей, потерпевших и др.);

3) противодействие, не связанное с воздействием на указанных лиц.

Воздействие на свидетелей и потерпевших является одной из наиболее распространенных и опасных форм противодействия расследованию преступлений, поэтому на этой проблеме мы остановимся отдельно. Пока же рассмотрим лишь частные формы воздействия на свидетелей и потерпевших. Таких форм не так уж много, и они не отличаются разнообразием. С. А. Новиков выделяет следующие:

а) уговоры и попытки примирения с потерпевшими (отмечены по 55% изученных уголовных дел);

б) физическое воздействие на свидетелей и потерпевших или угрозы применения такого воздействия (24,9%);

в) подкуп (12,2%).

Только в 31,2% изученных дел к свидетелям и потерпевшим применялось два и более способов воздействия, в большинстве же случаев преступники «весьма успешно» обходились одним. Лишь 41,3% свидетелей и потерпевших не поддались воздействию со стороны преступников, тогда как в 58,7% случаев преступникам удалось склонить указанных лиц к совершению каких-либо действий (или бездействия) в свою пользу. Наиболее активно воздействие осуществляется от начала предварительной проверки сообщения о совершении преступления до проведения основных следственных действий с участием свидетелей и потерпевших11 Новиков С.А. Институт показаний свидетеля в уголовном процессе России: проблемы совершенствования // Евразийская адвокатура. 2013. № 2. С. 100.

2 Определение Верховного Суда Российской Федерации от 26 марта 2012 г. № 18-Д12−16 по делу О. // Бюллетень Верховного Суда Рос. Федерации. 2012. № 6. С. 19.

3 Рыжаков А.П. Родственники под защитой // ЭЖ-Юрист. 2012. № 38. С. 34.

Рассмотрим пример. Здесь следствием не были приняты меры по обеспечению безопасности Н., поэтому на очной ставке он изменил свои показания. Н., страдающий наркоманией, в своих показаниях указал на О. как на лицо, сбывшее ему опий. В ходе обыска, проведенного у О., были обнаружены и изъяты наркотическое средство — опий, полиэтиленовый пакет со следами опия, весы с точностью измерения до 0,1 гр. Следствием не были приняты меры по обеспечению безопасности Н., поэтому на очной ставке с О. он изменил свои показания, заявив, что О. не продавал ему опий. В неофициальной беседе со следователем Н. пояснил, что ему угрожали, требуя, чтобы он изменил показания в отношении О. 2.

Важен вопрос — при расследовании каких преступлений чаще всего происходит такое воздействие. По данным А. П. Рыжакова, неправомерное воздействие в виде угроз и насилия в основном оказывается в ходе расследования тяжких преступлений — 82%. В частности, такое воздействие имеет место при расследовании убийств (5%), нанесения тяжких телесных повреждений (18%), грабежей и разбоев (34%), изнасилований (15%), вымогательства (9%), краж (7%), квалифицированного хулиганства (24%) и др. Автор справедливо отмечает, что потерпевшие и свидетели подвергаются давлению с целью дачи ложных показаний чаще тогда, когда доказывание строится преимущественно на их показаниях. Формы выражения угроз при этом носят самый различный характер, а именно: применение физического насилия в отношении участников уголовного процесса и их близких, вплоть до угрозы убийством (96%), уничтожение или повреждение имущества (18%), разглашение компрометирующих материалов (6%), возможные неприятности по службе (1%) и др. 3.

Основная цель лица, оказывающего противоправное влияние на следователя, — воспрепятствовать его нормальной работе, снизить ее эффективность и принудить провести неполное и необъективное расследование по уголовному делу. Воспрепятствовать расследованию — значит не допустить в уголовный процесс ту или иную доказательственную информацию, сделать невозможным ее использование в целях установления объективной истины. Вмешательство в деятельность следователя может выразиться, например, в воздействии на него через средства массовой информации, в шантаже (угрозах оглашения компрометирующих или просто конфиденциальных сведений) и т. д.

Вмешательство может быть совершено и должностными лицами, и лицами, таковыми не являющимися, но по роду работы непосредственно обеспечивающими расследование. Поскольку на последних обычно возлагаются специальные обязанности по созданию надлежащих условий для осуществления расследования по делу, преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 294 УК РФ, как справедливо отмечается в литературе, могут совершаться и путем бездействия (например, заведующий канцелярией утаивает важный для следствия документ). Это относится и к должностным лицам. При этом не обязательно, чтобы они обладали по отношению к следователю властными полномочиями. Важно, чтобы должностное лицо, вмешиваясь в работу следователя, имело возможность использовать свои полномочия во вред законным интересам следствия. Сюда можно отнести и действия этого лица по предоставлению следователю незаконных льгот и привилегий, услуг материального и нематериального характера11 Цховребова И.А. Правовая и нравственная сущность противодействия расследованию // Публичное и частное право. 2009. № 3. С. 130.

Исходя из сказанного, можно констатировать, что противодействие расследованию преступлений наиболее часто проявляется в следующих формах:

— подкуп, запугивание и иное воздействие на потерпевших и свидетелей с целью заставить их отказаться от первоначальных показаний или изменить их в пользу преступников (76%);

— установление нелегальных каналов связи с арестованными членами преступной группы для согласования линии поведения (72%);

— найм высококвалифицированных адвокатов (60%);

— укрывательство подозреваемых за пределами России (64%);

— сокрытие, уничтожение следов, оружия и средств преступной деятельности (44%);

— оказание давления через средства массовой информации посредством использования ошибок субъектов уголовного процесса и сотрудников полиции, помогающих расследованию (35%);

— симуляция заболеваний (44%);

— целенаправленная дискредитация оперативных работников и следователей (32%), в том числе посредством клеветнических жалоб и заявлений (52%);

— попытки вербовки сотрудников органов внутренних дел под угрозой использования против них компрометирующих материалов (12%);

— попытки подкупа следователей и других сотрудников (23%).

В приведенном перечне форм противодействия третья позиция представляется довольно спорной, поскольку сам по себе найм высококвалифицированных адвокатов вряд ли можно считать формой противодействия расследованию. Более верно, думается, охарактеризовать названную форму противодействия как «незаконные действия защитников» (если таковые будут иметь место).

Исследуя вопрос о наиболее распространенных формах противодействия, А. Н. Петрова провела анкетирование сотрудников органов расследования. На вопрос, с какими формами противодействия им приходилось сталкиваться при расследовании уголовных дел, следователи (работники органов дознания) дали следующие ответы:

— подкупы, уговоры, угрозы, насилие в отношении свидетелей, потерпевших и членов их семей — 58%;

— сокрытие (уничтожение) следов преступления — 38%;

— незаконные действия защитников обвиняемых — 36%;

— оказание давления на субъектов расследования — 8%;

— попытки повлиять на ход следствия через средства массовой информации — 2%;

— симуляция обвиняемым (подозреваемым) психических заболеваний — 2% (некоторые из опрошенных отметили сразу несколько форм, поэтому общий процент ответов превышает 100%).

Наиболее опасной формой противодействия является физическое устранение свидетелей преступлений. Утверждается, что «ежегодно пропадает без вести, как минимум, до 150 человек, осведомленных о преступлениях и представляющих опасность для тех, кто их совершил».

Рассуждая о формах рассматриваемого явления, нельзя обойти вопрос о соотношении таких понятий, как «сокрытие преступления», «способ совершения преступления», «противодействие расследованию».

До недавнего времени в криминалистической литературе понятия сокрытие преступления и противодействие расследованию часто рассматривались как синонимы. Как представляется, это в корне неверно. Термин «противодействие» гораздо шире термина «сокрытие»; сокрытие преступления — лишь одна из форм противодействия расследованию (см. рис. 3 в приложении 3).

Сокрытие преступления — деятельность, направленная на воспрепятствование расследованию преступлений путем утаивания, уничтожения, маскировки и фальсификации необходимой следствию информации или ее носителей. Утаивание информации может осуществляться как активным (сокрытие предмета преступного посягательства, вещественных доказательств и иных источников информации, уклонение от явки в орган расследования), так и пассивным способом (умолчание, недонесение, отказ от дачи показаний). Уничтожение — это действия, направленные на ликвидацию (порчу) следов преступления и преступника, а маскировка — действия, осуществляемые с целью изменения представления об отдельных обстоятельствах преступления (способа его совершения, личности преступника и т. д.). Фальсификация — это подделка, создание ложной информации и ее носителей (ложные показания и сообщения, создание ложных следов и иных вещественных и документальных источников доказательств, их переделка или подмена, создание ложного алиби и т. п.). К смешанным способам сокрытия преступлений относятся различные инсценировки, в основе которых лежит искусственное создание материальных следов расследуемого события (см. рис. 4 в приложении 4). Это делается для того, чтобы создать видимость совершения иного, чем было на самом деле, преступления или деяния, не являющегося преступным; создать ложное представление об отдельных обстоятельствах и элементах совершенного преступления (совершено другим лицом, в иных целях, в другом месте, по иным мотивам и т. п.).

Итак, классификация форм противодействия расследованию важна прежде всего потому, что типовые тактические программы преодоления противодействия расследованию преступлений детерминированы типовыми же ситуациями противодействия, которые, в свою очередь, обусловлены формами противодействия. В основу классификации форм противодействия расследованию преступлений могут быть положены типичные приемы сокрытия доказательственной информации и воздействия на ее носителей. Исходя из того, что объективно все противодействующие факторы сходятся в одной «точке» — следах преступной деятельности, — главным основанием классификации форм противодействия следует считать вид воздействия на следы преступной деятельности: непосредственное (прямое) и опосредованное.

1.3 Общая характеристика мер нейтрализации противодействия расследованию

Достижение цели создания правового государства в числе других преобразований предполагает также необходимость совершенствования деятельности органов предварительного следствия, прокуратуры и суда. К числу направляемых на это мер следует отнести разработку и внедрение в практику методов преодоления противодействия процессу раскрытия и расследования преступлений, которое все активнее осуществляют как лица, совершившие преступления, так и другие должностные и частные лица, стремящиеся не допустить привлечения к уголовной ответственности определенных граждан, отрицательно повлиять на объективность и полноту расследования преступлений.

В настоящее время преодоление противодействия стало составной частью расследования многих преступлений. Эту деятельность условно можно разделить на несколько элементов: получение информации и выявление действий, направленных на создание помех следствию; определение субъектов и методов противодействия; нейтрализация противодействия процессуальными, организационными и иными мерами.

Актуальность исследования форм и методов преодоления противодействия следствию в значительной мере обусловливается уже тем, что с каждым годом увеличивается количество уголовных дел, по которым субъекты прибегают к наиболее опасным способам воздействия на следствие, применяя психическое и физическое насилие, подкуп свидетелей и потерпевших. Характерно, что около 60% свидетелей и потерпевших поддаются воздействию преступников, совершая конкретные действия в пользу виновных, изменяя правдивые показания на ложные или скрывая негативную для преступников информацию11 Васкэ Е.В. Стратегии психологического воздействия в ходе проведения допроса: теоретический и прикладной аспекты // Приволжский научный журнал. 2010. № 1. С. 22. Почти во всех случаях лжесвидетельство существенно влияет на ход расследования: виновные лица избегают наказания, а производство по таким делам приостанавливается. В суде это часто приводит к необоснованному возврату уголовных дел на дополнительное расследование либо к их прекращению. В лучшем случае деяния виновных лиц переквалифицируются в сторону смягчения наказания.

Практика свидетельствует, что часто уже при подготовке к совершению преступления субъект планирует свои действия по его сокрытию. Для этого он привлекает соучастников, друзей, родственников; сам же занимает позицию непризнания вины, оспаривания полученных следствием доказательств, воздействует на участвующих в деле лиц.

Зачастую подозреваемый предъявляет следствию заранее подготовленное или позднее согласованное с адвокатом алиби. Регулярно возникают многочисленные жалобы адвоката, родственников подозреваемого и его самого в различные инстанции о незаконности ареста, о якобы недопустимых методах ведения следствия и пр. Последнее иногда создает проблемы, связанные с необходимостью доказывания ложности подобного рода утверждений. Как способ профилактики жалоб на незаконные методы ведения следствия можно рекомендовать использование дополнительных средств фиксации хода и результатов следственных действий с помощью аудио- и видеозаписи, регулярные освидетельствования подозреваемого, актирование фактов нанесения ему повреждений в камере (если таковые были), которые часто выдаются за результат рукоприкладства следователя. Это, естественно, увеличивает расход времени на расследование, зато сохранит его в случае жалоб11 Преступность, организованная преступность и проблемы безопасности / ред. кол.: А. И. Долгова (отв. ред.). М.: Рос. крим. ассоциация, 2010. С. 191.

Для преодоления противодействия расследованию и раскрытию преступлений при производстве следственных действий применяются, в основном, тактико-криминалистические приемы. Такие приемы определяют линию поведения субъектов расследования и раскрытия преступления по отношению к подозреваемым (обвиняемым), потерпевшим, свидетелям и иным лицам. Они состоят в оказании допустимого законом эмоционально-волевого или интеллектуального воздействия на лиц, имеющих отношение к расследуемому событию, с целью преодоления их противоправных установок и получения от них правдивой информации. Поэтому, разрабатывая тактику следствия в сложных ситуациях противодействия, важно оценивать ее не только с правовой, но и с этической стороны. Иными словами, должны учитываться и сложность ситуации, и сила противодействия, а также все психологические и нравственные аспекты, чтобы при расследовании применить безупречные в правовом и этическом отношении средства. Конечно, в обстановке преследования, угроз применения физического и психического насилия выдержать такие требования сложно, об этом красноречиво свидетельствует и так называемая кадровая статистика. В 2012 г. в отношении следователей органов внутренних дел было возбуждено 127 уголовных дел, из них 86 — за получение взяток.

Воздействие следователя на противодействие расследованию правомерно и допустимо тогда, когда оно является: законным, не противоречащим нормам УПК РФ; допустимым с позиций нравственности, морали; учитывающим индивидуальные качества лица, в отношении которого оно применяется.

Оказывая воздействие на то или иное лицо, следователь должен использовать индивидуальный подход, который предполагает:

а) достаточно хорошее знание субъекта, к которому воздействие применяется, его возрастных, психологических и иных особенностей;

б) установление с ним правильных, обусловленных обстоятельствами дела, обстановкой и личностными качествами взаимоотношений;

з) учет специфики сложившейся тактической ситуации.

С целью нейтрализации противодействия расследованию следственная практика постоянно пополняется новыми приемами получения и фиксации показаний, которые иногда называют нетрадиционными. Это, во-первых, применение полиграфа (детектора лжи); во-вторых, допросы под гипнозом; в-третьих, обращение за содействием к ясновидящим. Кратко рассмотрим эти методы.

Еще в 1875 г. в Италии начали испытывать прибор «плетизмограф», предназначавшийся для изобличения преступников. Прибор совершенствовали, используя новейшие достижения науки и техники. Называли такие приборы по-разному: детекторы лжи, разоблачители, патометры, полиграфы, вариографы, регистраторы стрессов и т. д. Они более чутко, чем невооруженный глаз, улавливали проявления скрытых эмоций человека. Однако очевидную предвзятость представляет однозначное истолкование этих физиологических реакций как проявлений причастности к делу испытуемого лица, лживости его показаний, так как такие же реакции могут быть и у невиновного лица, возмущенного ложным обвинением, боящегося следственной ошибки или потрясенного самой процедурой испытания и т. д. 11 Семенцов В.А. Проверка правдивости показаний на полиграфе // Российский юридический журнал. 2011. № 2. С. 111.

В ХХ в. практически до 1970−80-х гг. детекторы лжи не находили распространения. «Квалификация этих методов как варварских, средневековых, — писал А. М. Ларин, — имеет достаточное основание. Ведь они направлены на то, чтобы получить от обвиняемого уличающую его информацию вопреки его воле… Оговорки сторонников полиграфа о применении его исключительно с согласия обвиняемого алогичны. Ведь вопрос об этой процедуре возникает ввиду недостаточности доказательств обвинения и в надежде на их пополнение. Ясно, что пойти на это обвиняемый может не иначе как в результате прямого или косвенного физического или психического принуждения. Между тем принуждение к даче показаний — грубое нарушение прав человека, преследуемое как одно из тяжких преступлений против правосудия»22 Цит. по: Будников В.Л. Совесть как нравственный критерий доказывания в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 2010. № 1. С. 43.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой