Психологический контакт в следственной деятельности

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФЕДЕРАЛЬНОЕ Государственное БЮДЖЕТНОЕ образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Российская правовая академия

Министерства Юстиции Российской Федерации"

ИЖЕВСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ (филиал)

30 900. 62 Юриспруденция

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине:

Юридическая психология

Психологический контакт в следственной деятельности

Выполнил студент (ка)

Кузнецова А.А.

Проверил Белоусов Р. В.

Ижевск

2013 г.

Содержание

Введение

Глава I. Психологический контакт в следственной деятельности

1.1 Психологический контакт в следственной деятельности

1.2 Пути установления психологического контакта

1.3 Логическое управление процессом допроса

ГлаваII. Психологические и тактические особенности допроса

участников уголовного процесса

2.1 Допрос свидетеля

2.2 Допрос потерпевшего

2.3 Допрос подозреваемого

2.4 Допрос обвиняемого

2.5 Допрос несовершеннолетних участников следственных действий

Заключение

Библиографический список

Введение

Актуальность темы курсовой работы определяется следующими обстоятельствами. Психологическая контактность является одним из важнейших компонентов контактности человека как субъекта деятельности. Под психологической контактностью понимается профессиональная черта следователя, обеспечивающая высокое качество контакта в процессе допроса с допрашиваемым лицом. Её становление и развитие неразрывно связано с уровнем профессиональной подготовки и овладением профессиональным мастерством. В связи с тем, что следователь является субъектом труда в профессиях типа «Человек-Человек», он наделен определенным репертуаром профессиональных функций, для выполнения которых ключевым элементом выступает психологическая контактность.

Многие преступления остаются полностью не расследованными и нераскрытыми лишь по той причине, что отсутствуют нормальные, бесконфликтные отношения между следователем и допрашиваемым, то есть психологический контакт, в результате чего снижается качество проведения допроса. В связи с этим государством перед правоохранительными органами поставлена задача повысить и усилить свой авторитет в обществе, обрести доверие у граждан.

Цель настоящего работы заключается в выявлении особенностей психологического контакта следователей в условиях проведения допроса.

В соответствии с поставленной целью. Ее достижение предполагало решения ряда следующих задач:

— проанализировать понятие психологический контакт в следственной деятельности;

— рассмотреть психологические и тактические особенности допроса участников уголовного процесса.

Теоретической основой для написания курсовой работы послужили публикации периодической печати, авторефераты диссертационных работ, учебные издания таких авторов как, Антонян Ю. М., Еникеев М. И., Эминов В. Е., Яблоков Н. П., Шехтер М. С.

В основном исследовались вопросы психологической подготовки и планирования допроса, применения тактических приёмов к допрашиваемому, психологии межличностных отношений следователя и допрашиваемого, возможных психологических позиций допрашиваемого в процессе допроса, психологические процессы формирования показаний, проблема выявления скрываемых обстоятельств преступления, психологическое воздействие на допрашиваемого для преодоления его негативной психологической установки в отношении следователя.

психологический допрос уголовной процесс

Глава I. Психологический контакт в следственной деятельности

1.1 Психологический контакт в следственной деятельности

Психологический контакт является важнейшим элементом взаимоотношений в обществе. Он возникает, если есть необходимость в осуществлении совместной деятельности или при общении. Внутренней основой психологического контакта является взаимное понимание, обмен информацией.

Контакт между следователем и допрашиваемым носит односторонний характер. Следователь стремится получить как можно больше информации, хотя сам до определенного момента скрывает свою осведомленность по делу. Другими особенностями психологического контакта являются: принудительность этого общения для одного из участников; несовпадение в большинстве случаев их интересов; сложность последующего установления контакта, если таковой не был достигнут на первоначальном этапе общения; активная деятельность следователя по установлению и поддержанию контакта.

Сущность контакта при допросе определяется спецификой психологических отношений, возникающих между следователем и допрашиваемым. Его установление обеспечивается правильно избранной тактикой допроса, основанной на изучении индивидуальных особенностей личности, материалов уголовного дела, а также коммуникативными способностями следователя. Следователь должен стремиться устранить из общения конфликтность, установить с допрашиваемым прочный психологический контакт, создать благоприятную атмосферу допроса. Установление психологического контакта с допрашиваемым — одно из основных условий получения правдивых показаний, достижения истины по делу. Его необходимо поддерживать не только в течение допроса, но и в дальнейшем при осуществлении предварительного следствия. Не исключено, что установленный контакт может быть потерян или, наоборот, отсутствие доверия на первых порах заменится прочным психологическим контактом, характеризующимся должным взаимопониманием.

Для каждой стадии допроса характерны свои методы установления и поддержания контакта. Для вводной части — неформальная беседа с целью уточнить демографические данные, фрагменты биографии, жизненного и трудового опыта допрашиваемого. При этом внимание акцентируется на обстоятельствах, положительно характеризующих его. На данном этапе следователь окончательно определяет линию своего поведения, уточняет предмет допроса и ставит перед допрашиваемым мыслительную задачу.

В главной части допроса идет закрепление контакта и его поддержание. Это достигается постановкой перед допрашиваемым вопросов, предъявлением доказательств, сопоставлением показаний с уже имеющейся по делу информацией. Для поддержания контакта на протяжении всего допроса необходимо постоянно активизировать внимание допрашиваемого.

На заключительной стадии, чтобы не ослабить контакт в период фиксации показаний, следует вовлечь допрашиваемого в процесс написания протокола, для чего вслух произносится все то, что записывает следователь. Допрашиваемый будет активно участвовать в обсуждении формулировок, вносить поправки, припоминать упущенные или забытые детали, тем самым способствуя улучшению качества протокола.

Психологический контакт не должен заканчиваться допросом. Важно сохранить его для повторных допросов и иных следственных действий. Часто бывает, что характер отношений, сложившихся со следователем, допрашиваемый переносит и на других лиц, участвующих в осуществлении правосудия.

При установлении контакта с допрашиваемым не может быть шаблона, штампа. Здесь нужен индивидуальный подход, с учетом свойств личности. Выбор способа установления психологического контакта с допрашиваемым во многом зависит от того, какое положение в процессе занимает данное лицо. В отличие от допроса потерпевших и добросовестных свидетелей допрос подозреваемых и обвиняемых представляет определенную трудность, так как их психика находится под постоянно действующим раздражителем, доминантой. Следователь должен разобраться в состоянии допрашиваемого и при помощи тактических приемов снять напряжение, отрицательно влияющее на установление контакта. Если обнаружен один из крайних видов психического состояния допрашиваемого — резко возбужденное эмоционально отрицательное (гнев, возмущенность и т. п.) или депрессивно-подавленное (печаль, тоска, уныние и т. п.), то дальнейшее поведение следователя должно строиться с учетом этих состояний, дабы не усугубить отрицательное психическое состояние допрашиваемого. Он должен увидеть в следователе честного, принципиального, культурного, знающего свое дело человека, не унижающего личного достоинства, не ущемляющего, равно защищающего гарантированные законом права допрашиваемого. Аминов И. И. Юридическая психология: учебное пособие для студентов. — М: ЮНИТИ-ДАНА, 2008.- 98 С. Следователю противопоказаны примитивность, вульгарность, профессиональная некомпетентность и тем более грубость и психическое насилие в разнообразных формах проявления (угроза, шантаж, манипулирование ложной информацией, ущемление национальных и религиозных чувств и т. п.).

1.2 Пути установления психологического контакта

Пути установления психологического контакта различны. Прежде всего необходимо возбудить у допрашиваемого интерес к общению, постараться вызвать заинтересованность в даче правдивых показаний. Знание цели общения способствует активизации психических процессов. Так, например, если допрашиваемый знает, зачем его вызвали, понимает, что его показания имеют большое значение для дела, он лучше вспоминает и воспроизводит события. Этот путь воздействия рассчитан на положительные моральные качества допрашиваемого.

Процесс установления контакта в основном зависит от следователя, его профессиональной подготовки, опыта, авторитета и личностных качеств. Его эффективность определяется линией поведения следователя по отношению к допрашиваемому. Важно, чтобы допрос проводился ровным и спокойным тоном, без грубых и оскорбительных выражений и пренебрежения к допрашиваемому, чтобы к любому показанию следователь относился одинаково серьезно, с искренним интересом, независимо от степени важности сведений, получаемых при этом, не следует выражать удовольствие или разочарование при получении ответа.

Следователь всегда является объектом пристального изучения со стороны допрашиваемых. Находясь в возбужденном состоянии, они чутко реагируют на каждое проявление неуверенности с его стороны, на всю жизнь запоминают его слова. Допрашивая людей изо дня в день, следователь вырабатывает умение распознавать особенности психики допрашиваемых лиц, но, в то же время, может потерять чувство индивидуальности каждого допроса, привыкнуть к его атмосфере, что приводит к автоматизм в ведении допроса. Это симптом профессиональной деформации, и действенное средство борьбы с этим — самоконтроль.

К качествам, которыми должен обладать следователь, относятся также эмоциональная устойчивость, душевное равновесие, самообладание. Человек, который нервничает, легко теряет спокойствие. Чтобы сохранить самообладание, не следует резко разговаривать с допрашиваемым. Надо владеть собой, уметь обуздать вышедшие из-под контроля чувства. В некоторых случаях нужно сделать вид, что обдумывается услышанное, и только после этого говорить. Вспыльчивость, нетерпеливость, раздражительность, грубость — признаки профессиональной слабости.

Умение разговаривать с людьми — одно из важных коммуникативных качеств. Культура речи следователя — одна из предпосылок этичности его поведения. Важно не только уметь говорить и грамотно писать, нужно еще, чтобы речь была содержательной, понятной и выразительной. Грамотный следователь имеет больший авторитет и пользуется уважением у допрашиваемых. Для установления контакта с допрашиваемым следователю важно быть хорошим слушателем. Можно сказать, что в известном смысле этим определяется профессиональная пригодность следователя.

Для установления контакта и смягчения обстоятельств, мешающих этому, имеют значение и внешние факторы: порядок приглашения на допрос, процедура предупреждения допрашиваемого об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, место допроса, наличие посторонних раздражителей.

Место проведения следственного действия определяет следователь, исходя из конкретных обстоятельств расследуемого дела. При проведении допроса по месту жительства нежелательно делать это в квартире. Важно лишить допрашиваемого психологического преимущества, которое он испытывает, если допрос ведется у него дома. Для установления взаимопонимания между следователем и участниками уголовного процесса важно, чтобы допрос проводился наедине (когда иное не предусмотрено законом). В этом заложен глубокий психологический смысл. Контакт при допросе предполагает элемент доверительности. А там, где в комнате несколько человек, о ней не может быть и речи.

В связи с широким использованием в следственной практике аудиозаписи как средства фиксации показаний возникает вопрос, как отражается его применение на установлении контакта с лицами, проходящими по делу. При самом положительном отношении допрашиваемых к записи допроса следует все же признать, что применение аудиозаписи сказывается отрицательно. Во-первых, диктофон сковывает следователя: он больше заботится о форме и грамотности вопросов, а не о существе допроса. Живой беседы, необходимой дня установления контакта, не получается. Во-вторых, сознание того, что весь ход допроса будет записан на пленку, отрицательно влияет на допрашиваемого.

В целях облегчения установления психологического контакта расследование желательно поручать следователю, который является местным жителем и пользуется хорошей репутацией, знает язык коренного населения или одной национальности с допрашиваемым. В некоторых случаях бывает целесообразно передать дело другому следователю.

В процессе допроса следователю иногда приходится отступать от заранее намеченной линии поведения вследствие того, что допрашиваемый не готов еще рассказать правду. Нужно провести с ним подготовительную работу, т.к. следует избегать случаев, когда допрашиваемый скажет «нет», потому что затем ему труднее будет произнести «да».

1.3 Логическое управление процессом допроса

Тактика допроса строится с учетом положений формальной логики. В ходе его проведения широко используются тактические приемы, в основе которых лежат логические категории: анализ, синтез, сравнение, обобщение, аналогия и др. При допросе в процессе свободного рассказа допрашиваемому предоставляется полная возможность изложить факты в той логической последовательности, в которой он их наблюдал. Это оправдано, во-первых, потому, что при свободном рассказе допускается меньше ошибок и труднее бывает солгать, чем при ответах на вопросы, память воспроизводит события последовательно, легко и быстро. Поэтому не рекомендуется торопиться ставить допрашиваемому вопросы. Во-вторых, следователь не всегда знает, какой информацией располагает допрашиваемый. Последний же знает гораздо больше того, что может спросить у него следователь. В процессе свободного рассказа можно получить сведения об обстоятельствах, о которых следователь не имел представления. К тому же допрашиваемый, излагая факты в той последовательности, в которой он их воспринимал, легче вспомнит мелкие, но порой очень существенные для дела детали. Васильев В. Л. Юридическая психология: Учебник для вузов. — СПб: Питер, 2008. — 246 С.

Если в ходе допроса следователь обнаружит, что отдельные события допрашиваемым забыты, то надо помочь ему восстановить забытые факты, чему способствуют следующие тактические приемы.

1. Допрос в разных планах.

Допрашиваемого просят рассказать об интересующем следствие событии, подробно и последовательно повторить показания, начать с середины излагаемого факта, с конца события или вспомнить лишь отдельные его эпизоды. Повторение показаний с различных стадий повествования рассчитано на то, что допрашиваемый, напрягая свою память, при повторном рассказе вспомнит дополнительные обстоятельства и внесет уточнения в свой первоначальный рассказ.

2. Допрос о фактах, сопутствующих преступлению.

При этом проводится беседа с допрашиваемым об обстоятельствах, хотя и не имевших прямого отношения к делу, но смежных с ним по времени и месту происшествия. Здесь большую роль играют ассоциации: по сходству; по смежности, когда устанавливаются пространственные и временные отношения между предметами, явлениями; по контрасту — припоминание какого-нибудь факта, предмета, вызывающего воспоминание о другом факте или предмете, отличающемся прямо противоположными признаками; причинно-следственные, при которых факты и предметы вспоминаются как следствия или, наоборот, как причины следствий.

3. Предъявление вещественных доказательств.

Процесс вспоминания опирается не только на мыслительные ассоциации, но и на непосредственные зрительные ощущения, в значительной степени оживляющие память. Допрашиваемый, узнав предмет, который видел в момент преступления, вспомнит детали, связанные с ним, а заодно и с данным событием.

4. Допрос на месте события.

В этом случае допрашиваемому оказывается помощь в восстановлении и оживлении в памяти определенных событий путем, повторного их восприятия. Однако производство допроса на месте совершения преступления вызывает определенные организационные трудности.

5. Проведение очной ставки.

Это способствует оживлению памяти, заставляет вспомнить события, связанные с данной личностью. При решении вопроса о порядке и условиях проведения очной ставки следует принять меры к недопущению оказания психического воздействия ее участников друг на друга, так как вместо ожидаемого положительного результата может произойти обратное.

6. Ознакомление допрашиваемого с показаниями других лиц.

Здесь нужно соблюдать следующее правило: допрашиваемый знакомится не со всеми показаниями того или иного лица, а только с той их частью, которая будет способствовать оживлению его памяти. С этой же целью допрашиваемому можно напомнить его прежние показания. Но это не должно принимать форму подсказки и делается лишь после того, как он дал новые показания, противоречащие предыдущим.

Иногда допрашиваемые, чтобы заполнить пробелы в памяти, дополняют показания на основе логики и воображения в соответствии со своими обычными представлениями о нормальном ходе вещей. Следует также иметь в виду, что допрашиваемый, не припомнив факта, о котором его спрашивает следователь, может дать неверные ответы не из желания обмануть, а просто потому, что не в силах вспомнить забытое. Свидетель дает воспринимаемым событиям свою нравственную оценку, субъективно окрашивает их, в чем наглядно убеждаешься при допросе нескольких свидетелей, наблюдавших одно и то же событие. Их показания всегда различны в деталях.

Если в деле имеются доказательства, то следует применить метод прямого логического убеждения в бесполезности ложных показаний. Для этого доказательства анализируют, устанавливают между ними связь, определяют их значение для дела. Этот тип доводов называют логическим. Он основан на доказательствах, факты здесь истинны, логика безупречна, выводы правильны. Задача следователя заключается в последовательном их предъявлении. Доказательства желательно предъявлять по мере нарастания их изобличающей силы, чтобы постепенно привести допрашиваемого к выводу о необходимости дать правдивые показания. Основное назначение вещественных доказательств на допросе — активизация ассоциативных связей у свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого с целью лучшего припоминания обстоятельств, по которым даются показания.

Более трудно в тактическом отношении проводить допрос, когда имеются подозрения, основанные на косвенных уликах, есть определенная уверенность в виновности подозреваемого, но нет прямых доказательств, которые можно было бы использовать для изобличения. Тактическими приемами, основанными на логике, здесь будут: подробный допрос с последующим анализом показаний для выявления в них противоречий; повторный допрос в иной последовательности; косвенный допрос, постановка встречных и опережающих вопросов. Еникеев М. И. Юридическая психология: Учебник для вузов. — М: Норма, 2008. -118 С.

По групповым делам хорошие результаты дают подробные допросы с сопоставлением показаний допрашиваемых для выявления и демонстрации в них противоречий. Допрашиваемого можно подвести к мысли о том, что в даче правдивых показаний его могут опередить соучастники, и тогда он предстанет перед судом в невыгодном свете. Этот прием эффективен, так как каждый из соучастников боится, что другой признается первым или переложит свою вину на других. Но, пользуясь этим приемом, надо говорить о действиях соучастников не как о факте, а лишь как о возможности их поведений. В противном случае это будет обманом, и допрашиваемый может потребовать очной ставки с соучастником или протокол его допроса.

Также, если недостаточно прямых доказательств, могут применяться приемы, допускающие создание у допрашиваемого определенных представлений (например, убеждения в том, что у следователя достаточно доказательств, полностью изобличающих его, оставление допрашиваемого в неведении об объеме доказательств). Чтобы создать у допрашиваемого преувеличенное представление об осведомленности следователя, может быть использована информация о прошлом допрашиваемого и его поведении перед вызовом на допрос. Осведомленность следователя об этих фактах логически распространяется допрашиваемым и на обстоятельства совершенного преступления. Широко применяются и такие тактические приемы допроса, как контроль, уточнение, изменение темпа допроса, выжидание, постановка неожиданного вопроса.

ГлаваII. Психологические и тактические особенности допроса участников уголовного процесса

2.1 Допрос свидетеля

Подготовка к допросу свидетеля включает тщательный анализ материалов дела, уяснение специфики данного допроса, сбор сведений о личности свидетеля, о его отношении к обвиняемому, определение времени и места допроса, способа вызова, составление плана допроса, т. е. обеспечение всех условий, необходимых для его успешного проведения. Из числа выявленных свидетелей надо сделать правильный выбор. Важно тактически правильно определить последовательность допроса свидетелей. Сначала целесообразно допросить тех из них, которые в силу благоприятных условий восприятия события, жизненного опыта или профессиональной подготовки могут более полно рассказать о фактах, интересующих следствие.

Свидетелей в зависимости от того, дают они правдивые показания или заведомо ложные, принято делить на добросовестных и недобросовестных. Это деление условно, ибо один и тот же свидетель при допросе может дать по одному факту правдивые показания, а по другому — ложные. Кроме того, добросовестный свидетель может заблуждаться и давать показания, не отвечающие действительности. Непроизвольные ошибки — явление частое и подчас незаметное для самого свидетеля.

Тактические приемы допроса добросовестного свидетеля, искренне желающего дать правдивые показания, направлены на то, чтобы помочь ему как можно правильнее и полнее рассказать то, что он лично наблюдал или слышал, помочь вспомнить забытое. Его показания проверяются и сопоставляются с теми, которые он давал ранее, и со сведениями, имеющимися в других материалах дела.

Иные тактические приемы избирает следователь для получения правдивых показаний от свидетелей, дающих ложные показания или вообще не желающих их давать. Эти приемы преследуют цель изобличения лжесвидетеля.

Следователю надо установить причины лжи и запирательства, изобличить такого свидетеля во лжи, получить от него полные и объективные показания. Если он отказывается давать показания, следователь разъясняет вредность такого поведения как для него самого, так и для лиц, проходящих по делу, убеждает дать правдивые показания, объясняет, что правдивые показания способствуют выяснению обстоятельств и в совокупности с другими доказательствами помогают установлению истины по делу. Преодолеть молчание свидетеля и выявить ложь в его показаниях можно путем предъявления ему собранных по делу доказательств, в том числе и оглашением показаний других лиц, а также проведением очных ставок между свидетелями, свидетелем и обвиняемым, чистосердечно раскаявшимся в содеянном. Если свидетель не дает показаний из-за боязни мести со стороны обвиняемого, его родственников, необходимо рассеять эти опасения и принять меры, направленные на охрану свидетеля от постороннего влияния и приведения угроз в исполнение.

2.2 Допрос потерпевшего

Показания многих потерпевших перенасыщены оценочными элементами, тогда как доказательственное значение имеют только фактические сведения. Различно и отношение потерпевших к установлению истины. Наряду со стремлением содействовать установлению истины могут быть и другие мотивы в поведении отдельных потерпевших — от безразличия до прямого противодействия следствию.

При взаимодействии следователя с потерпевшим следует учитывать негативно-эмоциональное состояние последнего, возникшее в результате преступления и его последствий.

Психические состояния потерпевшего (особенно при совершении над ним насильственных действий) следует отнести к экстремальным психическим состояниям (стресс, аффект, фрустрация), вызывающим существенные сдвиги его отражательно-регуляционной сфере.

В конфликтных ситуациях сужается сознание потерпевшего, ограничиваются его адаптивные возможности. Травмирующее воздействие событий приводит к преувеличению потерпевшими временных интервалов (иногда в 2−3 раза). Грубые физические воздействия, являясь сверхсильными раздражителями, вызывают нарушение психической деятельности. Однако это не означает, что потерпевшие способны лишь дезориентировать следствие. Многие действия, совершенные до преступления, в подготовительной его стадии, запечатлеваются в их памяти. Во многих случаях потерпевшие запоминают приметы и действия преступника. У потерпевших от полового насилия возникает чувство депрессии, апатии, обреченности, усугубляющееся представлениями о возможной беременности и заражении венерическими заболеваниями. Нередко показания этой категории потерпевших умышленно искажаются с целью сокрытия неблаговидных поступков.

Для многих потерпевших характерно состояние повышенного уровня тревожности и как следствие этого — дестабилизация личной психической активности, нарушеность социальной адаптированности, адекватности поведения. Повторное обращение к аффектогенным обстоятельствам может вызвать напряженное психическое состояние, непроизвольный уход от психотравмирующих обстоятельств. Все это требует особой чуткости, тактичности и внимательности со стороны следователя.

Нередко потерпевшим приходится участвовать в многочисленных допросах и очных ставках, неоднократно выезжать на место происшествия, опознавать участников преступления. В этих условиях у потерпевших может непроизвольно сформироваться механизм психической защиты от повторных психотравмирующих воздействий. Прикладная юридическая психология под ред. А. М. Столяренко. М.: 2004 .- 302 С.

Стремление выйти из сферы следствия может привести к поспешным конформным показаниям, согласию с предложениями следователя. Следует учитывать и возможное воздействие на потерпевшего со стороны обвиняемого и его родственников и друзей. Особенно тщательному психологическому анализу должны подвергаться просьбы потерпевшего о прекращении дела, которые часто вызываются психическим давлением со стороны заинтересованных лиц. О переходе потерпевшего от правдивых показаний к ложным свидетельствуют, как правило, его психическая напряженность, замкнутость, формальность речевых построений. В этих ситуациях следователь должен понять, кто и каким образом мог оказать психическое давление на потерпевшего, воспроизвести возможный ход рассуждений заинтересованных лиц, показать их несостоятельность.

В необходимых случаях следователь преодолевает негативное психическое воздействие на подозреваемого со стороны заинтересованных лиц, вызывая их на допрос и предупреждая об уголовной ответственности за подстрекательство потерпевшего к даче ложных показаний или понуждение к даче им ложных показаний.

2.3 Допрос подозреваемого

Подозреваемый, задержанный по «горячим следам», психологически не готов к допросу. Нередко подозреваемый допрашивается сразу же после совершения преступления, когда еще не продумана линия поведения. Фактор внезапности при допросе лишает его возможности придумать ту или иную версию, оценить значение имеющихся у следователя доказательств. Подозреваемый должен быть обыскан и здесь же допрошен о принадлежности найденных у него вещей, предметов, содержании записей. Выяснение этих обстоятельств способствует установлению личности задержанного, раскрытию преступлений, которые не были известны.

Перед допросом следователь должен уяснить, о каких фактах пока нецелесообразно допрашивать подозреваемого, в отношении каких подробностей следует оставить его временно в неведении. Это в большинстве случаев способствует уличению допрашиваемого во лжи. Оставление подозреваемого в неведении не следует смешивать с сообщением ему какой-нибудь неправды. Следователь должен попытаться оценить показания подозреваемого, определить, насколько они соответствуют действительности. Как правило, непричастное к преступлению лицо не только дает развернутые показания по обстоятельствам, послужившим причиной его задержания и подозрений, но и указывает пути их проверки. Подозреваемый же, причастный к преступлению, пытаясь уйти от ответственности, нередко опровергает подозрения с помощью наивных аргументов либо вовсе отказывается давать показания.

Подозреваемые внимательно следят за следователем, стараются получить информацию об обстоятельствах дела, особенно о доказательствах, имеющихся против них. Некоторые подозреваемые пытаются вывести следователя из равновесия, спровоцировать его на резкий тон, сбить с намеченного плана допроса и заставить закончить допрос психологическим срывом.

Иногда опытные преступники на случай задержания заранее подготавливают доказательства своего алиби. Проверка алиби подозреваемого проводится следующим образом. Подозреваемого подробно допрашивают по обстоятельствам, связанным с его алиби. Если, несмотря на значительный промежуток времени, отделяющий допрос от преступления, он последовательно и подробно описывает то, что делал на всем протяжении дня, когда совершено преступление, это должно насторожить следователя. Запоминаются лишь наиболее яркие, необычные. И так как преступление, совершенное подозреваемым, относится к разряду необычной деятельности, оно запоминается исключительно хорошо. Принимая во внимание желание подозреваемого удержать в памяти обстоятельства преступления и подготовить алиби, становится понятно, почему так ярко описываются им события того дня. Также для проверки показаний подозреваемого можно рекомендовать проведение ряда повторных допросов по обстоятельствам, связанным с алиби, меняя при этом последовательность в изложении фактов. Сопоставление показаний подозреваемого даст возможность выявить неточности и противоречия, изобличающие его.

Если подозреваемый сознался в совершенном преступлении и дал правдивые показания, его следует допросить самым подробным образом для того, чтобы эти показания можно было перепроверить и подтвердить с помощью других доказательств. Во время допроса обращается внимание не только на то, о чем говорит подозреваемый, но и как он это говорит; на связь между его словами и поступками. Переживания, волнения, боязнь изобличения и наказания проявляются и вовне. В частности, от страха «пересыхает во рту», при волнении более обильно выделяется пот. Наблюдая за поведением подозреваемого во время допроса, можно заметить, что чем больше задевает его предмет допроса, тем больше он нервничает: играет носовым платком, двигает руками и ногами, постоянно поправляет галстук, нервно барабанит по столу, выражение лица его часто меняется. Обнаружение таких физиологических сигналов психологического состояния подозреваемого может рассматриваться в качестве указателей тактики допроса, но лишенных какой бы то ни было доказательственной силы. То или иное поведение подозреваемого и обвиняемого на допросах, тон ответов, манера держаться и т. п. не могут рассматриваться как доказательства виновности, поскольку могут быть вызваны и причинами, не связанными с исследуемым по делу событием. Допрашиваемый может выражать признаки беспокойства, теряться, давать путанные объяснения, проявлять неуверенность не потому, что в чем-то виновен, а от психического напряжения, непривычности обстановки, наконец, боязни, что ему не поверят, не разберутся объективно по всем случившемся. На один и тот же раздражитель у разных людей реакция будет различной, сугубо индивидуальной. Здесь все зависит от личный свойств, от темперамента, от состояния нервной системы, впечатлительности, обстановки допроса и т. д. Но не учитывать эти психические признаки состояния человека нельзя. Именно они позволяют установить, в каком месте допроса подозреваемого покидает спокойствие, чем вызывается его волнение, какова его энергия и воля сопротивления в данный момент.

2.4 Допрос обвиняемого

В тактическом отношении следователю важно получить от обвиняемого правдивые показания, ибо он является богатейшим источником информации об обстоятельствах совершенного им преступления. Кроме того, признание обвиняемым своей вины имеет важное психологическое значение — оно разряжает конфликтную ситуацию всего расследования.

Для допроса обвиняемого большое значение имеет правильный выбор момента его проведения, который определяется следователем в зависимости от обстоятельств дела. Допрос обвиняемого начинается с вопроса о том, признает ли он себя виновным в предъявленном обвинении. От того, как он ответит на этот вопрос, зависит последующая тактика его допроса. Он может признать себя виновным полностью, частично или невиновным вовсе, наконец, менять показания. В зависимости от отношения к предъявленному обвинению и объективности показаний различают пять основных типичных следственных ситуаций:

а) обвиняемый полностью признает себя виновным, чистосердечно и объективно рассказывая о содеянном, что соответствует собранным по делу материалам;

б) обвиняемый полностью признает себя виновным, но в его показаниях содержатся сведения, противоречащие материалам дела;

в) обвиняемый частично признает себя виновным, и в его показаниях также содержатся сведения, противоречащие собранным материалам;

г) обвиняемый не признает себя виновным, объясняя причину этого;

д) обвиняемый не признает себя виновным и отказывается давать показания.

В том случае, если обвиняемый полностью признает себя виновным, следователь выясняет, не признался ли он в малом с целью сокрытия более тяжкого преступления. Ложные признания вины могут быть уловкой обвиняемого, который надеется избежать ответственности за более тяжкое преступление. Правдивые показания обвиняемого следует подкрепить другими доказательствами. Для этого существует несколько путей. Во-первых, от обвиняемого необходимо получить показания о фактах, которые может знать только лицо, совершившее преступление. Во-вторых, его показания надо записать самым подробным образом, каждое обстоятельство проверить контрольным вопросом: «Чем подтверждается тот или иной факт?» В-третьих, чтобы проверить, подтвердить или опровергнуть показания обвиняемого, рекомендуется провести другие следственные действия, вытекающие из его показаний.

Чем острее конфликт между следователем и допрашиваемым, тем сложнее допрос, тем важнее выяснить и устранить причины, обусловившие конфликт. Это позволяет смягчить или полностью устранить конфликтную напряженность.

Допрос обвиняемого, который не дает правдивых показаний, лучше начать с мелочей, издалека, с отвлекающей беседы, расспросить его о судимостях, узнать, где отбывал наказание, где жил и работал. Важное значение для изучения личности обвиняемого и установления с ним контакта приобретает его допрос по вопросам, анкетной части протокола. Обвиняемому надо дать высказаться до конца, не перебивая, и как можно подробнее занести его показания в протокол. По ходу показаний задаются вопросы незначительные и важные, среди них и такие, на которые уже известен правильный ответ. Когда протокол подписан и обвиняемый окончательно вошел в свою роль, думая, что ему удалось обмануть следователя, нужно, проанализировав его показания, объяснить обвиняемому, что обман давно раскрыт и его не прерывали лишь по тактическим соображениям. Иногда во время допроса чувствуется внутренняя неуверенность обвиняемого: показания не имеют строго выдержанного плана, произносятся с запинкой; постоянно наблюдает за реакцией следователя на его показания. Если следователь заметил эту неуверенность, надо пресечь попытку говорить неправду, изобличив допрашиваемого имеющимися доказательствами.

Но бывают случаи, когда обвиняемый, несмотря на то, что лживость его показаний очевидна, продолжает изворачиваться. И когда следователь изобличает его доказательствами, частично признает свою вину, а затем снова все отрицает. Наконец, не выдержав поединка, он делает «чистосердечное» признание и просит следователя разрешить ему самому написать «всю правду». Оказывается все это было разыграно с целью ввести следователя в заблуждение и преподнести ему в форме признания очередную ложь. Вскоре следователь убеждается в том, что он обманут.

В том случае, если обвиняемый упорно не желает давать правдивые показания, более правильно в отношении него избрать тактику постепенного предъявления отдельных доказательств. Каждый такой допрос хотя и не достигает цели сразу, но все же оказывает на обвиняемого определенное влияние. Когда же позиция обвиняемого будет поколеблена, то все имеющиеся известные ему доказательства и новые улики могут быть предъявлены ему в совокупности. Обвиняемый, дающий ложные показания, после допроса проявляет растерянность и все время возвращается к мысли, что его отпирательство не имеет смысла, что он уличен и уже нет сил продолжать запираться. Романов В. В. Юридическая психология: Учебник для вузов. — М, 2010. -207 С.

Трансформирование негативной позиции допрашиваемого в положительную — сложный психологический процесс: сначала — общая нервозность и неуверенность, затем — осторожная попытка сказать правду. Как правило, размышления о том, следует ли сказать правду или все же лучше продолжать упорствовать, ведут к внутренней борьбе. Допрос для обвиняемого — затруднительная, жизненно важная ситуация, вызывающая тревогу, беспокойство, растерянность, эмоциональную напряженность, умственную настороженность. Лишь немногие имеют силу и самообладание не показать, какая внутренняя борьба положительных и отрицательных мотивов происходит у них. И задача следователя состоит в том, чтобы содействовать победе положительных мотивов, получению правдивых показаний.

Известно, что, если человека постоянно занимает одна какая-то мысль, возникает обостренная потребность поделиться ею с кем-нибудь. И чаще всего после этого у человека наступает душевное облегчение и успокоение.

Следует по возможности облегчить обвиняемому путь к признанию, ведь любому человеку трудно сознаться во лжи. Может быть, вместо прямого вопроса обвиняемому о том, как он совершил данное преступление, следует задать другой: зачем он это сделал? Внешне это похоже на наводящий вопрос, а в действительности это лишь способ постановки вопроса. Часто после такого вопроса обвиняемый просит перенести допрос на следующий день либо демонстративно отказывается давать показания. В последнем случае допрос следует прервать, дать обвиняемому возможность взвесить все доказательства, которые убедят его в необходимости рассказать правду. Если обвиняемый, чтобы выиграть время, просит перенести допрос, «дать ему подумать», обещает завтра рассказать правду, допрос прерывать нецелесообразно. Перенести допрос на следующий день — значит дать «остыть» обвиняемому, он взвесит все «за» и «против» и подготовится к допросу с учетом имеющихся в деле доказательств.

Обвиняемому, не признающему свою вину, следует объяснить, к каким последствиям может привести это запирательство. Например, если не будут возвращены похищенные материальные ценности, его имущество будет описано, а ему предъявлен гражданский иск. В отдельных случаях это может побудить обвиняемого дать правдивые показания. Изобличить лицо, вошедшее в острый конфликт со следователем, можно и путем проведения очных ставок. Положительное психологическое воздействие на допрашиваемого оказывает серия приемов, действующих с нарастающей силой. Это приводит его к мысли, что он полностью изобличен и следует изменить позицию отрицания установленных фактов. Иногда обвиняемый, не желая признать себя изобличенным, не дает на очной ставке правдивых показаний, хотя психологически уже готов к этому. В таких случаях после очной ставки следует допросить его еще раз. В отсутствие другого участника очной ставки допрашиваемый может дать правдивые показания.

Тактика допроса во многом определяется личностью допрашиваемого, особенностями конкретного преступления. Способы осуществления тактических приемов допроса являются одинаковыми, независимо от вида расследуемого преступления. Но, разумеется, различны их стороны, т. е. выясняемые вопросы, круг допрашиваемых, учет их роли в деле и т. д., а это и составляет специфику применения тактических приемов допроса при расследовании отдельных видов преступлений.

Психология взаимодействия следователя с обвиняемым определяется и теми общими характерологическими особенностями, которые присущи лицам, совершающим определенные виды преступлений. Следователь должен учитывать, что, например, насильники, как правило, отличаются крайним эгоизмом, примитивно — анархическими устремлениями, неспособностью к эмоциональному сочувствию, жестокостью и агрессивностью. Жесткая позиция необходима в отношении лиц, обвиняемых в злостном убийстве. Взаимодействуя с так называемыми «случайными» убийцами, следователь должен всесторонне учитывать неблагоприятные бытовые обстоятельства в их жизни. Взаимодействуя с лицами, привлеченными к уголовной ответственности по обвинению в изнасиловании, следователь должен иметь в виду такие их психические особенности, как бесстыдство, крайняя вульгарность, разнузданная чувственность, аморальность. Определенные общие психологические особенности присущи и лицам, обвиняемым в корыстно-насильственных преступлениях. Так, грабежи и разбои совершают как правило, лица с крайней антисоциальной и антиправовой ориентацией. Для них характерны глубокая аморальность, пьянство. Наряду с этим они во многих случаях отличаются повышенным самоконтролем, способностью к устойчивому тактическому противодействию.

2. 5 Допрос несовершеннолетних участников следственных действий

Знание следователем общих положений формирования и развития личности несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых способствует выбору тактических приемов допроса, установлению психологического контакта, оказанию воспитательного воздействия в целях профилактики преступлений.

Еще на стадии подготовки к допросу следователь должен приложить усилия, чтоб выявить намерения несовершеннолетнего во время допроса — будет ли он искренним или нет. Для этих целей была адаптирована к допросу несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых программа определения намерений несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого при производстве данного следственного действия, включающая две взаимосвязанных беседы-опроса, проводимых до допроса, в ходе которых последовательно проводится диагностика причастности несовершеннолетнего к преступлению.

Прогнозируя поведение несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого во время предстоящего допроса, следователь должен планировать и свое поведение, основываясь на способности к рефлексивным рассуждениям подростка, которые в силу возрастных особенностей и несформированности интеллектуальной сферы не могут выходить за первый ранг рефлексивных рассуждений — «я думаю, что он думает», а в некоторых случаях ограничиваются анализом своих собственных чувств, эмоций, переживаний.

Статья 425 УПК РФ предусматривает обязательное участие в допросе педагога или психолога. Однако закон не указывает, в каких случаях к допросу несовершеннолетнего привлекается педагог, а в каких — психолог. Решение об этом принимает следователь, но с учетом комплекса факторов. На наш взгляд, если ребенок учится в специализированной школе, страдает какими-либо расстройствами, то привлекать к участию в допросе необходимо педагога, имеющего опыт работы по обучению и воспитанию подростков именно с теми формами нарушений, которыми страдает допрашиваемый ребенок. Если подобные сведения о допрашиваемом подростке отсутствуют, то наибольший эффект будет достигнут при привлечении к участию в допросе психолога, обладающего специальными знаниями в области детской, подростковой и юношеской психологии, имеющего практический опыт работы с несовершеннолетними одного возраста с допрашиваемым. В идеальном варианте школьный психолог и знающий подростка педагог должны присутствовать на допросе вместе. Сочетание используемых при допросе психолого-педагогических знаний позволит провести данное следственное действие без лишнего негативного воздействия и травмирования психики подростка. Следователь должен также решить вопрос о том, какого педагога, знакомого или незнакомого допрашиваемого, следует пригласить для участия в допросе. До начала допроса желательно выяснить мнение самого допрашиваемого, в присутствии кого — женщины или мужчины, знакомого или незнакомого — он предпочитает давать показания. Такой подход удовлетворяет претензии подростка на взрослость, он осознает, что с его мнением считаются. Такое отношение следователя способствует установлению психологического контакта, продуктивности предстоящего допроса, устранению поводов для противопоставления себя следователю. Смирнов В. Н. Юридическая психология: Учебник для вузов. — М, 2010. -168 С.

Правильное определение места и времени проведения допроса несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого способствует установлению доверительных отношений со следователем и, как следствие этого, получению правдивых показаний.

Если при допросе возникает ситуация, когда ни следователь, ни привлеченный к участию в допросе психолог или педагог не могут разрушить недоверие, равнодушие и подозрительность подростка, то можно говорить о возникновении психологического барьера, который может быть нейтрализован с помощью накопления согласий; демонстрации общности взглядов, оценок, интересов по некоторым вопросам; психологического поглаживания. Для установления и поддержания психологического контакта с несовершеннолетним подозреваемым, обвиняемым во время допроса следователь может использовать следующие приемы: создание исходных благоприятных психологических условий для решения задач допроса; само презентация личности следователя, справедливое, доброжелательное отношение к подростку, отказ от демонстрации своего превосходства; изучение личности подростка, его психологических особенностей и психических состояний; презумпция доверия; подчинение общения решению задач правового воспитания; демонстрация искренности следователя; поиск точек согласия в решаемой проблеме; совместный поиск взаимоприемлемого решения проблемы; актуализации мотивов искренности.

Заключение

Таким образом, психологический контакт является неотъемлемым компонентом любого следственного действия, связанного с процессами профессионального общения. Формы межличностного взаимодействия в этих условиях могут быть самыми разными: от глубокого конфликта до полного взаимопонимания с совпадением целей. Однако наличие обратной связи в процессах общения с участником следственного действия указывает на наличие контакта (коммуникации, вызываемой и корректируемой по каналам обратной связи). Психологический контакт как метод синтезирует в себе сложный комплекс методов, о которых ранее шла речь. Число методов, их объем, цели, инструментальные качества в каждом отдельном случае с учетом следственной ситуации, личностей следователя и участника следственного действия. Содержание метода психологического контакта в различных ситуациях может быть различным по системе и структуре. Это позволяет сделать вывод о гибкости данного метода, его высоком тактическом потенциале.

Государство в настоящее время должно оказать поддержку следственным работникам, так как они, наряду с рядом других государственных служащих, ведут работу от имени государства, наделены определенными властными полномочиями и вступают в контакт с лицами, преступившими закон, одни из первых. Стабильность следственного аппарата правоохранительных органов помимо определенной материальной и иной их заинтересованности требует от Государства психологической поддержки. Необходимо на государственном уровне поднять авторитет следственных работников, обеспечить на должном уровне их профессиональную неприкосновенность в следствии чего крайне необходимо создание закона о статусе следователей наряду с принятым законом о статусе судей.

Библиографический список

1. Уголовно-процессуальный кодекс РФ (УПК РФ)

2. Аминов И. И. Юридическая психология: учебное пособие для студентов. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2008. -271с.

3. Васильев В. Л. Юридическая психология: Учебник для вузов. — СПб: Питер, 2008. -608с.

4. Еникеев М. И. Юридическая психология: Учебник для вузов. — М. :Норма, 2008.- 512с.

5. Прикладная юридическая психология под ред. А. М. Столяренко. М. :2004.- 473с.

6. Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей.- М.: Юрлитинформ, 2001. - 352с.

7. Романов В. В. Юридическая психология: Учебник для вузов. — М.: 2010. -525с.

8. Смирнов В. Н. Юридическая психология: Учебник для вузов. — М.: 2010. -319с.

9. Шехтер М. С. Зрительное опознание. Закономерности и механизмы. М. :1981. -263с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой