Психологическое содержание мужского ассоциативного поведения

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОДЕРЖАНИЕ

психологическое лингвистическое мужское ассоциативное поведение

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИССЛЕДОВАНИЮ АССОЦИАЦИЙ В ПСИХОЛОГИИ

1.1 Психологическая характеристика мужчин и женщин

1.2 Психологические особенности вербального поведения мужчин

1.3 Понятие «ассоциация» в психологии. Вербальные ассоциации. Ассоциативный эксперимент

ГЛАВА II. ОРГАНИЗАЦИЯ, МЕТОДЫ, МЕТОДИКИ И РЕЗУЛЬТАТЫ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО СОДЕРЖАНИЯ МУЖСКОГО АССОЦИАТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования. Появление теории языковой личности, развитие антропоцентрической парадигмы в лингвистике подготовили интерес к гендерным особенностям коммуникаций, к поиску сходств и различий в коммуникативном поведении мужчин и женщин.

За последние годы появилось немало работ, посвященных различиям мужского и женского вербального и невербального поведения, устной и письменной речи мужчин и женщин, гендерной проблематике литературы, рекламы, СМИ. Большой интерес представляют собой гендерные исследования, вызванные активным феминистским движением в Европе и США.

В отечественной гендерной лингвистике большой вклад внесла лаборатория гендерных исследований Московского лингвистического университета. Исследования А. В. Кирилиной, Е. И. Горошко, В. А. Земской, М. В. Китайгородской, Н. Н. Розановой проводились на материале разных языков и позволили получить ценные данные об особенностях коммуникативного поведения мужчин и женщин.

Данное исследование проводится в русле исследований гендерной лингвистики и психолингвистики. Исследования А. В. Кирилиной, Е. И. Горошко по изучению вербального поведения — вербальных ассоциаций проводилось с представителями двух языков — русского и украинского. Планируемое исследование вербального поведения (вербальных ассоциаций) проводится в условиях полилингвизма Дагестана, то есть с носителями разных языков Дагестана, что и определяет актуальность исследования.

Объектом исследования являются вербальные ассоциации студенческой молодежи Дагестана (мужчин).

Предметом исследования является психологическое содержание мужских вербальных ассоциаций.

Цель исследования — выявить психологическое содержание мужских вербальных ассоциаций в сфере основных жизненных ценностей.

Гипотеза исследования сводится к предположению о том, что психологическое содержание мужского ассоциативного поведения имеет свои специфические особенности, продиктованные не столько половыми характеристиками, а особенностями гендерлекта.

Предмет, цель и гипотеза исследования определили конкретные задачи исследования:

— провести теоретический анализ исследований, посвященных психологическим характеристикам мужчин;

— провести теоретический анализ исследований, посвященных изучению психологических и лингвистических особенностей мужской и женской речи;

— провести исследование мужского ассоциативного поведения с использованием свободного ассоциативного теста;

— выявить специфические особенности мужского ассоциативного поведения.

Теоретической основой исследования послужили работы отечественных авторов по гендерной проблематике: А. В. Кирилиной, Е. И. Горошко, М. В. Томской, В. В. Потапова, И. И. Халеевой и зарубежных ученых (О. Есперсена, Л. Хиршман, Н. Конклин, Р. Лейкофф).

Методы и методики исследования: В исследовании применялась продуктивная методика — свободный ассоциативный тест, а также метод беседы с испытуемыми, метод включенного наблюдения.

Эмпирическая база исследования: В экспериментальном исследовании принимали участие 30 студентов 3 курса математического факультета ДГПУ.

Структура работы: исследование состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы. Общий объем работы 51 с.

ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИССЛЕДОВАНИЮ АССОЦИАЦИЙ В ПСИХОЛОГИИ

1.1 Психологическая характеристика мужчин и женщин

Современная социально-психологическая наука различает понятия «пол» и «гендер». Традиционно первое из них используется для обозначения тех анатомо-физиологических особенностей людей, на основе которых человеческие существа определяются как мужчины и женщины.

Понятие «гендер» означает совокупность социальных и культурных норм, которые общество предлагает выполнять людям в зависимости от их биологического пола. Не биологический пол, а социокультурные нормы определяют, в конечном счете, психологические качества, модели поведения, виды деятельности, профессии женщин и мужчин. Гендер создается (конструируется) обществом как социальная модель женщин и мужчин, определяющая их положение и роль в обществе и его институтах (семье, политической структуре, экономике, культуре и образовании).

Понятие «гендер» обозначает и сложный социокультурный процесс формирования (конструирования) обществом различий в мужских и женских ролях, поведении, ментальных и эмоциональных характеристиках, и сам результат — социальный конструкт гендера.

Теория социального конструирования гендера основана на двух постулатах: 1) гендер конструируется (строится) посредством социализации, разделения труда, системой гендерных ролей, семьей, средствами массовой информации; 2) гендер конструируется и самими индивидами — на уровне их сознания (т. е. гендерной идентификации) принятием заданных обществом норм и ролей и подстраиванием под них (в одежде, внешности, манере поведения и т. д.)

Мужественность и женственность — это великолепное различие мужчины и женщины, и нет нужды искусственно стирать естественные различия. Человечность — вот то общее, то главное, что их объединяет. Голландский социолог Г. Коол заметил, что достоинства мужчины и женщины дополняют друг друга в разных сферах: женская эмоциональность и мужская рациональность; мужская изменчивость характера и женская устойчивость; преобладающая частая ориентация на себя женщин и на внешний мир — мужчин [18, 20].

Женщина обладает меньшей, чем мужчина, физической силой, но она более жизнеспособна, жизнестойка, имеет более высокую сопротивляемость к неблагоприятным внешним воздействиям, меньше болеет, а потому в среднем на 8−10 лет дольше живет. Женщина дает жизнь потомству и растит его, и ей надо быть более жизнестойкой. У женщины инстинкт материнства более развитой, чем инстинкт отцовства у мужчин. Уже маленькая девочка предпочитает играть в куклы, иметь игрушечную посуду, рисовать и шить платья для кукол; мальчики предпочитают кубики, машины, самолетики. Из девочек получаются хорошие няни, они любят возиться с малышами, помогать по дому. Склонности девочек всегда более устойчивы.

Психологи провели исследования умственных способностей мальчиков и девочек. Оказалось, что у мальчиков более развиты математические способности, а у девочек — эстетические и языковые способности. Девочки раньше мальчиков начинают различать цвета и оттенки, прочнее овладевают навыками трудовых действий, учатся более ровно. Мальчики и мужчины быстрее развивают свою моторику в одной области — в силе и точности действий; девочки, женщины — в тонкости и соразмерности движений, координации действий.

Исследователи отмечают различия в восприимчивости и чувствительности внешнего мира. Исследование под руководством А. А. Бодалева детей дошкольного возраста показали, что у 60% мальчиков преобладают индустриальные рисунки, а у девочек они же встречаются в 6 случаях из 100. В рисунках девочек преобладают бытовые сюжеты: сцены из жизни своей семьи, красивые девочки в нарядных платьях, цветы, лес, море, зверюшки, одежда [1, 11, 17,19].

В городах России специалисты проанализировали сотни дневников и тысячи самохарактеристик учащихся. Было отмечено, что у девочек самооценка субъективная, делается упор на испытываемые чувства, переживания, мечты и конфликты; у мальчиков же самохарактеристики более объективные, их дневники касаются деятельности, реальных событий и явлений. Эти особенности сохраняются в юношеском, а потом и в зрелом возрасте.

Специалист по психологии юношеского и зрелого возраста М. Д. Дворяшина отмечает, что «все основные свойства интеллекта у разных полов являются сходными и доминирующими на протяжении студенческого и зрелого возраста, но наблюдается большое разнообразие познавательных интересов у мужчин и постепенное уменьшение их у женщин [21, с. 51].

У девушек с 20−21 года духовный кругозор увеличивается, но всегда остается заметно меньшим, чем у юношей; скорость концентрации внимания у юношей выше, особенно в критических ситуациях. Однако, главные свойства ума (сообразительность, способность к абстракции, понятливость) являются равноценными.

Объем кратковременной памяти у девушек выше, нередко это связано с тем, что у них больше и словарный запас. Логичность практического мышления также выше у девушек, но у юношей заметнее творческий характер мышления (после 19 лет), лучше наблюдательность и точность наблюдения. У юношей богаче и пространственней представления. В целом, у мужчин более гармоничные соотношения разных сторон интеллекта, особенно после 19 лет 12, 22, 23, 31].

У девушек более высокие показатели развития внимания: избирательность, объем, переключаемость. Так, в исследовании Н. Н. Лилы обнаружены половые различия в развитии свойств вниманий: устойчивость, объем и переключение внимания у девочек 1−3 классов развиваются лучше, чем у мальчиков-сверстников [20].

Как отмечают исследователи, существенные различия между мужчиной и женщиной в восприятии окружающего мира объясняются тем, что мужчина познает мир главным образом с помощью зрения, у женщин же большая часть впечатлений связана с речью. Женщине в большей степени, чем мужчине свойственно внутреннее чутье, интуиция.

Своеобразие мышления и восприятия окружающего мира порождает и своеобразие деятельности. Главная особенность мужчины — это высочайшая активность в окружающем мире и действенность, развитое воображение и динамический ум. В. Г. Белинский верно заметил, что женщины думают сердцем, а мужчина и любит умом [21].

Миллионы лет эволюции разум мужчины специализировался на внешних явлениях. Мужчина всегда был разведчиком, путешественником, искателем, борцом с природной стихией, воином, защитником. Женщина уступает мужчине в способности к пространственной ориентации (приблизительно 90% женщин имеют весьма ограниченную способность к ориентации). Способность к пространственной ориентации означает умение сложить в уме картину, отражающую форму вещей, их размеры, координаты, движение и географию. Сюда же относится способность вращать в воображении предмет в пространстве, видеть его в трехмерной перспективе и мысленно прокладывать маршрут на местности, где много препятствий.

Как подчеркивают Аллан и Барбара Пиз в своей книге «Как заставить мужчину слушать, а женщину молчать», разница в пространственной ориентации у мальчиков и девочек уже к четырем годам поразительная. Эта разница была установлена профессором психологии Университета штата Айова Камиллой Бенбоу, которая провела сканирование мозга более миллиона девочек и мальчиков при исследовании способностей к пространственной ориентации [26, с. 138−139]. Было установлено, что девочки отлично видели в двух измерениях, а мальчика — в трех. В трехмерных видеотестах мальчики по способностям к ориентации превосходили девочек в пропорции 4: 1, и девочки с наивысшим уровнем способностей были хуже мальчиков с самым низким уровнем. У мужчин за эту функцию отвечает специальная область мозга, занимающая, по меньшей мере, четыре места во фронтальной части правого полушария. Женщины же не имеют особой области, ответственной за пространственную ориентацию и обычно плохо справляются с соответствующими задачами. У мужчин наличие особой области, сложившейся в процессе эволюции, когда они занимались охотой, позволяет выбирать профессии, связанные с пространственной ориентацией, и заниматься теми видами спорта, где она требуется. Кроме того, наличие этой области мозга у мужчин дает им возможность решать многие проблемы.

Чувство места у женщин слабое, так как у них исторически не возникло необходимости преследовать добычу и затем искать путь домой. Вот почему женщинам так трудно разобраться в карте. В настоящее время мужчины используют свою врожденную способность для того, чтобы играть в гольф, в компьютерные игры, в футбол, дартс (метание стрелок в мишень) и заниматься любым видом спорта, связанным с преследованием и поражением цели.

Хорошая ориентация в пространстве позволяет мужчинам разворачивать карту в уме, точно определяя направление, в котором надо двигаться. Мужчина легко запоминает географическую информацию и вторично в карте не нуждается. Исследования показывают, что мозг мужчины может измерить скорость и расстояние, определяя, где надо сменить направление. В настоящее время в игровых салонах можно увидеть много подростков, оттачивающих свои способности к пространственной ориентации.

С тех пор как Э. Маккоби и К. Жаклин впервые опубликовали свою книгу «Психология половых различий» (1978), не утихают споры вокруг половых различий в математических способностях. Исследования охватили грандиозное количество испытуемых — более 309 тысяч. Некоторые ученые одновременно изучали и речевые способности, и было установлено явное превосходство девочек. Тем не менее, результаты по развитию речи не оспаривались так, как результаты по математическим способностям.

Многие результаты свидетельствуют об отсутствии половых различия. Это касается, в основном, вычислительных способностей, а также невербального IQ. Превосходство девочек наблюдается в заданиях на нумерацию и вычисление. Но, начиная с 12 лет и вплоть до 21 года (более поздних исследований не велось), проявляется превосходство мальчиков и мужчин в разнообразных параметрах (рассуждениях, вычислительных способностях, математических достижениях).

Были проведены исследования причин такого различия. В 1978 году было обнаружено, что недостаток математической подготовки, характерной для девушек, поступающих в колледж, приводил к появлению у них специфической боязни математики и к тому, что девушки не выбирали в качестве профилирующих дисциплин математические. Еще более острыми споры стали после того, как в 1980 году Камилла Бенбоу и Джулиан Стэнли доказали, что половые различия в математических знаниях есть просто следствие способа подготовки и влияния ближайшего окружения (родителей, которые не советуют девушкам заниматься математикой) [26, с. 193].

Интересные данные получены по агрессивности, тревожности и заботливости. Среди всех обнаруженных половых личностных различий различия по агрессивности относятся к наиболее устойчивым начиная с детского возраста. Некоторые исследователи даже считают, что мужской пол выжил благодаря большей агрессивности. Часто привлекаются данные об агрессивном поведении животных (различия между полами обнаружены и здесь). У животных самцы более агрессивны, чем самки, что позволяет им успешно защищать самок, детенышей и стадо в целом.

В ряде зарубежных обзоров обобщены результаты многочисленных исследований по агрессии [4, с. 230]. Была установлена большая агрессивность мальчиков и мужчин по сравнению с девочками и женщинами как одно из наиболее устойчивых гендерных различий. Однако, как правило, здесь имеется в виду такой яркий вид агрессии как открытая физическая агрессия, причем гендерные различия не уменьшаются, а увеличиваются с возрастом испытуемых [4, с. 231].

Т. В. Бендас рассматривает разнообразные факторы, которые имеют значение для проявления агрессии (пол объекта, боязнь возмездия, провоцированная агрессия, социальное подкрепление, гендерные нормы поведения). Гендерные нормы поведения различны: со стороны женщины физическая агрессия воспринимается как проявление неумения владеть собой и несоблюдение общепринятых норм поведения, а со стороны мужчины — как способ повысить свою самооценку и усилить позицию в группе.

У женщин агрессия проявляется в несколько ином виде, так как прямое проявление агрессии может угрожать сохранению хороших взаимоотношений с окружающими, что традиционно считается более важным для них. Женщины прибегают к скрытой вербально агрессии в виде клеветы, злословия, раскрытия чужих секретов, остракизма, стремления вызвать у другого человека чувства вины.

При проверке гормональной гипотезы получены данные, которые указывают на связь высокого уровня тестостерона (мужского полового гормона) с повышенной агрессивностью [4, с. 233]. Это значит, что маскулинные мужчины будут одновременно и самыми агрессивными. И, напротив, неагрессивные мужчины недостаточно маскулинны.

Социальным фактором, способствующим большей агрессивности мужчин, считаются гендерные стереотипы. Таким образом, в целом различия мужчин и женщин по агрессивности обусловливаются совокупностью как биологических, так и социальных причин.

По данным Т. В. Бендас (опрос учителей и самих испытуемых), девочки более робки и тревожны. Женщины обладают большей общей, а мужчины — социальной тревожностью.

Комплексная характеристика заботливости включает три главные составляющие: забота о потомстве, альтруизм и эмпатию. По этой характеристике обнаружено значительное превосходство женщин.

Исследования эмоциональности взрослых демонстрируют преимущества женщин. О большей эмоциональности женщин свидетельствуют следующие эмпирические факты:

1. Большая тревожность женщин по сравнению с мужчинами;

2. Для девочек и женщин связь эмоций с межличностными отношениями является более значимой, чем для мальчиков и мужчин;

3. Женщины чувствительнее мужчин к тем негативным жизненным событиям, которые переживают их друзья и близкие;

4. Женщины более подвержены депрессиям;

5. Женщины чаще говорят о своих негативных эмоциях, таких как печаль и страх;

6. Положительные эмоции женщины переживают более ярко;

7. Девочки и женщины не стесняются демонстрировать свои эмоциональные реакции;

8. Женщины лучше декодируют невербальные эмоциональные сигналы других;

Мужчины менее эмоциональны:

1. Мальчики и мужчины не стремятся показывать свои эмоции, особенно негативные;

2. Они эмоционально сдержанны даже с друзьями своего пола;

3. Они подвергаются более жесткой, чем женщины, регламентации со стороны общества по поводу демонстрации эмоциональных переживаний [4, с. 196].

Кроме того, можно говорить о гендерной специфике эмоциональной сферы: мужчины более эмоциональны в выражениях гнева, агрессии, а женщины — в выражении страха и печали. Способность декодировать сигналы также имеет свою специфику: каждый пол лучше распознает «свои» эмоции.

Большой интерес представляют гендерные особенности Я-концепции. Из обобщения экспериментальных исследований отечественных и зарубежных ученых И. С. Кон делает вывод, что мужской Я-образ содержит преимущественно информацию о значимости Я в трудовых, деловых, спортивных и сексуальных сферах. Молодые женщины в Я-образе отражают преимущественно то, насколько они внешне привлекательны. Молодые мужчины склонны переоценивать свои качества, будь то положение в группе или личные способности. С точки зрения И. С. Кона, завышенные самооценки помогают мужчинам соответствовать стереотипам маскулинности [17].

Т. В. Андреева изучала особенности самооценки интересов и активности мужчин и женщин по специальности архитектура. Исследование выявило, что у мужчин Я-концепция характеризуется большей направленностью на самоактуализацию в творчестве, а Я-образ моделирует и осознает себя преимущественно в сферах «работа», «любовь», «познание», с некоторым игнорированием Я-образа, связанного с семейными ролями [30, c. 449].

Психологические различия между мужчинами и женщинами подчеркивает Н. Н. Ободов [24]. Выяснилось, что существуют различия между полами по отношению к похвале и вознаграждению: мужчины более независимы в самооценке от мнения окружающих, в то время как женщины, даже если работа сделана хорошо, все равно нуждается в том, чтобы ее работа была отмечена окружающими людьми.

Исследователи отмечают, что Я-концепция мужчины более социализирована, а женщины — более индивидуализирована. Психологическая защита мужчин более прямолинейна в своей рациональности или иррациональности (например, алкоголизация).

Интересные данные получены американскими психологами относительно внешнего облика и половой самоидентичности. Результаты исследований свидетельствуют о том, что стереотипу мужественности соответствует мезоморфный тип (стройный, сильный, мускулистый индивид, для которого характерны высокий жизненный тонус, любовь к приключениям и риску), а стереотипу женственности — эктоморфный (высокий, худой, хрупкий индивид, характерными чертами которого являются замкнутость, сдержанность, бережливость, умеренность, пассивность) [1, с. 451].

При исследовании основных половых различий в способностях и личностных чертах ученые ставят вопрос о происхождении этих различий. Приводятся примеры влияния наследственных, биологических различий между полами, социальных стереотипов, половых ролей и других культурных воздействий [1, с. 604−652].

Так, А. Анастази, обсуждая влияние биологических различий, подчеркивает те разные роли, которые выполняются мужчинами и женщинами в репродуктивной деятельности. Эти роли могут приводить к некоторым другим половым расхождениям в эмоциональном развитии, интеллектуальном функционировании и достижениях.

Прямым источником половых различий в психологических чертах, как утверждает Beach F.A., является влияние половых гормонов на поведение [1, c. 605]. Обширные данные свидетельствуют о том, что наличие мужских и женских половых гормонов влияет на определенные аспекты поведения, как, например, агрессивность. Считалось, что гормоны оказывают влияние на тело, но не на мозг. Теперь стало известно, что гормоны программируют нам мозг еще до рождения, определяя манеру нашего мышления и поведения.

Тестостероны у юношей в 15−20 раз больше, чем у девушек. В момент полового созревания количество тестостерона в организме подростка стремительно нарастает, в результате чего в строении тела складывается соотношение жира и протеина соответственно 15% и 45%. В этот период мальчики преуспевают в спорте, поскольку их тела гормонально сконструированы для эффективного дыхания с оптимальным распределением кислорода через красные кровяные клетки, сто позволяет бегать, прыгать и бороться наиболее эффективно. Стероиды — это мужские гормоны, вызывающие увеличение мышечной массы. Мужские гормоны регулируются мозгом [, с. 213−214].

Женские гормоны оказывают на девочек совершенно другое действие. Они не регулируются мозгом как у мальчиков, но поступают волнами с 28-дневной периодичностью и могут вызвать ураган чувств из-за попеременного подъема и падения эмоций, которыми эти волны сопровождаются. Эстроген — женский гормон, которые вызывает у женщин ощущение удовлетворенности и благополучия. Прогестерон — гормон родительского инстинкта, инстинкта нянчить, и он способствует успешному выполнению женщиной функции ухода за младенцем [, с. 216].

Половые различия описаны почти для каждой физической переменной, включая строение тела, анатомические особенности, физиологическое функционирование и биохимический состав.

Наблюдения свидетельствуют о том, что средний вес мальчиков при рождении бывает приблизительно на 5% больше, чем девочек, а к 20 годам эта разница увеличивается до 20%. Относительно мышечной силы также наблюдается устойчивое расхождение в пользу мужчин в любом возрасте. Объем легких у мальчиков на 7% выше, чем у девочек. Это различие легких особенно важно, так как жизненный объем легких является существенным фактором непрерывной выработки энергии.

Как подчеркивает А. Анастази, «все эти физические различий могут играть важную роль в половых различиях в игровой активности, интересах и достижениях в различных сферах работы… Большая сила и подвижность мальчиков повышают вероятность их манипулирования механическими предметами, и поэтому косвенным образом содействуют развитию более четких механических понятий. Агрессивности и доминированию в социальных отношениях могут также изначально способствовать большие размеры тела, сила и выносливость [1, с. 607].

К другому важному половому различию А. Анастази относит акселерацию. Девочки не только раньше достигают физической зрелости, но и на протяжении всего детства быстрее продвигаются к своему взрослому статусу.

Другое большое половое различие относится к жизнеспособности и связанным с полом дефектам. В любом возрасте женщины проявляют больше жизнеспособности, чем мужчины. Исследования свидетельствуют о том, что на каждой стадии внутриутробного развития процент мужской смертности больше, чем женской. На протяжении всей жизни представители мужского пола во многих биологических отношениях проявляют большую уязвимость. Они больше восприимчивы к инфекциям и чаще страдаеют физическими недостатками [1, с. 609].

В обсуждении половых различий много внимания уделяется гомеостазу (стабильность функций организма). Выявлено, что гомеостатические механизмы, стремящиеся к поддержанию организма в нормальном состоянии, работают у мужчины в более узких пределах. Девочки демонстрируют большую физиологическую неустойчивость, большую реактивность к стрессовым ситуациям, однако наряду с этим и их более быстрое восстановление.

Большой интерес представляют данные, касающиеся различий вербальных функций. Женское превосходство в вербальных функциях отмечается с младенчества до зрелого возраста. Наблюдения свидетельствуют о том, что девочки в среднем начинают говорить раньше мальчиков, а девочки дошкольного возраста пользуются большим словарным запасом. Девочки в более раннем возрасте достигают зрелости в произнесении звуков. Их артикуляционные способности в первом классе школы приблизительно те же, что у мальчиков во втором классе, т. е. изначально девочки демонстрируют преимущество в овладении всеми языковыми фазами. На протяжении периода начальной и средней школы девочки удерживают превосходство во многих аспектах вербального функционирования: скорость чтения, выполнение таких тестов, как нахождение противоположности, аналогии, завершение предложений, завершение рассказов. Отмечается сравнительно больший успех девочек в беглости речи и заданиях на овладение техникой языка, чем в тестах на лексический запас, понимание речи и вербальное мышление.

Обнаружены заметные личностные различия между взрослыми мужчинами и женщинами. Во многих эмоциональных и социальных характеристиках эта дифференциация ощутима с раннего возраста. В чтении, кинофильмах мальчики предпочитают приключения, путешествия и исследования; среди девочек наиболее популярны любовные истории и романы о детях и семейной жизни.

В юношеском возрасте профессиональный выбор позволяет предположить у мальчиков стремление к работе, открывающей возможности получения власти, выгоды и независимости, в то время как девочки ценят работу, дающую интересный опыт.

Значительные половые различия обнаружены в исследовании ценностей. По данным, которые приводит А. Анастази, женщины в своих ответах на первое место ставят эстетические, социальные и религиозные ценности. Мужчины предпочитают теоретические, экономические и политические ценности, что указывает на интерес в абстрактном знании и понимании, потребности в практическом успехе и стремлении к престижу и власти над другими.

Большую социальную ориентацию женщин исследователи связывают с их более ранним языковым развитием. Быстрое овладение речью дает девочкам преимущество в общении с другими детьми и взрослыми и, как следствие, способствует деятельности социального характера. Большая озабоченность девочек вопросами внешности и манер является косвенным проявлением интереса к мнению о себе окружающих.

Половые различия обнаружены также в мотивации достижения. Мужчины обладают более сильной потребностью к достижению и продвижению, чем женщина.

Таким образом, как культурные, так и биологические факторы вносят свой вклад в развитие половых различий в способностях и личностных чертах. Влияние биологических факторов может быть сравнительно прямым, как, например, при воздействии мужских половых гормонов на агрессивность поведения. Оно может быть также косвенным, как в социальном и образовательном эффектах акселерации развития девочек. Широкое варьирование половых ролей диктуется влиянием культуры. Вариации половых ролей обнаружены в разных культурах в разные периоды исторического развития.

Основной вывод, который мы можем сделать по проведенному теоретическому обзору исследований половых различий, сводится к подтверждению мысли о том, что мы не можем говорить о неполноценности и превосходстве, а лишь о специфических различиях в способностях или личности между полами.

1.2 Психологические особенности вербального поведения мужчин

Противопоставление людей по полу пронизывает все сферы человеческого знания и культуры. Практически каждая культура обладает некоторым набором средств, позволяющих отметить и определить как мужчину, так и женщину. Так, мальчика воспитывают одним образом, а девочку — совершенно по-другому, от мужчины и от женщины ожидаются различные типы социального поведения.

Половая дихотомия является одним из сложнейших объектов для исследования в психологии и биологии, медицине и криминалистике. За последние годы появились работу, создавшие базу для построения теоретической модели мужского и женского вербального поведения (Л. Хиршман, Лэкоф, Е. Бакушева, Т. Б. Крючкова, А. М. Холод, А. Н. Мартынюк, М, Ашер и другие). Одним из первых ученых, обративших внимание на тот факт, что речь мужчины отличается от речи женщины, был Э. Сепир, изучавший язык коасати на острове Ява. Он выделил формы слов в этом языке, которые использовались преимущественно мужчинами, и те формы, которые употреблялись женщинами.

В 1922 году О. Есперсен в своей книге «Язык: его суть, происхождение и развитие» посвятил главу описанию различий между женским и мужским речевым поведением. Анализ большого количества примеров мужской и женской речи свидетельствует о том, что в примитивных культурах язык женщин жестко ограничен всевозможными запретами [1, 9, 10, 27].

Наибольший интерес к половой дифференциации в языке стал проявляться с середины 70-х годов, когда стало изучаться влияние «человеческого фактора» в речевой деятельности. Стало очевидно, что изучение языковых явлений в их коммуникативном динамическом аспекте невозможно без учета психофизиологических и социально-стратификационных особенностей личности (пола, возраста, уровня образования и т. д.). Изучались все уровни языка, начиная с фонетики и заканчивая особенностей дискурсивной речи в целом [2, 4, 5, 6, 14]

Наибольшее количества исследований посвящено различиям в организации мужского и женского словарного состава, начиная с работы О. Есперсена, который отметил, что по своему объему мужской словарь относительно шире, чем женский: женщина пользуется как бы ядром словаря (устоявшимся слоем лексики), в то время как мужчина употребляет больше неологизмов, профессионализмов. Было замечено также, что мужская логика не была замкнута на его внутреннем мире, в то время как женская лексика описывала их непосредственное окружение, их личные чувства и эмоции.

Как подчеркивает Е. И. Горошко, «различия как в объеме словаря, так и в его качественном составе, обусловленные половым диморфизмом, уходят своими корнями в глубокое прошлое» [10, с. 7].

В области морфологии, семантики и синтаксиса также выявлены определенные различия. Женщины чаще используют оценочные прилагательные, а мужчины если и используют их, то те, которые определяют количественные и параметрические отношения.

Т.Б. Крючкова экспериментально изучала особенности мужской и женской письменной речи и выявила, что мужчины употребляют больше существительных, а женщины — больше местоимений и частиц (не, ни). Полученные Крючковой Т. Б. данные подтверждались в исследовании А. М. Холод [10, с. 10]. Выявилось, что в среднем мужчины употребляли существительные чаще, чем женщины. Было также установлено, что мужчины предпочитают абстрактные существительные, а женщины — конкретные.

Наиболее сильно различия между мужской и женской речью проявляются в использовании модальных средств в языке (на примере английского языка). Было замечено, что женщина использует модальные глаголы в прошедшем времени: «Might it be the case that???» [15, с. 11]. В английском языке мужчина предпочитает «can», а женщины — «may».

Отто Есперсен заметил, что женщина и мужчина образуют свои предложения по-разному. В речи мужчин придаточные предложения находятся чаще внутри основных. Е. И. Горошко предполагает, что «это происходит в силу того, что у мужчин перед высказыванием происходит этап анализа, классификации, категоризации, что и проявляется в схеме синтаксической структуры, приводимой О. Есперсеном (рваный синтаксис) [10, с. 12].

Там, где мужчина употребляет императив, женщина любит задавать вопросы. На примере английского языка исследователи отмечают, что женщины больше, чем мужчины, стремятся к вежливости и корректности в речевом поведении.

В использовании обращений также получены интересные различия: «мужские» обращения более разнообразны, в них часто присутствуют какие-либо определенные физические характеристики человека, к которому обращаются (Blondie, chestie).

Интересные данные были получены при исследовании особенностей «мужского» и «женского» дискурса. Так, при ведении диалога для мужчин было характерно:

1. Интерпретировать речь собеседника и сообщаемую ему информацию.

2. Чаще перебивать собеседника, в особенности, если собеседник — женщина.

3. Чаще дискутировать и оспаривать мнение собеседника, игнорировать его комментарии.

4. Стараться доминировать в беседе.

5. Выражать свои намерения прямо, без обиняков, не используя при этом корректные и чересчур вежливые формы слов.

6. Реплики в диалоге носят менее личностный характер.

7. Мужчины склонны чаще начинать беседу, количество реплик мужчины в диалоге, как правило, больше, и по продолжительности они длиннее.

8. Чаще выбирать тему беседы.

9. Мужчины больше склонны рассматривать вопросы как источник информации, а не как средство для продолжения разговора.

10. Стараться всегда в разговоре разрешить возникшие проблемы и дать советы по этому поводу [10, с. 18].

Темы разговоров, предлагаемые мужчинами, касаются профессиональной деятельности, т. е. в мужской речи обнаруживается более сильное влияние фактора «профессия». Это проявляется в тенденции широкого употребления при непринужденном общении профессиональных терминов. Особенно это касается лиц, занимающихся актерским мастерством: певцов, танцоров, актеров, режиссеров, художников, которые очень любят говорить о своем творчестве. Увлекаясь темой, мужчина переключается тяжелее.

Типично для мужской речи намеренное, часто шутливое огрубление речи. Особенно это характерно для тех ситуаций, где обычно проявляются нежные чувства (в разговорах о семье, о любви, о детях), т. е. мужчины под смехом стараются скрыть свою сентиментальность и искренние чувства [2, 14].

К психолингвистическим навыкам мужской письменной речи относятся: использование армейского и тюремного жаргона, наличие множества абстрактных существительных, широкое употребление пространственно-ориентированной лексики, вводных слов, чаще имеющих характер констатации или утверждения (конечно, очевидно, несомненно), употребление слов с наименьшей эмоциональной индексацией при передаче состояния, чувства оценки предмета или явления, при выражении отношения к чему-либо или к кому-либо, сочетания официально и эмоционально маркированной лексики при обращении к родным и близким людям, использование газетно-публицистических клише, употребление нецензурных слов, преобладание конструкций, обозначающих действия и процессы, преобладание глаголов активного залога и переходных. Именно в исследовании Е. И. Горошко была предпринята первая попытка построить модель мужского и женского вербального поведения из области судебного автороведения [10, с. 34−35].

В заключение приведенного анализа особенностей вербального поведения мужчин приведем в качестве примера таблицу, в которой отражаются признаки, определяемые компетентностью, закрепленной за полами.

Таблица 1. Признаки мужской и женской речи

Название признака

Проявление признака

Мужская речь

Женская речь

Тематика

Спорт, активный отдых, профессиональная деятельность, автомобили

Домашнее хозяйство, красота и здоровье, воспитание и образование

Эмоциональность

Низкий уровень, большая ориентированность на рациональные доводы

Высокий уровень, частое использование восклицаний, междометий

Терминологичность

Высокая точность высказываний, использование точных данных, конкретных цифр и характеристик

Избегание точных сведений, технических характеристик, ориентация на общее впечатление

Построение текста

Одна содержательная линия, стремление строго придерживаться выбранной тематики

Богатое ассоциативное поле, частое переключение между темами

1.3 Понятие «ассоциация» в психологии. Вербальные ассоциации. Ассоциативный эксперимент

Термин «ассоциация» был предложен Джоном Локком. Явление ассоциации описано еще Платоном и Аристотелем. Под «ассоциацией» понимается «возникающая в опыте индивида закономерная связь между двумя содержаниями сознания (ощущениями, представлениями, мыслями, чувствами), которая выражается в том, что появление в сознании одного из содержаний влечет за собой появление другого». [3, с. 42]

В ассоциативной психологии (ассоциатизм — общее название для целого ряда концепций и школ, которые считали ассоциацию главным механизмом функционирования сознания и психики) выделены типы ассоциаций, различающиеся путями их образования. Так, Д. Юм, Дж. Ст. Милль выделяли ассоциации по сходству (голубое — синее), по контрасту (черное — белое), по смежности в пространстве и во времени (случайный испуг ребенка в темной комнате вызывает затем страх темноты). Д. Юм выделяет причинно-следственные ассоциации: яркая вспышка света — болевое ощущение.

Другие ассоциатисты сводили все ассоциации к ассоциациям по смежности, так как отрицали активность субъекта в процессе образования ассоциаций. А. Т. Брауном были описаны факторы, способствующие возникновению ассоциаций: сила впечатлений, объединяющихся в ассоциацию, их новизна, способности, и/или патологические особенности индивида. А. Бэк выделяет «творческие ассоциации», образование которых объясняется «спонтанной активностью ума», а не сочетанием полученных в ответе предложений [10].

Механизмы возникновения ассоциаций долгое время оставались спорными: одни авторы считали ассоциации «тенью» мозговых процессов, сочетающихся по определенным физиологическим законам, а другие объясняли возникновение ассоциаций законами сознания самого по себе.

Школа И. П. Павлова объясняла ассоциации по смежности во времени и пространстве образованием условных рефлексов, а ассоциации по сходству — их генерализацией.

И.П. Павлов считал, что основой всех видов ассоциаций являются временные нервные связи, и что ассоциации легко затормаживаются и угасают, если нет соответствующей биологической и социальной опоры условно-рефлекторной связи.

В лингвистике интерес к ассоциациям по сравнению с философией и психологией проявился намного позже. Впервые об ассоциациях в языке заговорил В. Гумбольдт. Он подчеркивал, что взаимопонимание между людьми возникает благодаря тому, что «…у каждого вспыхивают в сознании соответствующие, но не тождественные символы». [10, с. 166]

Основоположник структурализма Ф. де Соссюр придавал большое значение исследованию отношений, существующих в языке. Он выделил два типа отношений: синтагматические (состоящие в основном из двух единиц и имеющие протяженность) и ассоциативные (количество членов которых и последовательность их появления в памяти нельзя предсказать). [10, с. 155]

Представитель Казанской лингвистической школы Н. В. Хрущевский в работе «Очерки науки о языке» исследовал проблему слова и описывал овладение словарным составом языка через ассоциативные связи данного слова. [10, с. 186] Выделяя ассоциации по сходству и сложности, он различал парадигматическую и синтагматическую организацию лексики, причем синтагматическая считалась им традиционной, более консервативной.

Изучение ассоциаций имеет очень давнюю научную традицию. В течение многих веков они были объектом изучения философов, психологов, лингвистов. Было выявлено, что существует много видов ассоциаций, которые отражают процессы, происходящие в глубинных слоях человеческой психики.

Сами ассоциации волновали ученых в разных аспектах: философов волновали ассоциации идей, психологам был интересен практический подход к использованию ассоциаций в психодиагностике и психиатрии, лингвисты полагали, что в ассоциациях отражаются существенные черты значения слов.

Лингвистами было высказано предположение о том, что изучение многообразия ассоциаций и их связей позволяет делать выводы о соотношении субъективной реальности, т. е. смысла, связанного со словом в сознании человека и «объективного конструкта» картины мира в его сознании. Ученые подчеркивают процессуальный характер ассоциаций, возникающих в мозгу человека как субъективной реакции на раздражитель.

Человеческие ассоциации глубоко индивидуальны, субъективны, специфичны, они представляют собой достояние носителя языка. «Воспринимаемое слово (стимул, раздражитель) порождает в нашем сознании поистине безграничную систему связей и отношений, отражающих образы предметов, явления, понятий, действий и слов, наше эмоциональное состояние в данный момент, а также все то, что отложилось в житейском опыте индивида…» [10, c. 12]

Как подчеркивает Е. И. Горошко, «ассоциация — стык нашего сознательного с нашим бессознательным, своеобразная зона «перехода» от одного процесса к другому. [10, с. 108] Необходимо отметить, что некоторые исследователи говорят даже об архитипических ассоциациях (Д. Шульц, С. Шульц, 1998, с. 441).

Ассоциативный эксперимент — это прием, направленный на выявление ассоциаций, сложившихся у индивида в его предшествующем опыте. В психологическом словаре ассоциативный эксперимент определяется как «термин, утвердившийся в психологии для обозначения особого проективного метода исследования мотивации личности, который в начале 20 в. был предложен К. Г. Юнгом и практически одновременно с ним М. Вертгеймером и Д. Кляйном». [9, c. 41]

По инструкции испытуемый должен отвечать на определенный набор слов-стимулов как можно быстрее любым пришедшим ему в голову словом. Регистрируется тип возникающих ассоциаций, частота однотипных ассоциаций, величина латентных периодов (время между словом-стимулом и ответом испытуемого), поведенческие и физиологические реакции и др. По характеру этих данных можно судить о скрытых влечениях и «аффективный комплексах» испытуемого.

Принято выделять несколько типов ассоциативного эксперимента: свободный, направленный и цепной.

Самый известный — свободный ассоциативный тест (первые варианты предлагали Э. Крепелин, К. Юнг, М. Вертгеймер). В ответ на предъявленное экспериментатором слово-стимул испытуемый отвечает как можно быстрее первым пришедшим на ум словом.

Для проведения прямого ассоциативного теста подготавливаются группы слов-стимулов в количестве 30−40 единиц, относящихся к различным частям речи: существительные, глаголы, прилагательные, наречия. Экспериментатор зачитывает список слов-стимулов так, чтобы после каждого оставалось 5−6 секунд. Испытуемые должны записать первое слово, пришедшее в голову. После выполнения ассоциативного эксперимента последовательно сравниваются между собой пары стимул-реакция по двум категориям: логические и грамматические реакции. Логические реакции, в свою очередь, делятся на подгруппы центральных и периферических реакций, грамматические — на подгруппы синтагматических и парадигматических реакций. Логические связи — это связи по смыслу между стимулами и реакциями. Если связь логическая отсутствует, то в графе «периферическая логическая реакция» ставится галочка. Увеличение периферических ассоциативных реакций свидетельствует о плохом знании языка, нарушении динамических особенностей — заторможенность, скачкообразность мыслительных процессов. Для взрослых носителей языка характерно преобладание центральных ассоциативных реакций — не менее 65% от общего количество предъявленных стимулов. [28, с. 176]

С точки зрения грамматического критерия также можно выделить два варианта ответных реакций: синтагматические и парадигматические. Под синтагматическим вариантом связи между словом-стимулом и словом-реакцией понимается связь между разными грамматическими категориями (между существительными и прилагательными или глаголами и наречиями: синее — небо, музыка — звучит). Под парадигматическими реакциями испытуемых понимается связь в пределах одной грамматической категории (темный — светлый, радость — горе). Увеличение синтагматических реакций свидетельствует о комплексности мышления, неумении испытуемого выделять рядоположные объекты и их свойства, недостаточности аналитических операций, о некотором инфантилизме мышления. Для взрослых носителей русского языка характерно преобладание парадигматических ассоциативных реакций — не менее 70%.

Слова-стимулы могут отражать профессиональные особенности лексической структуры, эмоциональное отношение к действительности, степень конкретности-абстрактности.

На основании полученных экспериментальных показателей можно построить самостоятельные семантические микросистемы, которые удобны для формализации семантической структуры языка.

Психологический анализ ассоциаций на родном и неродном языках позволяет рассчитать коэффициент билингвизма, т. е. степень свободного или переводного билингвизма:

Ксовп. реакций = совп. реакции х 100%

все реакции

При коэффициенте более 50% билингвизм проявляется в продвинутой форме, и чем он выше, тем больше доказательств свободного владения двумя и более языковыми структурами. Предполагается, что при единой сенсорно-перцептивной базе ассоциативные реакции или полностью совпадут или хотя бы совпадут по семантическому пространству. При коэффициентах менее 50% билингвизм носит переводной и явно недостаточный для свободного общения характер.

В направленном ассоциативном эксперименте экспериментатор некоторым образом ограничивает выбор стимулов (например, отвечать только существительными).

В цепном ассоциативном тесте испытуемому предлагают ответить любым количеством слов, ничем не ограничивая ни формальные, ни семантические особенности слов.

Из всех ассоциативных экспериментов свободный эксперимент является самым простым и в то же время эффективным. Считается, что на ассоциации, полученные в свободном ассоциативном эксперименте, влияют два фактора: лингвистический, т. е. определенные характеристики самого стимульного слова, и прагматический, т. е. влияние личности самого испытуемого.

На практике свободные ассоциативный эксперимент был проведен в конце 70-х годов 19 столетия английским психологом Френсисом Гальтоном. Он работал над двумя проблемами в области исследования ассоциаций: изучением многообразия ассоциативных идей и определением времени, требуемого для возникновения ассоциаций (времени реакции).

Анализируя природу ассоциаций, Гальтон пришел к выводу, что приблизительно 40% от их общего числа уходят своими корнями к временам детства и отрочества. Этот факт стал одной из первых научных иллюстраций влияния детских переживаний на личность взрослого испытуемого.

Немецкий психиатр Эмиль Крепелин использовал метод свободный ассоциаций в целях установления времени ассоциативных процессов у душевнобольных людей. Оказалось, что у людей с нарушениями психики ассоциации гораздо беднее, чем у здоровых людей. [9, 10]

Ученик Э. Крепелина Г. Ашаффенбург поставил вопрос о различиях во влиянии оптических и акустических стимульных слов на ответы. Он также поставил вопрос о формирующем влиянии национальности, эпохи и среды на ассоциации индивида.

Знаменитый психоаналитик Карл Юнг использовал метод свободных ассоциаций для установления мотивации личности: экспериментатор зачитывал пациенту ряд слов, а пациент должен был в ответ на каждое слово сказать первое, что придет ему в голову, при этом фиксировалось время реакции, изменение частоты дыхания, электропроводимость кожи и все другие параметры, которые могли бы свидетельствовать об эмоциональной реакции пациента. Если реакция на то или иное слово слишком задерживалась, это приводило к изменению ритма дыхания или повышению сопротивления кожи, из чего Юнг делал вывод о существовании определенных эмоциональных проблем, связанных со стимульным словом или с возможной реакцией.

Кроме того Юнг установил, что родственники или представители одной и той же профессии (у него — адвокаты) чаще всего дают одинаковые реакции. Сравнивая ответы-реакции разных испытуемых, можно найти наиболее частые, общие, что может послужить основой для построения ассоциативных норм для любого языка [34, ].

С середины 20 века в связи в возникновением психолингвистики как новой отрасли языкознания область применения свободного ассоциативного теста значительно расширилась. Как подчеркивает Горошко Е. И., «…наиболее существенный толчок в разработке ассоциативной проблематики был вызван чисто практическими нуждами как психологии так и лингвистики: практикой психоанализа, потребностями психиатрии, разработкой новых методик преподавания иностранных языков, моделированием процессов порождения и восприятия речи, интересом к анализу языкового сознания и построению моделей картин представителей различных культур и социальных групп» [9, с. 123].

Важное значение для предмета нашего исследования имеет уточнение ассоциативного значения слова. Из большого количества определений ассоциативного значения слова мы будем придерживаться определения, которое предлагает Климкова Т. С. Она рассматривает ассоциативное значения слова как «коннотацию и информацию, передаваемую словом». [9]

В диссертационном исследовании Берсеневой Н. И. обнаружены различия во внутреннем лексиконе, связанные с полом ребенка [10]. Установлено, что для внутреннего лексикона девочек более важны отношения системного характера, структурные взаимосвязи слов как единиц языковой системы. Для мальчиков оказываются более актуальными адекватные внешние, формальные отношения: созвучия, рифмы. Выявлено также, что реакция девочек более предсказуема, и языковая норма ими усваивается лучше. Следовательно, устройство и функционирование внутреннего лексикона девочек более похоже на устройство и функционирование внутреннего лексикона у взрослых, т. е. девочки быстрее осваивают языковые нормы взрослых.

Результаты экспериментального исследования Горошко Е. И. показали, что по определенным параметрам (распределение частот встречаемости различных реакций по частям речи, стратегия реагирования, структура ассоциативных полей и реакций) «женская» картина ассоциативного видения мира отлична от «мужской». А следовательно, и женская языковая способность (на вербальном, лексико-семантическом и грамматическом уровнях) может отличаться от мужской [9, 10].

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой