Разграничение подведомственности между арбитражными судами и судами общей юрисдикции

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

  • СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ПОДВЕДОМСТВЕННОСТИ

1.1 Содержание понятий, характеризующих институты подведомственности и подсудности

1.2 Виды подведомственности

ГЛАВА 2. ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗГРАНИЧЕНИЯ КОМПЕТЕНЦИИ МЕЖДУ СУДАМИ ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ И АРБИТРАЖНЫМИ СУДАМИ

2.1 Общая характеристика проблемы разграничения компетенции между судами общей юрисдикции и арбитражными судами

2.2 Правила разграничения компетенции между судами общей юрисдикции и арбитражными судами

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

В действующих Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон № 138-ФЗ от 14 октября 2002 года // Российская газета. 2002. 20 октября. (далее по тексту — ГПК РФ) и Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон № 95-ФЗ от 24 июля 2002 года // Российская газета. 2002. 27 июля. (далее по тексту — АПК РФ) нашла завершение тенденция постепенного сосредоточения всех дел, связанных с защитой прав в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, в арбитражных судах. Арбитражные суды — органы экономического правосудия, а суды общей юрисдикции — органы правосудия по иным категориям дел. Подведомственность судов общей юрисдикции в настоящее время сузилась, а арбитражных судов — расширилась.

Часто возникающая на практике проблема разграничения подведомственности между судами общей юрисдикции и арбитражными судами глубинно связана со структурой современной судебной системы России, в составе которой арбитражные суды занимают самостоятельное и независимое положение, равноправное с судами общей юрисдикции. Действующее процессуальное законодательство РФ не предусматривает (да и не может в этих условиях предусматривать) ни обязанности, ни права суда, отказывающего в принятии искового заявления или прекращающего производство по причине неподведомственности дела, указывать орган, в который заявителю следует обратиться и который в силу этого был бы обязан принять данное дело к рассмотрению.

В силу этого на практике нередко возникают ситуации, когда вступившее в законную силу определение гражданского суда об отказе в принятии искового заявления или о прекращении производства по делу по причине его неподведомственности суду общей юрисдикции, а наряду с этим и определение арбитражного суда о прекращении производства по делу по причине его неподведомственности арбитражному суду исключают для истца возможность повторного обращения в суд, относящийся к той же ветви судебной власти, без изменения предмета и оснований иска или ответчика (ч. 3 ст. 134, ст. 221 ГПК РФ, ч. 3 ст. 151 АПК РФ). Вследствие этого истец лишается возможности реализовать свое право на судебную защиту своих интересов. Указанные соображения обусловливают актуальность выбранной темы исследования.

Объектом исследования является совокупность общественных отношений, возникающих по поводу определения подведомственности судебных дел и разграничения подведомственности между судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Предметом исследования является совокупность правовых норм, регулирующих данную область отношений, материалы судебной практики, учебные и доктринальные источники.

Целью данной работы является характеристика правил разграничения подведомственности между судами общей юрисдикции и арбитражными судами.

Задачи работы:

— определение понятия «подведомственность»;

— классификация видов подведомственности;

— анализ принципов разграничения подведомственности между судами общей юрисдикции и арбитражными судами.

Методологическую основу исследования составляют общенаучные (анализ, синтез, индукция, дедукция, классификация) и частнонаучные (сравнительное правоведение, формально-юридический метод и др.) методы юридического познания.

Задачи исследования определяют его структуру. Работа состоит из введения, двух глав, каждая из которых делится на параграфы, заключения, списка использованных источников и литературы.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ПОДВЕДОМСТВЕННОСТИ

1.1 Содержание понятий, характеризующих институты подведомственности и подсудности

подведомственность подсудность арбитражный юрисдикция

Конституционное право на судебную защиту (ст. 46 Конституции Р Ф Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 года) // Российская газета. 1993. 25 декабря.) предполагает возможность каждого защищать свои права в государственном суде. Однако различие процессуальных форм осуществления судебной власти, сложный многоуровневый характер судебной системы в Российской Федерации не всегда позволяют заинтересованному лицу без затруднений определить тот суд, в который следует обратиться за защитой прав. Более того, в правилах разграничения полномочий между различными судами при осуществлении ими правосудия по гражданским делам иногда бывает трудно разобраться и профессиональным юристам, в том числе судьям, разрешающим вопрос о возбуждении дела и его рассмотрении в конкретном суде. Между тем неправильное определение судьей компетенции суда при обращении заинтересованного лица за судебной защитой приводит к нарушению права участвующих в деле лиц на законный суд или к необоснованному отказу в осуществлении правосудия. То и другое несовместимо с предназначением органов судебной власти, на которые возложена конституционная обязанность по обеспечению защиты прав и свобод посредством правильного и своевременного рассмотрения и разрешения дел, отнесенных к их компетенции.

Вместе с тем кроме судебной существуют и иные формы защиты прав, прибегнув к которым граждане и организации очень часто могут получить желаемый результат с гораздо меньшими временными, материальными, моральными и иными издержками. Например, значительное число индивидуальных трудовых споров может быть рассмотрено непосредственно на предприятии в комиссии по трудовым спорам (КТС), однако часто работники за разрешением трудового конфликта, относящегося к ведению КТС, обращаются непосредственно в суд, загружая его делами, не требующими по своему характеру судебного вмешательства. Для разрешения некоторых правовых споров предусмотрен обязательный предварительный досудебный порядок их разрешения, что не всегда учитывается заинтересованными лицами при обращении за судебной защитой и судами при возбуждении гражданских дел. Встречается в судебной практике и принятие к рассмотрению бесспорных вопросов, не требующих судебного вмешательства, поскольку в соответствии с законом они разрешаются иными юрисдикционными органами путем удостоверения соответствующих прав.

Институты подведомственности и подсудности в гражданском и арбитражном процессуальном праве как раз и играют роль того правового механизма, который предназначен для распределения юридических дел между различными органами, уполномоченными на их разрешение, включая суды. При этом в науке гражданского процессуального права подведомственность традиционно определяется как относимость нуждающихся в государственно-властном разрешении споров о праве и иных дел к ведению различных государственных, общественных, смешанных (государственно-общественных) органов и третейских судов, а подсудность — как относимость споров о праве и иных дел к ведению определенных государственных судов.

В судебной практике вопросы подведомственности и подсудности гражданских дел вызывали затруднения и в то время, когда единственным судебным органом по защите прав был суд общей юрисдикции. Однако суть этой проблемы тогда имела несколько иной аспект, поскольку значительное количество правовых споров вообще были исключены из судебной подведомственности. Соответственно, основная часть ошибок допускалась при разграничении полномочий между судом общей юрисдикции как единственным тогда органом государственной (судебной) власти и другими юрисдикционными органами, уполномоченными на окончательное разрешение соответствующих споров.

Признание на конституционном уровне права каждого на судебную защиту закрепило для заинтересованных лиц правовую гарантию, обеспечивающую недопустимость исключения помимо их воли из механизма государственной защиты суда как органа правосудия. Однако ситуацию это не упростило, а сделало ее в какой-то степени даже более сложной, поскольку в результате последующего реформирования судебной системы были созданы автономные от судов общей юрисдикции новые судебные органы, причем их компетенция нередко стала пересекаться с компетенцией общих судов. Соответственно, проблема подведомственности и подсудности дел о защите прав граждан и организаций сместилась преимущественно в сторону разрешения вопросов определения компетентного суда из числа различных судебных органов. При этом она по-прежнему остается одной из самых актуальных в теории и практике осуществления правосудия по гражданским делам, поскольку при абсолютном приоритете судебной защиты от ее разрешения зависит обеспечение права каждого на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ч. 1 ст. 47 Конституции РФ). Но прежде чем обратиться к подробному анализу содержания соответствующих понятий, необходимо остановиться на некоторых других терминах, которые обозначают правовые явления, тесно связанные с подведомственностью и подсудностью.

Так, подведомственность и подсудность в процессуальной теории и судебной практике нередко отождествляют с компетенцией судов. Это находит отражение и в законодательстве: гл. 4 в АПК РФ, устанавливающая правила подведомственности и подсудности дел, относящихся к арбитражной юрисдикции, так и называется — «Компетенция арбитражных судов». При оценке такого подхода следует учитывать, что термином «компетенция» обозначается круг установленных законом властных полномочий органов государства, должностных лиц и иных организаций, которые в то же время являются и их обязанностями Осипов Ю. К. Подведомственность юридических дел: Учеб. пособие. Екатеринбург, 2009. С. 11. Соответственно, компетенция — более широкое понятие уже потому, что в качестве обязательного элемента включает не только собственно подведомственность (т. е. определение предметов ведения), но и сами властные полномочия Бахрах Д. Н. Подведомственность юридических дел и ее уровни // Журнал российского права. 2007. № 4. С. 46. Кроме того, в системе разделения властей суд исполняет роль органа по осуществлению правосудия, вместе с тем полномочия различных звеньев судебной власти не ограничиваются только рассмотрением и разрешением дел. Соответственно, под компетенцией суда, если строго следовать указанным в приведенном определении признакам, следует понимать весь круг установленных для него законом властных полномочий, акт реализации которых имеет обязательную силу для субъектов, подпадающих под его действие.

Например, согласно ст. 127 Конституции Р Ф в компетенцию Высшего Арбитражного Суда Р Ф как высшего судебного органа страны по разрешению экономических споров и иных дел, отнесенных к юрисдикции арбитражных судов, входит не только рассмотрение и разрешение подсудных ему дел, но и дача разъяснений по вопросам судебной практики. Эти разъяснения даются в постановлениях Пленума Высшего Арбитражного Суда Р Ф и в информационных письмах Президиума Высшего Арбитражного Суда Р Ф, они являются обязательными для арбитражных судов, осуществляющих правоприменительную деятельность при рассмотрении и разрешении дел. Становятся они таковыми и для всех иных лиц, участвующих в судопроизводстве, поскольку арбитражный суд руководствуется этими разъяснениями при определении прав и обязанностей субъектов процесса и условий их реализации в той или иной конкретной ситуации. Соответствующие акты имеют непосредственное отношение к судопроизводству, поскольку устанавливают нормы (правила общеобязательного поведения), определяющие во взаимосвязи с нормами законодательных актов порядок его осуществления и правила разрешения материально-правовых споров. Они исходят от одного из высших органов судебной власти в стране, являясь одной из форм реализации его властных полномочий, однако по отношению к правосудию, осуществление которого есть главное (профильное) полномочие всех государственных судов, включая Высший Арбитражный Суд Р Ф, эта форма носит вспомогательный характер. Соответственно процедура принятия правовых актов, содержащих такие разъяснения, арбитражное процессуальное законодательство не регламентирует, этого и не требуется; будучи взаимосвязанной с правосудием, осуществляемым с соблюдением соответствующей процессуальной формы, она таковым не является и по отношению к нему носит подчиненный характер.

В литературе отмечается, что «столкновение компетенций государственных судов имеет место только в отношении главных (профильных) полномочий; полномочия, носящие подчиненный характер, не пересекаются и не требуют разграничения». В обоснование данного тезиса утверждается, что «…вряд ли Верховный Суд Р Ф будет предпринимать попытки решения вопросов кадрового, организационного или иного обеспечения арбитражных судов либо Высший Арбитражный Суд Р Ф будет предпринимать попытки вмешиваться в организацию по ведению статистики в судах общей юрисдикции» Рожкова М. А. К вопросу о содержании понятий «компетентный суд» и «подведомственность дела» // Журнал российского права. 2006. № 1. С. 21. Со сказанным в подтверждение заявленного тезиса трудно не согласиться, но сам по себе тезис по крайней мере нуждается в уточнении.

Прежде всего, как уже отмечалось, понятием «компетенция» охватывается лишь круг властных полномочий того или иного органа, на что справедливо указывает и автор приведенного суждения Там же. С. 19. Являются ли таковыми перечисленные полномочия — вопрос, который еще требовал бы особого обсуждения, но оставим его без ответа, поскольку в данном случае это не главное. Во всяком случае конституционное полномочие Высшего Арбитражного Суда Р Ф по даче разъяснений по вопросам судебной практики является властным полномочием, но при всей его важности по отношению к полномочиям по осуществлению правосудия оно носит, как указывалось, все же подчиненный характер. Точно таким же подчиненным по отношению к правосудию полномочием Конституция Р Ф (ст. 126) наделяет Верховный Суд Р Ф, и в этой сфере вполне возможно столкновение компетенции двух высших судов страны, как это происходит иногда и при формировании самой судебной практики, требующей соответствующих разъяснений.

Вместе с тем следует отметить, что в теории гражданского и арбитражного процессуального права, как и в гл. 4 АПК РФ, понятие «компетенция» применительно к суду действительно употребляется в узком смысле — в значении только круга основных полномочий суда по рассмотрению и разрешению дел с соблюдением соответствующей процессуальной формы. Иначе говоря, под полномочиями суда в данном случае понимается лишь круг вопросов, находящихся в его ведении, посредством которых (полномочий) выполняются обязанности суда как органа правосудия Юридический энциклопедический словарь / Отв. ред. М. Н. Марченко. М., 2006. С. 508. В связи с этим в теории процессуального права в рамках компетенции суда выделяют предметную компетенцию, которая определяется как совокупность полномочий суда на рассмотрение споров о праве и иных дел, затрагивающих права граждан и организаций Козлов А. Ф. Суд первой инстанции как субъект гражданского процессуального права. Томск, 2008. С. 55.

Понятие предметная компетенция соотносимо с понятием юрисдикция, которое в справочной литературе обычно определяется как установленная законом совокупность (круг) правомочий (полномочий) соответствующих государственных органов разрешать правовые споры и решать дела о правонарушениях Юридический энциклопедический словарь. С. 804; Большая юридическая энциклопедия. М., 2005. С. 672; Новый энциклопедический словарь. М., 2004. С. 1417.

Разумеется, к таким государственным органам относятся и суды, осуществляющие судебную юрисдикцию (судебную власть) посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Поскольку общие и арбитражные суды при рассмотрении и разрешении гражданских дел осуществляют гражданское судопроизводство, они выступают в роли органов гражданской юрисдикции.

Юрисдикцию нередко отождествляют с собственно деятельностью, но не только судов, а вообще всех органов по разрешению юридических дел Воложанин В. П. Понятие юрисдикции по гражданским делам // Проблемы защиты гражданских прав и гражданское судопроизводство. Ярославль, 2010. С. 105; Рожкова М. А. Указ. соч. С. 21. Соответственно, при таком подходе понятие «юрисдикция» (но с добавлением к нему прилагательного «судебная») будет соответствовать понятию «судопроизводство». Вместе с тем в теории гражданского процессуального права отнесение понятия «юрисдикция» не к деятельности как таковой, а именно к правомочию разрешать определенные дела имеет давнюю традицию Васьковский Е. В. Учебник гражданского процесса. Краснодар, 2010. С. 164. Соответственно, в литературе предлагается различать юрисдикцию как круг установленных для соответствующего органа полномочий (статика) и юрисдикционную деятельность, т. е. реализацию этих полномочий в действительности (динамика) Лебедев М. Ю. Развитие института юрисдикции и его проявление в третейском суде: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2005. С. 16. Что касается соотношения всех рассматриваемых понятий, то заслуживает внимания мнение о том, что юрисдикция содержит признаки подведомственности юридических дел (в смысле подлежать юрисдикции) и компетенции органа по разрешению юридических дел (в смысле обладания юрисдикцией) Там же.

Приведенное ранее из справочной литературы определение юрисдикции не учитывает, что защита прав в некриминальной сфере посредством правоприменительной деятельности не сводится только к разрешению правовых споров, она может быть осуществлена и в ином порядке, а те же правовые споры разрешают уполномоченные на то органы, которые не являются государственными. Соответственно в теории гражданского и арбитражного процессуального права к числу юрисдикционных относят и такие государственные органы, которые разрешают бесспорные правовые вопросы, обеспечивая защиту бесспорных прав посредством их удостоверения, фиксации (органы государственной регистрации, нотариат и др.), а также негосударственные органы, уполномоченные на разрешение правовых споров (третейские суды, комиссии по трудовым спорам). Все они также относятся к органам гражданской юрисдикции, которые традиционно подразделяются на органы спорной и бесспорной юрисдикции Рожкова М. А. Указ. соч. С. 20−21.

В литературе юрисдикция в некриминальной сфере подразделяется также на: общую гражданскую судебную юрисдикцию, осуществляемую судами общей юрисдикции по разрешению гражданско-правовых и иных вопросов, за исключением отнесенных законом к ведению арбитражных судов; административную юрисдикцию, осуществляемую органами, уполномоченными законом рассматривать административно-правовые вопросы; арбитражную или хозяйственную юрисдикцию, осуществляемую арбитражными судами по разрешению вопросов, отнесенных законом к их ведению; юрисдикцию третейских судов, осуществляемую при наличии соглашения сторон на третейское разбирательство как разовыми, так и постоянно действующими третейскими судами посредством разрешения гражданско-правовых споров Лебедев М. Ю. Указ. соч. С. 18.

Такой подход к классификации юрисдикций в сфере защиты прав в некриминальной сфере заслуживает внимания, поскольку позволяет более четко разграничивать их отдельные виды, а значит, более успешно разрешать вопросы распределения дел между различными юрисдикционными органами. В частности, общий и арбитражный суд оба являются органами гражданской юрисдикции, но при этом они уполномочены на разрешение разных гражданских дел, отличающихся по общему правилу по субъектному составу и характеру спорных материальных правоотношений. Кроме того, общий суд помимо гражданских дел уполномочен еще на рассмотрение уголовных дел и дел об административных правонарушениях. Соответственно, один суд в законе назван судом общей юрисдикции, а другой правомерно называть судом арбитражной юрисдикции.

В последнее время для разрешения гражданско-правовых споров все активнее используется деятельность третейских судов, растет интерес к ней и в процессуальной науке. Исследуя вопросы подведомственности дел третейским судам, некоторые авторы стали употреблять термин арбитрабельность, обозначающий относимость дел к ведению этих судов. Соответственно, арбитрабельность является более узким понятием по сравнению с подведомственностью и соотносится с ним как частное с общим Николюкин С. Соотношение компетенции международного коммерческого арбитражного суда, а также судов общей и специальной юрисдикции // Право и экономика. 2007. № 1. С. 108.

Понятия предметной компетенции суда, судебной юрисдикции, судебной подведомственности и подсудности тесно связаны с процессуальной правоспособностью суда. Наличие соответствующей компетенции, юрисдикции является лишь условием наделения соответствующего суда гражданской процессуальной или арбитражной процессуальной правоспособностью, т. е. способностью иметь процессуальные права и нести процессуальные обязанности при осуществлении им судопроизводства по гражданским делам. При этом установленная для суда совокупность полномочий (прав и обязанностей) определяет место суда среди иных юрисдикционных органов, не обладающих в отличие от него компетенцией по осуществлению правосудия. Соответственно, по отношению к судебному процессу компетенция и юрисдикция носят прежде всего внешний характер, внутри же судебного процесса объем полномочий суда определяется процессуальной правоспособностью. Что касается судебной подведомственности и подсудности, то по существу она корреспондирует с правоспособностью суда на рассмотрение и разрешение определенных гражданских дел Жилин Г. А. Цели гражданского судопроизводства и их реализация в суде первой инстанции. М., 2008. С. 138−140, 149−151.

Включение в число взаимосвязанных с понятиями «подведомственность» и «подсудность» понятия «процессуальная правоспособность суда» вызывает в процессуальной литературе критику, однако никаких убедительных аргументов против приведенной точки зрения высказано не было. Например, К. А. Чудиновских в своей весьма интересной и полезной для познания сущности института подведомственности в гражданском и арбитражном процессе монографии со ссылкой на одного из авторитетных процессуалистов повторяет известные доводы, что правоспособностью обладают лица, участвующие в деле, а не суд, правоспособность — это лишь абстрактная возможность иметь права и обязанности, тогда как компетенция включает в себя права и обязанности, существующие на основании закона до возникновения правоотношения Чудиновских К. А. Подведомственность в системе гражданского и арбитражного процессуального права. М., 2009. С. 11.

Между тем мнение о том, что все участники рассмотрения и разрешения гражданского дела, включая суд, обладают процессуальной правоспособностью, разделяется многими учеными, в связи с чем этот вопрос при наличии у ряда авторов противоположной точки зрения по меньшей мере следует относить к числу дискуссионных. Участие же в дискуссии требует приведения более конкретных аргументов, обосновывающих отсутствие у суда, уполномоченного на рассмотрение гражданского дела, гражданской или арбитражной процессуальной правоспособности. Непонятен и второй аргумент, поскольку компетенция и правоспособность суда в равной степени предшествуют конкретному процессуальному правоотношению как установленная законом возможность осуществлять полномочия по осуществлению правосудия. Наличие соответствующей компетенции придает процессуальной правоспособности суда, выступающего в конкретном процессе в роли органа правосудия, специфический характер, однако и это, вопреки мнению К. А. Чудиновских, не является основанием для отрицания ее наличия у суда Чудиновских К. А. Указ. соч. С. 11 — 12. Тот же автор признает наличие правоспособности у лиц, участвующих в деле, однако их состав неоднороден и, например, процессуальная правоспособность прокурора также отличается существенной спецификой по сравнению с правоспособностью других лиц, участвующих в деле.

В предварительном порядке следует остановиться в самой общей форме и на соотношении терминов подведомственность и подсудность, различие между которыми количественное, а не качественное. Подсудность производна от подведомственности и является ее разновидностью применительно к полномочиям судебных органов, соответственно, она охватывает меньший круг явлений. Оба этих понятия определяют круг объектов, на которые направлены властные полномочия соответствующих юрисдикционных органов, в то время как все другие анализируемые понятия (предметная компетенция, юрисдикция, процессуальная правоспособность) определяют совокупность полномочий определенного юрисдикционного органа, направленных на эти объекты Осипов Ю. К. Указ. соч. С. 18, 29; Бахрах Д. Н. Указ. соч. С. 47.

Ранее были приведены определения подведомственности и подсудности, традиционно используемые в науке гражданского процессуального права, однако содержание этих понятий в настоящее время не так однозначно. Включение в судебную систему Российской Федерации наряду с судом общей юрисдикции других судов (конституционного и арбитражного) внесло коррективы в понимание устоявшихся правил о подведомственности и подсудности. Определяя, как и прежде, относимость юридических дел к ведению различных юрисдикционных органов, правила о подведомственности вместе с тем стали применяться и для разграничения компетенции между отдельными звеньями системы органов судебной власти, т. е. конституционным, общим и арбитражным судами. Что касается правил о подсудности, то они стали применяться не только для распределения дел между судами общей юрисдикции, но и для разграничения компетенции между различными арбитражными судами внутри этой подсистемы судов.

Завершая общую характеристику соответствующих терминов, следует признать, что определение понятий «подведомственность» и «подсудность» через относимость дел к ведению соответствующего органа хотя и не противоречит содержанию данных институтов в гражданском и арбитражном процессе, однако оно не в полной мере раскрывает юридическую природу обозначаемых ими явлений. Неслучайно В. В. Ярков дополняет сформулированное в свое время Ю. К. Осиповым традиционное определение подведомственности указанием на то, что «это свойство юридических дел, в силу которого они подлежат разрешению определенными юрисдикционными органами» Гражданский процесс: Учеб. / Отв. ред. В. В. Ярков. М., 2004. С. 146. Понятно, что при таком подходе и подсудность как частный случай подведомственности также свойство дел, в силу которого они в рамках соответствующей судебной подсистемы подлежат разрешению определенными судами.

Такое понимание подведомственности вызывает критику в процессуальной литературе, которая основывается на противопоставлении подведомственности дела и свойства дела как различных явлений. В частности, Г. Л. Осокина отмечает, что подведомственность может изменяться, а свойство — величина постоянная, определяемая характером спорного материального правоотношения. Приводится также аргумент, что определение подведомственности как свойства дела предполагает установление жесткой зависимости между свойством дела и органом, его разрешающим, а это делает невозможным объяснить наличие исключений из общих правил подведомственности. Соответственно, предлагается рассматривать свойство дел как объективный критерий определения подведомственности, но при наличии и субъективных критериев (особенности правовой политики государства на том или ином этапе, потребности судебной практики и др.) все же определять подведомственность через компетенцию (полномочия) того или иного органа по разрешению юридических дел Осокина Г. Л. Гражданский процесс. Общая часть. М., 2011. С. 357−359.

Между тем, если свойство дел есть критерий определения подведомственности, то правомерно определять со ссылкой на него и данное понятие. Обращение к нормам гражданского и арбитражного процессуального права, устанавливающим правила подведомственности, показывает, что законодатель действительно в качестве критерия распределения гражданских дел между различными юрисдикционными органами использует свойство дел, определяемое прежде всего правовой природой спора или вопроса, требующего разрешения. Однако при этом к признакам его он относит не только характер материальных правоотношений, но и, например, их субъектный состав, наличие различных соглашений между сторонами (о разрешении спора в третейском суде и др.). Соответственно, одинаковый по своей правовой природе спор может быть отнесен к ведению разных юрисдикционных органов, свойство дела, выступающее в качестве критерия подведомственности, определяется самим законодателем с учетом различных факторов, в том числе и субъективных, что характерно и для установления исключений из общих правил подведомственности.

1.2 Виды подведомственности

В науке гражданского процессуального права подведомственность традиционно подразделяется на виды не только в зависимости от предметов ведения (свойства юридических дел), но и специфики органов, к ведению которых отнесено разрешение этих дел. Классификация подведомственности по таким основаниям не противоречит положениям и современного процессуального законодательства, определяющего полномочия судов общей, и арбитражной юрисдикции по рассмотрению и разрешению гражданских дел.

Так, в соответствии со ст. 22 ГПК РФ суды общей юрисдикции рассматривают и разрешают гражданские дела определенных категорий с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления, за исключением экономических споров и иных дел, отнесенных к ведению арбитражных судов. Согласуются с этим и положения ст. ст. 27 — 33 АПК РФ, определяющие подведомственность дел арбитражным судам постольку, поскольку они не подведомственны судам общей юрисдикции. Если же обратиться к положениям других гражданских и арбитражных процессуальных норм, а также норм иной отраслевой принадлежности, допускающих разрешение некоторых дел другими органами гражданской юрисдикции, то и они предусматривают подразделение подведомственности на виды в зависимости от предметов ведения и органов, к ведению которых отнесены соответствующие предметы.

Соответственно, по первому признаку возможно выделение подведомственности исковых дел по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений, возникающим из гражданских правоотношений экономических споров и других дел, связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, и т. д. По второму признаку возможно выделение подведомственности дел судам, административным органам, органам общественной юрисдикции, в том числе и с дальнейшей дифференциацией подведомственности по видам соответствующих юрисдикционных органов.

Согласно ст. 46 Конституции Р Ф каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод; решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления и должностных лиц могут быть обжалованы в суд. В административном порядке защита прав осуществляется лишь в случаях, предусмотренных федеральным законом, а решение, принятое в таком порядке, может быть обжаловано в суд. Причем по общему правилу от усмотрения заинтересованного лица зависит, обращаться ли ему за защитой права в административный орган или непосредственно в суд, а исключения из этого правила строго предусмотрены федеральным законом. Органам общественной юрисдикции определенные категории дел подведомственны при наличии соглашения сторон (третейский суд, посредник в коллективном трудовом споре, трудовой арбитраж), по усмотрению заинтересованного лица (комиссия по трудовым спорам), в случаях, указанных в законе (примирительная комиссия в коллективном трудовом споре). Соответственно, судебная подведомственность имеет приоритет, а административная и общественная (негосударственная) виды подведомственности выступают в роли дополнительных и альтернативных по отношению к ней.

Иногда в литературе судебную подведомственность ограничивают только полномочиями судов общей юрисдикции, выделяя наряду с ней арбитражную подведомственность, имея при этом в виду полномочия арбитражных судов Осокина Г. Л. Указ. соч. С. 359. Вряд ли такой подход оправдан, поскольку арбитражные суды, как и суды общей юрисдикции, осуществляют судебную власть посредством гражданского судопроизводства. Следовательно, арбитражная подведомственность и подведомственность дел судам общей юрисдикции не являются самостоятельными видами по отношению к судебной подведомственности, а соотносятся с ней как частное с общим. Кроме того, к судебной подведомственности следует относить и подведомственность дел о защите соответствующих прав в некриминальной сфере Конституционному Суду Р Ф, конституционным (уставным) судам субъектов Федерации, что находит отражение и в ГПК РФ (ч. 3 ст. 251). Соответственно, судебную подведомственность в науке гражданского и арбитражного процессуального права следует подразделять на подведомственность дел Конституционному Суду Р Ф, конституционным (уставным) судам субъектов Российской Федерации, судам общей юрисдикции и арбитражным судам.

Такая же градация видов подведомственности может быть применена при характеристике административной и общественной подведомственности. В частности, может быть выделена подведомственность дел таможенным, налоговым органам, третейскому суду, комиссии по трудовым спорам и т. д.

Поскольку в качестве классифицирующего основания в первом случае выделяется предмет ведения, т. е. род (характер) дела, соответственно, такая подведомственность иногда именуется предметной, или родовой. Во втором же случае за основу классификации берется характеристика юрисдикционного органа, с учетом которой подведомственность дел распределяется между различными видами органов, уполномоченных на разрешение того или иного дела, т. е. между различными ведомствами, поэтому в литературе такую подведомственность именуют видовой, или ведомственной Бахрах Д. Н. Указ. соч. С. 53 — 55. Однако взаимосвязь рассматриваемых видов подведомственности, а также абстрагирование при такой классификации от конкретных родовых и видовых признаков юридических дел и юрисдикционных органов делает их терминологическое обозначение не столь очевидным.

Так, Д. Н. Бахрах полагает, что называть первый вид подведомственности предметной не совсем точно, поскольку «определенные категории дел передаются определенным субъектам власти прежде всего потому, что их разрешение связано с содержанием деятельности, компетенцией этого вида субъектов публичной власти», поэтому правильнее называть ее видовой Там же. С. 56. На это может последовать возражение, что содержание деятельности, компетенция соответствующих субъектов публичной власти определяются прежде всего передачей в их ведение определенных категорий дел, в связи с чем не только первый, но и второй вид подведомственности может именоваться предметной (родовой) подведомственностью. Именно такой терминологический выбор сделан в науке гражданского и арбитражного процессуального права применительно к частному случаю подведомственности, каковой является подсудность, по правилам которой осуществляется распределение дел между различными судами внутри соответствующего звена судебной системы. Так, считается общепризнанным, что подсудность дел определенного рода мировому судье, районному суду и т. д., а также арбитражному суду субъекта Федерации, Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации — это вид подсудности, именуемой родовой, или предметной.

Между тем при таком подходе по существу происходит объединение обоих рассматриваемых признаков подведомственности, в связи с чем появляется ее комплексный вид, определяемый в зависимости и от рода (характера) дела, и от вида (рода) юрисдикционного органа. Такой вид подведомственности с полным основанием может именоваться родовой подведомственностью, однако с осознанием того, что при таком наименовании имеются в виду оба классификационных признака (род дела и род юрисдикционного органа). Вряд ли только при таком терминологическом выборе ее следует называть еще и предметной подведомственностью (как синоним родовой подведомственности), поскольку этот термин указывает лишь на один признак (предмет ведения или род дела). Соответственно, во избежание путаницы вид подведомственности, определяемый в зависимости только от предмета ведения, следовало бы именовать предметной (но не родовой) подведомственностью.

В процессуальной науке классификация подведомственности проводится и по иным основаниям, в частности в зависимости от того, регулируется она общими или специальными правилами. Соответственно, выделяют общую и специальную подведомственность.

Применительно к судебной подведомственности общие правила ее определения сформулированы в нормах Конституции Р Ф, Федеральных конституционных законов «О судебной системе Российской Федерации» О судебной системе Российской Федерации: Федеральный конституционный закон № 1-ФКЗ от 31 декабря 1996 года // Российская газета. 1997. 3 января., «О Конституционном Суде Российской Федерации» О Конституционном Суде Российской Федерации: Федеральный закон № 1-ФКЗ от 21 июля 1994 года // Российская газета. 1993. 23 июля., «Об арбитражных судах в Российской Федерации» Об арбитражных судах в Российской Федерации: Федеральный конституционный закон № 1-ФКЗ от 28 апреля 1995 года // Российская газета. 1995. 16 мая., ГПК РФ и АПК РФ, а также в иных законах.

Таким образом, в роли критериев при определении общей судебной подведомственности выступает характер спорного (или требующего судебного подтверждения) правоотношения, его субъектный состав и характер самого спора. Однако закон предусматривает право законодателя с учетом дополнительных особенностей той или иной категории дел определить его судебную подведомственность с отступлением от названных основных критериев. Все перечисленные обстоятельства относятся к характеристике конкретного дела, требующего судебного вмешательства, и отражают его свойства, которые законодатель определяет как значимые для определения подведомственности. Определяя подведомственность того или иного дела, суд должен оценивать их в совокупности, учитывая при этом и специфику предполагаемого компетентного суда, отражающую общие закономерности разделения полномочий в отдельных звеньях единой судебной системы страны.

Специальную подведомственность, которая определяется в исключение из общих правил в соответствии со специальными нормами, в теории гражданского процессуального права подразделяют на единичную и множественную. Под первой понимается возможность рассмотрения определенных категорий дел какими-либо одними указанными в законе органами, а вторая означает возможность их рассмотрения различными видами юрисдикционных органов. В зависимости от закрепленного в законе способа выбора юрисдикционного органа для рассмотрения конкретного дела множественную подведомственность, в свою очередь, подразделяют на альтернативную, договорную и императивную. При этом альтернативной называют подведомственность, допускающую возможность разрешения дела одним из нескольких указанных в законе юрисдикционных органов по выбору заинтересованного лица, договорной является подведомственность, определяемая взаимным соглашением сторон (например, о передаче спора на разрешение третейского суда), императивной называют подведомственность, предполагающую рассмотрение дела несколькими органами в определенной законом последовательности.

Подразделение специальной подведомственности на единичную, альтернативную, договорную и императивную подведомственность не противоречит положениям современного гражданского и арбитражного процессуального законодательства, однако оно внесло коррективы в содержание соответствующих понятий. Кроме того, ныне действующие правила специальной подведомственности дают основания для выделения дополнительных ее видов.

Так, с учетом конституционного права на судебную защиту (ст. 46 Конституции РФ) единичная подведомственность, которая именуется также исключительной, в современный период означает возможность рассмотрения определенных категорий дел только одним из указанных в законе судов (Конституционным Судом Р Ф, судом общей юрисдикции, арбитражным судом). Например, дела о проверке конституционности федерального закона в порядке прямого судебного нормоконтроля могут рассматриваться только Конституционным Судом Р Ф, дела о лишении родительских прав относятся к исключительной подведомственности суда общей юрисдикции, дела о несостоятельности (банкротстве) подлежат рассмотрению лишь в арбитражном суде.

Защита некоторых прав и законных интересов в сфере гражданского оборота осуществляется во внесудебном порядке (нотариатом, органами государственной регистрации, иными органами административной и общественной юрисдикции). Однако правила исключительной подведомственности к несудебным органам неприменимы, поскольку в разрешении соответствующих юридических дел и правовых вопросов при наличии волеизъявления заинтересованных лиц в соответствии с действующим законодательством всегда может быть задействован суд в порядке предварительного или последующего судебного контроля.

Закрепление на конституционном уровне права на судебную защиту изменило и содержание альтернативной подведомственности. Ранее она означала, что при выборе для разрешения дела альтернативы заинтересованное лицо лишалось возможности обратиться за защитой того же права в остальные из указанных в законе юрисдикционных органов, включая суд. В настоящее время разрешение дела в порядке, альтернативном судебному порядку, не лишает заинтересованное лицо права на обращение за судебной защитой. Соответственно, прежнее значение альтернативная подведомственность сохранила лишь при изначальном выборе суда для защиты нарушенного или оспариваемого права, поскольку судебное решение обязательно для всех иных юрисдикционных органов, а также при выборе альтернативы между государственными судами, относящимися к различным звеньям судебной системы.

С учетом этого в литературе выделяют смешанную подведомственность Гражданский процесс: Учеб. / Отв. ред. В. В. Ярков. М., 2004. С. 147 — 151., которая по существу является подвидом альтернативной подведомственности. Смешанной она называется потому, что при выборе заинтересованным лицом для разрешения дела альтернативного суду органа дело в последующем может быть передано и в суд. В частности, такая ситуация после введения в действие в 2002 г. нового Трудового кодекса РФ характерна для большинства индивидуальных трудовых споров, по которым заявитель вправе по своему усмотрению выбирать для их разрешения суд или комиссию по трудовым спорам. При выборе суда заинтересованное лицо окончательно реализует закрепленную в законе альтернативу в подведомственности данного конкретного дела. Если же для разрешения спора выбрана комиссия по трудовым спорам, это дело остается в ведении и суда, куда оно может быть передано при наличии соответствующего волеизъявления заинтересованного лица.

Сходна с альтернативной и договорная подведомственность, в связи с чем она нередко не рассматривается в литературе как самостоятельный вид. Для договорной подведомственности также характерна возможность выбора для разрешения дела одного из нескольких юрисдикционных органов, однако такой выбор зависит не только от усмотрения заинтересованного лица (заявителя), но и от волеизъявления другой стороны в споре. Иначе говоря, обе стороны должны прийти к соглашению (договориться) о подведомственности их дела, если только по своему характеру оно может быть разрешено в нескольких юрисдикционных органах. В частности, для передачи дела в третейский суд необходимо третейское соглашение, достигнутое сторонами до или после возникновения конкретного спора.

Для императивной подведомственности характерно не только закрепление в законе определенной последовательности рассмотрения дела, но и то обстоятельство, что соблюдение установленного порядка является условием для отнесения этого дела к ведению соответствующего юрисдикционного органа. В частности, определенные категории дел в соответствии с законом или договором могут быть переданы в суд общей или арбитражной юрисдикции при условии соблюдения претензионного порядка урегулирования спора. Необходимым условием рассмотрения некоторых таможенных споров в суде является обращение с жалобой в вышестоящий таможенный орган. Соответственно, в литературе императивная подведомственность именуется также условной подведомственностью.

В современных условиях содержание условной подведомственности также изменилось. Ранее при несоблюдении заинтересованным лицом установленного для данной категории дел предварительного внесудебного порядка разрешения спора и утрате возможности его применения исключалась возможность передачи дела и в ведение суда (п. 2 ст. 129, п. 2 ст. 219 ГПК РФ). Сейчас утрата возможности предварительного досудебного разрешения спора не может препятствовать рассмотрению дела судом, поскольку это противоречило бы конституционному праву на судебную защиту.

Согласно ч. 4 ст. 22 ГПК РФ при невозможности разделения взаимосвязанных между собой требований, из которых одни подведомственны суду общей юрисдикции, а другие — арбитражному суду, дело подлежит рассмотрению и разрешению в суде общей юрисдикции. Соответственно, кроме перечисленных видов специальной подведомственности следует выделять и подведомственность по связи дел (требований).

ГЛАВА 2. ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗГРАНИЧЕНИЯ КОМПЕТЕНЦИИ МЕЖДУ СУДАМИ ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ И АРБИТРАЖНЫМИ СУДАМИ

2.1 Общая характеристика проблемы разграничения компетенции между судами общей юрисдикции и арбитражными судами

Проблема разграничения компетенции между судами общей и арбитражной юрисдикции, уполномоченными законом на рассмотрение и разрешение однородных по своей сути гражданских дел, является одной из самых сложных в процессуальной теории и судебной практике. Между тем она требует адекватного разрешения не только посредством выработки теоретических и практических рекомендаций общего характера по совершенствованию законодательства и правильному применению норм процессуального права в судебной практике, но и по каждому конкретному спору, требующему судебного разбирательства.

При ошибочном определении судебной подведомственности гражданского дела говорить об эффективности судопроизводства не приходится. Это часто приводит к необоснованному отказу в принятии заявления или прекращению производства по делу, что не только ограничивает право на доступ к суду, но иногда вообще создает непреодолимые препятствия для реализации права на судебную защиту. В случаях же разрешения спора вопреки правилам подведомственности ошибки в ее определении приводят к нарушению требования ч. 1 ст. 47 Конституции Р Ф, гарантирующей право каждого на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Термин «подсудность» в данном случае не должен вводить в заблуждение, поскольку, как уже отмечалось ранее, он употребляется в конституционных нормах в значении, включающем в себя и судебную подведомственность.

Одной из причин серьезных затруднений, возникающих при разграничении компетенции в сфере гражданской юрисдикции между двумя ветвями судебной власти, является несовершенство законодательства, закрепляющего правила определения судебной подведомственности гражданских дел. Согласно правовым позициям Конституционного Суда Р Ф право каждого на судебную защиту означает, в частности, что рассмотрение дел должно осуществляться законно установленным, а не произвольно выбранным судом; признание же суда законно установленным требует, чтобы его компетенция по рассмотрению данного дела определялась законом заранее ясно и недвусмысленно Постановление Конституционного Суда Р Ф от 16 марта 1998 г. № 9-П // ВКС РФ. 1998. № 3.; общеправовой критерий определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом, поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования правовой нормы всеми правоприменителями Постановление Конституционного Суда Р Ф от 11 ноября 2003 г. № 16-П // ВКС РФ. 2003. № 6. Однако установленные законом правила разграничения компетенции по рассмотрению и разрешению гражданских дел между судами общей и арбитражной юрисдикции далеко не всегда отвечают принципу правовой определенности.

2.2 Правила разграничения компетенции между судами общей юрисдикции и арбитражными судами

По общему правилу арбитражному суду подведомственны экономические споры и иные дела, возникающие в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, если сторонами в них являются организации, наделенные статусом юридического лица, а также граждане, имеющие статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном порядке (ч. ч. 1 и 2 ст. 27 АПК РФ). В отличие от этого к ведению судов общей юрисдикции относится, в частности, рассмотрение и разрешение дел по спорам, возникающим из семейных и трудовых правоотношений, сам характер которых предполагает обязательное участие гражданина вне зависимости от его статуса индивидуального предпринимателя в качестве хотя бы одной из сторон (ч. 1 ст. 22 ГПК РФ). Однако даже по этим категориям дел, несмотря на, казалось бы, их очевидную принадлежность к ведению судов общей юрисдикции, возникают споры о подведомственности, в результате чего в судебной практике семейные и трудовые дела иногда становятся предметом рассмотрения арбитражных судов Раздьяконов Е. К вопросу об определении исключительной подведомственности арбитражных судов: п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. № 4. С. 2 — 7; Зайцев Р. В. Практика арбитражных судов по рассмотрению неподведомственных дел // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. № 12. С. 28 — 32.

Еще больше вопросов вызывает определение подведомственности дел по спорам, возникающим из гражданских, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений, которые также рассматривают и разрешают суды общей юрисдикции, если только они федеральным законом не отнесены к ведению арбитражных судов (ч. ч. 1 и 3 ст. 22 ГПК РФ). Данное условие по буквальному смыслу приведенной нормы законодатель относит также к семейным и трудовым делам, следовательно, несмотря на их природу, он все же не исключает передачу и части этих дел в компетенцию арбитражных судов. По общему же правилу все перечисленные категории дел подведомственны суду общей юрисдикции, если хотя бы одной из сторон в споре является гражданин, кроме дел, возникающих в связи с осуществлением гражданами-предпринимателями предпринимательской деятельности. Однако, судя по законопроектной деятельности, направленной на расширение арбитражной подведомственности за счет всех корпоративных споров, в том числе возникающих из трудовых правоотношений, и практике арбитражных судов, которые нередко вторгаются в компетенцию судов общей юрисдикции, связь с предпринимательской деятельностью спорных материальных правоотношений иногда понимается очень широко Материалы круглого стола на тему: «Совершенствование арбитражно-процессуального законодательства» // Законодательство. 2006. № 10. С. 3−9.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой