Разговорная и просторечная лексика.
Особенности ее функционирования в рассказах Михаила Веллера

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧЕРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ГУМАНИТАРНЫЙ ФАКУЛЬТЕТ

Курсовая работа

Разговорная и просторечная лексика. Особенности ее функционирования в рассказах Михаила Веллера

Выполнила:

студентка 3 курса 2 группы

гуманитарного факультета

отд. русского языка и литературы

Спесивцева Инна Александровна

Научный руководитель:

кандидат филологических наук,

доцент кафедры русского языка,

Субботина Марина Владимировна

Воронеж 2012

Содержание

Введение

Глава I. Теоретические основания исследования

1.1 Определение разговорной лексики

1.2 Определение просторечной лексики

Глава II. Разговорная и просторечная лексика в рассказах Михаила Веллера

2.1 Классификация разговорных лексических единиц

2.2 Классификация просторечных лексических единиц

Глава III. Функции разговорной и просторечной лексики в рассказах Михаила Веллера

3.1 Функция речевой характеристики героев

3.2 Функция экспрессивной оценки действительности

3.3 Функция яркого изображения описываемой среды

Заключение

Список литературы

разговорная просторечная лексика

Введение

В данной работе предметом исследования является разговорная просторечная лексика и особенности ее функционирования на примере рассказов современного автора.

Под разговорной и просторечной лексикой мы понимаем стилистически сниженную лексику -- т. е. лексику, отличную от литературного языка или языкового стандарта.

Материалом для исследования послужили избранные рассказы из авторских сборников Михаила Веллера «Легенды Невского проспекта» («Американист», «Огнестрельное», «Голова», «Снайпер», «Артист», «Легенда о заблудшем патриоте», «Падение с высоты», «Шок», «Отравление», «Суицид»), «Легенды разных перекрестков» («Рыжик», «Посвещается Стелле»), «Легенды Арбата» («Мон Женераль»).

Автор был выбран мной не случайно, поскольку на данный момент М. Веллер является самым издаваемым «некоммерческим» писателем — только в 2000 году его книги выходили 38 раз общим тиражом порядка 400 тысяч экземпляров. По мнению критики, «проза Веллера являет собой один из самых породистых экземпляров литературной разновидности масскульта. В то же время книги Веллера демонстрируют: масскульт рождается в борьбе со старой авторской философией, основанной на категории самовыражения. Теперь она сменяется идеей успеха и сознательного манипулирования читательским интересом» («Московские новости», 1994, № 56). Произведения Михаила Веллера переведены на английский, китайский, немецкий, французский, шведский, эстонский и др. Языки.

В последнее время наблюдается общая тенденция к огрублению речи. Отчасти это может быть следстивем ее раскрепощения и ответной реакцией на негативные явления жизни. Эти процессы мы замечаем не только в СМИ, устной речи, но и в художественных произведениях современных авторов. Поэтому известную детабуизацию обсценной и грубой лексики следует рассматривать в контексте общей тенденции времени к стилистическому снижению речи в целом и заметной утрате практическим языком возвышенно-эстетических качеств [Валгина, 2001: 121].

Особенностью функционирования литературного языка современности является его активное взаимодействие с просторечием и различными жаргонами. Интенсивность этого взаимодействия определяется выдвижением новых центров экспансии -- низовой городской культуры, молодежной контркультуры и уголовной субкультуры [Какорина, 2000: 34]. Подобная лексика, проникая на страницы печати, заметно опрощает письменную речь, стилистически снижает ее.

В настоящее время изучение сниженной лексики представляет большой интерес, поскольку в современной языковой ситуации просторечная и разговорная лексика вышла из ограниченной сферы употребления и активно вливается в язык массовой печати, звучит на телевидении и по радио. Особенно ее много на страницах современной литературы.

Целью данной работы является выявление в текстах произведений М. Веллера стилистически сниженной лексики и определить особенности ее функционирования.

Достижение поставленной цели предполагает решение ряда задач:

Выявить в текстах указанного автора элементы разговорной и просторечной лексики.

Классифицировать просторечия с точки зрения эмоционально-оценочных характеристик.

Описать стилистические функции разговорных и просторечных выражений в произведениях М. Веллера

В работе использованы методы: описательный, описательно-сопоставительный, лексикографический.

Глава I. Теоретические основания исследования

1.1 Определение разговорной лексики

Разговорная речь представляет собой сниженную разновидность разговорного языка, для которой характерно использование лексики, находящейся за границей литературной нормы. Разговорная лексика употребляется в непринужденной речи, в неофициальной обстановке. Разговорные слова содержат или положительную, или отрицательную оценку обозначаемого предмета.

Разговорная лексика не нарушает общепринятых норм литературной речи, хотя ей свойственна известная свобода в выборе средств. Например, вместо выражений промокательная бумага, читальный зал, сушильный аппарат часто употребляют слова промокашка, читалка, сушилка (вполне допустимые в разговорной речи, они неуместны при официальном, деловом общении). В разговорной лексике также встречаются слова положительные: дочурка, голубушка, бутуз, смешинка и выражающие отрицательную оценку называемых понятий: мелюзга, ретивый, хихикать, бахвалиться.

Разговорный стиль выполняет основную функцию языка — функцию общения, его назначение — непосредственная передача информации преимущественно в устной форме (исключение составляют частные письма, записки, дневниковые записи). Языковые черты разговорного стиля определяют особые условия его функционирования: неофициальность, непринужденность и экспрессивность речевого общения, отсутствие предварительного отбора языковых средств, автоматизм речи, обыденность содержания и диалогическая форма.

Большое влияние на разговорный стиль оказывает ситуация -- реальная, предметная обстановка речи. Это позволяет предельно сокращать высказывание, в котором могут отсутствовать отдельные компоненты, что, однако, не мешает правильно воспринимать разговорные фразы. Например, в булочной нам не кажется странной фраза: Пожалуйста, с отрубями, один; на вокзале у билетной кассы: Два до Одинцова, детский и взрослый.
В повседневном общении реализуется конкретный, ассоциативный способ мышления и непосредственный, экспрессивный характер выражения. Отсюда неупорядоченность, фрагментарность речевых форм и эмоциональность стиля.

Лексика разговорного стиля делится на две большие группы:

общеупотребительные слова (день, год, работать, спать, рано, можно, хороший, старый);

разговорные слова (картошка, читалка, заправский, примоститься).

В данной работе мы рассмотрим вторую подкатегорию, а так же особое внимание уделим грубым выражением, отнесенным в словаре Ожегова С. И. к разговорной лексике.

1.2 Определение просторечной лексики

Просторечная лексика экспрессивна, употребительна в эмоциональных речевых ситуациях, при дружеских и фамильярных отношениях. Использование просторечной лексики в разговоре с незнакомыми людьми является нарушением не только литературных, но и культурных норм (бедолага, оболтус, ляпнуть). Считают, что разговорная и просторечная лексика находятся в пределах литературного словаря, их употребление регулируется нормой литературного языка. К ненормативной лексике относится обсценная лексика.

Лексика просторечная, в отличае от разговорной, находится за пределами строго нормированной литературной речи. К просторечной лексике относятся слова грубоватые, грубые или слова не принятые в литературном языке.

Просторечие -- это не ограниченные территорией или профессией, родом деятельности отклонения от лексической, грамматической и произносительной нормы литературного языка. Так же можно сказачть, что просторечие -- это языковые факты, не соответствующие нормам литературного словоупотребления, но не ограниченные в своем функционировании ни территориальными, ни социальными рамками.

М.И. Фомина выделяет два вида просторечий:

обиходно-бытовые. Слова, которые по своей семантике и дополнительной экспрессивно-стилистической окраске выразительнее, чем разговорно-бытовые. Они находятся на грани современного литературного языка.

грубое просторечие. Слова, употребляемые в устной форме общения и являются весьма ограниченными по сфере распрастранения. Они находятся за пределами литературного языка. Эти слова по экспрессивно-эмоциональной окраске бранно-вульгарные.

К грубо просторечным словам могут быть отнесены слова, употребляемые в устной форме общения и являются весьма ограниченными по сфере распрастранения. Они находятся за пределами литературного языка. По своей экспрессивно-эмоциональной окраске эти слова бранно-вульгарные.

Н.М. Шанский в свою очередь выделяет общий разряд разговорно-бытовой лексики, включающей в состав две группы слов:

1) общенародную разговорно-бытовую лексику;

2) разговорно-бытовую лексику, социально или диалектно ограниченную.

Общенародная разговорно-бытовая лексика подразделяется на:

а) разговорно-литературную лексику, объединяющую слова разговорно-бытового характера, не нарушающие норм литературного употребления (сменка, ухмыльнуться)

б) просторечную лексику, характерную для простой непринужденной разговорной речи, не связанной строгими нормами. По мнению Н. М. Шанского, слова, входящие в состав просторечий, часто стоят на грани литературного употребления, часто представляют собой нелитературные слова.

При этом ученый отмечает, что, разграничивая в разговорно-бытовой лексике лексику разговорно-литературную и просторечную, необходимо учитывать зыбкость, подвижность границ между этими разрядами.

В данной работе будем придерживаться следущей классификации:

просторечия, не соответствующие языковым нормам и находятся за пределами литературного языка

просторечия, нарушающие морально-этические нормы.

Глава II. Просторечная и разговорная лексика в рассказах Михаила Веллера

2.1 Классификация разговорных лексических единиц

Как показали исследования, сниженная лексика в рассказах М. Веллера («Легенды Невского проспекта» («Американист», «Огнестрельное», «Голова», «Снайпер», «Артист», «Легенда о заблудшем патриоте», «Падение с высоты», «Шок», «Отравление», «Суицид»), «Легенды разных перекрестков» («Рыжик», «Посвещается Стелле»), «Легенды Арбата» («Мон Женераль»)) употребляется повсеместно. В данных произведениях в ходе исследований было выявленно из общего количества 27 наиболее интересных случаев использования разговорной лексики.

В словаре Ожегова С. И. зачастую стилистическую оценку «разговорное» получают и более грубые слова, чем в теоретических источниках. Рассмотрим наиболее яркие примеры:

козла (разг.) -- ругательное, о глупом человеке.

«Личная просьба президента Франции де Голля к Советскому правительству: разобраться с мудаками Ваньки Семичастного, которые не пускают какого-то козла из Таллина в гости к его единственному дяде».

буржуя (разг., презр.) -- То же, что буржуа. Представитель класса буржуазии.

(http: //что-означает. рф, электронный словарь О., Ш., Е.)

«Юрист, сын буржуя».

напрягать (мозги) (разг., жарг.) — прилагая усилия, повысить деятельность, проявление чего-либо.

(Сл.О.; с. 377)

«Здесь нечего даже напрягать мозги для постижения загадки».

оборотистый (разг) -- ловкий в ведении своих дел, ловко пользующийся всеми обстоятельствами для личной наживы.

(Сл.О.; с. 422)

«Вечером глава семьи, умный оборотистый дедушка, придя домой, ухарским шулерским жестом, как колоду засаленных карт, шлепнул на стол пачку документов».

ухарским (разг) -- задорно-молодецки.

(Сл.О.; с. 831)

«Вечером глава семьи, умный оборотистый дедушка, придя домой, ухарским шулерским жестом, как колоду засаленных карт, шлепнул на стол пачку документов».

шлепнул (разг) -- ударять чем-нибудь мягким, плоским. В значении положить с шлепающим звуком.

(Сл.О.; с. 882)

«Вечером глава семьи, умный оборотистый дедушка, придя домой, ухарским шулерским жестом, как колоду засаленных карт, шлепнул на стол пачку документов».

ухмыльнулся (разг) -- самодовольно усмехаться.

(Сл.О.; с. 831)

«-- А никак! А деньги в банке! -- злорадно ухмыльнулся дедушка».

расползлось (о семействе) (разг.) -- уползти, уйти в разные стороны.

(Сл.О.; с. 652)

«И семейство, внемля увещеваниям семейного мудреца, расползлось по свету в те бурные и переменчивые года, кто куда горазд».

ошарашенно (разг) -- озадачить, поставить в тупик.

(Сл.О.; с. 477)

«-- Кто это? -- ошарашенно спрашивает он».

таки (част) (разг)

" -- Таки что я могу сделать?"

на автопилоте (говорит) -- автоматически, без осмысления.

«-- Да, спасибо, конечно, -- на автопилоте говорит Симон».

мычит (разг) -- невнятно говорить, издавать нечленораздельные звуки.

(Сл.О.; с. 358)

" Симон мычит, как корова в капкане".

отмахиваться (разг) -- легкомысленно оставить без внимания что-либо, не заслуживающего внимания.

(Сл.О.; с. 464)

«-- Это присказка такая, -- отмахивается Симон, и невидимый майор, как далекий домовой в погонах, следит за ним из телефонной мглы».

болячках (разг) -- небольшая, еще не совсем зажившая ранка на коже.

(Сл.О.; с. 53)

«Обо всех его болячках».

скручивает (разг) -- свивать что-либо.

(Сл.О.; с. 301)

«Он просыпается со слезами на глазах, допивает коньяк из дареной клиентом бутылки, курит до утра, и смертная тоска по Парижу скручивает его».

беспартиен (разг) -- не являющийся членом КПСС.

(Сл.О.; с. 483)

«Он холост, беспартиен, интеллигент, он еврей, и он никогда раньше не был за границей, даже в братской Болгарии».

высиживания (разг) -- просидеть, пробыть где-нибудь какое-то время.

(Сл.О.; с. 116)

«А каждая очередь -- это недели и месяцы, не считая часов и дней высиживания в коридорах».

совок (разг., неодобр.) -- гражданин СССР.

(http: //что-означает. рф, электронный словарь О., Ш., Е.)

«Вояж совка за границу!»

хихикнул (разг) -- смеяться тихо или исподтишка и со злорадством.

(Сл.О.; 849)

" -- Я не знаю, что произошло, -- истерически хихикнул Симон, -- но, наверное, я прилечу к тебе завтра. «Аэрофлотом»".

сменка (разг) -- комплект сменяемой время от времени одежды.

(Сл.О.; с. 724)

«В подъезде за зловещей вывеской, в чистом вестибюле, ему выдали пропуск взамен паспорта и забрали на хранение портфельчик, где была сменка белья, тонкий свитер и умывальные принадлежности, плюс три пачки чая, папиросы и кулек конфет».

отпускных (разг) -- относящиеся к отпуску, отпускные денги.

(Сл.О.; с. 467)

" -- Ну, возьмете отпуск. Вам дадут, я не сомневаюсь, и не за свой счет, а как полагается, с выплатой отпускных"

выезжантов (разг) -- выезжающий куда-либо (из страны)

«По вторым и четвертым средам месяца собиралась районная парткомиссия, бдительно утверждавшая идеологическую зрелость выезжантов».

23) восвояси (разг. и ирон.) -- к себе домой, прочь откуда-нибудь.

(Сл.О.; с. 94)

«Инспектор ликвидирует свои записки, и после рукопожатий и взаимных уверений и добрых напутствий садится с фельдшером в свой москвич с красным крестиком на лобовом стекле, и отбывает восвояси».

24) позорище (разг.) -- позорное явление, позор.

(Сл.О.; с. 539)

«Это было такое позорище, что областная конференция психоневропатологов держалась за головы и лежала вповалку».

25) примелькался (разг) -- стать знакомым, вполне привычным.

(Сл.О.; с. 584)

«И никому в голову не пришло — звонок из Облздрава, проверяющий, и главное — при нем этот фельдшер, который всем сто лет в системе примелькался — не то что позвонить в Облздрав и перепроверить, но даже спросить какой-то документ кроме бланка командировки с печатью, которых фельдшер через кого-то из старых друзей спер пачку впрок!»

26) сдрыгнулся (разг.) -- сделать резкое, отрывистое движение ногой и упасть.

(Сл.о.; с. 175)

«Одна нога, значит, сдрыгнулась на пол, а вторая в унитаз».

27) облезлых (разг.) -- с облупившейся краской, штукатуркой.

(Сл.О.; с. 416)

«Ознакомились они с контингентом, глянули на перегоревшие лампочки меж облезлых стен, нюхнули запашку и пришли в тихий ужас».

2.2 Классификация просторечных лексических единиц

Как показали исследования, сниженная литературная лексика в рассказах Михаила Веллера используется достаточно широко. В указанных выше произведениях данного автора зафиксировано множество случаев, где использовалась просторечная лексика. Выборка наиболее интересных и ярких использований просторечий состоит из 25 лексических единиц.

Рассмотрим некоторые категории словесных единиц, относящиеся к просторечному стилю. Для удобства изучения разделим их на две группы:

Просторечия, которые не соответсвуют языковым нормам и находятся за пределами литературного языка -- и которые составляют 14 случаев из выбранных 25;

Просторечия, нарушающие морально-этические нормы, составляющие 11 случаев из 25.

Иными словами, в первую группу отнесем негрубые просторечия (например, белиберда, кормежка, проныра, пустомеля, скупердяй; большущий, одурелый, трусоватый, хлипкий; взъерепениться, врать, горланить, зажимать, застудиться, корить, ляпнуть, орать, тренькать, шпынять и др.), а во вторую грубые, вульгарные, а так же бранные слова (брехня, брандахлыст, пентюх, пузо, рыло, стерва, харя, хахаль, шваль, шпана; жрать, шамать, трескать (есть), зашиваться (перен.), задраться (с кем-либо), лаяться, лизаться (целоваться) и др.) [Кожина Н.М. 2008: 213]

Первая группа:

обшарпанный (прост) -- оборванный, обтрепанный, грязный.

(http: //что-означает. рф, электронный словарь О., Ш., Е.)

«Через две недели звонит треснутый телефон на обшарпанной стене в коридоре».

(в) ошизении (прост) -- в очень сильном удивлении, на грани сумасшествия.

Значение слова не указано ни в одном из словарей, но смысл понятен из контекста.

" -- Э-э-э… -- блеет Симон в полном ошизении. -- Н-н-ничего… пожалуйста… конечно… «

орали (прост., неодобр.) -- громко кричать, петь, плакать, говорить слишком громко.

(Сл.О.; с. 446)

«Это были времена, когда для звонка в другой город люди заранее занимали очередь на городском междугородном переговорном пункте и орали в трубку так, что на том конце можно было слышать без телефона».

кукиш (прост.) -- сложенная в кулак рука с большим пальцем, просунутым между указательным и средним, как грубый жест в знак издевки, презрительного отказа и т. п.

(Сл. О.; с. 303)

«Он показал кукиш в сторону Бога и Москвы одновременно, куда-то вверх, но восточнее зенита».

взгреет (прост.) — ругать кого-то, сделать выговор

(Сл.О.; с. 75)

«И если он тебя взгреет -- я тебя предупреждал!».

подхватываться (прост.) — поддержать, расширяя и углубляя какое-нибудь достижение.

(Сл.О.; с. 536)

«-- Тебя хотят принудительно лечить? -- подхватывается дядя».

жировать (прост.)

«Ты, тварь, будешь жировать там -- а нас за тебя вздрючат здесь?»

шлепнутый (прост., перен.)

«Он сел, встал, еще сел, еще встал, свет включил, выключил, в консультации сидел как пыльным мешком шлепнутый, и к нужному часу достиг полной товарной спелости: зеленый снаружи и с мелкой дрожью внутри».

вгоняют (разг) -- вбить, вставить (в данном контексте -- вколоть).

(Сл.О.; с. 84)

«Симон ясно увидел свое будущее: рукава смирительной рубашки завязаны на спине, и злые санитары вгоняют в зад огромные шприцы».

горазд (прост.) — способен на что-либо.

(Сл.О.; с. 134)

«И семейство, внемля увещеваниям семейного мудреца, расползлось по свету в те бурные и переменчивые года, кто куда горазд».

недотепистый (прост., неодобр.) — неумный и неуклюжий, неловкий во всем человек.

«Он без особого труда посмеялся над жадной и недотепистой Советской властью».

выпучить (прост.) -- о глазах -- становиться вытаращенными.

(Сл.О.; с. 625)

«Полковник подвинул ему портсигар и поднес спичку, Симон послушно закурил, выпучил глаза и задохнулся».

прут (прост) -- тащить что-либо, здесь в значении воровать.

(Сл.О.; с. 502)

«Сестрички понемногу наркотики прут, шофер втридорога водочку возит».

спер (прост.) -- украсть.

(Сл.О.; с. 744)

«И никому в голову не пришло — звонок из Облздрава, проверяющий, и главное — при нем этот фельдшер, который всем сто лет в системе примелькался — не то что позвонить в Облздрав и перепроверить, но даже спросить какой-то документ кроме бланка командировки с печатью, которых фельдшер через кого-то из старых друзей спер пачку впрок!»

Вторая группа:

жрать (прост., неодобр.) -- жадно есть.

(Сл.О.; с. 190)

«Ибо в советские времена исключительно прерогативой государства было и сбивать, и сосать, и жрать с костями».

хрен (прост., бран.) — употребляется как бранное слово

(Сл.О.; с. 855)

«И хрен они с нас что возьмут!»; «А хрен его знает, товарищ майор, -- меланхолично сочувствует родственнику Симон. -- Чтобы был во всем порядок»; «Он заболел, а не охренел!» скачет истеричный анекдот из Симона".

вздрючит (прост., бран.) -- делать резкий выговор кому-либо, сильно ругать кого-либо.

(http: //что-означает. рф, электронный словарь О., Ш., Е.)

брешет (прост.) -- врать, говорить вздор.

(Сл.О.; с. 138)

«И Симон нудно брешет, что очереди большие, что преимущества работникам со стажем, что документы сгорели во время войны, и что процедура это небыстрая!»

мудаками (перен., вульг., бранн.) -- дурак, неумный человек, который говорит или делает не то, что следует.

«Личная просьба президента Франции де Голля к Советскому правительству: разобраться с мудаками Ваньки Семичастного, которые не пускают какого-то козла из Таллина в гости к его единственному дяде».

жиденок (прост., пренебр.) -- название еврея с оттенком принебрежительности.

(http: //что-означает. рф, электронный словарь О., Ш., Е.)

«Короче: уйми, Ваня, своих опричников, и выпусти мне этого жиденка хоть в Париж, хоть на Луну».

обсирай (прост., вульг., перенос., бранн.) — испортить кому-либо что-либо

(http: //что-означает. рф, электронный словарь О., Ш., Е.)

«И больше не обсирай мне малину со своим государственным рвением!»

дрочи (вульг., бранн., перен.) — нежить, холить. В переносном -- заниматься рукоблудием.

(http: //что-означает. рф, электронный словарь О., Ш., Е.)

«Води его в синагогу… купай в шампанском!., дрочи вприсядку! ты понял!!!»

жмот (прост., пренебр.) -- скряга, скупой человек.

(Сл.О.; с. 190)

" -- Жмот, -- говорит Левин. -- Ты всегда был жмотом".

10) ублюдком (прост.) -- о человеке с низкими, животными инстинктами или о рожденном вне брака.

(Сл.О.; с. 808)

«Пицца, унаследовав итальянское имя, была ублюдком от брака русского блина с еврейской мацой: полупрозрачная сухая лепешка, посыпанная крошкой, измельченной до такой степени, чтобы нельзя было определить, колбаса это или иной какой деликатес».

11) рыло (прост., бран.) — лицо.

(Сл.О.; с. 682)

«Американец надевает ему пиццу на рыло, бьет посуду, получает слева-справа по уху, к обеим сторонам набегает подмога — итальянский темперамент плюс американская раскованность внакладку на национальную гордость великороссов дают потрясающие результаты!»

Глава III. Функции разговорной и просторечной лексики в рассказах Михаила Веллера

Как показал анализ рассказов Михаила Веллера, просторечная лексика встречается главным образом в речи персонажей, а в речи автора указанная лексика встречается реже, но тем не менее речь автора весьма насыщена разговорной лексикой. Просторечная и разговорная лексика употребляется М. Веллером в таких функциях, как:

функция речевой характеристики героев;

функция экспрессивной оценки действительности;

функция яркого изображения описываемой среды.

3.1 Функция речевой характеристики героев

В анализируемых рассказах М. Веллера разговорная и просторечная лексика в функции речевой характеристики героев используется широко. Как правило характеризует человека в соответствии с его социальным положением, характером/личными качествами, уровнем образования.

Образ героя художественного произведения складывается из множества факторов — это и характер, и внешность, и профессия, и увлечения, и круг знакомств, и отношение к себе и окружающим. Один из главных — речь персонажа, в полной мере раскрывающая и внутренний мир, и образ жизни. Талантливо созданная речевая характеристика героя — украшение художественного текста и важный штрих к портрету персонажа. Умелое использование речевых характеристик — один из инструментов профессионального литератора. И нет ничего скучнее героев разного возраста, разного рода занятий и темпераментов, которые говорят одинаковым языком.

Есть два способа создания речевых характеристик: косвенный — посредством авторских ремарок и атрибуции диалогов, и прямой — в речи персонажей. В рассказах М. Веллера используются оба способа. Остановимся подробнеена видах речевой характеристики и их функциях.

1) Характеризующая -- используется, чтобы лучше раскрыть образ героя, его индивидуальность, подчеркнуть какие-то черты характера или принадлежность к определенной группе (профессиональной, этнической, социальной), особенности воспитания. «В профессиональной среде он имел среди коллег кличку «Валька-помойка». Здесь ярко передается отношение коллег героя (и автора). «Скажите, пожалуйста, господин Зорин, вы еврей? — Я — русский! — А-а. А я — американский».

2) Выделительная -- чтобы сделать образ запоминающимся, выделить на фоне других, например: «Тут негр ревет, как заводской гудок в день забастовки, и швыряет в лицо Зорину его двадцатку».

3) Сравнительная — используется для сопоставления или противопоставления героев.

Например, для характеристики персонажа рассказа «Огнестрельное» -- старика, ветерана войны, автор использует литературную лексику:

«-- Прошу вас перестать шуметь, пожалуйста. Иначе я буду вынужден принять меры. Я вас предупреждаю». А для характеристики его «противника» -- гостя пьяного фарцовщика, совершенно иные. Бранные, вульгарные, грубо-просторечные, создавая контраст, яркое сравнение, что позволяет читателю еще больше проникнуться состраданием к ветерану-старичку и еще большей неприязнью к гостю:

«Он глист плешивый», — слюнявит гость и, скрывшись в комнате, прибавляет музыку. И хохот оттуда: «Наш герой на посту!..».
4) Психологическая — раскрывает эмоциональное состояние героя. Просторечная и разговорная лексика используется автором для передачи автором уровня культуры, социальной среды героев, а так же передачи их сиюминутного состояния -- как в рассказе «Легенда о заблудшем патриоте», о заблудившемся в Карело-Финском лесу советском гражданине, случайно попавшем на территорию Финляндии: «- Хавать! Шамать! Лопать! — приплясывал от нетерпения Маркычев, зарычал и заклацал собственными зубами, показывая, значит, чего он хочет».

Герои рассказов М. Веллера -- люди самых разных профессий, наклонностей, разных социальных классов. Их речь изобилует просторечиями, разговорными выражениями. Связанно это с тем, что автор хочет максимально передать внутренний мир героя, в некотором смысле приблизить его к читателю, высмеять/гиперболизировать некоторые качества героя. Таким образом, просторечная и разговорная лексика в рассказах М. Веллера выполняет функцию речевой характеристики героев.

В рассказе «Американист», благодаря яркой, весьма негативной оценке советского еврея-журналиста Зорина автором: «Он жил в американском коттедже, ездил на американской машине, жрал американскую еду и носил американскую одежду. В порядке ответной любезности он сумел рассказать об Америке столько гадостей, что будь она хоть чуть-чуть послабее и поменьше — давно бы рухнула под тяжестью его обличений. В профессиональной среде он имел среди коллег кличку «Валька-помойка», — в конце рассказа все же проникаемся пониманием к ограбившему еврея Зорина негру, оказавшимся в итоге «жертвой».

3.2 Функция экспрессивной оценки действительности

Просторечная и разговорная лексика, особенно отдельные элементы, обладающие выраженной эмоциональной окраской, используются писателем для создания особой экспрессивности, яркости изложения, для сниженной в экспрессивном плане характеристики лиц, предметов, событий. В исследуемых произведениях широко используются для этой цели просторечные (грубые и негрубые) и разговорные выражения. В большинстве случаев они подчеркивают ироничность жизненных ситуаций, описанных в рассказах, придают комичность происшедему.

«И Зорин с негром выкатываются на тротуар, где негр обкладывает Зорина в четыре этажа, плюет на его автомобиль, предлагает на прощание поцеловать себя в задницу и гордо удаляется». В рассказе «В сторону искусства. Романс о влюбленных»: «На что наш новосел Олимпа любезно предупредил: — Говно не говно, но слушать будете стоя, молодые люди».

В рассказе «Бытовая травма» ярко описана квартирная обстановка, в которой заодно и передается настроение главных персонажей: «Трет он паркет, потеет, мышцами поигрывает, а пиво в холодильничке, вода в ванной, жена голая на кухне, — музыка играет».

Возможно именно эта функция в совокупности с просторечной лексикой передает весь комизм ситуаций, описываемых в рассказах:

«И нападает на них дикий гогот, истеричное грохотанье, и отступается врач мимо ступеньки, и они вываливают к черту больного на лестницу. И он ломает руку». В большинстве случаев юмор можно назвать «казарменым», но зачастую весьма тонкий.

«Муж, маша щеткой по ноге и своим прочим, придвигается ближе, ближе, кот посмотрел, посмотрел, неприметно собрался — и прыг на игрушку! Когтем цоп! — поймал».

3.3 Функция яркого изображения описываемой среды

Экспрессивные средства служат созданию политической и социальной заостренности, злободневности, образные средства здесь не только средства наглядности, но и средства социальной оценки изображаемого. Среди героев М. Веллера много лиц, принадлежащих к политике СССР, занимавших особые должности, лица, бывшие на «особом» положении при правительстве, вождях, о евреях, алкоголиках, ветеранах, военнослужащих. В последнее время наблюдается тенденция «приоткрытия занавеса»: многие вещи, о которых раньше даже молчать было страшно, теперь открыто обсуждаются. Так и рассказы М. Вернера -- ярко, реалистично, без излишней рафинированности передают атмосферу среды и времени, в которых происходит действие рассказов. Рассмотрим несколько примеров из рассказов М. Веллера.

«Тут медики просто подыхают от хохота. Они хватаются за перила, перегибаются пополам, прижимают животы и стонут без сил. Потом, взрываясь приступами идиотского непроизвольного смеха, накладывают ему шину и тащат лечить дальше».

«Там внизу бабушка в булочную за хлебцем шла».

«Вышел он: темь глухая, дождь шуршит; зашагнул в какую-то могильную чащу, присел, полы шинели на голову — Господи, помоги мне удачно отбомбиться».

Заключение

Проведенное исследование позволяет сделать следущие выводы.

Вопрос о сниженной лексике, ее классификации и функции в современной научной литературе решается неоднозначно, но позволяет во всей полноте оценить место этой лексики в общем составе национального русского языка.

Как показал анализ рассказов Михаила Веллера «Легенды Невского проспекта» («Американист», «Огнестрельное», «Голова», «Снайпер», «Артист», «Легенда о заблудшем патриоте», «Падение с высоты», «Шок», «Отравление», «Суицид»), «Легенды разных перекрестков» («Рыжик», «Посвещается Стелле»), «Легенды Арбата» («Мон Женераль»), сниженная лексика используется в данных произведениях повсеместно. В данных рассказах выявленно 52 случая употребления сниженной лексики, из которых 27 единиц разговорной, 25 единиц просторечной (11 грубой и 14 не грубой).

Употребление такого количества просторечий, разговорной лексики, а так же вульгарных/бранных выражений говорит о том, что они находятся на грани литературного и нелитературного употребления.

Сниженная лексика используется в рассказах М. Веллера в трех функциях:

речевая характеристика героев;

экспрессивная оценка действительности;

яркое изображение описываемой среды.

Анализ особенностей употребления сниженной лексики в рассказах М. Веллера и сопоставление ее функций с предшествующим опытом русской литературы в использовании рассматриваемых языковых единиц позволяет сделать вывод о том, что широкое употребление сниженной лексики не всегда обоснованно.

Авторы хотят не только максимально приблизить речь героев книг к речи реальных людей, но и очень ярко изображают среду в которой они живут, характеры героев, особенности времени, в котором происходит действие рассказов. Однако изобилие внелитературных (сниженных) лексических единиц в рассказах М. Веллера не позволяет отнести данные произведения к истинно художественным.

Но если считать, что в художественном творчестве любое направление имеет право на существование, то рассказы М. Веллера ярко и иронично отражают состояние языковой ситуации не только времен СССР, но и нашего времени так же.

Список литературы

Веллер М.И., Легенды Невского проспекта, М.: АСТ, Астрель, 2010.

Веллер М.И., Легенды разных перекрестков, М.: АСТ, Астрель, 2010.

Веллер М.И., Легенды Арбата, М.: АСТ, Астрель, 2010.

Ожегов С. И. Словарь русского языка, -- М., 1960

Учебники:

Валгина Н. С. Активные процессы в современном русском языке. -- М.: Логос, 2001.

Какорина Е. Л. Трансформация лексической семантики и сочетаемости // Русский язык конца ХХ столетия (1985 -- 1995). -- М.: Наука, 2000.

Кожина Н. М. Стилистика русского языка. — М.: Наука, 2008.

Фомина М. И. Лексика современного русского языка. -- М.: Высшая школа, 1973.

«Московские новости», 1994, № 56

Ожегов С.И., Шевцова Л. Г., Ефремова Т. Ф., http: //что-означает. рф, Сборник электронных словарей.

Шанский Н.М., Лексикология современного русского языка. -- М.: Просвещение, 1972.

1. www.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой