Разговорная лексика в рассказе М. Шолохова "Судьба человека"

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Северо-западный институт печати

Санкт-Петербургского государственного университета технологии и дизайна

Курсовая работа по дисциплине «Современный русский язык»

Тема:

«Разговорная лексика в рассказе М. Шолохова «Судьба человека»

Выполнила:

студентка группы Рд-2. 2

Лунина Татьяна

Руководитель:

Вязовик Татьяна Павловна

Санкт-Петербург 2010

План

  • Введение
  • Глава 1 Особенности разговорной лексики и её использование в художественных текстах
  • Глава 2 Употребление разговорной лексики в рассказе М. Шолохова «Судьба человека»
  • Заключение
  • Список использованной литературы

Введение

Разговорная лексика и художественная литература — две ипостаси национального языка, вступающие во взаимодействие под влиянием исторических, культурных и эстетических факторов. Разговорная речь, включённая в художественную литературу, рассматривается в связи со структурированием текста, изучением грамматических и лексических способов введения «переданной речи», особенностям речевых партий персонажей.

В рассказе М. Шолохова «Судьба человека» повествование ведётся от лица простого человека, солдата, его речь наполнена разговорными лексемами, что представляет интерес для исследования функций, которые они выполняют.

Разговорной лексикой насыщен рассказ и именно на нее при прочтении обращаешь особое внимание.

Цель моей работы объяснить, насколько точно и правдиво можно, используя разговорную лексику, передать характер, образ главного героя рассказа, который является олицетворением всего русского народа. А так же показать, насколько разговорная лексика незаменима для художественного произведения. Первая глава посвящена описанию существующих видов и функций разговорной лексики, вторая — это анализ лексики употребляемой Андреем Соколовым в рассказе, с использованием данных из первой части работы

Наиболее важными исследованиями, которые были использованы для изучения, были работа Н. С. Валгиной «Функциональные стили русского языка», Ю. А. Бельчикова «Литературная норма в лексике и фразеологии».

Глава 1 Особенности разговорной лексики и её использование в художественных текстах

Разговорная лексика широко используется в художественной литературе. Авторы подчиняют её своим целям, используют для создания образов своих персонажей, так как речь в художественном произведении является средством непосредственной связи читателя с персонажем без помощи автора. Так же речь — один из важнейших компонентов характеристики героев произведения. По речи мы можем определить, кто этот человек по профессии, какое образование получил, местность, где происходит действие, в какой обстановке находится персонаж. Поскольку часто авторы описывают бытовую обстановку, появляется необходимость использовать разговорную речь, чтобы максимально приблизить изображаемую сцену к реальности.

Лексический состав разговорной речи отличается стилистической пестротой. При том, что нейтральных слов явно больше, в разговорной речи вполне допустимы сниженные разговорные и даже просторечные и жаргонные слова, а вместе с тем книжные, и специальные.

Отношение морфологических классов слов. По данным Частотного словаря: существительные составляют 27% всей лексики, глагол — 17%, местоимения — 13%, а частицы — 1%, то в разговорной речи существительные составляют 14,8%, местоимения — 17%, а частицы — 15%. Характерно, что среди знаменательных слов самым употребительным в разговорной речи является глагол — 17%. Однако, по количеству разных лексем существительные значительно превышают глаголы, что обусловлено разнообразием предметов и явлений окружающего мира. В то время как меньшее разнообразие глаголов — меньшим разнообразием процессов.

Могут быть сдвиги в семантике (слово «нормальный» в значении «подходящий»). Существует определённая свобода в использовании слов: сдвинутые и сиюминутные значения, окказиональная замена одного слова другим, местоимения употребляются без опоры на контекст.

Разговорная лексика делится на две большие группы:

1) общеупотребительные разговорные слова;

2) разговорные слова, социально или диалектно ограниченные. Существует разделение внутри первой группы разговорной лексики, в соответствии с ним выделяют:

1) разговорно-литературный пласт (лексика, связанная нормами литературного употребления)

2) собственно-разговорный пласт (лексика, не связанная строгими литературными нормами)

3) просторечия, которые, в свою очередь, делятся на

1. Литературные просторечия — лексика приближена к собственно-разговорному пласту

2. Собственно-просторечие — для лексики характерно нарушение языковых норм.

3. Грубое просторечие — нарушение этической нормы, лексика содержит оскорбление.

Русская разговорная лексика со всеми своими экспрессивными и словообразовательными нюансами принадлежит литературному языку, без неё невозможна общая речевая стихия, невозможно неофициальное общение, которое занимает основное языковое пространство реального человека. Разговорная лексика, обладая набором специфических признаков, прежде всего, семантических, экспрессивных и словообразовательных, хотя и не всегда чётко, но отдаляется от нейтральной общеразговорной лексики. При этом разговорная лексика неразрывно связана с оценочной стороной языка.

Просторечная лексика также употребляется в различных видах речевого общения, но часть её находится за пределами литературного языка и вызывает неприятие большинства людей, а часть просторечной лексики представляет собой «нижний» слой разговорной лексики, пограничную зону между литературной и нелитературной лексикой.

Главным критерием для разграничения разговорной и просторечной лексики может служить проявление в яркой степени грубости и интенсивности оценки по экспрессивно-эмоциональной шкале. При этом яркое проявление положительной оценки всё же не переводит слово из разговорной в просторечную.

При недостаточно чёткой дифференциации разговорных и просторечных слов, с одной стороны, и разговорных и книжных — с другой, вследствие наличия стилевой переходности, можно всё-таки достаточно определённо сказать, что разговорные слова воспринимаются как стилистически сниженные по отношению к книжным, а просторечные как стилистически сниженные по отношению к разговорным. Естественно, что градации достаточно подвижны.

Разговорно-литературный пласт. Как просторечная, так и собственно-разговорная лексика имеет эмоционально-экспрессивную окраску (ласкательности, бранности, шутливости и т. д.). Что касается содержательной стороны разговорно-литературной лексики, то она имеет, как правило, конкретное значение (читалка, столовка, зачётка), реже встречаются слова с отвлечённой семантикой (похвальба, бессмыслица, ворожба). Наряду с разговорными могут употребляться и нейтральные в стилистическом отношении слова, имеющие в качестве разговорного (или просторечного) одно из своих возможных значений, например «встряхнуться» — в значении «оживиться, ободриться». Может быть и специфическое наименование по функции, заменяющее название конкретных примеров: Дай чем написать (карандаш, ручка).

Литературно-разговорная лексика образуется с помощью специальных суффиксов и приставок

Характерны образования с суффиксами субъективной оценки: головка, пылинка, вечерок, сладенький. Например, с помощью суффикса — ик — (телик, велик), с помощью суффикса — ыш - (детёныш, зародыш). Она может представлять типичные конденсаты (подсобка, зачётка, напряжёнка), субстантиваты (контрольная, дипломная, докторская), о которых писала И. П. Глотова. Она подчёркивает, что сокращённые усечённые и конденсированные номинации в разговорной речи выполняют две функции:

1) реализуется принцип экономии речевых средств;

2) удовлетворяется «жажда экспрессии» (В.Д. Девкин). Вольф Е. М. Функциональная семантика оценки, М.: Наука, 1985

В морфологическом отношении для такой лексики характерно существование параллельных форм: в отпуске - в отпуску, в цехе - в цеху (формы на — е имеют книжный характер, формы на — у разговорный и просторечный, иногда просторечно-профессиональный); стилистические варианты (фиксируются и в формах именительного падежа множественного числа у существительных), например, названиях лиц по профессиям: инженеры - инженера, слесари - слесара (варианты на — а — разговорны). Однако, в ряде случаев такие варианты служат дифференциации значений: кондуктора (работники транспорта) и кондукторы (технический термин). Стилистические варианты подобных форм нельзя путать с формами, связанными с разными значениями слов, образованных от слов-омонимов. Такие формы стилистически не реализуются. Например: корпусы (туловища) — корпуса (зданий), мехи — меха, образы — образа и др. Существуют также особые звательные формы: Мам! Пап!

Собственно-разговорный пласт. Собственно-разговорная лексика образуется: имена прилагательные с суффиксами — ущ-, — ющ-, — енн — (толстущий, длиннющий, широченный). С суффиксом — аст — (грубастый, рукастый). С помощью особого словосложения: ротозей, треклятый, зубоскал. Существительные с помощью суффиксов: — ль — (враль), — ун — (крикун, болтун), — ин-, — ён-а (сластёна), — ух-а (грязнуха, показуха), — ежк-а (делёжка), — ушк-, — юшк — и т. д. Ещё более сниженная окраска фиксируется в просторечной лексике. Необходимо заметить, что деление на принадлежность суффиксов к разговорно-литературному пласту и собственно-разговорному пласту, а так же к просторечной лексике, условно. Всё зависит от словообразующего слова: чаще всего слова, образованные непосредственно от нейтральных слов, получают разговорную окраску, а образованные от разговорных — просторечную. Например: разговорное громила - от нейтрального громить, просторечное вышибала — от разговорного вышибать. Так же образуется с помощью изменениям нейтральных слов. К словам, образованным таким образом относятся и усечённые слова, русские и иноязычные (маг — магнитофон, рэ — рубль). Нейтральные слова могут приобретать новые значения. Оттенок разговорности возникает в немаркированных словах, используемых в ином значении. Например, слово старик, обращённое к мальчику, употребляется в значении «друг», у слова «рыцарь» появилось ассоциативное значение «самоотверженный, благородный человек».

Для лексики собственно-разговорного пласта характерны: приставочные глаголы, например: выбранить, выругать, заполучить, заиметь; формы инфинитива на — ть — вместо — ти — (несть, снесть); существительные общего рода: неряха, показуха. Существительные женского рода при литературно-нейтральных формах мужского рода, например: секретарша, билетерша (в официальном стиле секретарь, билетер, если речь идёт о женщине), профессорша (такая форма рождает двусмысленность: профессор сама жена профессора), инженерша. Многие из таких образований закрепились только как стилистически сниженные названия «жены по мужу»: генеральша, губернаторша. В отдельных случаях схожие формы не имеют стилистической окраски и являются единственными в своём роде наименованиями, порождёнными профессиональной речью: спринтерша, пловчиха, ткачиха. Образуются на базе словосочетаний: сгущёнка, маршрутка, подземка, неотложка. Часты в употреблении глагольные междометия: бах, бац, плюх (в воду). Специфические предикативы-оценки: Он не ахти, так себе, ничего.

Просторечия. Понятие «просторечие» до конца не определено, можно сказать, что это цельная лингвистическая категория русского национального языка, находящаяся в его разговорной разновидности, одной стороной входящая в литературный язык, другой соприкасающаяся с нелитературными подразделениями (жаргонами, диалектами).

Большинство просторечных слов обладает оценочностью, экспрессивностью, эмоциональностью и образностью. Е. М. Вольф отмечает, что «особенностью оценки в естественном языке является асимметрия между положительной и отрицательной» зонами «хорошо/плохо». Вольф Е. М. Функциональная семантика оценки, М.: Наука, 1985 Просторечные элементы с отрицательной эмоционально-оценочной коннотацией составляют около 60% (пакостник, похвальбишка, сволота). Их можно отнести к грубому просторечию. Нейтральные составляют более 20% (поверток, присловка, росстань), их можно отнести к собственным просторечиям. Слов с положительной эмоционально-оценочной коннотацией около 20% (племяшка, сподручник), такие слова максимально приближены к литературной лексике.)

Для исследования состава просторечий в лексикографии, в художественной речи важность приобретает дифференциальный подход к просторечию. Дело в том, что термин «просторечие» в применении к русскому литературному языку периода его национального развития противоречив и явно недостаточен, поскольку обозначаются функционально и во много материально разные явления. С одной стороны совокупность общепонятных речевых средств народно-разговорного характера, находящиеся вне действия литературной нормы, с другой, те из просторечных лексико-фразеологических единиц, которые по тем или иным причинам оказались вовлечёнными в сферу литературного языка, то есть, попавшие под действие литературной нормы.

Противоречивость термина «просторечие» ярче всего выявилась в лексикографической практике. Пометой «прост.» отмечается слово, которое свойственно, как говорится в словаре Ушакова, «простой, непринуждённой или даже грубоватой устной, не связанной нормами литературного языка, и стоит на границе литературного употребления. Эта помета в то же время может иметь запретительный характер». Между тем по самому своему значению толковый словарь устанавливает, фиксирует лексический состав литературного языка. Очевидно, что пометой «прост.» фиксируются лексико-фразеологические единицы второго рода — «принятые» как особые средства стилистической выразительности в литературных текстах.

В научной литературе сложился термин «литературное просторечие«. Этот термин, способствуя расчленению понятия «просторечие», вносит существенное уточнение в саму проблему просторечия в его соотношении и взаимодействии с литературным языком.

Термин «литературное просторечие» и обоснование соответствующего понятия были предложены Ю. С. Сорокиным в 60-ых годах.

Литературное просторечие — лексико-стилистическая категория, исторически обуcловленная. Выделение этой категории совершилось в рамках русского литературного языка XIX в. в послепушкинский период. Порождённое взаимодействием литературного и народно-разговорного языка, литературное просторечие — непосредственный результат, следствие действия общенациональной литературной нормы, которая складывается в эпоху Пушкина. Его становление неразрывно связано с формированием в условиях развития национального языка разговорной литературной речи, подчиняющейся литературной норме. Литературные просторечие составляет «нижний» пласт литературного языка.

Далеко не всё, что проникает в узус носителей литературного языка и в литературные тексты, становится достоянием русского литературного языка. Те народно-разговорные элементы, которые в силу разных причин попадают в литературные тексты, первоначально фигурируют в этих текстах — при всей мотивированности их включения — как своего рода «вкрапления» иной, некодифицированной устно-разговорной сферы, четко противопоставленной литературном языку. Таково положение всех вновь вводимых в литературные тексты народно-разговорных слов и оборотов речи.

В составе литературного текста народно-разговорные слова и выражения с неизбежностью вступают в отношения с традиционными для литературными словаря единицами, шире — его пластами, разрядами. Особенно важную роль в приобщении народно-разговорных элементов к сфере литературного языка играют синонимические и широкие идеографические соответствия, которые устанавливаются в литературных текстах с книжными лексико-фразеологическими единицами, а так же контексты, которые поясняют смысл, семантику или авторское осмысление вводимого в текст слова, оборота речи.

Самобытная экспрессия и принадлежность к сфере непринуждённой, неофициальной устной речи, а так же содержательно-тематическая и идейно-эстетическая заданность включения в текст (воспроизведение колорита среды, местности, эпохи, социально-речевая характерология) определяют особое положение такого рода слов и выражений по отношению к литературной норме. Яркая экспрессивность и характерологичность единиц литературного просторечия не противоречат их нормированности. Нормированность их состоит в определении достаточно узкой области или отдельных случаев употребления. Литературно-просторечная лексика вносит дополнительное разнообразие в стилистические нормы современного русского литературного языка, углубляя их структуру, способствуют развитию его синонимических ресурсов.

Можно говорить о целой системе приёмов включения народно-разговорных слов в литературный текст и соотнесения их с литературной нормы. При включении в состав литературного языка народно-разговорного слова, созданного по словообразовательным моделям книжного характера, имеющим окраску разговорности, как правило, были очевидны деривационные связи их с литературными соответствиями.

Слова, включающиеся в литературный язык на правах единиц литературного просторечия, могут иметь разную судьбу. Одни остаются в сфере литературного просторечия до наших дней (болезный, большак, братан, гораздо, страшенный, ядреный). Другие перешли в нейтральный слой русской разговорной речи (зря, повадно, мальчуган, лебезить), третьи получают общелитературное распространение, нередко становясь достоянием книжной лексики (беднота, быт, шумиха).

Собственные просторечия. Для этих слов характерно нарушение языковой нормы. Например: ажно, айда, вдариться, вертаться, сзаду, сымать и т. д. В семантическом плане — конкретность, суженность значения, при этом имеется в виду то обстоятельство, что до своего «сужения» одно слово относилось к более широкому кругу предметов или явлений.

Собственные просторечия образуются: от основ имен существительных: путем отбрасывания перфикса: (по) стоялец, суффикса: расстрой (ство), ржавь (чина), скоп (ление), посыл (ка). Сложные существительные, включающие основы «сам» и «рук»: самосуд, самоуправ, самогрей, рукодел, солнопёк, портомойня. Сниженная оценка может содержаться с основе слова, иногда к основе с конкретным значением присоединяется «книжный» суффикс). Такая форма показывает оттенок просторечности: подарение, придурковатость, скончание, небушко и др. В большинстве случаев сниженность и грубоватость просторечным словам придают специальные языковые средства и способы их использования: формы слов, суффиксы, перфиксы, ударение, произношение и др.

Такая разговорная лексика употребляется для создания повышенной тональности речи, придаёт ей выразительность, усиливает воздействующую силу высказывания. Её отличают: преимущественное употребление в обхиодно-разговорном стиле общения; соотносительность с нейтральным словом или сочетанием (дождь — дождина, огуречик — огурец, хлебчик — хлеб); включение в речевые произведения без нарушения их стилистической тональности. Можно выделить следующие разряды собственно-просторечной лексики: ласкательная (бабонька, роднуля, милашечка); одобрительная (ладный, башковитый), шутливая, ироничная (барствовать, взбрызнуть), пренебрежительная (драндулет, калымага), снисходительная (мужичонка, мужичишка), намеренно вежливая (колбаска, хлебчик), намеренно усилительная (холодрыга, дождна).

Таким образом, собственные просторечия используются при создании неэкспрессивных просторечный речевых произведений, являющегося основой обиходно-разговорного стиля общения.

Грубое просторечие. Отличительной чертой является то, что единицы речи чаще всего употребляются в экспрессивно-оценочной функции. Это ведёт к тому, что экспрессивное слово передаёт двоякую информацию:

1) обозначает понятие об этом;

2) содержит его характеристику, квалификацию, оценку с позиции субъекта речи.

Для грубого просторечия характерно антропоцентрическое устройство, в ней наиболее представлена группа «человек», отражающая жизнедеятельность человека во внутренних и внешних проявлениях. При этом отмечается отклонение от средней нормы, и на первый план выходит параметрическая характеристика. Помимо проявления количественного и качественного параметра квалификация может носить ценностный характер. Основанием квалификации выступает типизированное социальное представление о положительном или отрицательном содержании явления с точки зрения этических представлений. Чаще всего отмечается отступление от «социальной нормы», причём нейтральное или положительное имеет незначительное отражение. Отрицательная оценка предаётся через отрицательную эмоцию (неодобрение, осуждение, неприятие, раздражение, пренебрежение, презрение), имеющую в языке формально выраженные признаки и показатели экспрессивности.

Грубые просторечия образуются, соединяясь с литературной основой: пустобрех, симпатяга, скатёрка, скороходь. Другие, соединяясь с корнем и изменяя его фонетическую оболочку (почтарь, слых) или морфологический состав (слабина, сласть, смирена), не нарушают норму, хотя ограничивают употребление возникшего слова в литературной речи. У имён существительных с помощью суффиксов — ай-, — ак-, — ач, — ень, — их, — ох, — уй со значением лица (слюнтяй, развихляй, запивоха). — аг (а), — уг (а), — дыг (а), — уш (а) со значением общего рода (блатяга, забулдыга, вруша). У имён прилагательных с помощью суффиксов — аст-, — ат-, — ист-, — лив-, — оват, — ащ-, — ющ-, — енн — со значением избыточности признака (губатый, разговористый, гнусливый, дурковатый). Иногда суффикс в литературном слове заменяется другим, который придаёт всему слову просторечную окраску (скребка — скребница, средствие — средство). Можно встретить одновременно замену суффикса и перфикса: росшивь («вышивка»). Глаголам, по мнению исследователей не свойственны аффиксы, вносящие эмоциональную оценку, носителем значения качества и меры экспрессии является обычно основа. Помимо формально выраженных признаков, можно выделить дополнительные показатели экспрессивности. Семантика экспрессивного слова может быть обусловлена: семантикой производящей основы (хавать — хавчик, шляпа — прошляпить, собака — собачиться). Так же семантикой производящей основы и экспрессивного суффикса (вор — ворюга, балаболить — балаболка). Семантикой деривационной базы, состоящей из словосочетаний (сматывать удочки, толстопуз). Грубые просторечия могут быть звуковой формой (тырить, фифа, цаца) — слова с размытой внутренней формой, (профукать, нюня) — звукоподражательные слова.

Получается, что формальные признаки, показатели экспрессивности, употребление в определённых жанрах речи (порицание, хула, неодобрение), автоматизм употребления определяют основную «социальную функцию» грубых просторечий — быть средством отрицательной оценки.

Сама оценочность связана с семой интенсивности признака или действия, обозначаемого словами. Для единиц характерен качественно-количественный признак (волтузить, дубасить, лупцевать — бить кого-либо с слой; валять, дуть, жарить, жечь, крыть — делать что-либо интенсивно).

Глава 2. Употребление разговорной лексики в рассказе М. Шолохова «Судьба человека»

Рассказ «Судьба человека» М. Шолохова является особым произведением, поднявшим проблему психологии личности во время войны. Интересна личность главного героя, Андрея Соколова, то, как он переживал все трудности войны, своё горе и какие чувства при этом испытывал. Понять отношение Андрея Соколова к происходившему на войне нам помогает как описание автором героя, его внешнего образа, так и его речь. Использование другой лексики в этом рассказе было бы неуместным. Читатель бы не понял и не прочувствовал образ главного героя. Разговорная лексика эмоционально окрашена, поэтому использование элементов этого стиля дает автору возможность наиболее точно и доходчиво передать характер своего героя и его речи, а читателю позволяет легко воспринимать суть написанного. Разговорная лексика очень хорошо воспринимается любым человеком, потому что ежедневно человек употребляет ее в своей речи.

Шолохов — мастер создания образов. Главное его задачей было, показать реального русского человека. Более того, Андрей Соколов — лицо всего русского народа.

Автор использует лексику разговорно-литературного пласта. В основном используется уменьшительно-ласкательная форма, которая выражает снисхождение к обозначаемому словом предмету, нежное и доброе к нему отношение, умиление.

Слова с уменьшительно-ласкательными суффиксами, в которых суффиксы указывают на разговорный характер слов и не вносят субъективной оценки ласкательности. Поблескивающий на солнце ледок. С помощью суффикса — ок — слово приобретает разговорный характер, уменьшительно-ласкательная форма слова указывает на то, что слой льда тонкий. Через речку Еланку. С помощью суффикса — к слово приобретает разговорный характер, его форма указывает на небольшой размер описываемой реки. Сказал приглушённым баском. Басок — не особенно сильный голос с низким тембром. Разговорный характер слову придаёт суффикс — к-. Выломав… хворостинку. Слово приобретает разговорное значение с помощью суффикса — инк — с уменьшительным значением. Окончил семилетку. Семилетка — семилетняя школа. Легкий ветерок - уменьшительная форма слова ветер. Образовано с помощью суффикса — ок-, форма слова указывает на то, что ветер слабый, несильный.

Слова, в которых эти суффиксы выражают отношение автора и повествователя к описываемым явлениям. Характерно для рассказа, что автор использует лексику разговорно-литературного пласта для описания добрых персонажей, или же для их речи. Уменьшительно-ласкательные суффиксы участвуют в описании портретов персонажей. Андрей Соколов, главный герой рассказа, говорит баском, в описании его спутника использованы такие ласкательные слова как сынишка, курточка, бровки, жена Андрея Соколова при прощании делает шажки. Всё это показывает, с какой любовью относится к этим героям автор, показывает нежность, хрупкость описываемых персонажей. Старенький, видавший виды «виллис». Достигший старости. С помощью суффикса — еньк — слово приобретает разговорный характер. Папенька — ласкательное или почтительное обозначение отца, разговорных характер придаёт слову суффикс — еньк-. Легонько потряс её. Слово образовано с помощью суффикса — оньк-, имеет значение: слабо, несильно, чуть заметно. Белесые бровки - уменьшительное от брови, образовано с помощью суффикса — к-. Сынишка, сапожки, курточка, латка — все эти слова использованы для описания мальчика.

Лексика разговорно-литературного пласта так же использована для описания русский солдат, попавших в плен. Худенький такой. Худенький — очень худой. Курносенький парнишка. Ласкательная форма слова курносый — тот, кто имеет короткий и вздернутый нос. Курносенький парнишка. Ласкательная форма слова парень — мальчик, подросток. Так же есть субстантивы. Употребление субстантива реализует принцип экономии речевых средств в разговорной речи. Пришил бы меня к земле очередью. Очередь — определённое количество патронов, выпущенных пулемётом (или автоматом) в один приём.

Лексика собственно-разговорного пласта помогает ощутить обстановку, лучше понять героя, образ его мыслей и отношение к происходящему. У каждого слова своя функция в тексте, употребление обусловлено необходимостью придания реальности происходящего.

Суффиксы — яв-, — инк-, — ат — призваны дать портретную характеристику героев. Ладный такой, чернявый. Чернявый — имеющий смуглое лицо, тёмные волосы. Рабочая скотинка - употребляется иронически-пренебрежительно или сочувственно о солдатской массе, в тяжелых условиях безропотно выполняющей свои обязанности. Слово употреблено в переносном значении, при этом оно приобретает разговорный характер. Мордатый парень. Мордатый — человек с некрасивым, грубым лицом. Маленький, пузатый - с большим животом. Использовано для описания неприятеля.

Группы слов, участвующих в описании пейзажа. Какие Разговорный характер придают суффиксы — ист-, — ин-, — к-. Послевоенная весна… была дружная и напористая. Настойчивый, решительно добивающийся своей цели. Конопатили ненадёжную посудину. Слово обозначает судно, лодку, корабль. Моя хибарка. Хибарка — небольшой и убогий домик. Автор выражает здесь одновременно и нежное и снисходительное отношение героя к своему дому.

Слово-обращение, для придания разговорного характера использован суффикс — ик-. Что же это у тебя, старик, рука, такая холодная? Данный пример иллюстрирует тот случай, когда нейтральные слова приобретают новые значения и в них возникает оттенок разговорности. В данном случае слово «старик» обозначает не пожилого человека, а дружеское отношение к равному или младшему по возрасту человеку.

Положительная оценка содержится в самом слове, а не суффиксе. Лексика служит для описания портрета. Ладный такой. Ладный — хорошо сложенный, статный. Слово обычно употребляется в непосредственном, живом, общении. В рассказе служит для описания мыслей. Она, горемыка. Горемыка — несчастный, неудачник; преследуемый всевозможными бедами человек. Вследствие переноса значений, слово принимает разговорное пренебрежительное значение. Белесые бровки. Тусклые до белизны, производное от белый с суффиксом - ес-. Слово использовано в описании мальчика, оно указывает на нежность черт его лица (в данном случае, бровей). Расстреляли этих бедолаг. Бедолага — тот, кто заслуживает сострадания, несчастный (о человеке или животном). Слово это помогает выразить то сочувствие, которое испытывал герой к расстрелянным людям.

В этих словах положительная оценка содержится в самом слове, а не суффиксе. Эта лексика служит для описания предметов. Всю войну за баранкой. Баранкой здесь называют руль автомобиля, по сходству — круг с дырой посередине. Здесь тот случай, когда слово приобретает другое, разговорное значение. В глазах темень. Темень — отсутствие света, освещения; тьма. На утлой плоскодонке — плоскодонная лодка. Сделал кручёнку. Кручёнка — самодельная папироса; цигарка. Слово образовано на базе словосочетания кручёная папироса.

Здесь положительная оценка содержится в самом слове, а не суффиксе. Эта лексика служит для описания действий героев. Пара сытых лошадей… еле тащила тяжёлую бричку. Тащить — кого-то, что-то нести, двигать волоком, тянуть. Слово имеет разговорный характер, который определяется по экспрессивности. Оно указывает на то, что перемещаемый предмет был тяжелый, и перемещение давалось лошадям тяжело. Окатила меня мутной водой. Окатить кого-что. Облить водой или другой жидкостью. Окатить кого-н. холодной струей. Через него и я подбился — наносить повреждения, уставать. Слово приобретает разговорный характер с помощью приставки под — и относится к приставочным глаголам. С работой нынче не заладилось. Не заладилось — не пошло так, как нужно. Является приставочным глаголом. Крикни или обругайся бы. Обругаться — высказать грубо. Слово является приставочным глаголом. Не приметил. Приметить — заметить, увидеть, обратить внимание на кого-, что-либо. Слово является приставочным глаголом. Вытерпеть, всё снести. Снести — Выносить, выдерживать что-либо неприятное, мучительное, оскорбительное. Слово относится к приставочным глаголам. Гимнастёрка к лопаткам прикипала. Прикипать — кипя, привариваться, приставать к чему-либо. Слово относится к приставочным глаголом. Автор использует этот переносный образ, чтобы показать, как много усилий приложил герой на войне, его труды и старания. Какое место он в моем теле прострочит. Прострочить — дать очередь (из пулемета, автомата). Здесь слово использовано в переносном значении, случай, когда немаркированное слово приобретает оттенок разговорности. Лопочет по-своему. Свет невзвидел. Невзвидеть — испытать тяжёлое, неприятное состояние (от боли, страха). Употребляется для усиления, более точной передачи чувств.

В отдельную группу следует отнести слово баста. Я должен проскочить, и баста. Употребляется как категорическое решение окончить, прекратить, завершить что-либо.; соответствует по значению слов: достаточно, довольно, хватит. Автор показывает целеустремлённость героя, его преданность делу. Слово помогает создать впечатление, что герой и не представлял других возможностей, что для него главное было — выполнить свой долг.

разговорная лексика шолохов рассказ

Группа слов с отрицательной оценкой. Описания действий врага, в каждом слове чувствуется презрительность и пренебрежение. Пришил бы меня к земле очередью. Пришить — убивать. Использование разговорного слова помогает автору точнее передать чувства и мысли его героя в ситуации опасности. Выкликать комиссаров. Выкликивать — громко вызывать по имени, по фамилию. Здесь сема разговорности содержится как в приставке, так и в основании слова. Лопотать — говорить на каком-либо языке (обычно непонятном для слушающего). Не скоро они спохватились. Спохватиться — внезапно вспомнить, хватиться чего-либо, вспомнить нужное или забытое.

Просторечие.

Литературное просторечие

Здорово, браток. Фамильярное или дружеское обращение к лицу мужского пола. Он, видать, такой же шофёр. По-видимому, вероятно, должно быть. Машину гоняет. Много раз ездить или ходить куда-либо. По лужине бредёт. Лужина — от «лужа» — углубление со скопившейся в нём водой.

2) Собственное просторечие

Лексика служит для описания портрета. С помощью суффиксов — ушк-, — еньк-, — ёнк-, а так же с помощью перфикса раз-. слова приобретают просторечный характер. Светлыми, как небушко. Идём с ним враздробь. Раздробленно, по частям, порознь, недружно, несогласованно. С помощью приставки слову придаётся просторечное значение. Родненький мой. Родненький — употребляется как ласковое обращение к родителям, родственникам, близким. Разнесчастным бабёнкам. Разнесчастный — очень несчастный. Разнесчастным бабёнкам. Бабёнка — бойкая и еще не старая женщина. Слово относится к разряду ласкательных просторечий. Хорошая попалась мне девка. Слово девка - имеет пренебрежительное значение, но в контексте выражает одобрение, следовательно, относится к разряду одобрительных просторечий.

Так же просторечная лексика используется для описания пейзажа. Просторечный характер слову придают суффиксы — ушк-, — онк-.

Речушка против хутора — ласкательное к река, речка, то же, что реченька. В ветхую лодчонку - образовано от слова лодка. Автор показывает ветхость лодки, на которой пришлось плыть героям.

Для описания действий используются различные просторечные глаголы. За что так исказнила. Исказнила — в значении измучила, истерзала. Просторечный характер придаёт приставка ис-, которая выводит слово за пределы литературной нормы. Хлебнуть горюшка. Хлебнуть — испытать, перенести. Давиться ихней подачкой — есть, с трудом проглатывая неразжеванное. Здесь используется, в значении — есть не по своему желанию. Помирать тошно. Помирать — уходить из жизни. Слово «помирать» соотносится со словом «умирать», такая соотносительность с нейтральным словом характерна для пласта собственных просторечий. На животе елозил. Елозить — передвигаться ползком, на коленях, ползать, лазить где-либо, передвигаться с трудом. Автор показывает, что любое перемещение давалось его герою с трудом, его попытки подняться, усилия.

Просторечная лексика используется для описания предметов, С помощью суффиксов — онок-, — юшк — слова приобретают просторечный характер.

Скопили… деньжонок. Деньжонок - уменьшительное к слову денег. Просторечный характер слову придаёт суффикс Проклятое корыто - слово имеет переносный смысл и обозначает лодку. Хлебнуть горюшка. Горюшко — горе. Слово имеет снисходительный характер.

Так же для описания предметов автор использует слова, просторечность которых заключается в основе слова. После получки. Получка — получение заработной платы. Всю эту жратву. Жратва — пища, еда. И не донесу ребятам этих харчей. Харчи — еда, пища, съестные припасы.

Другие просторечные слова.

Да и шабаш. Шабаш — конец работы, дела. Слово используется для повышенной тональности речи, усиливает воздействующую силу высказывания.

Так же есть слова с другими оттенками значений. Жми на всю железку - изо всех сил или очень сильно, громко, быстро. Автор показывает решимость героя, тот момент, когда он прикладывает все усилия, описание этого достигается с помощью оценочности, связанной с интенсивностью действия.

3) Грубые просторечия употребляются для описания неприятных герою людей, немцев и действий, с ними связанных. Слова дают резко отрицательную характеристику, автор выказывает через них гнев рассказчика.

Грубые просторечия, которые служат для создания портрета. Слово шалава используется в ругательном значении, является оскорбительным. Этаких слюнявых. Слюнявый — излишне чувствительный. Такой хлюст. Хлюст — ловкий, пронырливый, нахальный человек. Слово употреблено в порицании, имеет резко отрицательную оценку. Какого-то гада ползучего убил. Гад:

1. Земноводное или пресмыкающееся животное.2. Об отвратительном, мерзком человеке. Слово использовано в рассказе для сравнения человека, способного на подлость, с «ползучим гадом». Не оказалось и сволочи. Сволочь — негодяй, мерзавец, скверный, подлый человек. Проклятые гады и паразиты. Паразит — человек, эксплуатирующий чужой труд, живущий чужим трудом. Какой-то подлец. Подлец — подлый человек, негодяй. Я таких шалав знаю.

Грубые просторечия, которые служат для описания действий. Ишачить на кулаков. Ишачить — выполнять тяжёлую неблагодарную работу. Слово имеет пренебрежительный, грубый характер. Это обусловлено семой интенсивности действия, обозначаемого словом, ему присущ качественно-количественный признак. Чухаться — медлить, бездействовать. Подох от побоев. Подохнуть — умереть. Слово обычно употребляется по отношению к смерти животных, в данным случае оно относится к людям и показывает, с каким небрежением и грубостью с ними обращались. Взяли и прут дальше. Переть — идти, продвигаться, не считаясь с препятствиями, с запрещением. Слово усиливает оценку напора, с которой наступает армия. Песни горланят. Горланить — громко говорить, кричать, петь диким голосом.

Грубые просторечия, используемые для описания предметов, явлений. И без тебя вони много. Вонь — дурной, неприятный запах, зловоние. Слово приобретает негативный характер, так как используется здесь в значении «бед, плохого, ужаса». Колотит от такой подлючности. Подлючность — низость, бесчестность, гнусность. Образовано от слова подлость.

Заключение

Разговорная лексика является очень важным компонентом в художественных произведениях. С помощью отдельных лексем автор передаёт душевное состояние героя, его отношение к происходящему, характер. Лексика собственно-разговорного и разговорного пласта чаще всего используется для описания положительных персонажей и положительных оценок, в то время как грубые просторечия — для отрицательных персонажей и для негативных оценок.

С помощью разговорной лексики авторы придают действиям своих произведений реальность, показывают реалистичность персонажей и событий.

Список использованной литературы

1. Вольф Е. М. Функциональная семантика оценки. ?? М.: Наука, 1985

2. Девкин В. В. О видах нелитературности речи / В. В. Девкин // Городское просторечие: проблемы изучения. ?? М.: Наука, 1985

3. Огнев А. В. Рассказ М. Шолохова «Судьба человека». — М.: Высш. Школа, 1984

4. Ю. А. Бельчиков Литературная норма в лексике и фразеологии. — М.: 1983

5. Разговорная речь в системе функционирования стилей современного русского языка. Лексика.: изд. 2-е, стереотипное / под ред.О. Б. Сиротининой. — М.: Едиториал УРССС, 2003

6. Н. С. Валгина Функциональные стили русского языка. — М.: МГУП, 2003

7. М. Шолохов Донские рассказы. Судьба человека. — М.: Детская литература, 2009

8. Словари 1. Толковый словарь Т. Ф. Ефремовой. Онлайн-версия, http: //www. efremova. info/ 2. Толковый словарь Ушакова. Онлайн-версия, http: //ushakovdictionary. ru/

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой