Психологическое направление в российской социологии

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное высшее автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Российский государственный профессионально-педагогический университет»

Институт социологии и права

Кафедра социологии

Курсовая работа

по дисциплине

«История социологии»

«ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В РОССИЙСКОЙ СОЦИОЛОГИИ»

Исполнитель:

студентка гр. СЦ-103

А.А. Щербакова

Научный руководитель:

кандиат философских наук,

доцент, профессор кафедры социологии

Л.Ф. Беликова

Екатеринбург 2014

Оглавление

Введение

Глава 1. История становления психологического направления в отечественной социологии

Глава 2. Представители психологического направления в российской социологии

Глава 3. Основные идеи работы П. Л. Лаврова «Исторические письма»

Заключение

Список использованных источников

психологическая концепция социология исторические письма

Введение

Психологическое направление в мировой и отечественной социологии имеет огромное значение для объяснения специфики данной науки, ее предмета и особенностей ее развития.

Современная социологическая мысль во всем многообразии ее течений использует данные психологии, продолжая развивать те традиции, которые начинали складываться на ранних этапах развития науки. Для успешного развития методологии социального познания требуется тщательный анализ идей, которые были выдвинуты в то время, когда социология как самостоятельная научная дисциплина только еще зарождалась.

Мы используем термин «психологизм», опираясь на его трактовку в современной научной и справочной литературе.

Психологизм в социологии — это подход к изучению социальных процессов, при котором в поле зрения социолога преимущественно оказываются психологические процессы, характерные для индивида или социальной группы. Особое внимание уделяется изучению психологического механизма «человеческого поведения», его проявлениям, формам и субъективным побудительным мотивам. Из всей совокупности социальных связей в качестве основных выделяются межиндивидуальные, межличностные отношения или различные типы взаимодействия людей. Далеко не все теории, в которых большое внимание уделено психологическим аспектам, можно отнести к психологическому направлению, т.к. они по своему содержанию гораздо шире этого направления. Поэтому следует говорить не об отнесенности к какому-либо направлению, а о внимании к психологическому материалу в концепции того или иного автора, при том, что он может и не являться представителем психологического направления.

Глубокое и всестороннее изучение и переработка материала, который представлен в теориях социологов классического периода, оценка характера и объема привлекаемых в них психологических данных позволяет не только составить более полную картину развития самой социологии в момент обретения ею психологических оснований, но еще и обратиться к истокам другого исключительно важного процесса — формирования социальной психологии. Этой еще более молодой, чем социология, науке еще предстояло пройти определенный путь до ее становления как самостоятельной дисциплины. Изучение процесса развития психологизма в социологии проливает свет на условия и механизмы зарождения социальной психологии.

1. История становления психологического направления в отечественной социологии

Психологическое направление в зарубежной социологии зародилось в начале XX в. на фоне общей тенденции к психологическому обоснованию научного знания. Наряду с психологическим обоснованием логики, гносеологии, эстетики, истории и т. п. стала развиваться психологическая социология.

Усилению подобной тяги к психологии со стороны представителей социологии способствовал кризис натуралистических тенденций. Преобладающий до этого натуралистический подход в социологии, не мог постоянно удовлетворять потребности быстро развивающейся социологии, которая пополнялась новыми научными открытиями и живо реагировала на них появлением новых направлений, школ и даже парадигм Зборовский Г. Е. История социологии. М.: Гардарики 2004 С. 91. Натурализм упрощал объяснение и анализ многих социальных процессов и явлений и не позволял увидеть по — настоящему роль человека в единстве его психической деятельности и поведения.

Психологический (социально — психологический) подход к исследованию общества оказался более удачным, чем прежний натуралистический, показал, что эволюция общества происходит не иначе, как под влиянием интеллектуальных, эмоциональных и волевых действий одних людей на других, а не путем спонтанного, фаталистического развития — представление столь популярного среди биологического направления. Переход от биологического детерминизма понимания общественной жизни к психологическому был значительным шагом вперед в становлении социологии. Интерес к проблемам мотивации человеческого поведения, и ее социальным механизмам породил несколько разновидностей психологического направления в социологии Андреева Г. М. Социальная психология. М.: Аспект Пресс С. 35.

Объединяющим моментом для всех них был главный принцип, разделяемый представителями всего психологического направления — стремление искать ключ к объяснению всех обществ, явлений и процессов в психических процессах и явлениях индивида или общества. Главное внимание представителей психологического направления было направлено на изучение психологического механизма и социальных форм проявления поведения индивида или группы.

Психологическое направление в российской социологии сложилось в 1890-е годы.

В работах одних социологов рассматриваемого направления психологический редукционизм был выражен явно, заметно, в публикациях других он не столь бросался в глаза. Но практически у всех его представителей материальные отношения и связи между индивидами и социальными группами либо игнорировались вовсе, либо в значительной степени заменялись, а в ряде случаев подменялись отношениями духовными, психическими. Для всего психологического направления в российской социологии типичным было рассмотрение общества как совокупности психических связей, взаимодействий, явлений, процессов, характерных для межличностных отношений. Отсюда следовал показ зависимости общества от личности и провозглашение ее главным объектом социологического внимания.

Теории русских ученых значительно опережали появление подобных исследований в западноевропейской социологии Психологизм как тенденция в истории социологии и его проявления в России// Развитие социологии в России. Диссертации по гуманитарным наукам/ под ред. Кукушкиной Е. И. М., 2004. С. 197−215. Отмечая этот важный для понимания интересующего нас процесса факт, следует обратить внимание на характер отношений между отечественной социологией и социологиями других стран, которые отличает некая ассиметричность: если российские социологи прошлого были хорошо осведомлены обо всех научных достижениях в странах Западной Европы и Америки, то ученые других стран почти ничего не знали о русской социологии или узнавали об ее открытиях и достижениях с большим опозданием и с недостаточной полнотой. Многие идеи и открытия русских социологов оставались и остаются по сей день неизвестными и невостребованными мировой наукой.

В России задолго до появления социологии как самостоятельной науки философ А. И. Галич пытался совместить философскую и естественнонаучную трактовки духовной жизни. Изложению своей психологической системы он предпосылал описание тела и его функций. Крупный русский философ и психолог М. М. Троицкий, один из создателей Московского Психологического Общества и основатель журнала «Вопросы философии и психологии», подчеркивал важное значение психологии как основы логики, этики, эстетики, философии права и других наук. Троицкий пытался построить социальные науки на принципах изучения коллективной психической жизни. Н. Я. Грот, считавший психологию истинной основой социальных наук, выдвинул положение о фундаментальном значении психологии для социологии. По его мнению, обществу свойственны те же качества, что и любому психическому индивиду, следовательно, никакой разницы между психологией и социологией не существует. Социология, с его точки зрения, должна лишь обобщать психологические проявления личности. Психология чувств, ощущений и воли — вот истинная основа социологии по Гроту.

В 40-е годы XIX столетия русский историк и правовед К. Д. Кавелин обратился к обоснованию принципов построения психологической науки на основе изучения психических свойств народов и одним из первых сформулировал принципы этнической психологии. Научная библиотека. «Возникновение и предпосылки психологического течения в социологии» [Офиц. сайт]. URL. Электронный ресурс: Режим доступа: http: //www. f-mx. ru/index. html

Потребность в обращении к психологической стороне социальных явлений возникает и в других науках о человеке: истории, политической экономии, этике, эстетике, правоведении.

Исходя из вышесказанного, можно сделать такой вывод, что в учениях авторов конца 19 начала 20 веков было сформировано психологическое направление в социологии. Его суть состоит в том, что, с одной стороны, человек как представитель общества — это совокупность физиологических, нервных и социальных процессов. Следовательно, личность необходимо изучать и формировать на основе воспитания и преодоления аномалий в ее поведении. С другой стороны, человек — это не просто индивид, а член конкретной группы, общества. В этом смысле необходимо изучать и психологические механизмы, и социальные формы коллективного сознания и поведения. Также отмечается, что социология и психология имеют свои предметы изучения, хотя и тесно связаны между собой.

2. Представители психологического направления в российской социологии

Представители этого направления в российской социологии главное внимание уделяли изучению психологического механизма и социальных форм проявления поведения индивидов и групп. Психологический подход к анализу социума превращался в творчестве сторонников этого направления в главный, доминирующий над другими.

Среди них — многие социологи, в том числе и ПЛ. Лавров, Н. К. Михайловский, Н. И. Кареев и др.

Одним из наиболее ярких представителей психологического направления в российской социологии был Евгений Валентинович де Роберти (1843--1915), широко известный не только как социолог, но и как психолог и философ.

Де Роберти родился в Подольской губернии в дворянской семье. Получил хорошее философское и психологическое образование в университетах Йены и Гейдельберга. В 1880 г. написал первую большую работу «Социология», посвященную творчеству О. Конта, где он впервые с ним полемизирует (соглашаясь по многим основным позициям его учения). Работа была встречена в основном негативно (особенно Михайловским и Лавровым). Книга была написана в материалистическом и антирелигиозном духе, что вызвало неприязнь к ее автору и со стороны властей. Работы его были запрещены, а одна из наиболее интересных социологических книг -- «Прошедшее философии» (1886) -- не только запрещена, но и уничтожена Социология и антропология. «Психологическое направление в российской социологии. Творчество Е. В. де Роберти.» [Офиц. сайт]. URL: Электронный ресурс: Режим доступа http: //soci-all. narod. ru/.

Главную задачу социологии де Роберти видел «в открытии законов, управляющих возникновением, образованием и постепенным развитием высшей, надорганической или духовной формы мировой энергии; той ее формы, которая, сочетаясь и сливаясь с органическим ее обликом, с жизнью, дает начало совершенно определенным конкретным агрегатам и фактам…» Алисова Л. Н, Голенкова З. Т. Политическая социология. Политическая социология как наука. Предмет политической социологии. М.: Мысль. 1996. С. 4. Здесь ключевым понятием выступает «надорганическое». В общем и целом оно рассматривается им как социальный факт, выражающийся в психологическом взаимодействии и требующий для своего объяснения постоянного обращения к социальной среде как совокупности надорганических условий.

Из этой сущностной характеристики надорганического следует выделение двух аспектов этого понятия, подчеркиваемых социологом. Во-первых, надорганическое -- одна из форм мировой энергии, наряду с неорганической и органической. Во-вторых, психическое взаимодействие, которое недопустимо смешивать с биосоциальным психологическим фактом. К надорганическим явлениям де Роберти относил общественность, которую он рассматривал как непрерывное и многостороннее взаимодействие (синоним общества). Развитие надорганического проходит две фазы (стадии): психофизических отношений (это его природная основа) и психологических взаимодействий. Вторая стадия оказывается определяющей для людей в условиях их совместного существования, трудовой деятельности, общения и т. д. На этой стадии возникает коллективное, групповое сознание, формируется социальный опыт. Создаются предпосылки формирования человеческой культуры и цивилизации. Основные фазы развития надорганического становятся одним из важнейших элементов эволюционной теории де Роберти.

Учение о социальной эволюции является центральным пунктом всей его социологии. Здесь следует отметить, по меньшей мере, две особенности подхода социолога к эволюционному процессу. Во-первых, он стремится к получению объективной картины, уходя от оценок того, как происходила эволюция. Во-вторых, ученый стремится осуществить функциональный анализ социальной эволюции, рассматривает факторы, воздействующие на нее, и определяет существующие генетические связи как своеобразные звенья единой генетической цепи.

Все социальные явления и процессы он выстраивает в один эволюционный генетический ряд, включающий семь общих категорий. Они охватывают без исключения все социальные факты. Ряд этот выглядит следующим образом: психологическое взаимодействие -- общественные группы -- личность -- наука -- философия (и религия) -- искусство -- практическая деятельность (действие). Последние четыре члена ряда стали основой его «теории четырех факторов культуры цивилизации» или «четырех основных форм общественной мысли» Зборовский Г. Е. История социологии. М.: Гардарики. 2004.С. 262.

В этой теории наука, философия, искусство, практическая деятельность связаны между собой, находясь в последовательной зависимости и «вытекая «друг из друга. Они следуют друг за другом в строго причинном порядке. Главное же в том, что вся деятельность людей ставится социологом в зависимость от идей и достижений в сферах науки, философии, искусства, практики. Здесь он в первую очередь говорит о значении научного знания, которое является источником и двигателем любого социального явления. Вместе с тем, при этом он признает большое значение различных психических факторов -- эмоций, воли, чувств, желаний.

«И наука, и религия, и философия, и искусство сами по себе как социальные факторы первостепенной важности, как могучие рычаги общественного движения составляют едва ли не наиболее ценное содержание социологии, -- пишет ученый. -- Все эти области общественной или личной, т. е. общественно-индивидуальной, но отнюдь не биоиндивидуальной духовной жизни (которая у человека, как у животных, остается чуждой или, так сказать, непроницаемой для какой бы то ни было культуры), являются прямым и главнейшим предметом исследований социолога Зборовский Г. Е. История социологии. М.: Гардарики. 2004.С. 265.

Будучи российским социологом, де Роберти не мог не рассматривать социологию вне связи с нравственностью, поскольку эта связь -- характерная черта отечественной общественной науки. Нравственное для ученого -- значит социальное. Этика определяется им как «элементарная социология», нравственное содержание включается в последнюю. Поэтому не случайно переход к надорганическому социолог связывает с формированием таких чисто человеческих качеств как альтруизм, кооперация, солидарность.

В его концепции большое значение придается социализации личности и роли группового опыта в этом процессе. Социализированная личность выступает результатом длительного развития общественности, и поэтому становится полноценным участником исторического действия. Личность оказывается главным двигателем социального процесса. В свою очередь, его целью становится формирование нравственной личности, осуществляющееся через связь поколений. Личность выступает творцом социальной эволюции потому, что воплощает в своей деятельности сгусток коллективного опыта. Действиями личностей представлен процесс созидания культуры.

Исследователи творчества де Роберти отмечают, с одной стороны, интеллектуализм, с другой -- жесткий формализм, излишнюю абстрактность и прямолинейность его социологической концепции.

Уделяя значительное внимание социально-психологическому взаимодействию, де Роберти стремился прийти к синтезу субъективной и объективной социологии, психологического направления и позитивизма. Не случайно он говорил о движении социологии к неопозитивизму (этот термин одним из первых внедрил в социологию в начале 1880-х гг. де Роберти). Вероятно, ему был ближе (как типичному российскому социологу) субъективизм, но, как настоящий и строгий ученый, он не мог не искать достаточные объективные основания для анализа социальных процессов, обращенных как к прошлой истории человечества, так и к современному этапу его развития.

Существенный вклад в обоснование роли и значения психологических факторов в развитии общества внес историк и социолог Н. И. Кареева (1850−1931гг.), главные труды которого касались фундаментальных проблем общественного развития — его изначальных причин и движущих сил, основного содержания и направленности, прогресса и регресса в развитии общества, роли масс и личности в истории и т. д. Все эти проблемы решались ими исходя из признания главной роли в поведении и деятельности людей их индивидуальной и коллективной психологии. Он преподавал в Варшавском, потом в Петербургском университете. С 1910 г. стал членом-корреспондентом Российской Академии наук, а с 1929 г. — почетным академиком Академии наук СССР. Он был автором первого российского учебника по социологии. Он также явился первым историографом отечественной социологии.

Основные взгляды его социологической теории нашли свое выражение в докторской диссертации «Основные вопросы философии истории», вышедшей в 1883 г. в 2-х томах. Среди социологических работ можно отметить следующие: «Сущность исторического процесса и роль личности в истории» (1889), «Историко-философские и социологические этюды» (1895), «Старые и новые этюды об историческом материализме» (1896), «Введение в изучение социологии» (1897), «Историка. Теория исторического знания» (1913), «Историология. Теория исторического процесса» (1915), «Общие основы социологии» (1919) и ряд журнальных статей. Им было написано 80 книг и статей по философии, социологии и истории В. П. Култыгин, «История российской социологии».М., 1994.С. 45.

Кареев критиковал контовскую классификацию за то, что Конт неоправданно перешел от биологии к социологии, минуя психологию. Общество, по его мнению, это сложная система психических и практических взаимодействий личностей, «надорганическая среда». Эта среда делится Кареевым на культурные группы и социальную организацию. Культурные группы являются предметом индивидуальной психологии. Это настроения, представления, стремления людей. Отличие между группами зависит не от природных свойств людей, а от воздействия привычек, подражания, воспитания.

Одно из центральных мест в социологической концепции Кареева занимает проблема взаимоотношений личности и общества. Кареев выделяет два аспекта влияния личности на общество: один — личность в «прагматической истории», то есть в непрерывной цепи поступков людей; и второй — личность в культурной истории.

Социальный прогресс, по Карееву, как общее понятие включает пять более частных: — умственный прогресс — воспитание способностей к духовным интересам;

— нравственный прогресс;- политический прогресс — развитие свободы и улучшение государства;

— юридический прогресс — развитие равенства;

— экономический прогресс — развитие солидарности и кооперации.

Главная цель социального прогресса — формирование развитой и развивающейся личности. Формула такого прогресса складывается из трех составных элементов: общественного идеала (им является развитая личность при наличии индивидуальной свободы и общественной солидарности); способа достижения идеала; и, наконец, выражения закона самого прогресса. Способ заключается в преобразовании с помощью критической мысли культуры, быта, социальной организации — то есть «той надорганической среды, которая развивается неразумно, противореча часто и природе, и потребностям человека» Закон же прогресса состоит в самоосвобождении личности, в процессе которого личность подчиняет себе надорганическую среду Становление социологии в России. Электронный ресурс. Режим доступа: [http: //studopedia. net/4_15 309_stanovlenie-sotsiologii-v-rossii. html].

Одним из видных представителей психологического направления являлся Владимир Михайлович Бехтерев (1857 — 1927). Крупный ученый и организатор науки в различных областях: невропатологии, физиологии, психиатрии, психологии, социологии. Его незаурядный талант исследователя и организатора в полной мере проявился как до, так и после Октябрьской революции.

Главной своей научной задачей он считал создание учения о личности как основе воспитания и преодоления аномалий в ее поведении. Собственную основную научную концепцию он назвал рефлексологией, в ее рамках он выделял такие элементы как рефлексы, синдромы, симптомы. Понятия эти использовались им для диагностики различных состояний человека и, в частности, нервных заболеваний.

Бехтерев занимался также вопросами полового воспитания, исследованием гипнотического внушения.
Основные работы Бехтерева, в которых поднята социологическая проблематика:

" Сознание и его границы «(1888);

" Психика и жизнь «. 2е изд. (1904);

" Внушение и его роль в общественной жизни «. Зе изд. (1908);

" Психорефлексология «(1910);

" Рефлексология «(1918);

" Коллективная рефлексология «(1921);

" Общие основы рефлексологии человека «(1923);

" Мозг и деятельность «(1928) С. С. Новикова, «История развития социологии в России», Москва-Воронеж: 1996. С. 164.

Бехтерев отмечал, что «…не должно быть в социологии психологических доктрин, как доктрин субъективного характера, и социология, чтобы быть наукой строго объективной, должна опираться главным образом на две науки -- биологию и разрабатываемую мною рефлексологию, из которых последняя должна заменить собой психологию всюду, где дело идет о познании сторонней человеческой личности и, в частности, сторонних индивидов, входящих в состав коллектива» Бехтерев В. М. Избранные работы по социальной психологии. М. :Наука. 1994.С. 300.

Основу общественной жизни Бехтерев видел в «коллективных рефлексах», под которыми он подразумевал реакции коллективов людей, на различные стимулы-воздействия. Бехтерев и его сторонники сводили все, даже самые сложные формы человеческой деятельности, к простым актам рефлекторного поведения. В связи с этим им объяснялось развитие революций и других общественных движений. При этом Бехтерев считал, что социальная и духовная жизнь людей не зависит от экономических процессов.

Различие, существующее между коллективной рефлексологией и социологией, Бехтерев объяснял следующим образом: «Для социолога не существенно знать, как образуется, и какие изменения происходят в деятельности и реакциях коллектива по сравнению с реакциями и деятельностью отдельных индивидов. Он может, конечно, этим интересоваться, но это не его прямая задача, тогда как он естественно признает своей задачей выяснение взаимоотношений между социальными группами, как и самый факт установления социальных группы или коллективов. Таким образом, изучение способа возникновения коллективных групп и особенностей коллективной деятельности по сравнению с индивидуальной -- дело коллективной рефлексологии, тогда как выяснение количества коллективов, их особенностей и взаимоотношения между этими коллективами в среде того или другого народа есть дело социолога».

Бехтерев выделил 23 универсальных закона, действующих, по его мнению, как в неорганическом мире и в природе, так и в сфере социальных отношений. На основе физических законов он пытался объяснить такие сложные социальные процессы, как развитие и преемственность культурных традиций, образование социальных общностей, динамику общественных взглядов и настроений и т. д.

Таким образом, отечественная социология, развиваясь в едином русле с мировой социологической наукой, выдвинула немало самобытных ученых, которые продвинулись в решении проблем, продиктованных реальной общественной практикой России. С начала развития и по сей день появляются ученые, которые, выдвигая свои теории, продвигают науку вперед, открывают новые горизонты познания психологии, как части социологии.

3. Основные идеи работы П. Л. Лаврова «Исторические письма»

Работа П. Л. Лаврова `'Исторические письма''была опубликована в 1866—1869. С выходом в свет этой работы народничество обрело собственную теоретическую базу. Неудачи, постигшие народников, побудили Лаврова к изучению психологии масс, поиску средств психологического воздействия личностей на народ. В социологии П. Л. Лаврова ведущее положение заняла проблема социальной психологии — психологии «толпы». Изучая эту проблему, он преследовал две цели:

· во-первых, осуществить анализ психологических особенностей поведения индивида в группе и массе людей для выяснения психологического механизма воздействия индивида на массу;

· во-вторых, проанализировать роль социальной среды в формировании психологии массы и индивида.

В рамках данной работы автор исследует центральные для его научных интересов этого периода понятия «цельной личности», «прогресса», «цивилизации», «идеала», «государства».

Первым вопросом, который поставил перед собой высоко ставящий систематическое исследование Лавров, был вопрос о субъекте познания. Придя к выводу, что установление истинной перспективы исторических фактов, равно как и уяснение их смысла зависит от теоретического багажа и личности самого мыслителя, Лавров в социологическом исследовании предложил пользоваться так называемым субъективным методом, посредством которого в попытке установить законы общественного развития отрицался объективный материальный критерий Социологические концепции П. Л. Лаврова о роли личности в истории. Электронный ресурс. Режим доступа: [http: //www. 0zd. ru/sociologiya_i_obshhestvoznanie/istoriya_razvitiya_i_stanovleniya2. html].

Ведущей силой социального развития является личность, ее критическое сознание, осознанное стремление к изменению культуры; только критически мыслящие личности могут «переработать культуру мышлением», преодолеть неподвижные формы и традиции, вывести общество на путь цивилизации; лишь с возникновением критической личности начинается историческая жизнь общества. Исходя из такого взгляда на сущность исторического процесса, Лавров сформулировал свое понимание общественного прогресса — это «развитие личности в физическом, умственном и нравственном отношении; воплощение в общественных формах истины и справедливости» Лавров П. Л. Философия и социология. Т. 2 М. 1965 С. 54.

Лавров считал, что «развитие личности в физическом, умственном и нравственном отношении; воплощение в общественных формах истины и справедливости — вот краткая формула, обнимающая, как мне кажется, все, что можно считать прогрессом; и прибавлю, что я в этой формуле не считаю ничего мне лично принадлежащим, более или менее ясно и полно высказанная, она лежит в сознании всех мыслителей последних веков, а в наше время становится ходячею истиною, повторяемою даже теми, кто действует несогласно с нею и желает совершенно иного» Новикова Л. И. Очерк русской философии. 1996 С. 76. Далее, как истинный сторонник точного знания, он дает исчерпывающее и, одновременно, отличающееся простотой определение: «Развитие личности в физическом отношении лишь тогда возможно, когда она приобрела некоторый минимум гигиенических и материальных удобств, ниже которого вероятность страдания, болезней, постоянных забот далеко превосходит вероятность какого-либо развития, делает последнее долею лишь исключительных личностей, а все остальные обрекает на вырождение в ежеминутной борьбе за существование, без всякой надежды на улучшение своего положения» Лавров П. Л. Исторические письма. Электронный ресурс [: Режим доступа http: //az. lib. ru/l/lawrow_p_l/text_1869_istoricheskie_pisma. shtml. Развитие личности в нравственном отношении происходит лишь тогда, «когда общественная среда дозволяет и поощряет в личностях развитие самостоятельного убеждения; когда личности имеют возможность отстаивать свои различные убеждения и тем самым принуждены уважать свободу чужого убеждения; когда личность сознала, что ее достоинство лежит в ее убеждении и что уважение достоинства чужой личности есть уважение собственного достоинства»". Что же касается развития личности в умственном отношении, то таковое Лавров связывает с потребностью и способностью личности выработки в себе «критического взгляда на все, ей представляющееся, уверенность в неизменности законов, управляющих явлениями, и понимание, что справедливость в своих результатах тожественна с стремлением к личной пользе». И, наконец, «развитие личности в нравственном отношении лишь тогда вероятно, когда общественная среда дозволяет и поощряет в личностях развитие самостоятельного убеждения; когда личности имеют возможность отстаивать свои различные убеждения и тем самым принуждены уважать свободу чужого убеждения; когда личность сознала, что ее достоинство лежит в ее убеждении и что уважение достоинства чужой личности есть уважение собственного достоинства».

Уделяя огромное внимание разработке концепции личности, Лавров считал человека центром социального развития общества, рассматривал личность в «ее психологических данных». Именно этот подход придавал социологии П. Л. Лаврова психологическую направленность. Лавров стремился выяснить, от чего зависит поступок человека, понять глубинное содержание фактора социального прогресса. В свете этого он выделяет четыре побудительных причины деятельности личности: обычаи, аффекты, интересы и убеждения. При этом ведущими он считал интересы, в которых отражается два вида потребностей: основные и временные. Одни интересы порождают «экономический строй», другие — «политический». В своей совокупности они все направлены на солидарность Этико-социологическое направление в русской социологии. Электронный ресурс [: Режим доступа [http: //socialengec. ucoz. ru].

Критически мыслящие личности, поскольку они нравственны, образованны и не принуждены заботиться о хлебе насущном обязаны начинать действовать, далее обосновывает свою позицию Лавров. «Ни литература, ни искусство, ни наука не спасают от безнравственного индифферентизма. Они не заключают и не обусловливают сами по себе прогресса. Они накопляют для него силы. Но лишь тот литератор, художник или ученый служит прогрессу, который сделал все, что мог, для приложения сил, им приобретенных, к распространению и укреплению цивилизации своего времени; кто боролся со злом, воплощал свои художественные идеалы, научные истины, философские идеи, публицистические стремления в произведения, жившие полной жизнью его времени, и в действия, строго соответственные количеству его сил».

При этом, сколь бы мало таковых людей не было и сколь бы узкой не была сфера их деятельности, такие личности все равно сделаются «влиятельным двигателем прогресса». Прогресс никогда не совершается автоматически, сам собой, помимо усилий критически мыслящих личностей. Если усилия не предпринимаются, то устанавливается застой. И для того, чтобы застой не наступил или чтобы его преодолеть нужна «личная мысль» и «личная энергия».

По Лаврову, сущность истории состоит в переработке культуры, т. е. традиционных, склонных к застою общественных форм, в цивилизацию — сознательное историческое движение, осуществляемое «критической мыслью» Электронный ресурс: Режим доступа

[http: //www. 0zd. ru/sociologiya_i_obshhestvoznanie/istoriya_razvitiya_i_stanovleniya2. html].

В исследовании прогресса Лавров различал два аспекта: теоретический — рассмотрение целей и средств общественного развития и практический — установление реальных путей коренных социальных изменений. Будучи идеологом пропагандистского направления в народничестве, Лавров считал, что социальную революцию необходимо тщательно подготовить; важнейшим элементом этой подготовки должно быть создание партии критически мыслящих личностей и пропаганда социалистических идей в народе, ибо только с его помощью можно воплотить эти идеи в жизнь.

Главная категория его «Исторических писем» — личность, понимаемая, как носитель нравственного идеала, и как сила, способная изменить общественные формы бытия. Именно личность несет ответственность за исторический прогресс, который Лавров понимал двояко, как «развитие личности в физическом, умственном и нравственном отношении, воплощении в общественных формах истины и справедливости» Лавров П. Л. Философия и социология. Т. 2 М. 1965. С. 54.

Понятие цели и идеалов является одним из центральных в мировоззрении русского философа. Действия могут быть осознанными и неосознанными, которые Лавров называет поступками. В целесообразной деятельности личность воплощает свое желание, свои понятия в мир реального бытия. Она ставит себе цель, и эта внешняя реальная цель делается действительным побуждением личности, то есть субъективный мир личности должен реализоваться в действительность. Но человек определяет свою деятельность соответственно своему внутреннему миру, он испытывает воздействие внешней среды, которая определяет возможности этой деятельности. Поэтому постановка цели — всегда переход реального бытия в сознательную действительность, то есть в мир сознания человека. Цель, таким образом, выступает как единство субъективного и объективного. «В борьбе обществ и партий исследователю всего важнее опять-таки усиление или ослабление тех направлений мысли, которые для него как человека представляют лучшее или худшее, наиболее истинное или наиболее ложное. Охватывая в общем миросозерцании целый процесс истории в прошедшем и будущем, человек не может, по законам своей мысли, искать в истории ничего иного, кроме фазисов прогрессивного процесса своего нравственного идеала. Следовательно, пытаясь понять историю, внести в нее серьезный интерес мысли, человек неизбежно относит личности, события, идеи, общественные перевороты к мерке своего развития». Лавров в своей критике анархизма опирался на различное понимание роли государства и различное к нему отношение анархистов и марксистов, т. е. выделял самое важное и самое главное, что их разделяло. По мнению П. Л. Лаврова «слово „государство“ оказалось достаточно гибким, чтобы допускать весьма различные смыслы. Одни понимали его в смысле усиления правительства, другие в смысле его ограничения возможно широким участием общества в политических делах. Одни напирали на увеличение объема государства, на его внешнее влияние; другие ставили выше всего механическую связь его частей путем искусной администрации, единообразных законов, единообразных форм жизни на всей его территории; третьи доказывали, что лишь органическая связь живых и достаточно самостоятельных центров, соединенных общностью ясно сознанных интересов, составляет государство» Лавров П. Л. Философия и социология. Т. 2 М. 1965. С 193. Возникновение права, по Лаврову, предшествовало возникновению государства. Его появление было связано с возникновением, в результате разделения труда, торгового сословия, когда еще в недрах родового строя начинают записываться обычаи, а рядом с записанными обычаями появляются законы. За их нарушение устанавливаются наказания. Возникает система судопроизводства, система договоров и обязательств.

С возникновением государства право направляется целиком на охрану частной собственности и интересов господствующих классов.

Выражая в законах свою волю, господствующие классы, указывал Лавров, создают специальные органы, которые обеспечили бы осуществление этой воли и наказывали лиц ее нарушающих.

В то же время П. Л. Лавров считает, что «не враги опасны борющимся партиям: им всего опаснее неверующие, индифферентисты, которые находятся в их рядах, становятся под знаменем партий и провозглашают их девизы иногда громче, чем самые преданные предводители; им опасны люди, отвергающие критику этих девизов, пока есть еще время для критики, но именно тогда, когда минута наступила, когда надо действовать, принимающиеся за критику, колеблющиеся и готовые оставить битву, когда она началась» Лавров П. Л. Философия и социология. Т. 2 М. 1965. С. 236.

. Вышесказанное подтверждает главную мысль «Исторических писем» Лаврова — личность должна развивать в себе общественные интересы, она должна направлять свою деятельность в общественные формы. Индивидуализм по мнению Лаврова может быть оправдан, когда он становится осуществлением общего блага. Революционное дело требует не подчинение общественного элемента личностному и не поглощение личности обществом, а слияние общественных и частных интересов.

Таким образом, подводя итог сказанному, отметим, что социалистические убеждения Лаврова, очень глубоко и сильно жившие в нем, подсказывались, конечно, моральным сознанием, но Лавров непременно хотел рационально обосновать свой социализм. Не следует забывать, что Лавров испытал сильное влияние Маркса, что он сам подчеркивал. П. Л. Лавров составляет примечательное явление среди сотен и тысяч социологов. Можно спорить с его пониманием социологии, можно находить его не вполне удачным, можно не соглашаться с рядом его теорем, но одно следует признать — это стройность и целостность его социологической концепции. В социологической концепции Лаврова подлинными историческими деятелями оказываются «развитые, критически мыслящие личности», прогрессивные и революционно настроенные представители образованного слоя общества. Эти личности определяют критерии прогресса, цели и идеалы общественного развития. Такой подход приводит к признанию решающей роли субъективного начала в истории. В своей работе «Исторические письма» основную психологическую задачу социологии Лавров видел в исследовании личности во всех ее проявлениях (биологических, психологических, социальных) и на этом основании — в установлении факторов, способствующих формированию ее социального облика и идеала. Все это он обозначал термином «борьба за индивидуальность».

Всесторонний научный анализ проблем личности привел Лаврова П. Л. к психологическому обоснованию социологии.

Заключение

В центре внимания психологической социологии стояли проблемы общественного сознания, его природы, структуры и функций. Детально обсуждались важнейшие процессы и психологические механизмы группового, межличностного взаимодействия, такие, как психическое заражение, внушение, подражание, а также социальное содержание самой человеческой личности. Важнейшим положительным результатом было рождение социальной психологии как самостоятельной дисциплины.

В России же, несмотря на значительные результаты социологического анализа большого комплекса социальных проблем, субъективной социологии имели место недооценка закономерностей общественного развития и тесно связанное с ней признание некоего социального идеального общества, являющегося результатом его конструирования личностью.

Психологическое направление было шагом вперед как в логико-методологическом плане, связанном с пониманием и исследованием феномена «социальная реальность», так и в построении теоретической концепции общественного развития. Представители психологического направления видели в усложнении форм общественной жизни результат развития сознательного начала, «направленной эволюции», то есть разумного управления социальными процессами. Высшая, собственно человеческая сту? ень эволюции характеризовалась не действием «слепых сил природы», а проявлением идеальной цели. Более того, будущее человечества связывается с? ереходом к «коллективному телезису», носителем которого выступает государство, обес? ечивающее сознательную коо? ерацию индивидов. В недрах этой школы зарождались многие идеи эмпирической социологии, методы и техника проведения социологических исследований. Без этого, как известно, немыслимо существование современной социологии. Особое место среди социологов, чьи идеи, работы внесли значительный вклад в формирование этого научного направления в социологии, принадлежит П. П. Лаврову. Психологическая социология привлекла большое внимание к исследованию таких проблем как общественное мнение, с? ецифика коллективной (социальной) психологии, ее связь с индивидуальной психологией, соотношение рационального и эмоционального моментов в общественной жизни, формирование социального самосознания индивида и группы и ряд других.

Список использованных источников

Монографии, учебные пособия

1. Алисова Л. Н, Голенкова З. Т. Политическая социология. Политическая социология как наука. Предмет политической социологии, М., 1996.

2. Андреева Г. М. Социальная психология. М.: Аспект Пресс, 2001.

3. Бехтерев В. М. Избранные работы по социальной психологии. М.: Наука, 1994.

4. Воронцов А. В. История социологии 19 начала 20 века: Учебник, ч. 1, — М: 2005.

5. Гофман А. Б. Семь лекций по истории социологии: учеб. пособие [Текст] Москва: КДУ, 2005.

6. Гофман А. Б. Семь лекций по истории социологии: Учебное пособие для вузов. — 5-е изд. — М.: Книжный дом «Университет», 2001.

7. Громов И. А. Западная теоретическая социология — М.: Издательство «Ольга», 1996.

8. Зборовский Г. Е. История социологии. М.: Гардарики, 2004.

9. Иванов Д. В. Социология: теория и история, — Сп-б: 2006.

10. Габдуллина К., Раисов Е. Социология. Издательство «Алматы», 2005.

11. Под ред. проф. В. И. Добренькова. История социологии. 2004.

12. Лавров П. Л. Философия и социология. Т. 2 М. 1965.

13. Новикова С. С., «История развития социологии в России», Москва-Воронеж: 1996

14. Психологизм как тенденция в истории социологии и его проявления в России// Развитие социологии в России. Диссертации по гуманитарным наука/ под ред. Кукушкиной Е. И., М., 2004.

Электронный ресурс

15. Научная библиотека «Возникновение и предпосылки психологического течения в социологии» Электронный ресурс: Режим доступа http: //www. f-mx. ru/index. html

16. Социология и антропология «Психологическое направление в российской социологии. Творчество Е. В. де Роберти» Электронный ресурс?: Режим доступа http: //soci-all. narod. ru/

17. Становление социологии в России. Электронный ресурс. Режим доступа: [http: //studopedia. net/4_15 309_stanovlenie-sotsiologii-v-rossii. html]

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой