Профилактика и коррекция зависимого поведения

Тип работы:
Доклад
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ДОКЛАД

Профилактика и коррекция зависимого поведения

Киев 2011

Содержание

алкогольная наркотическая зависимость аддиктивное поведение

1. Что такое зависимость? Виды зависимости

2. Синдромы при алкогольной и наркотической зависимостях

3. Что я думаю о проблеме зависимости. Мои мысли

1. Что такое зависимость? Виды зависимости

Авторитарные системы и структуры, где бы они ни возникали, существуют ради одной цели -- контролировать людей. Не случайно, что и в проблеме зависимости одним из основных моментов является контроль. Однако в этом случае внутренний опыт складывается из попыток установить контроль при сохранении чувства бесконтрольности. На мой взгляд, существует прямая связь между авторитаризмом и так называемой зависимой личностью, в особенности в том, что касается вопросов контроля. Более того, охватившая мир эпидемия зависимости -- это признак общества, которое само вышло из-под контроля. Мы рассматриваем зависимость как результат отказа от старых как мир механизмов авторитарной власти, которые раньше работали, а теперь нет.

Сосредоточим свое внимание на трех моментах и постараемся, во-первых, уяснить связь между авторитаризмом и зависимостью, во-вторых, предложить схему возникновения зависимости, которая бы отличалась и от распространенной модели болезни, и от так называемых моделей ответственности, конкурирующих в последнее время с моделью болезни, и в-третьих -- показать, как положить конец внутренней борьбе за право контроля.

Изучая связь между авторитаризмом и зависимостью, можно увидеть, как авторитарная личность проявляет себя не только в крайних формах политического и религиозного фанатизма, но и в обыденной жизни. Фактически именно здесь и кроется причина многих разновидностей патологического поведения. Зависимость наглядно иллюстрирует тайные внутренние пружины, с помощью которых скрытый авторитаризм обнаруживает себя в каждодневных ситуациях. Авторитаризм -- это не что-то навязанное нам извне; практически в каждом из нас живет авторитарная личность, всеми силами старающаяся удержать контроль над нашим сознанием. Внутренний авторитаризм распространен гораздо шире, чем мы подозреваем.

Проблема зависимости привлекает к себе настолько широкое внимание и столь сильно заботит общество, что этим термином стали обозначать гораздо более обширный, чем раньше, круг вещей -- всевозможные привычки и особенности поведения, которые не обязательно сопровождаются физиологическими симптомами абстинентного синдрома (синдрома похмелья). Пока в моду не вошла модель болезни, медицинское определение зависимости ограничивалось только рамками наркомании и алкоголизма. В том смысле, в котором это слово употребляется сейчас, зависимостью можно назвать любую непреодолимую, чрезмерную, осложняющую жизнь или саморазрушительную привычку. Скажем, можно зависеть от любви, пищи, секса, страсти к приобретению новых вещей, от азартных игр, власти, спорта, работы, склонности к преступлению и даже от потребности заботиться о зависимых и беспомощных людях (так называемая со-зависимость). Вообщем, исходя из этой точки зрения, можно стать «зависимым» от любой из сторон жизни, которая приносит удовлетворение, будь то порнография или душещипательные романы, футбол или сплетни. Возникло немало групп поддержки, помогающих людям справиться с какими-либо из этих бесчисленных форм зависимости.

Поскольку слово «зависимость» теперь употребляется так широко, его значение можно распространить еще дальше и считать структуры, учреждения и общество в целом зависимыми от того, что они делают, от опасных игр, которые, в конечном итоге, неизбежно ведут к саморазрушению. Бизнес зависим от рентабельности, которой нет никакого дела до загрязнения, охраны и очистки окружающей среды. То, как используется энергия, является примером заботы о сиюминутной выгоде без учета разрушительных последствий такого использования. Я привела всего лишь два примера того, что можно назвать проявлением зависимости в современном обществе. Можно еще расширить метафору, заявив, что общества накопления, как правило, были зависимы от экспансии, а теперь этот источник процветания иссяк, поскольку мы живем в мире ограничений. Аналогичным образом можно говорить о нашей зависимости от атмосферного озонового слоя, защищающего жизнь на планете.

Я рассматриваю зависимость, как болезнь не только личности, но и общества. Люди -- это отражение общества, частицами которого они являются. Многим из них недоступно то, что принято считать «хорошей жизнью». Другим, чтобы достичь успеха, приходится жертвовать основными психологическими потребностями человека -- дружеским общением, личной жизнью, детьми, досугом. Если принять во внимание нашу щедрую на стрессы социальную среду, нет ничего странного в том, что зависимое или саморазрушительное поведение стало распространенным явлением. Стоит ли удивляться, что в мире, где такие насущные и важные проблемы, как экологический кризис, перенаселенность, чрезмерное расходование ресурсов и т. д., возникли в результате опасных, пагубных действий самого общества, люди также расходуют свой личный потенциал во вред себе.

Существование у людей той или иной зависимости становится понятным, когда видишь, что без нее многим жизнь представляется бесполезной, унылой или безнадежной: зависимость обещает хоть какой-то выход, пусть даже кратковременный. Жизнь, которую ведет зависимый человек, дает нечто конкретное, чем можно себя занять и что на короткое время позволяет забыться. Такое состояние, чем бы оно ни было вызвано -- наркотиком, каким-либо занятием или какими-то отношениями, -- во-первых, легко достижимо, а во-вторых, неизменно приносит желаемый результат. В нашем мире -- мире хаоса -- это дает странное ощущение устойчивости, покоя и даже безопасности. На первый взгляд зависимость кажется прямой противоположностью самоконтроля, но, по сути, и, то и другое подразумевает желание контролировать свои чувства.

Например, алкоголь, в силу своих фармакологических свойств создает иллюзию тепла и расслабления, ощущения комфорта и веселости, устраняет усталость и боль. Избавляет от чувства одиночества и уменьшает тревогу. Устраняет скуку. Но не устраняет подлинных причин дискомфорта. Не заменяет семью и друзей, не делает человека здоровее и богаче, не решает никаких проблем, а напротив, создает их. Но, пока человек нетрезв, он чувствует себя неплохо. И нет никаких поводов задумываться о том, в чем он реально нуждается, на удовлетворении каких потребностей на самом деле ему следует обратить внимание. Привычка решать большинство проблем при помощи алкоголя, «легкий способ», это и есть сформировавшаяся зависимость от алкоголя.

Но, стоит немного выпить — и становится легче! Возникает патологический круг болезненной зависимости: чтобы чувствовать себя хорошо, надо принимать вещество, разрушающее здоровье.

Этот парадокс и характеризует болезненную зависимость — чем больше человек зависит, тем хуже ему становится.

Некоторые наркотики мгновенно меняют наше восприятие мира, делая его ярким и насыщенным, или же позволяя перемещаться в иное пространство, в другую жизнь. И главное, мы сами, буквально своими руками, можем вызывать такие перемены. Наркотики увлекают нас в мир, на одном полюсе которого огромная, стремительно возрастающая власть, а на другом -- полное безвластие (зависимость). Наркотик становится средоточием и смыслом жизни: человек пытается либо достать его, либо избавиться от пристрастия к нему. В призрачном мире наркомана это именно та ось, вокруг которой вращаются все взаимоотношения, все личные связи. И наркотик действительно связывает людей. Они зависят друг от друга и помогают друг другу, они делятся тайными рецептами и сведениями о том, как раздобыть наркотики или как спастись от закона. Общая зависимость, как и общие убеждения, привносит в жизнь людей смысл и сплоченность. В большинстве случаев люди приходят к наркотикам потому, что раньше их жизнь была недостаточно содержательной. Понятно, что сама мысль о возможном отказе от приема наркотика, даже когда они знают о его разрушительном воздействии на личность, воспринимается ими как угроза возврата к прежнему одинокому, унылому и бесцельному существованию, от которого их избавил наркотик.

Если условиться, что термин «зависимость» применим лишь в тех ситуациях, когда наблюдаются физиологические симптомы абстиненции (синдрома отмены), возникающие при прекращении приема наркотического вещества, тогда обозначаемое этим термином явление становится простым и конкретным. При таком традиционном медицинском определении значение термина нельзя расширять чуть ли не до бесконечности, иначе возникает опасность, что он утратит всякий смысл, если мы станем утверждать, будто зависимостью может стать все что угодно. Истинной проблемой является не сама по себе физиологическая абстиненция. Многие пациенты, которым в качестве обезболивающего назначали морфий, проходили через синдром абстиненции, когда этот препарат отменяли, и потом продолжали жить, совершенно не стремясь вернуться к наркотику. Зависимость перерастает в настоящую проблему, когда она начинает контролировать человеческую жизнь.

Зависимость обычно проявляется в повторяющихся, большей частью шаблонных механических действиях, говорящих о том, что человек не вышел из-под контроля, а напротив, стал объектом контроля. Но со стороны чего? Привычки? Наркотика? Генетического дефекта? Полученной в детстве травмы? Стремления любой ценой получить мимолетное удовольствие? Слабой или порочной воли? Я не отрицаю, что любое из вышеперечисленных условий может способствовать возникновению ощущения бесконтрольности. Однако можно более глубоко подойти к исследованию основного вопроса о том, кто или что в действительности контролирует ситуацию?

1) контролировать свое нежелательное поведение (в качестве примера можно привести людей, называющих себя «непьющими алкоголиками»);

2) после некоторой борьбы полностью капитулировать (пример -- скатившийся на дно бродяга);

3) бороться с зависимостью, стараясь ей не поддаваться, -- при этом человек балансирует между контролем и бесконтрольностью.

Самым обычным состоянием бывает борьба. И большинство из тех, кому удается хоть как-то контролировать себя, считают, что необходимо постоянно сохранять бдительность, чтобы вновь не оказаться плывущим по течению. Поэтому пока человек окончательно не сдался или окончательно не поборол свое нежелательное поведение, всегда присутствует внутренний конфликт. Кто же противники в этой схватке и за что они сражаются? Кто бы они ни были, они существуют внутри одного человека. А это значит, что его психика расколота на части, и каждая борется за право осуществлять контроль.

2. Синдромы при алкогольной и наркотической зависимостях

Зависимости -- настоящий бич 20 и 21 века. Человек может зависеть от алкоголя, наркотиков, никотина, шоколада, музыки, зависеть от других людей и совершенно не осознавать этого факта!

Наиболее распространенными считаются следующие виды зависимостей: алкоголизм, табакокурение, токсикомания, лекарственная аддикция, пищевая зависимость, азарт и игровая зависимость (игромания, гэмблинг), интернет -- зависимость, трудоголизм, созависимость, наркотическая зависимость, спортивная аддикция, аддикция к трате денег (покупки, шопинг) сексоголики и др.

Алкоголизм — систематическое неумеренное употребление спиртных напитков в дозах, вызывающих алкогольное опьянение. Другими словами, алкоголизм — это патологическое влечение к изменённым состояниям сознания. Это опасное заболевание, которое при отсутствии серьёзного лечения, приводит к деградации личности и слабоумию.

Синдром зависимости, обусловленный, употреблением алкоголя формируется сочетанием поведенческих, когнитивных и физиологических явлений, развивающихся на фоне длительного употребления алкоголя, главным признаком которого является утрата количественного (доза) и ситуационного (место, время и др.) контроля за приемом спиртных напитков, что, в свою очередь, приводит к токсическому поражению головного мозга и организма в целом. Токсическое воздействие приводит к дезорганизации деятельности головного мозга, в первую очередь, высших психических функций, формированию патологической доминанты («устойчивого патологического состояния») со всеми свойственными алкоголизму последствиями.

Феноменологическую картину патологического влечения к алкоголю формируют такие составляющие компоненты синдрома, как:

· идеаторный — «алкогольное мышление»;

· поведенческий — «алкогольное дезорганизованное поведение, тематика бесед, эксперименты со спиртным, защитные реакции на ограничения возможности его употребление и др. «;

· эмоциональный — дисфории, импульсивность, тревога, депрессия, лабильность эмоций и др.

· сенсорная составляющая — «соматический дискомфорт», неприятные ощущения сжимающего, давящего характера органной направленности;

· вегетативная составляющая — «алкогольные сновидения», проявления, связанные с нарушением баланса симпатической и парасимпатической систем.

В процессе формирования хронического алкоголизма принято выделять две разновидности патологического влечения — первичное и вторичное. Первичное влечение, «психическая зависимость» вызывает состояние, приводящее к возобновлению потребления алкоголя. Признаком возникновения «вторичного влечения» является факт формирования синдрома отмены, который устраняется приемом очередной дозы алкоголя. Как правило, «физическая зависимость» развивается под влиянием выпитого алкоголя, т. е. в периоде алкогольного опьянения или похмелья и выражается в неспособности больного воздерживаться от дальнейшего приема спиртных напитков.

Психопатологические проявления влечения к алкоголю разделяют на 4 основные формы, в зависимости от этапа течения процесса:

· парциальная — локализованная;

· тотальная — или генерализованная;

· сенсорная;

· пароксизмальная.

Парциальная форма влечения, как правило, возникает на более раннем этапе формирования зависимости и отличается тем, что влечение отделено и противопоставлено личности больного. В психопатологическом плане она очень близка к состояниям навязчивости, когда пациент осознает наличие тяги к спиртному, понимает тяжесть своего состояния, эмоционально переживает, активно ищет помощи, однако самостоятельно решить проблему тяги к алкоголю не в состоянии. В данном случае употребление алкоголя имеет свойства соблазна, а его переживание «чуждости интересам личности» формируется по мере накопления «опыта» пьянства.

Тотальная форма патологического влечения к алкоголю по клиническим проявлениям близка к сверхценным и паранойяльным личностным расстройствам. «Позитивное» отношение к употреблению алкоголя носит «вселенческий» характер, а попытки лишить его возможности употребления алкоголя, вызывает активное сопротивление, обусловленное искаженным восприятием и не поддающееся коррекции, отраженной в его сознании реальной ситуации.

Сенсорная форма патологической зависимости от алкоголя обусловлена феноменом «сенсоризации», который проявляется наличием в клинической картине сенсорных иллюзий запаха и вкуса спиртного, сопровождающихся слюноотделением, чувства дискомфорта, подавленностью настроения, тревогой. Выраженность указанных проявлений может достигать уровня галлюцинаторных расстройств.

Пароксизмальная форма влечения к алкоголю довольно часто возникает на поздних этапах тяжело протекающего алкоголизма. Приступы сопровождаются резкими вегетативными колебаниями активности симпатической, парасимпатической систем, приводящие к развитию тревоги, нарушениям различного уровня сознания, с последующей амнезией перенесенного состояния.

Постоянное злоупотребление подразделяется на две группы.

Первая — постоянное пьянство с высокой толерантностью, когда употребление характеризуется несистематическим, но частым употреблением алкоголя. Одним из признаков характерных изменений при этой форме, является переход к одиночному пьянству. В этот период происходит утрата чувства самоконтроля и повышение толерантности. Пьянство становится систематическим, а небольшие перерывы объясняются только внезапно возникшими социальными проблемами (нехватка денег, отпор со стороны близких и окружающих и пр.). Эта форма считается типичной для I (начальной) стадии алкоголизма. Основным мотивом обращения за лечебной помощью является неправильное поведение в опьянении дома или на работе, слишком частое состояние глубокого опьянения, пьянство в рабочее время.

Вторая — постоянное пьянство с низкой толерантностью, когда алкоголь (чаще крепленые вина) употребляются дробными дозами, многократно на протяжении всех суток, в том числе и ночью, в регулярном режиме, на протяжении нескольких дней или недель. Начало и окончание эксцессов обычно связано с ситуационными факторами, четкой цикличности, характерной для запоев, нет. Таким образом, больные непрерывно находятся в состоянии острой интоксикации, различной степени выраженности, чаще легкой и средней. Эта форма потребления алкоголя относится к «псевдозапойному» типу и характерна для формирующейся II стадии алкоголизма.

Алкогольная зависимость проявляется на психическом и физическом уровне.

Психическая зависимость формируется на мозговом уровне и связана с нейромедиаторным обменом, в частности, с дофамином. Под воздействием алкоголя клетки мозга привыкают к специфическому состоянию опьянения, которое адекватно наркотическому. Для получения комфортного состояния человеку всё чаще требуется алкогольный допинг и увеличение количества выпиваемого спиртного. В результате серьёзным симптомом развития алкогольной болезни становится потеря дозового контроля. В состоянии алкогольного опьянения исчезает контроль над ситуацией, меняется поведение, а наутро появляются провалы памяти на некоторые события.

Физическая зависимость от алкоголя связана с нарушением обмена веществ, в частности, с дефицитом эндогенного (внутреннего) спирта и повышенной активностью алкогольных ферментов организма, а проявляется в виде абстинентного (похмельного) синдрома и формирования запойных состояний.

Алкогольное отравление и похмельный синдром. Состояние алкогольного отравления проявляется в виде головной боли, тошноты, рвоты, расстройства желудочно-кишечного тракта, сухости во рту, разбитости. После отравления алкоголь и даже мысли о нём вызывают отвращение. Достаточно постоять под контрастным душем, принять активированный уголь и таблетку аспирина, выпить чая с лимоном, молока или съесть кислых щей, как неприятные симптомы вскоре проходят.

Похмельный (абстинентный) синдром напоминает алкогольное отравление, но при этом имеет принципиальные отличия. При похмельном синдроме редко болит голова и появляется рвота. Характерно тревожное чувство, усиливающееся к вечеру, беспокойный сон, ощущение озноба, потливость, резкая слабость, нарушение координации, учащённое сердцебиение, повышение артериального давления, дрожание рук, а в тяжёлых случаях всего тела, подавленное настроение, раздражительность. Алкоголь уже не вызывает отвращение, а воспринимается как единственно спасительное средство хотя бы на время облегчающее страдание. Абстинентный синдром (или синдром отмены) является уже серьёзным признаком алкогольной болезни.

Белая горячка — алкогольный психоз, который развивается после длительного злоупотребления алкоголем. Спустя несколько дней после отказа от алкоголя, на фоне абстинентного синдрома, сопровождающегося чувством безотчетного страха и бессонницей, в вечернее и ночное время может возникнуть алкогольный психоз.

В этом состоянии человек теряет ориентацию во времени и месте, ему кажется, что его хотят убить, при этом он слышит голоса мнимых преследователей, видит вокруг себя кошмарных тварей, пытается спастись бегством (например, прыгает с балкона) или набрасывается на своих близких с ножом или топором, принимая их за врагов. В этом состоянии человек абсолютно невменяем и представляет опасность, как для себя, так и для окружающих. Самым правильным решением в этой ситуации будет вызов бригады скорой психиатрической помощи.

Причины алкоголизма. Причины алкогольной зависимости очень разнообразны. Ими могут стать: затяжная стрессовая ситуация, хроническая усталость, невроз, например, склонность к паническим состояниям, различные депрессивные состояния, протекающие не только как временная реакция, но и как болезнь, проблемы в личной жизни. Частой причиной является социальная дезадаптация, когда у человека нет постоянной работы, отсутствует семья, нет устойчивых интересов и любимых занятий, когда человек испытывает состояние одиночества, скуки и нереализованности.

Излечимость алкоголизма.

О неизлечимости алкоголизма можно говорить только тогда, когда больной прошёл «точку возврата». Другими словами, личность человека под влиянием длительного злоупотребления алкоголем полностью разрушена, произошла её глубокая деградация. Как правило, это характерно для третьей стадии алкоголизма.

В любом другом случае человека можно считать потенциально здоровым. Самое главное, чтобы больной захотел изменить свою жизнь к лучшему и взял на себя ответственность за своё выздоровление. Осознал, что для решения этой сложной проблемы не стоит упрямо бороться в одиночку, теряя последние силы, и обратился за профессиональной помощью.

Синдромы наркотической зависимости

Такое заболевание как наркомания представляет собой определённого рода зависимость человеческого организма от определённых наркотических веществ, которые вызывают как физические, так и психические расстройства. При этом могут возникать определённые синдромы: абстинентный синдром, синдром зависимость и ряд других. Помимо этого у человека, страдающего от наркотической зависимости, зачастую отмечают различные психические расстройства, а также патологические медицинские состояния. Человек, у которого установлена устойчивая зависимость от того или иного наркотического вещества признаёт зависимым и считается больным наркоманией. Основными средствами, вызывающими зависимость являются ПАВ -- психоактивные вещества, к которым относятся алкоголесодержащие жидкости, наркотики, транквилизаторы (их часть), никотин и ряд других. На сегодняшний день различают несколько разновидностей наркомании, которые отличаются друг от друга по веществам, которые её вызывают. Наркомания гашишная -- основной её причиной возникновения является конопля и различные её производные. В основе наркотического действия конопли лежит каннабиол -- альдегид ароматического ряда. Именно он вызывает все негативные эффекты в организме человека. Наркомания опийная -- возникает при употреблении оптиатных веществ. В основном это героин. Также существуют и другие вещества этого ряда -- метадон, отвар маковой соломки и т. д.

Наркотическая зависимость, возникающая под воздействием производных барбитуратовой кислоты, феназепамом, реланиумом и рядом других препаратов. При этом отмечаются признаки не только наркомании, но и токсикомании. Кокаиновая зависимость -- возникает при чрезмерном употреблении кокаина, вещества органического происхождения, которое получают из листьев коки (растение). Различают сырой кокаин (паста), чистый кокаин (химически очищенный), а также крэк -- кристаллы алкалоида кокаина. Наркомания, возникающая от злоупотребления синтетическими и природными наркотическими веществами: метамфитамины, амфетамины, как, «экстази» -- группа наркотических веществ, которые обладают ярко выраженным стимулирующим действием, а также ЛСД (диэтиламин лизергиновая кислота), ряд грибов рода Psilotsibum и даже кактус -- мескалин. Также выделяют такое понятие, как полинаркомания, которая характеризуется употреблением нескольких различных наркотических веществ. Комбинаций полинаркомании существует огромное множество. Различают также несколько основных синдромов, которые отмечаются при наркомании. Первым из них является наркотический синдром. Он выражается у больных явным влечением к принятию того или иного наркотика. При этом, больной не может контролировать себя. Синдром полностью не исчезает даже у вылечившихся людей. Он просто угасает настолько, что становится абсолютно не видимым. В случае же повторного потребления наркотического вещества после лечения, может возникать намного быстрее и выраженней, чем у лиц, до сего момента не потреблявших наркотики. Синдром, в основе которого лежит отказ от принятия наркотиков опиоидного ряда. При этом у больного отмечаются различные расстройства: тошнота, рвота, болезненность в мышцах, сильная тяга к повторному принятию наркотиков, пониженное кровяное давление, головокружение, общая слабость, боли в животе и ряд других патологических заболеваний. Синдром отмены -- абстинентный. Он характеризуется различными состояниями у больного наркоманией, после того, как он перестаёт принимать наркотические вещества. Степень интенсивности этого синдрома зависит от степени заболевания наркоманией, а также дозировками принимаемого наркотика. Может возникать не только при прекращении приёма наркотика, но и при снижении его дозы. В таких случаях у больных отмечается болевые реакции (ломка), а также сильное психологическое влечение. При этом человек снижает свой уровень критики к себе, раздражителен и беспокоен. При прекращении принятия кокаина у зависимого человека отмечается расстройства сна, заторможенность, в ряде случаев возбуждение, психические расстройства. Прекращение принятия снотворных веществ, а также препаратов седативного действия, сопровождается нарушением сна, учащением сердцебиения, слабостью, угнетением и рядом других симптомов. При отказе от приёма травки, гашиша и марихуаны возникает синдром отмены каннабиноидов. Это более лёгкий синдром по своему течению по сравнению с другими состояниями. Проявляется высокой степенью раздражительности, болями в мышцах, головокружением. Данный синдром является начальной стадией заболевания наркоманией. Именно с него начинает развиваться полноценное заболевание. Поэтому его можно считать пусковым механизмом, который в последующем может приводить к потреблению более сильных наркотических веществ. Стоит отметить, что при лечении наркомании у больных могут наблюдаться различные синдромы, которые обусловлены ответной реакцией организма на прекращение поступления наркотиков. Среди них выделяют: неврастенический синдром, который характеризуется вялостью, невозможностью заниматься физическим и умственным трудом, нарушением сна (трудность засыпания, поверхностный, тревожный сон). Человек полностью апатичен к различного рода деятельности. Интеллектуальные расстройства возникают в случае, если наркотические вещества поступают в кровь на протяжении трёх-пяти лет. При этом у больных возникают ярко выраженные задержки в умственном развитии, ослабление умственной деятельности, нарушение памяти и отсутствие желания осуществлять какую-либо социальную работу. Способствуют появлению такого состояния снотворные и седативные вещества. Такие люди практически теряют способность принимать самостоятельные решения, а также теряется способность осуществлять творческую деятельность. Часто наблюдаются расстройства аффективного типа, которые выражаются в депрессиями и дистрофическими депрессиями. При этом у больных отмечается повышенная раздражительность, либо угнетённость. Возможность совершать суицидальные поступки (особенно это происходит при наличии большого количества народа). Однако до суицида такие поступки не доходят. В большинстве случаев больные наркоманией ведут себя несдержанно, вызывающе, иногда даже с долей агрессии. Такой синдром наблюдается во все периоды лечения. Расстройства поведенческого характера сопровождаются нарушением психической деятельности. Такие больные склонны к агрессивному поведению, раздражительны. Стандарты морали той или иной социальной группы для них не имеют какого-либо значения. Они отказываются от лечебных мероприятий и стремятся любыми способами достать наркотики. Для достижения своих целей они могут вовлекать и других больных наркоманией. Такое поведение является труднокорректируемым и может возникать в любой период реабилитации.

Различают:

· психическую

· физическую зависимость

· толерантность

Психическая зависимость — это болезненное стремление непрерывно или периодически принимать наркотический или другой психоактивный препарат с тем, чтобы испытать определенные ощущения либо снять явления психического дискомфорта. Она возникает во всех случаях систематического употребления наркотиков, но может быть и после однократного приема. Является самым сильным психологическим фактором, способствующим регулярному приему наркотиков или других психоактивных средств.

Психопатологически психическая зависимость представлена патологическим влечением к изменению своего состояния посредством наркотизации. Выделяют влечения:

· психическое

· постоянные мысли о наркотике, которые сопровождаются подъемом настроения, оживлением в предвкушении его приема, подавленностью, неудовлетворенностью в отсутствии такового,

· компульсивное

· неодолимое стремление к наркотизации с тотальной охваченностью больного в его стремлении получить наркотик, определяет поведение, поступки больных.

Влечение может проявляться как в отсутствии интоксикации — в структуре абстинентного синдрома или в период ремиссии, так и в состоянии интоксикации, когда на высоте опьянения у больных возникает неодолимое желание «добавить» наркотик («догнаться» на жаргоне наркоманов). В этом случае нередко утрачивается контроль и может быть передозировка.

Физическая зависимость — это состояние перестройки функций всего организма в ответ на хроническое употребление психоактивных препаратов. Проявляется выраженными психическими и соматическими нарушениями при прекращении приема наркотиков или нейтрализации его действия специфическими антагонистами.

Эти нарушения обозначаются как абстинентный синдром, синдром отмены или синдром лишения. Они облегчаются или полностью купируются при новом введении того же наркотика. Клиническая картина абстинентного синдрома при разных видах наркоманий различна. Физическая зависимость развивается в процессе хронического употребления не всех наркотических препаратов (например, кокаин).

3. Что Я думаю о проблеме зависимости. Мои мысли

Мало кто задумывается над тем, что проблема зависимости (алкогольной, наркомании, табакокурения, игромании и др.) сегодня оказалась едва ли не самой запутанной и трудноразрешимой из всех стоящих перед человечеством затруднений. Зависимость в широком смысле слова — это та или иная форма рабства, ограничивающая возможности человека и умаляющая его способность к саморазвитию. Любая из известных зависимостей, будь то тяжелейшая наркомания или патологическая ревность, оказывается главной преградой на пути человека к полноте самореализации, в просторечье именуемой счастьем. Зависимости — это психологические причины всевозможных катастроф и раздоров, разрушений и заболеваний. Именно от них указывали пути спасения религиозные наставники и проповедники возвышенных философских доктрин, ибо зависимости представляют собой самые прочные цепи, удерживающие человеческие чувства и разум в постыдном плену. Обществу зависимости его членов обходятся значительно дороже, чем самые смертоносные эпидемии и стихийные бедствия. Согласно данным медицинской статистики, зависимости убивают намного больше людей, чем все войны и преступники вместе взятые. Они похищают у людей самое драгоценное — время жизни и энергию здоровья, мешают развиваться, стоят на пути осуществления заветных желаний. Фактически зависимости похищают у нас саму нашу жизнь — безо всяких оговорок и двусмысленностей! Самое досадное, что зависимость по своей природе является одновременно и болезнью, и грехом, точнее — грех как заболевание души. Зависимость для большинства попавших под ее власть оказывается порой хуже тюремного заключения, так как она подневольна и добровольна в одно и то же время. Человек страдает от невозможности избавиться от зависимости, но в то же время только он сам и может принять окончательное решение о собственном освобождении. Более того, зависимые люди, сами того не подозревая, затрачивают немалые усилия на поддержание и укрепление собственной зависимости, фактически выковывая собственные цепи своими же усилиями. Убийственный парадокс сегодняшней жизни заключается в том, что современные стандарты потребительского общества императивно требуют поддержания самых различных видов зависимостей, которое осуществляет посредством вездесущей и всепроникающей рекламы. Оно и понятно, именно стойкие зависимости от определенного вида услуг и товаров поддерживают святая святых потребительского общества — товарное производство и торговлю. Стоящий в каждом доме телевизор является каналом рекламной агрессии, продуцирующей всевозможные виды зависимостей, начиная от рекламы алкогольных и содержащих кофеин напитков и заканчивая поддержкой приверженности тому или иному политическому лидеру. Большинство взрослых людей вне зависимости от их этнической принадлежности, профессионального статуса и благосостояния имеют травмирующий опыт тяготящей зависимости. Можно определиться еще жестче: вряд ли сегодня можно отыскать человека, действительно личностно свободного — свободного от спутывающих его уз тех или иных зависимостей. Даже если человек не употребляет наркотики и не разрушает организм чрезмерными алкогольными возлияниями, он все равно тем или иным способом находит для себя лазейку в круговерти повседневности — и то и дело выскакивает в некое параллельное райское состояние, даже если поводом для такого временного отлета оказывается не наркотический фактор, будь то азартная игра или будоражащий нервы близостью смерти экстрим. Проблема аддиктивной настроенности общая и касается всех нас — хотя бы потому, что аддиктивное поведение по сути своей является ущербно-адаптивным в усложняющихся условиях современной жизни. Аддикция — это несовершенный способ приспособления к невыносимо сложным условиям деятельности и общения. Аддикция может рассматриваться как попытка бегства из реальности в некое соседнее смысловое пространство, в котором можно отдохнуть, порадоваться, собраться с силами для того, чтобы после вновь возвратиться в мятущуюся и небезопасную ситуацию реальной жизни. Аддиктивное поведение сегодня является проблемой подавляющего большинства населения развитых стран. Даже если сам человек далек от всякого рода крайностей и злоупотреблений, он вполне может стать жертвой созависимости — особой формы укрепления уз близости с любимым человеком, которая со временем ограничивает возможности развития порой не меньше, чем пьянство или обжорство. Семейные и родственные рефлексы созависимостей столь густо пронизывают мир личных драм и домашних коллизий, что многие даже не догадываются о степени своей действительности несвободы. А ведь это наша собственная жизнь, неповторимая и, увы, невозвратимая. Мы часто вспоминаем о свободах юридических и политических, почти не уделяя внимания свободе душевной, свободе психологической, то есть свободе от зависимостей. Психофизиологическая суть аддиктивного поведения заключается в неумении управлять своим психоэмоциональным тонусом. Человек хочет взбодриться, поработать или порадоваться, а его организм не испытывает склонности к такого рода реагированию на невпечатляющие обстоятельства жизни или склоняющие к пессимизму условия труда. Человек желает быть свежим и подтянутым, а груз депрессивных переживаний ослабляет и апатизирует его. Индивидуум жаждет ярких настроений и защиты от тревог и страхов, как от внешних угроз, так и от глубинной неудовлетворенности собой, а поводов для особых радований все нет и нет. Вот тут-то «на помощь» и приходит подходящий аддиктивный агент, будь то алкоголь, марихуана или сигарета. Они помогают изменять тонус без особых усилий — только за счет поглощения внешнего психоактивного средства. Точнее, помогают лишь поначалу, тем самым приручая человека к привычному поведению, которое оказывает далее уже немыслимым без регулярного обращения к помощи аддиктивного агента. Начинается сомнительная дружба личности и источника его химической или (в случае развития не наркотических зависимостей) биоинформационной «радости» и «свободы». Кому-то нужно погрузиться в грохот тяжелого рока, кто-то жаждет все новых и новых интригующих картинок на порносайтах, а кому-то нравится будоражить нервную систему ожиданием очередного «выигрыша» в казино. Аддиктивный агент включается в информационно-энергетический метаболизм, становится незаменимым спутником жизни полюбившего и привыкшего к нему человека, который и не догадывается о том, что его переживание «свободы» лишь временно и процесс развития рабства им самим не контролируем. Начинается путь вниз, путь к формированию особого образа жизни, который именуется специалистами «аддиктивным». Учитывая причинную специфику развития различного рода зависимостей, можно однозначно определить средство спасения от различных форм несвободы. Необходимо научиться произвольно, осознанно и творчески управлять своими настроениями и переживаниями, научиться менеджменту состояний, освоить искусство релаксации, мобилизации и самопрограммирования, благодаря которым только и возможно получить полную власть над собственной психикой и телом, а значит и над своей жизнью в целом. Если человек замыкается в некоторых наиболее близких его душе химических или информационных удовольствиях, они со временем требуют все большего усиления дозировки аддиктивного агента, что по механизму обратной связи и приводит человека в тенета зависимости, из которых сам он выбраться оказывается не в состоянии. Привычка привычке рознь, хотя все они представляют собой автоматизированные серии нейрологических реакций на стереотипно возобновляющиеся ситуации. Кто-то привык выпивать при первых признаках стресса, а кто-то спешит в аналогичной ситуации прибегнуть к продолжительной аутогенной тренировке, тем самым не только спасаясь от негативного влияния перенапряжения, но и извлекая уроки из трудностей, используя кризисную ситуацию в качестве урока, изучение которого будет полезным в дальнейшем. Люди зависимые запрограммированы неверно, а страдают из-за своего неумения осознанно перенастроить собственную нервную систему и обучиться новым, более радующим и менее травматичным стереотипам эффективной адаптации. Люди внутренне свободные управляют своими настроениями и переживаниями, в любой ситуации находя опору в терпении или повод для радости. Проблема зависимого поведения усугубляется склонностью человеческой психики к самозащите. Выработанные привычки дефектной адаптации, являющиеся зависимостями, охраняются нервной системой как ее главное достояние, вне зависимости от того, как к этим зависимостям осознанно относится сам человек. Поддерживая оптимальный уровень самоуважения, необходимый для сохранения приемлемой личностной интегрированности и ощущения собственной целостности, зависимые субъекты, сами того не подозревая, развертывают глубоко эшелонированную психозащитную оборону против любых попыток освободить их от развившейся зависимости. Причина инертности сформировавшихся психофизиологических стереотипов, обеспечивающих функционирование поведенческих зависимостных привычек, кроется в вездесущности гомеостаза — стремления к поддержанию биохимического и нейродинамического статус кво, присущим любой живой системе, в том числе и человеческому организму. Для обретения действительной свободы от аддиктивного агента необходимо не просто принять окончательное и бесповоротное решение о радикальной трансформации всей жизни — необходимо приняться за пересмотр, ревизию и как принято сейчас выражаться реструктуризацию всего комплекса привычек, ожиданий и отношений, за перемену всего того, что делает нас социальной личностью — ансамбля взаимодействий с другими людьми и способов реагирования на жизненные ситуации. Необходимо изменить систему ожиданий, перестроить комплекс личностно значимых целей, избрать принципиально новые — здоровые, эффективные, гармоничные — стратегии реализации собственных желаний, одним словом вместе с собой переменить все то, что совокупно включается в понятие «мой индивидуальный психокосмос». Ну, и разумеется, необходимо освоить искусство управления собой, преодолев инфантильную склонность к незрелым самооправданиям, представляющим собой ничто иное как различные формы психозащиты. Только так можно обрести действительную психологическую свободу — осуществив системный глубинный анализ собственных убеждений, мотивов и ожиданий, пройдя процедуру комплексного суггестивного перепрограммирования собственной психики и приобщившись к новому здоровому образу жизни.

Ничего невозможного в этом нет, однако достижение личной душевной свободы — дело непростое хотя бы потому, что важнее этого для человека нет ничего. Главное же решение лежит в духовной области, оно связано с осознанием принципиальной позиции индивидуума, решающего жить или не жить. На самом деле специалисты отмечают некий квазирелигиозный оттенок, присущий многим видам зависимости, к примеру, алкогольной. Но эта квазирелигиозность недуховна — она ущербна, дефектна, разрушительна по сути. Истинная духовность состоит в принятии решения быть — и стремлении быть как можно свободнее, счастливее и радостнее и для себя и для других. И без окончательного такого жизнеутверждающего решения эффективно освободиться от зависимости вряд ли представляется возможным. Ведь, в конечном счете, каждый человек остается в глубине души хозяином самого себя и реализует вовне лишь те программы и намерения, которые санкционированы им на некоем интимном уровне самобытия. Даже если при этом он оправдывается собственной болезненностью слабостью воли или событийными случайностями, все равно готовность к очередному срыву и падению заранее рассмотрена им как возможная и принята как в целом допустимая (в известных условиях и при известных якобы оправдывающих его оговорках). Разрубить путы, удерживающие человека в рабстве зависимости, одним ударом, пусть даже экзотическим или секретным, в принципе невозможно. Необходимо проделать определенного рода непростую внутреннюю работу, в процессе которой очищаются авгиевы конюшни иллюзий, заблуждений и самообманов, которые одни только и поддерживали существование неэффективных псевдоадаптационных стереотипов. Важно системно и последовательно проанализировать все «за» и «против», определяющие личное отношение к зависимому образу жизни. Важно дотошно разобраться в глубинно-психологических механизмах санкционирования зависимого поведения самим индивидуумом и разобрать характер влияния на него реальных жизненных обстоятельств и конкретных окружающих. Главное — следует понять, что сам по себе путь наименьшего сопротивления рано или поздно приводит человека на край бездны. Великий Фридрих Ницше как-то заметил: «Когда добродетель выспится, она просыпается более свежей». Однако эта сентенция ни в коей мере не касается жизни аддиктов. Они должны быть рассматриваемы как душевно больные люди, добровольно избравшие свой путь в самом начале, но в процессе погружения в пучину зависимого поведения утратившие способность самостоятельно оценивать происходящее и не могущие освободиться лишь одними лишь собственными силами. Угнетающее зависимого субъекта ограничения свободы является осознанным и добровольным лишь в самом начале его печального пути к саморазрушению. Он нуждается в немалой и квалифицированной помощи для того, чтобы пробудить естественную для всех живущих жажду творческой самореализации и личностной свободы и шаг за шагом, ступенька за ступенькой выбраться из инфернальной бездны зависимой полужизни. Психологическая свобода заключается в способности индивидуума самостоятельно сделать то, чего он хочет на самом деле. Существует свобода реализации (поступков), и свобода желаний (хотений, расположений, тяготений, предпочтений, приоритетов). Причина развития аддиктивного поведения заключается в неумении человека целиком опереться на самого себя. Умению же этому необходимо последовательно и методически грамотно обучаться, ибо генетически оно не наследуется, а должно быть приобретено подобно изучению грамоты или освоению арифметического счета. Мало кто из собирающихся освободиться от зависимости осознает позитивную сторону исцеления: почти все прощающиеся с зависимостями люди словно идут на эшафот — в траурном настроении и в некоем припадке самоотверженного служения ближним. На самом же деле необходимо понять, что свобода реально приносит любому из получивших ее несказанное наслаждение и открывает пути получения самых различных удовольствий и радостных переживаний. Освобождение от аддикции — это не только «потеря привычного кайфа», но и открытие доступа к новым, ранее неведомым удовольствиям и наслаждениям. Погрязшему в похмельных поисках страстей да приключений субъекту недосуг осознать неописуемую радость слушания весенних птичьих трелей в лесу, фантастическую легкость переживания собственной творческой свободы или незабываемых ощущений, связанных с радостью преданного служения истинно любимому человеку. О новых вкусовых и обонятельных ощущениях, как и об открывающихся возможностях социализации и медитативных путешествований и говорить не приходится. Высшее наслаждение — реализация заветных мечтаний и осуществление стратегически важных фантазий. Итак, зависимое состояние, аддиктивная ограниченность представляет собой именно болезнь. Но получается так, что именно сам человек умудряется встать на собственном пути и воспрепятствовать обретению им же самим столь желанной свободы. В духовном плане любая зависимость недостойна Человека Разумного. Главным свойством разума является способность разрешать любые возникающие на пути развития индивидуума проблемы. Поэтому отказ от разрешения проблемы зависимости конкретным человеком свидетельствует о некоторой доле неразумности в его поведении. Всем далеко до совершенства, ибо зависимости в тех или иных видах да степенях присущи каждому из нас. Но отсутствие совершенства вовсе не санкционирует отказ от продвижения в его направлении. Втайне об освобождении от аддикций мечтает каждый, причем степень этого действительного тайного желания прямо пропорциональна тем ограничениям, которые накладывает зависимая жизнь на возможности развития индивидуума. Опыт профессионально грамотного лечения в процессе поисков личной свободы объединяется с творческой волей к действительному освобождению, означающему получение новых возможностей духовно-творческой самореализации индивидуума. С разрывания пут ограничивающей личностное развитие аддикции начинается совершенно новая жизнь — чистая, свободная, свежая. Она не обязательно окажется беспроблемной и комфортно-уютной, но обязательно будет полной поисков, побед и открытий. Одна за другой станут обнаруживаться новые — интересные, неожиданные, достойные внимания — проблемы, но при этом будет накапливаться конструктивный опыт их позитивного разрешения, с развитием которого человек будет чувствовать себя все сильнее, целостнее и состоятельнее. Появится масса новых поводов для размышления над своей жизнью, откроется немалое число причин к самоуважению и переживанию чувство собственного достоинства, обнаружится, что мир полон людей, нуждающихся в помощи, оказывать которую и интересно, и приятно. Мало-помалу божественное начало обретет верх над началом машинным, животным, механическим. Для этого просто нужно позволить самому себе стать немного счастливее, то есть свободнее, а значит отойти от привычных стереотипов самооправданий, стереотипов зависимого поведения и рассмотреть новые возможные сценарии более гармоничного и приятного выстраивания собственной жизни, которая полна возможностей реализации заветных мечтаний и осуществления действительно ценных целей.

Всякий человек от рождения обладает исконным правом на полноту интегральной самореализации. Попадание в зависимость подводит индивидуума к той черте, за которой он должен принять решение об обретении действительных подтверждений собственной духовной состоятельности. Тем же, кто отважится на прыжок самотрансформации (удивительный и таинственный процесс освобождения от пут да тенет — и самого себя, и связанных с нами людей, родственников), наградой неизменно оказывается пребывание в экстатически радующем пространстве свободы распоряжаться собственной жизнью по своему разумению. Не нужно путать ее с псевдосвободой зависимого человека, который бессознательно настаивает на своем «праве» на тихое самоубийство.

В старину такие неадекватные внутренние голоса открыто связывали с бесовщиной и одержимостью. Лично я до сих пор, верю и убеждена в том, что это, правда, так оно и есть. Я верю в Бога, а значит я верю и в зло. Любая зависимость это зло. В конце концов, область истинной духовной свободы, находящейся в центре микрокосмоса каждого из нас, недоступна никому, кроме нас самих. И только нам даровано вселенски великое право решать — жить нам в радужной радостной свободе или прозябать в болезненных призрачных лабиринтах аддиктивного рабства.

Проблема зависимости трудноразрешима, но нужно не забывать, что это самая главная преграда на пути своего счастья. Закончив вуз и получив диплом психолога, в будущем я хотела бы помогать таким людям, которым трудно и как они думают, нереально найти выход из этого тумана. Ведь из любого тумана, всегда есть выход, главное держаться и идти вперед и тогда непременно все получится.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой