Развитие учения о заразных болезнях

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования и науки РФ

Федеральное агентство по образованию

Образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

«Чувашский государственный университет имени И. Н. Ульянова»

Кафедра философии

Реферат по теме

Развитие учения о заразных болезнях

Выполнила соискатель

Анисимова Т. А.

Специальность 14. 01. 09

Инфекционные болезни

Введение

Инфекционные болезни сопровождают человека с момента его становления как вида. По мере возникновения общества и развития социального образа жизни человека многие инфекции получили массовое распространение. Сведения о заразных болезнях можно найти в древнейших памятниках письменности: в индийских ведах, иероглифическом письме Древнего Китая и Древнего Египта, Библии, а затем и в русских летописях, где они описаны под названием поветрий, повальных, моровых болезней. Опустошительные эпидемии и пандемии инфекционных болезней были свойственны всем историческим периодам жизни человека. Так, в средние века от чумы («черной смерти») вымерла треть населения Европы, а всего на земном шаре в XIV в. от этого заболевания погибли более 50 млн человек. В XVII--XVIII вв. ежегодно только в европейских странах натуральной оспой болели около 10 млн человек. Эпидемии сыпного тифа были постоянными спутниками всех прошлых войн. От этого заболевания погибло больше людей, чем от всех видов оружия, вместе взятых. Пандемия гриппа во время первой мировой войны («испанка») поразила 500 млн человек, 20 млн из них умерли. Широчайшее распространение инфекционных болезней во все времена не только приводило к гибели многие миллионы людей, но и было основной причиной малой продолжительности жизни человека, которая в прошлом не превышала 20--30 лет, а в некоторых районах Африки и сейчас составляет 35--40 лет.

1. Особенности инфекционной патологии

Инфекция (лат. Infecere) означает «отравлять, заражать», или inficio — «вделываю, вношу что-либо извне, заражаю». Смысл слова «инфекция» различен. Под инфекцией понимают заразное начало, т. е. возбудителя в одном случае, а в другом случае это слово употребляется как синоним понятия «заражение, или заразная болезнь». Чаще всего слово «инфекция» употребляется для обозначения заражения и инфекционной болезни.

Инфекция — эволюционно сложившееся взаимодействие паразита и хозяина, проявляющееся в форме заболевания или заразоносительства (персистенции) в конкретных условиях окружающей среды. Инфекция — частный случай паразитизма, широко распространенный в мире растений, животных, микроорганизмов.

Инфекционные болезни имеют следующие отличительные особенности:

1) причина — живой возбудитель;

2) наличие инкубационного периода, который зависит от вида микроба, вирулентности, дозы, чувствительности макроорганизма. Это период времени от проникновения возбудителя в организм хозяина, его размножение и накопление до предела, обуславливающего болезнетворное действие на его организм (длится от нескольких часов до нескольких месяцев);

3) заразительность, т. е. способность возбудителя передаваться от больного к здоровому;

4) специфические реакции организма, т. е. образование антител или толерантность (отсутствие иммунного ответа);

5) невосприимчивость после перенесённого заболевания.

2. Зарождение учения о «миазмах»

Становление медицины, как области практических знаний, направленных на оказание помощи, произошло достаточно давно. Первые упоминания о медицине уходят в глубокую древность и практически совпадают с появлением письменности. В многочисленных памятниках письменности, обнаруженных в различных частях Света, имеются описания способов лечения и профилактики ряда заболеваний, в которых без сомнения угадывается их инфекционная природа. Поскольку микроорганизмы появились намного раньше, чем сам человек, в общебиологическом плане инфекционные болезни представляют собой одну из самых ранних форм патологии человека, которую есть основания рассматривать как один из наиболее мощных естественных факторов эволюции человека. Микроорганизмы являются естественными спутниками человечества на протяжении всей его истории, в силу чего, столь же неизбежными остаются и связанные с ними инфекционные заболевания. Учение об инфекционных болезнях уходит в глубь веков. Представление о заразности таких болезней, как чума, оспа, холера и многие другие, зародилось еще у древних народов; задолго до нашей эры уже применялись некоторые простейшие меры предосторожности в отношении заразных больных. Однако эти отрывочные наблюдения и смелые догадки были весьма далеки от подлинно научных знаний.

Уже в Древней Греции некоторые философы, например Фукидид, высказывали мысль о живых возбудителях («контагиях») инфекционных болезней, но эти ученые не имели возможности подтвердить свои предположения какими-либо достоверными фактами.

О заразных болезнях сообщают индийские аюрведы и Законы Ману, иероглифические письмена древнего Китая, «Илиада» и «Одиссея» Гомера, труды историков, философов и врачей.

Выдающийся врач древнего мира Гиппократ (около 460-- 377 гг. до н. э.) объяснял происхождение эпидемий действием «миазм» -- заразных испарений, которые будто бы могут вызвать ряд болезней. В течение столетий способы борьбы с заразными заболеваниями были основаны на рекомендациях, приведенных в «Эпидемиях» Гиппократа. Так, например, когда в Афинах началась эпидемия заразной болезни, он сказал, что болезнь принесли северные ветры и предложил зажечь костры с северной стороны города, чтобы помешать воздуху поступать в Афины. Такие мероприятия много раз применялись в эпоху средневековья и Возрождения. Знания античных врачей были развиты в трудах арабов и дополнены собственными мыслями и наблюдениями. Авиценна обстоятельно рассматривал значение воды в распространении заболеваний, рекомендовал простые способы ее фильтрования. Он учил обращать внимание не только на чистоту воды, но и на почву, с которой она соприкасалась (песчаная лучше очищает воду, чем каменистая); на скорость течения в реке или ручье (быстрое лучше медленного); на запах земли, по которой течет вода; на необходимость иметь в больших городах устройства для получения льда, чтобы иметь запасы чистой воды в случае необходимости.

Здесь необходимо отметить, что работа «Гиппократова сборника» -- «Эпидемии» посвящена не заразным болезням, а неинфекщионным, широко распространенным среди народа заболеваниям. С того времени, как люди стали селиться более скученно и между поселениями наладились прочные транспортные и торговые связи, главную опасность для человечества стали представлять заразные болезни, передающиеся от человека к человеку различными путями: по воздуху и через зараженные предметы, посредством насекомых и животных -- переносчиков болезней.

3. Средние века и эпидемии

Особое распространение заразные болезни получили в средние века, когда велись частые захватнические войны и крестовые походы, а рост городов способствовал скученности населения и ухудшению санитарно-гигиенических условий жизни

Такие болезни нередко принимали характер эпидемий -- массовой вспышки заболевания на определенной территории, а иногда и пандемий, когда болезнью были охвачены целые континенты. Наиболее страшной заразной болезнью в древности и в Средние века была чума. Ею были охвачены огромные территории Европы и Азии. Известны пандемии чумы в VI и в XIV веках. Она выкашивала целые города и провинции. В XIV в. появилась ее еще более опасная ее разновидность — бубонная чума. Помимо чумы, известны и другие заразные болезни, часто приобретавшие характер эпидемий: тиф, холера, оспа, сибирская язва и др. Еще в древности медицине были известны противоэпидемические меры: удаление заболевших из городов, сжигание имущества заболевших или умерших, привлечение людей, переболевших данной болезнью, к уходу за больными. Одной из самых древних болезней, с которой человечество столкнулось еще на заре своего существования, была оспа. Ее первые очаги возникли в странах Азии. В Египте она была известна шесть тысяч лет назад. Палеопатологи (специалисты, исследующие останки древних людей и животных и изучающие болезни, которыми болели в древности) считают, что рубцы на костях мумий египетских фараонов, в частности Рамзеса V (XI в. до н. э.), -- следы перенесенной болезни. В XIV в. в Европе стали вводить карантин -- систему мероприятий для предупреждения распространения инфекционных болезней из очага эпидемии с последующей ликвидации самого очага заражения. Впервые карантин ввели в Италии, где применили сорокадневную задержку на рейде судов, прибывших из мест, зараженных чумой. Само слово «карантин» переводится с итальянского как «сорок дней». Формирование инфекционных болезней как клинической дисциплины происходило в теснейшей взаимосвязи с развитием научной мысли, а их выделение в самостоятельную дисциплину скорее было социально обусловленным шагом, продиктованным вопросами безопасности людей. Наглядным свидетельством чему служит опыт разобщения здоровых и больных людей, первые применённый в 1377 г. в средиземноморском порту Рагузы (совр. Дубровник, Хорватия) Венецианской Республики в период эпидемии чумы в Европе. Впервые Городским Советом был принят закон, согласно которому в город не допускались лица, прибывшие из других городов без предварительной 30 дневной изоляции вне городских стен. При этом ни один житель Рагузы не имел права, без специального разрешения посещать места изоляции людей, а нарушители закона карались штрафом и изгнанием из города. В 1423 г. в Венеции на острове была организована одна из первых карантинных станций («lazaretto»). Впоследствии именно венецианская система карантина стала моделью для других Европейских стран и подобные законы в течение нескольких десятилетий были приняты в Марселе, Пизе и Генуе, а период изоляции был продлен с 30 до 40 дней, что и послужило основанием появлению термина «карантин». Таким образом, принятая в XV веке в большинстве стран Европы система безопасности, хотя и не имела абсолютно никакого научного обоснования, тем не менее, отвечала важнейшему принципу — принципу разобщения больных и здоровых людей, что опередило установление микробного генеза инфекционных заболеваний на несколькостолетий. Окончательно сформироваться в самостоятельную дисциплину инфекционные болезни смогли лишь после того, как была доказана их микробная природа, что произошло относительно недавно — чуть более столетия назад, однако этому событию предшествовал длительный период накопления знаний на протяжении которого неоднократно высказывались «пророческие» суждения о природе этих болезней.

В Древней Греции и Риме оспы не было. Причина тому -- слишком маленькая скорость передвижения пешехода или конного путешественника. Если человек заболевал, он останавливался там, где его застигла оспа. Большая часть заболевших заражала только тех, кто за ними ухаживал -- вирус оспы передается только при непосредственном контакте здорового человека с заболевшим. Больные часто умирали (смертность при оспе составляет от одной трети до трех четвертых из общего числа заболевших). В этом и заключался главный секрет медленного распространения оспы в древности. В Европе оспа появилась только с изобретением паруса в V-- VI вв. н. э. Гребные суда имели малую скорость, и путь из Малой Азии или Египта через Средиземное море в Европу занимал много времени. Больной, попавший на такой корабль, либо умирал, либо поправлялся до окончания путешествия. Когда скорость судов повысилась, оспа была завезена сначала в Грецию, затем в Италию. С тех пор она стала бичом европейского континента. Во время эпидемий оспы в некоторых странах погибало до половины населения. Так было в Европе, Азии и Африке. В XVI в., когда отряд Кортеса прибыл из Испании в Америку, среди солдат оказался один больной оспой. До XVI в. Американский континент не знал оспы -- преградой служил Атлантический океан. Солдат заразил нескольких местных жителей, и эпидемия оспы стала распространяться по Мексике, у жителей которой не было иммунитета против страшной болезни. За несколько лет в Мексике умерло 3,5 млн человек. Эта эпидемия стала главной причиной гибели цивилизации майя. В течение последующих 400 лет оспа оставалась бичом для всего Американского континента. Она убивала и калечила индейцев с большей жестокостью, чем конкистадоры. Оспа свирепствовала в Бразилии и Северной Америке, убивая при ежегодных эпидемиях практически каждого третьего жителя.

Передовые умы человечества даже в условиях средневековой схоластики справедливо отстаивали идею о живой природе возбудителей заразных болезней. В Средние века к оспе привыкли насколько, что считали ее неотвратимым злом и Божьим наказанием; Еще во второй половине XVIII в. ею переболевала большая часть людей. Выжившие были так обезображены, что в то время любая женщина с чистым лицом, без следов оспы, уже считалась красавицей. Еще в Древнем Китае и Индии врачи разработали метод защиты людей от оспы путем так называемой вариоляции. Для этого собирали оспенные корочки больного, высушивали их и растирали в мелкий порошок. Этот порошок втирали в кожу специальным шпателем или иглой, которой надрезали поверхность кожи, а иногда вдували в нос здоровому человеку. Целью этих процедур было вызвать у него легкую форму болезни. Вариоляция действительно защищала многих людей. Но, поскольку для ее проведения использовали вирус натуральной оспы, вариоляция часто вызывала тяжелое заболевание и даже смерть. Больной в дальнейшем мог заразить контактировавших с ним людей и даже вызвать новую эпидемию. В начале XVIII в., когда оспа широко распространилась по странам Европы, начались поиски защиты населения от этой инфекции. Члены Лондонского королевского медицинского общества решили обсудить все «за» и «против» метода вариоляции, о котором сообщали многие путешественники. Были собраны отчеты англичан о путешествиях в азиатские страны. Несмотря на опасность метода, его решили рекомендовать к применению, поскольку ущерб от эпидемий, наносимый обществу, был гораздо тяжелее. В это время леди Монтегю, жена британского посла в Константинополе, наблюдала, как пожилые турчанки прививали здоровым местным жителям материал, взятый от больного оспой. В Турции она провела вариоляцию собственному сыну, а вернувшись в Англию, стала пропагандировать турецкий метод вариоляции. Сначала вариоляция была принята в штыки. Духовенство усмотрело в ней нечто противное воле Божественного Провидения. Понадобилась поддержка короля Георга I, чтобы провести опыты, доказавшие огромную эффективность метода вариоляции. Для проверки выбрали заключенных Ньюгейтской тюрьмы, которым была обещана амнистия. Шесть человек -- трое мужчин и три женщины -- дали свое согласие на вариоляцию. Все они остались здоровыми. После этого началось широкое применение вариоляции в самой Великобритании, а также в ее американских колониях.

5. Эпоха Возрождения и контагиозные болезни

Первая теория распространения заразных болезней была выдвинута Джироламо Фракасторо (1478−1553) -- итальянским ученым, физиком, астрономом и поэтом, одним из выдающихся деятелей эпохи Возрождения. Медицинское образование он получил в Падуе, написал свой знаменитый труд «О контангии, контагиозных болезнях и лечении» (1546) в трех книгах. Обобщив взгляды Гиппократа и Аристотеля, Лукреция Кара и Плиния Старшего, Галена, Авиценны и других предшественников на происхождение и лечение заразных болезней, Фракасторо дает подробное описание симптомов заразных болезней (оспы, кори, чумы, малярии, бешенства, проказы и других) и известных в то время методов их лечения. В своем труде Дж. Фракасторо изложил основы разработанного им учения о «контагии» -- живом размножающемся заразном начале, выделяемом больным организмом, и тем самым значительно поколебал бытовавшие ранее представления о «миазмах». Уже тогда Фракасторо был убежден в специфичности «семян» заразы (т.е. возбудителя).

Согласно его учению, существует три способа передачи инфекционного начала: при непосредственном соприкосновении с больным человеком, через зараженные предметы и по воздуху на расстоянии. Притом Фракасторо полагал, что на расстоянии передаются не все болезни, а через соприкосновение -- все.

Введенный им термин «инфекция» (лат. infectio, от inficere -- внедряться, отравлять) означал «внедрение», «проникновение», «порчу». От него произошло название «инфекционные блезни», введенное впоследствии немецким врачом К. Гуфеландом (Hufeland, К., 1762--1836). Термин «дезинфекция» также предложен Дж. Фракасторо.

В 1954 г. вышел в свет русский перевод труда Дж. Фракасторо с обширными комментариями профессора П. Е. Заблудовского и его статьей, посвященной научному анализу развития учения о заразных болезнях Термин «дезинфекция» также введен Дж. Фракасторо. Прекрасно образованный врач и педагог, друг Н. Коперника, он был одним из предшественников научной эпидемиологии. Практические способы борьбы с заразными заболеваниями в эпоху Возрождения мало чем отличались от средневековых. Смертность от заразных болезней в XV-XVI столетиях была очень высокой: только оспой в Европе ежегодно заболевало около 10 млн. человек, из которых умирало от 25 до 40 процентов. :

История эпидемий в эпоху Возрождения характеризуется двумя факторами: с одной стороны, намечается некоторое ослабление «старых» болезней -- проказы и чумы, а с другой появляются «новые» болезни (сифилис, английская потовая горячка, сыпной тиф).

В конце XV -- начале XVI вв. всю Европу охватила эпидемия сифилиса. В начале XVT столетия о нем писали Дж. Фракасторо, А. Паре, Парацельс, Г. Фалопий и другие ученые. По морским и сухопутным торговым путям сифилис распространился за пределами Европейского континента. Публичные бани, которые широко рекомендовались в то время в гигиенических и лечебных целях, в связи с эпидемией сифилиса были закрыты.

Причины этой мощной эпидемии еще недостаточно изучены. Одни ученые полагают, что сифилис был завезен в Европу после открытия Америки. В качестве доказательства приводится описание (1537) испанского врача Диаса де Ислы, который лечил людей из экипажа Колумба, прибывших с о. Гаити. По мнению большинства других ученых, сифилис существовал у народов Европы с древнейших времен. Доказательством этой версии служат описания античных авторов, средневековых врачей и результаты археологических раскопок могильников в различных районах Европы и Азии. По всей вероятности, сифилис издавна существовал в Европе, Азии и Америке, а внезапная эпидемия конца XV в. в Европе была обусловлена длительными войнами, массовыми передвижениями людей, а возможно, и появлением нового штамма возбудителя, завезенного с Американского континента.

В то же время в Америку в процессе конкисты были завезены новые, неизвестные там ранее болезни. Среди них -- оспа. Эта печальная страница истории континента становится еще более трагической в связи с тем, что конкистадоры использовали инфицированную оспой одежду в целях истребления непокорных аборигенов. В этой жестокой бактериологической войне погибли миллионы коренных жителей, многие районы Америки совершенно обезлюдели. Смертность от оспы в то время была чрезвычайно высокой. До введения оспопрививания по методу Э. Дженнера (1796) только в Европе ежегодно оспой заболевало около 10 млн. человек, из которых умирало от 25 до 40%.

6. Великие открытия микробиологии

Развитие любой клинической дисциплины происходит не изолированно, а тесным образом взаимосвязано с достижениями в других областях знаний, особенно с фундаментальными науками. Этот принцип взаимосвязи научного прогресса не только не потерял своей актуальности в настоящее время, но и даже, наоборот, становится все более и более очевидным. Важной вехой на рубеже XVI—XVII вв.еков в подтверждении гипотезы микробной природы инфекционных болезней было открытие линз, позволивших сконструировать микроскоп, и увидеть организмы, размеры которых находятся ниже порога чувствительности «невооруженного глаза» и, тем самым, сделать вывод о реальности существования самого факта микромира. По общепризнанному мнению приоритет в открытии микромира принадлежит Antonie van Leeuwenhoek, который не только сконструировал примитивный микроскоп, но и осуществил точные зарисовки различных видов бактерий. Голландский естествоиспытатель Антоний Ван Левенгук (1632--1723) сделал в конце XVII века весьма важное открытие, обнаружив под микроскопом (который был им лично изготовлен и давал увеличение до 160 раз) различные микроорганизмы в зубном налете, в застоявшейся воде и настое из растений. Так был открыт невидимый глазу мир микробов, многие из которых могли, очевидно, явиться возбудителями болезней. Как свидетельствуют литературные источники, van Leeuwenhoek, не имевший образования, первоначально производил микроскопирование различных жидкостей больше из любопытства, в силу чего, проанализировать открытые им микроскопические объекты он не мог. Конструирование микроскопа, несомненно, оказалось революционным открытием, позволившим человечеству осуществлять поступательное движение в познании природы, однако увидеть — не значит понять. Свои наблюдения Левенгук описал в книге «Тайны природы, открытые Антонием Левенгуком». Но даже и после этого открытия идея о микробах как возбудителях инфекционных болезней долгое время не получала еще необходимого научного обоснования, хотя опустошительные эпидемии неоднократно развивались в различных странах Европы, унося тысячи человеческих жизней.

Исключительно важное практическое значение имели работы английского ученого Эдуарда Дженнера (1749--1823), разработавшего высокоэффективный метод прививок против натуральной оспы.

Выдающийся отечественный врач-эпидемиолог Д. С. Самойлович (1744--1805) доказал заразность чумы при близком соприкосновении с больным и разработал простейшие способы дезинфекции при этом заболевании. Лишь в 40-- 50-х годах XIX столетия были впервые открыты патогенные для человека микробы.

Таким образом, постепенно, на протяжении конца XVII и начала XVIII века происходило накопление все новых и новых фактов, подтверждающих роль «контагий» в развитии определенной группы заболеваний. Примечательно, что все эти суждения и обобщения на несколько десятилетий предшествовали «золотому веку бактериологии», когда за очень короткий период один за другим были открыты основные возбудители наиболее распространенных инфекционных заболеваний. Невольно даже возникает ощущение, что когда эти открытия были сделаны, они уже воспринимались как ожидаемые. Принципиально вопрос состоял только в том, кто это сделает первым

Середина XIX века характеризовалась бурным развитием микробиологии. Великий французский ученый Луи Пастер (1822-- 1895) установил участие микробов в брожении и гниении, т. е. в процессах, постоянно протекающих в природе; он доказал невозможность самопроизвольного зарождения микробов, научно обосновал и ввел в практику стерилизацию и пастеризацию. В соответствии с потребностями пивоваренной промышленности Пастер разработал способы предупреждения «болезней» пива и вина. Работы Пастера объяснили действительное происхождение инфекционных болезней человека, они явились экспериментальной основой асептики и антисептики, блестяще разработанных в хирургии Н. И. Пироговым, Листером, а также их многочисленными последователями и учениками. Огромной заслугой Пастера явилось открытие принципа получения вакцин для предохранительных прививок против инфекционных болезней: ослабление вирулентных свойств возбудителей путем особого подбора соответствующих условий для их культивирования. Пастером были получены вакцины для прививок против сибирской язвы и бешенства. Пастеру принадлежит открытие возбудителей куриной холеры, септицемии, остеомиелита и др. Он разработал метод приготовления вакцин путем искусственного ослабления (аттенуации) вирулентных микробов для профилактики инфекционных болезней -- метод, которым пользуются и в настоящее время. Им приготовлены вакцины против сибирской язвы и бешенства. Последним и наиболее известным открытием Пастера стала разработка вакцины против бешенства. 6 июля 1885 года первая антирабическая прививка была сделана 9-летнему Иосифу Мейстеру по просьбе его матери. Лечение закончилось успешно, мальчик поправился. 27 октября 1885 года Пастер сделал доклад перед Академией наук о результатах пятилетней работы над изучением бешенства. Весь мир следил за исследованиями и результатами вакцинаций. К Пастеру стали стекаться пациенты, обнадеженные победой над страшной болезнью.

Задолго до появления выдающихся исследований Пастера, осветивших роль микробов в человеческой патологии, наш соотечественник С. С. Андреевский (1786) самоотверженным опытом прививки самому себе содержимого сибиреязвенного карбункула от больного животного доказал, что сибирскую язву у людей и домашних животных вызывает одна и та же причина.

Врачи Одесской городской больницы О. О. Мочуткозский и Г. Н. Минх в 70-х годах 19 века для того, чтобы доказать, что заразное начало при сыпном и возвратном тифах находится в крови больного, впрыснули себе под кожу кровь больных и перенесли затем тяжелое заболевание.

В дальнейшем развитии микробиологии огромная заслуга принадлежит немецкому ученому Роберту Коху (1843--1910). Разработанные им методы бактериологической диагностики позволили открыть возбудителей многих инфекционных болезней. Имя Роберта Коха принято связывать главным образом с открытием возбудителя туберкулеза. Действительно, более 100 лет назад (24/III 1882 г.) ученый сообщил о своем открытии, совершившем переворот в современной ему науке. Однако к этому открытию Р. Кох подошел не сразу; оно завершило ряд основополагающих работ, открывших эру медицинской бактериологии. Р. Кох не только выделил сибиреязвенного возбудителя в чистой культуре, не только открыл его способность к образованию стойких спор, но и объяснил, почему вблизи «проклятых холмов» (такие холмы создавались в местах, где зарывали падший от сибирской язвы скот) отмечается смерть многочисленных животных, причина которой долгие годы оставалась непонятной. Доказана триада Генле -- Коха, т. е. к три положения, лишь на основании которых то или иное инфекционное заболевание можно связать с определенным возбудителем:

1) микроб должен всегда обнаруживаться у больного при данной инфекции и отсутствовать при других;

2) возбудитель каждой инфекции должен быть выделен в чистой культуре в виде хорошо очерченного морфологически микроорганизма;

3) у зараженных чистой культурой животных проявления болезни должны быть аналогичны обнаруженным у исследуемого больного, они обусловливаются числом и распределением микробов.

Эти положения неминуемо должны были привести ученого к поискам возбудителей других заразных болезней.

Прежде всего ученый нашел питательные среды, на которых можно было выделить чистую микробную колонию. Такими средами оказались предложенный им ранее вареный картофель и изобретенная им позже твердая среда, основу которой составлял желатин.

Об инфекционном происхождении чахотки медики думали до Коха. Н. И. Пирогов писал о «заразной миазме» чахотки.

Кох применил свой метод посева заразного материала на твердую среду с последующей окраской и дальнейшим заражением выделенной культурой экспериментальных животных. Он исследовал материал более 30 умерших от туберкулеза людей. Чистой культурой было заражено около 200 экспериментальных животных. Под микроскопом изучались бугорки в тканях, которые развивались в результате заражения. Кох не сомневался, что бациллы находятся у всех больных туберкулезом и у зараженных от люден животных. Но нужно было экспериментально подтвердить, что идентичный возбудитель находится у каждого больного человека и каждого подопытного животного, т. е., что прививка этого возбудителя животному обязательно вызовет тот же туберкулез. После многих неудач, когда на изготовленной им твердой питательной среде палочки не вырастали, пришел успех. Возбудитель туберкулеза вырос на твердой среде из свернувшейся при нагревании кровяной сыворотки. Эксперимент, согласно требованиям, изложенным в знаменитой триаде, был повторен многократно, и каждый раз -- с успехом. Стало ясно, что возбудитель туберкулеза найден, но Коху, считавшему, что человек заражается только через вдыхание палочек, нужно было произвести схожий эксперимент: в герметически закрытый ящик с подопытными животными нагнетали воздух с рассеянными живыми туберкулезными палочками. Все экспериментальные животные погибали от туберкулеза.

В июле 1884 г. на медицинской конференции в Берлине Кох доложил результаты экспедиции в Индию. Им были обнаружены вибрионы как у людей, заболевших холерой, так и в водах Ганга, куда сбрасывали трупы умерших от холеры. Ученый получил награду в 100 000 марок и почетный орден. инфекционный патология миазм заразный

Наконец, в 1892 г. русским ученым Д. И. Ивановским (1864--1920) были открыты вирусы.

Одновременно с развитием медицинской микробиологии совершенствовались клинические знания врачей. В 1829 г. Шарль Луи детально описал клинику брюшного тифа, выделив это заболевание из группы «лихорадок» и «горячек», в которую объединялись до этого все заболевания, протекавшие с высокой температурой. В 1856 г. из группы «горячечных болезней» был выделен сыпной тиф, в 1865 г. -- возвратный тиф. Большие заслуги в области изучения инфекционных болезней принадлежат выдающимся русским профессорам С. П. Боткину, А. А. Остроумову, Н. Ф. Филатову. С. П. Боткин установил инфекционную природу так называемой катаральной желтухи -- болезни, известной сейчас под названием болезни Боткина. Он описал клинические особенности брюшного тифа. Его ученик проф. Н. Н. Васильев (1852--1891) выделил в самостоятельную болезнь «инфекционную желтуху» (иктеро- геморрагический лептоспироз). Замечательный детский врач проф. Н. Ф. Филатов впервые изучил и описал железистую лихорадку--инфекционный мононуклеоз, болезнь, известную в настоящее время под названием болезни Филатова.

Успешно развивалась и эпидемиология. Благодаря И. И. Мечникову (1845--1916) и многим другим исследователям в конце прошлого столетия было создано стройное учение об иммунитете (невосприимчивости) при инфекционных болезнях. Открытое И. И. Мечниковым в 1882--1883 гг. явление фагоцитоза, положившее начало учению об иммунитете, открыло перспективу в профилактике и лечении инфекционных болезней. Эти открытия позволили разработать и применить в клинике серологические исследования (реакции агглютинации, преципитации и др.) для лабораторной диагностики инфекционных болезней. Большая заслуга в развитии иммунологии и теории инфекции принадлежит Н. Ф. Гамалея (1859--1949), открывшему также явления бактериофагии.

Немецкий ученый Леффлер доказал в 1897 г. принадлежность возбудителя ящура к группе фильтрующихся вирусов.

Необходимо отметить, что вплоть до середины прошлого века многие инфекционные болезни, носившие название «лихорадок» и «горячек», совершенно не дифференцировали. Лишь в 1813 г. французский врач Бретанно высказал предположение о самостоятельности заболевания брюшного тифа, а в 1829 г. Шарль Луи дал весьма детальное описание клиники этой болезни.

В 1856 г. из группы «горячечных болезней» были выделены брюшной и сыпной тифы с четкой характеристикой этих совершенно самостоятельных заболеваний. С 1865 г. стали признавать отдельной формой инфекционного заболевания и возвратный тиф. Все эти болезни получили в клинических лекциях выдающихся русских терапевтов С. П. Боткина и А. А. Остроумова исключительно полное и яркое освещение.

Правильному пониманию патогенеза, т. е. происхождения и развития инфекционных болезней, в значительной мере способствовали патологоанатомические исследования, давшие возможность обнаружить при ряде инфекционных болезней развитие характерных изменений, выражавшихся наличием специфических клеточных узелков в тканях (гранулем), например в случаях смерти от сыпного тифа «(1875), туберкулеза (1883), сапа (1886). Следует особенно подчеркнуть заслуги Л. В. Попова в первом описании инфекционной гранулемы-- периваскулярных узелков в головном мозге людей, погибших от сыпного тифа.

7. XX век — бурное развитие учения о инфекционной патологии

Начиная со второй половины XIX столетия медицинская микробиология получила быстрое развитие. В начале прошлого столетия уже сложились четкие научные представления об этиологии, механизмах заражения и путях передачи ряда инфекционных заболеваний и оказалось возможным осуществлять гигиенические мероприятия, направленные на предупреждение этих болезней.

Великий русский физиолог И. П. Павлов (1849--1936) горячо приветствовал блестящие успехи микробиологии, достигнутые в конце прошлого и в начале текущего столетия, считая, что этой тогда еще молодой науке предстоит огромная будущность в раскрытии новых сторон человеческой патологии.

Благодаря работам И. И. Мечникова (1845--1916) и ряда других исследователей с 80-х годов прошлого века стали получать разрешение вопросы иммунитета (невосприимчивости) при инфекционных болезнях, была показана исключительно важная роль клеточной (фагоцитоз) и гуморальной (антитела) защиты организма. В исследовании иммунитета важный вклад сделали такие крупные ученые, как В. К. Высокович, Борде и др.

Помимо чисто клинического исследования инфекционных больных, для диагностики отдельных заболеваний с конца XIX века стали широко применять лабораторные методы.

Работы ряда ученых (И. И. Мечников, В. И. Исаев, Ф. Я. Чистович, Видаль, Уленгут) позволили еще в конце прошлого столетия использовать серологические исследования (агглютинацию, лизис, преципитацию) для лабораторной диагностики инфекционных болезней. X. И. Гельману и О. Кальнингу принадлежит честь разработки метода аллергической диагностики сапа (1892). Распознавание малярии было значительно облегчено благодаря методу дифференциальной окраски ядра и протоплазмы малярийного плазмодия в мазках крови, разработанному Д. Л. Романовским (1892).

Изучению патологии и эпидемиологии инфекционных болезней в значительной мере способствовали исследования вопросов экспериментальных инфекций, вызывавшихся путем заражения животных.

Важный раздел учения об инфекционных болезнях -- разработка методов их активного лечения. Для лечения больных малярией уже давно с успехом применяли настой хинной коры, а с 1821 г. стали использовать алкалоид хинин -- первое из химиотерапевтических средств, полученных синтетическим путем. Хинин нашел широкое применение для профилактики и лечения малярии. Однако развитие химиотерапии задержалось надолго. Лишь с 1909 г. в лечебной практике появились препараты мышьяка (сначала арсацетин, затем сальварсан, неосальварсан и др.), полученные в Германии, которые затем с успехом применялись для лечения возвратного тифа, сифилиса, сибирской язвы и некоторых других инфекционных болезней.

Несколько позже для лечения висцерального лейшманиоза стали использовать препараты сурьмы, оказавшиеся весьма эффективными. В 30-х годах нашего столетия были получены синтетические препараты сульфаниламидного ряда (стрептоцид, сульфидин, сульфазол и Др.), а затем — антибиотики (в 1941 г. -- пенициллин, в 1944 г. -- стрептомицин, в 1948 г. -- хлоромицетин, хлорамфеникол и их аналоги, а позднее -- биомицин, террамицин, альбомицин, тетрациклин, колимицин, мицерин, бициллин, нистатин).

Еще в 1871 г. известный русский ученый В. А. Манассеин, а вслед за ним А. Г. Полотебнов изучили ряд свойств зеленого плесневого грибка (из рода Реnicillium), подметив его антагонистическое влияние на некоторых бактерий. А. Г. Полотебнов, кроме того, применил зеленый плесневый грибок для лечения гуммозных язв и гнойных ран. Исключительно важную роль сыграли наблюдения английского микробиолога Александра Флемминга (1881 -- 1954), который в 1929 г. обнаружил, что бульонные фильтраты зеленой плесени Penicillium notatum обладают способностью задерживать рост стафилококка и ряда других грамположительных бактерий.

Основываясь на этих фактах и разработав сложную технологию извлечения активных веществ из культуры указанной плесени, Флори получил в 1941 г. антибиотик пенициллин. Вскоре пенициллин и ряд других антибиотиков широко вошли в терапевтическую практику. В настоящее время антибиотики являются решающим средством лечения ряда инфекционных болезней; изыскание новых антибиотиков, их клиническое испытание продолжаются.

Блестящие успехи применения химиотерапевтических и антибиотических препаратов при различных инфекционных болезнях открыли огромные возможности в борьбе с этими тяжелыми недугами.

Благодаря работам Беринга в Германии и Ру во Франции, начиная с 90-х годов прошлого века, при некоторых инфекционных заболеваниях стали применять антитоксические и антибактериальные сыворотки; первоначально их использовали при лечении больных дифтерией, затем был получен ряд других сывороток, с успехом используемых для лечения больных ботулизмом, сибирской язвой и др. В последнее время с успехом применяются иммунные гамма-глобулины, в значительной мере заменившие сывороточное лечение при ряде инфекционных болезней.

8. Вклад отечественных ученых в искоренение инфекции

Большие заслуги в области изучения инфекционных болезней принадлежат выдающимся русским профессорам С. П. Боткину, А. А. Остроумову, Н. Ф. Филатову. С. П. Боткин установил инфекционную природу так называемой катаральной желтухи -- болезни, известной сейчас под названием болезни Боткина. Он описал клинические особенности брюшного тифа. Его ученик проф. Н. Н. Васильев (1852--1891) выделил в самостоятельную болезнь «инфекционную желтуху» (иктеро-геморрагический лептоспироз). Замечательный детский врач проф. Н. Ф. Филатов впервые изучил и описал железистую лихорадку--инфекционный мононуклеоз, болезнь, известную в настоящее время под названием болезни Филатова.

Успешно развивалась и эпидемиология. Благодаря И. И. Мечникову (1845--1916) и многим другим исследователям в конце прошлого столетия было создано стройное учение об иммунитете (невосприимчивости) при инфекционных болезнях. Открытое И. И. Мечниковым в 1882--1883 гг. явление фагоцитоза, положившее начало учению об иммунитете, открыло перспективу в профилактике и лечении инфекционных болезней. Эти открытия позволили разработать и применить в клинике серологические исследования (реакции агглютинации, преципитации и др.) для лабораторной диагностики инфекционных болезней. Большая заслуга в развитии иммунологии и теории инфекции принадлежит Н. Ф. Гамалея (1859--1949), открывшему также явления бактериофагии.

Борьба с инфекционными болезнями в СССР получила широкое распространение. Была создана сеть противоэпидемических учреждений, открыты инфекционные больницы, учреждены кафедры инфекционных болезней в медицинских институтах, созданы специальные научно-исследовательские институты, изучавшие инфекционные болезни, методы их предупреждения и полной ликвидации.

Огромна заслуга российских ученых в изучении вопросов специфической профилактики инфекционных болезней. В настоящее время с успехом используются высокоэффективные живые вакцины против бруцеллеза, натуральной оспы, сибирской язвы, туляремии, чумы, лептоспирозов и некоторых других болезней. В 1963 г. советские ученые А. А. Смородинцев и М. П. Чумаков были удостоены Ленинской премии за разработку вакцины против полиомиелита.

Для лечения инфекционных болезней издавна применялись различные химические вещества. Раньше других стали применять для лечения малярии настой хинной коры, а с 1821 г. -- хинин. В начале XX века были выпущены препараты мышьяка (арсацетин, сальварсан, неосальварсан и др.), которые с успехом применяются до сих пор для лечения сифилиса и сибирской язвы. В 30-х годах нашего столетия были получены сульфаниламидные препараты (стрептоцид, сульфидин и др.), ознаменовавшие новый период в лечении инфекционных больных. Наконец, в 1941 г. был получен первый антибиотик-- пенициллин, значение которого трудно переоценить. Для получения пенициллина имели значение работы отечественных ученых В. А. Манассеина, А. Г. Полотебнова, английского микробиолога Александра Флемминга. В 1944 г. был получен стрептомицин, в 1948 г. -- хлоромицетин, в 1948--1952 гг. -- тетрациклиновые препараты. Сейчас антибиотики являются главным средством для лечения большинства инфекционных болезней.

Специфические особенности инфекционных болезней настоятельно выдвинули уже в конце XIX века необходимость преподавания соответствующей самостоятельной дисциплины.

Первая в России кафедра инфекционных болезней, руководителем которой стал приват-доцент С. С. Боткин -- сын известного терапевта С. П. Боткина, а с 1898 г. Ф. Я. Чистович, была создана в 1896 г. при Петербургской военно-медицинской академии.

Однако в университетах вплоть до 1923 г. курс инфекционных болезней читали профессора терапевтических кафедр; там же. велись и практические занятия. В 1923 г. на медицинском факультете Московского университета (ныне Московский медицинский институт имени И. М. Сеченова) была открыта кафедра инфекционных болезней, во главе которой стал проф. М. П. Киреев; позднее кафедры инфекционных болезней были созданы на всех других медицинских факультетах и в медицинских институтах. Отечественные инфекционисты -- Н. К. Розенберг (1876--1933), Г. А. Ивашенцов (1883--1933) и др. -- были не только блестящими педагогами и клиницистами, но и обогатили науку важными исследованиями в различных областях инфекционной патологии. Преподавание инфекционных болезней ведется во всех медицинских институтах и в медицинских училищах России. Вся система подготовки медицинских кадров должна обеспечивать успешное изучение слушателями различных инфекционных болезней.

Наряду с успехами в области профилактики и лечения многих инфекционных болезней в настоящее время имеются значительные достижения и в области клинического их изучения. Только в течение последних лет открыто и изучено несколько новых инфекционных болезней, преимущественно вирусной этиологии. Много внимания уделяется вопросам патогенеза, клиническим особенностям современного течения инфекционных болезней, в частности у привитых; совершенствуются методы лечения.

9. Современное состояние инфекционной патологии

Сегодня проблемы инфекционной патологии не утратили своей актуальности, несмотря на существенные достижения зарубежной и отечественной науки в этой области. Усилия, предпринимаемые человечеством в борьбе с инфекциями, привели к ликвидации или значительному снижению распространенности многих заболеваний. Однако природа ставит перед нами новые, все более сложные задачи, над решением которых трудятся ученые всего мира. Помимо появления принципиально новых форм инфекционной патологии, мы сталкиваемся с патоморфозом существующих, казалось бы, хорошо изученных болезней. Нельзя сбрасывать со счетов и социальные аспекты данной проблемы: вопросы борьбы с биотерроризмом, обеспечения безопасности страны во многом связаны с эффективной работой инфекционистов и эпидемиологов.

Несмотря на искоренение некоторых инфекционных болезней (например, оспы) и значительное снижение заболеваемости и смертности от них, многие люди не могут считаться свободными от инфекции. Действительно, снижение общей заболеваемости человечества, обусловленной микроорганизмами, происходит весьма медленно и обусловливается успехами в борьбе с оспой и малярией, а также за счет улучшения заботы о здоровье населения в развивающихся странах. Если борьба с некоторыми микробными инфекциями проводится успешно, то на первый план выдвигаются другие волнующие терапевтические и эпидемиологические проблемы.

Благодаря улучшению санитарного состояния окружающей среды и другим мероприятиям, предупреждающим контакт с многими микробными агентами, а также мерам, способствующим развитию в раннем детстве приобретенного иммунитета (вакцинация), в настоящее время некоторые инфекции чаще наблюдаются у взрослых людей, чем в детском возрасте. Так, в связи с тем, что во многих странах контакты с вирусом полиомиелита в детском возрасте существенно уменьшились, заболевание паралитическим полиомиелитом стало более частым среди взрослых лиц молодого возраста. У взрослых намного чаще, чем до сих пор стали выявляться менингиты и пневмонии, вызванные Haeinophilus influenzae; снижение частоты инфекций, вызванных возбудителем туберкулеза, ставит вопрос о состоянии противотуберкулезного иммунитета у взрослых лиц. В то же время гепатит, А по совершенно неясным причинам поражает преимущественно взрослых лиц молодого возраста, тогда как гепатиты, не относящиеся ни к категории А, ни

Однако, сражение с возбудителями инфекции все еще продолжается и единственная инфекционная болезнь, успешно ликвидированная в мире, — это натуральная оспа. Уничтожение других болезней, таких как, столбняк, корь, коклюш, дифтерия и полиомиелит, для которых эффективная иммунизация является вполне допустимой в мировом масштабе, достигнуто сегодня более чем на 90%. Совместные усилия врачей многих стран в прошлом десятилетии позволили достичь впечатляющих результатов. Число смертных случаев от кори во всем мире уменьшилось с 2.5 миллионов в 1983 до 1,1 миллиона в 1992, от полиомиелита за тот же период — с 360 000 до 140 000. Ожидалось, что полиомиелит будет уничтожен в большинстве стран к 1995. Однако из-за существенного удорожания иммунизации, целевую дату уничтожения этой инфекции в странах Юго-Восточной Азии пришлось отложить. Малярия по-прежнему наносит ощутимый ущерб человечеству, унося из жизни 1−2 миллиона людей каждый год. В США, после периода значительного снижения заболеваемостью туберкулезом, отмечено вновь ее заметное увеличение. Также резко возросло число сексуально передаваемых болезней — сифилиса, гонореи и хламидиоза. Часто стали выявляться случаи устойчивой к пенициллину и тетрациклину гонококковой инфекции. В то время как человечеству удалось научиться управлять старыми эпидемиями, появились новые. Необходимо отметить наличие продолжающейся эпидемии инфекции вируса иммунодефицита человека (HIV), которая сопровождается разрушительными последствиями не только в Африке и Азии, но и в Европе и Северной Америке. Несмотря на улучшение условий жизни в экономически развитых странах, широко распространенную практику прививок и наличие эффективных антибиотиков, инфекционные болезни занимают еще значительное место в структуре заболеваемости и смертности человека и уступают первые места лишь болезням сердечно-сосудистой системы и злокачественным онкологическим заболеваниям. В развивающихся жарких странах из-за плохих санитарных условий жизни, недоедания инфекционные болезни убивают более 10 миллионов людей каждый год. Большинство смертных случаев среди детей — это инфекционные болезни органов дыхания, кишечника, вызванные вирусами и бактериями. Изменилось клиническое течение многих болезней. Скарлатина, гепатиты, вызванные вирусами В, С, D, G-типов часто протекают в легкой форме. Некоторые болезни имеют бессимптомное и атипичное имение. Так, на один «паралитический» случай полиомиелита приходится до ста и более бессимптомных форм заболевания. Длительный период (10−12 лет) без выраженных клинических симптомов наблюдайся при ВИЧ-инфекции. Отвоевывают потерянные позиции и такие «старые» инфекции как малярия, холера, дифтерия, менингококковая инфекция.

В последней четверти прошлого века на планете перманентно починялись новые инфекционные заболевания. В настоящее время известно уже более 30 новых болезней, вызванных впервые открытыми возбудителями, которые, по мнению ученых, составляют лишь 2% из существующих в природе патогенных для человека микроорганизмов. Особую опасность представляют геморрагические лихорадки Эбола, Марбурга, боррелиоз Пасса, легионеллез, болезнь Лайма, ВИЧ-инфекция. В ряду серьезнейших проблем XXI века ВИЧ-инфекция приобрела глобальное значение. Более 20 лет прошло с тех пор, как появились первые сообщения о заболевании, сопровождающемся глубоким поражением иммунитета и развитием на этом фоне тяжелых оппортунистических заболеваний, а перед мировой наукой в плане борьбы с инфекцией вопросов возникает больше, чем решенных проблем. Из многочисленной армии ВИЧ-инфицированных за эти годы в мире более 200 тысяч уже погибло. По данным ВОЗ в 2002 году в мире насчитывалось более 36 млн. ВИЧ-инфицированных, из которых 11,5 млн. заразились в 2000—2001 гг. Более половины лиц из них относятся к возрастной группе от15 до 25 лет.

В 2003 году мир потрясло появление еще одной неизвестной ранее инфекции — атипичной пневмонии (SARS). Заболевание высоко контагиозно (распространяется воздушно-капельным путем, через грязные руки и предметы), сопровождается высокой смертностью. В Китае — первичном очаге этой инфекции — в короткий срок заболело 6731 человек, из которых 465 умерло. В начале апреля 2009 года появилось первое сообщение на сайте ВОЗ о вспышке нового варианта гриппа А (H1N1) в Мексике и США, причем в Мексике в первое время смертность была гораздо выше, чем при сезонном гриппа (хотя позднее выяснилось, что не все включенные в эту группу умерли от гриппа), и, кроме того, был необычен возраст пациентов с тяжелой формой заболевания и летальным исходом -- это были, в основном, молодые люди и лица среднего возраста, в то время как обычные эпидемии гриппа поражают, в основном, детей и подростков, а тяжелые формы чаще наблюдаются у пожилых пациентов с сопутствующими хроническими болезнями. Далее новый вирус гриппа A/H1N1 стремительно распространился по планете.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой