Психологические основы предварительного следствия

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Психологические основы предварительного следствия

Психология осмотра места происшествия

Психология обыска

Психология допроса

Психология очной ставки

Литература

Введение

Становление независимой Украины, значительное обновление законодательства, усилия государства, направленные на защиту прав и свобод граждан, на борьбу с преступностью обуславливают социальную значимость юриспруденции, повышение престижности профессии юриста и авторитета правовых наук. Вместе с тем, с реформированием общества возрастает потребность в юристах высокой квалификации.

Значительный рост преступности, а также развитие её наиболее опасных форм (организованная преступность, коррупция, заказные убийства и т. п.) предъявляют повышенные требования к деятельности правоохранительной системы государства. С дугой стороны, эти требования обусловлены необходимостью усиления охраны прав и интересов отдельных граждан в процессе привлечения их к уголовной ответственности. С этим связана необходимость высокого уровня профессиональной компетентности работников правоохранительной системы, которая определяется не только правовой подготовкой, но и системой психологических знаний и навыков.

Большой вклад в решение сложных, многопрофильных задач укрепления правовой основы государства, усиления борьбы с правонарушениями и преступлениями вносит психологическая наука, в частности, юридическая психология. С учетом этого юристу необходимо глубокое усвоение теоретических положений юридической психологии, осмысление её сущности, объекта, предмета и метода, сфер приложения и т. д. Всестороннее исследование правонарушений и преступлений требует психологического анализа личности и юридической деятельности, который опирается на изучение основных психологических явлений, процессов, состояний, их особенностей в правовой сфере. Все эти вопросы можно объединить одним понятием -- психологическая культура юриста. Она предполагает наличие у всех работников юридических органов развитой системы психологических знаний, а также навыков и приёмов, которые обеспечивают высокую культуру общения. Психологическая культура повышает эффективность юридической деятельности, способствует её гуманизации.

Юридическая психология как наука начала развиваться более ста лет тому назад, когда в практике уголовного судопроизводства всё чаще стало использоваться психологическое знание для объяснения различных сторон совершённого противоправного деяния, черт личности преступника. Это направление в юридической психологии на сегодня является самым развитым. Достаточно разработанными направлениями в юридической психологии являются те, которые находятся на стыке с криминалистикой и криминологией. Одно из них связано с применением психологических знаний в оперативно -- розыскной и следственной деятельности, другое -- с выявлением психологических детерминант совершённого преступления и применением психологических методов в предупреждении асоциальных проявлений. Разный уровень развития различных направлений юридической психологии можно объяснить разными потребностями правоприменительной практики, неравномерностью формирования отдельных сторон исследуемых проблем, недостаточно широким привлечением смежных отраслей знаний, ограниченностью экспериментальных данных.

Юридическая психология включает в себя различные области научных знаний, является прикладной наукой и в равной мере принадлежит как психологии, так и юриспруденции. При изучении дисциплины решаются следующие задачи:

1) Изучение основных теоретических понятий и положений курса юридической психологии.

2) Ознакомление с основами общей и социальной психологии применительно к курсу юридической психологии.

3) Усвоение специфики психических закономерностей в правовом регулировании.

4) Приобретенное навыков в самостоятельной работе над психологической и юридической литературой по данной дисциплине.

Психологические основы предварительного следствия

Исследование социально-правовых отношений между различными субъектами права, познание истины в процессе рассмотрения преступлений является составной частью профессиональной деятельности многих юристов. Им необходимы знания не только процессуального порядка проведения этих действий, которые регламентируются законодательством, но и психологических особенностей поведения лиц, участвующих в них, оценивающих доказательную информацию, получаемую с этих действий.

Предварительное следствие -- это целенаправленный процесс, целью которого является восстановление прошлого события преступления по следам, обнаруженным следователем в настоящем. Именно на этапе предварительного следствия создаётся модель прошлого события преступления.

На предварительном следствии процесс познания отличается определённой неупорядоченностью поступления информации. Приток информации здесь не всегда зависит от желания и не поддаётся регулированию. Объём информации, скорость, время её поступления во многом зависят от обстоятельств, в ходе которых осуществляется познание. Процесс познания начинается с получения следователем необходимой информации о предмете исследования с помощью органов чувств. Полученная информация подвергается логической обработке, а полученные выводы -- проверке практикой. Что касается полной картины совершённого преступления, то она во всех случаях воссоздаётся опосредованным путём, поэтому знание, которое должен получить в ходе расследования следователь, всегда появляется как результат сложной мыслительной работы.

Процесс познания истины при расследовании преступлений начинается с выдвижения гипотезы — обычно нескольких следственных версий, которые подвергаются тщательной проверке. Для этого разрабатывается комплекс мероприятий, необходимых для получения фактических данных — судебных доказательств, на основании которых можно было бы сделать вывод, какая из выдвинутых версий соответствует действительности (т.е. составляется план расследования), а после сбора и проверки доказательств производится оценка полученных судебных доказательств. [4, с. 464]

Необходимо отметить, что следственная деятельность характеризуется чрезвычайным разнообразием задач, которые стоят перед следователем, и правильное решение которых требует применения разнообразных качеств, умений, навыков и знаний.

Наиболее психологически сложной для следователя является ситуация, когда в одном производстве сосредоточивается большое количество уголовных дел, каждое из которых требует немедленного принятия решений и производства следственных действий. Успешное решение в подобных ситуациях может быть достигнуто в результате эффективного планирования, самоорганизации, целеустремлённости, умения организовать людей, работающих над раскрытием преступлений. Кроме того, следователю приходится работать в условиях активного противодействия со стороны лиц, заинтересованных в сокрытии истины. Здесь могут пускаться в ход и хитрость, ложь, обман, клевета, и шантаж, угрозы, подкуп -- арсенал таких средств практически ничем не ограничен. Следователь же вправе действовать только законными и безупречными в нравственном отношении средствами. Неравенство в положении следователя и заинтересованных лиц связано ещё и с тем, что последние знают, что нужно скрывать, а следователь зачастую не знает, что должно и может быть установлено по делу и всегда оказывается «в хвосте событий». Преступник же имеет выигрыш и во времени, и в инициативе.

Ограниченность срока расследования также создаёт экстремальность условий, в которых протекает познавательная деятельность следователя. Данное обстоятельство нередко «давит» на психику следователя (особенно, когда речь идёт о тяжких преступлениях), что порождает опасность поспешности в принятии решений. Недопустимым является и возникновение тенденций к решению поставленных задач по принципу «цель оправдывает средство».

Своеобразной чертой расследования дел является необходимость сохранения следственной тайны. Преждевременная огласка доказательств и замыслов следователя может помешать расследованию и создать угрозу лицам, содействовавших раскрытию преступления. Кроме того, предварительные решения и выводы могут быть восприняты как бесспорно установленные факты, которые могут оказать внушающее воздействие на свидетельские показания и общественное мнение, чем может быть нанесён незаслуженный ущерб репутации людей. А, как известно, виновным в совершении преступления человека может признать только суд.

Рассматривание дел неизбежно связано с проникновением в личную жизнь людей, оглашение данных о которой может привести к компрометации человека или даже к личным трагедиям. В ходе расследования следователь имеет доступ и к данным, которые могут составлять государственную или коммерческую тайну, имеющие определённую степень секретности, что вызывает свои психологические трудности. Однако, умение молчать является не природным даром, а продуктом воспитания и самовоспитания, зависит от стойкости и дисциплинированности.

Психология осмотра места происшествия

Одним из наиболее распространенных и в то же время наиболее ответственным следственным действием является осмотр места происшествия, следственный осмотр вещественных доказательств, обнаруженных на месте совершения преступления.

Место происшествия -- это, прежде всего пространство, на котором разворачивается предметная деятельность лица, совершившего преступление, а также потерпевшего, свидетелей, а в последующем -- следователя, понятых, специалистов. Осмотр места происшествия -- самостоятельное следственное действие, которое проводится «с целью выявления следов преступления и других вещественных доказательств, выяснения обстановки преступления, а также других обстоятельств, имеющих значение для дела» (статья 190 УПК Украины). Вместе с тем, осмотр может быть и составной частью других следственных действий: задержания, обыска, выемки, следственного эксперимента, проверки показаний на месте и проч.

Осмотр места происшествия является незаменимым следственным действием, поскольку информацию, получаемую при осмотре, в большинстве случаев невозможно обнаружить в любом другом месте, добыть путём проведения иных следственных действий. Часто осмотр происходит в условиях неопределённости, и следователю предстоит выяснить было ли совершено преступление, или произошёл несчастный случай, или же это инсценировка. Особенностью следственного осмотра является также его неотложный характер, поскольку любая задержка может привести к изменениям обстановки, потере или исчезновению следов и улик, забыванию свидетелями и очевидцами обстоятельств, которые могут оказаться важными для расследования дела. Очевидно, что таких условиях следователь должен действовать быстро, с повышенной ответственностью, сосредоточенностью и устремлённостью, понимая, что любая ошибка может привести к невосполнимой потере доказательств и (или) направить следствие по ложному пути. Именно с этой целью преступники нередко прибегают к различного рода инсценировкам (т.е. инсценируется совершение одного преступления для сокрытия другого или непреступное событие -- для сокрытия преступления).

Как правило, инсценировка сопровождается умышленным искажением действительной картины события, уничтожением определённых вещественных доказательств. Показателями инсценировок на месте происшествия являются: признаки сокрытия, уничтожения отдельных следов преступления; демонстративный характер признаков менее опасного преступления; признаки совершения несовместимых преступных действий; негативные обстоятельства, противоречащие наблюдаемой картине на месте происшествия. [9, с. 349] Поскольку инсценировка на месте происшествия является одной из форм проявления ложного поведения преступника, то независимо от его желания создаются внутренние противоречия, которые должны привлечь внимание следователя.

Осмотр места происшествия проводится в присутствии других людей (члены оперативно-следственной группы, понятые, свидетели и проч.), что требует определённой психологической подготовки, в частности, умения сосредоточиться, сохранять устойчивость, концентрированность и переключаемость внимания. Кроме того, являясь фактически руководителем оперативно -- следственной группы, следователю необходимо организовать работу группы так, чтобы действия членов группы не дублировали работу друг друга, поддерживать необходимую дисциплину, атмосферу сотрудничества.

Как отмечает В. Л. Васильев, событие преступления (как и всякое событие) оставляет во внешнем мире систему следов. Эти следы обладают специфическими особенностями и в целом образуют систему, существующую в пространстве и времени. Успешные осмотры предопределяются выделением следователем системы следов. Одной из главных причин неудачных осмотров является неумение выделить эту систему из окружающей действительности [4, с. 471]. Явные признаки преступления обычно резко выделяются, привлекают внимание соей необычностью или несоответствием привычному порядку вещей и обстоятельств. Однако, трудности заключаются в том, что невозможно заранее предусмотреть, как эти признаки сочетаются между собой.

На этом этапе расследования выдвигаются версии, каждая из которых в результате проверки либо подтверждается, либо опровергается. И именно на этом этапе следователя подстерегают определённые трудности психологического характера. Поскольку существенную роль в организации восприятия, мыслительных процессов играет установка, то именно она направляет познавательную деятельность следователя, либо помогая кратчайшим путём прийти к истине, либо заводя его в тупик.

В первом случае установка стабилизирует поисковую деятельность следователя, оказывая ему помощь в преодолении всевозможных побочных отрицательных воздействий. Во втором случае наоборот, выполняет функцию своеобразного «тормоза», препятствующего творческому решению познавательных задач на месте происшествия, поскольку под воздействием установки следователь не только не ищет следы преступления на месте происшествия, но и не замечает их, несмотря на то, что они оказываются в поле его зрения. В этом случае он замечает только те следы, которые подтверждают правильность его версии. От этой закономерности никуда не денешься, о ней надо просто знать и учитывать её роль, чтобы в случае сомнительного решения иметь мужество сказать себе: я тоже могу ошибаться. Если же это не удаётся и следствие заходит в тупик, то наиболее разумным может быть решение надзирающего прокурора о передаче дела другому следователю. В случае же, если сам следователь обнаруживает несостоятельность первоначальной версии, необходимо продолжить поиски недостающих данных.

Однако, бывают случаи, когда новой информации не поступает, тогда целесообразно «расчленить» на отдельные элементы созданную ранее систему обстоятельств и ещё раз пересмотреть каждый из этих элементов по другим, не отражённым ранее признакам и связям, рассмотреть «та же предметы под новым углом». На основе такого анализа может возникнуть новая система обстоятельств, а вместе с ней и новая версия.

Рассматривая психологические особенности осмотра места происшествия нельзя не сказать о роли эмоционального фактора. Как известно, на месте преступления обычно сосредотачивается достаточно большое количество различных раздражителей, которые и могут вызывать отрицательные эмоции, влияющие на результативность следственного осмотра. Так, неприятные запахи (в частности, трупный запах или запах крови), вид окровавленных трупов и прочее вызывают эмоцию отвращения, в результате чего человек подсознательно стремится отстраниться от объекта, вызывающего такие эмоции, либо сократить, время контакта с ними. Таким образом, сильные эмоции отвращения могут привести к деструктивному поведению следователя и вследствие этого существенно снизить результативность осмотра мест происшествия.

Психология обыска

В отличие от осмотра места происшествия поисковая деятельность следователя во время обыска осуществляется чаще всего в условиях непосредственного контакта с лицами, но заинтересованными в успешности его деятельности, и обстановке открытого психологического противодействия. Поэтому при рассмотрении психологических особенностей обыска, следует выделить две части: психологические особенности деятельности следователя (ищущего) во время обыска и психологические особенности поведения обыскиваемого (прячущего) во время обыска.

Обыск -- это следственное действие, целью которого является отыскание и изъятие скрытых предметов и документов, имеющих доказательственное значение для раскрытия преступления. В ходе обыска могут осматриваться (и исследоваться) участки местности, жилище, разнообразные постройки, внутренняя обстановка помещений, личные вещи, одежда и даже тело человека (в т.ч. прически и естественные отверстия в теле человека) с целью обнаружения информации, которая могла бы способствовать расследованию преступления.

Не смотря на противодействие со стороны обыскиваемого (т.к. цели участников обыска противоречат друг другу, что уже обуславливает конфликтную ситуацию), следователь может и должен использовать факторы, способствующие успеху обыска. Это, прежде всего, подготовка (в т.ч. числе и психологическая) к производству обыска, целый ряд личностных качеств и навыков следователя, наблюдение и анализ результатов этого наблюдения.

Как отмечает В. Л. Васильев, в ходе подготовки к обыску следователю рекомендуется получить ответы на следующие вопросы:

-- Что следует искать? Как выглядят разыскиваемые предметы (форма, цвет, запах и т. д.) ?

-- Что представляет собой объект, который подлежит обыску (площадь объекта, рельеф объекта, его планировка, количество помещений, количество дверей и окон и их расположение, наличие мебели и ее расположение и т. д.)?

-- Кто, кроме обыскиваемого, может находиться на объекте во время проведения обыска?

-- Каково искусственное и естественное освещение объекта обыска?

-- Имеется ли на объекте телефон или другие средства связи (рация, звонок, селектор и т. п.)?

-- Где могут находиться искомые предметы?

-- Кто будет производить обыск?

-- Какие технические средства и другие материалы следует взять с собой?

-- Когда наиболее удобно начать обыск?

-- Сколько времени он может продлиться? и т. д.

Чем подробнее следователь ответит на указанные выше вопросы до обыска, тем меньше неожиданностей будет его подстерегать в момент производства обыска и тем больше шансов на успех при его проведении. [4, с. 515]

Кроме того, существенной является и психологическая подготовка к обыску, формирование, так называемой, целевой установки на успешное проведение обыска, т. е. создание того эмоционального настроя, который сопутствует любой творческой и поисковой деятельности. Ведь для того чтобы найти что -- то, нужно этого очень хотеть. А неуверенность в себе, в успехе дела, проведение поиска «на всякий случай, а вдруг чего-нибудь найдем» является в психологическом отношении одним из самых серьезных препятствий на пути успешного проведения обыска.

Серьёзным психологическим препятствием является и рассеивание внимания следователя в условиях незнакомой и многопредметной обстановки. Чтобы снизить влияние этих факторов, следователю необходимо научиться мысленно разбивать всю обстановку на отдельные участки и определить последовательность их изучения. Также во время обыска необходимо делать небольшие перерывы в работе, чтобы снизить утомляемость и поддерживать на определенном уровне работоспособность.

В ходе проведения обыска весьма важно исключить воздействие на психику, сознание следователя отвлекающих и отрицательных раздражителей (например посторонние разговоры, громкая музыка по соседству и т. п.). Также необходимо следить за своим эмоциональным состоянием, особенно в ситуации, когда возникает чувство брезгливости или отвращения.

Большое влияние на эффективность обыска оказывают интеллектуальные качества следователя, его высокая познавательная активность, гибкое, творческое, нестандартное мышление, позволяющее в изменяющейся обстановке своевременно использовать новую, порой незначительную на первый взгляд информацию, быстро переключать своё внимание в условиях воздействия большого объема информации, выбрать из информации самое нужное в данный момент. К этим качествам следует добавить собранность, организованность, высокую работоспособность, склонность к оперативному анализу, сопоставлению разрозненных фактов и выявлению на этой основе скрытых взаимосвязей. 9, с. 362]

Одним из основных способов получения информации во время проведения обыска является наблюдение и анализ его результатов, причем наблюдать следует не только за всей окружающей обстановкой, но и за поведением самого обыскиваемого и обыскивающих. При проведении наблюдения за обстановкой следует особое внимание уделять всевозможным отклонениям от «нормального порядка вещей» (в неудобном месте стоит кровать или стол; книги, лежащие на холодильнике; прикроватный коврик, висящий вместо картины; зонтик в комнате; зеркало, в которое невозможно посмотреть и проч.)

Наиболее простой способ сокрытия разыскиваемых предметов состоит в укрытии их в труднодоступных местах (захламленные помещения, выгребные ямы, специальные тайники, различные части бытовых приборов). В таких случаях делается расчет на трудности в преодолении объективно существующих преград. Однако, преступники с более развитым интеллектом иногда в расчете на то, что следователь, проводя тщательный обыск в труднодоступных местах, не обратит внимания на объекты, открыто находящиеся в его поле зрения, специально оставляют искомое «на виду». Помимо этого, часто устраиваются и, так называемые, фальшивые тайники. В этих случаях обыскиваемые рассчитывают на то, что обнаружив один пустой тайник, следователь менее тщательно будет осматривать другие такие же. Также в расчете на проявление такта и других благородных побуждений со стороны следователя преступники иногда прячут искомые предметы в кровати тяжелобольного или маленького ребенка. Предварительный сбор информации об обыскиваемом и тщательный её анализ позволяют следователю мысленно разгадать действия обыскиваемого.

Очень много информации может дать и наблюдение за поведением обыскиваемого, если следователь знает основные психологические закономерности его поведения. Следует отметить, что для самого обыскиваемого могут сложиться две ситуации: когда обыск является неожиданным (в этой ситуации он не успел предпринять действий, направленных на сокрытие вещественных доказательств, что облегчает работу следователя), и когда обыск предвиделся и фактически является ожидаемым (здесь и вещественные доказательства уже «надежно» спрятаны, и проведена психологическая подготовка к будущему обыску).

На поведение обыскиваемого во время обыска, на выбор места сокрытия искомого влияют его особенности мышления, уровень интеллектуального развития, познавательные интересы, профессиональные знания и навыки, привычки, а также некоторые особенности характера (эгоизм, жадность, трусливость, аккуратность, самоуверенность и т. д.). Поэтому, если есть такая возможность, в ходе подготовки к обыску следователю желательно изучить личностные качества и особенности обыскиваемого.

Поведение обыскиваемого во многом определяется следующими факторами:

1) Находясь в такой ситуации, он прогнозирует своё будущее в зависимости от результатов обыска. Это обстоятельство, как правило, приводит обыскиваемого в состояние сильного эмоционального возбуждения, которое он обычно стремится скрыть.

2) Приближение обыскивающего к месту хранения искомых предметов приводит к акцентированию в мозгу обыскиваемого тех очагов, которые связаны с событием преступления и его последствиями, и это обстоятельство не может не сказаться на поведении обыскиваемого, так же как и удаление обыскивающего от «опасного» места. [4, с. 516] Это несколько напоминает детскую игру «тепло -- холодно», но здесь следователь действует с открытыми глазами, а сигналы «тепло» или «холодно» подают ему микродвижения рук и ног обыскиваемого, его мимика, изменение голоса, частоты дыхания, цвета лица и т. д.

Обыскиваемые с более высокой степенью самоконтроля, стараясь скрыть своё волнение или ввести следователя в заблуждение, прибегают к различного рода уловкам:

-- демонстрируют мнимое сотрудничество со следователем, свою готовность оказать ему содействие в расчете на то, что бы притупить его бдительность, настороженность, внушить ему мысль, что его поиски бесплодны, так как искомые предметы отсутствуют;

-- умышленно отвлекают внимание" следователя посторонними разговорами, различными просьбами, жалобами на свое здоровье, хождение по квартире под видом какой-либо срочной необходимости,

-- дезориентируют следователя относительно объектов, подлежащих осмотру, вплоть до прямого его обмана;

-- совершают провокационные действия, высказывают в адрес следователя всевозможный угрозы, направленные на то, чтобы вывести его из состояния психического равновесия.

В таких случаях следователю необходимо, сохраняя самообладание, нейтрализовать подобные усилия обыскиваемого. Лучшим способом предотвращения всевозможных эксцессов во время проведения обыска является уравновешенное поведение следователя. [9, с. 360]

Таким образом, чтобы никакая информация не ускользнула от следователя, чтобы возможность ошибки свести к минимуму, обыск целесообразно проводить не менее чем двум сотрудникам. Один из них непосредственно проводит обыск, другой в это время наблюдает за обыскиваемым, а также и за обыскивающим, так сказать «со стороны», чтобы в случае допущения какой-либо ошибки вовремя ликвидировать её. Следует также отметить, что поиск можно прекратить лишь тогда, когда есть безусловная уверенность в том, что сделано было все возможное, чтобы найти искомые предметы. Если такой уверенности нет, завершать обыск нельзя. 9, с. 361]

В заключение хочется отметить, что в целях обеспечения наивысшей направленности и сосредоточенности сознания на поисковую деятельность следователь ни в коем случае не должен приступать к обыску в усталом или дискомфортном состоянии, а при малейших появлениях признаков усталости делать перерывы для отдыха. В противном случае обыск будет неэффективен, более того -- это будет пустая трата времени.

Психология допроса

Допрос в ходе предварительного следствия является наиболее распространенным видом процессуального общения и занимает более четверти рабочего времени в работе следователя. В ходе допроса следователь должен получить сведения о фактической стороне расследуемого события и дать оценку этим сведениям. С социально -- психологической стороны допрос -- довольно динамичная разновидность профессионального общения, которое протекает в режиме, характеризующимся целым рядом психологических особенностей. Центральными психологическими проблемами допроса являются диагностика истинности показаний, систем приёмов правомерного психического воздействия с целью получения правдивых показаний, способы изобличения ложных показаний. [2, с. 214]

Как и любое следственное действие, проведение допроса регламентируется Уголовно-процессуальным кодексом Украины (статьи 107, 143--145, 166--171) и имеет установленный порядок. Первый этап допроса -- вводный, во время которого следователь устанавливает анкетные данные допрашиваемого, предупреждает об ответственности за дачу ложных показаний. На этом этапе оба участника допроса определяют линии своего поведения по отношению друг к другу. Второй этап допроса -- стадия перехода к психологическому контакту, стадия, на которой задаются вопросы незначительные. Важно на этом этапе установить контакт между следователем и допрашиваемым, определить общие параметры беседы (темп, ритм, уровень напряженности, основные аргументы для убеждения друг друга). Третий этап является главной частью допроса. Именно здесь следователь организует получения от допрашиваемого основной информации, необходимой для расследования и раскрытия преступления. На четвертом этапе всю полученную информацию следователь сопоставляет с уже имеющейся в деле, а затем приступает к устранению всех неясностей и неточностей. На заключительном этапе допроса следователь фиксирует полученную информацию и уже в письменном виде представляє! допрашиваемому, который подтверждает правильность записанного в протоколе своей подписью. 4, с. 485]

Для успешного проведения допроса, следователю необходимо к нему подготовиться. И одной из основных задач следователя при этом является создание информационной базы допроса. При изучении личности допрашиваемого следователь выявляет социальный статус данного лица, выполняемые им социальные роли, социально -- положительные и социально -- негативные личностные качества, по возможности, выясняет качества темперамента (по которым можно судить о возможной динамике поведения лица -- уравновешенности, эмоциональной устойчивости или неустойчивости, замкнутости, общительности и т. д.).

Всё это нужно учитывать при подготовке к допросу и его планированию, поскольку холерики и меланхолики более вспыльчивы, менее переключаемы, более категоричны в своих суждениях, импульсивны. Флегматик более спокоен, вынослив, но и более фригиден, стандартен в своих суждениях, оценках, в выборе тактической линии поведения. Сангвиники отличаются нервной выносливостью, устойчивостью настроения.

При допросе сильных и подвижных типов (холерики и сангвиники) темп, ритм и напряженность допроса могут быть достаточно высокими, вводная стадия допроса может бать сокращена до необходимого минимума, переход од одной темы к другой можно осуществлять без предварительной подготовки. При допросе сильных, уравновешенных, инертных типов (флегматик) следует учитывать такие динамические характеристики, как медлительность в сочетании с силой нервных процессов: у такого человека сравнительно длительный период «втягивания». Поэтому динамику допроса флегматика характеризует относительно большая вводная часть, медленный переход от освещения одного эпизода к другому, сравнительно замедленный ритм беседы.

Особого подхода требуют при допросе слабые типы. Следует помнить, что слабость нервной системы обычно сочетается с её высокой чувствительностью, и поэтому меланхолик гораздо «тоньше» других типов реагирует на похвалу или порицание его деятельности. Одной из характерных реакций этого типа на различные жизненные трудности является склонность к охранительному запредельному торможению. (Характерным примером из обыденной жизни таких людей является так называемый «экзаменационный ступор»). При очень высоких ритмах напряженности допроса у меланхолика может возникнуть состояние вялости и апатии. [4, с. 491]

Следует также при построении тактики допроса учитывать и специальный тип допрашиваемого («художественный» или «абстрактный»). При допросе лица, относящегося к «художественному» типу более эффективными будут образные аргументы: предъявление вещественных доказательств, фотографии, фоторобота, рисунка и т. п. Такие люди могут довольно подробно описать малознакомую местность, дать сравнительно точный словесный портрет того или иного лица. И наоборот, при допросе лица относящегося к «абстрактному» типу наиболее действенными будут логические аргументы: ознакомление с заключением экспертизы, с логическим анализом доказательств. В своих показаниях такие лица склонны давати подробный анализ описываемых событий с выявлением причинно -- следственных связей.

В зависимости от ситуации, складывающейся во время допроса, от позиции допрашиваемого, криминалисты различают допрос в конфликтной и бесконфликтной ситуации. Бесконфликтная ситуация обычно присуща допросу свидетелей и потерпевших, конфликтная -- допросу подозреваемых и обвиняемых. Однако, необходимо учесть, что некоторые лица, являющиеся в начале предварительного следствия свидетелями, в дальнейшем могут оказаться подозреваемыми и обвиняемыми. Поэтому следователь, собирая данные о допрашиваемом в ходе подготовки к допросу, прогнозирует и какую позицию займет допрашиваемый, намечает пути установления с ним взаимопонимания, преодоления возможных конфликтов.

В бесконфликтной ситуации при допросе свидетеля и потерпевшего целесообразно на первых этапах прибегнуть к форме свободного изложения, когда допрашиваемый в произвольной форме сам рассказывает свое видение события преступления, свое восприятие этого преступления, и только после этого задавать вопросы. Следует учесть, что вопросы могут быть дополняющие, уточняющие, напоминающие, но ни в коем случае не наводящие, т.к. наводящий вопрос является, по существу, вопросом -- подсказкой. Информация, сообщаемая свидетелю при постановке вопроса не должна иметь прямого отношения в выясняемым следователем обстоятельствам дела, эта информация должна способствовать возникновению в сознании допрашиваемого ассоциации по смежности, сходству или контрасту.

Допрос может происходить в бесконфликтной форме не только в случае, когда допрашиваемый заинтересован в положительных результатах расследования и своими показаниями старается оказать помощь следствию, но и в случае безразличного отношения свидетеля к деятельности правоохранительных органов. Такие лица не хотят лгать, но в то же время и не хотят оказывать помощь следствию, занимаю позицию «моя хата с краю». Такое поведение обычно объясняется либо низким уровнем правосознания, либо опасениями за свою безопасность, за безопасность своих близких. С такими лицами, как правило, бесполезно говорить о долге, более целесообразным будет формировать у свидетеля личностное отношение ко всему происходящему, переводить разговор в круг привычных представлений.

Бесконфликтной ситуация может быть и при допросе обвиняемого. Такая ситуация характеризуется признанием объективно установленных фактов и готовностью давать правдивые показания. Однако, даже в такой ситуации нельзя рассчитывать на полную откровенность обвиняемого. Как отмечает В. Л. Васильев, учет таких особенностей обвиняемого, как завышенная самооценка, некритичность к собственной личности, недоброжелательное отношение к окружающим, позволяет предвидеть вольное или невольное стремление обвиняемого к смягчению своей вины. [4, с. 496]

Мнимая бесконфликтность ситуации допроса возникает в случае самооговора обвиняемого. Самооговору допрашиваемого могут способствовать состояние безнадежности, безысходности, слабоволие, неумение отстаивать свою позицию, повышенная внушаемость, слабая психическая выносливость. Нередко обвиняемые прибегают к самооговору, чтобы избавить от наказания действительного виновника по влиянием дружеских или родственных чувств, под влиянием угроз и запугивания, из -- за желания получить от заинтересованных лиц материальную выгоду. Иногда путем самооговора обвиняемые пытаются уклониться от ответственности за более тяжелое преступление или же приняв на себя вину за групповое преступление, освободить от ответственности соучастников и, в результате, получить менее строгое наказание.

Конфликтная ситуация допроса характеризуется противодействием допрашиваемого лица намерениям следователя установить истину, которое выражается в отказе давать какие-либо показания или в даче ложных показаний.

Часто мотивами дачи ложных показаний являются боязнь оказаться разоблаченным в совершении преступления или других неблаговидных поступков, боязнь мести со стороны соучастников, стыд за содеянное, желание скрыть интимные стороны жизни, антипатия к следователю. В любых показания искажающих истину, содержится ложь. С точки зрения психологии, ложь -- это феномен общения, состоящий в намеренном искажении действительного положения вещей; представляет собой осознанный продукт речевой деятельности, имеющий целью ввести реципиентов в заблуждение. [8] По своей структуре можно выделить следующие виды ложных показаний:

-- показания полностью состоящие из вымысла;

-- показания, частично содержащие ложные утверждения, которые либо прикрывают правду, либо являются дополнением к ней;

-- показания, состоящие из правдивых фактов, но несколько смещенных во времени или пространстве, или в этих показаниях придается фактам иная окраска.

Допрашиваемый, который открыто лжет, уже этим частично разоблачает себя, потому что показывает свою заинтересованность в сокрытии истины. Полный вымысел опровергнуть довольно просто. Проверка места, времени и других обстоятельств вымышленного события неминуемо приводят к разоблачению.

Более распространенной и труднее распознаваемой является ложь, сочетаемая и увязываемая с фактами реальной действительности. Реальные факты здесь используются в качестве опорных точек для вымысла и бывает довольно сложно отделить ложь от истины. Однако, и в такой ситуации знание психологических закономерностей, внимание и наблюдательность позволят следователю добиться успеха. Ведь в процессе подготовки ложных высказываний допрашиваемому приходится производить гораздо большее число мыслительных операций с фиксацией своего внимания, особенно памяти, на том, какие его высказывания правдивы, а какие основаны на вымысле. Возросшее количество искусственно сконструированных посылок и следствий «загромождает» память, заставляя допрашиваемого постоянно соотносить вновь высказываемое суждение с реальной действительностью, а также с уже ранее высказанными ложными утверждениями. И чем их становится больше, тем труднее соотносить содержание вымысла с реальными фактами, что может проявляться в различного рода оговорка, неадекватных реакциях на вопросы следователя. [9, с. 419] Вот почему лгущий нередко рискует проговориться. В литературе достаточно часто можно встретить довольно широкий перечень признаков ложности показаний. В частности, такими могут быть:

-- полное или частичное несоответствие показаний бесспорно установленным фактам;

-- неестественное (с учетом времени события, возраста, профессии и т. п.) «забывание» допрашиваемым некоторых обстоятельств расследуемого дела;

-- однотипность и «заученность» сообщаемых сведений;

-- употребление несвойственных допрашиваемому речевых форм и суждений (особенно, если такие же ранее использовались другими допрашиваемыми, проходящими по данному делу). Как уже было отмечено, допрос является одним из видов общения, а любое общение предусматривает не только получение, но и передачу информации. Следовательно, в ходе допроса происходит своеобразный обмен информацией, однако с самого начала предполагается неравенство в таком обмене.

Передача информации со стороны следователя всегда должна быть ограничена, четко определяться целями допроса, поскольку излишняя информация может только помешать достижению этих целей. В основном поток информации должен быть направлен в сторону следователя, и только самая необходимая информация должна направляться в сторону допрашиваемого.

Очень часто допрашиваемый (чаще всего подозреваемый или обвиняемый) стремится взять инициативу в свои руки и таким путем получить для себя важные сведения. Поэтому следователь постоянно должен контролировать процесс обмена информацией, сохранять инициативу, не допускать встречных вопросов и держать допрашиваемого в некотором неведении о познаниях следователя в элементах расследуемого события. Подобный недостаток информации заставляет всех допрашиваемых стремиться к тому, чтобы воспроизводимая ими модель события по возможности соответствовала той модели, которой, вероятно, располагает следователь. И именно эта ситуация неопределенности, недостатка информации для допрашиваемого позволяет выявить неточности и противоречия в его показаниях. Эта же ситуация при допросе обвиняемого усиливает состояние внутреннего напряжения, для облегчения которого допрашиваемый нередко сообщает следствию долго скрываемые им факты.

Кроме дозирования, недостатка информации, эффективным для установления истины в ходе допроса подозреваемого или обвиняемого может быть и неожиданное предъявление материализованной информации (вещественного доказательства, фотографии, человека и т. д.), связанной с совершением преступления, действиями по подготовке к нему, сокрытию следов преступления. По реакции на предъявление такой информации можно сделать вывод о действительном отношении допрашиваемого к определенным событиям. Эмоциональное воздействие предъявляемой информации тем сильнее, чем большую роль, по мнению допрашиваемого, может сыграть эта информация в его разоблачении. Однако, необходимо учесть, что информация должна быть предельно эмоционально нейтральной для человека, не знающего обстоятельств расследуемого дела (ведь предъявление трупа, к примеру, способно вызвать эмоциональные изменения у любого человека, совершенно не связанного с убийством). Также в момент предъявления самой информации следует воздержаться от любых словесных разъяснений. Наблюдая за реакцией допрашиваемого следователь может убедиться в правильности своей гипотезы или её ложности, и соответствующим образом скорректировать дальнейший ход проведения допроса.

Если допрашиваемый упорно скрывает некоторые сведения или сообщает заведомую ложь, то следователь может изобличить его, опровергнуть его утверждения, показать несостоятельность путем предъявления судебных доказательств, вскрытия противоречии, использования логической аргументации. Для достижения этих целей кроме вышеописанных используются также методы повторного допроса, постановки косвенных вопросов, стимулирования положительных качеств допрашиваемого, группового допроса и другие.

Не последнюю роль в успешности действии следователя играет и пространственная организация общения во время проведения допроса. Выбор следователем пространственных форм общения зависит от тактического замысла следователя и от характера ситуации допроса (конфликтная или бесконфликтная).

Обычно допрос проводится в специальном помещении или кабинете следователя. Возможен допрос какого--либо должностного лица в его кабинете, но в психологическом отношении такая ситуация является неблагоприятной для следователя. В этой ситуации допрашиваемый сохраняет за собой внешние признаки доминирования. Однако, для успешного проведения допроса важно чтобы следователь сохранял за собой статусно-доминирующее положение.

В процессе общения, с учетом характера диалога, проявляются закономерности восприятия людьми друг друга -- от подчеркнуто формализованного, когда допрашиваемый занимает место посреди кабинета в 2 -- 3 метрах от стола следователя и ощущает себя как бы «на виду», до психологически сближенного, когда допрашиваемый сидит в непосредственной близости от стола следователя, в его персональной зоне общения, что подчеркивает доверительный характер беседы.

Психология очной ставки

«Следователь вправе провести очную ставку между двумя ранее допрошенными лицами, в показаниях которых имеются противоречия.» (статья 172 УПК Украины). Это обстоятельство приводит к тому, что очная ставка, как правило, связана с острой конфликтной ситуацией. Особенно это проявляется тогда, когда существенно задеваются интересы кого-либо из допрашиваемых, тем более когда один из них изобличает ложность показаний другого. Конфликт в этой ситуации является средством разрешения противоречий.

Результативность очной ставки, как и любого другого следственного действия, во многом зависит от ее подготовки. Понятие «подготовка» включает в себя как техническую готовность следователя (наличие магнитофона или диктофона, готовность к протоколированию, подготовка всех вещественных материалов к немедленному предъявлению и проч.), так и психологическую готовность всех ее участников. Особое внимание следует уделить психологической подготовке того участника очной ставки (чаще всего свидетеля), показания которого способствуют изобличению лживости второго допрашиваемого.

Проводя очную ставку, необходимо учитывать, что во время этого следственного действия особенно активно может проявить себя механизм внушающего воздействия одного из допрашиваемых на другого, причем не только на вербальном уровне, действуя непосредственно чрез сознание, но и подсознательно. Поэтому при подготовке к очной ставке прежде всего следует обращать внимание на волевые, интеллектуальные (память, мышление, речь) качества, свойства характера, ролевые позиции будущих участников очной ставки, выяснить и оценить их социальный статус, социально -- психологическую зависимость.

Если у следователя возникают предположения, что свидетель может оказаться под воздействием другого участника очной ставки и в угоду тому вопреки истине попытается изменить свои показания, видимо, целесообразнее такую очную ставку отложить либо вообще ее не проводить. [9, с. 429]

В ходе подготовки к очной ставке следователь должен также планировать ее протекание. Кроме формулировок и количества задаваемых вопросов, их очередности и порядка постановки этих вопросов участникам (кого первым и по каким вопросам выслушивать), следователю следует предусмотреть различные позиции участников очной ставки и различные варианты ее проведения в зависимости от этих позиций.

Как уже было сказано, проведение очной ставки связано с острым межличностным конфликтом допрашиваемых лиц. Этот конфликт иногда специально обостряется следователем путем постановки перед ними таких вопросов, которыми они изобличают друг друга. В таких ситуациях поведение допрашиваемых часто сопровождается различными эмоциями: аффективно окрашенным возбуждением, состоянием психической напряженности, фрустрации. Все это находит свое отражение в их поведении, речи, мимике, жестикуляции. Поэтому в течение всей очной ставки необходимо постоянное, непрерывное наблюдение следователя за допрашиваемыми. Непрерывность такого наблюдения необходима и для того, чтобы исключить всякий бесконтрольный контакт между допрашиваемыми (как словесный обмен информацией, так и обмен различными сигналами с помощью мимики и жестов).

Анализ следственной практики показывает, что очная ставка наиболее эффективна, если проводится неожиданно для лица, дающего ложные показания. Немаловажным является и «эффект присутствия», когда изобличающие показания произносятся в присутствии изобличаемого. Именно поэтому очная ставка оказывает большое воздействие на лиц, дающих ложные показания и часто играет роль переломного момента в их дальнейшем поведении на следствии.

Для успешного проведения очной ставки, следователю необходимо -- как отмечает В. Л. Васильев -- контролировать свое собственное состояние. Острая конфликтная ситуация, высокая эмоциональная напряженность очной ставки требует от него, как ее организатора, прекрасного волевого тонуса и хорошей эмоциональной устойчивости. Перед очной ставкой у следователя должны быть ясная голова, ровное, спокойное настроение и полная уверенность в торжестве правды над ложью. Если такое состояние отсутствует -- очную ставку следует отложить, ибо в противном случае сам следователь может ее провалить. [4, с. 500]

Важное значение для управления ходом очной ставки имеет пространственная организация ее участников. Обычно очная ставка проводится в служебном кабинете. Допрашиваемых надо разместить таким образом, чтобы они постоянно находились в поле зрения следователя, но не в его персональной зоне общения. Размещение допрашиваемых в кабинете должно исключать возможность тактильных контактов, обмена знаковыми сигналами. Их следует рассаживать на некотором расстоянии друг от друга лицом к следователю.

Нецелесообразно проведение очной ставки между потерпевшими и свидетелями с одной стороны, и обвиняемыми с другой, в условиях следственного изолятора в силу сильного психологического воздействия такой обстановки на добросовестных участников очной ставки. Часто под влиянием этой обстановки у свидетелей и потерпевших непроизвольно возникает чувство жалости к обвиняемому, что отрицательно сказывается на результатах проведения очной ставки.

Правильное понимание сущности очной ставки, тщательный психологический анализ лиц, принимающих в ней участие, их психологическая подготовка, продуманное и направленное воздействие следователя -- все это способно значительно повысить результативность данного следственного действия.

Литература

1. Аванесов Г. А. Криминальная и социальная профилактика. -- М. 1980.

2. Антонян Ю. М., Еникеев М. И., Эминов В. Е. Психология преступника и расследования преступлений. -- М. 1996.

3. Антонян Ю. М. Психология убийства. -- М. 1997.

4. Васильев В. Л. Юридическая психология. -- СПб. 1997.

5. Дулов А. В. Судебная психология. -- Минск. 1975.

6. Конецкая В. П. Социология коммуникации. -- М. 1997.

7. Кудрявцев В. Н. Причины правонарушений. -- М. 1996.

8. Психологический словарь / Под общ. ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. -- М. 1990.

9. Романов В. В. Юридическая психология. -- М. 1998.

10. Словарь практического психолога / Сост. С. Ю. Головин. — Минск. 1997.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой