Нормативные словари русского языка и их использование в школьной практике

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

лингвистический словарь школьник

При изучении любого иностранного языка, например английского, нам не обойтись без словаря по этому языку. Мы заглядываем в словарик, помещённый в конце учебника, а порой ищем нужное нам слово в больших словарях.

Русский язык каждый из нас познаёт с первых же мгновений жизни, поскольку мы постоянно его слышим. Будучи младенцами, мы ещё не знаем ни учебников, ни словарей, но за первые четыре-пять лет своей жизни постигаем огромное количество слов родного языка -- не меньше, чем узнаём в течение всей последующей жизни.

К школе мы уже знаем так много русских слов, что можем начинать изучать не только русский язык, но и другие предметы. А поскольку мы свободно говорим на русском языке, то нам порой кажется, что мы знаем все слова русского языка.

Если мы возьмём любой словарь русского языка, (а таких словарей довольно много), то увидим, что есть немало слов, которых мы совсем не знаем и которыми не пользуемся, однако, эти слова активно употреблялись и употребляются людьми, живущими в других местностях, людьми других профессий, либо использовались людьми другого времени -- нашими предками. У некоторых слов мы обнаружим неизвестные нам значения.

Конец XX в. был ознаменован небывалым подъемом словарного дела. Различные фрагменты языковой картины мира, уровни языковой системы, разнообразные аспекты научного знания воплощаются в словарной форме. Современная отечественная лексикография предоставляет получателю словарной информации широкий круг самых разнообразных словарей.

Значение словарей в жизни каждого человека трудно переоценить. Чтение словарей, постоянное обращение к ним повышает культуру речи. Словари обогащают индивидуальный словарный и фразеологический запас, знакомят с нормами русского языка, предостерегают от неправильного употребления слов, их грамматических форм, произношения. Словари расширяют наше познание языка, углубляют понимание слова, способствуют развитию логического мышления.

Объектом нашего исследования является процесс развития речи младших школьников.

Предмет — нормативные словари русского языка.

Цель нашей работы — выявить возможности нормативных словарей русского языка в развитии речи младших школьников и разработать комплекс заданий по использованию данных словарей в развитии речи учащихся начальной школы.

Объект, предмет, цель нашей работы определили следующие исследовательские задачи:

1) изучить трактовку ключевых понятий (норма литературного языка, нормативные словари, лексикография и др.);

2) рассмотреть лексикографию как раздел языкознания, занимающийся практикой и теорией составления словарей;

3) охарактеризовать младший школьный возраст как сензитивный период для развития познавательных процессов;

4) охарактеризовать основные лингвистические словари русского языка;

5) изучить нормативные словари как средство развития речи младших школьников и определить специфику работы со словарями в начальных классах.

Методологическую основу исследования составили:

· исследование нормативного аспекта культуры речи (Г. О. Винокур, Б. Н. Головин, К. С. Горбачевич, А. А. Мурашов, С. И. Ожегов, Л. И. Скворцов, Д. Э. Розенталь, Е. Н. Ширяев, Л.В. Щерба);

· исследования в области отечественной лексикографии (В.И. Даль, С. И. Ожегов, Д. Н. Ушаков, Д. Э. Розенталь, Л.В. Щерба)

· теория речевого развития (А.Н. Гвоздев, Н. И. Жинкин, М.Р. Львов);

· исследования лингвометодики, раскрывающие различные аспекты речевого развития учащихся (Т.А. Ладыжеская, М. Р. Львов, Ф. А. Сохин, Л. П. Федоренко, С. Н. Цейтлин и др.)

Методы исследования: анализ лингвистической, методической литературы по теме исследования, метод наблюдения.

1. Теоретические основы темы исследования

1. 1 Трактовка понятия норма современного русского литературного языка

Норма литературного языка является одним из центральных понятий культуры речи — науки, изучающей «речевую жизнь общества в определенную эпоху и устанавливающей на научной основе правила пользования языком как основным средством общения людей, орудием формирования и выражения мыслей» [67,161].

Языковые нормы (нормы литературного языка) справедливо признаются лингвистами как явление сложное и многоаспектное, «отражающее и общественно — эстетические взгляды на слово, и внутренние, независимые от вкуса и желания говорящих, закономерности языковой системы в её непрерывном развитии и совершенствования» [67,287].

Языковые нормы (нормы литературного языка, литературные нормы) — совокупность наиболее устойчивых традиционных реализаций языковой системы, отобранных и закрепленных в процессе общественной коммуникации.

Языковое явление считается нормативным, если оно характеризуется такими признаками, как: соответствие структуре языка; массовая и регулярная воспроизводимость в процессе речевой деятельности большинства говорящих; общественное одобрение и признание.

Языковые нормы не придуманы филологами, не создаются кем-то специально; они отражают определенный этап в развитии литературного языка всего народа. Нормы языка нельзя ввести или отменить указом, их невозможно реформировать административным путем. Деятельность ученых-языковедов, изучающих нормы языка, заключается в другом: они выявляют, описывают и кодифицируют языковые нормы, а также разъясняют и пропагандируют их.

Нормированность речи — это ее соответствие литературно-языковому идеалу. Указанное свойство нормы было отмечено профессором А. М. Пешковским, который писал: «Существование языкового идеала у говорящих — вот главная отличительная черта литературного наречия с самого первого момента его возникновения, черта, в значительной мере создающая самое это наречие и поддерживающая его во все время его существования» [62,54].

Профессор С. И. Ожегов подчеркивал социальную сторону понятия нормы, складывающейся из отбора языковых элементов, наличествующих, образуемых вновь и извлекаемых из пассивного запаса прошлого; обращал внимание на то, что нормы поддерживаются общественно-речевой практикой (художественной литературой, сценической речью, радиовещанием) [58, 328−332].

Профессор Б. Н. Головин определял норму как функциональное свойство знаков языка: «Норма — это свойство функционирующей структуры языка, создаваемое применяющим его коллективом благодаря постоянно действующей потребности в лучшем взаимном понимании» [23,4].

В 60−80-е гг. ХХ в. литературные произведения и радиопередачи действительно могли служить образцом нормативного употребления. Однако сегодня, как справедливо утверждают ученые лингвисты, ситуация изменилась. Не всякое литературное произведение и не всякая передача по радио и телевидению могут служить образцом нормативного употребления языка. Сфера строгого следования языковым нормам значительно сузилась, лишь некоторые передачи и периодические издания могут быть использованы как примеры литературно-нормированной речи [70,69].

Культура речи предполагает соблюдение норм с разной степенью обязательности, строгости, отмечаются колебания норм, что отражается на оценке речи, которая происходит по шкале правильно (допустимо), неправильно. В связи с этим различают два типа норм — императивные (строго обязательные) и диспозитивные (не строго обязательные, восполнительные).

Императивные нормы в языке — обязательные для реализации правила, отражающие закономерности функционирования языка: это правила спряжения, склонения, согласования и др.; такие нормы не допускают вариантов (невариативные нормы), и любые другие реализации расцениваются как неправильные, недопустимые: благодаря чему, согласно чему (не благодаря, согласно чего), понялА (не пОняла), езжу (не ездию), поезжай (не езжай, ехай, едь) и др.

Диспозитивные нормы в языке — это те рекомендации, которые выявляют условия выбора того или иного варианта в зависимости от ситуации общения, специфики высказывания и т. д.

Профессор Л. И. Скворцов [37,440], исследуя природу нормы, обращает внимание на то, что разграничение этих типов норм фиксируют и современные нормативные словари следующими пометами:

1) «неправильно», «недопустимо»;

2) «устарелое», «специальное» и т. п. (эта норма применяется в ограниченных сферах общения).

Диспозитивные, в отличие от императивных, допускают варианты — стилистически различающиеся или вполне нейтральные (вариативные нормы): в отпуске (нейтр.) — в отпускУ (разг.), твОрог — творОг, пЕтля — петлЯ и др.

Варьирование нормы, как утверждают лингвисты, является объективным и неизбежным следствием развития языковой системы.

Таким образом, нормы помогают литературному языку сохранять свою целостность и общепонятность; защищают литературный язык от потока диалектной речи, социальных и профессиональных жаргонов, просторечия, что позволяет литературному языку выполнять одну из важнейших функций — культурную.

1. 2 Типы норм современного русского литературного языка

О литературных нормах писали многие языковеды: А. М. Пешковский, Л. В. Щерба, В. В. Виноградов, Г. О. Винокур, С. И. Ожегов, Ф. П. Филин, В. Г. Костомаров, А. Н. Кожин, Л. И. Скворцов, Б. Н. Головин, Д. Н. Шмелев, К. С. Горбачевич, Л. К. Граудина и другие. Несмотря на различные подходы к осмыслению и определению этого узлового понятия, на котором строится «языковая политика», ученые единодушно сходятся в том, что литературная норма — явление сложное и диалектически противоречивое. По их мнению, в литературном языке различают следующие типы норм:

1) нормы устной речи;

2) нормы письменной речи;

3) нормы письменной и устной форм речи.

1. К нормам, общим для устной и письменной речи, относятся:

· лексические нормы;

· грамматические нормы;

· стилистические нормы.

2. Специальными нормами письменной речи являются:

· нормы орфографии;

· нормы пунктуации.

3. Только к устной речи применимы:

· нормы произношения (орфоэпические);

· нормы ударения (акцентологические);

· интонационные нормы (просодические).

Нормы, общие для устной и письменной речи, касаются языкового содержания и построения текстов. Лексические нормы, или нормы словоупотребления, — это нормы, определяющие правильность выбора слова из ряда единиц, близких ему по значению или по форме, а также употребление его в тех значениях, которые оно имеет в литературном языке (низкие цены — неправ. дешевые цены, предоставить слово для доклада — неправ. представить слово для доклада).

Лексические нормы отражаются в толковых словарях, словарях иностранных слов, терминологических словарях и справочниках.

Соблюдение лексических норм — важнейшее условие таких качеств речи, как точность и её правильность.

Грамматические нормы делятся на словообразовательные, морфологические и синтаксические. Грамматические нормы описаны в «Русской грамматике» (М., 1980, т. 1−2), подготовленной Академией наук, в учебниках русского языка и грамматических справочниках. Словообразовательными называют нормы образования слов (поскользнуться, а не подскользнуться), они определяют порядок соединения частей слова, образования новых слов.

Морфологические нормы требуют правильного образования грамматических форм слов разных частей речи (форм рода, числа, кратких форм и степеней сравнения прилагательных, образование формы 1лица единственного числа настоящего или будущего простого времени глаголов, формы 3 лица единственного и множественного числа, образование форм повелительного наклонения), например: новый тюль, а не новая тюль; красивее, а не красившее; в две тысячи девятом году, а не в двух тысяч девятом и др.

Синтаксические нормы предписывают правильное построение основных синтаксических единиц — словосочетаний и предложений. Эти нормы включают правила согласования слов (определений, приложений, подлежащего со сказуемым), и синтаксического управления, соотнесения частей предложения друг с другом с помощью грамматических форм слов с той целью, чтобы предложение было грамотным и осмысленным высказыванием (согласно договору, а не согласно договора; на берегу реки Волги, а не на берегу реки Волга и т. д.).

Стилистические нормы определяют употребление языковых средств в соответствии с законами жанра, особенностями функционального стиля и — шире — с целью и условиями общения (Он их будит, чтобы они проснулись; Имел ли он право отрезать эту ниточку жизни, которую не сам подвесил?).

Нормы орфографии (орфографические) — это правила обозначения слов на письме. Они включают правила обозначения звуков буквами, правила слитного, дефисного и раздельного написания слов, правила употребления прописных (заглавных) букв и графических сокращений, например: вой-на, раз-бить, а не *во-йна, *ра-збить; корова, идти, а не карова, ийти и т. п.

Нормы пунктуации (пунктуационные) определяют употребление знаков препинания. Средства пунктуации выполняют следующие функции:

· отграничение в письменном тексте одной синтаксической структуры (или ее элемента) от другой;

· фиксация в тексте левой и правой границ синтаксической структуры или ее элемента;

· объединение в тексте нескольких синтаксических структур в одно целое.

Нормы орфографии и пунктуации закреплены в «Правилах русской орфографии и пунктуации», единственном наиболее полном и официально утвержденном своде правил правописания. На основе указанных правил составлены различные справочники по орфографии и пунктуации, наиболее авторитетными среди которых считается «Справочник по орфографии и пунктуации» Д. Э. Розенталя [66], неоднократно переиздававшийся, в отличие от самого официального свода правил, изданного дважды — в 1956 и 1962 гг. Орфоэпические нормы включают нормы произношения, ударения и интонации (Д.Э. Розенталь, М.А. Теленкова), например: договор, а не «дОговор», поздравить, а не «пРоздравить», каждый, а не «кажНый»

Ударение — это произношение одного из слогов в слове (вернее, гласного в нем) с большей силой и длительностью. Другие отличительные признаки русского ударения — его разноместность (ударение может падать на любой по очереди слог слова) и подвижность (ударение может быть разным в разных формах одного слова: ногИ — нОги). В публичных выступлениях, деловом общении, обиходной речи часто наблюдаются отклонения от норм литературного языка. Например, нередко нарушается норма ударения в таких словах, как валовОй, договорённость, нАчал, началА, пОнял, понялА, прИнял, принЯть, созЫв, лЕкторы, инстрУкторы, шофёры, инспекторА, денежные срЕдства, квартАл, бухгАлтеры.

Нормы литературного произношения — это и устойчивое, и развивающееся явление. В каждый данный момент в них есть и то, что связывает сегодняшнее произношение с прошлыми эпохами литературного языка, и то, что возникает как новое в произношении под действием живой устной практики носителя языка, как результат действия внутренних законов развития фонетической системы. Впервые вопросами произношения занялся Л. В. Щерба: «…как известно, в понятие произношения входят характер и особенности артикуляции звуков речи, звуковое оформление отдельных слов, групп слов, отдельных грамматических форм. На характер произношения существенное влияние оказывают стили произношения. Обычно говорят о трех из них: книжном, разговорном и просторечном. Если в книжном стиле слова поэт, сонет, ноктюрн произносятся без редукции [о], то в разговорном со слабой редукцией: п[/]эт, с[/]нет, н[/]ктюрн. Стили произношения тесно связаны между собой: некоторые явления, возникая в одном, переходят в другой. Например, побуквенное произношение [ч'н] в отдельных словах возникло в книжном стиле, но сейчас оно оценивается как просторечное (сравни: [ску?ч'нъ] и книжн. [ску?шнъ]). Произносительные различия связаны со стилями речи, но и многом обусловлены ими. Для разговорного стиля характерен, как правило, быстрый темп речи; книжный стиль (публичная лекция, выступление по радио, телевидению и т. д.) влечет за собой медленный темп, четкость дикции» [28,245].

Интонационная норма — это правила и способы использования просодических единиц, выражающих коммуникативное значение высказывания. Интонационную норму можно представить в виде набора просодических признаков, выраженного в статистических пропорциях, а также в виде границ вариативности просодических единиц. Главной функцией интонационной нормы является обеспечение эффективности общения. Нарушение интонационной нормы влечет за собой возникновение помех в осуществлении процесса общения и передачи информации [48,65].

Неправильная интонация повествовательного предложения из-за отсутствия понижения тона в заударных слогах в конечном слове; излишне эмоциональная интонация на вопросительном слове специального вопроса; чрезмерное повышение тона при интонации перечисления, признаются наиболее частотными интонационными ошибками.

Соблюдение орфоэпических норм является важной частью культуры устной речи. Орфоэпические нормы зафиксированы в орфоэпических словарях русского языка и словарях ударений. Интонационные нормы описаны в «Русской грамматике» и учебниках русского языка.

Язык в процессе речевого функционирования развивается, изменяется, и на каждом этапе этого развития языковая система с неизбежностью содержит в себе элементы, которые не завершили процесс изменения. Поэтому различные колебания, варианты неизбежны в любом языке. Языковая система, находясь в постоянном использовании, создается и видоизменяется коллективными усилиями тех, кто ею пользуется. Новое в речевом опыте, не вписывающееся в рамки системы языка, но работающее, функционально целесообразное, ведет к перестройке в нем, а каждое очередное состояние языковой системы служит основанием для сравнения при последующей переработке речевого опыт [71,47].

Постоянное развитие языка ведет к изменению литературных норм. То, что было нормой в прошлом столетии и даже 15−20 лет назад, сегодня может стать отклонением от нее.

Так, например, в соответствии с «Толковым словарем русского языка» (1935−1940) слова закусочная, игрушечный, булочная, будничный, нарочно, порядочно, сливочный, яблочный, яичница произносились со звуками [шн]. По данным «Орфоэпического словаря русского языка» (1983) [19], такое произношение в качестве единственной (строго обязательной) нормы сохранилось только в словах нарочно, яичница. В словах булочная, порядочно наряду с традиционным произношением [шн] признано допустимым новое произношение [чн]. В словах будничный, яблочный новое произношение рекомендуется в качестве основного варианта, а старое допускается в качестве возможного варианта. В слове сливочный произношение [шн] признается хотя и допустимым, но устаревшим вариантом, а в словах закусочная, игрушечный новое произношение [чн] стало единственно возможным нормативным вариантом.

В истории языка изменяются не только орфоэпические, но и все другие нормы. Примером изменения лексической нормы могут служить слова дипломант и абитуриент. Так, в 30−40-е гг. ХХ в. слово дипломант обозначало студента, выполняющего дипломную работу, а слово дипломник было разговорным (стилистическим) вариантом слова дипломант. В литературной норме 50−60-х гг. произошло разграничение в употреблении этих слов: словом дипломник стали называть студента в период подготовки и защиты дипломной работы (оно утратило стилистическую окраску разговорного слова), а слово дипломант стало употребляться для наименования победителей конкурсов, смотров, соревнований, отмеченных дипломом победителя. Слово абитуриент в 30−40-е гг. ХХ в. употреблялось как обозначение тех, кто оканчивал среднюю школу, и тех, кто поступал в вуз, так как оба эти понятия во многих случаях относятся к одному и тому же лицу. В 50-е гг. ХХ в. за оканчивающими среднюю школу закрепилось слово выпускник, а слово абитуриент в этом значении вышло из употребления. Изменяются в языке и грамматические нормы. В литературе XIX в. и разговорной речи того времени употреблялись слова георгина, зала, рояля — это были слова женского рода. В современном русском языке нормой является употребление этих слов как слов мужского рода — георгин, зал, рояль. Примером изменения стилистических норм является вхождение в литературный язык диалектных и просторечных слов, например забияка, нытик, подоплека, свистопляска, шумиха.

Как пишет профессор Ю. А. Бельчиков, «для русского литературного языка характерно интенсивное взаимодействие с просторечием (постоянное пополнение главным образом лексики и фразеологии, выразительных, синонимических средств). Известная часть заимствований из народно-разговорного языка органически включается в лексико-фразеологический состав литературной речи, в его стилистическую структуру, становясь достоянием не только разговорной, но и книжной речи» [10,54].

В каждую историческую эпоху норма представляет собой сложное явление и существует в довольно непростых условиях. Об этом писал еще в 1909 г В. И. Чернышев: «В языке всякой определенной эпохи для ее современников много неясного: слагающегося, но не сложившегося, вымирающего, но не вымершего, входящего вновь, но не утвердившегося» [81,41].

Итак, историческая смена норм литературного языка — закономерное, объективное явление. Она не зависит от воли и желания отдельных носителей языка. Развитие общества, изменение социального уклада жизни, возникновение новых традиций, совершенствование взаимоотношений между людьми, функционирование литературы, искусства приводят к постоянному обновлению литературного языка и его норм.

Анализ лингвистической литературы по теме показал, что установление литературной нормы — необходимое условие развития системы знаний, овладения основами наук. Современный русский литературный язык — язык нормированный, язык художественной литературы, науки, печати, радио, телевидения, школы, госактов. Нормированность литературного языка заключается в том, что состав словаря в нем строго отобран из общей сокровищницы национального языка; значение, употребление, произношение и правописание слов, образование грамматических форм подчиняются общепризнанному образцу.

1. 3 Лексикография как лингвистическая наука

Слово «лексикография» греческого происхождения, lexikos -- относящийся к слову, словарный и grapho -- пишу. Следовательно, лексикография означает: «пишу слова» или «пишу словари». В современном значении лексикография -- это теория и практика составления словарей, главным образом языковых, лингвистических, в отличие от неязыковых, энциклопедических.

Лексикография как научный термин появилась в широком обиходе сравнительно недавно. Например, в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона [31, 35] нет статьи на слово «лексикография», однако есть статья на слово «лексикология». Справедливости ради следует отметить, что в статье «словарь» этого же справочника имеется слово «лексикография», где оно является синонимом словосочетания «словарная техника».

В энциклопедическом словаре братьев А. и И. Гранат [86] уже есть статья на слово «лексикография», которая определяется как «научные способы обработки словесного материала языка для составления лексикона». Отметим в этом определении акцент на «научные способы обработки».

В первом издании «Большой советской энциклопедии» в статье на слово «лексикография» дано: «Лексикография (греч.), работа по составлению словарей». И только во втором и третьем изданиях этот термин толкуется достаточно современно: «Лексикография -- раздел языкознания, занимающийся практикой и теорией составления словарей"[10].

Ф. Гоув, главный редактор третьего издания словаря Уэбстера (1461г.), крупнейшего лексикографического предприятия нашего времени, пишет в программной статье «Успехи лингвистики и лексикография»: «Лексикография еще не наука. По-видимому, она никогда не будет наукой. Однако это сложное, топкое и порой всепоглощающее искусство, требующее субъективного анализа, произвольных решений и интуитивных доказательств"[73,94].

Существует, однако, другая точка зрения на лексикографию. Ее сторонники считают, что лексикография -- это не просто техника, не просто практическая деятельность по составлению словарей и даже не искусство, а самостоятельная научная дисциплина, имеющая свой предмет изучения (словари различных типов), свои научные и методологические принципы, свою собственную теоретическую проблематику, свое место в ряду других наук о языке.

Впервые эту точку зрения на лексикографию со всей определенностью высказал известный советский языковед академик Л. В. Щерба. В предисловии к русско-французскому словарю он писал: «Я считаю крайне неправильным то пренебрежительное отношение наших квалифицированных лингвистов к словарной работе, благодаря которому почти никто из них никогда ею не занимался (в старые времена это за гроши делали случайные любители, не имевшие решительно никакой специальной подготовки) и благодаря которому она получила такое нелепое название „составление“ словарей» [84,106].

Развивая выдвинутые в 1936 г. положения, Л. В. Щерба публикует в 1940 г. статью (ставшую потом широко известной и за рубежом), в которой на большом фактическом материале начинает разрабатывать основные теоретические вопросы лексикографии. «Одним из первых вопросов лексикографии является, конечно, вопрос о различных типах словарей. В основе его лежит ряд теоретических противоположений, которые и необходимо вскрыть», — утверждает ученый. [84,208].

С тех пор тезис о том, что лексикография -- это не только практика составления словарей, но и теоретическая научная дисциплина, прочно вошел в ряд отправных положений советской лексикографической школы.

Из этого следует, что лексикография как наука имеет свой собственный предмет исследования, свои специальные методы исследования, свою структуру, свое место в ряду других лингвистических дисциплин.

Как и всякая наука, лексикография имеет две стороны: научно-теоретическую и практически-прикладную. Первая (теоретическая лексикография) ставит общие теоретические проблемы и работает над их решением. Вторая (практическая лексикография) занимается непосредственно составлением словарей различных типов на базе теоретических решений основных проблем.

Из изложенного выше можно заключить, что термин «лексикография» имеет в настоящее время три значения: 1) наука, точнее, особая область языкознания, изучающая принципы составления словарей разных типов; 2) сама практика словарного дела, т. е. составление словарей; 3) совокупность словарей данного языка.

Являясь частью науки о языке, лексикография тесным образом связана с такими лингвистическими дисциплинами, как лексикология, семантика, стилистика, этимология, фонология и т. п. С этими дисциплинами лексикография имеет общую проблематику. Порой она использует результаты их исследований, а часто и опережает их в решении некоторых проблем.

Таким образом, постепенно, шаг за шагом, лексикография оформляется в самостоятельную лингвистическую дисциплину, становясь равноправной среди других языковедческих наук.

1. 4 Основные словари современного русского язык

Словари заслуженно называют спутниками цивилизации, сокровищами национального языка, нашими помощниками.

Традиционно различаются словари двух типов: энциклопедические и филологические (лингвистические). В-первых объясняются реалии (предметы, явления), сообщаются сведения о различных событиях. Это Малая советская энциклопедия, Большая советская энциклопедия, Детская энциклопедия, политический словарь, философский словарь. Во вторых объясняются слова, толкуются их значения [67, 161].

Лингвистические словари в свою очередь подразделяются на два типа: двуязычные (реже многозначные), т. е. переводные, которыми мы пользуемся при изучении иностранного языка, и одноязычные, которые делятся на толковые и аспектные. В толковых словарях раскрывается значение слова со всех сторон (семантика, произношение, употребление). Аспектные словари посвящены какой-то одной области лингвистики, одной ее отрасли. Их еще называют отраслевыми словарями.

Важнейшим типом одноязычного лингвистического словаря является толковый словарь, содержащий слова с объяснением их значений, грамматической и стилистической характеристикой.

В мире создано немало словарей, удивляющих своим объемом и богатством содержания. Но едва ли не самый выдающийся из них — «Толковый словарь живого великорусского языка» Владимира Ивановича Даля" [29].

Особенно велико значение словаря для русской культуры, образования. Далев словарь справедливо называют увлекательным чтением о русском языке, его жизни, истории.

По оценке академика В. В. Виноградова, «как сокровищница меткого народного слова Словарь Даля будет спутником не только литератора, филолога, но и всякого образованного человека, интересующегося русским языком [22,83].

В.И. Даль так говорил о своей работе: «Словарь названъ толковымъ, потому что онъ не только переводитъ одно слово другимъ, но толкуетъ, объясняетъ подробности значения словъ и понятiй, имъ подчиненныхъ. Слова живаго великорусскаго языка, указывают на объемъ и направленiе всего труда» [28,111].

Положив в основу словаря народную речь, В. И. Даль стремился доказать ненужность большей части иноязычных слов. Поэтому, включая в словарь иноязычное слово, выставляет тут же «все равносильные, отвечающие или близкие ему выражения русского языка, чтобы показать, есть ли у нас слово это или нет» [29], например: автомат — живуля; резонанс — отзвук, гул, наголосок и т. д. Слова у В. И. Даля объединяются в словопроизводные гнезда. Составителю казалось, что при таком гнездовом расположении слов вскроются законы русского словопроизводства. Обращает на себя внимание тот факт, что «в числе примеров пословицы и поговорки, как коренные русские изречения, занимают первое место; их более 30 тысяч"[29].

В 1935—1940 годах вышел четырехтомный «Толковый словарь русского языка» (около 85 000 слов) под редакцией профессора Д. Н. Ушакова [77]. В его составлении, кроме редактора, принимали участие виднейшие советские ученые: В. В. Виноградов, Г. О. Винокур, Б. А. Ларин, С. И. Ожегов, Б. В. Томашевский.

Авторы внесли лексику, представленную в художественных произведениях, в публицистике XIX и XX вв; слова советской эпохи. Впервые широко и последовательно введены в словарь фразеологические единицы. Так, при слове «вода» указывается двадцать одно цельное сочетание с этим словом, например: воду толочь (в ступе), как в воду опущенный, концы в воду, водой не разольешь и др.; вскрыты значения служебных слов: так, указано 28 значений предлога на, 10 значений союза и. В словаре представлены основные грамматические формы слов; особенности произношения. Безусловно, очень полезными являются стилистические пометы при словах: Радиоустановка, и, ж. (нов.). Радиоаппарат или система радиоаппаратов, установленных в каком-н. месте.; Давка, и, мн. нет, ж. 1. Действие по глаг. давить в 4 и 5 знач. (простореч.).2. Толкотня в тесноте, в толпе. В театре была д…

В 1949 г. вышло первое издание «Словаря русского языка» С.И. Ожегова", [58], включающего около 57 000 слов. Автор ввел в словарь такую активную лексику, как: авиапочта, автоматика, радиолокация, прилуниться и др. Широко представлены фразеологические единицы; слова снабжаются грамматическими пометами и указаниями грамматических форм; в нужных случаях ссылка на правильное произношение. Иллюстративный материал в словаре минимален; в основном это сочетания слов и короткие предложения, созданные автором словаря, а также пословицы и поговорки.

С 1950 по 1965 г. выходил «Словарь современного русского литературного языка» Академии наук СССР [72]. Его объем — 17 томов. Слова снабжаются грамматическими и стилистическими пометами; широко указываются при словах цельные сочетания, в которые входит анализируемое слово. При каждой словарной статье имеются краткие справки, в которых даются написания, формы и ударения, зарегистрированные в прежних словарях, а также указываются источники, из которых слово попало в русский язык [35,52].

Параллельно с большим словарем Академия наук СССР в период с 1957 по 1961 г. выпустила четырехтомный «Словарь русского языка"[72], предназначенный для широкого круга читателей.

От словаря под ред. Д. Н. Ушакова он отличается широким внесением современной лексики и большей последовательностью в стилистических пометах; от большого академического словаря — отсутствием справочного материала при каждой словарной статье и меньшим количеством слов; в него включена общеупотребительная лексика и фразеология современного русского языка.

В 1990 г. вышел в свет «Малый толковый словарь русского языка» В. В. Лопатина и Л. Е. Лопатиной, словарь содержит около 35. 000 слов. В предисловии сказано, что его словник формировался с опорой на Словарь С. И. Ожегова. В «Малом толковом словаре русского языка» содержится наиболее употребительная лексика современного русского языка, приведены значения, грамматические формы, ударения и другие характеристики слов, необходимые для их правильного употребления в устной и письменной речи.

«В конце словаря помещены типовые парадигмы склонений и спряжений, спряжений глаголов продуктивных и непродуктивных групп, таблицы образования причастий и деепричастий. Практическая ценность этих материалов бесспорна», — отмечает исследователь Б. И. Матвеев [52,84].

Помимо представленных выше толковых словарей изданы: «Школьный толковый словарь русского языка» М. С. Лапатухина, вышедший под ред. Ф. П. Филина [46], и «Краткий толковый словарь русского языка», составленный рядом ученых-языковедов под ред. В. В. Розановой [68] и т. д.

Кроме толковых словарей, в русской лексикографии значительное место занимают аспектные словари, посвященные какой-либо одной области лингвистики. Существует несколько групп аспектных словарей, среди которых выделяются словари антонимов, омонимов, паронимов, синонимов.

В 1971 г. вышел первый «Словарь антонимов русского языка» Л. А. Введенской [21], содержащий свыше тысячи пар слов.

Словари антонимов включают широкоупотребительные в современном русском языке антонимы, объединенные в пары. В словарных статьях раскрывается их значение, говорится о стилистическом и переносном употреблении антонимов, приведены примеры из произведений художественной литературы, иллюстрирующие употребление антонимов: ЗАСНУТЬ — ПРОСНУТЬСЯ несов. засыпать — просыпаться, глаголы, не имеющие соотносительной видовой пары, приводятся в заголовке без указания вида; ГОВОРУН (разг.) — МОЛЧУН (разг.)

ж. говорунья — молчунья; словообразовательные гнёзда: бело — черно, белизна — чернота, белеть (ся) — чернеть (ся), белить — чернить, белиться — черниться, набело — начерно обелять — очернять, обеление — очернение и т. п.

О необходимости издания словарей омонимов говорил еще В. В. Виноградов. В статье «О грамматической омонимии в современном русском языке» [22] он на конкретных примерах показал недостатки толковых словарей русского языка, бессистемно трактовавших аналогичные случаи то как разные значения одного и того же слова, то как разные слова-омонимы.

В 1974 г. был издан «Словарь омонимов русского языка» О. С. Ахмановой [6]. В нем приводятся в алфавитном порядке омонимические пары (реже группы из трех или четырех слов), в необходимых случаях даются грамматические сведения и стилистические пометы, справки о происхождении: колкий I (колкая трава, колкая насмешка) и колкий II (колкий сахар, колкие дрова) произведены соответственно от колоть I (колоть иглой) и колоть II (колоть дрова); перетопить I, II и III произведены соответственно от топить I (топить печь), топить II (топить сало) и топить III (топить человека); многозначный I и II -- соответственно от значение и знак и т. д.

В 1968 г. Вышел в свет словарь-справочник Ю. А. Бельчикова и М. С. Панюшевой «Трудные случаи употребления однокоренных слов русского языка"[11], его можно считать первым опытом создания словаря паронимов. В словаре содержится около 200 пар (групп) однокоренных слов, в употреблении которых в практике речи наблюдается смешение: абонент — абонемент, эмигрант — иммигрант, одеть — надеть и др.

В современной лексикографии существует несколько словарей синонимов русского языка, призванных отразить синонимические связи между словами. Хотя в этих словарях также сохраняется алфавитный порядок, внутри алфавита слова (и обороты) собраны в синонимические группы или ряды, например: колдун, волшебник, маг, чародей и т. д.

Словари синонимов являются важным пособием при изучении словарного богатства языка, практическом овладении лексическими средствами и использовании их в речи. Как сказано в предисловии «Словаря синонимов русского языка» (автор З.Е. Александрова) [1], «словарь предназначен в качестве практического справочника для людей, владеющих русским языком как родным, и прежде всего для тех, кто на нем пишет, переводит с различных языков на русский или редактирует русские тексты» [1,4].

Среди аспектных словарей можно выделить также фразеологические словари и сборники крылатых слов и выражений.

В 1967 г. появился первый «Фразеологический словарь русского языка», составленный коллективом авторов под редакцией А. И. Молоткова [53]. В словаре собрано и истолковано свыше четырех тысяч фразеологических единиц. Отмечается вариативность фразеологизмов, указываются различные их значения, приводятся синонимические выражения. Каждая словарная статья содержит примеры употребления фразеологических единиц, взятые из произведений русских классиков и современной литературы: Без году неделя (неделю)

1. Совсем недавно, очень короткое время.

разг. обычно с глаг. несов. вида

только в указ. ф. работать, жить… как долго? без

обычно обет. году неделя

Мать возмущённо перебила подругу дочери: «Ну сколько ты на заводе? Без году неделя. Учиться надо, вникать, глаз от станка не отрывать. А они! Как сороки (Л. Алёшина)

2. Недавний, новый (о человеке, не имеющем достаточного опыта, мало знакомом с чем-либо).

разг., неодобр. с сущ., обозн. профессию, долж

неизм. ность, звание

обычно опред. врач, инженер, студент… какой? без году неделя

Он лаборант без году неделя, а уже умеет обращаться почти со всеми приборами. О, Ты не учи меня… Ты партизан-то без году неделя… Ты на готовенькое пришёл, а мы с первого дня воюем (К. Седых).

Помимо фразеологических словарей, существуют также сборники крылатых слов и выражений. Наиболее известен сборник «Крылатые слова», составленный Н.С. и М. Г. Ашукиными [7]: А Васька слушает да ест. Цитата из басни И. А. Крылова «Кот и повар». Употребляется в значении: один говорит, а другой не обращает на него никакого внимания.

Война затягивается, разруха грозит, капиталисты наживаются, меньшевики и народники говорят и грозят, грозят и говорят… Кот-Васька (капиталисты) слушает да ест.

Особенно ухаживает за ним девица Вата, полтавская институтка… А он «слушает да ест» и курит свои сигареты.

Наряду с представленными выше словарями, существуют этимологические словари, в которых вскрывается происхождение того или иного слова.

Есть несколько этимологических словарей русского языка: один из них — «Этимологический словарь русского языка» А. А. Преображенского, выходивший отдельными выпусками в 1910—1914 гг.; в 1959 г. словарь выпущен отдельной книгой. Большой вклад в лингвистику внес также четырехтомный «Этимологический словарь русского языка» немецкого ученого Макса Фасмера, изданный в 1953−58 гг. и переведенный на русский язык в 1964−73 гг. О. Н. Трубачевым. В этом словаре собраны все возможные этимологические толкования слов, дана научная аргументация этих версий, приведены варианты распространения слова в разных языках. 64]

На литературную лексику и особое внимание к истории слов ориентирован «Этимологический словарь русского языка», издаваемый коллективом МГУ под ред. Н. М. Шанского (1963−87г.)[83].

Гораздо более известен «Краткий этимологический словарь русского языка» Н. М. Шанского, В. В. Иванова, Т. В. Шанской (1961г) [83]. Несмотря на ограниченный характер и объем словника, он включил в свой состав много таких слов, которые обычно не предлагались этимологическими словарями.

Заслуживают внимания также «Этимологический словарь русского языка» Г. П. Цыганенко (2-е изд., 1979) и «Краткий этимологический указатель к „Школьному толковому словарю русского языка“», выпущенный в 1984 г. кафедрой методики русского языка Калининского государственного университета (автор профессор М.С. Лапатухин) [64].

В 1994 г. вышел «Этимологический словарь русского языка» Н. М. Шанского и Т. А. Бобровой [83], который несколько отличается от словарей, опубликованных ранее. Для словаря характерно стремление знакомить читателя с тем признаком, который был положен в основу названия для иноязычных слов — последовательно давать их этимологию в языке — источнике, по возможности указывать исходное значение этимологизируемого слова и т. д. 55,106]: Претендент Заимств. в XIX в. из нем. яз., в котором оно передает франц. pretendant, суф. производное от pretendre «требовать». Претендент буквально — «требующий, ищущий» (место).

Следующий вид аспектных словарей — это орфографические и орфоэпические словари.

В настоящее время основным пособием этого типа признается «Орфографический словарь русского языка» под редакцией С. Г. Бархударова, содержащий 106 000 слов. Последнее 29-е издание (1991), исправленное и дополненное, подготовлено с использованием электронно-вычислительной техники [8].

В орфографических словарях слова расположены в алфавитном порядке. Читатель в словарях находит ответ на вопрос, как пишется то или иное слово.

Отметим, что орфографические словари бывают 2-х видов: справочные и пояснительные. Оба вида словарей необходимы: они выполняют различные функции. Справочные орфографические словари фиксируют нормы правописания слов, служат источником нахождения нормы для предупреждения ошибки во время письма («Орфографический словарь русского языка» под ред. С. Г. Бархударова [8]). В пояснительных орфографических словарях, помимо фиксации правописной нормы, показаны условия выбора орфограмм, которые имеются в слове («Школьный орфографический словарь русского языка» М. Т. Баранова [9]). Такие словари учат применять правила на практике, проверять свои решения о выборе орфограммы в словаре.

Среди первых изданий орфоэпического словаря можно выделить изданную в 1951 г. брошюру-словарь «В помощь диктору» под редакцией К. И. Былинского. До Великой Отечественной войны дикторы московского радио записывали на карточках слова, вызывающие трудности в произношении. В пособии было всего пятьдесят страниц. Затем выходили новые издания: «Словарь ударений для работников радио и телевидения» Ф. Л. Агеенко и М. В. Зарвы, вышедший в 1960 г. (в словаре широко представлены, наряду с нарицательными существительными, имена собственные (личные имена и фамилии, географические наименования, названия органов печати, литературных и музыкальных произведений и т. д.)[2]; в 1955 г. был издан словарь-справочник «Русское литературное произношение и ударение» под редакцией Р. И. Аванесова и С. И. Ожегова, содержащий около 50 000 слов, во второе издание (1959г.) было включено около 52 000 слов [3]; в 1983 г. вышел в свет «Орфоэпический словарь русского языка. Произношение, ударение, грамматические формы», авторы Р. И. Аванесов, С. Н. Борунова, В. Л. Воронцова, Н. А. Еськова (5-е издание — в 1989 г.), издание содержит около 65 000слов. В словаре подробно разработаны системы нормативных указаний, а также введены запретительные пометы [30,78].

В настоящее время существует множество орфоэпических словарей. Но самым авторитетным является словарь под редакцией Р. И. Аванесова [3] Это основа практически для всех русских словарей орфоэпии. Словарь предоставляет информацию о правильном произношении и ударении отдельных слов, о правильном образовании их грамматических форм, стилистические пометы даются в словаре ограниченно, они помещаются, как правило, при вариантах слов и форм для их различения и уточнения области применения: шприц, -а, тв. -ем, мн. -ы, -ев и (в проф. речи) -ы', -о'в; по’мочь, -и (устар. и обл. к по’мощь; Бо’г по’мочь); указание «неправильно» служит для предупреждения от распространённых речевых ошибок: неправильно катАлог; для характеристики языковых фактов в данном словаре применяются указания: устарелое и устаревающее; в некоторых случаях в словаре допускаются комментарии: в поэтической речи, в народно-поэтической речи, в непринуждённой речи, в профессиональной речи и т. п.; примеры, иллюстрирующие употребление слов, приводятся (в скобках) лишь в тех случаях, когда необходимо показать зависимость написания слова от контекста: на полдорОге (остановИться на полдорОге).

Следующий вид словарей — словообразовательные словари. В 1961 г. вышел первый «Школьный словообразовательный словарь» З. А. Потихи [65], содержащий около 52 000 слов с их словообразовательной структурой. В 1978 г. был издан «Школьный словообразовательный словарь русского языка» А. Н. Тихонова. Слова в нем расположены по гнездам, которые возглавляются исходными (непроизводными) словами разных частей речи. Слова в гнезде размещены в порядке, обусловленном ступенчатым характером русского словообразования (около 26 000слов).

Элементарные сведения о происхождении заимствованной лексики содержатся в словарях иностранных слов. В этих словарях обычно даются употребительные в данном языке и в данную эпоху заимствованные слова, научные и технические термины, сообщаются, из какого языка они взяты, и описываются значения иностранных слов.

Наиболее известен у нас «Словарь иностранных слов» под редакцией И. В. Лехина [47] и др. Существуют и другие словари иностранных слов: Л. П. Крысин Новый словарь иностранных слов (2005) [45], И. В. Нечаева Словарь иностранных слов (2007) [56], Л. П. Крысин 1000 новых иностранных слов (2009) [44] и т. д.

Существуют словари, специально ориентированные на практическое использование языка. В них содержатся сведения о наиболее распространенных ошибках, неточностях в употреблении слов, оборотов и грамматических конструкций, даются лингвистически обоснованные рекомендации и правила нормативного словоупотребления.

Такие словари составляются на основе тщательного отбора лексического материала: в них содержатся наиболее употребительные слова, а также слова, чаще других встречающиеся в речевой практике учащихся.

В настоящее время русская лексикография пополняется все новыми и новыми изданиями, предназначенными как для учителей, так и для учащихся школ.

Таким образом, учителя русского языка и литературы, учителя начальных классов имеют богатую основу для работы по обогащению словарного запаса учащихся общеобразовательной школы, с опорой на словари для работы по развитию их речи.

1. 5 Типы нормативных словарей

По функциям и цели создания словари разделяются на дескриптивные и нормативные.

Дескриптивные словари предназначены для полного описания лексики определенной сферы и фиксации всех имеющихся там употреблений.

Цель нормативного словаря — дать норму употребления слова, исключив не только неправильные употребления слов, связанные с ошибочным пониманием их значений, но и те употребления, которые не соответствуют коммуникативной ситуации (так, ситуации употребления литературного языка, диалекта и жаргона различаются, и их смешение воспринимается как нарушение нормы, ср. отчини вместо открой, стрелка вместо встреча и пр.). Иными словами, нормативные словари рекомендуют, предписывают стандарт употребления слова, задают литературную норму. В этом смысле они являются действенным инструментом языковой политики и языкового строительства.

Нормативные словари (ортологические) — словари, служащие задачам совершенствования языка и речи, укреплению действующих норм литературного языка.

Термин «нормативные словари» объединяет циклы словарей неправильностей 19 — нач. 20 вв. и словарей правильной речи 2-й пол. 20 в. Эти словари характеризуются концепцией нормализующего характера с опорой на исторически сложившуюся систему норм, что и предопределяет общий тип каждого словаря, его объём, макро- и микроструктуру и целевой характер приводимой информации.

Первым принято считать «Справочное место русского слова» А. Н. Греча (1839)[27]. К тому же типу относятся словари К. П. Зеленецкого («О русском языке в Новороссийском крае», 1855), В. А. Долопчева («Опыт словаря неправильностей в русской разговорной речи», 1886)[36], И. И. Огиенко («Русское литературное ударение (правила и словарь русского ударения», 1911)[57], «Словарь неправильных, трудных и сомнительных слов, синонимов и выражений в русской речи. Пособие по стилистике русской речи для учащихся и самообразования», 1911), В. И. Чернышёва («Правильность и чистота русской речи. Опыт русской стилистической грамматики», 1911) [81] и др.

В 50-х гг. 20 в. начался особый этап в развитии нормативных словарей, когда определилась их ориентация на трудные случаи письменного и устного употребления единиц языка, на исправление ошибок, относящихся к двум уровням языка — орфоэпическому и грамматическому, а также к нормам словоупотребления. Была обоснована теоретическая идея создания системы словарей правильной речи, в своей совокупности способных отразить основные черты вариантных норм русского языка в его современном состоянии. Нормативные словари существенно различаются по отбору материала, объекту лексикографического описания и по способу описания словарных единиц.

Выделяют три типа нормативных словарей:

· словари, отражающие нормы устной речи — прежде всего произношения и ударения: «Русское литературное ударение и произношение. Опыт словаря-справочника» под ред. Р. И. Аванесова и С. И. Ожегова, 1955 г.; «Орфоэпический словарь русского языка. Произношение, ударение, грамматические формы» С. Н. Боруновой, В. Л. Воронцовой, 1983 г. (и последующие издания); «Краткий словарь трудностей русского языка. Грамматические формы. Ударение» Н. А. Еськовой, 1994 и т. д.

· словари, фиксирующие трудности современного словоупотребления: «Правильность русской речи» (авторы Л. П. Крысин, Л. И. Скворцов)[ ]; «Трудные случаи современного словоупотребления. Опыт словаря-справочника» под ред. С. И. Ожегова, 1962; 2 изд., 1965; «Трудные случаи употребления однокоренных слов русского языка. Словарь-справочник» 1968; 2 изд., 1969 (авторы Ю. А. Бельчиков, М. С. Панюшева); переиздан в расширенном виде под названием «Словарь паронимов современного русского языка», 1994); «Трудности словоупотребления и варианты норм русского литературного языка. Словарь-справочник» (авторы К. С. Горбачевич, Г. А. Качевская, A. M. Невжинская, 1973; 5 изд., 1986); «Словарь трудностей русского языка» 1976; изд., 1987 (авторы Д. Э. Розенталь, М. А. Теленкова); «Лексические трудности русского языка. Словарь-справочник» (авторы А. А. Семенюк, И. Л. Городецкая, М. А. Матюшина, 1994) и др.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой