Психологические особенности учения взрослых

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Психологические особенности учения взрослых

УФА-2010

Содержание

Введение

1. Особенности психического развития личности взрослого человека

2. Психологические особенности учения взрослых

Заключение

Литература

Введение

В связи с возрастанием роли психологического фактора в современном обществе все более повышаются требования к особенностям психического развития взрослого человека. В условиях непрерывного образования, которое осуществляется не только в школьный период, но и на протяжении всей дальнейшей жизни человека, контингент взрослых людей тоже вовлечен в процесс обучения. Повышение требований к интеллекту взрослого человека, к его мобильности и способности непрерывно обучаться происходит в условиях технического перевооружения производства, появления новых профессий, гигантского роста информации и расширения масштабов человеческой деятельности.

Каковы же возможности человека в период взрослости? Многочисленными исследованиями установлено, что в разные периоды жизни человека наблюдается неравномерное развитие его психических функций. Так, наиболее высокая степень восприимчивости социального и профессионального опыта отмечается в пору от 18 до 25 лет. В эти годы происходят наибольшие изменения в интеллектуальных функциях. Это свидетельствует о подвижности и гибкости взаимосвязей между памятью и вниманием. В 26−29 лет внимание по своему развитию опережает память и мышление. Это связано с резкой перестройкой личности: определяются жизненные позиции, меняется положение человека в семье, в трудовом коллективе. В 30--33 года вновь наступает высокое развитие всех интеллектуальных функций — памяти, мышления и внимания, которое снижается к 45 годам. Затем быстрота приема информации, ее переработки и реакции на нее, интенсивность внимания, а также эмоциональная уравновешенность и другие психологические показатели понижаются.

Как было отмечено Б. Г. Ананьевым, интенсивность старения интеллектуальных функций зависит от двух факторов: внутренним фактором является одаренность человека, внешним — образование. Образование противостоит старению, затормаживает его процессы. Следует учесть, что до 35 лет происходит становление целостности функциональной основы интеллектуальной деятельности человека; в период между 26 и 35 годами повышается интегрированность межфункциональной системы; а в период между 35 и 46 годами под влиянием усиливающейся жесткости связей между функциями и их показателями происходит снижение возможностей новообразований. Это создает противоречие, выражающееся в том, что сохраняется высокая интеллектуальная активность и продуктивность в привычных условиях профессиональной работы и вместе с тем возникают серьезные затруднения в овладении новыми видами деятельности. Поэтому подготовка, переподготовка и постоянное повышение квалификации работников, создание на производстве системы непрерывного образования кадров -- важные условия профессионального и интеллектуального развития человека. Существенное значение имеют время и форма приобретения работником среднего и высшего образования. Продолжительность обучения влияет на закрепление человека за определенной профессией, рост его квалификации, возможности перепрофилирования, способствует формированию активной жизненной позиции и т. д. Для взрослого основным видом деятельности становится профессиональная. Обучение отодвигается на второй план, профессиональный опыт формируется и накапливается в сфере непосредственно практической преобразовательной деятельности. На разных этапах взрослости отношение к обучению меняется (что вполне естественно), но зависимость этого отношения от ведущего вида деятельности (трудовой) сохраняется. Именно профессиональная деятельность формирует потребность взрослого в знаниях (особенно в современных условиях жизни), его познавательные интересы и запросы, цели и мотивы. Если человек принимает решение о продолжении образования, то у него появляется мощный источник углубления и совершенствования положительного отношения к образованию.

Развитие человека в период взрослости определяется сменой основных видов деятельности, прежде всего профессиональной. Именно в этот период наиболее полно выражено формирование человека как субъекта познания, обшения и труда. Современное общество ставит перед взрослым человеком задачу непрерывного совершенствования своих знаний и профессионального мастерства, расширения сферы общения. При рассмотрении особенностей учения взрослых, необходимо учитывать психические особенности зрелого возраста.

1. Особенности психического развития личности взрослого человека

Существуют различные периодизации развития взрослого человека. В них отражены представления, иногда совершенно различные, о целостном жизненном пути, решаемых задачах, переживаниях и кризисах. Рассмотрим возрастные рамки по И. Ю. Кулагиной и В. М. Колюцкому:

граница юности и молодости — около 20−23 лет;

молодости и зрелости — 28−30 лет (иногда ее отодвигают до 35 лет);

граница зрелости и старости — примерно 60−70 лет.

1. Юность (от 17 до 20−23 лет)

Юность — всего лишь начало взрослой жизни. Ощущение того, что вся жизнь впереди, дает возможность пробовать, ошибаться и искать с легкой душой. Здесь детство остается в прошлом. Все психические функции в основном сформированы и началась стабилизация личности, рамки отдельных возрастов носят все более условный характер. Кризис 17 лет — рубеж привычной школьной и новой взрослой жизни.

Покидая стены школы после 9-го класса, подростки идут в технические колледжи или работать, некоторые с посещением вечерней школы. Происходит смещение кризиса 17 лет в сторону кризиса 15 лет. Кризис 15 лет характерен в основном для тех, кто имеет сильную гедонистическую установку. Во время кризиса такие подростки бывают циничны и достаточно откровенны, ясно формулируют свое жизненное кредо. Период юности для них — время проб и ошибок. Они говорят: «Высшее образование денег не дает. Интеллигенция живет хуже».

Большинство 17-летних ориентируются на продолжение образования, немногие — на поиск работы, на который не решились после 9 класса. Высшее образование им необходимо, чтобы получить профессию, позволяющую «жить достойно», «много зарабатывать», «обеспечивать себя и семью». Существуют две категории выпускников школы:

первые надеются на помощь родителей (платный ВУЗ) и не теряют душевного равновесия;

вторые рассчитывают на свои силы — наиболее подвержены связанным с поступлением стрессам.

Возраст — категория конкретно-историческая. 19−20-летние юноши основные трудности своей жизни связывают с появлением ответственности, которой не было раньше. Ценят свой возраст, который вместе с проблемами принес и более широкие возможности.

2. Молодость (от 20−23 до 30 лет)

Молодость охватывает период жизни от окончания юности от 20−23 лет до примерно 30 лет, когда человек «более или менее утверждается во взрослой жизни» (А.В. Толстых). Верхняя граница молодости некоторыми авторами продлевается до 35 лет. Молодость — время создания семьи, время освоения выбранной профессии, определения отношения к общественной жизни и своей роли в ней. Молодость — пора оптимизма. Человек полон сил и энергии, желания осуществить свои цели и идеалы. В молодости наиболее доступны самые сложные виды профессиональной деятельности, наиболее полно и интенсивно происходит общение, наиболее легко устанавливаются и наиболее полно развиваются отношения дружбы и любви. Молодость считается оптимальным временем для самореализации.

3. Зрелость

Зрелость — самый длительный для большинства людей период жизни. Его верхнюю границу разные авторы определяют по-разному: от 50−55 до 65−70 лет. Согласно Э. Эриксону, зрелость охватывает время от 25 до 65 лет, т. е. 40 лет жизни. Зрелость считается порой полного расцвета личности, когда человек может реализовать весь свой потенциал, добиться наибольших успехов во всех сферах жизни. Это время исполнения своего человеческого предназначения — как в профессиональной или общественной деятельности, так и в плане преемственности поколений. В зрелости, как и в молодости, главные стороны жизни — профессиональная деятельность и семейные отношения. Но если в молодости она включала овладение выбранной профессии и выбор спутника жизни, то в зрелости это — реализация себя, полное раскрытие своего потенциала в профессиональной деятельности и семейных отношениях.

Развитие личности зрелого человека требует избавления от неоправданного максимализма, характерного для юности и частично молодости, взвешенности и многогранности подхода к жизненным проблемам, в том числе к вопросам своей профессиональной деятельности. Накопленный опыт, знания, умения представляют для человека огромную ценность, но могут создавать ему и трудности в восприятии новых профессиональных идей, тормозить рост его творческих возможностей. Прошлый опыт при отсутствии разумной гибкости и многогранности может стать источником консерватизма, ригидности, неприятия всего того, что исходит не от себя самого.

Кризис 40 лет. Коррективы жизненного замысла

Часть людей проживает еще один «внеплановый кризис» 40 лет (бывает раньше и позже). Это как бы повторение кризиса 30 лет, кризиса смысла жизни, если кризис 30 лет не привел к должному решению проблем. Кризис 40 лет нередко вызывается и обострением семейных отношений. Дети, как правило, вырастают и начинают жить своей жизнью, умирают некоторые близкие родственники и родственники старшего поколения. Утрата непосредственного участия в жизни детей способствует окончательному осознанию характера супружеских отношений. Зачастую бывает, что кроме детей супругов ничто значимое для них обоих не связывает. В случае возникновения кризиса 40 лет, человеку вновь приходится перестраивать свой жизненный замысел, вырабатывать новую «Я — концепцию». Этот кризис может серьезно изменить жизнь человека вплоть до смены профессии и создания новой семьи.

Если в молодости центральным возрастным новообразованием являются семейные отношения, включая материнство и отцовство и профессиональную компетентность, то в зрелости на их основе возникает уже объединенное образование. Оно интегрирует результаты развития обоих новообразований предыдущего периода и называется продуктивностью.

Кризис 40 лет говорит еще об одном важном новообразовании зрелости: коррективах жизненного замысла и связанных с ними изменениях «Я — концепции».

Швейцарский психолог Э. Клапаред полагал, что достигая в зрелости своего расцвета и пика профессиональной продуктивности, человек прекращает свое развитие, останавливается в повышении своего профессионального мастерства, творческого потенциала и т. д. Затем наступает спад, постепенное убывание профессиональной продуктивности: все лучшее, что человек мог сделать в своей жизни, остается позади, на уже пройденном отрезке пути. Также считали не только Э. Клапаред, но и еще ряд исследователей.

Внутри периода зрелости выделим «акмэ» — вершину, когда у многих людей начинается спад жизненной энергии и активности. Переход от прогресса к регрессу связывается у разных авторов и исследователей с разным возрастом. Этот возраст чаще всего считается от 40 до 50 лет. Инволюционные процессы в развитии психических функций связывают с начинающимся биологическим старением. Время пика профессиональной продуктивности зависит от необходимого оптимального соотношения уровня мастерства, знания, опыта, с одной стороны, и функциональной и физической подготовки — с другой. На время и продолжительность «акмэ» влияют и индивидуально-личностные особенности человека. Для представителей очень многих профессий пик продуктивности, после которого наступает ее спад, нехарактерен. Это актеры, преподаватели, врачи — специалисты и т. д. Здесь профессиональное мастерство не имеет жесткой зависимости от уровня физической и функциональной зависимости. Но для ряда профессий возрастной тип продуктивности обусловлен самим характером работы. Это летчики-испытатели, артисты балета. Они достигают «акмэ» в самом начале своей зрелости. В таких профессиях как врач-хирург, авиадиспетчер «акмэ» может сдвигаться к середине, иногда ко второй половине зрелости.

Зрелость и психологический возраст

Выделяют 3 взаимосвязанных, но не совпадающих друг с другом возраста:

хронологический (паспортный)

физический (биологический)

психологический

Психологический возраст — каким человек себя чувствует и осознает. Он во многом влияет на физический возраст.

Психологический возраст — возрастная идентификация, которая может быть разной степени осознанности — это аспект самосознания, связанный с представлениями о времени.

Временная перспектива с возрастом расширяется. В зрелости изменения временной перспективы связаны с разным ощущением течения времени, которое может субъективно ускоряться и замедляться, сжиматься и растягиваться.

Психологический возраст зависит от сложившейся у человека временной перспективы, вне ее он не существует.

В молодости вероятность соответствия психологического возраста хронологическому весьма велика. Если социально значимая цель не достигнута (образование, женитьба), психологический возраст может отставать от хронологического.

В зрелости психологический возраст в гораздо большей степени зависит от индивидуальных особенностей человека, от направленности его личности, специфики жизненных целей и их реализации.

В зрелости возможны три варианта соотношения психологического возраста с хронологическим:

адекватность

отставание

опережение

Опережение психологическим возрастом хронологического в зрелости обычно означает преждевременное старение. Преждевременное старение нередко бывает связано с несчастием — утратой близкого человека, тяжелой болезнью, природной и социальной катастрофой.

Любовь, творческое достижение могут привести к движению в обратном направлении — в сторону психологической молодости.

Отставание психологического возраста может иметь место в случае симбиотических отношений между матерью и единственным ребенком.

Зрелые по паспортному возрасту люди с выраженными чертами инфантильности отстают в психологическом возрасте.

У людей деятельных, творческих сохранение чувства молодости связано с реальной продуктивной работой в настоящем и значительными планами на будущее. Если человек «отдается делу, которому он себя посвятил», — его психологическое прошлое, как бы велико оно ни было, всегда меньше психологического будущего. Процесс творчества бесконечен и перед человеком открываются новые перспективы. В данном случае есть все основания говорить о более высоком уровне зрелости. Недаром Восток говорит: «Мудрость не знает возраста».

Рубежом, разделяющим зрелость и позднюю зрелость, считается уход на пенсию, окончание активной профессиональной деятельности. Следовательно, на переходном этапе между зрелостью и поздней зрелостью мы вновь сталкиваемся с последним кризисным периодом, отмеченным психологами, — кризис ухода на пенсию.

2. Психологические особенности учения взрослых

Изменения в общественной жизни происходят постоянно, а значит, человеку систематически нужно учиться и переучиваться самим Обучение же взрослых имеет целый ряд особенностей…

Самое общее определение взрослого человека было дано специалистами UNESCO в 1976 году: «Взрослый -- всякий человек, признанный таковым в том обществе, к которому он принадлежит». В нашем обществе мы называем взрослым человека, достигшего физиологической, психологической и социальной зрелости, обладающего определенным жизненным опытом, сформировавшимся и постоянно растущим уровнем самосознания, который выполняет роли, традиционно закрепленные обществом за взрослыми людьми, и принимает на себя полную ответственность за свою жизнь (в том числе экономическую и моральную) и поведение.

Понятие образование взрослых охватывает собой комплекс непрерывных процессов обучения -- как формального, так и весь спектр его неофициальных форм и видов. С его помощью взрослые люди развивают свои способности, обогащаются знаниями, совершенствуют профессиональные квалификации или же применяют их в новом направлении.

Под профессиональным обучением подразумеваются любые систематические действия, которые предпринимаются людьми, закончившими начальный цикл непрерывного образования, с целью изменения своих знаний, навыков, оценок и развития отношений с окружающими, для того чтобы адекватно выполнять профессиональные задачи. Процесс образования должен продолжаться на протяжении всей жизни, в таком случае человек не отстанет от технических и социальных изменений, сможет подготовить себя к изменениям в жизни, полностью реализовать потенциал своей личности.

Отличия взрослых учащихся от учащихся-детей постепенно осознавались наукой. В педагогике появился даже особый раздел дидактики, получивший название андрагогика. Была предложена и андрагогическая модель организации обучения, в рамках которой именно обучающийся несет ответственность за определение области обучения, выбор методов, планирование сроков, а также за оценку результатов. Он выступает в качестве основной «движущей силы» обучения, в то время как преподаватель играет роль координатора процесса, «архитектора», создающего новые формы, методы и возможности.

При организации обучения необходимо учитывать следующие особенности взрослых людей:

· осознанное отношение к процессу своего обучения;

· потребность в самостоятельности;

· потребность в осмысленности обучения (для решения важной проблемы и достижения конкретной цели), что обеспечивает мотивацию;

· практическая направленность в отношении обучения, стремление к применению полученных знаний, умений и навыков;

· наличие жизненного опыта -- важного источника знаний;

· влияние на процесс обучения профессиональных, социальных, бытовых и временных факторов.

Как правило, взрослые люди хотят учиться, если они понимают необходимость обучения и видят возможности применить его результаты для улучшения своей деятельности. Кроме того, взрослые люди стремятся активно участвовать в обучении, привносят в обучающие ситуации собственный опыт и свои жизненные ценности, стараются соотнести обучающую ситуацию со своими целями и задачами. Взрослый человек, как правило, имеет множество семейных и социальных обязанностей, поэтому учится без отрыва от основной профессиональной деятельности. Взрослые осваивают новые знания и навыки с разной скоростью, поэтому при работе с ними требуется уделять особое внимание индивидуализации обучения, повышать самооценку и чувство собственного достоинства каждого человека.

Одной из специфических особенностей образования взрослых, с которой организаторам и преподавателям практически не приходится сталкиваться в общеобразовательной школе, является отсев первоначально набранных учащихся. Отсев мы встречаем и в сменной школе, и на различных государственных и негосударственных курсах образования. Конечно, причины для прекращения обучения у взрослых могут быть самыми разнообразными — недостаток времени, семейные обстоятельства, невозможность совмещать работу с обучением, утрата навыков учения, создающих у обучаемого дискомфорт, и т. д. Но есть одна причина, которая чаще всего выступает стимулом бросить учение — погружение взрослых, самостоятельных людей в атмосферу уже пройденного ими стиля, характерного для «детской» школы, когда преподаватель строит свои отношения с ними по стереотипу «учитель-ученик», типичному для школы, обучающей детей. Чтобы избежать подобной ситуации и тем самым устранить одну из причин отсева обучающихся, преподавателю полезно знать, чем же эта категория отличается от учащихся детей. В более или менее развитых странах в наше время все дети ориентированы на учение, без этого процесса они не могут выйти на самостоятельную взрослую жизнь. Можно сказать, что подрастающее поколение генетически запрограммировано пройти тот или иной путь обучения. У взрослого человека, уже прошедшего этот путь в более раннем возрасте, такой запрограммированности нет, он вступает в процесс учения там и тогда, когда ощущает жизненную необходимость такого процесса. «Взрослый человек сам организует свою жизнь, сам принимает решения, а обучение выступает для него как самообразовательная деятельность, в которую он включается по собственному решению и в которой он избирателен. Внешние мотиваторы (школьные оценки, поощрения, наказания) начинают играть для взрослого второстепенную роль, или вообще отсутствуют, а на первое место выдвигается внутренняя мотивация деятельности, основанная на понимании значимости усвояемого материала. Эта избирательность взрослого создает определенные трудности в его обучении. В чем эта трудность — очень хорошо и образно определил один из руководителей общества «Знание»: «Если мы учим наших слушателей не тому и не так, они выражают свою оценку ногами — попросту уходят из обучения в отсев». Внутренняя мотивация учебной деятельности взрослого, согласно Ю. Н. Кулюткину и Г. С. Сухобской неоднородна, но может быть сведена к трем типам: утилитарная мотивация, мотивация престижа и мотивация, при которой знания превращаются в самоцель. Утилитарная мотивация может быть узкой, определяемой только личными потребностями человека, и широкой, при которой личные потребности увязаны с потребностями социальными. В обоих случаях она порождается социально-профессиональной практикой человека и возникновением у него нужды эту практику совершенствовать. Во втором случае личная нужда совпадает с потребностями производства или общества. Мотивация престижа — тоже стимул для включения взрослого в учение, поскольку в этом случае он получает удовлетворение, выделяясь из среды окружающих его людей, в таком учении не участвующих. Приобретение знаний ради самих знаний встречается реже, но тоже характерно как для различных клубов и курсов по интересам, так и для отдельных личностей, увлеченных каким-либо видом познания (от астрономии до оккультных «наук»). В любом случае речь идет о включении взрослого человека в процесс накопления личного капитала в виде образования, причем этот личный капитал приобретает наибольшую общественную значимость при образовании «для чего-то» — при широкой утилитарной мотивации, поскольку оно, образование, ведет к изменению характера и качества деятельности человека в широком плане. Вопрос о добровольности самостоятельного включения взрослого в учение — наиболее сложный для школьного педагога, приобретающего андрагогическую компетентность. Взрослый человек может присутствовать на обучении и совершенно отсутствовать в нем, поскольку мотиваторы, как заметил Ю. Кулюткин, «играют для него второстепенную роль». В 70−80-е годы большую популярность приобрели различные школы, курсы, университеты технического прогресса на предприятиях. Часто руководители предприятий для отчетности по графе повышения квалификации сотрудников издавали приказы о проведении занятий в рабочее время и обязательном их посещении. В этом случае о «добровольности» учения говорить не приходилось, но фактически недобровольность, обязательность касались лишь посещения. Находясь на занятии, взрослый сам решал, включаться ли ему в учение или присутствовать телом, но отсутствовать мыслями. Это дало повод председателю Государственного комитета по образованию в середине 80-х годов заметить, что «у нас некоторые воспринимают повышение квалификации как дополнительный отпуск, когда можно подремать на лекциях». Известно, что школьные учителя и сегодня проходят через определенное время обязательные курсы повышения квалификации в разных типах институтов усовершенствования учителей. Как показывают наши исследования, эти курсанты имеют преимущественно узкую утилизаторную мотивацию (если вообще имеют ее) и требуют, как правило, конкретных методических разработок по тем или иным темам программы. Между тем довольно часто недостаточная эффективность работы учителя связана с его недостаточной компетентностью в более широких и глубоких проблемах педагогики. Однако многие считают эти вопросы оторванными от их практических потребностей, откровенно скучают, потом получают на других занятиях желанные (и притом отличные) методические разработки по темам и затем проводят по этим темам плохие уроки. Проблема внутреннего стимула взрослого к учению связана и с его социальным менталитетом. С подобной трудностью сталкиваются работники центров занятости, курсов переучивания безработных. Советский человек воспитывался в духе иждивенчества, ожидании благ от начальства, государства. Ему обязаны были обеспечить право на труд, на отдых и т. д., сам он меньше всего был ориентирован на свободу проявления собственной инициативы, энергии, предприимчивости. Времена изменились, но многие безработные требуют от центров занятости «работы по специальности», не проявляют инициативы в поисках нового применения сил, неохотно идут на переучивание, а на занятиях по переучиванию мысленно отсутствуют. В результате подобного обучения получаются слабые специалисты. А если отсутствует внутренняя мотивация к новой профессии, значит, нет и добровольного, осознанного включения в учение. «Для того, чтобы действие было целенаправленным, человек должен сознавать, в чем именно он нуждается, чего ему не хватает… Зависимость мотива от осознания цели — это его зависимость от правильного понимания объективной действительности и тех требований, которые она предъявляет к действиям и поступкам человека… Благодаря положительному отношению к конечной цели деятельности изменяется и отношение к тем действиям, которые служат средством достижения этой цели, действие становится более интересным и привлекательным, потому что значительной представляется конечная цель, ради которой оно выполняется» Но добровольность в учении — не единственная отличительная черта взрослого учащегося. Еще одна — возраст. Влияет ли возраст на обучаемость человека? В двадцатые годы нашего века считалось, что обучаемость взрослого значительно ниже, чем у детей. Однако исследования постепенно опровергли этот взгляд. Уже Э. Л. Трондайк показал, что кривая способности к учебе спадает очень медленно в период от 22 до 45 лет и для низшего интеллекта она спадает не быстрее, чем для высшего. Как правило, снижение обучаемости с возрастом связано не с интеллектом, а с общим состоянием здоровья и энергичности человека, уменьшением объективной и субъективной потребности в знаниях, снижением или полным отсутствием возможностей для применения своих знаний на практике. Эти причины, как видим, лежат вне сферы самих потенциальных возможностей человека к обучению. В наше время и практика, и исследования позволили сформулировать более обобщающий вывод: взрослый человек может мыслить, творить, учиться до глубокой старости. Психологические особенности взрослого человека тоже играют большую роль в его обучаемости. Ученые пришли к выводу, что взрослый с точки зрения динамики его психики по возрастным периодам вполне обучаем. Более существенное влияние на обучаемость взрослого оказывает не его психологическая специфичность, связанная с тем или иным возрастным периодом, а наличие перерыва в учении. «Длительное отсутствие обучения является… известным тормозом умственного развития», — замечают А. Н. Леонтьев и А. Р. Лурия. Обучение непосредственно связано с умственным развитием человека. Л. С. Выготский, говоря об обучении детей в этой книге, указывает, что при определенных условиях «один шаг в обучении может означать сто шагов в развитии». У взрослых соотношение, естественно, не такое, тем не менее, бесспорно, что и у них учение связано с развитием, интеллектуальным прогрессом. Ясно, что прекращение, перерыв в учении (в каких бы формах оно не протекало — целенаправленное организованное обучение или самообразование, самостоятельная работа с книгой) ведут к приостановке интеллектуального развития. Чем дольше был перерыв перед вхождением в новую фазу обучения, тем труднее дается это вхождение в позабытый вид деятельности. Опыт — как учебной деятельности, так и жизненный, профессиональный — тоже влияет на характер и темп обучаемости взрослого. У взрослого он весьма многогранен. Его характеризует, например, экономическая независимость, семейное положение, активное участие в общественной жизни. Выполнение этих функций требует решения целого ряда задач. Долгое время в педагогике на периоде становления андрагогики господствовало априорное мнение, что опыт взрослого способствует его обучаемости. Но это не всегда так. Определенный порядок следования одних раздражителей за другими, говорят психологи, формирует у человека определенный динамичный стереотип, то есть целостное поведение по отношению к системе сигналов внешней среды. При новых раздражителях — а вступление в фазу обучения после перерыва в учении можно рассматривать как этот новый порядок раздражителей — ранее сложившийся стереотип вступает в противоречие, тормозит действия новых раздражителей. Как видим, предшествующий опыт и связанный с ним динамичный стереотип поведения могут выступать и препятствием для вхождения взрослого в новую фазу жизнедеятельности. Но это препятствие ни в коей мере не является непреодолимым, оно лишь затрудняет, усложняет вступление взрослого в учение. При нормальной высшей нервной деятельности, пишет Б. Г. Ананьев, «побеждают, однако, требования объективной действительности, определяющие необходимость новых ассоциаций ощущений и более сложных психических явлений». Учению, полагает В. Ниггеманн, «всегда сопутствуют изменения в оценках, чувствах, мышлении, действиях». Выявляя специфические особенности характера взрослых учащихся, замечают Е. Тонконогая и Ж. Витлин, следует отметить типичную черту — повышенную стеснительность, иногда и нервозность взрослого в тех ситуациях, где проявляется его необразованность либо грубые ошибки в ответах. На эту же черту указывает и В. Ниггеманн, считая, что взрослые проявляют «робость, неуверенность, осторожность при необходимости дать быстрый ответ». Здесь мы подходим к еще одной специфике взрослого, к его повышенной чувствительности (по сравнению со школьником) к фактору времени в обучении. Зависимость содержания и направленности восприятия от опыта человека, его интересов, отношений к жизни, установок, богатства знаний называется апперцепцией. Апперцептивное восприятие у взрослого выше, чем у ребенка. При восприятии нового учебного материала взрослый сопоставляет его с уже имеющимися знаниями и потребностями своей практической деятельности, при этом происходит анализ нового — насколько оно нужно и полезно для него, для его социально-профессиональной деятельности. Поэтому в оценке учебной информации взрослые учащиеся отличаются большей «критичностью и самостоятельностью, особенно в знакомых им сферах знаний». Апперцептивная оценка всего нового может, разумеется, дать осечку, информация покажется в момент ее получения неважной, ненужной и не будет воспринята, а где-то потом ее необходимость проявится, но будет уже поздно. Тем не нее в обучении взрослого феномен апперцепции существенен, и его необходимо учитывать, а в реальном обучении этот учет сводится к правильному пониманию фактора времени. Время усвоения учебного материала зависит не только от критического анализа, свойственного взрослому учащемуся, но и от его психофизиологических особенностей, наличия (или отсутствия) предшествующего опыта учения и т. д. Кроме того, существует правило, что с увеличением возраста возрастает количество времени, необходимое на усвоение и воспроизведение учебного материала. Если скорость доведения информации, темп ее подачи, отраженные в интенсивности расписания, и плотность ее на занятиях, не соответствуют скорости усвоения, то информация не усваивается и своевременно не обрабатывается. В средней школе фактор времени не столь существенен, поскольку путем опроса, повторения, закрепления скорость усвоения подгоняется. В высшей школе фактор времени более значим: накопление к экзаменационной сессии непонятого материала вызывает у студентов аврал. В неформальном образовании взрослых роль фактора времени еще выше, объем неусвоенного материала имеет тенденцию к нарастанию и отбивает охоту к учению. При утилитарном образовании, ориентированном на его последующее использование в практической деятельности, неусвоенный учебный материал ведет к снижению качества будущего специалиста, к его ущербности как профессионала. Таким образом, фактор времени в обучении взрослых обязательно надо учитывать преподавателю-андрагогу. В помощь преподавателю-андрагогу мы приводим детально разработанное американским ученым Р. Оксфордом сопоставление отношения взрослых и детей к самому процессу обучения. Эта таблица весьма поучительна, показывает, насколько работа андрагога отличается от работы педагога, обучающего детей.

Взрослый учащийся

Учащиеся дети, молодежь

Тяготеет прежде всего к специфическим проблемам.

Тяготеет к общим проблемам.

Обучение ориентировано на того, кто учится, на человеческое существо, на его жизненные потребности, сегодняшнюю его практическую деятельность.

Обучение ориентировано на усвоение опыта предыдущих поколений, на книги, их содержание. на накопление уже усвоенных предыдущими поколениями знаний и умений.

Программа обучения строится в зависимости от потребностей и интересов того, кто учится.

Обучение строится на подчинении заранее определенной программы.

Учится на основе собственного опыта, сопоставляет его с новой информацией и обогащает свой опыт за счет ее.

Обогащение опыта происходит за счет усвоения опыта других.

Усваивает то, что ему необходимо практически использовать.

Усваивает то, что слышит на занятиях, о чем читает

Основное внимание акцентируется на повышение своей профессиональной квалификации, своего гражданского самосознания и статуса, на улучшение условий труда и социального функционирования, на удовлетворение своих интересов (как воспитателя собственных детей, любителя спорта, природы, техники, садоводства и т. п.), на возможность более полноценной организации досуга и т. д.

Основное внимание акцентируется на успешности учения, на оценках, на готовности сдавать зачеты, экзамены.

С особым интересом изучает то, что тесно связано с действительностью, его настоящей жизнью и ближайшими перспективами.

Школьные знания опираются на прошлое и, как правило, к моменту, когда их надо будет использовать, в значительной степени устаревают, а осознание этого явления снижает интерес к учению.

Особое внимание и углубленное исследование вызывают те области учебного материала, которые его интересуют, в этих областях может расширить свои исследования за пределы предлагаемого ему учебного материала.

Внимание ограничено теми областями знаний, которые определены программой и учителем.

Преподаватель выступает для взрослого советником и гидом в области новой информации, он подбадривает и тактично вносит исправления, указывает и предлагает новые источники информации для самостоятельного усвоения.

Преподаватель сам является источником новой информации, он ее распространяет и регулирует ее познание.

Преподаватель дает такой объем знаний, который является потребным и усвояемым учащимся, сопоставляет этот объем с возможностями, потребностями обучаемого.

Преподаватель дает заранее определенный программой объем знаний.

Наивысшим авторитетом является собственный опыт, через призму которого оцениваются преподаватель и книги, новая информация.

Априорным авторитетом в обучении выступают учителя и книги.

Не ориентирован на оценки, они играют второстепенную роль, главное внимание направлено на полезность учения.

Ориентирован на оценки, главное внимание направлено на достижение хороших оценок.

Учебная программа в процессе обучения может сокращаться, расширяться, изменяться, в зависимости от объективных (например, поступление новой информации извне) и субъективных (изменение потребностей, интересов, возможностей слушателей) причин.

Учебная программа в процессе обучения не меняется.

Учебная программа выбирается при сочетании потребностей учащихся, возможностей учебного заведения и социально-экономических задач обучения данного профиля.

Учебная программа задается органом управления образования и реализуется в этих рамках учителем.

Обучается с намерением немедленного использования полученных знаний в своей деятельности.

Использование накопленного в обучении багажа знаний предполагается в будущем.

Эффективность учения и усвоения учебной информации повышается путем сочетания вертикального ее потока (от преподавателя к учащемуся) с горизонтальным (широкий обмен мнениями в дискуссиях с другими учащимися).

Основной поток учебной информации протекает по вертикальному направлению

Обратная связь реализуется развитием учебной активности на занятиях.

Обратная связь реализуется путем следящего (опрос, оценки) или этапного (контрольные, зачеты, экзамены) контроля.

Учебная активность в обучении развивается в социально-преобразующую.

Учебная активность выступает как самоцель обучения.

Заключение

Весь жизненный путь человека формируется и развивается в процессе непрерывного становления и разрешения разнообразных по своей природе и по своему значению противоречий, которые лежат в основе внутренних конфликтов личности на том или ином этапе жизни или в той или иной конкретной жизненной ситуации. В состоянии внутреннего конфликта человек испытывает проблемную напряженность всего своего поведения. Эта напряженность возникает не сразу, а постепенно, накапливаясь. Относительное социально-психологическое равновесие в какой-то момент нарушается, что приводит к затруднениям, осложнениям в основных видах деятельности (взрослый проецирует психологический дискомфорт на производственные дела, общение с коллегами, друзьями, друг с другом). Далее — по нарастающей: происходит как бы разрыв жизни (человек не может выполнять свои жизненные функции, пока не разрешит противоречие). И это уже — жизненный кризис, при котором социально-психологическое противоречие обостряется до предела, до той последней границы, которая определяет в данный момент внутриличностные резервы социальной адаптивной энергии. И сегодня совсем не редкость, когда взрослый человек в середине своего жизненного пути (35−40 лет) мучительно пытается найти ответ на вопрос: как жить дальше? Для чего жить дальше? Перед взрослым стоит ряд существенных задач по его самоактуализации: стать лучшим родителем для своих детей, достичь профессиональных высот, проявить себя в общественной жизни, быть преданным другом, быть интересным для окружающих, в общении и т. д. Все это рождает потребность в постоянной кропотливой работе над собой, над изжитием личных недостатков в характере, потребность самосовершенствования.

В проблеме добровольного включения взрослого в учение мы сталкиваемся с двусторонним процессом: с одной стороны, у взрослого возникают внутренние побуждения к получению образования, с другой стороны, они либо затухают, либо развиваются в зависимости от специфических особенностей организации этого образования и степени удовлетворения этим образованием самого обучаемого.

Но все-таки хочется отметить, что кризис взрослости (как и другие возрастные кризисы) несет в себе положительное начало, так как способствует самопознанию, саморазвитию, самосовершенствованию, качественным новообразованиям в психике. А вот каким будет это переживание кризиса, приведет оно к депрессии, застою или к созиданию, будет зависеть от конкретных условий его протекания, непосредственно от данного человека

Литература

Степанова Е. И. Психология взрослых: экспериментальная акмеология. — СПб.: Алетейя, 2000.

Толстых А. В. Возрасты жизни. — М., 1988.

Торндайк Э. и др. Психология обучения взрослых. — М. -Л., 1931.

4. «Обучение в вечерней школе». -М., 1976.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой