Психологический портрет агрессивного подростка

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Федеральное Агентство РФ

Белгородский Государственный Университет

Факультет Психологии

Кафедра возрастной и социальной психологии

Курсовая работа по дисциплине «Возрастная психология» на тему:

«Психологический портрет агрессивного подростка»

Выполнила:

студентка III курса

группы 150 403

Здесенко Елена

Научный руководитель:

кандидат психолог. наук, доц. Аксенова И. В.

Белгород 2006 г.

Содержание:

Введение

Глава I. Теоретические основы изучения личности агрессивного подростка.

1.1 Теоретические подходы к рассмотрению понятия агрессия

1.2 Возрастные особенности подростка

Глава II

2.1 Описание используемых методов и методик

2.2 Описание выборки

2.3 Интерпретация полученных результатов

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Напряженная, неустойчивая социальная, экономическая, экологическая, идеологическая обстановка, сложившаяся в настоящее время в нашем обществе, обусловливает рост различных отклонений в личностном развитии и поведении растущих людей. Среди них особую тревогу вызывают не только прогрессирующая отчужденность, повышенная тревожность, духовная опустошенность детей, но и их цинизм, жестокость, агрессивность. Наиболее остро этот процесс проявляется на рубеже перехода ребенка из детства во взрослое состояние -- в подростковом возрасте. Причем проблема агрессивности подростков, которая затрагивает общество в целом, вызывает как глубокое беспокойство педагогов, родителей, так и острый научно-практический интерес исследователей. Однако попытки объяснения агрессивных действий молодых людей затрудняются тем, что не только в обыденном сознании, но и в профессиональных кругах и во многих теоретических концепциях явление агрессии получает весьма противоречивые толкования, мешая как его пониманию, так и возможности воздействия на нивелирование агрессивности.

Подростковый возраст в литературе описан очень широко. Нет, пожалуй, другого возраста, которому уделялось бы такое внимание. Подростковый возраст обычно характеризуют как переломный, переходный, критический, но чаще как возраст полового созревания и переход к взрослости. Рост агрессивных тенденций в подростковой среде отражает одну из острейших социальных проблем нашего общества, где за последние годы резко возросла молодежная преступность, особенно преступность подростков. Исходя из того, что в наше время проблема агрессивности в подростковом возрасте встречается довольно часто, это и послужило выбором данной темы.

Но существует проблема: какими качествами обладает агрессивный подросток?

Целью нашего исследования является описание психологического портрета агрессивного ребенка.

Объектом исследования выступают личностные особенности подростка.

Предметом исследования являются личностные особенности агрессивного подростка.

Исходя из проблемы нашего исследования, можно выдвинуть гипотезу, что агрессивный подросток обладает такими качествами, как неуверенность в себе, упрямство, ревнивость, эмоциональность, имеет постоянные интересы, несобранный, ленивый, независимый.

Задачами нашего исследования являются:

1. Теоретический анализ подходов к понятию «агрессии».

2. Теоретический анализ подросткового возраста.

3. Выявление агрессивных подростков.

4. Описание личностных качеств подростков.

5. Составление психологического портрета агрессивного подростка.

Исследование проводилось на базе средней школы № 47. В выборку нашего исследования вошли учащиеся восьмого класса. В данной работе мы использовали метод беседы, теста и обработка продуктов деятельности, а так же методику диагностики уровня агрессии А. Басса и А. Дарки и многофакторное исследование личности Р. Кеттелла.

Глава I. Теоретические основы изучения личности агрессивного подростка

1.1 Теоретические подходы к рассмотрению понятия агрессия

Проблемой рассмотрения агрессии занимались многие как отечественные, так и зарубежные психологи. Из зарубежных психологов агрессией занимались такие, как Х. Дельгадо, Дж. Каган, Фишбах, Кауфман, З. Фрейд, А. Басс. Из отечественных психологов, которые рассматривали агрессию, были М. Семенюк, Н. Д. Левитов, А. Бойко и многие другие психологои.

До сих пор нет четкого определения понятия «агрессия». Известно, что в быту термин «агрессия» имеет широкое распространение для обозначения насильственных захватнических действий.

Агрессия (и агрессоры) всегда оцениваются резко отрицательно как выражение антигуманизма, насилия, культа грубой силы. В то же время имеются случаи, когда об агрессивных действиях говорят как об энергично наступательных и дают им положительную оценку. Это обычно делается, если речь идет о спортивных состязаниях: отсутствие у команды спортивной «злости» или агрессивности оценивается как существенный недостаток. Однако «положительная агрессия» является, скорее, исключением, имеющим место в узко специальной сфере. [10]

Агрессия — мотивированное деструктивное поведение, противоречащее нормам и правилам сосуществования людей в обществе, наносящее вред объектам нападения (одушевленным и неодушевленным), приносящее физический ущерб людям или вызывающие у них психологический дискомфорт (отрицательные переживания, состояния напряженности, страха, подавленности и т. п.). 17]

Выделяются следующие виды агрессии:

1. Физическая (нападение) — использование физической силы против другого лица или объекта;

2. Вербальная — выражение негативных чувств как через форму (ссора, крик, визг), так и через содержание вербальных реакций (угроза, ругань);

3. Прямая — непосредственно направленная против какого — либо объекта или субъекта;

4. Косвенная — действия, которые окольным путем направлены на другое лицо (злобные сплетни, шутки и т. п.), и действия, характеризующие направленностью и неупорядоченностью (взрыва ярости, проявляющиеся в крике, топании ногами, битье кулаками по столу);

5. Инструментальная, являющаяся средством достижения какой — либо цели;

6. Враждебная — выражается в действиях, целью которых является причинение вреда объекту агрессии;

7. Аутоагрессия — проявляющаяся в самообвинении, самоунижении, нанесении себе телесных повреждений вплоть до самоубийства. [16]

Агрессивное поведение является одной из форм реагирования на различные неблагоприятные в физическом и психическом отношении жизненные ситуации, вызывающие стресс, фрустрацию и другие состояния. Психологически агрессивное поведение выступает одним из основных способов решения проблем, связанных с сохранением индивидуальности и тождественности, с защитой и ростом чувства собственной ценности, самооценки, уровня притязаний, а также сохранением и усилением контроля над существенным для субъекта окружением. Агрессивные действия выступают в качестве:

1. Средства достижения какой — либо значимой цели;

2. Способа психологической разрядки;

3. Способа удовлетворения потребности в самореализации и самоутверждении.

Основные теоретические подходы к исследованию агрессии могут быть обозначены как этологический, психоаналитический, фрустрационный и бихевиористический. [7]

В психолого-педагогических аспектах работы с агрессивными подростками вычленяются три основных направления: диагностические методы определения типа нарушения поведения подростка; организационные мероприятия и рекомендации по построению работы с агрессивными подростками; содержание воспитательной работы с такими детьми, включая воздействие на окружающую их среду, в том числе семью и прочее.

Существуют различные подходы к пониманию агрессии. Психологи, находящиеся на бихевиористских позициях, обычно говорят об агрессивном поведении, т. е. об открытых, внешне выраженных действиях. Эти действия очень активные, часто инициативные и всегда приносящие объекту (человеку, а в некоторых случаях и неодушевленному предмету) какой-то вред.

Таким образом, агрессивные действия всегда вредоносны, но степень этой вредоносности зависит как от агрессора, так и от оказываемого ему сопротивления. [10]

Обычно указывается, что агрессивные действия весьма разнообразны по форме и по причиняемому вреду. Так, многие преступления рассматриваются как проявление агрессии: посягательства на благополучие и жизнь человека, например. В то же время, агрессивное поведение нередко выражается в грубых, оскорбительных, насмешливых или язвительных словах. Такого рода, агрессивные слова порой воспринимаются даже более болезненно, чем агрессивные действия.

Американские исследователи агрессии пришли к выводу, что о ней нельзя судить лишь по внешнему поведению. Если один человек бьет, это еще не означает, что он действует агрессивно. Так, Дж. Каган справедливо утверждал, что для суждения об агрессивности акта необходимо знать его мотивы и то, как он переживается. Подобным образом Фишбах настаивал на включении мотивационных торов в определение агрессии.

К настоящему времени различными авторами предложено множество определений агрессии, ни одно из которых не может быть признано исчерпывающим и общеупотребительным. Представляется возможным выделить следующие трактовки этого понятия.

Во-первых, под агрессией понимается сильная активность, стремление к самоутверждению. Так, Л. Бендер, например, говорит об агрессии как тенденции приближения к объекту или удаления от него, а Ф. Аллан описывает ее как внутреннюю силу (не объясняя происхождения), дающую человеку возможность противостоять внешним силам.

Во-вторых, под агрессией понимаются акты враждебности, атаки, разрушения, то есть действия, которые вредят лицу или объекту. Например, X. Дельгадо утверждает, что «человеческая агрессивность есть поведенческая реакция, характеризующаяся проявлением силы в попытке нанести вред или ущерб личности или обществу». [8]

В то же время многие авторы разводят понятия агрессии как специфической формы поведения и агрессивности как психического свойства личности. Агрессия трактуется как имеющий специфическую функцию и организацию; агрессивность же рассматривается как некоторая структура, являющаяся компонентом более сложной структуры психических человека.

Давая определение агрессии, ряд исследователей стремятся сделать это на основе изучения поддающихся объективному наблюдению и измерению явлений, чаще всего актов поведения. Например, Басс определяет агрессию как «реакцию», в результате которой другой организм получает болевые стимулы, а Уилсон как «физические действие или угрозу такого действия со стороны одно которые уменьшают свободу или генетическую приспособленность другой особи».

Таким образом, определяя агрессию, некоторые психологи игнорируют коренные различия в поведении человека и животных. При этом приводимые ими определения носят формальный характер. [10]

Существенным недостатком приведенных определений, не позволяющим вскрыть психологическое содержание агрессии, является то, что конкретные действия как бы отрываются от их мотива. В результате такие действия, например, как неудачная попытка убийства, мечты об избиении кого-либо, не подпадают под определение агрессии, предложенное Бассом, хотя их агрессивный характер очевиден.

В настоящее время все больше утверждается представление об агрессии как мотивированных внешних действиях, нарушающих нормы и правила сосуществования, наносящих вред, причиняющих боль и страдание людям. В этом плане заслуживает внимания различение агрессии инструментальной и преднамеренной. Инструментальная агрессия та, когда человек не ставил своей целью действовать агрессивно, но «так пришлось» или по субъективному сознанию «было необходимо» действовать.

Фишбах предложил различать три вида агрессии: случайную, инструментальную и враждебную. Кауфман справедливо возражает против того, чтобы случайное, т. е. непреднамеренное действие, принесшее вред, называть агрессивным. Но он не прав, сомневаясь в необходимости различать агрессию инструментальную и враждебную, или преднамеренную. Правда, в некоторых случаях нелегко установить, является агрессия средством или целью, но это различение весьма существенно. [9]

Не менее существенно рассматривать агрессию не только как поведение, но и как психическое состояние; знать его феноменологию, выделяя познавательный, эмоциональный и волевой компоненты.

Познавательный компонент заключается в ориентировке, которая требует понимания ситуации, видения объекта для нападения и идентификации своих «наступательных средств».

Некоторые психологи, как, например, Лазарус, считают основным возбудителем агрессии угрозу, полагая, что последняя вызывает стресс, а агрессия является уже реакцией на стресс. Следует, однако, отметить, что далеко не всякая угроза вызывает агрессивное состояние, а с другой стороны, отнюдь не всегда агрессивное состояние провоцируется у грозой. Вместе с тем в тех случаях, когда агрессия вызывается угрозой, правильное понимание этой угрозы, ее объективный анализ и оценка -- весьма важные познавательные элементы агрессивного состояния. От этого понимания зависит само возникновение данного состояния, его форма и сила. Переоценка угрозы может вызвать отказ от агрессии как средства борьбы и сознание своего бессилия. [4]

Исключительно важен и эмоциональный компонент агрессивного состояния. Здесь, прежде всего, выделяется гнев. Часто человек на всех этапах агрессивного состояния -- при подготовке агрессии, в процессе ее осуществления и при оценке результатов -- переживает сильную эмоцию гнева, иногда принимающую форму аффекта, ярости. Но не всегда агрессия сопровождается гневом и не всякий гнев приводит к агрессии. Более того, совсем неверно было бы считать каждый гнев провоцирующим агрессию. Существует «бессильный гнев» при фрустрации, когда нет никакой возможности снять барьер, стоящий на пути к цели. Так, иногда подростки переживают гнев по отношению к старшим, но этот гнев агрессией даже в словесной форме обычно не сопровождается. [10]

Основные теоретические подходы к исследованию агрессии могут быть обозначены как: а) этологический, б) психоаналитический, в) фрустрационный и г) бихевиористский. Естественно, что подобное деление весьма условно, во многих эмпирических исследованиях агрессии заметно влияние различных подходов к данной проблеме.

Рассматривая этологический и психоаналитический подходы к пониманию агрессии и агрессивности, нельзя не заметить, что в них зримо проявляется биологизаторское понимание агрессивности как врожденного инстинкта.

Концепция ортодоксальных фрейдистов очень сходна с взглядами этологов. Они также считают, что агрессия имеет внутренний источник, а для того, чтобы не произошло неконтролируемого насилия, нужно, чтобы агрессивная энергия постоянно разряжалась (наблюдением за жестокими действиями, разрушением неодушевленных предметов, участием в спортивных состязаниях, достижением позиций доминирования, власти и пр.). [10]

Вместе с тем, рассматривая психоаналитические теории, не следует забывать об отмеченном еще И. П. Павловым умении психоаналитиков обращать внимание на важные стороны организации психической деятельности, при неспособности адекватно объяснить наблюдаемые факты. Именно 3. Фрейду принадлежит заслуга превращения агрессии и агрессивности в объект научного психологического анализа.

В частности, развитие взглядов 3. Фрейда привело к созданию фрустрационных концепций агрессии.

Существует теория, согласно которой агрессия всегда есть результат действия фрустраторов, т. е. непреодолимых барьеров, стоящих на пути к достижению цели, вызывающих состояние растерянности, или фрустрации. Интерес к изучению фрустрации и ее связи с агрессией был вызван опубликованной в 1939 г. фрустрационно — агрессивной гипотезой. Эта гипотеза, разработанная группой психологов Йельского университета (США) во главе с Д. Доллардом, опирающаяся на работы 3. Фрейда и К. Левина, утверждала, что агрессия всегда следует за фрустрацией, а «случаи агрессивного поведения всегда предполагают существование фрустрации», т. е. если организм подвергается воздействию фрустрации, то он всегда на это реагирует агрессией, и что не существует такой агрессии, которая возникает не на почве фрустрации. [12]

В несколько смягченной модифицированной форме теорию обусловленности агрессии фрустрацией поддерживают Берковиц и Мак-Нейл. Так, Берковиц вводит новую дополнительную переменную, характеризующую возможные переживания, возникающие в результате фрустрации, -- гнев -- эмоциональное возбуждение в ответ на фрустрацию. Он отмечает, что агрессия не всегда бывает доминирующей реакцией на фрустрацию и при определенных условиях может быть подавлена. Кроме того, Берковиц большое внимание уделяет катарсическому аффекту агрессии.

В концепцию фрустрации-агрессии Берковиц ввел три существенные поправки: а) фрустрация не обязательно реализуется в агрессивных действиях, но она стимулирует готовность к ним; б) даже при готовности агрессия не возникает без надлежащих условий; в) выход из фрустрирующей ситуации с помощью агрессивных действий воспитывает у индивида привычку к подобным действиям. [15]

Необходимо отметить, что наибольшее внимание сторонников фрустрационно-агрессивной гипотезы привлекает исследование условий, при которых ситуация фрустрации ведет к возникновению агрессивных действий. К важным выявленным ими переменным, влияющим как на возникновение, так и на торможение агрессии, можно отнести сходство-несходство агрессоров и жертвы, оправданность-неоправданность агрессии, а также собственно агрессивность как личностную характеристику испытуемых.

Недостатком данного подхода является, в первую очередь, отсутствие четкости в понимании фрустрации, вследствие чего акцент в экспериментальных исследованиях сместился с анализа причин возникновения фрустрации, а затем и агрессии, на изучение переменных, способствующих возникновению или торможению агрессии.

В процессе своего развития фрустрационный подход к объяснению агрессии претерпел значительные изменения. В частности, в конце тридцатых годов возникла концепция фрустрации С. Розенцвейга, обратившегося к анализу фрустрационных ситуаций, классификации и типизации реакций на фрустрацию. Многие исследователи стали рассматривать агрессию лишь как один из возможных выходов из фрустрирующей ситуации. Более того, некоторые ученые пришли к выводу, что при фрустрации личность реагирует целым комплексом защитных реакций, одна из которых играет ведущую и структурирующую роль. [13]

В отличие от психоаналитиков и этологов сторонники поведенческого подхода (бихевиористы) опираются преимущественно на данные контролируемых лабораторных экспериментов.

Наиболее известным представителем поведенческого подхода к агрессии является Арнольд Басс. Он определяет фрустрацию как блокирование процесса инструментального поведения и вводит понятие атаки-акта, поставляющего организму враждебные стимулы. При этом атака вызывает сильную агрессивную реакцию, а фрустрация -- слабую.

Басс указал на ряд факторов, от которых зависит сила агрессивных привычек.

Во-первых, это частота и интенсивность случаев, в которых индивид был атакован, фрустрирован, раздражен. Индивиды, которые получали много гневных стимулов, будут более вероятно реагировать агрессивно, чем те, которые получали меньше таких стимулов.

Во-вторых, это частое достижение успеха путем агрессии, которое, по мнению Басса, приводит к сильным атакующим привычкам. Успех может быть внутренним (резкое ослабление гнева) и внешним (устранение препятствия или достижение вознаграждения). Выработавшаяся тенденция к атаке может делать невозможным для индивида различение ситуаций, провоцирующих и не провоцирующих агрессию.

В-третьих, это культурные и субкультурные нормы, усваиваемые человеком, которые могут облегчить развитие у него агрессивности. Однако этот фактор частично перекрывается вторым фактором. [14]

Другим известным представителем поведенческого подхода является А. Бандура. Он утверждает, что для возникновения агрессии недостаточно того, чтобы субъект был фрустрирован и испытывал чувство неудовлетворенности. Субъект должен еще иметь перед собой некий агрессивный пример для обучения и подражания. Модель является одновременно как источником готовности к специфическим (агрессивным) действиям, так и стимулятором агрессивного поведения. [15]

Одним из самых сложных периодов в онтогенезе человека является подростковый возраст. В этот период не только происходит коренная перестройка ранее сложившихся психологических, структур, но возникают новые образования, закладываются основы сознательного поведения, вырисовывается общая направленность в формировании нравственных представлений и социальных установок.

Подростковый период онтогенеза -- это остропротекающий переход от детства к взрослости, где выпукло переплетаются противоречивые тенденции развития.

С одной стороны, для этого сложного этапа показательны негативные проявления ребенка, дисгармоничность в строении личности, свертывание прежде установившейся системы интересов, протестующий характер поведения по отношению к взрослым.

С другой стороны, подростковый возраст отличается и массой положительных факторов -- возрастает самостоятельность ребенка, значительно более многообразными и содержательными становятся его отношения с другими детьми и взрослыми, значительно расширяется и качественно изменяется сфера его деятельности, развивается ответственное отношение к себе, другим людям и т. д. [4]

1.2 Возрастные особенности подростка

Хронологически подростковый возраст определяется от 10 — 11 до 14 — 15 лет. Процесс анатомо — физиологической перестройки является фоном, на котором протекает психологический кризис.

Социальная ситуация развития представляет собой переход от зависимого детства к самостоятельной и ответственной взрослости. Подросток занимает промежуточное положение между детством и взрослостью. Социальная ситуация как условие развития в отрочестве принципиально отличается от социальной ситуации в детстве не столько по внешним обстоятельствам, сколько по внутренним причинам. Подросток продолжает жить в семье, учится в школе, он окружен по большей части теми же сверстниками. Однако подросток начинает интенсивно рефлексировать на себя, на других, на общество. Теперь уже иначе расставляются акценты: семья, школа, сверстники обретают новые значения и смыслы. Для подростка происходят сдвиги в шкале ценностей.

Подросток проходит великий путь в своем развитии: через внутренние конфликты с самим собой и с другими, через внешние срывы и восхождения он может обрести чувство личности.

В отрочестве подросток обретает чувство взрослости. Чувство взрослости проявляется и в стремлении к самостоятельности, желание оградить какие — то стороны своей жизни от вмешательства родителей. Подросток начинает чувствовать себя взрослым, стремиться быть и считаться взрослым, он отвергает свою принадлежность к детям, но у него еще нет ощущения подлинной, полноценной взрослости, зато есть огромная потребность в признании его взрослости окружающими. Социальная ситуация развития подростка может быть благоприятной, если окружающие взрослые признают взрослость подростка и всячески поддерживают его чувство взрослости, включая его в общественно полезную деятельность. [1]

Л. С. Выготский центральным и специфическим новообразованием отрочества считал чувство взрослости -- возникающее представление о себе как уже не ребенке. Подросток начинает чувствовать себя взрослым, стремится им быть и считаться. Своеобразие заключается и в том, что подросток отвергает свою принадлежность к детям, но полноценной взрослости еще нет, хотя появляется потребность в признании ее окружающими. 2]

Основой чувства взрослости является как осознание физиологических сдвигов в собственном организме, так и субъективное переживание социальных изменений (в частности, в отношениях с родителями). Чувство взрослости выражает новую жизненную позицию подростка по отношению к себе, людям, миру и определяет содержание его социальной активности, особенности внутренней жизни. Специфическая социальная активность подростка состоит в большой восприимчивости к усвоению норм, ценностей и образцов поведения взрослых, что определяет новые сферы его интересов.

Наиболее яркими интересами (доминантами) подростка Л. С. Выготский считал «эгоцентрическую доминанту» (интерес к собственной личности), «доминанту дали» (установку на обширные, большие масштабы, которые для него гораздо более субъективно приемлемы, чем ближние, текущие, сегодняшние), «доминанту усилия» (тягу к сопротивлению, преодолению, к волевым напряжениям, которые иногда проявляются в упрямстве, хулиганстве, борьбе против воспитательского авторитета, протесте и других негативных проявлениях), «доминанту романтики» (стремление подростка к неизвестному, рискованному, к приключениям, героизму).

Особое внимание он обращал на развитие мышления в подростковом возрасте. Главное в нем -- овладение процессом образования понятий, который ведет к высшей форме интеллектуальной деятельности, новым способам поведения подростка. По словам Л. С. Выготского, функция образования понятий лежит в основе всех интеллектуальных изменений в этом возрасте.

Воображение подростка «уходит в сферу фантазии», которая обращается в интимную сферу, скрываемую от других, являющуюся формой мышления исключительно для самого себя. Он прячет свои фантазии как сокровеннейшую тайну.

Л. С. Выготский указал еще на два новообразования подросткового возраста -- развитие рефлексии и на ее основе развитие самосознания. [3]

В переходный период происходят преобразования в самых различных сферах психики. Кардинальные изменения касаются мотивации. В содержании мотивов на первый план выступают мотивы, которые связаны с формирующимся мировоззрением, с планами будущей жизни. Структура мотивов характеризуется иерархической системой, наличием определенной системы соподчиненных различных мотивационных тенденций на основе ведущих общественно значимых и ставших ценными для личности мотивов. Что касается механизма действия мотивов, то они действуют теперь не непосредственно, а возникают на основе сознательно поставленной цели и сознательно принятого намерения. Именно в мотивационной сфере, как считала Л. И. Божович, находится главное новообразование переходного возраста. [5]

Школа и учение по-прежнему занимают большое место в жизни подростка, но на ведущие позиции, как считает Д. И. Фельдштейн, выходит не учение, а общественно полезная деятельность, в которой реализуется его потребность в самоопределении, самовыражении, признании взрослыми его активности (участие в спортивных, творческих кружках, секциях и факультативах, посещение студий, участие в молодежных общественных организациях и т. д.).

Разные авторы вкладывают разный смысл в понятие общественно полезной деятельности. Одни полагают, что это деятельность, направленная на удовлетворение потребностей других людей, коллектива и общества в целом. Другие считают, что общественно-полезный характер приобретает любая деятельность, выполняемая для коллектива, общества. Третьи думают, что это деятельность, которая исключает производственные цели, а имеет лишь воспитательные. Все это обусловлено тем, что подростковый период сенситивен к той стороне деятельности, которая касается отношений с людьми, усвоения норм, правил, моделей этих отношений.

Формы общественно полезной деятельности могут быть любыми -- трудовая, учебная, художественная, общественная, спортивная и т. д. Однако, если учебная деятельность систематизирована и организована для подростков, общественно полезная часто игнорируется или организуется на формальном уровне. [6]

Главная тенденция в развитии подростка — переориентация общения с родителей и учителей на сверстников. Общение со своими сверстниками — ведущий тип деятельности в подростковом возрасте.

1. Общение является для подростков очень важным информационным каналом.

2. Общение — специфический вид межличностных отношений, он формирует у подростка навыки социального взаимодействия, умение подчиняться и в то же время отстаивать свои права.

3. Общение — специфический вид эмоционального контакта.

Подросток, считая себя уникальной личностью, в то же время стремиться внешне ничем не отличаться от сверстников. Типичной чертой подростковых групп является конформность — склонность человека к усвоению определенных групповых норм, привычек и ценностей, подражательность. В отношениях исходного возрастного равенства подростки отрабатывают способы взаимоотношений, проходят особую школу социальных отношений, взаимодействуя друг с другом, подростки учатся рефлексии на себя и сверстника. Взаимная заинтересованность, совместное постижение окружающего мира и друг друга становятся самоценными. Общение оказывается настолько притягательным, что дети забывают об уроках и домашних обязанностях. Связи с родителями, столь эмоциональные в детские годы, становятся не столь непосредственными. Свои дела, планы и тайны подросток доверяет уже не родителям, а обретенному другу. При этом в категорической форме отстаивает право на дружбу со своим сверстником, не терпит никаких обсуждений и комментариев по поводу не только недостатков, но и достоинств друга. [5]

В отношениях со сверстниками подросток стремиться реализовать свою личность, определить свои возможности в общении. Чтобы осуществлять эти стремления, ему нужны личная свобода и личная ответственность. И он отстаивает эту личную свободу как право на взрослость.

Деятельность общения чрезвычайно важна для формирования личности в полном смысле этого слова. В этой деятельности формируется самосознание. Основное новообразование этого возраста — социальное сознание, перенесенное внутрь. По Л. С. Выготскому, это и есть самосознание. Сознание означает совместное знание. Это знание в системе отношений. А самосознание — это общественное знание, перенесенное во внутренний план мышления. [6]

Глава II

2.1 Описание используемых методов и методик

В нашем исследовании мы использовали метод беседы, тестирования и анализа продуктов деятельности.

Метод — это форма практического и теоретического освоения действительности, исходящего из закономерностей изучаемого объекта. Метод включает систему регулятивных принципов практической и познавательной теоретической деятельности, т. е. приемов изготовления изделий или способов исследования и изложения материалов, способ истолкования фактов.

Беседа — эмпирический метод получения сведений о человеке в общении с ним, в результате ответов на целенаправленные вопросы.

Тестирование — диагностика личных качеств с помощью тестов. Тест — стандартизированные задания, по результатам, выполнения которых судят о психофизиологических и личностных характеристиках, а также знаниях, умениях и навыках испытуемого.

Анализ продуктов деятельности — метод изучения человека через анализ (интерпретацию) продуктов его деятельности (рисунки, музыка, тесты, дневники и др.). [16].

Методика — это конкретный набор операций и инструментов, позволяющий охарактеризовать ту или иную сторону исследуемого объекта в соответствии с методом исследования. Методики обеспечивают фиксацию в виде переменных характеристик процесса и продуктов взаимодействия субъекта с миром. Основанием упорядочения методик служит их соответствие определенному аспекту рассмотрения предмета психологического исследования — структур и процессов, обеспечивающих развитие субъекта и его взаимодействия с миром. [17].

Нами были использованы методика диагностики показателей и форм агрессии А. Басса и А. Дарки и методика многофакторного исследования личности Р. Кеттелла.

Для исследования агрессивности подростков, с учетом специфики поставленных автором задач, было необходимо определить наиболее надежные способы изучения этой проблемы и выявить те особенности эмоционально-волевой и ценностно-нормативной сфер личности ребенка, которые в критических обстоятельствах могут способствовать возникновению у него агрессивных форм поведения. Ведь совершенно очевидно, что более или менее агрессивные люди разными глазами смотрят на конфликтные ситуации, по-разному их понимают и неодинаково оценивают допустимость применения физической силы или словесных угроз в качестве средства разрешения межличностных и групповых напряженностей. Наиболее удачным поэтому представляется опросник Басса--Дарки, который был широко применен в нашем исследовании.

Создавая свой опросник, А. Басc и А. Дарки решили учесть различные формы агрессивных реакций. А. Басс, отдавая предпочтение бихевиоральному аспекту гипотезы «фрустрация-- агрессия», предлагал разграничивать две реакции: реакцию, проявляющуюся «внешне», активно по отношению к конкретным лицам, которую он определяет термином «агрессия», и реакцию, состоящую в том, что личность занимает в общем негативную, недоверчивую позицию по отношению к окружающим, -- такая реакция определяется Бассом как «враждебность». При составлении вопросов А. Басc и А. Дарки пользовались следующими принципами:

Вопрос может относиться только к одной форме агрессии.

Вопросы были сформулированы таким образом, чтобы в наибольшей степени ослабить влияние общественного одобрения или неодобрения. Это достигается тремя способами:

а) в содержании ответа заключено предположение о том, что неодобрительное, с точки зрения общества, состояние (на пример, потеря самообладания) уже наступило и речь идет только об указании способа его выражения, что создает акцент на описании поведения и уводит от оценки его причин;

б) вопросы сформулированы так, чтобы оставалась возможность для оправдания описываемого агрессивного поведения;

в) использование привычных разговорных оборотов, штампов, которыми люди пользуются довольно часто при описании своего внутреннего состояния и поведения.

Методика Басса-- Дарки позволяет определить типичные для испытуемых формы агрессивного поведения. Применяя данную методику, можно зримо убедиться в том, что у различных категорий подростков агрессия имеет различные качественные и количественные характеристики. Вместе с тем эта методика позволяет получать данные о готовности детей действовать в определенном направлении. Кроме того, результаты применения данной методики позволяют сделать некоторые выводы о содержании мотивационной сферы ребенка, так как выбор способов поведения из числа привычных для субъекта форм реагирования связан с реально действующими смыслообразующими мотивами.

А. Басс и А. Дарки предложили опросник для выявления важных, по их мнению, показателей и форм агрессии:

1. Физическая агрессия (нападение) -- использование физической силы против другого лица.

2. Косвенная агрессия -- под этим термином понимают как агрессию, которая окольными путями направлена на другое лицо (сплетни, злобные шутки), так и агрессию, которая ни на кого не направлена -- взрывы ярости, проявляющиеся в крике, топаний ногами, битье кулаками по столу и т. д. Эти взрывы характеризуются ненаправленностью и неупорядоченностью.

3. Склонность к раздражению (коротко -- раздражение) -- готовность к проявлению при малейшем возбуждении вспыльчивости, резкости, грубости.

4. Негативизм -- оппозиционная мера поведения, обычно направленная против авторитета или руководства; это поведение может нарастать от пассивного сопротивления до активной борьбы против установившихся законов и обычаев.

5. Обида-- зависть и ненависть к окружающим, обусловленные чувством горечи, гнева на весь мир за действительные или мнимые страдания.

6. Подозрительность -- недоверие и осторожность по отношению к людям, основанные на убеждении, что окружающие намерены причинить вред.

7. Вербальная агрессия -- выражение негативных чувств как через форму (ссора, крик, визг), так и через содержание словесных ответов (угрозы, проклятья, ругань).

8. Кроме того, выделяется восьмой пункт -- угрызения совести, чувство вины. Ответы на вопросы этой шкалы выражают сдерживающее влияние чувства вины на проявление форм поведения, которые обычно запрещаются (нормами общества). Этот Пункт выражает степень убеждения обследуемого в том, что он является плохим человеком, совершающим неправильные поступки, наличие у него угрызений совести.

Физическая агрессия, косвенная агрессия, раздражение и вербальная агрессия вместе образуют суммарный индекс агрессивных реакций, а обида и подозрительность -- индекс враждебности.

Шестнадцати факторный личностный опросник впервые опубликован Р. Кеттеллом в 1950 г., последнее переработанное руководство вышло в 1970 г. Предназначен для измерения 16 факторов личности и является реализацией подхода к ее исследованию на основе черт.

Разработаны две основные эквивалентные формы опросника (А и В, причем, А считается стандартной формой) по 187 вопросов в каждой (для обследования взрослых людей с образованием не ниже чем 8−9 классов). В обеих формах «Ш. л. ф.» о. по 3 «буферных» вопроса и от 20 до 26 вопросов, относящихся к каждому из измеряемых факторов. Обследуемому предлагают занести в регистрационный бланк один из вариантов ответа на вопрос: «да», «нет», «не. знаю» (или «а», «в», «с»); при этом его предупреждают о том, чтобы ответов «не знаю» было как можно меньше. Полученные результаты выражаются в шкале стэнов с минимальным значением в 0 баллов, максимальным -- и средним 5,5 балла. Строится «профиль» личности, при интерпретации которого руководствуются степенью выраженности каждого фактора, особенностями их взаимодействия, а также нормативными данными. [10]

В разработке личностного опросника Р. Кеттелл первоначально исходил из т. н. L-данных, т. е. данных, полученных путем регистрации реального поведения человека в повседневной жизни. Выделенные Г. Олпортом и X. Олдберг 4500 слов, ясно обозначающих черты личности и особенности поведения (на базе словаря из 18 000 слов), Р. Кеттелл разбил на синонимичные группы и отобрал в каждой из них по одному слову, выражающему основное смысловое содержание соответствующей группы. Это позволило сократить список личностных черт до 171. Затем каждая из этих характеристик личности оценивалась экспертами с целью выбора наиболее значимых. Взаимная корреляция экспертных оценок позволила выделить 36 корреляционных плеяд, внутри которых расположились высококоррелирующие характеристики. Все плеяды содержали пары членов, имеющие значимые отрицательные корреляции, напр.: веселый--печальный, разговорчивый-- молчаливый и т. д. Так был получен набор из 36 биполярных названий, который был расширен до 46 за счет включения специальных терминов, найденных в работах других исследователей. Для всех биполярных пар были составлены рабочие определения.

В результате факторизации L-данных было получено от 12 до 15 факторов. В дальнейшем Р. Кеттелл осуществил переход (обусловленный трудностями экспертного оценивания) к Q-данным (questionnaire data), т. е. данным, полученным с помощью опросников. При этом сбор (9-данных координировался с имеющимися L-данными) Р. Кеттеллом созданы разные модификации факторных моделей с различным числом входящих в них факторов, однако наиболее известной является 16-факторная.

Факторы личности, диагностируемые опросником обозначаются буквами латинского алфавита, причем буква «Q» используется только для тех факторов, которые выделены на основе Q-данных. Факторы имеют «бытовые» и «технические» названия. Первые представляют собой общедоступные определения, ориентированные на непрофессионалов. Технические названия предназначены для специалистов и тесно связаны с научно установленным значением фактора. При этом часто используются искусственно созданные названия: напр., тот же фактор, А будет определяться как «аффектотимия-- шизотимия». Как бытовые, так и технические названия факторов даются в биполярной форме, чем устраняется двусмысленность в определении их содержания. Следует иметь в виду, что определение концов оси фактора как положительных (+), так и отрицательных (-) условно и не имеет ни этического, ни психологического смысла. Обычно описание каждого фактора у Р. Кеттелла состоит из разделов: а) буквенный индекс фактора; разработана также система универсальной индексации, включающая сведения о принципе выделения того или иного фактора и его порядковом номере; б) техническое и бытовое название; в) список наиболее значимых характеристик в L-данных; д) интерпретация фактора. [16]

2.2 Описание выборки

Выборку нашего исследования составили учащиеся восьмых классов средней школы № 47. Возраст испытуемых 13 лет. Всего 36 человек, 9 из которых юноши и 27 девушек.

2.3 Интерпретация полученных результатов

В ходе нашего исследования мы получили следующие результаты по методике Басса — Дарки: испытуемые разделились на две группы — 1) с невыраженной агрессией — 52, 8%; 2) с выраженной агрессией (физическая агрессия, раздражение, негативизм, обида, вербальная агрессия, угрызение совести, чувство вины) — 47,2%.

Рассматривая полученные результаты по индексам агрессивности и враждебности, мы можем сделать следующие выводы: средний балл по индексу агрессивности составил 5,3. 50% испытуемых имеют балл выше среднего, половина из которых — агрессивные подростки. По индексу враждебности 33,3% имеют балл выше среднего (8), большая часть из которых — агрессивные подростки.

Из 17 испытуемых с выраженной агрессией у 70,6% - вербальная агрессия; у 23,5% - обида; у 17,6% - угрызение совести, чувство вины; у 11,8% выражена физическая агрессия; у 11,8% - раздражение; у 11,8% - негативизм.

Таким образом, среди учащихся восьмых классов наиболее ярко выражены три формы агрессии: вербальная агрессия, обида и угрызение совести, чувство вины.

С помощью методики многофакторного исследования личности Р. Кеттелла мы можем описать личностные характеристики учеников, вошедших в группу неагрессивных подростков.

По фактору, А средний стен равен 6 («Аффектотимия»), что дает нам право говорить о присутствии таких качеств, как сердечный, добрый, беспечный, общительный, открытый, естественный, непринужденный. Добродушный, беспечный; готов к сотрудничеству, предпочитает присоединяться; внимательный к людям; мягкосердечный, небрежный; доверчивый; легко приспосабливается, идет на поводу; веселый.

По фактору В — стен равен 4 («Низкий интеллект») — несобранный, тупой; конкретность, ригидность мышления; эмоциональная дезорганизация мышления. Низкие умственные способности; не может решать абстрактных задач.

Фактор С — стен 6 («Сила Я») — сила, эмоциональная устойчивость; выдержанность; спокойный, флегматичный, трезво смотрит на вещи, работоспособный, реалистически настроенный. Эмоционально зрелый; имеет постоянные интересы; спокойный; реально оценивает обстановку, управляет ситуацией, избегает трудностей. Может иметь место эмоциональная ригидность, нечувствительность.

Фактор Е — стен 6 («Доминантность») — доминирование, властность; неуступчивый, самоуверенный, напористый, агрессивный; упрямый, возможно до агрессивности; конфликтный, своенравный. Неустойчивый, независимый; грубый, враждебный; мрачный; непослушный; непреклонный; требует восхищения.

Фактор F — стен 5 («Десургенсия, сдержанность») — озабоченный, спокойный, молчаливый, серьезный. Неразговорчивый, благоразумный, рассудительный. Молчаливый, с самоанализом; заботливый, задумчивый; необщительный; медлительный, осторожный; склонен усложнять, пессимистичен в восприятии действительности. Беспокоится о будущем, ожидает неудач, окружающим кажется скучным, вялым. Чопорным.

Фактор G — стен равен 8 («Высокое Супер — эго») — высокая нормативность, сильный характер; добросовестный, настойчивый, моралист, степенный, уравновешенный, ответственный. Упорный, стойкий, решительный; достойный доверия; эмоционально дисциплинирован, собранный; совестливый, имеет чувство долга; соблюдает моральные стандарты и правила. Настойчивость в достижении цели; точность, деловая направленность.

Фактор Н — стен 6 («Пармия») — смелость, предприимчивость, социальная смелость, толстокожесть. Авантюристичный, склонный к риску; общительный; активный, явный интерес к другому полу; чувствительный, отзывчивый; добродушный, импульсивный; расторможенный, держится свободно; эмоциональный, артистические интересы; беззаботный, не понимает опасности.

Фактор I — стен 5 («Премсия») — низкая чувствительность, толстокожесть, суровость, не верит в иллюзии, рассудочность, реалистичность суждений, практичность, некоторая жестокость. Несентиментальный, ожидает малого от жизни, мужественный, самоуверенный, берет ответственность на себя, суровый (до цинизма), черствый в отношениях, незначительные артистические наклонности, без утраты чувства вкуса, не фантазер, действует практично и логично, постоянный, не обращает внимания на физические недомогания.

Фактор L — стен 4 («Алаксия») — доверчивость, внутренняя расслабленность, соглашается с условиями, откровенный. Чувство собственной незначимости, жалуется на перемены, неподозрительный, свободный от зависимости, легко забывает трудности, понимает, прощает, терпимый, благожелательный по отношению к другим, уживчивый, небрежно относится к замечаниям, покладистый, легко ладит с людьми, хорошо работает в коллективе.

Фактор М — стен 4 («Праксерния») — практичность, земные принципы, приземленность стремлений, мало воображения. Быстро решает практические вопросы, занят своими интересами, прозаичен, избегает всего необычного, следует общепринятым нормам, руководствуется объективной реальностью, надежен в практическом суждении, честный, добросовестный, беспокойный, но твердый. Ему свойственна некоторая ограниченность, излишняя внимательность к мелочам.

Фактор N — стен 5 («Прямолинейность») — наивность, простоватость. Прямой, откровенный, естественный, непосредственный. Прямой, но бестактный в обращении. Имеет неконкретный ум. Общительный, несдержан эмоционально. Простые вкусы. Отсутствие проницательности. Неопрятен в анализе мотивировок. Довольствуется имеющимся. Слепо верит в человеческую сущность.

Фактор О — стен 8 («Гипотимия») — чувство вины, полон страха, тревоги, предчувствий, самобичевание, неуверенность в себе, обеспокоенность. Депрессивный, подавлен, легко плачет. Легко раним, находится во власти настроений, впечатлительный. Сильное чувство долга, чувствителен к реакциям окружающий. Скрупулезный, суетливый. Ипохондрик. Симптомы страха. Одинокий, погружен в мрачные раздумья, ранимый.

Фактор Q1 — стен 6 («Радикализм») — экспериментатор, либерал, свободомыслящий, аналитик, хорошая информированность, терпимость к неудобствам. Критически настроен, характеризуется наличием интеллектуальных интересов, аналитичностью мышления. Не доверяет авторитетам, на веру ничего не принимает.

Фактор Q2 — стен 6 («Самодостаточность») — групповая независимость, самостоятельность, находчивость, самостоятельно принимает решения, может господствовать, не нуждается в поддержке других людей, независим.

Фактор Q3 — стен 8 («Высокое самомнение») — самолюбие, самоконтроль, точный, волевой, может подчинить себе, действует по осознанному плану, эффективный лидер, принимает социальные нормы, контролирует свои эмоции и поведение, доводит дело до конца, целенаправлен.

Фактор Q4 — стен 6(«Высокая эго — напряженность») — собранный, энергичный, возбужденный, раздражительный, повышенная мотивация, активен несмотря на утомляемость, раздражительный. Слабое чувство порядка.

Так же мы произвели расчет вторичных факторов.

F1 = [(38+2L+30+4Q4)-2(С+Н+Q3)] 10

F2 = [(2А+3Е+4F+5H)-(2Q2+11)]10

F3 = [(77+2C+2E+2F+2N)-(4A+6I+2M)] 10

F4 = [(4E+3M+4Q1+4Q2)-(3A+2C)] 10

Таким образом мы получили, что фактор F1 имеет стен 6 — высокая тревожность, но не обязательно невротик, т.к. тревога может быть ситуационной, возможно, плохая приспособляемость, неудовлетворенность достигнутым. Очень высокая тревога обычно нарушает деятельность.

F2 имеет стен 6 — экстраверт. Хорошо устанавливает и поддерживает социальные контакты.

F3 имеет стен 7 — реактивная уравновешенность, стабильность, жизнерадостность, решительность, предприимчивость, склонность не замечать тонкостей жизни. Ориентирован на очевидное, явное. Трудности из — за слишком поспешных действий, без достаточного взвешивания.

F4 имеет стен 5 — конформность, подчинение, зависимость, пассивность, сдержанность. Нуждается в поддержке и ищет ее у людей. Склонность ориентироваться на групповые нормы.

В итоге мы получили, что факторы G, O и Q3 имеют высокие показатели (8), а факторы В, L и М — низкие.

агрессия подросток возрастной личность

Таким образом, с помощью полученных результатов, мы можем сказать, что неагрессивные подростки характеризуются следующими чертами: высокая нормативность, сильный характер; добросовестный, настойчивый, моралист. Легко раним, находится во власти настроений, впечатлительный. Сильное чувство долга, чувствителен к реакциям окружающий. Самолюбие, самоконтроль, точный, волевой, может подчинить себе, действует по осознанному плану. Доверчивость, внутренняя расслабленность, соглашается с условиями, откровенный. Чувство собственной незначимости, жалуется на перемены, неподозрительный, свободный от зависимости, легко забывает трудности, понимает, прощает, терпимый, благожелательный по отношению к другим, уживчивый. Практичность, земные принципы, приземленность стремлений, мало воображения. Быстро решает практические вопросы, занят своими интересами, прозаичен, избегает всего необычного, следует общепринятым нормам, руководствуется объективной реальностью, надежен в практическом суждении, честный, добросовестный, беспокойный, но твердый.

С помощью методики многофакторного исследования личности Р. Кеттелла мы можем описать личностные характеристики учеников, вошедших в группу агрессивных подростков.

По фактору, А средний стен равен 7 («Аффектотимия»), что дает нам право говорить о присутствии таких качеств, как сердечный, добрый, беспечный, общительный, открытый, естественный, непринужденный. Добродушный, беспечный; готов к сотрудничеству, предпочитает присоединяться; внимательный к людям; мягкосердечный, небрежный; доверчивый; легко приспосабливается, идет на поводу; веселый.

Фактор В — стен равен 3 («Низкий интеллект») показывает присутствие черт, как несобранный, тупой; конкретность, ригидность мышления; эмоциональная дезорганизация мышления. Низкие умственные способности; не может решать абстрактных задач.

Фактор С — стен 7 («Слабость эго — силы») — сила, эмоциональная устойчивость; выдержанность; спокойный, флегматичный, трезво смотрит на вещи, работоспособный, реалистически настроенный. Эмоционально зрелый; имеет постоянные интересы; спокойный; реально оценивает обстановку, управляет ситуацией, избегает трудностей. Может иметь место эмоциональная ригидность, нечувствительность.

Фактор Е — стен 9 («Доминантность») — доминирование, властность; неуступчивый, самоуверенный, напористый, агрессивный; упрямый, возможно до агрессивности; конфликтный, своенравный. Неустойчивый, независимый; грубый, враждебный; мрачный; непослушный; непреклонный; требует восхищения.

Фактор F — стен 7 («Сургенсия, экспрессивность») — беззаботный, восторженный, невнимательный, небрежный, беспечный. Жизнерадостный, веселый, импульсивный, подвижный, энергичный; разговорчивый, откровенный, экспрессивный, живой, проворный. Отмечается значимость социальных контактов. Искренен в отношениях, эмоционален. Динамичен в общении. Часто становится лидером, энтузиастом; верит в удачу.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой