Психологический анализ феномена материнства в период ранней взрослости

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Аннотация

В данной дипломной работе проводится психологический анализ феномена материнства в период ранней взрослости. Для большинства женщин желание иметь детей является чем-то само собой разумеющимся. Они могут относиться к детям как источнику радости, удовольствия, видеть в них опору в будущем, способу самореализации. Материнство изменяет женщину, меняя местами многие ценности в ее жизни.

На сегодняшний день не существует единой теории, способной дать всеобъемлющее представление о психологических изменениях в период материнства. Ключевым вопросом данной дипломной работы является исследование взаимосвязи между материнством и изменением ценностно-смысловой сферы личности женщины в период ранней взрослости.

Дипломная работа посвящена теоретическому описанию феномена материнства, как он рассматривается в отечественной и зарубежной психологии. В работе анализируется структура и содержание материнства как психологического феномена, выдвигается и проверяется предположение о том, что материнство выступает фактором развития ценностно-смысловой сферы личности женщины в период ранней взрослости, показана определенная взаимосвязь между ценностно-смысловой сферой женщины и материнством.

Оглавление

Введение

Глава 1. Материнство как психологический феномен

1.1 Проблема изучения материнства в отечественной и зарубежной психологии

1.2 Структура и содержание материнства в период ранней взрослости

Глава 2. Материнство и ценностно-смысловая сфера в период ранней взрослости

2.1 Основные особенности ценностно-смысловой сферы, ценностно-смысловая сфера в период ранней взрослости

2.2 Материнство как фактор развития ценностно-смысловой сферы в период ранней взрослости

Глава 3. Эмпирическое исследование взаимосвязи материнства и ценностно-смысловой сферы в период ранней взрослости

3.1 Организация и методы исследования

3.2. Результаты исследования взаимосвязи материнства и ценностно-смысловой сферы в период ранней взрослости

Заключение

Список литературы

Список сокращений

Указатель страниц и иллюстраций

Приложение 1. Методика «Ценностные ориентации» М. Рокича

Приложение 2. Результаты исследования терминальных ценностей в контрольной группе по тесту Рокича

Приложение 3. Статистический анализ исследования терминальных ценностей в контрольной группе по тесту Рокича

Приложение 4. Исследование терминальных ценностей в экспериментальной группе по тесту Рокича

Приложение 5. Статистический анализ исследования терминальных ценностей в экспериментальной группе по тесту Рокича

Приложение 6. Результаты исследования инструментальных ценностей в контрольной группе по тесту Рокича

Приложение 7. Статистический анализ исследования инструментальных ценностей в контрольной группе по тесту Рокича

Приложение 8. Исследование инструментальных ценностей в экспериментальной группе по тесту Рокича

Приложение 9. Статистический анализ исследования инструментальных ценностей в экспериментальной группе по тесту Рокича

Приложение 10. Бланк теста СЖО

Приложение 11. Нормы теста СЖО

Приложение 12. Результаты теста СЖО

Приложение 13. Бланк анкеты, построенной на основе методики «Незаконченные предложения»

Приложение 14. Результаты анкеты «незаконченные предложения»

Введение

Изучение материнства в последние годы очень актуально, оно ведется в разных направлениях. Выделяются два основных направления исследований: материнство как обеспечение условий для развития ребенка, включающий культурно-исторический, биологический, психологический аспекты материнства, и материнство как часть личностной сферы женщины, рассматривающий материнство как стадию половозрастной идентификации, онтогенетические аспекты материнства. Настоящая дипломная работа посвящена попытке систематического исследования связи материнства и ценностно-смысловой сферы в период ранней взрослости. Значение материнства бесценно для общества и не может быть ничем компенсировано, ведь боязнь родить ребенка, взгляд на ребенка как на обузу, оборачивается как против самого ребенка, так и против семьи и общества в целом.

К началу периода зрелости завершается половое созревание человека, дифференцированы его умственные способности и интересы. Продолжает формироваться определенная система ценностей (личное мировоззрение и жизненная позиция), целостный образ Я, готовность к самообучению и саморазвитию личности, профессиональные намерения. Так как материнство в период ранней взрослости вносит коррективы в ценностно-смысловую сферу женщины, в этой связи встаёт проблема психической помощи матери в материнстве, разработка методов гармонизации данной сферы. Поэтому значимость проблемы материнства в период ранней взрослости остается неизменно острой на протяжении всего развития психологической науки и практики. Таким образом, проблема исследования взаимосвязи материнства и ценностно-смысловой сферы личности является актуальной и практически значимой.

Объект исследования — материнство как часть личностной сферы.

Предмет исследования — взаимосвязь материнства и ценностно-смысловой сферы личности в период ранней взрослости.

Цель исследования — выявление взаимосвязи материнства и ценностно-смысловой сферы женщин в период ранней взрослости.

В соответствии с объектом, предметом и целью исследования нами были поставлены следующие задачи:

1. Проанализировать современные подходы к исследованию материнства в психологии.

2. Охарактеризовать особенности ценностно-смысловой сферы в период ранней взрослости и ее взаимосвязь с освоением женщиной материнской роли.

3. Провести эмпирическое исследование ценностно-смысловой сферы матерей и женщин, не имеющих детей.

Гипотеза: мы предположили, что в период ранней взрослости материнство выступает фактором развития ценностно-смысловой сферы женщины.

База и организация научного исследования: экспериментальная работа проводилась в Детском комбинате горного цеха № 16 городского округа Краснобродский и в филиале ТГПУ (Томского Государственного Педагогического Университета) г. Киселёвска. В исследовании принимало участие 20 женщин, имеющих детей, и 20 женщин, не имеющих детей. Возраст женщин — от 22 до 26 лет. Таким образом, в исследовании выделились две группы: экспериментальная и контрольная.

Методологическая основа:

Методологической основой являются теоретические концепции отечественных психологов: Г. Г Филипповой, которая даёт представление о материнстве как самостоятельной психической реальности, С. Ю. Мещеряковой — понимание материнства как особого периода в становлении личности; работы В. А. Ядова, З. И. Файнбурга, Е. К. Владимировой, М. С. Яницкого дают представление о закономерностях развития ценностно-смысловой сферы. Также применялись исследования отечественных и зарубежных авторов, которые изучали материнство: Кукушкиной Н., Бровкиной Н. В., Степашова Н. С., Бердниковой Т. В., Брутмана В. И., Захаровой Е. И., Хамитовой И. Ю., Винникотта Д. Э. Эриксона и др.

Методы исследования:

Для исследования индивидуальной иерархии ценностных ориентаций была использована методика «Ценностные ориентации» Рокича, модифицированная Д. А. Леонтьевым. Система личностных смыслов исследовалась с использованием теста смысложизненных ориентаций (СЖО) Д. А. Леонтьева, созданного на основе теста PIL Л. Махолика и Д. Крамбо. В качестве проективного метода для изучения ценностно-смысловой сферы женщин-матерей использовалась анкета, созданная на основе методики «Незаконченные предложения». Как дополнительный метод в экспериментальной группе было использовано индивидуальное интервью. Количественная и качественная обработка результатов осуществлялась с помощью коэффициента ранговой корреляции Спирмена и t-критерия Стьюдента.

Структура работы:

Дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и приложений. В первой главе раскрыты проблемы изучения материнства в отечественной и зарубежной психологии, а также структура и содержание материнства. Вторая глава представляет собой попытку систематического анализа взаимосвязи материнства и ценностно-смысловой сферы в период ранней взрослости. Третья глава — эмпирическое исследование материнства и ценностно-смысловой сферы, непосредственно включающая в себя организацию, методы исследования и результаты исследования. Результаты исследования используются практическими психологами в работе с матерями с целью реабилитации тех женщин, которые не смогли выработать специфические ценности и социальные стереотипы адекватные новой роли.

Глава 1. Материнство как психологический феномен

1.1 Проблема изучения материнства в отечественной и зарубежной психологии

Материнство — функция женского организма, направленная на продолжение человеческого рода и включающая биологический (вынашивание, рождение и вскармливание ребёнка) и социальный (воспитание ребёнка -- будущего гражданина своей страны) аспекты, такое определение материнству даёт большинство энциклопедий [47, 332]. Крайне недопустимо определять материнство только с точки зрения биологической и социальной позиции, так как материнство более сложное, в том числе и психологическое состояние женщины — матери.

Изучение материнства как психологического феномена началось в отечественной психологии сравнительно недавно, хотя детско-родительские отношения всегда представляли собой актуальную проблему для отечественной психологии развития, ею занимались Варга А. Я., Хоментаускас Г. Т., Эйдемиллер Э. Г. и многие другие. К проблеме материнства обращаются многие исследователи: В. И. Брутман, Г. Г. Филиппова, В. А. Рамих, Н. В. Самоукина, М. С. Радионова, О. Р. Ворошнина и др. Все чаще появляются исследования, посвященные изучению материнства как самостоятельного феномена. Так Филипповой Г. Г. предпринимались попытки создания фундаментальной психологической теории материнства. Поскольку материнство представляет собой явление сложное и многостороннее, то проблематика, затрагиваемая его исследователями, крайне широка и разнообразна.

И все же, обобщив все основные направления исследований, обнаруживаем, что материнство как психосоциальный феномен рассматривается с двух основных позиций: материнство как обеспечение условий для развития ребенка и материнство как часть личностной сферы женщины. Рассмотрим эти исследования более подробно.

Материнство как обеспечение условий для развития ребенка затрагивает детско-родительские отношения, здесь выделяются материнские качества и характеристики материнского поведения, а также их культурно-исторические, социальные, биологические и психологические основы.

Автором биологического подхода являются К. Лоренц, Н. Тинберген, Р. Хайнд и др. В настоящее время в рамках биологического подхода к пониманию материнства рассматриваются филогенетические предпосылки материнской заботы о потомстве. Так в рамках этологических исследований поведение человека рассматривается как эпифеномен поведения животных. Материнство для этолога — это, прежде всего, материнское поведение. Этологи рассматривают материнскую привязанность как врожденный биопсихический механизм, одинаковый для человека и животных. Первым шагом к возникновению привязанности является ранний контакт матери с ребенком. Ее поведение при этом является комплиментарным врожденному репертуару поведения младенца и носит название «вызванное младенцем социальное поведение». Пусковой механизм, запускающий поведение матери — это морфологические черты, запахи, движения и позы ребенка. Специфически человеческим стимулом считается улыбка младенца.

Современные исследования Д. Дьюсбери, Е. Н. Панова физиологических и психофизиологических аспектов материнства посвящены исследованию ресурсных затрат родительской особи (родительский вклад), роли биологических факторов в формировании родительского отношения. К. Остин и Р. Шорт, К. Флейк-Хобсон считают, что гормональный фон создает условия для восприимчивости к ситуации взаимодействия с ребенком, однако конкретная интерпретация своих состояний в раннем материнстве зависит от личностных особенностей, смысла беременности, социальной и семейной ситуации [54, 104]. Так же А. С. Батуев, И. В. Добряков рассматривают развитие материнства с точки зрения формирования физиологической «доминанты материнства». Нарушения в течение беременности, успешность родов и послеродового периода связываются с правополушарным доминированием, психофизиологическими особенностями эмоциональной сферы женщины и ее личностными характеристиками.

Таким образом, мы установили, что в рамках биологического подхода материнство рассматривается как генетически запрограммированный биопсихический механизм, одинаковый для человека и животных. Материнство женщины, по мнению этологов и сравнительных психологов, запускается рядом ключевых стимулов, часть из которых роднит человека с животными, другая часть — является специфически человеческой.

Автором культурно-исторического подхода является Э. Бадинтер. Она утверждает, что как ни существенны филогенетические предпосылки материнства, биология не объясняет всей специфики родительского поведения у человека, и биологических концепций явно недостаточно для полного рассмотрения данного феномена. В рамках культурно — исторических концепций исследователи делают акцент на сравнительно — исторических данных. Эти данные убедительно показывают, что родительское отношение — продукт длительного и противоречивого развития. Э. Бадинтер попыталась проследить историю материнских установок на протяжении нескольких столетий и пришла к выводу, что материнская любовь — это миф, а женщина становится «лучшей» или «худшей» матерью в зависимости от того, ценится или обесценивается в обществе материнство. Э. Бадинтер указала на связь между общественными потребностями и мерой материнской ответственности за рождение ребенка.

Кон считал, что самоуважение современной женщины имеет кроме материнства много других оснований -- профессиональные достижения, социальную независимость, самостоятельно достигнутое, а не приобретенное благодаря замужеству общественное положение. Некоторые традиционно-материнские функции по уходу и воспитанию детей ныне берут на себя профессионалы -- детские врачи, сестры, воспитательницы, специализированные общественные учреждения -- ясли, детские сады и т. д. Это не отменяет ценности материнской любви и потребности в ней, но существенно изменяет характер материнского поведения [21, 227]. Материнство выступает как особый вид деятельности — трансляция на индивидуальный уровень ценностей культуры.

Таким образом, в рамках культурно — исторического подхода материнское отношение трактуется как продукт культурного развития, зависящий как от моделей материнства, так и от модели семьи, доминирующей в данную эпоху, на данном этапе развития общества, т. е. общественные нормы и ценности оказывают определяющее влияние на проявления материнского отношения.

В рамках психологического направления описываются функции матери, особенности ее поведения, переживаний, установок, ожиданий, выделяются типы и стили материнского поведения, отношения, позиции. Основой для современных исследований стали работы зарубежных психологов-психоаналитиков: З. Фрейда, А. Фрейд, Д. Винникотт, М. Кляйн, Э. Эриксона, Э. Фромма. Теория психоанализа стала определяющим направлением основных концепций детского развития, в которых ключевая роль отводится проблеме отношений между детьми и родителями. В психоанализе сложилась традиция рассмотрения беременности и материнствования с одной стороны как вершины полоролевого и психосексуального развития женщины, а с другой стороны как состояния, которое может порождать глубокий личностный кризис.

Теория социального научения Роттера и Штерна рассматривает материнство как стимул — реактивное поведение, изменяющееся в процессе взаимного научения с ребенком. В исследованиях, основанных на теории объектных отношений М. Кляйн, М. Малер, А. Валлона, Д. Винникотт, мать и ребенок рассматриваются как составляющие единой диадической системы, причем материнство является всего лишь средством для развития ребенка. Согласно теории Винникотт, объект-мать имеет функцию предоставления себя ребенку как основы для удовлетворения всех его нужд, в том числе для создания иллюзий. Мать также создает у ребенка ощущение доверия к миру. Особенный и оригинальный вклад, который своеобразно связан с теорией объектных отношений, сделал англичанин Вильфред Р. Байон в своей концепции «containment» (вбирание-перемещение-содержание). Эту циркуляцию психических элементов между ребенком и матерью можно определить так: содержимое ребенка испускает немыслимые бета элементы, мать-контейнер вбирает, перерабатывает и возвращает их ребенку. Ребенок способен эти элементы в новой форме (альфа) мыслить и взаимодействовать с ними. В итоге — это схема, в которой мать дает взаймы свой аппарат для осмысления психических содержаний. Этот аппарат ребенок постепенно интериоризирует, становясь, таким образом, все более способным самостоятельно выполнять функцию мышления [55, 139].

Изучение материнства в отечественной психологии исходит из принципа, что оно источник развития активности, общения и самосознания ребенка. Материнство рассматривается с позиции его влияния на формирование личности ребенка. При этом исследователи опираются в данном случае на культурно — историческую теорию Л. С. Выготского. Под материнством при этом понимается целостная система разнообразных чувств по отношению к ребенку, поведенческих стереотипов, практикуемых в общении с ним, особенностей восприятия и понимания характера ребенка и его поступков. В этой связи выделяется три основных составляющих материнского отношения: эмоциональный, когнитивный и поведенческий компоненты, обосновывается взаимосвязь материнского отношения с особенностями развития ребенка [27, 108].

К сожалению, эти работы ограничиваются тем фактом, что рассматривают материнство не как самостоятельный феномен, а как «совокупный субъект» единый с ребенком. Это предполагает изучение материнства в рамках системы взаимодействия матери с ребенком, которые имеют единые переживания, потребности и мотивы. Поэтому, так необходимо рассмотреть другое направление, выделившееся в рамках психологического подхода, посвященное анализу материнства как части личностной сферы взрослой женщины.

Материнство, для сторонников этой теории, одна из стадий возрастной идентификации женщины, и как один из важнейших этапов становления ее личности. Так, по мнению Филипповой Г. Г., для многих женщин материнство может быть громадным сдвигом к подлинной зрелости и возрастанию самоуважения, для других, наоборот, это может быть патологическим разрешением потенциально нагруженных чувством вины ранних материнско-детских отношений. В. И. Брутман считает, что материнство — процесс, который запускается внутриутробным движением младенца. Чувство привязанности матери к ребенку возникает не вдруг — после его рождения, — а проходит длительный путь становления, начиная с периода вынашивания беременности [8, 39]. Важное значение, как считают В. И. Брутман, М. Г. Панкратова, С. Н. Ениколопов, имеет образ собственной матери для формирования психологических установок на материнство у молодых женщин, так же свою роль играет отпечаток актуальной социальной ситуации. Р. Геллес утверждает, что личность многих «женщин, не готовых к эффективному материнству», формировалась в своеобразной субкультуре агрессии, часть из них в детстве страдали от унижающего достоинство угнетения и холодного отношения со стороны своих родителей [63, 639].

Многие исследователи считают, что особенности материнского отношения определяются не только культурным и социальным статусом женщины, но и ее собственной психической историей до и после рождения. И. С. Кон определяет материнство как систему взаимосвязанных явлений: родительских чувств, любви, принятия ребенка; родительских ролей и нормативных предписаний культуры и обусловленным тем и другим родительским отношением, реальным поведением, стилем воспитания. Т. е. материнское отношение складывается из индивидуальных чувств и потребностей взрослого человека с моделями родительства, задаваемыми культурой. Б. Г. Ананьев, Ю. Е. Алешина рассматривают материнство через призму материнской роли и её функций. В привычной нам культурной среде, утверждает Кон, материнство — одна из главных ипостасей женского стереотипа, а социальные характеристики материнской роли очерчены гораздо определеннее, чем отцовской, и ей приписывается большее значение в деле первичной социализации [21, 223].

Большой вклад в изучении материнства внесла Филиппова Г. Г., она предлагает рассматривать материнство как своеобразную потребностно — мотивационную сферу, в основе которой лежат родительские потребности, а их удовлетворение обеспечивает выполнение материнской функции. Психологи утверждают, что материнство очень важная часть личности и рождение первого ребенка достаточно сложный период в жизни любой женщины. И, следовательно, принятие женщиной материнской роли тесным образом связано с изменением её ценностно-смысловой сферы и самосознания личности.

Исходя из этого, можно наблюдать, что материнство в каждой психологической школе описывается различными понятиями и терминами, которые определяются исходными теоретическими позициями авторов. Так же существует большое разнообразие теоретических подходов относительно сути и смысла материнства, его структуры, этапов и факторов формирования. Все эти теории взаимодополнительны, т.к. их авторы используют различные «инструменты» при изучении материнства и акцентируют внимание на различных аспектах этого сложного явления. В большинстве концепций материнство характеризуется как условие развития ребенка, в других работах материнство исследуется как часть личностной сферы женщины. Именно в рамках второго направления мы будем осуществлять анализ понятия материнства в дальнейшем.

Однако существуют общие выводы, сделанные авторами этих и других исследований. Они заявляют о необходимости продолжения психологических исследований материнства как целостного психологического явления и об отсутствие адекватного подхода и теоретической концепции для осуществления такого исследования. К столь сложному психосоциальному феномену, во многом опосредованному культурно-историческими традициями должно быть повышенное внимание исследователей. Актуальность целостного психологического подхода к изучению материнства, по нашему мнению, подкрепляется тем, что, как ни естественна материнская роль, как много места ни уделено ей в научной литературе, пожалуй, именно она является наиболее сложной и неоднозначно заданной, поэтому психологические проблемы материнства, к сожалению, не уменьшаются. Рождение ребенка, особенно первенца, является одним из факторов развития женщины в период ранней взрослости. Этот период можно считать критической точкой в развитии женской идентичности, ведь вместе с радостью к молодой женщине приходят сотни новых маленьких и больших проблем. Это событие неминуемо приводит к резкому изменению стиля жизни, сформировавшихся у женщины интересов и привычек, к необходимости овладения трудной социальной ролью — ролью матери.

1.2 Структура и содержание материнства в период ранней взрослости

Итак, по данным Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ), первая фаза периода зрелости длится приблизительно с 18 до 30 лет жизни, По Д. Б. Бромлей ранняя взрослость — это период с 21--25 лет. Разнообразие в определении границ рассматриваемого периода различными исследователями может объясняться действием временных, экономических, социальных и других факторов. Людей моложе 25 лет, как правило, характеризует низкая удовлетворенность жизнью, поиск смысла жизни, что связано с трудностями взросления и вхождения в самостоятельную жизнь. Между 25 и 30 годами эти трудности преодолеваются, собственная жизнь кажется максимально осмысленной и наполненной. Зарождаются чувство хозяина своей жизни, социальная ответственность за себя, продолжается профессиональное и личностное самоопределение, и уточняются критерии оценки себя как личности. В целом период ранней взрослости характеризуется тем, что человек стремится к самостоятельной, независимой жизни, осознает себя взрослым и полноправным. Происходит включение во все виды социальной активности и овладение многими социальными ролями. Как считают Ш. Бюлер, Р. Гаулд, Д. Левинсон, Д. Вейлант и Д. Б. Бромлей, наступает период встречи со спутником жизни, образования собственной семьи и рождения детей. Отсутствие подобного опыта, по мнению Э. Эриксона, может привести к замыканию человека на самом себе и стремлению к избеганию контактов. Изоляция от людей, особенно близких, или неразборчивые отношения, непредсказуемое поведение являются признаками аномального развития личности. Однако, главная особенность развития в зрелом возрасте — минимальная его зависимость от хронологического возраста, в гораздо большей степени оно определяется личными обстоятельствами жизни человека — его опытом, родом занятий, установками и т. д. [36, 5].

Для анализа материнства необходимо воспользоваться функциональным подходом. Ведь с эволюционной точки зрения материнство состоит в обеспечении репродуктивной функции женщины и обеспечении ею адекватной заботы о ребенке, которую вполне можно рассматривать как материнскую функцию. Функции матери состоят в удовлетворении всех физиологических потребностей ребенка, обеспечении эмоционального благополучия, развитии привязанности, базовых структур отношения к миру, общения, основных личностных качеств и самой структуры деятельности. В поведении матери её материнские функции выражаются в эмоциональных реакциях на ребёнка, выполнении операций по уходу за ним и общению с ним. На субъективном уровне для самой матери выполнение её материнских функций достигается за счет наличия у неё соответствующих потребностей.

Женщина-мать значительно теснее отца связана со своим ребенком. Их контакт, имеющий первоначально характер симбиоза, начинается уже в утробной фазе развития и закрепляется в дальнейшем. Материнство рассматривается С. Ю. Мещеряковой как специфическое личностное образование, стержневой образующей которого является субъект — объектная ориентация и реальное материнское поведение в отношении к родившемуся ребенку. Мы разделяем мнение Г. Г. Филипповой, что мотивационная основа материнского поведения человека формируется на протяжении всей жизни, испытывая влияние как благоприятных, так и неблагоприятных факторов. Развитие материнского отношения зависит от опыта взаимодействия с собственной матерью, отработки опекающего поведения в ролевых детских играх, в заботе о младших родственниках, во время вынашивания беременности и при телесном контакте с ребенком после родов. Так опредмечиваются младенческие стимулы и создаются условия для возникновения привязанности между матерью и ребенком.

Большое значение в становлении материнства вслед за этологами мы придаем общению со сверстниками, старшими и младшими детьми. Основания для этого мы находим также в исследовании Л. Н. Галигузовой, где показано, что общение со сверстниками проходит путь своего становления по мере преобразования объектного отношения к другому ребенку в субъектное. На этом этапе также важным является опыт, приобретаемый будущей матерью в играх с куклами, в «дочки-матери». О характере этого опыта можно судить по воспоминаниям будущей матери о любимых играх и игрушках, по наличию у нее предпочтений к детям того или иного возраста.

Безусловно, важным этапом в становлении материнского поведения является период от зачатия до рождения ребенка. В это время в организме и психике женщины происходят глобальные преобразования, актуально подготавливающие ее к материнству, вырабатывается отношение женщины к своему собственному конкретному еще не родившемуся ребенку.

Многие авторы выделяют в качестве важных факторов, влияющих на материнское поведение, желанность -- нежеланность ребенка, особенности протекания беременности и субъективное переживание женщиной послеродового периода, установки женщины на стратегию воспитания ребенка и, конечно, социально-экономическая ситуация жизни женщины. Наиболее благоприятной ситуацией для материнства являются желанность ребенка, наличие субъектного отношения матери к ребенку, гармоничная ситуация в семье, удовлетворительное состояние здоровья матери и ребенка и др. [31, 20].

В ранней взрослости женщина решает важнейшую задачу своего развития — устройство жизни в семье. Рождение первого ребенка обостряет материнские переживания не только их сложной выраженной многоплановостью, но и необходимостью конкретизировать их в действии. Причем и в действия, до банальности простые, ежедневные и даже скучные: приготовление пищи, уход за ребенком, совместное проведение времени.

Во время периода взросления женщина сдает жизненный экзамен на наличие у нее собственного Я и возможности не только проявлять свое Я в настроении, в непосредственном эмоциональном состоянии, но и в возможности действовать по принятому в отношении себя и ребенку долгу [1, 524].

Кроме того, рождение ребенка предъявляет повышенные требования к постановке и осуществлению целей, т. е. к организации деятельности, ее надо осуществлять не только по настроению, но и соответствии с общей для всех членов семьи целесообразностью. Для этого молодой женщине надо многое знать и уметь от использования способов воспитания и воздействия на ребенка до управления собственным состоянием (например, преодоление — не хочу). Таким образом, женщина в достаточно короткий промежуток времени должна скоординировать изменившееся жизненное пространство и, прежде всего, психологически организовать жизнь в новой семье.

Материнство в ранней взрослости предполагает начало освоения экзистенциальной социальной роли матери, которая носит универсальный и в то же время уникальный характер. Как известно, вынашивание и рождение ребенка еще не делает женщину матерью. В этот период только создаются условия для дальнейшего освоения материнских качеств.

Освоение родительской роли — жизненная задача развития женщины в период взросления. Роль матери, по мнению Абрамовой Г. С., начинается с освоения идеала женщины, с освоения идеи о смысле жизни, с переживания своей собственной силы. Л. А. Никитина считает, что главным жизненным багажом, который подготовит женщину к осуществлению материнской роли будет: стремление к независимости научит быть ответственной матерью; отношение разовьет работоспособность и терпение матери. Начало освоения материнской роли призывает к актуализации сил для нового осознания смысла жизни, чтобы воплотить его в отношении с родившимся ребенком.

Освоение женщиной ее роли матери в период ранней взрослости осложняется еще и тем, что именно в этот период она решает задачу развития деловой карьеры. Это задача поиска и осуществления своего Я в системе социальных, общественных отношений. Следовательно, женщина-мать должна найти свое призвание, скоординировать отношения, как в пространстве новой семьи, так и в пространстве общества.

При рассмотрении материнства как части личностной сферы женщины в период ранней взрослости можно выделить несколько общих моментов в трактовке материнского отношения:

во-первых, материнство- неотъемлемая часть личности женщины,

во-вторых, в основе материнского отношения лежат определенные потребности, как самой женщины, так и общества, в котором она живет,

в-третьих, материнство тесным образом связано с ценностно-смысловой сферой и самосознанием личности,

в-четвертых, одним из механизмов формирования материнского отношения признается интериоризация модели материнства, существующей в данной культуре.

Таким образом, материнство достаточно сложный и многогранный психический феномен. Оно связано, прежде всего, с экзистенциальной ситуацией, затрагивающей все жизненные основания женщины, обуславливающей глубокие изменения самосознания, отношения к себе, другим, миру. Материнство практически решает по-новому вопрос о самоощущении, самоактуализации женщины, в частности, это проявляется в самооценке. Если женщина будет чувствовать себя значимой и любимой, она перенесет эту любовь на ребенка. Он никогда не будет восприниматься как обуза в жизни или «помеха» в отношении супругов. Если же женщина не сформирует нового позитивного самоощущения, не появится основа для новых переживаний ценности своей жизни.

Глава 2. Материнство и ценностно-смысловая сфера в период ранней взрослости

2.1 Основные особенности ценностно-смысловой сферы, ценностно-смысловая сфера в период ранней взрослости

Ценностные ориентации (ЦО) — (от французского orientation — установка) — 1) идеологические, политические, моральные, эстетические и другие основания оценок субъектом окружающей действительности и ориентации в ней; 2) способ дифференциации объектов индивидом по их значимости. Ценностные ориентации формируются при усвоении социального опыта и обнаруживаются в целях, идеалах, убеждениях, интересах и других проявлениях личности. Система ценностных ориентаций образует содержательную сторону направленности личности. ЦО выражают внутреннюю основу ее отношений к действительности: к окружающему миру, к другим людям, к себе самой, основу мировоззрения и ядро мотивации жизненной активности, основу жизненной концепции и «философии жизни» [41, 256].

Ценности — это в большей степени социологическое понятие, которое приобретает психологический смысл в связи с анализом мотивов и поступков отдельной личности. У. Томас и Ф. Знанецкий утверждали, что ценности — это природный объект, который в действительности приобретает социальное значение и является или может быть объектом деятельности. Ценности являются, по мнению Ф. Знанецкого, основой бытия и создают культурный мир [20, 276]. Они необходимы для создания и поддержания социального порядка. Чаще это абстрактные идеалы, т. е. представления человека об идеальных способах поведения и идеальных конечных целях. Ценности относятся, как правило, к идеям, объектам и целям, которые считают желательными и достижение которых положительно санкционируется.

Ценности — это идеи, идеалы, цели, к которым стремится не только человек, но и общество в целом. Кардинальные изменения в политической, экономической, духовной сферах нашего общества влекут за собой радикальные изменения в психологии, ценностных ориентациях и поступках людей.

Ценностные ориентации -- сложный социально-психологический феномен, характеризующий направленность и содержание активности личности, являющийся составной частью системы отношений личности, определяющий общий подход человека к миру, к себе, придающий смысл и направление личностным позициям, поведению, поступкам. Система ценностных ориентаций имеет многоуровневую структуру. Вершина ее -- ценности, связанные с идеалами и жизненными целями личности. З. И. Файнбург отмечает чрезвычайную сложность системы ценностных ориентаций личности. Это многомерный объект, очень сложный по своей структуре. Система ценностных ориентаций не является чем-то абсолютно упорядоченным и неподвижным, она противоречива и динамична, отражает как главные, существенные, стержневые изменения взаимозависимости личности с миром, так и смену текущих, мимолетных, в известной мере случайных жизненных ситуаций [51, 73].

В настоящее время активно исследуются различные характеристики структуры ценностных ориентаций: иерархичность, соотношение целей и средств, значимого и относительно незначимого, позитивно-негативная асимметрия, монотипичность -- политипичность структуры ценностей, гармоничность -- дисгармоничность системы ценностных ориентаций, проясненность -- размытость ценностей и др. 19, 29].

Существуют общепринятые ценности: универсальные (любовь, престиж, уважение, безопасность, деньги, знание, вещи, национальность, свобода, здоровье); внутригрупповые (политические, религиозные); индивидуальные (личностные). Ценности объединяются в системы, представляя собой определенную иерархическую структуру, которая меняется с возрастом и обстоятельствами жизни. Одновременно в сознании человека существует не более дюжины ценностей, которыми он может руководствоваться.

Нельзя противопоставлять ценности и поведение, так как поведение отражает ценности, и само составляет ценность. Функции ценностей разнообразны: они являются ориентиром жизни человека; необходимы для поддержания социального порядка, выступают как механизм социального контроля. Ценности воплощаются в поведении и участвуют в нормоообразовании.

Г. Олпорт классифицировал ценности на теоретические, социальные, религиозные, политические, эстетические, экономические. Есть конфликтующие ценности. Конфликт ценностей может быть источником развития. Можно также разделить ценности на актуальные, наличные и возможные.

Наиболее распространенной в настоящее время является методика изучения ценностных ориентации М. Рокича, которая основана на прямом ранжировании списка ценностей. М. Рокич различает два класса ценностей: базовые, терминальные -- убеждения в том, что конечная цель индивидуального существования стоит того, чтобы к ней стремиться; инструментальные -- убеждения в том, что какой-то образ действий или свойство личности является предпочтительным в любой ситуации. Это деление соответствует традиционному делению на ценности-цели и ценности-средства. Ценности-цели: интересная работа, счастливая семейная жизнь, познание; ценности средства — выдержка, твердая воля, честность, аккуратность, работоспособность.

Значительный вклад в изучение ценностных ориентаций внес В. А. Ядов, в 1970—1971 годах им были сформулированы следующие выводы: доминирующая направленность ценностных ориентаций четко фиксируется как определенная жизненная позиция по критериям уровня вовлеченности, с одной стороны, в сферу труда, с другой — в семейно-бытовую активность и досуг. Образ жизни — решающий фактор формирования ценностных ориентаций. Ценностные ориентации отражают также профессиональную направленность. Система ценностей отражает существующие цели, идеи, идеалы своей эпохи.

Система ценностных ориентаций один из важнейших компонентов структуры личности, которая занимает некое пограничное положение между мотивационно-потребностной сферой и системой личностных смыслов человека. Так, человек, по В. Франклу, «ответствен за осуществление смысла и реализацию ценностей», В. Франкл не случайно ассоциирует «смыслы» и «ценности». Здесь В. Франкл утверждает значимость не двух разных, а, по сути дела, лишь одного начала человеческого бытия -- его аксиологического, ценностно-смыслового начала. Для него смыслы -- категориально те же ценности, но только единичные (он предпочитает называть их «уникальные»), а, соответственно, ценности -- это те же смыслы, только обобщенные. Или, несколько иначе, смыслы он отождествляет с индивидуальными, личными ценностями, а собственно ценности -- с групповыми смыслами. Как утверждал В. Франкл в своей работе «Человек в поисках смысла», «есть смыслы, которые присущи людям определенного общества, и даже более того -- смыслы, которые разделяются множеством людей на протяжении истории. Эти смыслы относятся скорее к человеческому положению вообще, чем к уникальным ситуациям. Эти смыслы и есть то, что понимается под ценностями. Таким образом, ценности можно определить как универсалии смысла, кристаллизующиеся в типичных ситуациях, с которыми сталкивается общество или даже все человечество» [26, 228].

Более того, между смыслами и ценностями существует или, по крайней мере, возможна не только чисто категориальная, но и генетическая общность, возникающая в ходе превращения индивидуальных смыслов в групповые и тем самым -- в универсальные смыслы-ценности [37, 113]. Поэтому ценности и смыслы часто объединяют в одну общность — ценностно-смысловую сферу.

Ценностно-смысловая сфера — результат процесса усвоения человеком общественных ценностей, ролей, обобщенных целей, которые являются для него ориентирами при освоении социального мира и процесс становления самосознания, структуры человеческого «Я». По мнению М. С. Яницкого, система ценностных ориентаций является важнейшим психологическим органом личностного роста и саморазвития, определяя одновременно его направление и способы осуществления [62, 45]. Развитие же системы ценностных ориентаций личности подчиняется определенным закономерностям — преобладание на протяжении индивидуального развития действия тех или иных факторов и механизмов, реализующих процессы личностной динамики, определяет доминирование соответствующего уровня в индивидуальной системе ценностей [62, 86].

Важность проблемы становления и функционирования социальных ценностей основывается на общепринятых положениях. Согласно этим положениям, ценностные ориентации, с одной стороны, образуют стержень культуры и обеспечивают интеграцию общества, являются связующим звеном во взаимодействиях общества и личности, между личностями, с другой стороны, признаются центральным компонентом личности и высшим уровнем мотивации и регуляции ее поведения.

Период взрослости характеризуется осуществление намеченных ранее жизненных целей и планов, а также их корректировкой при затруднениях в достижении. В этот период человек создает собственную семью, реализует себя в профессиональной деятельности, карьере, общественной жизни. Особое место при этом занимают вопросы максимальной реализации собственных возможностей, личностного роста, саморазвития. Р. Коген делает акцент на развитии ценностно-смысловой сферы личности именно в период взрослости. Он считал, что источниками поведения личности являются развивающиеся ценностные и смысловые системы [24, 96].

Ранняя взрослость является периодом наиболее интенсивного формирования системы ценностных ориентаций, оказывающей влияние на становление характера и личности в целом. Это связано с появлением на данном возрастном этапе необходимых для формирования ценностных ориентаций предпосылок: накоплением достаточного морального и жизненного опыта, занятием определенного социального положения. Процесс формирования системы ценностных ориентаций стимулируется значительным расширением общения, столкновением с многообразием форм поведения, взглядов, идеалов. По единодушному мнению многих исследователей, занимающихся проблемой ценностных ориентаций, несмотря на специфику подходов к ней, система ценностных ориентаций во многом определяет формирование личности человека.

Ранняя взрослость также — время закрепления обретенных личностью в юношеском возрасте основных положительных ценностей (доброты, честности, мужества, любви, бескорыстия и т. д.). Эти всеобщие и общечеловеческие ценности становятся достоянием только полноценно развитой личности, т.к. они сами, в свою очередь, не даны человеческому индивиду внешним образом. Они закономерный результат и плод его собственного саморазвития в качестве личности, т. е. такого развития, в котором каждая личность является, в определенном отношении, и своим собственным замыслом (проектом), и основным детерминантом его воплощения [38, 77].

Становление личностных ценностей в ранней взрослости связано с динамикой процессов осознания. Это становление включает как минимум две составляющие -- образование самих личностных смыслов и образование личностных ценностей. Представления о формировании смысловых образований неотъемлемы от анализа реальной жизнедеятельности личности в этот период и уже традиционно связаны с такими моментами динамики смыслообразования, как решение задачи на смысл, личностные выборы человека, личностный конфликт. На уровнях зрелой личности эта динамика воплощается в упорядочивании своего внутреннего мира, когда именно своя ценностно-смысловая сфера все в большей степени становится точкой приложения сил личности. Содержание ценностей в период ранней взрослости можно обозначить следующим образом: ценности из социально-комфортной сферы (обеспечение физического и эмоционального комфорта, овладение профессией, стремление к развлечениям, общению с друзьями); ценности из личностной сферы (стремление к самореализации, половозрастной идентификации), ценности половой сферы (самостоятельная ценность сексуальных переживаний) и ценности, связанные с родительской ролью.

Итак, в период ранней взрослости человек все более самостоятельно определяет задачи и направления собственного развития. По Ш. Бюллер [34,108] этому периоду характерна постановка целей, позволяющих сделать выбор и закрепиться в профессии, осуществляется выбор смысла своей жизни, принимаются решения по созданию и укреплению своей семьи, рождению детей. Человек овладевает множеством новых экзистенциальных ролей, например, ролью супруга, родителя. Поэтому мы говорим об интенсивном развитии ценностно-смысловой сферы в период ранней взрослости. Следует помнить и о том, что вопрос о смысле жизни, жизненных ценностях есть психологический симптом определенного жизненного дискомфорта. Рефлексия, критическая переоценка ценностей, наиболее общим выражением которой является вопрос о смысле жизни, психологически, как правило, связана с серьезной перестройкой всех систем и отношений личности. Такая перестройка и осуществляется в жизни женщины в период ранней взрослости, когда она принимает решение стать матерью.

2.2 Материнство как фактор развития ценностно-смысловой сферы в период ранней взрослости

Материнство в любом возрасте преобразует систему ценностей женщины. Но у женщин родивших ребенка в средней взрослости, эта система уже устойчива. Роль матери гармонично «вписывается» в их жизнь, повышает их социальный статус и влечет за собой духовный рост. К сожалению, в период ранней взрослости так происходит не всегда. Женщине приходится вырабатывать специфические ценности, адекватные новой роли. Часто при рождении первого ребенка материнство воспринимается как кризисное затруднение жизнедеятельности. По данным Г. В. Скобло, А. А. Северного, А. А. Баландиной, около 50% обследованных психически здоровых матерей не смогли выработать адекватного отношения к ребенку [8, 36]. И все чаще первый ребенок, с которым сталкивается женщина это ее собственный ребенок, у нее отсутствует опыт заботы о других, поэтому большинству женщин приходится на практике обучаться искусству ухода за детьми, и чувства и умение общения с детьми развиваются по мере роста детей.

С.Л. Рубинштейн считал, что рождение ребенка — поворотный этап жизненного пути женщины, это событие связано с принятием ею на длительный период жизни важных решений. Проблема развития личности матери в такие периоды связана с существенной перестройкой не только ценностных ориентаций, связанных с материнством, но и всех остальных ценностей. Однако ценностно-смысловая сфера не набор легко сменяемых предпочтений, она связана с основными личностными отношениями, которые достаточно стабильны, составляют «ядро» личности и изменяются системным образом [45, 685].

Как было отмечено в данной работе, изменения в жизни женщины начинаются не с момента появления ребенка на свет, а значительно раньше. С будущей матерью происходят не только физические, психические, но и психологические и социальные изменения — меняется вся жизнь женщины. Ей предстоит перестроить систему своих жизненных ценностей и интересов, чтобы гармонично встроить в нее ценность ребенка. Таким образом, ситуация актуального ожидания ребенка и сам факт материнствования выступает как условие и предпосылка преобразования ценностно-смысловой сферы.

При адаптивном, положительном материнстве ценностно-смысловая сфера женщины обогащается ценностно-потребностным аспектом материнства. Он формирует в дальнейшем содержание материнской сферы и влияет на динамику развития материнского поведения во взаимодействии с ребенком. В связи с этим ценностный аспект материнства можно рассматривать как системообразующий для материнской сферы.

Ценностно-потребностная детерминанта материнства включает ценность материнства как состояния «быть матерью»; возникновение и развитие потребности в материнстве; отношение матери к ребенку как самостоятельной ценности [28, 36]. Все эти ценности связаны как с потребностями материнской сферы, так и с культурными моделями материнства и детства. Эти ценности, поскольку им соответствуют содержания культурных моделей, сами участвуют в развитии потребностей индивидуальной материнской сферы. Поскольку ценностно-смысловой аспект материнства в своем генезисе связан с общей структурой ценностно-смысловых ориентации личности матери, то естественно, что ценности ребенка и материнства взаимодействуют с другими ценностями матери, и это взаимодействие является динамичным, изменяющимся в процессе жизни матери и ее взаимодействия с ребенком. И ценность ребенка подвержена наибольшим влиянием других ценностных ориентаций. На упрочение ценности ребенка и образование конкретно-культурного варианта интерференции ее с другими ценностями влияет изменение социального и семейного статуса матери в связи с рождением ребенка.

По мнению Филлиповой Г. Г., у матерей наблюдаются 4 основных типа ценности ребенка: эмоциональная (основное содержание взаимодействия с ребенком -- положительно-эмоциональные переживания матери); повышенно-эмоциональная (с вариантами: аффективная, эйфорическая или концентрация на ребенке всей потребности в эмоциональной привязанности при отсутствии других объектов эмоциональной привязанности у матери); замена самостоятельной ценности ребенка на ценности из социально-комфортной сферы (ребенок -- как средство для достижения других ценностей: повышение социального и семейного статуса матери, избавление от страха одиночества в будущем, реже как источник материального благополучия и т. п.); полное отсутствие ценности ребенка.

Во время непосредственного взаимодействия с ребенком у женщины конкретизируется ценность ребенка, образуется основа ценности материнства. Ценности ребенка и материнства, уже имеющиеся в некоторой форме на основе культурной, семейной и материнской моделей, взаимодействуют с собственным опытом и становятся своими собственными ценностями. Отношение женщин к ребенку, их переживание изменений в распорядке жизни, общении с друзьями, перерыв в профессиональной деятельности матери, уменьшение заботы о себе и т. п. прямо сказываются на общем состоянии ценностно-смысловой сферы.

Исследования взаимоотношений матери с ребенком дошкольного возраста и с детьми других возрастов позволяют говорить о соответствии эмоционального благополучия ребенка и его ценности для матери. Поскольку ценность ребенка является результатом развития всей материнской сферы на всех этапах онтогенеза матери, то можно считать, что эмоциональная ценность ребенка является оптимальной, обеспечивающей формирование высокого уровня эмоционального благополучия ребенка. Эмоциональная ценность ребенка вообще является ядерным образованием в ценностно-смысловом блоке материнства и основана на потребности в эмоциональном контакте у матери и ее объединении с потребностью во взаимодействии с ребенком. Эта специфика связана с особенностями ребенка, его инфантильными качествами, имеющими в эмоциональном взаимодействии самостоятельную мотивационную значимость.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой