Психологические факторы повышения эффективности трудовой деятельности персонала

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

мотивация стимулирование управленческий

Организационное поведение не может базироваться только на исследовании влияния личности и групповой динамики на процесс управления. Несмотря на важность проблем, возникающих при рассмотрении таких явлений, как лидерство и власть, организация должна определить, как, каким способом она может добиться репродуцирования необходимого организационного поведения.

Личность в психологическом аспекте представляет собой довольно динамичное и пластичное образование. Находясь в постоянном движении, сознательно и неосознанно маскируя, изменяя, обогащая, компенсируя, взаимоизменяя, перестраивая, дополняя свои внутренние качества, личность делает проблемы фиксации стабильных, устойчивых социально-психологических проявлений довольно призрачными и эфемерными. В результате стабильность, устойчивость сочетаются в психологической организации личности с удивительной гибкостью, непрерывным обогащением сферы ее потенций, с огромными компенсаторными резервами, с возможностями перестройки, взаимозаменяемости, взаимодополнения ее образующих. Подобная сложность обусловлена тем, что основным способом бытия личности является развитие, которое выражает основную потребность человека как универсального родового существа — постоянно выходить за свои пределы, достигать возможной полноты воплощения в индивидуальной форме своей родовой сущности.

В реальной жизни грань между профессиональной и непрофессиональной деятельностью человека провести достаточно сложно.

Вопросы определения профессионализма в деятельности человека, становление человека в профессии и отслеживание профессионального роста давно стали предметом исследований в психологии, педагогике физиологии.

Под профессионализмом следует понимать совокупность психофизиологических, психических и личностных изменений, происходящих в человеке в процессе овладения и длительного выполнения деятельности, обеспечивающих качественно новый, более эффективный уровень решения сложных профессиональных задач в особых условиях.

Профессиональное развитие связано с тем, что накопленный профессиональный опыт, достигнутые высокие результаты труда позволяют по-новому, творчески решать производственные задачи, проявлять свой индивидуальный подчерк, находить неординарные решения в любой сфере деятельности.

Актуальность и недостаточная разработанность исследований данной проблемы определили выбор темы исследования: «Психологические факторы повышения эффективности трудовой деятельности персонала».

Объектом нашего исследования — трудовая деятельность

Предмет нашего исследования — психологические факторы повышения эффективности трудовой деятельности персонала

Цель исследования — охарактеризовать психологические факторы повышения эффективности трудовой деятельности персонала

Задачи исследования:

1. Проанализировать литературу по теме исследования.

2. Дать характеристику основным понятиям работы

3. Охарактеризовать психологические факторы повышения эффективности трудовой деятельности персонала.

1. Теоретические основы трудовой деятельности

1. 1 Личность как субъект профессиональной деятельности

В процессе деятельности человек действует не на абстрактной схеме, а в разнообразных общественно необходимых формах решает общественно необходимые задачи, направляет свою активность на поиски оптимальных путей решения этих задач. Рассматривая деятельность как общественно необходимую, то есть общественно организованную, социально регулируемую, нормируемую и т. д., необходимо выяснить, как личность (группа, коллектив и т. д.) становится ее субъектом [3]. Требования деятельности, ее характеристики условия — временные, пространственные, технические и т. д. — не по отдельности соотносятся с тем или иными психическими качествами личности (как это долго пытались делать в инженерной психологии), а опосредованно, через личность, которая придает им целостность. Человек стремится к оптимальному согласованию внешних и внутренних условий своей деятельности, разных уровней своей активности — начиная от психической и кончая социально-психологической. Показателем оптимальности является продуктивность деятельности: при оптимальном согласовании происходит возрастание, умножение психической и личностной активности. Продуктивность труда создается за счет организации деятельности человеком. Одновременно продуктивность способствует развитию и совершенствованию самой личности, обуславливает ее переход на качественно новый уровень деятельности [2].

В процессе общественной жизни осуществляются передача опыта, организация деятельности и постоянное социальная регуляция деятельности индивида (в виде норм, условий, временных режимов и т. д.). Общественная регуляция деятельности не исключает ее индивидуальную регуляцию человеком, саморегуляцию. Оптимальное сочетание общественной и индивидуальной регуляции зависит от того, в какой мере личность становится подлинным субъектом деятельности. Общество переделяет формы деятельности и свои требования к деятельности индивида, а личность вырабатывает свои, то есть индивидуальные, формы активности и связывает все это в деятельности. Зависимость личности от общественных отношений опосредуется ее позицией в этих отношениях и характером ее активности, особенность которой в свою очередь определяется ее жизненным путем. Личностная активность проявляется в становлении человека субъектом деятельности, когда у него возникает собственная отношение к деятельности, создается свой «стиль» ее осуществления [7].

Из предметов, средств, условий и т. д. личность как субъект де6ятельности формирует целостный контур деятельности, то есть эта целостность создается ею из производственных, социальных, экономических элементов и т. д. При этом человек сочетает объективные требования и собственные интересы, цели. Опыт, мотивы, способности, свое состояние активности. Мера соответствия задач возможностям субъекта (трудность, пропорциональность, своевременность и т. д.) выступает критерием качества осуществления деятельности. Ценность деятельности для личности связана, прежде всего, с возможностью самовыражения, применения своих способностей, с возможностью творчества [4].

Реально не любая личность самовыражается в деятельности, не любая деятельность отвечает притязаниям личностям. Ценность деятельности для личности строится и определяется на пересечении многих составляющих — и общественной престижности данной деятельности, и возможности самовыражения в ней и т. д. так конкретно формируется личностная мотивация деятельности.

Ценность деятельности для личности изменяется на протяжении жизни в зависимости от того, несколько с течением времени человек считает, что он уже реализовал себя в профессии, доволен своей позицией в ней, достигнутыми результатами. Для субъекта деятельности характерна такая вовлеченность в деятельность, такая ответственность, которые даже при возрастании трудностей не дают ему возможности изменить свое отношение к делу. Возникающие в процессе деятельности трудности предстают пред личностью как перспектива возможности их разрешения своими силами[4].

Становление личности субъектом деятельности происходит не только в процессе овладения ею общественно-историческими формами деятельности, не только в ее осуществлении на общественно необходимом нормативном уровне, но и в организации деятельности и своей активности. Организация личностью своей активности сводится к ее мобилизации, согласованию с требованиями деятельности, сопряжению с активностью других людей. Эти моменты составляют важнейшую характеристику личности как субъекта деятельности. Они выявляют личностный способ регуляции деятельности, психологические качества, необходимые для ее осуществления [6].

Личность как субъект деятельности может приспосабливать свои индивидуальные особенности, способности к конкретным задачам деятельности. Способность непротиворечиво соединять все уровни регуляции деятельности есть способность саморегуляции. В зависимости от способа связи психических и личностных уровней деятельности она приобретает оптимальный или неоптимальный характер. В последнем случае возникают вторичные психические и личностные образования — усталость, скука, перенапряженность и т. д. [17]

Способ связи индивидуальных психических особенностей носит или оптимальный, или неоптимальный для данной личности характер, ее активность может находиться как на минимальном, так и на максимальном уровне. В процессе осуществления деятельности она может умножаться, возрастать, а может и истощаться, подавляться.

Сама активность личности в деятельности выступает в разных конкретных формах: работоспособности человека, дееспособности, трудоспособности и конкретных индивидуальных способностей личностей. Уровень активность, ее длительность, устойчивость и т. п. зависят от согласованности и оптимальности сочетаний разных компонентов, так и от способа, с помощью которого личность как субъект включается в решение задач деятельности, от позиции которую она занимает в этой деятельности [16]. Включение в деятельность требует от субъекта расчета сил на весь период деятельности, особенно на непредвиденные трудности, неожиданности и т. д. Выбор принципа действия или принятие того или иного решения есть своеобразное самоопределение субъекта, которое меняет соотношение предыдущих и последующих этапы деятельности и определяет их психологический характер. переломный момент перехода от периода адаптации деятельности к периоду стабилизации индивидуально варьируется. Посредством саморегуляции личность поддерживает стабильный уровень активности независимо от изменчивости психических состояний на том или ином этапе [8].

В зависимости от опыта субъект обладает большей или меньшей способностью прогнозировать наступление событий. В свою очередь такой прогноз преобразует его внутреннее состояние. Именно системный характер саморегуляции позволяет понять источник мобилизации субъектом своих сил и резервов, а не только источник компенсации недостатков.

Очевидно, что мотивированная деятельность, т. е. представляющая интерес для субъекта, порождает положительные эмоции, вызывает чувство удовлетворения. Деятельность человека, обладающего способностями, также порождает дополнительную мотивацию к творчеству, мотивацию самовыражения [4]. Личности как субъекту деятельности свойственны и такие индивидуальные способности, как способность к организации времени, способность программировать будущую деятельность, устанавливать оптимальные для себя режимы активности и пассивности, определять ритмы деятельности. Субъект прогнозирует свою деятельность, соподчиняя и устанавливая последовательность трудовых операций. Программирование позволяет личности, во-первых, типичным и удобным с точки зрения ее психологических возможностей образом связывать последовательность задач именно по характеру активности, требуемой в начале, в кульминационный момент и в конце деятельности. Во-вторых, позволяет определить точно момент и форму максимального напряжения активности, уплотнять, перераспределять субъектное время, что приводит к его экономии [4].

Непрерывность деятельности поддерживается постоянно происходящим в ней обновлением и разнообразием. Личность и деятельность, как бы «переливаясь» последовательно друг в друга в процессе активности, взаимно обновляются и побуждаются к дальнейшему развитию.

Формирование отношения к труду происходит в процессе профессионального становления личности, развития ее профессионального мастерства, интереса. Профессиональное совершенствование личности, рост ее мастерства ведут к развитию ее творческого, инициативного отношения к труду.

1. 2 Этапы становления и динамика развития профессионального роста

Говорить о проблемах личностного и профессионального развития человека — задача необычайно сложная. Она предполагает не меньше, чем изображение картины всей душевной жизни: от появления мыслей о том, кем я стану, когда буду взрослым, до момента, когда человек прекращает всякую трудовую деятельность, перестает быть личностью. Действительно, может показаться, что такой период является очень большим временным отрезком. С научной точки зрения такой подход неоправданно широк: в психологии период взрослости или зрелости обычно разбивается на два (по Б.Г. Ананьеву) или на четыре этапа (по Д.Б. Бромлей) [4].

Попытка рассмотрения личностно-профессионального развития в целом вызвана, с одной стороны, тем, что возрастные категории в большей степени обозначают не столько возраст человека, сколько его общественное положение, социальный статус. С другой стороны, в психологии накоплен немалый материал, который позволяет проследить и оценить основные этапы становления личности профессионала, подверженные в течение жизни множеству воздействующих факторов, из которых важными являются три. Первый — биологический фактор. Он включает в себя законы биологического созревания и старения. Второй — фактор социальной среды, объединяющий все виды социальных воздействий: как влияние друзей и родственников, так и все государственное устройство. Третий фактор — фактор внутриличностной активности человека, определяемый уровнем его притязаний, самооценкой, образом «Я» личности и т. д. [35]

Взаимоотношения факторов между собой настолько тонкие и неуловимые, что пока еще нет удовлетворительной теории, объяснившей бы все законы человеческого развития. Можно вслед за Г. Томэ сказать, что процессы развития взрослого человека обнаруживают так же мало «неизбежности» и «необратимости», как и многие изменения в детстве и юности. Обычно исследуя динамику профессионального становления, опираются на фактор приобретения человеком опыта работы и выделяют пятилетние стажные группы: первая (1−5 лет); вторая (6−10 лет); третья (11−15 лет); четвертая (16−20 лет); пятая (21−25 лет) и так далее.

Не менее популярно рассмотрение десятилетних возрастных периодов. Это объясняется удобством рассмотрения происходящих существенных личностных и профессиональных изменений, которые не привязывают к определенному возрасту, а связывают с определенными этапами жизненного пути. Определенные этапы развития заканчиваются кризисами профессионального становления личности и сопровождаются перестройкой смысловых структур профессионального сознания, переориентацией на новые цели, изменением взаимоотношений с окружающими. Кризис ведет к дальнейшему профессиональному и личностному росту с использованием новых средств или к остановке развития, а может быть и к регрессу. Для каждого возраста исследователи выделяют разные по срокам и по своей сути жизненные кризисы.

Представители другой крайней точки зрения считают, что выбор профессии, впрочем, как и особенности психики человека, целиком зависит от качества воспитания и обучения [36].

Из всего сказанного становится ясно, что неблагоприятные условия для развития способностей могут быть различными. В одних случаях при высокой спонтанной активности ребенка это может быть нехватка соответствующих впечатлений — обедненная внешняя среда. В других — при неблагоприятных условиях воспитания, например при частых придирках, неблагоприятной семейной атмосфере, энергия ребенка может тратиться на переживания и как бы «откачиваться» от развивающихся способностей. Наконец в третьих — неправильное обращение со стремлениями и мотивацией, например, излишнее принуждение, может погасить активность ребенка и «засушить» способность.

Таким образом, изучение способностей и условий их развития должно происходить комплексно на трех уровнях: психофизиологическом, психологическом и социально — психологическом. Ограничение изучением психологических параметров только одного уровня без учета других, в том числе природных предпосылок способностей, чревато серьезными последствиями как для отдельного человека, так и для общества в целом, поскольку хорошо известны последствия ошибок в выборе жизненного пути.

Однако жизненные наблюдения и исследования свидетельствуют, что нельзя полностью отрицать природные предпосылки способностей. Не признавая врожденности способностей, психология не отрицает врожденность особенностей, строения мозга, которые могут оказаться условиями успешного освоения определенной профессии [27].

Значение задатков для различных профессий неодинаково. Так, оно отчетливо обнаруживается в музыкальных профессиях, существенной предпосылкой которых является тонкий слух. Именно в строении периферического (слухового) и центрального нервного аппарата заключается задатки для развития музыкальных способностей, предпосылки их развития. Сами же музыкальные способности в подлинном смысле слова — это свойства и данные, необходимые для музыкальной деятельности. Строение мозга не предусматривает, какие профессии, специальности, связанные с музыкальным слухом, сложатся в человеческом обществе, какую область деятельности изберет для себя человек и какие возможности представятся ему для развития имеющихся у него задатков. Насколько «оформится» задаток, как он сформируется, зависит от условий индивидуального развития. По его результатам, т. е. по имеющейся в данный момент наличной способности, нельзя сказать, каков был «вклад» задатка. Нет пока у ученых и способов определения меры участия генов в развитии способностей.

Задатки неопределенны к конкретной профессии, они многозначны. На базе одних и тех же задатков человек может достичь успехов в разных профессиях, так как способности развиваются в зависимости от требований, предъявляемых деятельностью. Таким образом, задатки в какой — то мере избирательны, неодинаковы по отношению к разным профессиям.

Прохождение отдельных этапов освоения профессии будет зависеть от уровня способностей человека. Одни входят в профессию быстро, перескакивая отдельные этапы, другие могут подолгу застревать на них и с трудом переходить дальше.

Мастерство, т. е. совершенство в конкретном виде деятельности, требует большого и напряженного труда. Мастерство в большей степени связано с репродуктивной или исполнительной, производительной деятельности. Недаром в некоторых случаях не различают понятия «мастер» и «ремесленник». Отсюда не следует, что мастерство раскрывается в соответствующей сумме готовых умений и навыков.

Уровень мастерства — не застывшая, неизменная структура. В процессе деятельности изменяется, развивается структура способностей человека, формируется его личность, позволяя переходить с одного уровня умений на другой. Как известно, даже очень одаренные люди начинали с подражания, а затем по мере приобретения опыта начинали проявлять творчество [36; 214].

Талант — определенное сочетание способностей, их совокупность. Отдельная, изолированная способность, даже если она очень развита, не может быть названа талантом. Подтверждением могут служить люди, имеющие феноменальную память.

Первая фаза профессионального становления начинается в 19 — 20 лет, когда молодые люди входят в свой первый трудовой коллектив после школы, среднего профессионального училища, армии или впервые попадают на практику в институте. Именно тогда они имеют возможность ощутить, насколько реально совпадают их мечты при выборе профессии с реальной деятельностью. И очень важно, чтобы молодой человек смог распознать, понять новый, непривычный для него образ жизни и сумел вписаться в него. Как правило, трудности взросления и вхождения в самостоятельную профессиональную жизнь ведут к тому, что юношеский романтизм постепенно разрушается, ощущается низкая удовлетворенность собой, продолжается поиск смысла жизни [23].

Е.А. Климов называет данный период адаптацией, или привыканием молодого специалиста к работе, а людей, находящихся в состоянии адаптации, — адаптантами. Действительно, как бы хорошо ни готовили профессионала в учебном заведении, будь то ПТУ на производстве, «учебка» в армии или университет в науке, в реальности все оказывается не совсем так.

Надо сказать, что начало профессиональной жизни сопровождается стремлением к освоению окружающего пространства и проявляется во всех сферах жизнедеятельности. Найти партнера для жизни, обставить собственную квартиру, начать первую фазу профессиональной жизни — этапы, явно спроецированные вовне внутренней психической структуры. Важнейшими задачами становится основание жизненного сообщества и начало профессиональной карьеры. Если данные этапы замедляются внешними обстоятельствами, то внутренне они ощущаются как недостаток, от которого нужно по возможности избавиться. В реальности отступления ведут к тому, что психологи считают третье десятилетие жизни конфликтным возрастом. Надо отметить, что некоторые черты профессиональной личности складываются уже в период обучения. Так, в исследовании особенностей формирования первого впечатления о человеке у студентов Л. К. Кораблиной было показано, что у студентов — физиков в описании преобладает тенденция к отражению внутреннего мира, большая объективность и точность, чем у студентов — журналистов, которые чаще дают психологическую интерпретацию внешности, включают в описание эмоциональные и эстетические оценки. В. А. Мараев и Г. П. Холопова выяснили, что изменения происходят и с памятью студентов.

Движение по профессиональной лестнице зависит от того, насколько молодой специалист сохранил способность к восприятию нового, какова его информационная культура. Психологические исследования показывают отсутствие прямой зависимости между стажем профессиональной деятельности и ее эффективностью. Особенно ярко она заметна в педагогической профессии. Так, В. Н. Никитенко, использовав автобиографический метод, выявил противоречие в динамике развития теоретической и практической подготовки учителей на разных этапах профессионального становления. Оказалось, что абсолютное большинство проявили осознанный интерес к профессии учителя в периоды 7, 11 — 12, 14 — 15 лет, поступили в педагогические вузы в 17 — 18 лет и окончили их в 21 — 23 года, а интерес к педагогическим и психологическим знаниям у большинства из них стал проявляться лишь в 25 — 32 года. [35]. Профессиональная деятельность насыщается личностными проявлениями и перерастает уровень формально осуществляемого ремесла. Основным гарантом предотвращения бездушности, узости мышления, нарушения социальных норм является развивающаяся личность специалиста, его профессиональная культура [38].

Определенное влияние на профессиональное развитие личности начинает оказывать и сама деятельность. Известный краснодарский психолог О. Г. Кукосян считает, что любая деятельность, любая специальность предъявляет к личности человека определенные требования, накладывают печать на весь облик работника. Особенности профессиональной деятельности ставят перед человеком, выполняющим ее, одни и те же повторяющиеся задачи. Их ежедневное решение и выполнение на протяжении длительного периода времени формируют у человека не только профессиональные знания, умения и навыки, но и профессиональные привычки, определенный склад мышления, формирует профессиональные особенности личности.

Овладение профессией ведет к формированию профессионального самосознания, что предполагает сознание своей принадлежности к определенной профессиональной общности; изменение отношения к себе как профессионалу; изменение внутренних, субъективных эталонов профессионализма; изменение критериев выбора профессии; знание о своих сильных и слабых сторонах, путях совершенствования, вероятных зонах успехов и неудач. Как считают Г. М. Метельницкий и О. М. Чикова, становление профессионального самосознания идет следующим путем: от парциальных, неопределенных представлений о своей личности, ограниченного знания недостатков и преувеличения числа достоинств собственной профессиональной деятельности, неспособности предвидеть трудности и достижения в своей работе до критической и адекватной оценки многообразия сторон собственной личности и деятельности, интересов, знаний и умений — признаков рефлексии, типичных для настоящих мастеров своего дела. Систематическое занятие определенным видом труда обеспечивает специализацию определенных психических функций.

Как считают Р. Гаулд, Д. Левинсон и Д. Вейлант, от 29 до 32 лет наступает «переходный» период. Таковым его считают из-за того, что в течение него возникают новые внутренние противоречия: первые жизненные успехи и ожидания сменяются серыми буднями и в результате происходит снижение чувства осмысленности и полноты бытия. Мы часто не можем понять, что происходит, что нам нужно, что нравится. Перед лицом дальнейшего выбора жизненных целей и путей молодые люди нередко испытывают растерянность, неуверенность и в то же время жажду великих дел. «Застой» в профессиональном развитии вызывает потребность подвести промежуточные итоги, пересмотреть ценности, а может быть, даже расписаться в несостоятельности своих планов, привести к мыслям о смене сферы деятельности. В результате мы окончательно убеждаемся в своей непригодности к избранной специальности.

Большая часть профессий не предъявляет абсолютных требований к человеку. Отсюда, как считает К. М. Гуревич, формирование профессиональной пригодности к подобным профессиям совпадает с выработкой индивидуального стиля деятельности. В то же время нельзя их отождествлять. Индивидуальный стиль — это признак личности, не ограниченный определенными ситуациями. Один и тот же стиль может быть у человека в разных видах деятельности, а профессиональная пригодность — совокупность личностных свойств и качеств, которыми необходимо обладать человеку для успешного выполнения профессиональных обязанностей. Пригодность может проявляться в разных стилях [29].

Около 30 лет стихия чувств утихает, наступает реальное видение жизни. Как отмечают Джонс Мак Фарлей, юноши, в 14 — 16 лет отказывавшиеся учиться в школе, а некоторые из них совершавшие предосудительные поступки, в 30 лет оказывались вполне собранными, компетентными и творчески направленными молодыми мужчинами. Тридцать лет — время первого взгляда назад. Вот здесь и возникает отчетливое чувство, что человек простился с юностью и вступает в фазу твердых жизненных позиций, когда появляются совершенно другие задачи и подводится итог первого этапа жизни: «юность миновала, начинается серьезная жизнь» [41].

2. Теоретические основы повышения эффективности трудовой деятельности

2. 1 Мотивация как фактор повышения эффективности трудовой деятельности

Понятие мотивации трактуется в литературе по-разному. Нет единства в употреблении самих понятий «мотивация» и «стимулирование». На наш взгляд, целесообразно исходить из следующих определений.

Мотивация -- это совокупность факторов, механизмов и процессов, обеспечивающих возникновение побуждения к достижению необходимых для индивида целей.

Мотив (фр. motif -- побуждение) -- побуждение к активной деятельности личности, социальной группы, связанной со стремлением удовлетворить их определенные потребности.

Потребности -- это нужда в чем-либо объективно необходимом для поддержания жизнедеятельности и развития личности, социальной группы, внутренний побудитель активности. Потребности вызывают особое состояние психики личности, ощущаемое или осознаваемое им как «напряжение», «неудовлетворенность», отражение несоответствия между внутренним состоянием и внешними условиями его деятельности, проявляющиеся во влечениях и мотивах. Потребности стимулируют поведение, которое осознается работниками. В этом случае они принимают конкретную форму интереса к тем или иным видам деятельности, объектам или предметам.

Интерес (лат. interest -- имеет значение) -- это конкретное выражение осознанных потребностей.

Мотивационный процесс начинается с физиологической или психологической потребности, которая активизирует поведение или создает побуждение (мотив), направленное на достижение определенной цели или вознаграждения (неудовлетворенная потребность). Все это сводится к более лаконичному определению: потребность -- это внутренний побудитель активности. Общего мнения, как классифицировать мотивы человека, нет, но существует следующая их классификация:

1. Первичные мотивы. Первичные мотивы являются врожденными и имеют физиологическое происхождение, поэтому их называют:

«первичные», «физиологические», «биологические», «врожденные». Использование термина «первичный» не означает, что эта группа мотивов имеет некоторое превосходство над другими (общими и вторичными) мотивами. Однако, хотя в некоторых теориях мотивации признается приоритет первичных мотивов, существует множество ситуаций, когда общие и вторичные мотивы доминируют над первичными.

К категории первичных относятся мотивы, отвечающие двум условиям: быть врожденными и обусловливаться физиологией. Исходя из этого самыми обычными из первичных мотивов являются голод, жажда, сон, стремление избежать боли, секс и материнский инстинкт. Поскольку с точки зрения физиологии все люди одинаковы, они, естественно, будут иметь одни и те же первичные потребности.

2. Общие мотивы. При классификации общие мотивы не всегда выделяются в отдельную категорию. Однако она бывает необходима, так как существуют мотивы, находящиеся между первичными и вторичными мотивами. Это врожденные, но не обусловленные физиологией мотивы. В то время как первичные мотивы стремятся снизить напряжение, общие мотивы побуждают человека к усилению стимулирования, поэтому иногда их называют стимулирующими. К ним относят такие мотивы, как любопытство, желание манипулировать, привязанность и т. д.

Понимание общих мотивов очень важно для объяснения поведения человека, особенно его организационного поведения, поэтому в сфере деятельности работника общие мотивы имеют большее значение, чем первичные мотивы.

3. Вторичные мотивы. По мере того как человеческое общество развивается экономически и становится более сложным, первичные и в меньшей степени общие мотивы при мотивации поведения уступают приобретенным вторичным. Даже с учетом некоторых очевидных исключений, с которыми все еще приходится бороться, мотивы голода и жажды все же не являются доминирующими среди людей, живущих в экономически развитых странах.

Вторичные мотивы тесно связаны с концепциями научения и подкрепления, когда подкрепление рассматривается как элемент, служащий для повышения мотивации к повторению поведения.

Модель мотивационного процесса можно представить в виде определенного цикла (рис. 4. 1).

Потребности являются «стартером» определенного поведения индивида. Конкретно это выражается в том, что при наличии определенных потребностей («нехватки» чего-либо) индивид становится более восприимчив к попыткам руководства мотивировать его.

В конце мотивационного процесса находится вознаграждение, определяемое как нечто, что позволяет удовлетворять потребность. Таким образом, достижение вознаграждения приведет к восстановлению физиологического и психологического баланса и уменьшит или совсем устранит побуждение.

Мотивационный процесс является целенаправленным. Цели, которые хочет достичь работник, рассматриваются руководителями в качестве стимулов, привлекающих данного индивида. Достижение намеченных целей выражается в удовлетворении потребностей путем действий и тем самым появляется целенаправленное поведение. По истечении определенного периода руководство оценивает такое поведение с помощью вознаграждения или наказания. Результаты такой оценки принимаются работником, и происходит переоценка «нехватки» в потребностях. Это в свою очередь способствует новому возобновлению процесса мотивации.

Одной из характеристик мотива является его сила. Она влияет не только на уровень активности человека, но и на успешность проявления этой активности, в частности -- на эффективность деятельности.

С силой мотива связана его устойчивость. Если она проявляется ситуативно, «здесь и сейчас», то говорят об упорстве, если устойчивость характеризует мотива-ционную установку, то говорят о настойчивости.

М. Уинтерботтом (М. R. Winterbottom, 1958) показал, что сильномотивированные дети проявляют большее упорство в выполнении задания, чем слабомотивированные; у взрослых эта зависимость выражена слабее (Дж. Аткинсон и Г. Литвин) или вообще отсутствует (Е. Френч и Ф. Томас). X. Хекхаузен (1986) показал, что сильномотивированные и мотивированные на успех склонны планировать свое будущее на большие промежутки времени.

Исторически изучение этого вопроса началось в первой четверти XX века в связи с исследованием влияния различной по силе стимуляции на уровень активности, силу эмоциональной реакции и эффективность научения. При этом под мотивацией понималось всякое стимулирующее воздействие на активность человека и животных, вплоть до введения фармакологических препаратов. Было выявлено, и прежде всего опытами Йеркса-и Додсона (1908) по различению двух яркостей, что чрезмерная стимуляция приводит к замедлению скорости научения. В эксперименте давалась задача, предполагавшая три уровня различения; предусматривались и три уровня стимуляции (мотивации): сильный, средний и слабый удары электрическим током как наказание за ошибку.

Результаты эксперимента показывают, что в каждом случае имеется оптимум силы тока (мотивации), при котором научение происходит быстрее всего. Важно также, что оптимум стимуляции зависит и от трудности задачи: чем она труднее, тем оптимум ближе к пороговой величине стимула. Следовательно, при сложной задаче нужна слабая мотивация, а при легкой -- сильная. Выявленные закономерности получили название закона Йеркса--Додсона, который приобрел широкую известность как за рубежом, так и среди отечественных психологов. Между тем, говоря об этом законе, необходимо сделать некоторые замечания. Начну с того, что по своей сути этот закон ничем не отличается от закона оптимума--пессимума, который сформулировал русский физиолог Н. Е. Введенский (1905) и распространял и на поведение человека. Так, он писал, что одним из условий плодотворности умственного труда является соблюдение закона оптимума, под которым он понимал «мерность» и ритм работы. Порывистость в работе, внезапное ее усиление оказываются неблагоприятными для производительности. Но это же правило справедливо и для высших видов нервно-психической и умственной деятельности.

Н.Е. Введенский понимал, и это особо следует подчеркнуть, что оптимум индивидуален для каждого человека: «По-видимому, разным людям присущ более или менее различный ритм работы. С этим приходится считаться в войсках на походе: когда переход длинен и труден, солдатам предоставляется идти вольным шагом, так что один может шагать чаще, другой -- реже, так как маршировка в ногу и строгое подчинение общему темпу движений утомляет отдельных индивидуумов скорее. Подобно тому, непривычное быстрое чтение быстро утомляет внимание слушателей и притом в различной степени, так что и для умственной работы следует допустить некоторый, более или менее определенный для каждого индивидуума, темп нормальной деятельности"(1952,с. 866).

Как видим, закономерности, полученные на нервно-мышечном аппарате, Н. Е. Введенский переносил на деятельность человека, понимая всеобщий характер открытых им закономерностей. Поэтому не очень справедливо утверждение М. Г. Ярошевского, что проблема мотивации совершенно не интересовала Н. Е. Введенского. Так, как мотивация понималась, а подчас понимается и сейчас (как стимуляция, как активация), работы Н. Е. Введенского имели к ней прямое отношение. Поэтому, говоря о законе Йеркса--Додсона, не следует забывать и о его законе оптимума--пессимума, несомненно, отражающем и связь силы мотива с эффективностью деятельности.

Далее, закон Йеркса--Додсона (впрочем, как и закон оптимума--пессимума), если учитывать экспериментальные данные, на основании которых он сформулирован, касается силы детерминации (стимуляции), силы внешних раздражителей, но не мотивации как внутреннего (психического) процесса и не силы мотива как внутреннего побудителя. И все же очевидно, что этот закон и закон оптимума--пессимума имеют отношение и к самостимуляции, и к силе возникающих желаний, а следовательно, и к мотивации и мотиву. Как отмечает Ж. Нюттен (1975), идея оптимума мотивации столь же стара, как и человеческая мысль, и моралисты всегда осуждали чрезмерные страсти, из-за которых человек терял контроль над собой. Поэтому психологи разных стран признавали, что интенсивная стимуляция отрицательно сказывается на нашей эффективности, на адаптации к задачам, которые непрерывно ставит перед нами среда.

В справедливости этих рассуждений сомневаться не приходится, однако проблема состоит в том, что экспериментального подтверждения их очень мало. Все эксперименты сводятся к тому, чтобы создать условия, при которых человек захотел бы сделать нечто быстрее, лучше, но какова была у него при этом сила мотива (потребности, стремления, желания) сказать нельзя, так как она не измеряема напрямую, о ней можно судить только косвенно. Мы лишь предполагаем, что при усилении стимуляции (как правило, внешней, но лучше было бы -- внутренней, исходящей от самого субъекта) увеличивается и сила мотива. В этом отношении и эксперименты Йеркса--Додсона не являются доказательством того, что речь в них идет о мотивах. Скорее всего, эффективность научения менялась в связи с различным уровнем тревоги, страха перед наказанием.

И все же прежде всего практика подтверждает, что оптимум мотивации и силы мотива существует.

2. 2 Стимулирование как фактор повышения эффективности трудовой деятельности

Стимулирование -- вид управленческой деятельности, направленной на управление трудовым поведением персонала организации для достижения ее целей посредством влияния на условия жизнедеятельности работника. В широком смысле слова стимулирование -- совокупность требований и соответствующая им система поощрений и наказаний.

В основе процесса стимулирования лежит стимул, т. е. побуждение к действию, причиной которого является интерес как форма реализации потребностей.

Стимул -- это побудительная сила, которая может выступать как «кнут», так и «пряник». Основой стимулирования является соотношение между действием и вознаграждением за это действие. Стимулы могут быть материальными и моральными.

Внешние стимулы могут усиливать или ослаблять силу мотива, причем чем рутиннее работа, тем в большей степени. И в зависимости от того, какую роль играют имеющиеся у человека мотивы (социально положительную или социально отрицательную), задача воспитания состоит в том, чтобы использовать мотивационный потенциал стимулов в нужном направлении (т. е. применять их или устранять).

Сила мотива зависит от многих факторов, что показал еще Н. Ах. Он выявил зависимость силы мотива от степени осознанности и ясности объекта мотивации, назвав ее законом специальной детерминации воли. На силе мотива сказывается закрепленность навыка, притягательность объекта воздействия. Ожидаемый результат, идеализированный объект усиливают мотив. Под влиянием сильной мотивации событие, которое является нежелательным, кажется менее вероятным, чем оно есть на самом деле. На силу мотива могут влиять похвала или порицание, соревнование с другими, задетое самолюбие, проблемность и загадочность стоящей перед человеком задачи, привлекательность объекта и т. п. Рассмотрим роль главных из этих факторов.

Вопрос о влиянии поощрения и наказания изучается психологами в основном в связи с проблемой обучения, где они рассматриваются как положительное и отрицательное подкрепления. Э. Торндайк (1935) выяснял влияние ободрения на повторение желательной реакции и неодобрения -- на торможение нежелательной реакции и пришел к выводу, что первое действует сильнее, нежели второе. Однако дальнейшие исследования этого вопроса за рубежом и у нас в стране выявили противоречивость получаемых результатов: одни авторы утверждали, что похвала является побудителем большей силы, чем порицание, другие же утверждали обратное, третьи доказывали действенность и похвалы и порицания. Сильные порицания и поощрения приводили к ослаблению волевого усилия.

На основании подобных данных Г. Томсони С. Канникатт сделали заключение, что как похвала, так и порицание могут быть неразумно использованы учителем начальной школы, если он не будет учитывать психологические особенности учащихся.

Между тем установлено, что порицание часто отрицательно влияет на лиц со слабой нервной системой. Похвала действует на них положительно, а на лиц с сильной нервной системой почти не оказывает стимулирующего действия. Публичная похвала очень хорошо оценивается людьми, в то время как публичное иронизирование вызывает самое отрицательное отношение. Что же касается выговора наедине, то больше половины людей реагируют на него позитивно.

Отрицательная оценка оказывает положительное (стимулирующее) влияние, если она полностью обоснована и дана тактично, с учетом ситуации и состояния человека, его индивидуальных особенностей. Характерно, что самые худшие результаты работы, по данным А. Г. Ковалева, обнаружились не у тех, кого порицали, а у тех, кого никак не оценивали. «Незамечаемые», т. е. никак не оцениваемые, люди начинали работать все хуже и хуже вследствие снижения силы мотива к выполняемой работе, так как считали, что она никому не нужна.

А.Г. Ковалев положительные и отрицательные оценки делит на глобальные, когда оценивается вся личность, и парциальные, частичные, связанные с какой-то конкретной деятельностью (конкретным заданием). Он считает, что глобальная оценка, как положительная, так и отрицательная, вредна. В первом случае она внушает чувство непогрешимости, что снижает самокритичность и мобилизационный потенциал личности (требовательность к себе), а во втором случае подрывает веру человека в себя, что приводит и к снижению силы мотива.

При парциальной положительной оценке человек сознает, что еще не все сделано, что успех не дает оснований для самоуспокоения; при отрицательной же парциальной оценке он не теряет уверенности в себе, не снижает мотивационный потенциал, понимает, что неудачу можно преодолеть, так как он имеет для этого достаточно возможностей.

А.Г. Ковалев отмечает, что люди предпочитают прямую оценку их деятельности, если она положительна. При этом чем значительнее успехи, тем больше человек ощущает потребность в прямой публичной оценке. И наоборот, при неудаче прямая оценка неприятна, а потому человек предпочитает косвенную, когда конкретно его не называют; в этом случае он стремится с большей активностью вести дело.

Естественно, оценка должна быть, как правило, адекватна действительным достижениям человека. Однако в ряде случаев для стимулирования активности старательного, но не очень способного или неуверенного в себе человека следует похвалить его и за небольшие и даже мнимые успехи.

Существенным моментом является регулярность и своевременность оценки результатов деятельности. С этой точки зрения учет успеваемости в вузах только на основании сдачи экзаменов в зимнюю и летнюю сессии нельзя признать удачным, исходя из стимуляции учебной активности студентов. Отсутствие, как в школе, постоянных опросов с отметками расслабляет студентов, не делает необходимыми регулярные самостоятельные занятия по учебникам и конспектам лекций.

В начале XX века роль денежного вознаграждения признавалась ведущей в стимуляции работающего, в связи с чем возникла концепция «экономического человека». Другие мотиваторы, усиливающие трудовую деятельность, либо вообще не признавались, либо их влияние считалось незначительным. Была введена «побудительная» система заработной платы: величина заработка возрастала в соответствии с ростом производительности труда. Однако, если материальное вознаграждение остается на одном и том же уровне, оно снижает со временем свой мотивационный потенциал; чтобы этот стимул сохранял свою эффективность, необходим рост величины вознаграждения. Оно более эффективно в том случае, когда выполняемая работа может измеряться количественно, и менее эффективно там, где результаты работы трудно выразить в точных показателях. Кроме того, имеет значение, как часто человек получает вознаграждение -- через короткие или длинные промежутки времени; во втором случае мотивационный потенциал вознаграждения снижается. Очевидно, неслучайно в царской России рабочим заработная плата выдавалась еженедельно.

Вообще отношение к деньгам у людей разное, отсюда и стимулирующее воздействие вознаграждения различно. П. Вернимонт и С. Фитцпатрик показали, что, наряду с положительным отношением к ним (деньги как мерило удачливости и благополучия, как социально приемлемый атрибут бытия, как консервативная коммерческая ценность), у ряда лиц наблюдается и отрицательное отношение (деньги как моральное зло, как объект презрения). По данным А. Фенэма, отношение к деньгам определяется полом, социальным окружением, экономическим статусом, личностными особенностями. По его же данным, женщины больше, чем мужчины, подвержены фантазиям и навязчивым идеям о деньгах, они больше верят, что заработок должен зависеть от усилий и способностей работника. По данным М. Принс, женщины выражают более сильную фрустрацию по поводу отсутствия денег и больше завидуют тем, кто их имеет. Правда, Р. Линн при обследовании представителей сорока трех стран было выявлено, что и у мужчин имеется тенденция придавать деньгам повышенную ценность (исключение составили лишь две страны).

В то же время людей, демонстрирующих фанатичное стремление зарабатывать деньги, немного (А. Фенэм, 1984; О. С. Дейнека, 1999).

Неслучайно исследования психологов уже в начале 20-х годов XX века показали, что имеются более существенные побудители трудовой деятельности человека, чем заработная плата или, по крайней мере, что зарплата является не единственным средством усиления мотивов трудовой деятельности человека.

В качестве стимуляции может выступать и моральное поощрение, что обстоятельно показано в работе А. А. Русалиновой (1974).

Роль соревнования в повышении силы мотива наиболее отчетливо проявляется в спорте, и неслучайно основные факты, подтверждающие это, получены при изучении психологами именно данной сферы деятельности человека. Однако стимулирование деятельности через соревнование -- дело психологически тонкое, не терпящее шаблона, требующее учета многих обстоятельств. Имеют значение и типологические особенности людей. Лица с сильной нервной системой больше стимулируются соревновательной обстановкой, чем лица со слабой нервной системой, особенно если это очень важные соревнования. Таким образом, самолюбивые субъекты в большей степени стимулируются соревновательной ситуацией, больше «заводятся».

Еще В. М. Бехтерев отмечал, что имеется три типа людей: социально возбудимые, социально тормозимые и социально индифферентные. В дальнейшем это было подтверждено многими исследованиями его сотрудников. Многие работают хуже, когда чувствуют на себе чужой взгляд. Большое значение имеет степень сложности и прочности навыков: простые и прочные навыки в присутствии других людей в большинстве случаев выполняются лучше, а еще только осваиваемые и сложные по координации навыки могут выполняться хуже. Имеет значение и степень интеллигентности: чем она выше, тем в большей степени возбуждается человек в присутствии других, тем больше он не хочет «ударить лицом в грязь». Высокотревожные люди скорее обнаруживают отрицательную реакцию на присутствие других (зрителей, болельщиков), чем низкотревожные, а лица с высоким уровнем притязаний на поддержку зрителей чаще всего реагируют положительно.

Все эти факты свидетельствуют о том, что существует «эффект аудитории», который оказывает на мотивы людей как стимулирующее (усиление энергии человека в присутствии других людей называется фацилитацией), так и тормозящее влияние (школьники могут стесняться отвечать на уроках, боясь насмешек товарищей, взрослые могут бояться публичных выступлений в незнакомой аудитории и т. д.).

Значительное влияние на силу и устойчивость мотивов оказывает успешность деятельности человека. Успехи воодушевляют его, а постоянно возникающее удовлетворение от достигнутого результата приводит к удовлетворенности родом занятий, т. е. к стойкому положительному отношению к своей деятельности. Неудачи приводят к возникновению состояния фрустрации, которое может иметь два исхода в плане влияния на силу и устойчивость мотива. В одном случае неудачи, повторяющиеся неоднократно, вызывают у человека желание оставить эту деятельность, так как он полагает, что мало способен к ней. Эта интропунитивная форма фрустрации, направленная на самого себя (самообвинение), может привести к свертыванию целей деятельности, замещению их более простыми, доступными, или только к мысленному их достижению, или вообще к отказу от них.

Однако и регулярно повторяющиеся успехи таят в себе определенную опасность: к роли успешного (преуспевающего) в каком-либо деле некоторые люди быстро привыкают. У них вырабатывается неумеренно завышенная самооценка, появляются самоуспокоенность, пренебрежение к коллегам или соперникам. Это свидетельствует о появлении у таких субъектов «звездной болезни» и приводит к снижению силы мотива -- зачем стараться, если и так все получается.

Социально-психологический климат в коллективе, группе значительно влияет на отношение человека к выполняемой им работе, на силу его мотива. Освобождение от неукоснительного соблюдения формальных требований администрации, возможность определять режим своей деятельности, обсуждение всем коллективом общих вопросов, дружеская атмосфера способствуют удовлетворению потребности человека в уважении со стороны других, потребности считаться значимым членом группы, принадлежать этой группе, ставшей для него референтной. Удовлетворенность социально-психологическим климатом в группе, коллективе значительно влияет и на общую удовлетворенность работой, создает устойчивость мотива к этой работе. Роль этого фактора в усилении мотива отметил в начале XX века выдающийся русский физиолог Н. Е. Введенский. Но особое значение ему стали придавать в 20−30-х годах в связи с пришедшей на смену тейлоризму теории «человеческих отношений» (Э. Мэйо). Даже минимальные проявления внимания и заботы к нуждам трудящихся (например, улучшение освещения в рабочем помещении, моральное поощрение на собрании и т. п.) повышает производительность труда. Но особенно повышается мотивация, когда человек знает, что его труд нужен обществу. Роль общественного внимания проявляется во всех сферах деятельности человека. Неудивительно, что выбор профессии во многих случаях определяется ее престижностью: человеку важно, как к этой профессии относятся в обществе.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой