Психологические особенности принятия решений юристом

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Контрольная работа

по Юридической психологии

тема: Психологические особенности принятия решений юристом

Введение

Основными особенностями профессиональной деятельности юриста являются: правовая регламентация (нормативность) профессионального поведения, принимаемых решений работников правоохранительных органов, юридических служб и других юристов, профессионально участвующих в правоприменительной деятельности; властный, обязательный характер профессиональных полномочий должностных лиц правоохранительных органов; экстремальный характер правоохранительной деятельности многих юристов, особенно тех, кто работает в органах суда, прокуратуры, налоговой службы и налоговой полиции и т. п.; нестандартный, творческий характер труда юриста; процессуальная самостоятельность, персональная (для многих — повышенная) ответственность юристов, работающих в правоохранительных органах, государственно-правовых структурах [5, c. 56].

В различных видах правоприменительной деятельности роль организационно-управленческих вопросов неравнозначна. Например, в деятельности прокурора (его заместителей) управленческая подструктура занимает ведущее, доминирующее положение по отношению к деятельности следователя, в которой более заметны познавательно-прогностические, коммуникативные аспекты, а организационно-управленческие вопросы в ряде случаев играют вспомогательную роль, обеспечивая эффективность процесса познания, установления истины в ходе расследования преступления. На отдельных этапах предварительного следствия организационно-управленческие вопросы могут приобретать первостепенное значение. Однако они по своему содержанию значительно уже, чем в деятельности прокурора, и носят скорее вспомогательный характер. Например, такие следственные действия, как осмотр места происшествия, обыск, следственный эксперимент, невозможно выполнить, не предприняв предварительно ряд организационных мер. Да и сам процесс расследования преступления требует высокой степени организации труда следователя, начиная с планирования и заканчивая оценкой достигнутых результатов.

Следователю нередко приходится принимать и сугубо управленческие решения. Так, следователь прокуратуры вправе давать указания и поручения органам дознания о производстве следственных и розыскных мер, требовать от них содействия при выполнении следственных действий. Следователям предоставлено право вносить соответствующим должностным лицам представления по расследуемым уголовным делам и т. д. Иными словами, круг вопросов организационно-управленческого характера в деятельности следователя в основном определяется работой по конкретному уголовному делу, находящемуся в его производстве.

Осуществление функций управления (планирования, организации, мотивации и контроля) во многом зависит от личностных качеств руководителя. Поэтому к нему предъявляются повышенные требования.

Помимо общих качеств, которыми должен быть наделен любой юрист (это нормативность поведения, развитый интеллект, нервно-психическая устойчивость, коммуникативная компетентность, профессионализм и др.), руководитель правоохранительного органа должен отличаться еще более высоким уровнем интеллектуального развития, большей устойчивостью к стрессу, более развитыми волевыми качествами, организаторскими способностями. Руководитель должен быть достаточно общительным человеком, умеющим выслушать, понять другого, а если чужое мнение принципиально неверно, противоречит положениям закона, убедить подчиненного в обратном, не умаляя при этом его достоинство и профессиональный статус.

Руководитель должен быть инициативной, творчески мыслящей личностью, своевременно ставить перед подчиненными очередные задачи, предоставляя им полную возможность проявить инициативу, раскрыть свои профессиональные способности. В необходимых случаях руководителю следует проявить решительность и настойчивость, принципиальность, готовность взять на себя ответственность за принятое решение.

Важную роль в деятельности руководителя играет самокритичность, умение признавать ошибочность собственной точки зрения. Авторитет руководителя во многом зависит от его отношения к себе, от «открытости» к критике, от заинтересованного отношения к мнению своих подчиненных. В этом проявляется сила, а не слабость руководителя. «Ничто так не вредит авторитету руководителя, как невнимание к людям, высокомерие, „номенклатурный“ снобизм. Руководитель призван добиваться того, чтобы каждый работник имел реальные условия для проявления своих профессиональных знаний, опыта, богатства своего личностного потенциала, был удовлетворен своим положением в коллективе».

Именно поэтому, если мы говорим об особенностях деятельности юристов в системе правоохранительных органов, о необходимых предпосылках повышения эффективности их труда, следует уделять внимание не только их профессиональной подготовке, технической оснащенности (что само по себе важно и не требует доказательств), но и психологическим факторам [7, c. 72−74].

В данной работе будут рассмотрены виды решений в деятельности юриста, методы принятия решений, психологические особенности волеизъявления, принятия решений в деятельности юристов, непосредственно участвующих в судопроизводстве.

Виды решений

Особое место в деятельности юриста занимает проблема принятия решений, которая предстает в виде сложной системы, объединяющей различные функции сознания (память, восприятие, воображение, мышление) и факторы внешнего воздействия на эту деятельность.

Как считают специалисты в области психологии управления, принятие решений, как и обмен информацией, является составной частью любой управленческой деятельности, в том числе, разумеется, и такой специфической, как правоохранительная деятельность. По существу, принятие решения -- это выбор альтернативы, т. е. определение того, как надо поступать в данном конкретном случае, каким способам поведения отдать предпочтение, чтобы достичь поставленной цели.

В психологии управления выделяют следующие виды решений.

Организационные решения. Подобного рода решения принимаются должностными лицами для того, чтобы выполнить свои функциональные обязанности. Цель организационного решения состоит в том, чтобы обеспечить выполнение задач, стоящих перед организацией.

Организационные решения подразделяются на: запрограммированные, когда должностное лицо (руководитель) в сложившейся обстановке располагает ограниченным числом альтернатив и последовательность его действий достаточно ясна, поскольку должна соответствовать заранее определенному алгоритму, тем или иным предписаниям закона; и незапрограммированные решения, которые принимаются в нестандартных, неопределенных ситуациях, допускающих большое разнообразие выбора действий (альтернатив).

Считается, что чаще всего ситуации складываются таким образом, что принимаемые решения находятся между указанными выше крайними вариантами, т. е. носят смешанный характер.

В зависимости от того, что побуждает должностное лицо (руководителя) отдать предпочтение тому или иному решению, они делятся на следующие виды:

— интуитивные решения — принимаются на основе ощущения, интуиции, что они правильны. Принятию подобного рода решений способствует своеобразное озарение, или инсайт (от англ. insight -- постиже-

ние, озарение), -- внезапное, невыводимое из прошлого опыта понимание существенных отношений и структуры ситуации в целом, посредством которого достигается осмысленное решение проблемы;

— решения, основанные на суждениях, — в отличие от интуитивных принимаются на основе знаний, приобретенного жизненного и профессионального опыта руководителя. Недостаток подобного рода решений состоит в том, что из-за чрезмерной ориентации руководителя на свои знания, прежний опыт, из-за воздействия на его сознание смысловой установки, он может не учесть новые, вновь возникшие обстоятельства и вследствие этого упустить связанные с ними новые альтернативы. Как считают М. Х. Мескон с соавторами, руководитель, чрезмерно приверженный своим суждениям и накопленному опыту, может (сознательно или даже бессознательно), принимая решение, не воспользоваться открывшейся перед ним дополнительной возможностью использовать новую информацию. Кстати, такой подход к принятию решений служит одной из причин судебных ошибок, допускаемых судьями при рассмотрении уголовных дел;

— рациональные решения — принимаются на основе объективного анализа имеющейся информации. Принятие подобного рода решений проходит несколько этапов.

Во-первых, прежде всего проводится диагностика возникшей проблемы, оцениваются трудности ее решения, возможности, которыми располагает лицо, принимающее решение, собирается, систематизируется, оценивается относящаяся (релевантная) к делу информация.

Во-вторых, выявляются ограничения, которые суживают возможности принимаемых решений.

В-третьих, намечаются альтернативные решения (альтернативы), которые представляются наиболее оптимальными, проводится их предварительная оценка и составляется прогноз относительно последствий от их реализации.

Все сказанное выше, по словам П. К. Анохина, является своеобразной стадией, названной им «предрешением», после чего производится окончательный выбор альтернативы. Поскольку этот выбор часто бывает не простым, в подобных случаях нередко неизбежен компромисс, подталкивающий руководителя принимать наиболее приемлемое, но отнюдь не самое лучшее решение в сложившейся ситуации. И к этому надо быть готовым. Многие справедливо придерживаются мнения, что все важные управленческие решения, как правило, принимаются на основе компромиссов.

И наконец, после всего этого начинается процесс реализации принятого решения, в ходе которого и определяется его реальная ценность. Чтобы эффективность принятого решения была высокой, оно должно признаваться теми, кого затрагивает и кому поручено его выполнять.

Как только принятое решение начинает реализовываться, возникает обратная связь, включается система отслеживания и контроля его претворения в жизнь, оцениваются его последствия, сопоставляются наступившие результаты с прогнозируемыми. Обратная связь позволяет своевременно вносить коррективы в реализуемое решение с тем, чтобы по возможности уменьшить от него ущерб.

Именно такой путь проходят многие решения следователя, начиная со стадии возбуждения уголовного дела и кончая предъявлением обвинения и последующим направлением дела в суд. Аналогичным образом принимаются решения и при рассмотрении гражданско-правовых споров судами [1, c. 446−448].

С точки зрения субъектов, принимающих решения, их можно разделить на те, которые принимаются единолично (самостоятельно) или коллегиально.

К решениям первого типа можно отнести, например, решения следователя, принимаемые им по уголовному делу при производстве предварительного следствия. Единолично принимаются решения судьями в стадии подготовки к рассмотрению уголовного дела в судебном заседании, при подготовке гражданских дел к судебному разбирательству. Коллегиальные решения принимаются составом суда.

Серьезное влияние на процедуру принятия единоличных решений оказывает стиль руководства: авторитарный, демократический, либеральный.

Руководитель правоохранительного органа, придерживающийся авторитарного стиля руководства, при принятии решения опирается прежде всего на собственное мнение, на свое видение проблемной ситуации и путей выхода из нее. Такие решения обычно оформляются в виде приказов, указаний, постановлений, распоряжений, подлежащих безусловному выполнению.

При демократическом стиле управления руководитель на стадии выработки решения допускает коллективное обсуждение возможных альтернатив, наиболее оптимальных путей достижения поставленных целей, считается с мнением лиц, участвующих в выработке решения.

И наконец, либеральный стиль принятия решений, для которого характерны пассивность поведения руководителя, отстраненность его от этого процесса с фактической уступкой функций управления неформальному лидеру.

Помимо стиля руководства, на процесс принятия решений влияют и другие факторы, а именно:

— личностные качества руководителя;

— обстановка (обстоятельства, ситуация и т. п.), в которой принимается решение.

Методы принятия решений

Выбор решений представляет собой сложный психологический процесс, в котором логические построения нередко являются чисто внешним отражением более глубинных, скрытых не только от постороннего наблюдения, но и от самого субъекта психических явлений, влияющих на выбор им тех или иных приемов и методов принятия решений. Можно выделить некоторые из этих методов.

Метод моделирования. Модель -- это представление объекта, какой-то системы или даже идеи в некоторой форме, отличающейся от изучаемого явления, но воспроизводящей отдельные существенные свойства системы -- оригинала. В основе построения тех или иных моделей лежит принцип частичного подобия (гомоморфизма). Считается, что создание модели позволяет принимать объективные решения в ситуациях, слишком сложных для простой причинно-следственной оценки альтернатив.

Для юриста такой моделью, представляющей профессиональный интерес, может служить модель того или иного конфликта (конфликтной ситуации) правового характера, в который вовлечены различные субъекты правоотношений.

В процессе моделирования широко используется метод проигрывания ролей с прогнозированием действий конкурирующих сторон в условиях воздействия на них различных вариантов принимаемых решений (альтернатив).

Метод «дерево решений». Данный метод представляет собой схематичное представление процесса поэтапного принятия решения с последующей оценкой влияния его возможных результатов на последующие решения. Данный метод широко применяется, например, когда планируется сложный допрос, с предъявлением тех или иных доказательств допрашиваемому. Данный метод является составной частью метода прогнозирования.

Метод экспертной оценки. Достоинства данного метода состоят в том, что его использование дает возможность юристу учитывать мнения различных лиц с разным опытом работы, специализирующихся в той или иной области применения правовых знаний, прежде чем будет окончательно принято решение. У данного метода есть некоторое сходство с методом обобщения независимых характеристик, используемым при изучении личности [3, c. 327].

Психологические особенности принятия решений судьей

Судебное разбирательство как стадия уголовного процесса следует за предварительным следствием. В ходе судебного разбирательства суд должен в полном объеме проанализировать версию предварительного следствия, а также все возможные взаимосвязи событий и обстоятельств дела. Кроме того, суд может выдвинуть по любому уголовному делу собственную версию.

Деятельность суда строится на принципах гласности, устности, непосредственности, непрерывности процесса; при состязательности сторон.

Судья должен обладать определенными психическими качествами, в частности эмоциональной устойчивостью и способностью к конструктивной деятельности в экстремальных условиях уголовного процесса, ведь не секрет, что именно в судебном заседании воспроизводятся агрессивность, злоба и ненависть заинтересованных сторон. Судье в такой ситуации необходимо проявлять выдержку, терпимость, а также способность в нужный момент воспользоваться своими властными полномочиями, которыми его наделило государство. Вся деятельность суда должна быть направлена на установление истины по делу, принятие единственного верного, законного решения по приговору.

Свои психологические особенности волеизъявления, процесса выработки, принятия решений имеются и в деятельности юристов, непосредственно участвующих в судопроизводстве. Как известно, окончательное волеизъявление судьи по конкретному делу облекается в особую процессуальную форму, которая предусмотрена в законодательстве в виде конкретных решений по делу, определений, постановлений, наконец, в форме приговора.

Принятие судьей разнообразных решений организационного характера в виде постановлений, определений, например о принятии дела к своему производству, о назначении дня слушания дела, вызове свидетелей и т. п., как правило, не вызывает особых затруднений, поскольку в законе существует определенный порядок (алгоритм) выполнения тех или иных действий (процедур), которые требуется соблюсти в тех или иных ситуациях. Подробно процессуальный порядок принятия таких решений на каждой стадии уголовного, гражданского (арбитражного) процесса содержатся в соответствующих правовых нормах и изучается в уголовно-процессуальном либо в гражданско-процессуальном (арбитражно-процессуальном) праве.

Большая часть таких решений принимается судьями единолично и не вызывает серьезных осложнений в процессе их волеизъявления. Это можно объяснить тем, что процесс поиска правильного решения судьей в подобного рода случаях требует прежде всего активизации вербально-логического мышления, извлекающего из памяти те или иные правовые знания (понятия, категории, нормы и т. п.), с позиций которых оценивается сложившаяся ситуация: насколько составные элементы (признаки) этой ситуации соответствуют содержанию конкретной правовой нормы. И в случае их полного соответствия судьей выносится определенное решение, представляющее собой разновидность так называемых рациональных решений, о которых говорилось выше в предыдущей главе.

Весь ход процесса принятия большинства таких единоличных решений на различных стадиях рассмотрения дела, начиная от оценки первичной информации, поступающей к судье, и кончая вынесением определения (постановления), в своей основе имеет тот или иной алгоритм построения логических операций, соблюдение предусмотренных законом процедур, произведя которые, можно прийти к какому-то однозначному выводу и принять решение. Поэтому судебные ошибки организационного, процессуального характера, которые все же встречаются при принятии подобных решений судьями, скорее связаны с их недостаточной квалификацией, нежели со сложностью решаемой задачи.

При принятии групповых решений составом суда, определяющих окончательные результаты рассмотрения то ли гражданского, то ли уголовного дела, роль профессионально значимых психологических факторов, прежде всего интеллекта, мышления судьи, значительно возрастает.

Необходимо рассмотреть несколько подробнее некоторые из этих психологических факторов. Поскольку коллективное принятие решений составом суда представляет особую разновидность совместной профессиональной групповой деятельности, на членов такой, пусть даже весьма специфической группы, на ход их мыслительной деятельности влияют тем не менее те же объективно существующие социально-психологические закономерности межличностного, группового взаимодействия людей.

В этих случаях провозглашенная в законе независимость волеизъявления судей как один из основополагающих принципов осуществления правосудия с психологической точки зрения далеко не всегда

может быть реально достижима, поскольку любая -- будь-то формальная (в данном случае), либо неформальная -- группа функционирует под воздействием объективно существующих социально-психологических закономерностей межличностного взаимодействия, общения членов группы со своим признанным (формальным либо неформальным) лидером. И любой человек, оказавшийся в группе, в психологическом отношении не может быть полностью свободным от влияния на ход его мыслей, на его суждения группового мнения, от внушающего воздействия на него группы, ее лидера (в данном контексте -- председательствующего).

Безусловно, все это оказывает в суде определенное влияние на процесс познания истины, который завершается принятием соответствующего коллективного (группового) решения. Причем, как отмечают некоторые исследователи данной проблемы применительно к судебной деятельности, подобный конформизм при принятии групповых решений (то есть составом суда) обычно бывает выше, когда дело касается сложных вопросов, например, определение виновности подсудимого, и намного ниже при обсуждении более простых вопросов, в частности меры наказания.

Учитывая эти объективно существующие социально-психологические закономерности функционирования группы, стремясь как можно сильнее смягчить их возможное негативное воздействие на членов суда, законодатель предусмотрел целый ряд гарантий, соответствующих правил поведения судей, входящих в состав суда, определенные процедуры в их взаимоотношениях. принятие решение юрист психологический

Например: равенство всех членов суда при решении любых вопросов, возникающих при рассмотрении дела и постановлении приговора; решение всех вопросов по делу простым большинством голосов; объявление председательствующим своего мнения последним; право на особое мнение судьи, не согласившегося с решением большинства; обязательный отвод судьи, заинтересованного в деле.

Безусловно, все эти правила и гарантии в определенной мере направлены на предупреждение судебных ошибок в процессе принятия тех или иных решений судами. Однако, к сожалению, в полной мере они не предотвращают их. И дело здесь вовсе не в отсутствии каких-то дополнительных гарантий, в низкой профессиональной квалификации того или иного судьи, а в тех психических явлениях, которые принято относить к так называемому человеческому фактору. Среди этих психических явлений следует указать на психическую установку, которая играет двойственную, в чем-то даже, если можно так выразиться, коварную роль (негативной роли психической установки мы касались, когда говорили о мыслительной, поисковой деятельности следователя при осмотре места происшествия).

Впервые на нее как на фактор, влияющий на появление судебных ошибок, обратила в 70-х гг. внимание Т. Г. Морщакова. По ее данным, не менее 50% случаев отмены приговоров как не отвечающих требованиям закона (всего было изучено 1803 уголовных дела) в той или иной мере были связаны с обнаруженным ею влиянием «эффекта психической установки» на принятие судьями окончательных решений по уголовным делам.

Как и в познавательной деятельности следователя, так и в деятельности судей психическая установка, с одной стороны, выполняет положительную функцию, являясь своеобразной «психической гарантией максимальной мобилизации накопленных знаний». Под ее воздействием психические, познавательные процессы человека (восприятие, мышление, внимание и др.) приобретают строго избирательный характер, и вследствие этого каждая новая задача решается субъектом как уже прежде решенные им задачи.

С другой стороны, психическая установка может подталкивать судью к ошибочным выводам и решениям. В подобных случаях психическая установка судьи нередко бывает связана с «психологической значимостью предыдущих решений, состоявшихся по делу», т. е., по существу, с выводами следствия. А это, в свою очередь, по мнению Т. Г. Морщаковой, приводит к тому, что, во-первых, благодаря установке окончательное формирование внутреннего убеждения судьи часто задолго предшествует моменту удаления суда в совещательную комнату. И во-вторых, судья, подсознательно следуя сформировавшейся у него установке, в ходе судебного разбирательства невольно суживает пределы исследования обстоятельств дела, вследствие чего какие-то детали в познавательном плане становятся недоступными для его восприятия.

В ходе исследования механизма воздействия психической установки на мыслительные процессы, на формирование ошибочных решений судьями Т. Г. Морщаковой было выявлено три основные группы судебных работников, допускавших типичные для них ошибки при рассмотрении уголовных дел.

Первую группу составляли лица, которые правильно устанавливали обстоятельства дела, но под влиянием установки о виновности подсудимого, под воздействием обвинительного уклона, несмотря на наличие оснований для вынесения оправдательного приговора, не видели их и подписывали обвинительный приговор. Это как раз те случаи, когда субъект видит новую задачу, но решает ее как старые.

Во вторую группу входили те, кто видел, что достаточные основания для вынесения обвинительного приговора отсутствуют, вследствие чего подсудимый должен быть оправдан, поскольку дополнительных доказательств о его виновности получить невозможно, либо в суде нужно провести дополнительные исследования, чтобы устранить неполноту предварительного следствия. Однако в отношении подсудимого оправдательного вердикта не выносилось, а само дело возвращалось для производства дополнительного расследования.

И наконец, в третьей группе находились те, кто при недостаточной обоснованности обвинения, подтвержденной в судебном заседании, участвовал в вынесении обвинительного приговора. Однако они определяли такую низкую меру наказания, которая явно не соответствовала тяжести содеянного, той мере наказания, назначение которой было бы необходимым, в случае полной доказанности виновности подсудимого. Причем это определялось вовсе не какими-то личностными качествами последнего, а было связано с сомнениями судей относительно недостаточности доказательств виновности подсудимого, т. е. недостаточность доказательств виновности отражалась в чрезмерно мягкой мере наказания.

Какой вывод напрашивается из сказанного? Он достаточно простой: психическая установка сопровождает любую познавательную деятельность человека, в том числе, разумеется, и судебную, оказывая на нее как положительное, так и отрицательное влияние. Психическая установка обычно предшествует решениям, которые принимаются под ее воздействием. Для нейтрализации негативного влияния психической установки необходимо, чтобы она была достаточно гибкой и подвижной. Но это уже во многом зависит от самого человека, от его интеллекта, других качеств личности, которые, если он сам не раскроет в себе, никто за него это не сделает.

Серьезное влияние на появление ошибочных судебных решений помимо психической установки, оказывают также различные психические состояния, которые может испытывать судья, как и любой человек. Среди этих состояний Т. Г. Морщакова в первую очередь обращает внимание на состояние сомнения в момент принятия судьей решения по делу, утомления, психической напряженности (стресса), существенно ослабляющих его познавательную активность, проявление профессионально значимых способностей, опыта [1, c. 472].

Состояние сомнения, которое нередко связано с состоянием тревожности, как правило, является результатом неуверенности судьи при оценке доказательств по делу. Если такое состояние, сопровождающее его интеллектуальную деятельность, не устранено, оно должно послужить основанием для решения тех или иных вопросов в пользу подсудимого.

Возникающие сомнения, колебания при рассмотрении дел различной сложности нередко обостряют, заметно усиливают состояние тревожности, которое у некоторых лиц может приобретать еще большую силу воздействия на их психику, сознание, снижая волевую активность человека, приводя его к неоправданной, крайне выраженной нерешительности в своих выводах и суждениях при принятии решений. Особенно заметно это бывает у лиц психастенического типа с избыточно высоким уровнем тревожности, с ярко выраженными чертами тревожно-мнительного характера, что может рассматриваться в качестве одной из причин, объясняющих недостаточную профессиональную успешность некоторых юристов, появление у них различного рода психосоматических расстройств и заболеваний, связанных с их профессиональной деятельностью.

Поэтому судье необходимо постоянно сохранять на должном уровне самоконтроль за своим эмоциональным состоянием, настроением, поведением, особенно в процессе общения с окружающими его людьми, участниками процесса, с коллегами по работе. Ничто, в том числе и его личностные качества не должны вызывать у граждан сомнений в его объективности, справедливости и беспристрастности в отправлении правосудия.

Проблема риска в деятельности юриста

В деятельности юриста наиболее простой является ситуация, характеризующаяся своей определенностью, когда юрист, принимающий решение, точно знает, что он должен делать, и имеет возможность спрогнозировать достижение нужных ему результатов, наступление тех или иных правовых последствий. Примером, иллюстрирующим данный тип ситуаций, может служить обнаружение трупа с признаками насильственной смерти, т. е. обнаружение признаков преступления против жизни человека, однозначно обязывающее прокурора, следователя принять единственно правильное решение -- возбудить уголовное дело.

Наибольшую сложность в деятельности юриста представляют неопределенные, проблемные ситуации, которые побуждают его активно производить перебор многообразной, нередко противоречивой информации, оценивать возможные последствия от принятых решений, прежде чем какое-либо из них будет принято. Они носят разномасштабный характер, например: следственная ситуация, в которой принимается решение о предъявлении обвинения подозреваемому, о проведении обыска, очной ставки или, к примеру, ситуация, складывающаяся в совещательной комнате при вынесении приговора с определением меры наказания составом суда.

Весьма специфической является ситуация, требующая оперативного принятия решений тактического характера, например во время допроса, когда допрашиваемый активно пытается ввести следствие в заблуждение, скрыть доказательства по делу. В подобных случаях рефлексивного взаимодействия следователя и допрашиваемого процесс принятия решений предполагает моделирование мыслительной деятельности партнера по общению с тем, чтобы достичь максимума выигрыша при минимуме потерь, т. е. выбрать оптимальное решение из какого-то допустимого множества вариантов, предполагающих различные последствия.

Первое, что необходимо делать в подобного рода непростых ситуациях -- это попытаться получить дополнительную информацию, еще раз проанализировать ее. А затем уже действовать в соответствии со своим профессиональным опытом, знаниями, интуицией.

Неопределенные по своим последствиям ситуации, побуждающие юриста производить переоценку различных возможных альтернативных решений, чтобы избежать наступления негативных результатов, нередко бывают сопряжены в большей или меньшей мере с профессиональным риском. Поэтому подобные ситуации относят к рискованным (или рисковым) ситуациям [4, c. 226].

В 20-х гг. нынешнего столетия категория риска стала активно разрабатываться психологами в русле теории принятия решения. Как полагают специалисты данной области знаний, риск является неотъемлемой чертой активности человека, его деятельности. Он играет важную роль в процессе выбора и принятия решений. В ряде стран (США и др.) способность человека рисковать рассматривается в качестве социальной ценности, которой располагает общество.

В современной научной литературе феномен риска в теории и практике принятия решений имеет различные аспекты (экономические, технологические, социальные, психологические и т. д.). Для юридической психологии наиболее актуальными являются правовые и психологические его аспекты.

Говоря о правовых аспектах риска, следует отметить, что данное понятие введено в ныне действующее уголовное и гражданское законодательство.

В психологии под риском понимается «ситуативная характеристика деятельности, состоящая в неопределенности ее исхода и возможных неблагоприятных последствиях в случае неуспеха». Понятию риска соответствуют три связанных между собой значения.

Во-первых, риск рассматривается как мера ожидаемого неблагополучия в случае неуспеха в деятельности, определяемая сочетанием вероятности неуспеха и степени неблагоприятных последствий.

Во-вторых, о риске можно говорить как об опасном действии, грозящем субъекту какой-то потерей, утратой чего-либо. В данном случае, если к риску подходить именно как к действию, то вполне правомерно сказать о том, что риск может бытъ мотивированным и немотивированным, оправданным (обоснованным) и неоправданным (необоснованным). И здесь видится больше всего точек соприкосновения в правовом и психологическом подходах к раскрытию содержания категории риска.

В-третьих, риск в психологии рассматривается в качестве ситуации выбора между двумя возможными вариантами поведения (действий): менее привлекательным, но более надежным и более привлекательным, но менее надежным, что дает основание оценивать возникающие ситуации как более или менее успешные, либо вовсе проигрышные опять-таки с учетом уровня притязаний, мотивации достижений субъекта, уровня его самооценки.

На рискованное (иногда говорят: рисковое) поведение человека влияют различные факторы. Прежде всего ситуационные воздействия и задачи, стоящие перед субъектом, которые приобрели для него значительный личностный смысл. Затем особенности личности рискующего субъекта: уровень его притязаний, мотивация достижения, импульсивность, склонность к риску, волевые качества, прогностические способности и некоторые другие качества. И наконец, влияние группы, ее лидера, характер межличностных в ней отношений ее членов. В подобных случаях нередко возникает так называемый феномен сдвига риска, выражающийся в том, что решения, принимаемые группой (в результате групповой дискуссии), часто являются более рискованными (значительно реже наблюдается противоположный эффект -- сдвиг риска в сторону более осторожного варианта решения).

Заключение

Процесс принятия решений рассматривается как составная часть интеллектуальной деятельности человека, как один из ее этапов, связанный с определением задач (целей) деятельности, с разработкой плана достижения поставленных целей, выбором средств, тактических операций, и завершающихся сопоставлением полученных результатов с исходными данными. Принятие решения является сложным, интегративным поведенческим актом в общей системе целенаправленной сознательной деятельности юриста.

В процессе принятия решения отражаются мотивационная сфера, индивидуально-психологические особенности, свойства личности юриста: широта, глубина, гибкость мышления, аналитические качества ума, самокритичность, развитое воображение, волевые качества, решительность, эмоциональная устойчивость личности (особенно когда решение принимается в экстремальных условиях при остром дефиците информации и времени), его компетентность, профессиональная зрелость, ориентация на достижение успеха в своей профессиональной деятельности. Все эти качества формируют своеобразный индивидуальный стиль принятия правовых решений юристами.

Однако каким бы ни был этот стиль, решения по своему содержанию и форме должны строго соответствовать положениям закона. В этом отличительная черта многих решений, принимаемых юристами при расследовании уголовных дел, разрешении гражданско-правовых споров и т. п.

Библиографический список

1. Романов В. В. Юридическая психология: Учебник. -- М.: Юристъ, 1998. -- 488 с.

2. Еникеев М. И. Юридическая психология: Краткий учебный курс. М.: Норма, 2003. — 320 с.

3. Романов В. В. Юридическая психология: Учебник. — М., 2002

4. Баранов П. П., Курбатов В. И. Юридическая психология. — Ростов-на-Дону, 2004

5. Профессиональная этика сотрудников правоохранительных органов: Учебное пособие / Под ред. Г. В. Бубнова, А. В. Опалева. М., 2000

6. Чуфаровский Ю. В. Юридическая психология. — М., 1999

7. Шепель В. М. Управленческая психология. — М., 1984.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой