Профессиональные экспектации современной российской молодежи

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Актуальность темы исследования обусловлена осознанием кризисных явлений в российском обществе, которые обострили социальную проблематику, в частности, создание равных стартовых возможностей получения молодежью профессионального образования, актуализация ее готовности к преобразованию общественных процессов, адаптации ее во всех сферах жизни. Все это требует новых подходов к решению проблем социализации подрастающего поколения.

Профессиональное самоопределение столкнулось с рядом проблем как внешнего, так и внутреннего порядка, требующих научного осмысления и практического решения. Повышается необходимость углубления понятия об основных закономерностях профессионального самоопределения, разработки системы критериев и показателей его успешности, которые являются основным условием сознательного и целенаправленного управления этим процессом.

Необходимость анализа положения молодежи на рынке труда обусловливается двумя важнейшими обстоятельствами. Во-первых, молодые люди составляют значительную часть трудоспособного населения, во-вторых, что самое главное, они — будущее страны, и от стартовых условий их деятельности зависит последующее развитие. Молодежь уже сегодня во многом определяет политические, экономические и социальные структуры общества. Вместе с тем она во всем мире является одной из особо уязвимых групп на рынке труда, особенно в нашей стране.

Проблемы занятости молодёжи справедливо относятся к глобальным проблемам современности, так как занятость — основа развития человечества. Для современного мира характерна массовая безработица молодёжи, которая способствует социальной дезинтеграции и деформации.

По данным нового исследования Международного бюро труда, за последнее десятилетие уровень безработицы среди молодежи резко возрос и достиг рекордного уровня в 88 миллионов человек, причем люди в возрасте от 15 до 24 лет составляют половину из общего числа безработных в мире. Новое исследование специалистов Департамента стратегии занятости МОТ «Мировые тенденции занятости среди молодежи в 2004 году» показало, что на долю молодых людей, составляющих 25% трудоспособного населения, в 2003 году приходилось 47% из 186 миллионов безработных во всем мире.

Молодое поколение в большинстве своем оказалось без надежных социальных ориентиров. Разрушение традиционных форм социализации, основанной на социальной предопределенности жизненного пути, с одной стороны, повысило личную ответственность молодых людей за свою судьбу, поставив их перед необходимостью выбора, с другой — обнаружило неготовность большинства из них включиться в новые общественные отношения.

Повышается необходимость углубления понятия об основных закономерностях профессионального самоопределения, разработки системы критериев и показателей его успешности, которые являются основным условием сознательного и целенаправленного управления этим процессом.

В разное время профессия, как социокультурный феномен, наделялась разными смыслами. Какими? Ответ на этот вопрос может дать сравнительно-исторический анализ, связанный с проблемой социокультурного материала. Необходимо рассмотреть профессионалиацию как явление культуры, следовательно, анализу подлежит генезис места и роли профессии в обществе, становление, исчезновение одних и появление других качеств и свойств, динамика ценностных ориентаций.

В свою очередь, смысловая ценностная интерпретация профессии как социокультурного феномена в названном аспекте может раскрыть особенности согласования культурного, социального, индивидуального миров на разных этапах исторического социокультурного развития общества. Более того, такой анализ позволил бы осветить особенности коллективных представлений современных россиян о роли профессии в социализации.

Гипотеза исследования. Суть гипотезы моего исследования состоит в предположении факта рассогласования профессиональных экспектаций современных россиян с объективными требованиями экономики, вызванного социокультурными особенности транзитивного российского общества.

Степень разработанности проблемы. В отечественной психологии накоплен богатейший опыт исследования проблемы профессионального самоопределения. Это в первую очередь разработки таких ученых, как Е. А. Климов, К.А. Абульханова-Славская, Н. С. Пряжников, П. А. Шавир и других. Общей особенностью подхода к проблеме является интерес к влиянию личностных аспектов на процесс профессионального самоопределения.

К числу теорий, оказавших непосредственное и продуктивное влияние на развитие представлений о процессе профессионального самоопределения, можно отнести теорию потребностей А. Маслоу, теорию профессионального развития Д. Сьюпера, положения, касающиеся смыслообразующего и смыслореализующего значения выбора профессии и трудовой деятельности для человека, работах В. Франкла, теоретические положения Ш. Фукуямы, разработки стадий жизни личности Э. Эриксона и др.

Среди широкого круга задач, решаемых исторической наукой, в частности, той ее ветвью, которая называется социальной историей, есть и анализ тенденций развития профессиональной занятости населения. Эта сфера, как и многие другие, характеризуется сегодня комплексным подходом, связанным с переплетением интересов разных наук. Сложилась даже соответствующая область знаний — профессиография, трактуемая как свод знаний обо всем, что касается профессий, либо как технология изучения предъявляемых профессией требований. В любом случае это особая междисциплинарная область, включающая и исторические знания.

Динамика, структура, специфика российской безработицы раскрыты в работах Р. И. Капелюшникова, Н. Т. Вишневской, В. В. Герасименко и др. Особенности региональных молодежного рынка труда отражены в статьях И. К. Золотовой, С. Н. Апенько, Л. А. Еловикова, В. С. Половинко. Вопросам профессиональной ориентации посвящены статьи А. К. Осницкого, П. М. Скрябина и др. Однако изучение данной проблемы требует постоянного исследования, так как процессы, происходящие на рынке труда, находятся в постоянной динамике, изменяются и усложняются.

Объектом исследования выступает профессия в контексте социокультурного развития социума.

Предметом исследования являются коллективные представления, нормы и ценности, определяющие содержание, направленность и состояние профессиональных экспектаций россиян.

Главная цель работы состоит в сущностном субъектном анализе содержания профессиональных экспектаций современной российской молодежи.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

— выявить концептуальные парадигмы, методологические основы, адекватные такому предмету исследования, как социокультурное содержание профессии;

— провести анализ молодежной социально-демографической группы как субъекта трудовой деятельности;

— изучить традиции и генезис профессионального самопределения на разных этапах социокультурного развития общества;

— проанализировать коллективные представления молодых россиян о роли и месте профессии в жизни общества и отдельного индивида;

— исследовать профессиональное самоопределение с позиций теории рационального выбора;

— рассмотреть ценности, возможности и ограничения рационального выбора;

— выявить роль образования и профессионального самоопределения в трудоустройстве молодежи.

Эмпирическую базу исследования составили репрезентативные прикладные социологические исследования лонгитюдного и разового характера, выполненные отечественными социологами в процессе массовых опросов населения России. Эмпирическая база включает в себя использование как вторичной информации из уже опубликованных источников, так и результатов социологических исследований, проведенных авторами.

Теоретико-методологическая основа исследования базируется на принципе мультипарадигмальности социологической науки при изучении явлений и процессов общественной жизни. В социологии наблюдается одновременное существование сразу нескольких научных парадигм, что свидетельствует о том, что социология — мультипарадигмальная наука. Идею о мультипарадигмальности как нормальном состоянии социологии впервые обосновал в 1970_х годах американский социолог Джордж Ритцер. Мультипарадигмальность означает, что с появлением новой парадигмы ранее созданные не исчезают, растущее концептуальное разнообразие позволяет описывать и объяснять различные аспекты таких сложных явлений и процессов, каковыми являются социальные феномены.

Методологической основой исследования данной проблемы является материалистическое понимание истории, в частности принципы объективности, историзма, детерминации явлений социальной жизни, взаимосвязи объективного и субъективного в процессе формирования ценностного сознания людей. В ходе работы мы использовали культурологический подход, достижения современной теоретической социологии и философской герменевтики для истолкования текстов письменных интервью.

Применение принципа историзма в данной работе позволило провести анализ традиций и генезиса и выявить некоторые устойчивые коллективные представления населения России в отношении изучаемого предмета.

В работе в зависимости от возникающих в ходе исследования задач использовались принципы системного анализа социальных явлений, сравнительного анализа, стратификационный и институциональный социологические подходы.

Были использованы методологические подходы социологии жизни, сферой изучения которой выступают ценности и явления жизни, а также коллективные социальные представления. Вышеназванное, несомненно, является «социальной реальностью», которая, по мнению А. Шюца, включает «всю совокупность объектов и событий внутри социокультурного мира как опыта обыденного сознания людей, живущих своей повседневной жизнью среди себе подобных и связанных с ними разнообразными отношениями интеракции. Это мир культурных объектов и социальных институтов, в котором все мы родились, внутри которого мы должны найти себе точку опоры и с которым мы должны наладить взаимоотношения».

В качестве методологической базы исследования выступают также подходы зарубежных исследователей: понимающая социология М. Вебера, учение о коллективных представлениях Э. Дюркгейма. Уникальность объекта социологии заключается в том, что он сам способен давать информацию о себе, как это может происходить при проведении опросов. Поэтому понимание мотивов, смысла, придаваемого людьми своим действиям и событиям, — социологический способ научного объяснения. То, что в социологии объяснение должно быть понимающим объяснением, доказал М. Вебер еще в начале ХХ века.

Практическая значимость исследования определяется тем, что полученные научные результаты обосновывают необходимость осуществления корректирующих шагов в реализации профориентации, профессиональной подготовки и трудоустройства молодежи.

Работа может быть использована в научно-педагогической работе для чтения учебных курсов по социологии, социологии культуры, социальной инновации, профориентологии, а также при проведении профориентационной и воспитательной работы.

1. Социокультурная обусловленность профессиональных устремлений

1.1 Культурно-историческая экспозиция проблемы

Профессия в историческом, социокультурном контексте представляет собой ценность. Это ценность многоуровневая и многозначная: ее содержание в разное время, в различных «эшелонах» общества неодинаково. Ценностное наполнение зависит не только от социокультурного, политико-экономического состояния общества, но и от особенностей носителя-актора.

Поэтому ценность профессии и совокупна, и дифференцированна в одно и то же время. Мы имеем в виду дифференциацию не только в классово-экономическом смысле слова, но в социокультурном: по ценностям, потребностям и, конечно же, по типу жизни, хозяйствования. В этом ракурсе профессию можно рассматривать как один из смыслообразующих моментов в развитии культуры.

Профессия относится к таким явлениям, которые возникли задолго до того, как их стали изучать, поэтому его исследование обязательно должно включать и рефлексию относительно его генезиса.

Исследование памятников Среднего царства позволило выявить социальный слой основных производителей материальных благ, обозначаемых самими египтянами обобщающим термином «царские хемуу». Этим термином охватывалось практически все трудящееся население страны.

Царские хемуу, основной обязанностью которых была работа в рамках определенной профессии, эксплуатировались как в царском и храмовых хозяйствах, так и в хозяйствах частных лиц — людей, занимавших различные должности в центральной, номовой и храмовой администрации. Связь каждого царского хемуу с определенной профессией была характерной особенностью всего данного социального слоя.

Царские хемуу назначались на работы в юности, причем права выбора профессии они были лишены. Каждый год от имени царской администрации в номах проводились специальные смотры, основное назначение которых состояло в распределении юношей из трудового населения страны, достигших совершеннолетия. На эти смотры привлекались все дети царских хемуу. Прежде всего, на смотрах происходил отбор наиболее сильных и выносливых юношей в войско; назначались дети царских хемуу и в низшее жречество. При определении в ремесленное производство, естественно, учитывались профессиональные навыки, передаваемые по наследству, поэтому сын ремесленника обычно становился тоже ремесленником. Большая часть юношей становилась земледельцами или распределялась на другие основные профессии в зависимости от производственной потребности египетского хозяйства. Назначенная принудительно, профессия являлась для большинства участников смотра пожизненной.

Источники Нового царства заставляют предполагать, что этот слой трудящегося населения страны со всеми его основными отличительными чертами продолжал существовать и на протяжении всего новоегипетского этапа истории страны, правда, под новым обобщающим наименованием — семдет, что значит «профессии», т. е. люди, распределенные на профессии.

Ремесло играло видную роль в экономике позднеримского Египта, а ремесленники представляли собой многочисленный слой производительного населения страны.

Будучи юридически свободными, ремесленники государственных мастерских на деле были лишены свободы выбора профессии, свободы передвижения и т. д., и своим бесправным положением в известной мере напоминали рабов.

Однако основным ядром египетских ремесленников в позднеримское время были ремесленники, работавшие самостоятельно, и наемные работники. И в этой среде, так же как и у работников государственных мастерских, наследственность профессии была обычным явлением, но в данном случае она не носила, как полагали до недавнего времени, принудительного характера. Поскольку наследственность профессии вызывалась не государственным принуждением, а традицией и экономическими условиями, можно утверждать, что у детей подавляющего большинства ремесленников не была отнята свобода выбора профессии.

Отсутствие принудительной наследственности ремесла не означает, однако, что ремесленники были полностью свободны в сфере своей профессиональной деятельности. Лицо, освоившее ремесленную профессию, заносилось в список ремесленников данной специальности. Составлением списка преследовались, по всей вероятности, в первую очередь фискальные цели. Переквалификация, изучение другой специальности и переход на работу по новой специальности не разрешались. Если иногда переквалификация и осуществлялась, то только с разрешения администрации. Профессиональное прикрепление ремесленника к своей специальности неизбежно сопровождалось и его территориальным прикреплением, ибо только в таком случае деятельность ремесленника могла находиться под постоянным контролем, и обеспечивались фискальные интересы государства. Известную заинтересованность должна была проявлять и корпорация, в состав которой входил ремесленник, так как ей было невыгодно потерять носителя части общего налогового бремени.

В древнеирландском обществе ремесленники передавали свою профессию по наследству, притом как по мужской, так и по женской линии, и обеспечивали себе пропитание исключительно своим ремеслом.

Социальные нормы, господствовавшие в обществе, где велико влияние религии, заставляют людей интерпретировать профессиональную структуру в соответствии с религиозной идеологией.

В обществе, где велико влияние науки и технологии, господствуют иные социальные нормы. То, что видит человек, зависит не только от природы явления и характера аппарата восприятия и мышления, но и от типа общества, от того, какие социальные нормы определяют приемлемый способ видения, интерпретации явлений.

Проблема профессионального становления стала актуальной в начале XX века. До этого времени свободного выбора профессии не было. Профессиональная жизнь людей ограничивалась сословными традициями, а также патриархальным укладом общества. Промышленная революция привела к возникновению рынка труда и новых профессий. Огромные массы людей оказались перед проблемой поиска работы и профессиональной подготовленности к ней.

Изменившаяся историческая ситуация коренным образом расширила мир профессий. Новые орудия и средства труда потребовали квалифицированных работников, способных качественно и производительно выполнять трудовые функции в течение многих лет.

Жизнь людей индивидуализируется, меньше регламентируются извне их действия. Предполагается, что члены общества должны рассчитывать на себя, рисковать, делать выбор и нести за него ответственность. Намечается движение по пути большей свободы человека, что выражается в переходе к новой системе ценностей.

Ценности и привычки, связанные с принадлежностью к профессиональной общности, обусловливают выбор профессии, который в представлении людей соответствует социальному статусу.

Профессиональная карьера становится важнейшим каналом социальной мобильности. По утверждению П. Сорокина, «многие ученые, юристы, литераторы, художники, музыканты, архитекторы, скульпторы, врачи, актеры, певцы и прочие творцы простого происхождения социально поднялись именно благодаря этому каналу. То же можно сказать и о представителях средних слоев, достигших еще более высоких социальных позиций. Среди 829 британских гениев, исследованных Х. Эллисом, 71 были сыновьями неквалифицированных рабочих, поднявшихся до высоких позиций исключительно благодаря этому каналу. Около 16,8% из числа наиболее известных людей Германии родились в рабочих семьях и достигли высокого положения посредством профессиональной лестницы. Во Франции среди самых известных литераторов 13% были из рабочей среды, 4% наиболее известных ученых России, достигших высокого социального положения, вышли из крестьянской среды. Если так обстоит дело в кругу наиболее именитых, то менее успешные профессионалы тоже улучшили свое социальное положение при помощи этого «лифта».

Тем не менее, в эпоху становления капитализма доступ к традиционно престижным видам деятельности был ограничен. Дискриминируемые этнические и религиозные меньшинства не могли стать юристами, военными, чиновниками, членами ремесленных цехов, поэтому они выбирали предпринимательство как путь к богатству и престижу.

В рамках современного исторического профессиоведения ведутся исследования, связанные с созданием русскоязычного варианта исторического стандарта классификации и кодификации занятий населения. Сегодня такой стандарт уже функционирует на ряде языков, при этом базовой является англоязычная версия. В 2002 г. вышло фундаментальное издание на английском языке, включающее саму версию HISCO и методическое руководство к ней. Основной целью создания подобного стандарта стала представившаяся возможность создания высокой степени сравнимости исторических данных разных стран и территорий.

Если на Западе в целях создания HISCO исследователи берут уже готовые электронные базы данных различных переписей, где указывались занятия населения, то у нас такие базы в основном предстоит создавать.

Попытки создания исторической классификации занятий населения России активно предпринимаются в последнее время в Алтайском государственном университете.

Существует огромное количество не только современных, но и исторических профессий, ориентироваться в которых довольно сложно. Но разнообразие характеристик трудовой деятельности определяет возможности систематизации ее видов по различным классификационным признакам. Несомненно, что важнейшая проблема классификации профессий состоит в выборе основания для деления на группы.

Все существующие классификации можно условно разделить на «психологические» и «производственные». К первым можно отнести классификации, в которых даются определенное психологическое обоснование принципа деления профессий и содержательная психологическая характеристика выделенных групп. В качестве примера можно назвать наиболее известные классификации О. Липмана, А. Ро, С. Г. Струмилина, Е. А. Климова.

К «производственным» относятся классификации, в которых деление профессий на группы происходит на основе технологических и производственных признаков без раскрытия их психологических особенностей. Наиболее известной и типичной в этом плане является Международная стандартная классификация профессий.

Большинство классификаций создается для существующей в определенное время системы занятий населения, они часто не учитывают устаревших форм и названий. Но поскольку процесс образования новых отраслей и развития научно-технического прогресса бесконечен, постольку безграничен и процесс образования новых профессий. При этом неизбежно растет интерес к истории профессий. Вопрос о возникновении различных видов трудовой деятельности появился после начала научного изучения занятий населения. Но, несмотря на то, что происхождением профессиональной деятельности исследователи интересуются с XIX в., проблема создания классификации исторических профессий в целях обеспечения высокой сравнимости исторических наборов данных с современными возникла недавно.

Сложность создания схемы исторической классификации заключается, во-первых, в отсутствии необходимых источниковых данных. В России в отличие от западных стран не существует электронных баз данных по населению страны XIX — начала XX вв. с указанием профессий, поэтому исследователям приходится пользоваться разнородными источниками, зачастую имея дело лишь с названием, которое в современном мире профессий просто не существует либо его смысл отличается от нынешнего. Во-вторых, исторические профессии разделяются по времени возникновения и по способу возникновения.

1.2 Профессия как социокультурная ценность

Несомненно, что человек, если попытаться обозначить все его потребности через одну, интегрирующую, создает свою индивидуальную выраженность через потребность в самореализации и, занимая в социуме то или иное место, фокусирует свои интересы на такой ценности, которая присуща всем, — это ценность социальной значимости. На уровне обыденного сознания люди подчас не осознают до конца эту ценность. В их сознании и практической жизни она распадается на составляющие: знание своего дела, уровень жизни, возможность сохранения здоровья, удовлетворенность или неудовлетворенность властью на ее различных уровнях, «праведность», «справедливость» и др. Какое место в структуре ценности социальной значимости занимает профессия?

Рассматривая этот вопрос, нельзя не сказать о динамике ценностного сознания россиян. Е. И. Башкирова опубликовала интереснейший материал о трансформации ценностей российского общества. Она пишет, что анализ ответов респондентов на вопросы по поводу их ценностных установок позволил выявить следующую иерархию приоритетов россиян: семья, работа, друзья, знакомые, свободное время, религия, политика.

В книге «Динамика ценностей населения реформируемой России» говорится, что в слое бедных представлены разные профессиональные группы, оказавшиеся среди респондентов. «Самую значительную группу составляют рядовые сельские жители, пенсионеры, военные и рабочие, самую незначительную — гуманитарная интеллигенция, работники торговли и предприниматели. Не попали в эту группу бухгалтеры, работники банков, экономисты и т. д. Уровень образования в этой группе довольно низкий. В число беднейших попали почти 25% имеющих среднее образование, 6,2% - среднее образование, 5,5% - незаконченное высшее и только 2,1% высшее образование.

Нам представляется особенно важным указать в данной работе, что механизму формирования определенных систем ценностей как коллективных представлений в современном обществознании не уделяется должного внимания. А ведь динамика ценностей есть не что иное, как динамика коллективных представлений, которые, как давно известно социологам, обладают не только продолжительной устойчивостью, «долгожительством», но и развертываются в онтологическом поле социума по своим законам, изменяя это поле независимо от индивидуальных сознаний. Э. Дюркгейм называл коллективные представления объективно существующим социальным фактом. Тем не менее, коллективное представление, независимое и не вытекающее из индивидуальных представлений, порождается все же «действиями и противодействиями» элементарных индивидуальных представлений, которые в свою очередь конституированы как социальной тканью, так и уже имеющимися представлениями. «Разумеется, их автономия может быть лишь относительной, в природе не существует такой сферы, которая не зависела бы от другой сферы; следовательно, нет ничего более абсурдного, чем возводить психическую жизнь в нечто вроде абсолюта, который появляется ниоткуда и не связан с остальной частью вселенной».

Несомненно, понятие «коллективные представления» шире, чем понятие «ценность». Коллективные представления — это целый жизненный мир. Э. Дюркгейм выводил формальные и содержательные признаки коллективного сознания для органического типа солидарности. К формальным он относил малый объем, низкую интенсивность, низкую определенность, большой простор для индивидуальной инициативы и рефлексии. К содержательным — возрастающую светскость, ориентированность на человека, приписывание высшей ценности достоинству индивида, равенству возможностей, трудовой этике и социальной справедливости, абстрактность и общий характер.

В России в результате изменения общественного устройства при переходе от административно-командной системы к системе, основанной на рыночных отношениях, произошла стремительная дезинтеграция общественных групп и институтов, утрата личностной идентификации с прежними социальными структурами. Наблюдается расшатывание нормативно-ценностных систем старого сознания под воздействием пропаганды идей и принципов нового политического мышления.

Формирование новой системы ценностей в условиях ослабления политического и идеологического прессинга сопровождается критическим осмыслением старых, присущих обществу социалистического типа ценностей, вплоть до полного их отрицания. К сожалению, такой подход часто приводит к отрицанию всего опыта предшествующего поколения. В связи с этим в современной литературе многие авторы говорят о кризисе ценностей в российском обществе. Ценности в посткоммунистической России действительно противоречат друг другу. Нежелание жить по-старому сочетается с разочарованием в новых идеалах, которые оказались для многих либо недостижимыми, либо фальшивыми. Происходящие перемены, связанные с реставрацией частнособственнических отношений привели и приводят к ослаблению духовных ориентаций масс, связанных с идеями социальной справедливости и равенства.

Появление новых реальностей ведет к переосмыслению взглядов, возникновению иного мировосприятия, формированию иной ментальности. Понятие «ментальность» пришло с Запада и адаптировалось ввиду возникшего общественного спроса на практические знания области внутреннего мира человека, его сознания.

«Ментальность выступает в виде призмы, предназначенной для истолкования внешних информационных воздействий и социального опыта. Если точнее — мысленно-чувственной моделью интерпретации субъектом внешних обстоятельств и фактов. Эта модель формируется у каждого человека в процессе социализации и опирается на невидимую, на первый взгляд духовную организацию в виде субъективной реальности, обеспечивающей устойчивость, относительную самостоятельность и повторяемость духовных явлений.

По данным Парижского института социальных изменений, полученных в ходе исследований во всех европейских странах в 1992—1993 гг., коррелятивные связи показывают, что все европейские страны, включая Россию, развиваются в условиях единой техногенной цивилизации и различие менталитета россиян от населения остальных стран Европы по избранным показателям не больше, чем различие между установками «истинных европейцев».

Но дело в том, что содержательные признаки, преломляясь в коллективных представлениях отдельных субкультур, сословий, слоев, приобретают различное конкретно-содержательное наполнение.

Так пожилые люди и молодежь образуют общности, для которых характерны разные ценностные ориентации. Люди старшего поколения руководствуются не только соображениями заработка, но и этическими принципами профессионального долга и традиционными ценностями, таких как постоянное место работы и профессия, вызывающая уважение со стороны других членов общества. Молодежь, усвоившая в постсоветский период другие ценности, руководствуется иными соображениями.

Социологические исследования фиксируют изменения, происходящие в ценностных трудовых ориентациях российской молодежи, связывая их с ухудшением материального благополучия народа и резким на этом фоне обогащением отдельных групп населения.

Так, большинство опрашиваемых в 60−80-е гг. молодых людей и девушек не мыслили своей жизни без профессиональной деятельности. Опросы 1993−1995 гг. показывают, что 15−20% молодых респондентов не стали бы работать вообще, если бы были материально обеспечены. Около 40−50% молодых людей связывают мотивацию трудовой активности с деньгами и стремлением заработать их любыми способами, в том числе и противоправными.

Как известно, престижность является важнейшим фактором профессионального выбора. Сама «престижность» определяется степенью уважения к данному объекту, а также предполагаемым влиянием человека, овладевшего данным объектом или данной деятельностью.

По результатам социологических исследований, к числу престижных и предпочитаемых профессий молодые люди относят юристов, экономистов, банковских служащих, бизнесменов, предпринимателей.

Перспектива быстро переместиться в более привилегированные, «элитные» слои общества согревает души многих самоопределяющихся подростков. А если учесть, что в большинстве случаев молодой человек выбирает профессию не столько потому, что его привлекает именно содержание труда, молодой человек скорее выбирает определенный образ жизни, где профессия — это лишь одно из средств построения своего счастья. Этим-то и объясняется выбор многими молодыми людьми профессий юрист или экономист: сами по себе эти профессии вряд ли могут заинтересовать большинство молодых людей, но именно эти профессии позволяют человеку много зарабатывать и строить определенный, «богатый», «комфортный», а главное — «престижный» образ жизни.

На протяжении вот уже трёх с половиной десятилетий старейший и наиболее известный в Германии социологический институт — Алленсбахский институт демоскопии - регулярно составляет рейтинг престижности профессий.

Раз в несколько лет сотрудники института предлагают опрашиваемым список из 18 профессий и просят назвать те пять видов деятельности, которые вызывают наибольшее уважение. Какие результаты дал опрос, проведённый нынешним летом среди двух тысяч жителей Германии старше 16 лет?

В Германии по-прежнему самой престижной считается профессия врача, вызывающая особое уважение у 74% опрошенных. На втором месте с большим отрывом идёт профессия священника — её назвали 38%. Третье место занимают университетские профессоры, четвертое — адвокаты, пятое — предприниматели.

А пятёрка самых непрестижных профессий состоит из книготорговцев, профсоюзных функционеров, политиков, офицеров, а также преподавателей гимназий. Их учительский труд пользуется особым уважением лишь у 12% населения. Авторы опроса видят в этом весьма тревожный сигнал, ведь в современном западном обществе, которое всё чаще называют не индустриальным, не постиндустриальным, а информационным обществом, роль образования стремительно растёт. В этих условиях низкий авторитет тех, кто даёт знания подрастающему поколению, свидетельствует о неблагополучной ситуации в немецкой системе среднего образования. Со временем это может стать серьёзной угрозой для конкурентоспособности страны. Ещё один тревожный сигнал — продолжающееся вот уже три десятилетия падение рейтинга профессии инженера.

В 1966 году, когда Алленсбахский институт впервые провёл опрос на тему «Престижность профессий», труд инженера вызывал особое уважение у 41% жителей ФРГ. С тех пор его привлекательность в глазах немцев постоянно падала.

В этом году лишь 22% опрошенных включили инженеров в список из пяти самых уважаемых ими профессий. Такое изменение общественных настроений привело к тому, что в Германии, стране с большими инженерными и конструкторскими традициями, технические вузы каждый год с трудом набирают первокурсников. В результате сегодняшней Германии хронически не хватает инженеров. Поэтому крупные немецкие фирмы всё более настойчиво добиваются от правительства разрешения приглашать в страну из-за рубежа не только компьютерных специалистов, но и инженеров.

Правда, алленсбахские социологи с надеждой отмечают следующий феномен. Если на западе Германии рейтинг инженерного труда неуклонно снижается, то на востоке он столь же неуклонно растёт. Если в 1991 году эта профессия вызывала уважение лишь у каждого пятого жителя бывшей ГДР, то сейчас её считает престижной уже каждый четвёртый. Ещё один любопытный вывод из опроса Алленсбахского института состоит в том, что директоры крупных фирм ценятся в сегодняшней Германии ещё меньше, чем инженеры. Рейтинг топ-менеджеров, «капитанов экономики» упал до 21%.

Социологические исследования, проведенные в России в конце XX века, показали, что процессы, происходящие ныне в стране, существенно изменили привлекательность различных профессий.

Если в 1963 г. выпускники средних школ Новосибирской области на первые пять мест поставили профессии летчика, научного работника в области физики, радиотехника, инженера-радиотехника и научного работника в области математики, а преподавателя высшей школы и инженера-машиностроителя поставили на 12 и 14 место, соответственно, то в 1983 г. на первые пять мест они поставили профессии летчика, военного, юриста, работника милиции и врача. Если преподаватели высшей школы сохранили свой рейтинг, то рейтинг инженеров-машиностроителей значительно снизился.

В 1994 г. ситуация сложилась совершенно иная. Первые пять мест заняли: юрист, бизнесмен, банковский работник, переводчик с иностранного языка и внешнеторговый работник. Преподаватель высшей школы опять оказался на 12 месте, летчик — на 13, а научный работник-математик — на 23 месте. Обращает на себя внимание то, что среди 50 наиболее привлекательных профессий не было отмечено профессии инженера. Среди технических специальностей во второй половине списка появляются: радиотехник, автомеханик, машинист, металлург, слесарь, столяр и т. д.

Таким образом, в нашей стране к концу ХХ века снизился рейтинг естественнонаучных и технических профессий, причем в такой степени, что эти профессии стали, по сути, не популярными. В то же время молодежь продолжает идти учиться в технические и, в том числе, аэрокосмические вузы. Учитывая результаты социологических исследований, они, судя по всему, не предполагают связать свою работу после института с инженерной деятельностью. В то же время уровень аэрокосмического образования, его системность и фундаментальность позволяет выпускникам аэрокосмических вузов успешно трудиться в различных сферах деятельности.

Следствием падения социальной ценности труда для значительной части молодых людей стал социальный пессимизм, то есть неверие в то, что они когда-нибудь смогут иметь интересную, содержательную работу, оплачиваемую в соответствии с мерой своего труда.

В настоящее время высшее образование сохраняет свою привлекательность для молодежи, что подтверждается стабильными и даже возрастающими конкурсами при поступлении в университеты. Для объяснения такой ситуации многие ссылаются на престижность высшего образования. А желание иметь диплом объясняют тем, что с ним легче устроиться на высокооплачиваемую работу. Однако главные причины поступления в высшие учебные заведения далеки от этого педагогического норматива.

Представляется целесообразным начать с перечисления наиболее важных причин выбора именно высшего образования. Возможность избежать службы в армии является, чаще всего, главной причиной поступления в вуз для юношей, а их в техническом университете большинство. Наравне с этой можно отметить психологическую причину, существующую у всех молодых людей: вуз помогает отодвинуть на довольно длительный срок проблемы «взрослой жизни». Кроме того, причиной может быть простота поступления, связанная с более низким конкурсом на данной специальности.

Важную роль при выборе специальности играют существующие мифологемы о том, что некоторые профессии приносят больший заработок, чем другие. Например, имеется представление о том, что инженер-нефтяник или маркетолог будет зарабатывать больше, чем инженер-машиностроитель. В основе этого мифа лежит реальная ситуация, в которой некоторые представители данных профессий действительно получают значительные доходы. Однако доступ к таким рабочим местам ограничен и часто не связан с высшим профессиональным образованием. Тем не менее, в общественном мнении информация о больших заработках распространилась на всех без исключения представителей этих специальностей.

Такое положение дел нашло отражение в ответах студентов. Подавляющее большинство пишет, что именно высшее образование дает в будущем гарантированную работу и обеспеченную жизнь. В том случае, когда учащиеся не уверены, что их первого высшего образования будет достаточно, они предполагают получить второе образование, тоже высшее, но по другой специальности. Выбор новой специальности определяется теми же мифами и стереотипами.

Представители первой модели видят итогом своего обучения диплом, подкрепленный соответствующими профессиональными знаниями. Она включает в себя регулярное посещение занятий и исполнение требуемых преподавателями норм. Студенты начинают интересоваться дополнительной информацией о профессии, которая не включена в программу. В процессе обучения они начинают искать подработку, на которой можно реализовать свои профессиональные знания, а также получить практические навыки. Впоследствии это позволяет им при устройстве на постоянную работу заявить о наличии профессионального опыта.

Вторая модель распространена больше. Демонстрирующие эту модель не заинтересованы в получении качественных профессиональных знаний, а ждут от вуза только документа о высшем образовании.

В начале обучения о своей будущей профессии носители обеих моделей имеют весьма расплывчатое представление. Фрагментарные сведения добываются из следующих источников: работа родителей или родственников по аналогичной специальности, кино и телевидение. Преподаватели вуза, во всяком случае, в первые два года обучения оказывают незначительное влияние на представления студентов о выбранной профессии. Новые специальности, открываемые вузами, не подкреплены соответствующим спросом со стороны работодателей. Даже отсутствие рынка некоторых профессий нисколько не смущает современных студентов. Более того, конкурсы на эти специальности могут быть весьма высокими.

Во время учебы на первых курсах проблема трудоустройства занимает немногих студентов. Об этом свидетельствуют ответы на вопрос о влиянии образования на социальную карьеру. Учащиеся, не слишком задумываясь, находят прямую зависимость между образованием и удачной карьерой. Лишь в редких случаях они вспоминают о том, что без связей даже высокий профессиональный уровень не поможет найти престижную работу.

Таким образом, студенческие представления о вузовском образовании и о будущей профессии наполнены мифами и иллюзиями. Принятие решения о поиске места работы и профессиональной карьере обычно откладывается до окончания университета. В лучшем случае эта проблема возникает на старших курсах. Тогда расплывчатые первоначальные представления о будущей профессии сменяются сомнениями и разочарованиями, которые выливаются в стрессы и фрустрации. На этой почве появляется идея о смене профессии при помощи получения второго высшего образования. В результате рождается новый миф о том, что несколько дипломов помогают достичь желаемого жизненного статуса.

2. Молодежь как субъект профессиональной деятельности

2.1 Молодёжь как социально-демографическая группа

В отечественном обществознании молодёжь долгое время не рассматривалась как самостоятельная социально-демографическая группа.

Сегодня учёные определяют молодёжь как социально-демографическую группу общества, выделяемую на основе совокупности характеристик, особенностей социального положения и обусловленных теми или другими социально-психологическими свойствами, которые определяются уровнем социально-экономического, культурного развития, особенностями социализации в российском обществе.

Молодежь — это социально-демографическая группа, переживающая период становления социальной зрелости, адаптации к миру взрослых и будущие изменения.

Молодежь имеет подвижные границы своего возраста, они зависят от социально-экономического развития общества, уровня культуры, условий жизни. Нижняя возрастная граница определяется, что с 14 лет наступает физическая зрелость и человек может заниматься трудовой деятельностью. Верхняя граница определяется достижением экономической самостоятельности, профессиональной и личной стабильности. В этот период человек проживает важный этап семейной и внесемейной социализации.

В возрастной психологии молодость характеризуется как период формирования устойчивой системы ценностей, становление самосознания и формирования социального статуса личности. Сознание молодого человека обладает особой восприимчивостью, способностью перерабатывать и усваивать огромный поток информации. В этот период развиваются критичность мышления, стремление дать собственную оценку разным явлениям, поиск аргументации, оригинального мышления. Вместе с тем в этом возрасте ещё сохраняются некоторые установки и стереотипы, свойственные предшествующему поколению. Это связано с тем, что период активной деятельности сталкивается у молодого человека с ограниченным характером практической, созидательной деятельности, неполной включённости молодого человека в систему общественных отношений.

Отсюда в поведении молодёжи удивительное сочетание противоречивых качеств и черт: стремление к идентификации и обособление, конформизм и негативизм, подражание и отрицание общепринятых норм, стремление к общению и уход, отрешённость от внешнего мира. Неустойчивость и противоречивость молодёжного сознания оказывают влияние на многие формы поведения и деятельности личность. Молодёжное сознание определяется рядом объективных обстоятельств.

Во-первых, в современных условиях усложнился и удлинился сам процесс социализации и, соответственно, другими стали критерии её социальной зрелости. Они определяются не только вступлением в самостоятельную трудовую жизнь, но и завершением образования, получением профессии, реальными политическими и гражданскими правами, материальной независимостью от родителей. Действие данных факторов не одновременно и не однозначно в разных социальных группах, поэтому усвоение молодым человеком системы социальных ролей взрослых оказывается противоречивым. Он может быть ответственным и серьёзным в одной сфере и чувствовать себя как подросток в другой.

Во-вторых, становление социальной зрелости молодёжи происходит под влиянием многих относительно самостоятельных факторов: семьи, школы, трудового коллектива, средств массовой информации, молодёжных организаций и стихийных групп. Эта множественность институтов и механизмов социализации не представляет собой жёсткой иерархированной системы, каждый из них выполняет свои специфические функции в развитии личности.

Семья

Образовательные учреждения

Общественные организации

Профессиональные сообщества

Научные

коллективы

Основные институты социализации современной молодежи

Социализация — это процесс становления личности, обучения, усвоения ценностей, норм, установок образцов поведения, принятых в данном обществе. Молодежь составляет 41% населения России в трудоспособном возрасте. В народном хозяйстве заняты 22,3 млн. молодых людей. Однако доля молодежи среди занятых в народном хозяйстве постоянно снижается, особенно среди рабочих промышленности, строительства и транспорта. В связи со структурными изменениями, происходящими в экономике, растет доля молодежи в непроизводственной сфере. А это требует внесения изменений в структуре ее трудовой подготовки и переподготовки.

Современная российская молодежь выросла в пореформенный период, когда роль основных институтов социализации была минимизирована. До последнего времени подрастающее поколение по многим вопросам фактически было предоставлено само себе. Ослабление роли традиционных институтов социализации, уменьшение экономической поддержки и социальной помощи молодежи привело к переоценке ценностей: главным стало материальное при практически снятых ограничениях на способы его достижения.

В связи с этим необходимо обратить внимание на следующие моменты.

Во-первых, молодежь — одна из крупных социально-демографических групп российского общества.

Во-вторых, вчерашние выпускники учебных заведений пополняют ежегодно экономически активное население страны. За 1991−1998 гг. высшими учебными заведениями страны было подготовлено 3475,4 тыс. человек, из которых 3399,5 тыс. получили государственные дипломы. За этот период 11 337,2 тыс. человек прошли курс профессионального обучения в профессионально-технических и средних специальных учреждениях и поступили на рынок труда.

Наконец, актуальность социализации молодежи определяется сложностью времени, в котором оказалась данная молодежь. Распались ранее созданные молодежные объединения и организации, молодые люди оказались предоставлены самим себе, начался процесс десоциализации, приведший к значительному росту числа молодежи с девиантным поведением. Сегодня ситуация жизненного самоопределения молодежи неоднозначна. С одной стороны, представители молодого поколения составляют значительную долю в составе новых социальных слоев — предпринимателей, менеджеров, банковских работников. Увеличилось число молодых людей, возглавляющих общественные движения и политические партии. С другой стороны, молодежь оказалась одной из самых незащищенных социальных групп, значительно ухудшилось ее материальное положение, замедлилось социальное продвижение, наблюдается глубокое противоречие, вызванное несоответствием новых социально-экономических требований и качеств личности молодого человека, традиционно формируемых социальными институтами российского общества.

Названные обстоятельства требуют активизации деятельности по социализации молодежи, воспитания ее гражданских качеств.

Сущность молодежи как социальной группы раскрывается в процессе реализации ею функции воспроизводства социальной структуры. Наследуя и воспроизводя сложившиеся общественные отношения, каждое новое поколение обеспечивает сохранение целостности общества и участвует в его совершенствовании и преобразовании на основе своего инновационного потенциала. Тем самым осуществляется развитие как молодежи, так и общества в целом.

Позитивная направленность изменений количественных и качественных характеристик молодежи в ходе ее становления как субъекта общественного воспроизводства свидетельствует о социальном развитии данной социально-демографической группы. Его критерием является приобретение и изменение молодыми людьми собственного социального статуса и формирование гражданских идентичностей в процессе достижения молодыми людьми социальной зрелости. Данный процесс связан с риском, не обходится без проб и ошибок в выборе жизненного пути, способах самореализации молодых людей.

Жизнедеятельность молодежи осуществляется в социальных условиях, которые также таят в себе различные угрозы и риск. Современные общества — это динамично развивающиеся системы, преодолевающие один за другим этапы модернизации. Происходящие в них фундаментальные социально-экономические и социокультурные изменения направлены в сторону усиления неопределенности, неоднозначности явлений и процессов. Исчерпывающее познание действительности становится невозможным. Снижается возможность прогнозирования не только отдаленного, но и ближайшего будущего, что привносит неопределенность и нестабильность в жизнедеятельность вступающих в общественные отношения молодых людей. Прорыв к желаемым статусным позициям в условиях стремительно изменяющейся социальной реальности неизбежно становится для молодежи делом рискованным.

В социологическом плане развитие молодежи предстает как направленное изменение ее социальных качеств в процессе воспроизводства социальной структуры, т. е. как определенная направленность ее мобильности. В обыденном сознании молодого человека это выражается в стремлении достигнуть статуса представителей престижных для него групп. Достижение приносит удовлетворение и является стимулом для дальнейшего статусного продвижения, а нереализованность планов приводит к разочарованию и поиску других путей жизненного самоопределения. Успех способствует социальному самоопределению молодого человека. Однако, не сумев реализовать себя в обществе, молодежь становится перед альтернативой: оказаться на обочине жизни или пойти по пути нарушения правовых и нравственных норм. Усиливается состояние неопределенности.

Молодёжь в возрасте от 16 до 29 лет — именно в это время основная ее часть приобретает устойчивый профессионально-трудовой статус в общественной и социальной сфере. На молодежный возраст приходятся главные социальные и демографические события в жизненном цикле человека: завершение общего образования, выбор профессии и получение профессиональной подготовки, начало трудовой деятельности, вступление в брак, рождение детей. Эта категория населения разделяется на ряд групп, определяющих их положение на рынке труда.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой