Психологические особенности самооценки единственного ребенка в семье

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Психологические особенности самооценки единственного

ребенка в семье

Оглавление

  • Введение
  • Глава 1. Теоретический анализ психологической литературы по исследованию самооценки и ее развития
  • 1.1 Понятие и структура самооценки
  • 1.2 Особенности самооценки единственных детей в семье
  • Глава 2. Эмпирическое исследование самооценки единственного ребенка в семье
  • 2.1 Организация исследования самооценки единственного ребенка в семье и описание выборки
  • 2. 2 Описание методики исследования
  • 2.3 Полученные результаты и их интерпретация
  • 2.4 Выводы
  • Заключение
  • Список использованной литературы
  • Приложения

Введение

В настоящее, время, можно сказать, что произошла психологизация причин рождения детей. И именно в психологических особенностях родителей следует более искать причины однодетных и многодетных семей. Эти причины важны и для понимания психологических особенностей детей, воспитывавшихся в них.

Итак, начиная с 60-х годов потребность родителей в свободном времени, в образовании, в других видах и формах внесемейных потребностей потеснили в их иерархии такую как потребность иметь детей. Эта проблема усугубилась в настоящее время, когда экономическое положение населения резко ухудшилось. Таким образом, единственный ребенок в семье это типичное явление для нашего общества, имеющее негативные экономические и социальные последствия. При этом уже выявлена тенденция психологизации причин такого явления. Более подробный анализ психологических особенностей единственных детей в семье может углубить наши знания в этой значимой для общества проблеме.

Практический аспект подобного исследования заключается в том, что оно позволяет сформулировать рекомендации по формированию, воспитанию единственных детей в семье, чтобы избежать недостатков такого воспитания и использовать для позитивного развития личности все ее достоинства.

Единственные дети в семье обладают специфическими социально-психологическими особенностями, которые проявляются в особенностях их профессиональной деятельности, семейной жизни, репродуктивном поведении, в стиле общения, во всех видах их жизнедеятельности. Следовательно, выводы исследования функционально затрагивают все сферы жизнедеятельности единственных детей в семье и могут быть вследствие этого полезны как в процессе их самопознания, при принятии тех или иных жизненно важных решений, так и для лиц воспитывающих, влияющих на них. Наше исследование касалось и детей в возрасте 14 лет. Осознавая свои особенности, качества своей личности, подросток стремится что-то изменить в самом себе, в своих отношениях с окружающими: в его жизни появляются осознанные задачи самовоспитания. Свое поведение, свои взаимоотношения с окружающими подросток начинает строить на основе «примеривания» требований взрослых, коллектива сверстников, товарищей к самому себе. Этот более высокий уровень саморегуляции становится возможным благодаря развивающимся механизмам самоконтроля. Самооценка начинает влиять на восприятия подростком других людей, «питать» избирательность этого восприятия. 20] Чрезвычайно важным для развития подростка становится общение со сверстниками, ведь ровесник — человек, обладающий теми же правами и теми же возможностями, что и ты сам. Самооценка подростка формируется под влиянием двух разнонаправленных тенденций: с одной стороны, действует желание быть похожим на своих друзей, «делать всё, как все»; с другой стремление к самовыражению, желание «иметь своё лицо», быть индивидуальностью. Это одно из наиболее ярко выраженных противоречий подросткового возраста. [26]

Среди сиблингов и друзей, подросток ищет и находит образцы для подражания; сопоставляя качества сверстников, создает обобщенный образ того, на кого он бы хотел походить. Актуальность выбранной темы подтверждает тезис о том, что изучение процесса становления личности ребенка и его социализации является одной из важнейших научно — практических задач психологии и педагогики.

Соответственно, ситуация детей единственных в семье, может оказать существенное негативное влияние на дальнейшее личностное развитие подростков. Особенности и стиль семейного воспитания могут быть прочно усвоены ребенком и стать основой формирования его личностных и поведенческих особенностей.

Состояние изученности проблемы. Психологические особенности единственных детей в семье стали предметом исследования давно. Еще А. Адлер высказал мысль о важности порядка рождения в семье для понимания психологических особенностей детей. Порядок рождения в семье он считал одной из основных детерминант установок личности, появляющихся у нее на протяжении жизни. Система семейных отношений, морально-психологический климат в семье существенно меняется по взглядам А. Адлера с появлением каждого следующего ребенка. По его мнению порядок рождения в семье (позиция) ребенка имеет решающее значение для его развития. Однако А. Адлер не абсолютизировал степени влияния порядка рождения в семье на индивидуально-психологические особенности детей. Большое значение он придавал позиции, субъективному началу самого ребенка: как он воспринимает свою позицию в семье и что делает для ее изменения, принятия или отвержения. Именно в таком подходе наиболее полное проявляются личностные особенности ребенка. Но все же А. Адлер считал необходимым отметить важность порядка рождения ребенка в семье для понимания его психологических особенностей и считал, что для детей однотипной позиции (порядка рождения) характерны общие психологические особенности.

Изучение влияния семьи и семейных отношений на развитие личности отражено в работах отечественных психологов и социальных педагогов: В. К. Мягер, Т. М. Мишиной, В. М. Воловика, А. М. Захарова, А. С. Спиваковской, Э. Г. Эйдемиллера, В. Юстицкиса, И. М. Марковской и др., и зарубежных исследователей В. Сатир, Ф. Райса, Н. Аккермана, О. Баха, С. Минухина, А. Адлера, К. Роджерса и др.

Вместе с тем, проблемы воспитания единственного ребенка в семье, хотя и имеют определенную теоретико-методологическую базу (работы А. Адлера, А. И. Захарова, Т. А. Думитрашку и др.), в настоящее время, в большей степени, отражены лишь в популярной литературе. Однако, специфика воспитания единственного ребенка в семье, как показывают результаты наблюдений, определенным образом отражается на личностных свойствах ребенка, что должно стать предметом отдельных исследований.

Проблемы исследования психологических особенностей единственного ребенка в семье, состоит в том, что они с самого рождения развиваются в особенной атмосфере, получают более ограниченный личностный опыт по сравнению с детьми, имеющими братьев и сестер. Не имея возможности близко общаться с другими детьми своего возраста, что чаще всего приводит к неверной самооценке.

Целью данной работы является изучение особенностей самооценки подростков, являющихся единственными детьми в своей семье.

Задачи:

1. Теоретический анализ литературы по проблеме исследования;

2. Подбор методического инструментария, выбор методов, методик и выборки;

3. Исследование самооценки у подростков единственных детей в семье и имеющих сиблингов;

4. Сравнительный анализ результатов исследования;

5. Формулирование выводов

Предмет исследования: особенности самооценки подростков.

Объект исследования: подростки 14−15 лет, из семей среднего достатка, разного пола, имеющие и не имеющие сиблингов.

Гипотеза исследования: было предположено, что у единственных подростков в семье самооценка выше, чем у подростков имеющих сиблингов. Методы исследования: анализ литературы, наблюдение, психолого -педагогический эксперимент.

Глава 1. Теоретический анализ психологической литературы по исследованию самоценки и ее развития

психологическая самооценка ребенок единственный

1.1 Понятие и структура самооценки

Проблеме самосознания посвящено немало исследований в отечественной психологии. Эти исследования сконцентрированы в основном вокруг двух групп вопросов. В работах Б. Г. Ананьева, Л. И. Божович, А. Н. Леонтьева, С. Л. Рубинштейна, И. И. Чесноковой, А. Г. Спиркина в общетеоретическом и методологическом аспектах проанализирован вопрос о становлении самосознания в контексте более общей проблемы развития личности. В другой группе исследований рассматриваются более специальные вопросы, прежде всего связанные с особенностями самооценок, их взаимосвязью с оценками окружающих. Исследования А. А. Бодалева по социальной перцепции заострили интерес к вопросу связи познания других людей и самопознания. Работы И. С. Кона, в которых были удачно синтезированы философские, обще- и социально-психологические, историко-культурные аспекты, теоретические вопросы и анализ конкретных экспериментальных данных, открыли новые грани этой, пожалуй, одной из старейших проблем в психологии. Зарубежная литература по темам, имеющим отношение к психологии сознания, также чрезвычайно богата — эти вопросы так или иначе присутствуют в работах У. Джеймса, К. Роджерса, Р. Бернса и многих других выдающихся ученых.

Самосознание — это сложная психологическая структура, включающая в себя в качестве особых компонентов, как считает В. С. Мерлин, во-первых, сознание своей тождественности, во-вторых, сознание своего собственного «я» как активного, деятельного начала, в-третьих, осознание своих психических свойств и качеств, и, в-четвертых, определенную систему социально-нравственных самооценок. [20].

Все эти элементы связаны друг с другом функционально и генетически, но формируются они не одновременно. Зачаток сознания тождественности появляется уже у младенца, когда он начинает различать ощущения, вызванные внешними предметами, и ощущения, вызванные собственным телом, сознание «я» — примерно с трех лет, когда ребенок начинает правильно употреблять личные местоимения. Осознание своих психических качеств и самооценка приобретают наибольшее значение в подростковом и юношеском возрасте. Но поскольку все эти компоненты взаимосвязаны, обогащение одного из них неизбежно видоизменяет всю систему. А. Г. Спиркин дает следующее определение: «самосознание — это осознание и оценка человеком своих действий и их результатов, мыслей, чувств, морального облика и интересов, идеалов и мотивов поведения, целостная оценка самого себя и своего места в жизни. Самосознание — конституирующий признак личности, формирующийся вместе со становлением последней. Самосознание имеет своим предметом сознание, следовательно, противопоставляет ему себя. Но в то же время сознание сохраняется в самосознании в качестве момента, поскольку ориентировано на постижение своей собственной сущности. Если сознание есть субъективное условие ориентировки человека в окружающем мире, знание о другом, это самосознание есть ориентировка человека в собственной личности, знание человека о самом себе, это своего рода «духовный свет, обнаруживающий и себя и другое.

Благодаря самосознанию человек осознает себя как индивидуальную реальность, отдельную от природы и других людей. Он становится существом не только для других, но и для себя. Основным значение самосознания, по мнению А. Г. Спиркина, следует считать «просто сознание нашего наличного бытия, сознание собственного существования, сознание самого себя, или своего «я».

Самосознание является венцом развития высших психических функций оно позволяет человеку не только отражать внешний мир. но, выделив себя в этом мире, познавать свой внутренний мир, переживать его и определенным образом относится к себе. Осознание себя в качестве некоторого устойчивого объекта предполагает внутреннюю целостность, постоянство личности, которая независимо от меняющихся ситуаций способна оставаться сама собой.

В современной психологической литературе есть несколько подходов к исследованию проблемы самосознания. Один из них опирается на анализ тех итоговых продуктов самопознания, которые выражаются в строении представлений человека о самом себе или «Я-концепции». [18]

Самосознание — динамичное исторически развивающееся образование, выступающее на разных уровнях и в разных формах.

Первой его формой, которую иногда называют самочувствием, является элементарное осознание своего тела и его вписанности в мир окружающих вещей и людей. [19]

Следующий, более высокий уровень самосознания связан с осознанием себя в качестве принадлежащего тому или иному человеческому сообществу, той или иной социальной группе.

Однако самосознание — это не только разнообразные формы и уровни самопознания. Это также всегда и самооценка и самоконтроль. Самосознание предполагает сопоставление себя с определенным, принятым данным человеком идеалом «я», вынесение некоторой самооценки — как следствие — возникновение чувства удовлетворения или же неудовлетворения собой. «Зеркало» в котором человек видит самого себя и с помощью которого он начинает относиться к себе как к человеку, то есть вырабатывает формы самосознания, — общество других людей. Самосознание рождается не в результате внутренних потребностей изолированного сознания, а в процессе коллективной практической деятельности и межчеловеческих взаимоотношений. [16]

Взаимодействуя и общаясь с людьми, человек выделяет сам себя из окружающей среды, ощущает себя субъектом своих физических и психических состояний, действий и процессов, выступает для самого себя как Я, противостоящее другим и вместе с тем неразрывно с ними связанное.

Субъективно переживание собственного Я выражается прежде всего в том, что человек понимает свою тождественность самому себе в настоящем, прошлом и будущем. Я сегодня, при всех возможных изменениях моего положения, в любых новых и неожиданных ситуациях, при любых перестройках моей жизни, моего сознания, взглядов и установок, — это Я того же самого человека, какой существовал вчера и каким он будет, вступив в завтрашний день. Один из симптомов некоторых психических заболеваний состоит в утрате человеком тождественности с самим собой, потере собственного Я. [4]

Переживание наличия своего Я является результатом длительного процесса развития личности, который начинается в младенческом возрасте и который обозначают как «открытие Я». Годовалый ребенок начинает осознавать отличия ощущений собственного тела от тех ощущений, которые вызываются находящимися вовне предметами. Затем, в возрасте 2−3 лет, ребенок отделяет доставляющий ему удовольствие процесс и результат собственных действий с предметами от предметных действий взрослых, предъявляя последним требования: «Я сам!» Он впервые начинает осознавать себя в качестве субъекта собственных действий и поступков (в речи ребенка появляется личное местоимение), не только выделяя себя из окружающей среды, но и противопоставляя себя всем другим («Это мое, это не твое!»).

На рубеже детского сада и школы и в младших классах возникает возможность при содействии взрослых подойти к оценке своих психических качеств (память, мышление и др.) пока еще на уровне осознания причин своих успехов и неудач («У меня все пятерки, а по арифметике — три, потому что я неправильно списываю с доски. Анна Петровна мне за невнимательность сколько раз двойки ставила»). Наконец в подростковом и юношеском возрасте, в результате активного включения в общественную жизнь и трудовую деятельность начинает формироваться развернутая система социально-нравственных самооценок, завершается развитие самосознания и в основном складывается образ Я.

Известно, что в подростковом и юношеском возрасте усиливается стремление к самовосприятию, к осознанию своего места в жизни и самого себя как субъекта отношений с окружающими. С этим сопряжено становление самосознания. У старших школьников формируется образ собственного Я (Я-образ, Я-концепция). Образ Я — это относительно устойчивая, не всегда осознаваемая, переживаемая как неповторимая система представлений индивида о самом себе, на основе которой он строит свое взаимодействие с другими. В образ Я встраивается и отношение к самому себе: человек может относиться к себе фактически так же, как он относится к другому, уважая или презирая себя, любя и ненавидя и даже понимая и не понимая себя, — в самом себе индивид своими действиями и поступками представлен как в другом. Образ Я тем самым вписывается в структуру личности. Он выступает как установка по отношению к себе самому. Как всякая установка, образ Я включает в себя три компонента. [5]

Во-первых, когнитивный компонент: представление о своих способностях, внешности, социальной значимости и т. д. Один подросток на первый план в своем Я-образе выдвигает импозантный вид, который, как он предполагает, придает ему дорогая фирменная одежда. Другой его сверстник — незабываемый факт победы на районных соревнованиях по настольному теннису. Третий — драматическое для него поражение на тех же соревнованиях и затруднения при усвоении физики и математики, которые ему действительно нелегко даются.

Во-вторых, эмоционально-оценочный компонент: самоуважение, самокритичность, себялюбие, самоуничижение и т. д.

В-третьих — поведенческий (волевой) компонент: стремление быть понятым, завоевать симпатии, уважение товарищей и учителей, повысить свой статус или, наоборот, желание остаться незамеченным, уклониться от оценки и критики, скрыть свои недостатки и т. д.

Образ Я — и предпосылка, и следствие социального взаимодействия. Фактически многие психологи фиксируют у человека не один образ его Я, а множество сменяющих друг друга Я-образов, попеременно то выступающих на передний план самосознания, то утрачивающих свое значение в данной ситуации социального взаимодействия. Я-образ — не статическое, а динамическое образование личности индивида. [16]

Конструирование своего фантастического Я свойственно не только юношам, но и взрослым людям. При оценке мотивирующего значения этого Я-образа важно знать, не оказалось ли объективное понимание индивидом своего положения и места в жизни подменено его фантастическим Я. Преобладание в структуре личности фантастических представлений о себе, не сопровождающихся поступками, которые способствовали бы осуществлению желаемого, дезорганизует деятельность и самосознание человека и в конце концов может жестоко его травмировать ввиду очевидного несовпадения желаемого и действительного [21]. Степень адекватности Я-образа выясняется при изучении одного из важнейших его аспектов — самооценки личности.

Самооценка может быть заниженной, завышенной и адекватной (нормальной). В одинаковой ситуации люди с разной самооценкой будут вести себя совершенно по-разному, предпримут разные действия, тем самым по-разному будут воздействовать на развитие событий.

На основе завышенной самооценки у человека возникает идеализированное представление о своей личности, своей ценности для окружающих, Он не желает признавать собственных ошибок, лени, недостатка знаний, неправильного поведения, часто становится жестким, агрессивным, неуживчивым.

Явно заниженная самооценка ведет к неуверенности в себе, робости, застенчивости, невозможности реализовывать свои задатки и способности. Такие люди обычно ставят перед собой более низкие цели, чем те, которых могли бы достигнуть, преувеличивают значение неудач, остро нуждаются в поддержке окружающих, слишком критичны к себе. Человек с низкой самооценкой очень раним. Все это приводит к возникновению комплекса неполноценности, отражается на его внешнем виде — глаза отводит в сторону, хмур, неулыбчив. Причины подобной самооценки могут скрываться в чрезмерно властном, заботливом или потакающем родительском воспитании, что будет с ранних лет запрограммировано в подсознании человека, рождать чувство неполноценности, а оно, в свою очередь, формирует основу для низкой самооценки.

Низкая самооценка имеет много форм проявлений. Это жалобы и обвинения, поиск виновного, потребность во внимании и одобрении, что как бы компенсирует в глазах такого человека чувство самоотрицания, чувство собственного достоинства. Депрессии, разводы (многие из них — результат низкой самооценки одного или обоих партнеров).

Адекватная же самооценка личностью своих способностей и возможностей обычно обеспечивает соответствующий уровень притязаний, трезвое отношение к успехам и неудачам, одобрению и неодобрению. Такой человек более энергичен, активен и оптимистичен.

1.2 Особенности самооценки единственных детей в семье

Единственный ребенок оказывается в менее благоприятной ситуации с точки зрения социального развития. Ведь до поступления в детский сад, а то и в школу он общается преимущественно со взрослыми. Даже лексикон такого малыша бывает «недетским», он часто не понимает детского юмора, дразнилок и т. п. Безусловно, ему бывает непросто адаптироваться в детском коллективе, часто в группе детей он предпочитает игры в одиночестве.

Ребенок, не имеющий достаточного опыта общения со сверстниками, очень часто не умеет играть в ролевые игры. А ведь именно такая игра — основной инструмент социального и эмоционального развития в дошкольном возрасте. Конечно, родители могут сами попытаться играть с ребенком, но он быстро почувствует фальшь, ведь редко какой взрослый может так искренне отдаваться игре, как ребенок.

Это связано еще и с тем, что ребенок хорошо усваивает модель отношений, в которой один выше по иерархии (родитель), а другой ниже (ребенок). Так или иначе, один подчиняется другому. В детском же коллективе требуется выстраивать принципиально другие отношения — отношения равных, отношения сотрудничества. Зачастую от неумения выстраивать партнерские отношения ребенок «перепрыгивает» на другой, более простой вариант — отношения конкуренции с другими детьми.

Такое развитие событий может привести к тому, что в детском коллективе ребенок станет либо «одиночкой», либо будет всячески противопоставлять себя коллективу, привлекать к себе персональное внимание взрослого (учитель, воспитатель). Ну и ясно, что самому ребенку в такой ситуации будет непросто. Эти трудности в отношениях могут сохраниться и во взрослом возрасте. 12]

Очень часто семьи с единственным ребенком становятся, «детоцентрированными». Если детей в семье несколько, они так или иначе образуют свое сообщество, внимание родителей неизбежно разделяется между ними. Единственный же ребенок в семье как минимум постоянно на виду, зачастую за него больше беспокоятся, тревожатся. Пока двое братьев носятся по двору и набивают шишки, единственному сыну часто «подстилают соломку» и трясутся за каждое движение.

С одной стороны, такая центрация на ребенке, дает ему больше возможностей: родителям легко обеспечить единственного ребенка, в том числе дать ему хорошее образование, больше времени на занятия и просто беседы с ребенком. В итоге малыш чувствует себя в безопасности, окруженным заботой, вниманием.

С другой стороны, если с взрослением ребенка этот уровень заботы и опеки не снимается, происходит следующее. Ребенок, чувствующий себя в безопасности в семье, чувствует повышенную тревогу и страх при выходе во «внешний мир».

Еще один возможный негативный фактор. Эту родительскую заботу и внимание ребенок естественным образом принимает как должное. При этом самому ему обычно не приходится заботиться о ком-то. В итоге у него просто нет такого опыта, а он, естественно, необходим для выстраивания отношений с людьми, для построения своей семьи.

К тому же при таком раскладе в школе ребенку бывает сложно принять необходимость разделения внимания учителя с другими учениками. Он может капризничать, шалить и другими способами привлекать внимание.

Не исключены и случаи психосоматических заболеваний: тошнота, боли в животе, головокружения — все это может стать поводом для привлечения столь привычной заботы и внимания.

Самолюбие таких детей становится болезненным: отсутствие пристального внимания взрослых означает для ребенка, что он плохой, что-то делает не так.

Ну и, наконец, ревность. Единственные дети, избалованные родительским вниманием, часто воспринимают родителей как свою собственность. Пока мама или папа занимается с ним, малыш может быть идеально покладистым, как только они разговаривают между собой либо занимаются своими делами, ребенка как подменяют. Он начинает закатывать истерики, бросаться предметами, кричать. В итоге можно увидеть картину абсолютно измотанных родителей, которые даже не могут спокойно поговорить по телефону в присутствии ребенка. [8]

Захаров, отмечают, что у детей из таких семей совсем другой социальный опыт. При столкновении с жизнью за пределами дома такой ребенок часто получает психологическую травму. Попав в детский сад или придя в первый класс, он по привычке ждет, что его будут выделять из окружающих. И когда этого не происходит, невротизируется. У него может пропасть интерес к учебе, возникает страх неуспешности, а это опять-таки не способствует интеллектуальному развитию. [10]

Своеобразное семейное положение складывается у единственных детей, постоянно находящихся под пристальным взглядом и опекой взрослых. Каждое из этих положений вынуждает детей искать свой способ приспособления, свое «место под солнцем», что способствует развитию такой личности, которая отличается от личности других детей в той же семье. [24]

Развиваясь в атмосфере чрезмерной опеки, единственные дети не только теряют уверенность, но и привыкают воспринимать служение, помощь родителей как само собой разумеющееся, требуют ее, когда надо и не надо. Ребенок начинает чувствовать силу в своей слабости, злоупотребляет вниманием и заботой окружающих.

Ребенок иногда использует и менее привычные способы манипулирования поведением родителей.

Например, демонстрирует ночные страхи, соматические расстройства (головные боли, боли в животе и т. п.), для того чтобы удерживать родителей в постоянной заботе о нем, чтобы настоять на том, чтобы было так, как он (она) хочет. [7]

Единственные дети склонны считать себя уникальными, ценными, ставить себя выше других. В школе, где они попадают в ситуацию сравнения с другими детьми, которая часто раскрывает их завышенное самомнение, они изо всех сил борются за то, чтобы поддержать фиктивный образ себя. Чтобы достичь этого, они часто шалят и проказничают.

Отсутствие возможности близко общаться с братьями и сестрами приводит и к тому, что единственным детям труднее общаться со сверстниками. Во-первых, они не имеют опыта, как приспосабливаться к нуждам других детей, не учитывают их интересов. Испытывая недостаток близкого общения с другими детьми, единственные дети уже в дошкольном возрасте начинают активно искать такие контакты. Они просят родителей, чтобы им «купили» братика или сестричку, в других случаях страстно хотят иметь собаку или кошку. 27]

Таким образом, актуальность особенности детско-родительских отношений, влияющих на становление личности единственного ребенка в семье остается неизменно интересной на протяжении всего развития психологической науки и практики. В связи с этим я решила изучить эту тему и раскрыть ее в своей работе, для того, что бы выявить последствия сильных и слабых сторон воспитания в семьях с единственным ребенком и в семьях детей с сиблингами.

Глава 2. Эмпирическое исследование самооценки единственного ребенка в семье

2. 1 Организация исследование самооценки единственного ребенка в семье и описание выборки

Исследование проводилось в 2010 году. Исследование было проведено однократно. В исследовании приняли участие 20 человек, это были подростки из разных школ Москвы, в возрасте 14−15 лет. Среди них десять подростков мужского и женского пола, единственных детей в семье и десять подростков, мужского и женского пола, имеющих сиблингов (а). Всем испытуемамым были розданы опросники, которые затем собраны и обработаны. Для подтверждения гипотезы исследования и для реализации целей и задач исследования, была разработана программа исследования, состоящая из двух этапов:

1 этап — исследование самооценки подростков, единственных детей в семье, и имеющих сиблингов

2 этап — сравнительный анализ особенностей самооценки у единственных детей в семье, и имеющих сиблингов

Психологическое тестирование осуществляли в соответствии с нормами профессиональной этики для разработчиков и пользователей психодиагностических методик: с соблюдением принципов конфиденциальности получаемой информации, обеспечения права индивида отказаться от участия в обследовании; информирования индивида об использовании получаемой информации. Психологическое тестирование проводили в одинаковых условиях со всеми, отказавшихся не было.

2. 2 Описание методики исследования

С целью исследования психологических особенностей самооценки единственного ребенка в семье и детей имеющих сиблингов, был выбран дифференциально-диагностический опросник: Самооценка Кейрси (Бланк опросника приведен в приложении 1). Который состоит из 32 вопросов, на которые нужно дать один из пяти ответов: Очень часто (присваивается 4 балла), часто (присваивается 3 балла), иногда (присваивается 2 балла), редко (присваивается 1 балл), никогда (0 баллов).

Обработка результатов: в соответствии с ключом подсчитывается количество «сырых» баллов

Каждый из пяти вариантов ответов кодируется баллами по следующей схеме:

Очень часто

Часто

Иногда

Редко

Никогда

4 балла

3 балла

2 балла

1 балл

0 баллов

(за каждое совпадение с ключом — от 1 до 4 баллов), затем с помощью таблицы они переводятся в стандартные баллы (стены). Полученные показатели позволяют судить о выраженности той или иной тенденции в самооценке испытуемого.

В итоге испытуемый может быть оценен: высокий уровень самооценки, средний уровень самооценки, низкий уровень самооценки.

Результаты:

1. Если испытуемый набрал от 0 до 25 баллов, то это означает, что самооценка высокая.

2. Количество баллов от 26 до 45 означает средний уровень самооценки.

3. 46 баллов и выше сигнализируют о низком уровне самооценки.

Статистическая обработка результатов проведена по U-критерию Манна-Уитни, которое позволяет оценить значимость различий в двух выборках. (расчеты приведены в приложении 2)

Самооценка разделяется на два вида:

Самооценка адекватная — (insight) — (в психологии) самопознание. Данный термин применяется главным образом по отношению к признанию человеком имеющихся у него психологических проблем; отсутствие адекватной самооценки у человека является одним из симптомов психоза. Этот термин также используется в качестве меры правильности понимания человеком собственного развития как личности и возникших у него проблем; адекватная самооценка может быть усилена с помощью психотерапевтического воздействия.

Адекватная самооценка отражает реальный взгляд личности на саму себя; объективную оценку собственных способностей, свойств и качеств. Если мнение человека совпадает с тем, что он в действительности собой представляет, то это адекватная самооценка.

Неадекватная самооценка характеризует личность, чье представление о себе далеко от реального. Неадекватная самооценка может быть как завышенной, так и заниженной.

Завышенная самооценка приводят к переоценке себя в ситуациях, которые не дают для этого повода. Вместе с тем подобная амбициозность ставит перед человеком более сложные задачи и претензии к достижениям. В случае успеха закрепляется уверенность человека в своих силах, появляются силы для новых достижений. Но в случае неудач, могут возникнуть разочарования, тревожность, страхи, депрессия.

Заниженная самооценка свидетельствует о развитии комплекса неполноценности, неуверенности в себе. Такой человек воспринимает свои достижения и успехи как случайные, временные, не зависящие от него самого. Любая неадекватная самооценка — завышенная или заниженная — затрудняет жизнь человека. Для развития положительного самоотношения, устойчивой положительной самооценки важно, чтобы ребенок в детстве был окружен постоянной заботой и любовью независимо вне зависимости от того, каков он.

психологическая самооценка ребенок единственный

2.3 Полученные результаты и их интерпретация

Качественный анализ результатов, позволяет сделать следующие выводы у подростков — единственных детей в семье, наиболее часто, встречаются ответы на такие вопросы: «мне хочется, чтобы моидрузья подбадривали меня», «мне не с кем поделитьсясвоими мыслями», я чувствую себя неловко, когдавхожу в комнату, где уже есть люди", «меня волнует мысль о том, какотносятся ко мне люди…»

У подростков, имеющих сиблингов, чаще отмечены следующие ответы: «Я беспокоюсь о своем будущем», «Я боюсь выглядеть глупцом», «в спорах я высказываюсь только тогда, когда уверен в своей правоте…»

На вопрос «Я часто допускаю ошибки. «, ответили утвердительно только 2 подростков — единственных детей в семье.

Обобщая, полученные ответы, можно сказать, что так как единственные дети не имеют возможности близко общаться с другими детьми своего возраста (братьями, сестрами), окруженные в детстве любящими, уступчивыми и восхищенными взрослыми, единственные дети склонны считать себя уникальными, ценными, ставить себя выше других.

Поскольку родители склонны возлагать большие надежды на своего единственного ребенка, он, как правило, отличается в школе и в других областях приложения сил. Единственный ребенок самолюбив и мотивирован на достижение успеха во всем, чем бы он ни занимался, ведь он привык быть самым-самым для своих родителей и постоянно находиться в центре внимания.

В школе, где единственные дети попадают в ситуацию сравнения с другими детьми, они изо всех сил борются за то, чтобы поддержать фиктивный образ себя.

После проведенного эмпирического исследования были получены следующие результаты:

Таблица 1. Данные уровня самооценки.

Номер Испыт.

Группа 1 (единственные дети)

Группа 2 (дети с сиблингами)

Подсчет самооц.

Уровень самооц

Подсчет самооц.

Уровень самооц.

1

50

низкий

89

низкий

2

18

высокий

42

средний

3

40

средний

31

средний

4

35

средний

26

высокий

5

34

средний

71

низкий

6

63

низкий

81

низкий

7

45

средний

33

средний

8

75

низкий

74

низкий

9

38

средний

39

средний

10

87

низкий

20

высокий

Средний балл.

54

средний

57

средний

Таким образом, большинство детей, в первой выборке (единственные дети в семье) имеют средний уровень самооценки (5 человек), высокий уровень — 1 человек, низкий уровень — 3 человека.

Во второй выборке, группа детей, имеющих сиблинги, 2 человека — с высокой самооценкой, 4 человека — со средней самооценкой, 4 человека -с низкой самооценкой.

На основании полученных данных, по методу дифференциально-диагностический самооценки Кейрси, можно видеть, что различий между самооценкой единственных детей и детей, имеющих сиблингов, практически нет. Но для достоверности мы проверили статистическую обработку по критерию Манна-Уитни, где эмпирическое значение, находится в зоне незначимости (приложение 2)

2.4 Выводы

Проанализировав результаты исследования, сделаны следующие выводы:

В ходе выполнения методики, замечено, что единственный ребенок чувствует себя среди сверстников, более настороженно. Он легко принимает помощь со стороны и не стесняется обратиться за ней, когда испытывает в этом необходимость.

Общение с сиблингами, оказывает влияние на становление личности ребенка, поведения и общения со сверстниками, но не прослеживается в становлении их самооценки в целом.

Высокая субъективная значимость взаимоотношений с сиблингами, влияет на систему ценностей детей, а вслед за ней и на структуру их самооценки, в которой приоритетными становятся такие качества, как физическая сила, отсутствие жадности, позитивный эмоциональный настрой.

Мною не подтвердилась гипотеза о завышенном уровне самооценки единственных детей в семье. Возможно, это связано с тем, что у нас было всего 20 подростков, и на фоне этого, мы не можем сделать достоверные выводы. Можно предположить, что в связи с развитием средств массовой информации, единственные дети, как и дети, имеющие сиблингов, могут быть вовлечены в общение со сверстниками, например, общение в социальных сетях, по интернету.

Тем не менее, единственный ребенок, все-таки отличается от своих сверстников, имеющих сиблингов.

Заключение

Одним из важнейших моментов в развитии личности подростка является развитие самооценки; у подростков возникает интерес к себе, к качествам своей личности, потребность сравнивать себя с другими, оценивать себя, разобраться в своих чувствах и переживаниях. На этой основе порой возникают конфликты, порождаемые противоречиями между уровнем притязаний подростка и его объективным положением в коллективе.

В подростковом возрасте самооценка поднимается на качественно новую ступень, обогащается новым содержанием, приобретает новые функции. Самое важное: именно в этом возрасте ребенок начинает осознавать себя как личность, обладающую определенными психическими качествами, включенными в определенную систему социальных отношений.

Знания подростка о себе приобретают обобщенный характер. Познавая себя в постоянном сравнении с другими людьми, он начинает активно выделять и усваивать нормы и эталоны взаимоотношений; в сферу осознаваемого включаются все виды его деятельности и взаимоотношений с окружающими. Самосознание становится своеобразным «ядром» личности, оно концентрирует в себе, как в фокусе, основные изменения в развитии личности

Для развития подростка недостаточно самооценки. Ему необходимо ее соотнесение с оценкой, которую он заслужил среди друзей, учителей, родителей и др. Таким образом, самооценка — это представление человека о своей ценности, оценка собственных качеств, достоинств и недостатков.

Своеобразие общей системы самоотношения единственных детей в семье, заключается в сочетании сниженного уровня самоуважения и относительно высокого уровня эмоционального самопринятия.

Обобщая, полученные ответы, можно сказать, что так как единственные дети не имеют возможности близко общаться с другими детьми своего возраста (братьями, сестрами), окруженные в детстве любящими, уступчивыми и восхищенными взрослыми, единственные дети склонны считать себя уникальными, ценными, ставить себя выше других.

По ответам, подростков, можно сказать, что единственные дети многого требуют от жизни. Поскольку родители склонны возлагать большие надежды на своего единственного ребенка, он, как правило, отличается в школе и в других областях приложения сил. Единственный ребенок самолюбив и мотивирован на достижение успеха во всем, чем бы он ни занимался, ведь он привык быть самым-самым для своих родителей и постоянно находиться в центре внимания.

В школе, где единственные дети попадают в ситуацию сравнения с другими детьми, они изо всех сил борются за то, чтобы поддержать фиктивный образ себя.

В ходе выполнения методики, замечено, что единственный ребенок более непринужденно себя чувствует наедине с собой. Он легко принимает помощь со стороны и не стесняется обратиться за ней, когда испытывает в этом необходимость.

Общение с сиблингами, оказывает влияние на становление личности ребенка, поведения и общения со сверстниками, но не прослеживается в становлении их самооценки в целом.

Высокая субъективная значимость взаимоотношений с сиблингами, влияет на систему ценностей детей, а вслед за ней и на структуру их самооценки, в которой приоритетными становятся такие качества, как физическая сила, отсутствие жадности, позитивный эмоциональный настрой.

Мною не подтвердилась гипотеза о завышенном уровне самооценки единственных детей в семье. Возможно, это связано с тем, что у нас было всего 20 подростков, и на фоне этого, мы не можем сделать достоверные выводы.

Список использованной литературы

1. Азаров Ю. П. Семейная педагогика: Педагогика любви и свободы. — М.: Педагогика, 2004- 215с.

2. Асмолов А. Г. Психология личности. М., 1990. с — 94.

3. Божович Л. И., Славина Л. С. Случаи неправильных взаимоотношений ребенка с коллективом и их влияние на формирование личности. // Вопросы психологии, 2006, № 1- С. 45- 59

4. Брунер Д. С. Психология познания: за пределами непосредственной информации. — М., 2003 (Сознание и его развитие: 377 — 403.)

5. Веккер Л. М. Психические процессы: 3 т. — Т. 3. — М., 2003 (Психика — речь — сознание: 285 — 325.)

6. Гришина Н. В. Психология социальных ситуаций // Вопросы психологии, 2001- № 1- С. 45- 59

7. Думитрашку Т. А. Структура семьи и когнитивное развитие детей //Вопросы психологии, 2006, № 2- С. 52 — 64

8. Думитрашку Т. А. Влияние внутрисемейных факторов на формирование индивидуальности // Вопросы психологии. 2001.№ 1. С. 135 -- 142.

9. Елизаров А. Н. Телефон доверия: работа психолога — консультанта с родителями в ситуации родительско — юношеских конфликтов // Вопросы психологии, 2005, № 3, с. 38 — 45.

10. Захаров А. И. Неврозы у детей и психотерапия. СПб., 2001- 216с.

11. Коломинский Я. Л. Малая (контактная) группа как универсальная система непосредственного межличностного общения. / В сб. «Генетические проблемы социальной психологии»: под ред. Я. Л. Коломинского и М. И. Лисиной. — Минск, Изд-во «Университетское», 2005- 216с.

12. Критская В. П., Мелешко Т. К. Дефицит потребности в общении и особенности развития личности. //Психологический журнал, Том 18, № 3, 2007. С. 98 — 108.

13. Крупнов А. И. Психологические проблемы исследования активности человека. — Вопросы психологии, 2004, № 3.с. 25−34.

14. Культура семейных отношений. Сб. статей. — М., 2005- 116с.

15. Леонтьев А. Н. Избранные психологические произведения: 2 т. — Т. I. — М., 1983 (Возникновение и развитие сознания человека: 222 — 279.)

16. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. — М., 2003(1975). (Теория сознания: 23 — 33.)

17. Общение и его влияние на развитие психики детей /Под ред. М. И. Лисиной. — М., 2006- 216с.

18. Петровский А. В., Ярошевский М. Г. Психология. — М.: Издат. «Академия», 2001. — 112с.

19. Петровский А. В., Брушлинский А. В., Зинченко В. П. И др. «Общая психология «, учебник для студентов педагогических институтов под ред. Петровского А. В. — 3-е изд., перераб. и доп. — М. -2003−216с.

20. Столин В. В. Самосознание личности. — М.: Изд-во МГУ, 1983. — 187 с

21. Столин В. В. Степень адекватности Я-образа. — М.: Изд-во МГУ, 1999. — 154 с.

22. Самоукина Н. В. Симбиотические аспекты отношений между матерью и ребенком //Вопросы психологии, 2000, № 3- С. 45- 56

23. Смирнова Е. О. Специфика эмоционально — личностной сферы школьников, живущих в неполной семье // Вопросы психологии, 1992, № 6- С. 52 — 60

24. Смирнова Е. О., Быкова М. В. Опыт исследования структуры и динамики родительского отношения. // Вопросы психологии, 2000, № 3- с. 52- 59

25. Соколова Е. Т. Влияние на самооценку нарушений эмоциональных контактов между родителем и ребенком и формирование аномалии личности. В сб. Семья и формирование личности. / Под ред. А. А. Бодалева. — М.: 2001, 96с.

26. Филип Райс. Психология подросткового и юношеского возраста. — СПб. — Питер. 2000−215с.

27. Шапиро А. З. Психолого — гуманистические проблемы позитивности — негативности внутрисемейных взаимоотношений. // Вопросы психологии,. 1994, № 4- С. 45−59

28. Эйдемиллер Э. Г. Методы семейной диагностики и психотерапии. / Методическое пособие. М — СПб.: «Фолиум», 1996- 219с.

29. Эйдемиллер Э. Г., Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. — СПб.: Питер, 1999. — 656с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой