Нравственные проблемы и гуманистический пафос сказки А. Погорельского "Черная курица или подземные жители"

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. ЛИЧНОСТЬ И ПИСАТЕЛЬСКОЕ КРЕДО АНТОНИЯ ПОГОРЕЛЬСКОГО

2. «ЧЁРНАЯ КУРИЦА ИЛИ ПОДЗЕМНЫЕ ЖИТЕЛИ» АНТОНИЯ ПОГОРЕЛЬСКОГО — ОБРАЗЕЦ ВЫСОКОНРАВСТВЕННОЙ ПРОЗЫ ДЛЯ ДЕТЕЙ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ЛИТЕРАТУРА

ВВЕДЕНИЕ

Волшебная повесть А. Погорельского «Черная курица или подземные жители», созданная более 150 лет назад, продолжает волновать юных читателей. Секрет ее очарования и в важности темы, и в художественном мастерстве писателя, и в глубоком понимании особенностей детского возраста, в тонком педагогическом чутье автора. Нравственные проблемы и гуманистический пафос сказки придают ей не только необыкновенную прелесть и привлекательность для детского чтения, но и делают актуальной в любом историческом периоде.

Объект исследования: сказка А. Погорельского «Черная курица или подземные жители».

Предмет исследования: нравственные проблемы и гуманистический пафос сказки А. Погорельского «Черная курица или подземные жители».

Цель исследования: определить значение сказки А. Погорельского «Черная курица или подземные жители» в нравственно-эстетическом воспитании ребенка.

На пути к поставленной цели решались следующие задачи: определить особенности личности и писательского кредо А. Погорельского; проанализировать сказку А. Погорельского «Черная курица или подземные жители» как образец высоконравственной прозы для детей.

Методы исследования: эмпирические, эвристические, обработки данных.

Работа базировалась на творчестве А. Погорельского, а также работах литературоведов и критиков: Ф. И. Сетина, Е. Е. Зубаревой, И. Н. Арзамасцевой, С. А Николаевой и других.

Основная гипотеза о том, что нравственные проблемы и гуманистический пафос сказки А. Погорельского «Черная курица или подземные жители» актуальны для воспитания подрастающего поколения и в XXI веке, нашла свое подтверждение в ходе исследования.

1. ЛИЧНОСТЬ И ПИСАТЕЛЬСКОЕ КРЕДО АНТОНИЯ ПОГОРЕЛЬСКОГО

Антоний Погорельский (настоящее его имя Алексей Алексеевич Перовский) был побочным сыном знатного вельможи, графа А. К. Разумовского, предки которого были вознесены на вершину придворной иерархии императрицей Елизаветой Петровной. Детские годы будущего писателя прошли в одном из многочисленных имений отца, в подмосковном Перове, откуда и пошла его фамилия. Получив блестящее образование, которое дало ему возможность за 2 года и 2 месяца окончить Московский университет и получить ученую степень доктора философии и словесных наук, около пяти лет служил в Петербурге и Москве, в том числе и в Министерстве просвещения, которое возглавлял его отец.

Широко образованный молодой доктор наук, обаятельный и остроумный, одаренный талантом, лишенный карьеризма, с детских лет пробовавший писать, Погорельский быстро входит в литературные круги обеих столиц. Он дружит с поэтами П. Вяземским и В. Жуковским, живое участие принимает в прогрессивном для того времени «Вольном обществе любителей российской словесности», членами которого одновременно с ним были будущие декабристы К. Рылеев, А. Бестужев, В. Кюхельбекер, Ф. Глинка и многие передовые люди А. Погорельский (1787−1836) // Сетин Ф. И. История русской детской литературы. Конец X — первая половина XIX века / Ф. И. Сетин — М.: Просвещение, 1990. — С. 204..

Не прельстившись карьерой высшего чиновника, в 1812 г. добровольно вступает в действующую армию, совершает рейды по тылам противника в составе партизанских отрядов, руководимых поэтом Денисом Давыдовым, участвует в крупнейших битвах за границей, а по окончании Отечественной войны два года живет в Саксонии, где сближается с известным немецким писателем Э. Т. А. Гофманом. Выйдя в отставку, по желанию отца поступает на гражданскую службу, а после его смерти, в 1822 г., оставляет ее и живет в имении Погорельцы на Украине, откуда и взял псевдоним — Погорельский.

Не более пяти лет занимался Погорельский активным литературным творчеством; его первая повесть — «Лафертовская маковница» — была опубликована в 1825 г. Через три года, вместе с тремя другими повестями, она вошла в книгу «Двойник, или Мои вечера в Малороссии», которая во многом предвосхитила и подготовила почву для украинских повестей Гоголя.

Творческий путь А. Погорельского завершен романом «Монастырка», который стал первым значительным произведением русской литературы, посвященным жизни провинциального дворянства. Роман этот был издан в 1830 г. и многие десятилетия был в числе наиболее читаемых книг.

Романом зачитывались современницы автора, особенно юные. А первым произведением восхищался Пушкин, ему очень понравился такой персонаж, как кот Мурлыкин.

«Душа моя, что за прелесть бабушкин кот! -- писал Пушкин брату 27 марта 1825 года. — Я перечел повесть два раза и одним духом, теперь просто брежу… Мурлыкиным. Выступаю плавно, зажмуривая глаза, повертывая голову и выгибая спину». Между тем Мурлыкин у Погорельского — вовсе не вальяжный черный кот, а титулярный советник Аристарх Фалалеич Мурлыкин, принимающий кошачий облик. В таком виде он участвует в волхованиях лафертовской маковницы, которая давно свела короткое знакомство с нечистым Прогрессивные писатели в детской литературе первой половины XIX века. А Погорельский // Детская литература. — Изд. 2-е, перераб. и доп. / Под ред. Е. Е. Зубаревой. — М.: Просвещение, 1985. — С. 95..

Уже в этом произведении Погорельского явно видны те черты писательского почерка, которые позже столь ярко проявились в «Черной курице», ставшей классическим детским чтением. Живые, рельефные характеры «Лафертовской маковницы», проза жизни, в которой автор открывал значительные поэтические ценности, — все вызывало интерес и внимание к повести со стороны критики и читающей публики. Кот и колдунья выступают в обличье реальных персонажей, почти совсем лишены ореола таинственности, напротив — наделены юмористическими чертами.

Для русской литературы того времени романтическая фантастика «Лафертовской маковницы» являла собой новый способ художественного мышления. У Погорельского он тесно связан с обращением к подлинным человечным началам, с утверждением гуманного идеала бескорыстного и самоотверженного чувства. Думается, такой взгляд на мир и человеческие отношения в нем исходит из биографии, жизненного опыта писателя.

С именем Антония Погорельского часто сочетается эпитет «первый». Он — автор первой в русской литературе фантастической повести, одного из первых семейных романов, первой повести-сказки для детей «Черная курица, или Подземные жители». Сказка увидела свет в 1828 году и принесла автору долгую славу выдающегося детского писателя, хотя и была его единственным творением для маленьких читателей.

Две страсти овладели сердцем и умом Антония Погорельского, стали смыслом его жизни — литературное творчество и племянник, сын сестры, воспитание которого в полугодовалом возрасте взял в свои руки. Обладая ярким литературным талантом и превосходными педагогическими способностями, Погорельский тактично прививал своему воспитаннику высокие нравственные качества, тонкий эстетический вкус. Важную роль при этом отводил художественной литературе. С этой целью он сочинял и рассказывал ему сказки и забавные истории. И только одну из них — «Черную курицу» — записал, а в 1829 г. издал отдельной книгой. Вполне допустимо, что в его архиве были и другие сочиненные им для Алеши произведения, но архив этот был уничтожен управляющим имением. Алеша стал известным русским поэтом и драматургом — это был Алексей Константинович Толстой Проза в детском чтении. Антоний Погорельский // Арзамасцева, И. Н. Детская литература: учебник / И. Н. Арзамасцева, С. А Николаева. 3-е изд., перераб. и доп.- М.: Изд. центр «ACADEMIA», 2005. — С. 147..

Умер Погорельский в 1836 г. в Варшаве, где оказался по пути за границу.

Таким образом, творческий путь А. Погорельского был коротким, но очень значительным для развития русской и мировой литературы.

2. «ЧЁРНАЯ КУРИЦА ИЛИ ПОДЗЕМНЫЕ ЖИТЕЛИ» АНТОНИЯ ПОГОРЕЛЬСКОГО — ОБРАЗЕЦ ВЫСОКОНРАВСТВЕННОЙ ПРОЗЫ ДЛЯ ДЕТЕЙ

В истории русской и всей мировой детской литературы немного можно найти произведений, которые всеми своими сторонами: темой, композицией, воспитательной направленностью, пониманием природы детей, стилем, языком и другими особенностями — были бы в такой же степени детскими, так всесторонне воплотили бы в себе особенности этой литературы, как волшебная повесть А. Погорельского «Черная курица или подземные жители». В ней как в фокусе сконцентрированы те особенности искусства для детей, над претворением которых бьется не одно поколение детских писателей многих стран.

Доброта и скромность, беспредельная честность и смелость, прилежание и трудолюбие, верность слову и преданность дружбе, благодарность и презрение к эгоизму, славе, самонадеянности и к ложным ценностям, какой является жажда первенства над равными, ответственность человека за свои поступки перед собой, перед окружающими, умение критически смотреть на себя, постоянно работать над собой, бороться со своими недостатками и пороками, которые «обыкновенно входят в дверь, а выходят в щелочку», — одним словом, весь комплекс нравственных качеств, без которых немыслима подлинная человеческая личность, составляет идейную сущность повести. И все эти сложные, весьма отвлеченные для ребенка понятия глубоко запрятаны в живой ткани произведения, вполне доступны маленькому читателю, так как они входят в его голову через сердце, вместе с чувствами и сопереживанием Сапожков, С. «Гений, парадоксов друг…» // Погорельский, А. Волшебные повести. Лафертовская маковница. Черная курица или подземные жители/ А. Погорельский. — М.: Дет. лит., 1992. — С. 121..

Решению главной своей задачи писатель подчинил все компоненты произведения. События в повести происходят в пансионе. Чтобы глубже раскрыть внутренний мир Алеши, писатель сначала оставляет его одного во время каникул. Мы видим круг его представлений и желаний, его характер. Пространство и время, в котором находится герой, заполняется конкретными деталями, характерными для петербургской жизни конца XVIII века. Затем мы видим Алешу в период занятий, в общении со сверстниками, свидетелем и участником волшебных превращений, что еще глубже раскрывает его развивающийся характер.

Погорельский хорошо чувствует и глубоко понимает своего героя. Одновременно он внимательно следит за читателем, тонко и умело направляет его, внушая ему необходимые мысли и чувства, превращая сложные понятия в легкоусвояемые.

В развитии событий, в ходе изложения, в поступках героев соблюдается строгая логика, верность правде жизни и чувство меры. В центре внимания автора находится главный герой. Все остальные — учитель, его жена, директор училища, товарищи по пансиону — показаны в той мере, насколько это необходимо для более полного раскрытия образа Алеши.

На все события автор смотрит глазами ребенка, но в то же время рассказывает о них как взрослый, нередко прибегая к приему несобственной прямой речи. Каждый шаг главного героя и поступки остальных мотивированы, подготовлены предшествующими событиями. В сюжете, в развитии событий нет резких скачков. Автор осторожно ведет читателя по намеченному пути.

Сюжет повествования, композиция построены в расчете на маленького читателя. Об этом свидетельствует, например, довольно большая экспозиция, занимающая почти пятую часть повести. В ней довольно полно сообщены необходимые сведения, чтобы упредить возможные вопросы читателя и подготовить его к восприятию произведения. Читатель узнает, где и когда происходят события, кто такой Алеша, каковы его внешний вид, костюм, привычки и характер.

Одиночество во время каникул вынудило его читать рыцарские романы и через них смотреть на мир. Этому способствует то, что двор, куда он изредка выходит гулять, отгорожен высоким забором. Для более глубокого раскрытия его характера очень кстати оказались дырки в заборе, через которые он надеется увидеть волшебника и рыцарей. В повествовании чувствуются интонации живой речи, следы непосредственного общения с ребенком.

Чувства и характер мальчика реальны, даны в движении. Ему сначала было скучно в пансионе, но скоро стал привыкать, «и бывали минуты, когда, играя с товарищами, он думал, что в пансионе гораздо веселее, нежели в родительском доме».

Наряду с чтением, вполне мотивирована и вторая его привязанность — короткое знакомство с курочками, особенно с Чернушкой. Алеша отличается зоркой наблюдательностью. Он все замечает. Читатель видит Петербург конца XVIII века, костюмы, прически, букли, тупей и длинную косу учителя, целую «оранжерею разных цветов» на голове его жены и старый изношенный салоп, накинутый на ее плечи. Мы видим и одежду Алеши: красную бекешу на беличьем меху и зеленую бархатную шапочку с соболиным околышком.

Многообразны авторские приемы описаний. Так, образ директора училища рисуется через восприятие Алеши и дается в двух планах: возвышенно-романтические представления мальчика о нем сменяются обыденно-простыми и реальными. Вместо ретивого коня, на котором, по представлению Алеши, должен был он прибыть, мальчик видит самые обычные извозчичьи сани. Вместо блестящих рыцарских лат и шлема пернатого Алеша на нем видит серый фрак, его лысую голову с пучком волос.

Естественным продолжением земных картин являются картины в сказочном подземном царстве, напоминающие те же земные.

Придворный церемониал в подземном царстве так же торжествен и сложен, как и на земле, но деформирован в угоду ребенку, чтобы придать всему фантастический и сказочный характер. Здесь стена тронного зала сделана из такого же мрамора, какой Алеша видел в минералогическом кабинете, имеющемся в пансионе. Но зато палки с набалдашниками в виде лошадиных голов отлично скачут, как только сядешь на них. Дорожки в саду усеяны драгоценными камнями, но Алеша и не думал собирать их, чтобы разбогатеть, а только пожелал, чтобы и на земле их было бы так же много Погорельский, А. Волшебные повести. Лафертовская маковница. Черная курица или подземные жители / А. Погорельский. — М.: Дет. лит., 1992. — С. 37..

Автор последователен во всем. В зверинце волшебного подземного царства могли быть только такие животные, которые на самом деле живут в земле и под полом: крысы, кроты, хорьки. Автор избегает отвлеченной информации, а все дает через конкретные детали и факты. Описав сцену охоты, для вящей убедительности он сообщил о ее результатах: было убито восемь крыс, три убежали, одну ранили.

Развитие характера Алеши показано очень убедительно. Перерождение его из скромного, умного и миленького, хорошо учившегося мальчика, каким мы его видим в начале повести, в самонадеянного ленивца и гордеца и обратное возвращение в прежнее состояние вполне естественно и убедительно. Все события и детали не выходят за пределы детского понимания. Этому же подчиняется и стиль, в котором чувствуются интонации устной речи и детского языка. Так, превосходная степень действия или состояния обозначается автором со свойственной детям привычкой несколько раз повторять одно и то же слово: «сделалось так светло, так светло, как будто днем».

Писатель с большой деликатностью касается детской души, боясь ранить ее неосторожным прикосновением. В повести нет грубых, устрашающих сцен, способных напугать ребенка. Так же мягко и деликатно поступает с Алешей и Чернушка. Она настойчиво спрашивает мальчика, не боится ли тот идти за ней, но ни разу не говорит, чтобы он не боялся, дабы не задеть этим мальчишеское самолюбие.

«Черная курица» создана в эпоху, переломную для истории русской литературы, когда романтизм достигал зенита, вытеснив остатки сентиментализма, а за ним быстро шагал уже нарождающийся реализм, но в детской литературе еще продолжал существовать и сентиментализм.

Погорельский вошел в историю русской литературы как зачинатель романтизма в прозе. Еще более значительную роль сыграл он в истории детской литературы. «Черная курица» — произведение романтическое. Чернушка, подземные жители и события, связанные с ними, — все это аксессуары романтизма. Во многом романтичен и характер Алеши с его мечтами о рыцарях и волшебниках. В то же время в его образе, в чувствительности и слезах есть нечто от сентиментализма.

События в романтическом произведении происходят, как правило, в выдуманных странах. Его герои — носители преувеличенных, неземных страстей. В характере героя, в конкретно-исторической обстановке петербургского быта и городского пейзажа конца XVIII века много реального. Поэтому повесть эта, романтическая в своей основе, имеет некоторый налет сентиментализма и явные черты зарождающегося реализма.

Главная заслуга Погорельского перед русской детской литературой в том, что он, как никто до него, понимал природу детей, умел ненавязчиво, тактично воздействовать на юных читателей без дидактики и нравоучений. Всей системой образов и художественных приемов писатель сумел создать удивительно цельное, в полном смысле детское произведение, которое и в настоящее время входит в золотой фонд детской библиотеки А. Погорельский (1787−1836) // Сетин Ф. И. История русской детской литературы. Конец X — первая половина XIX века Указ. изд. С. 205..

Очевидно, именно потому, что сначала это был живой рассказ маленькому слушателю, столь легка словесная ткань повести, так мягки в ней интонации, ясны мысли и подробны описания. Видно, автор стремился передать мальчику впечатления собственного детства, свои воспоминания о петербургском пансионе, откуда он бежал, повредив при этом ногу, отчего всю жизнь прихрамывал. В «Черной курице…» просматриваются и следы немецкой романтической литературы, н частности преданий о гномах. Но главным в повести остается внимание к формированию характера ребенка, к психологическим особенностям детского возраста, постепенное приобщение ребенка к восприятию фактов и рассуждений на отвлеченные темы.

Здесь Погорельский проявил себя как писатель реалистического направления. Герой повести мальчик Алеша — психологически убедительный, живой образ ребенка. Переживания маленького человека, живущего в пансионе, тоскующего по родителям, его фантазии, взаимоотношения с учителями, любовь к животным — все это отражено в повести, воссоздано с талантом истинно детского писателя, мастерство которого проявилось и в органическом слиянии фантастического и реального.

Описание жизни Алеши в пансионе ничуть не грешит против законов реального мира. Дни учения проходили для него «скоро и приятно». Но вот когда наступала суббота и все его товарищи спешили домой, к родным, тогда мальчик, оставаясь в опустевших комнатах, начинал горько чувствовать свое одиночество. И единственным его утешением были книги, которые учитель-немец позволял ему брать из своей библиотеки. А в то время в немецкой литературе царила мода на рыцарские романы и волшебные, полные мистики повести. Подобных произведений Алеша проглотил немало, поэтому и таинственный мир, в который он попал, построен по образцам таких повествований.

Ведь любой увлекающийся чтением и наделенный богатым воображением ребенок, оставаясь надолго в своем одиночестве, начинает мечтать, представлять себя персонажем различных почерпнутых из книг историй, фантазировать. И у Алеши «юное воображение бродило по рыцарским замкам, по страшным развалинам или по темным дремучим лесам». Даже гуляя солнечным днем во дворе, он все ожидал встречи с волшебницей, которая сквозь дырочку в ограде передаст ему игрушку или письмецо от родных Погорельский, А. Волшебные повести. Лафертовская маковница. Черная курица или подземные Указ. изд. С. 77..

Немудрено, что реальная черная курочка, к которой Алеша так привязан, что за ее спасение отдал бабушкин подарок — золотую монету, во сне мальчика превращается в волшебное существо — министра подземного царства. Такое слияние волшебного и реального планов вполне соответствует эмоциональному состоянию ребенка, когда он погружен в мечты и не очень отличает вымысел от действительности. Повесть предназначена читателю, для которого мечтать, фантазировать- то же, что дышать.

Погорельскому одному из первых в русской литературе удалось подчинить педагогическую задачу художественному вымыслу. К нему вполне можно применить определение Н. И. Новикова — воспитание ребенка «приятным для него способом». На примере Алеши он убедительно показывал, что хорошо, а что плохо. Плохо лениться, заноситься перед товарищами, быть легкомысленным и болтливым (ведь из-за этого в подземном царстве и произошло несчастье). И хорошие черты тоже четко определены в поступках Алеши. Автор показывает и самоценность детского возраста, богатство душевного мира ребенка, его самостоятельность в определении добра и зла, направленность творческих способностей. Впервые после «Рыцаря нашего времени» Н. М. Карамзина героем произведения стал ребенок Проза в детском чтении. Антоний Погорельский // Арзамасцева, И. Н. Детская литература: Указ. изд. С. 148..

Образ Алеши открывает целую галерею образов детей — в автобиографических повестях С. Т. Аксакова, Л. Н. Толстого, Н.М. Гарина-Михайловского, в XX веке — А. Н. Толстого, М. Горького и многих других писателей. Со времени опубликования «Черной курицы…» одной из ведущих идей русской литературы стала главная мысль Погорельского: ребенок легко переходит из мира мечты и наивных фантазий в мир сложных чувств и ответственности за свои дела и поступки.

Закрепилась в детской литературе после этой повести и возможность существования двух планов повествования: детского и взрослого. У Погорельского это проявляется в манере рассказа, очень близкого к живому разговору воспитателя с ребенком. Речь повествователя рассудительна, сочувственна, с оттенками мягкого юмора и сентиментальности, уместной в воспоминаниях взрослого о своем детстве. Мир взрослого раскрывается в его рассуждениях с философским и психологическим подтекстом, в исторических отступлениях (например, в рассказе о том, каким раньше был Санкт-Петербург) и, наконец, в стремлении донести до слушателя-читателя аромат ушедшей эпохи: «Алешу позвали наверх, надели на него рубашку с круглым воротником и батистовыми манжетами с мелкими складками, белые шаровары и широкий шелковый голубой кушак, — описывает Погорельский детскую одежду XVIIIвека. — Длинные русые волосы, висевшие у него почти до пояса, переложили наперед по обе стороны груди, — так наряжали тогда детей, — потом научили, каким образом он должен шаркнуть ногой, когда войдет в контору директор, и что должен отвечать, если будут сделаны ему какие-нибудь вопросы».

Еще одна важная заслуга Погорельского: своей повестью «Черная курица, или Подземные жители» он фактически положил начало формированию языка отечественной детской прозы. Его произведение написано тем же языком, какой постоянно звучал в культурных семьях того времени, — без трудных для детей книжных и устаревших слов. «Вдруг вышли они в залу, освещенную тремя большими хрустальными люстрами. Зала была без окошек, а по обеим сторонам висели на стенах рыцари в блестящих латах, с большими перьями на шлемах, с копьями и щитами в руках. Чернушка шла вперед на цыпочках, и Алеше велела следовать за собой тихонько, тихонько…» Погорельский, А. Волшебные повести. Указ. изд. С. 78. В последней фразе явно чувствуется подражание рассказу ребенка, и таких фраз в повести немало: писатель сознательно обращается к детской интонации.

Художественные достоинства и педагогическая направленность повести Погорельского сделали ее выдающимся произведением литературы XIX века. Она открывает собой историю русской художественной детской прозы, историю автобиографической прозы о детстве.

Впервые в детской литературе появился настоящий, живой образ мальчика, который вызывает симпатии ребенка-читателя и пробуждает сопереживание. Этот образ помог сделать сложную проблематику повести доступной детскому восприятию. Вместе с девятилетним Алешей, героем повести, читатель совершает увлекательное путешествие к подземным жителям; вместе с ним заблуждается, совершает ошибки, вместе с ним задумывается над серьезным вопросом, в чем настоящая красота и ценность человека.

Погорельский показывает, как легко вторгается сказка в жизнь мечтательного Алеши: «Вдруг сердце у Алеши еще сильнее забилось: ему послышался голос любимой его Чернушки, она кудахтала самым отчаянным образом, и ему показалось, что она кричит:

погорельский сказка педагогический нравственность

Кудах, кудах, кудуху!

Алеша, спаси Чернуху!.. «

Алеша — добрый, смелый и впечатлительный мальчик. В то же он любит пошалить. Автор сумел художественно передать особенности детского мышления и речи. Вот как передает он внутренний монолог Алеши: «Об исправлении самого себя он хотя и не забыл, но думал, что не может быть так трудно, как говорила Чернушка. «Будто не от меня зависит исправиться! -- мыслил он,-- стоит только захотеть, и все опять меня любить будут» Погорельский, А. Волшебные повести. Указ. изд. С. 80..

Действие развертывается динамично и захватывающе. Повествование часто развивается у Погорельского как реалистическое, полное бытовых подробностей: «В тот день учитель и жена его в больших были хлопотах. Они давали обед директору училища, и еще накануне, с утра до позднего вечера, везде в доме мыли полы, вытирали пыль и вощили красного дерева столы и комоды». А порою это романтически-таинственный рассказ о волшебных превращениях: «Чернушка подняла хохол, распустила крылья… Вдруг сделалась большая-большая, выше рыцарей, и начала с ними сражаться». Или вдруг слышится живой, эмоциональный диалог: «Если ты меня не боишься, — продолжала курица, — так поди за мною. Одевайся скорее». — «Какая ты. Чернушка, смешная! — сказал Алеша.- Как мне можно одеться в темноте? Я платья своего теперь не сыщу, я и тебя насилу вижу!» Погорельский, А. Волшебные повести. Указ. изд. С. 81.

Таким образом, сюжет «Черной курицы» развивается, как мы уже заметили, в гармоничном соединении реального и фантастического планов повествования. Погорельский не дает готовых педагогических рецептов своему читателю. Он заставляет задуматься о лени, тщеславии, неумении хранить чужую тайну, о невольном предательстве, которое оборачивается непоправимой бедой для многих людей.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

С именем Антония Погорельского часто сочетается эпитет «первый». Он — автор первой в русской литературе фантастической повести, одного из первых семейных романов, первой повести-сказки для детей «Черная курица, или Подземные жители». Сказка увидела свет в 1828 году и принесла автору долгую славу выдающегося детского писателя, хотя и была его единственным творением для маленьких читателей.

В истории русской и всей мировой детской литературы немного можно найти произведений, которые всеми своими сторонами: темой, композицией, воспитательной направленностью, пониманием природы детей, стилем, языком и другими особенностями — были бы в такой же степени детскими, так всесторонне воплотили бы в себе особенности этой литературы, как волшебная повесть А. Погорельского.

Главная заслуга Погорельского перед русской детской литературой в том, что он, как никто до него, понимал природу детей, умел ненавязчиво, тактично воздействовать на юных читателей без дидактики и нравоучений. Всей системой образов и художественных приемов писатель сумел создать удивительно цельное, в полном смысле детское произведение, которое и в настоящее время входит в золотой фонд детской библиотеки.

Художественные достоинства и педагогическая направленность повести Погорельского сделали ее выдающимся произведением литературы XIX века. Она открывает собой историю русской художественной детской прозы, историю автобиографической прозы о детстве.

Таким образом, нравственные проблемы и гуманистический пафос сказки А. Погорельского «Черная курица или подземное царство» делают ее выдающимся произведением детской литературы, способным оказать самое яркое впечатление на неокрепшую душу ребенка.

ЛИТЕРАТУРА

1. А. Погорельский (1787−1836) // Сетин Ф. И. История русской детской литературы. Конец X — первая половина XIX века / Ф. И. Сетин — М.: Просвещение, 1990. — С. 204−208.

2. Погорельский, А. Волшебные повести. Лафертовская маковница. Черная курица или подземные жители / А. Погорельский. — М.: Дет. лит., 1992. — 127 с.

3. Прогрессивные писатели в детской литературе первой половины XIX века. А Погорельский // Детская литература. — Изд. 2-е, перераб. и доп. / Под ред. Е. Е. Зубаревой. — М.: Просвещение, 1985. — С. 95−96.

4. Проза в детском чтении. Антоний Погорельский // Арзамасцева, И. Н. Детская литература: учебник / И. Н. Арзамасцева, С. А Николаева. 3-е изд., перераб. и доп.- М.: Изд. центр «ACADEMIA», 2005. — С. 147−151.

5. Сапожков, С. «Гений, парадоксов друг…» // Погорельский, А. Волшебные повести. Лафертовская маковница. Черная курица или подземные жители/ А. Погорельский. — М.: Дет. лит., 1992. — С. 121−126.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой