Разновидности неопозитивизма

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Реферат по философии

Тема: Неопозитивизм

План

  • Вступление
    • Философия логического анализа
    • Логический позитивизм
    • Логическая семантика
    • Философия лингвистического анализа
    • Постпозитивизм
    • Литература

Вступление

В 20-е годы формируется третья разновидность позитивизма — неопозитивизм. Его естественнонаучными предпосылками были действительные трудности современной науки, связанные в основном с проблемами ее логического обоснования.

Обнаружение парадоксов теории множеств, открытие Лобачевским, Бояйи, Риманом новых систем геометрии, открытие Лукасевичем, Постом, Брауэром различных систем формальной логики, построение теории относительности и другие открытия настоятельно требовали разработки логического аппарата науки и чрезвычайно обострили общие проблемы научного исследования. Эти проблемы и стали в центре внимания неопозитивизма.

Доктрины различных представителей неопозитивизма отличаются значительной сложностью и наличием многих вариантов решений отдельных проблем.

Споры между представителями неопозитивизма привели к появлению различных разновидностей неопозитивизма.

Основными из них, пожалуй, являются философия логического анализа, логический позитивизм (или логический эмпиризм), логическая семантика, философия лингвистического анализа и постпозитивизм.

Философия логического анализа

Основоположником философии логического анализа по праву считается Б. Рассел. Он не столь категоричен в отрицании философских проблем и философии вообще как последующий неопозитивизм. Но у него много общего с ним.

Рассел выдвинул заманчивую программу построения «логически совершенного языка», в котором, по его мнению, могла бы полностью выявлена и четко описана логическая структура человеческого языка вообще. В качестве модели такого языка он предложил язык математической логики, разработанный в написанном им совместно с А. Н. Уайтхедом трехтомном труде «Principia Mathemica» (1910−1913).

Выражение мыслей в этом «идеальном языке» обеспечило бы, по его мнению, точность смысла и предупредило бы неправильные умозаключения от структуры языка к структуре мира, имеющими место при употреблении естественного языка.

Идеальный язык нужен для особых целей и прежде всего для решения проблем традиционной философии и современной науки и не предназначен для замены разговорного языка в его повседневном употреблении.

Начиная с 20-х годов идеи Рассела подхватили Рейхенбах, Куайн и др. Всех их, не смотря на определенной различие философских позиций, объединяла установка на разработку логических языков и на уточнение с их помощью логических форм языка науки, теории значения, теории индукции, подтверждение гипотез и др.

Такое сведение философской деятельности к анализу языковых средств познания привела к тому, что исследования современных представителей философии логического анализа перестали быть философскими или гносеологическими, а является скорее конкретно логическими или логико-методологическими.

Логический позитивизм

Основной вариант неопозитивизма — логический позитивизм сформировался в так называемом «Венском кружке» логиков, философов, математиков и социологов, который возник в 1923 г. в Венском университете под руководством М. Шлика (1882−1936). В кружок входили Р. Карнап (1891−1970), О. Нейрат (1882−1945), Л. Витгенштейн (1889−1951) и др.

В другие страны логический позитивизм пришел уже в виде сложившегося течения. Его развивали Айэр, К. Поппер (Англия), А. Тарский, Айдукевич (Польша) и другие. Неопозитивисты восприняли негативное отношение классического позитивизма к философии.

По мнению, например, Карнапа предложение философии не выражают никакого конкретного содержания. Философия вообще выступает как неадекватная замена искусства.

Место прежнего огромного количества разнообразных философских учений прошлых веков, ничего не давших, кроме заблуждения, по мнению Карнапа, должна занять «Логика науки» Carnap R. The logical syntax of Lonquaqe. — L.: 1937, p. 279. Она преследует две основные цели:

1) элиминировать из науки все не имеющие познавательного смысла рассуждения и псевдопроблемы;

2) обеспечить в результате анализа построение логических моделей осмысленного рассуждения.

В качестве идеального средства решения этих задач принимается разработанный в ХХ в. аппарат математической логики. Тем самым философия лишается своей традиционной проблематики и превращается в своего рода метатеоретической инструмент исследования структуры науки.

Логический позитивизм как и философия логического анализа много внимания уделяет вопросам построения формализованных языков.

Но главную свою цель он видит в исследовании значения языковых знаков, форм выражения понятий в этих языках, синтаксических правил этих языков.

В качестве критерия осмысленности предложений формализованных языков логический позитивизм выдвинул принцип верификации — сопоставление предложений с чувственным опытом. Отсюда и другое название логического позитивизма: логический эмпиризм.

Научно осмысленная может быть такая теория, которая подтверждается эмпирическими фактами. Осмысленной может быть и теория, которая опровергается фактами.

Она считается ложной. Понятие «факта», таким образом, является в логическом позитивизме центральным. Анализу этого понятия посвящена огромная литература.

Но, не смотря на все нюансы в его трактовке, все логические позитивисты сходятся в том, что научный факт — это предложение какого — то языка, описывающие данные какого-то опыта.

Но совокупность атомарных, лишенных связей предложений не составляет еще теории. В истинной теории предложения должны быть связаны между собою.

Отправляясь от этой идеи, логический позитивизм разрабатывает логическую семантику, которая формализует отношение между знаками и обозначаемыми предметами безотносительно к природе последних, а также математическую логику, которая формализует процедуру установления истинности предложений с формальными условиями выводимости в каком-то языке.

Истинность предложений теории и самой теории отождествляется с совместимостью ее предложений. Тем самым логический позитивизм возрождает в иной форме аристотелевско-лейбницевский критерий истины: достаточным основанием истинности формальной теории является ее непротиворечивость.

Таким образом, процесс познания отождествляется логическим позитивизмом с последовательностью операций по фиксации чувственных данных посредством знаков, установлению соотношений внутри последних, приведению этих соотношений в какую-то систему, дедуктивному выведению из этой системы («логической конструкции») предсказаний о будущем опыте (фактов) и, наконец, изменению этой системы в случае обнаружения в ней внутренних противоречий или несоответствия выведенных в них предложений опыту.

Надо сказать, что такое понимание познавательного процесса сыграло положительную роль в развитии методологии дедуктивных наук, разработки математического аппарата кибернетики, исследовании оснований математики и физики. Но как оказалось оно не снимало всех проблем научного познания.

Прежде всего из теоремы Геделя о неполноте арифметики следовал вывод об ограниченности метода формализации (по Геделю, не существует никакой системы аксиом, опираясь на которую можно было бы формальным путем, т. е. оперируя только знаками и правилами выводов из знаков, построить арифметику одну из самых простых математических дисциплин).

Еще более сложные проблемы возникли вокруг принципа верификации. В ходе поиска причин его всеобщего действия обнаружилось, что он не очевиден и сам требует доказательства, т. е. сам подлежит верификации.

Верификация принципа верификации в свою очередь подлежит верификации и т. д. до бесконечности. Все попытки решения этих трудностей хотя и не увенчались успехом, принесли огромную пользу для науки, ибо стимулировали логические исследования, исследования в области семантики, вероятностной логики и др. отраслей знания.

Логическая семантика

Осознавая трудности с обоснованием принципа верификации, Р. Карнап предпринял попытку заменить этот принцип семантическим критерием. Его поддержали А. Тарский, А. Айер и др. Так сформировалась другая разновидность неопозитивизма: логическая семантика.

Тарский доказал, что всякие попытки определить значение (в том числе истинностное значение) выражений какого — то языка с помощью средств этого же языка ведут к парадоксам типа «Лжец».

Суть этого известного еще с древности парадокса такова: человек говорит: «Я сейчас лгу»; если он лжет, то он говорит правду, а если говорит правду, то он лжет. Чтобы избежать этих парадоксов, доказывает Тарский, нужно для определения семантических понятий исследуемого языка вводить метаязык, с помощью которого вести все рассуждения об объектном языке.

Идея формализации языка — объекта и его изучения средствами метаязыка оказались весьма плодотворной для логико-лингвистических исследований, исследований так называемых машинных языков (языков программирования). Оказалось, что этим методом можно исследовать непротиворечивость, полноту и независимость утверждений, выбранных в качестве аксиом, какой — то теории, проанализировать выразительные возможности теории, решать многие другие проблемы.

Однако возможность сведения высказываний одного типа к высказываниям другого типа логические семантики стали истолковывать в духе конвенционализма.

Принцип конвенционализма, по Карнапу, заключается в том, что исследователь может выбирать («может терпеть») любую избранную им логическую систему, лишь бы она была непротиворечива. Айдукевич развивает так называемый радикальный конвенционализм, согласно которому изображение мира в науке зависит от выбора понятийного аппарата, причем в этом выборе мы абсолютно свободны.

Но Карнап и другие логические семантики не могли обойти вопрос, о том, какой же язык наиболее удобный для разных наук. Поиски ответа на этот вопрос привели Карнапа и других логических семантиков к физикализму.

Карнап охарактеризовал его как требование перевода предложений всех наук, содержащие описание предметов в терминах наблюдения на язык физики. Такой перевод предложений он стал рассматривать даже как критерий их научной осмысленности.

В первой половине 30-х г. физикализм пережил период бурного расцвета. Была даже попытка создать «Энциклопедию унифицированного знания».

Но дальше нескольких вводных выпусков запланированного многотомного издания дело не двинулось. Причина неудачи в том, что сближение наук, вызванное их структурной аналогией, математизацией, возникновением пограничных дисциплин и объединяющих теорий (биохимии, общей теории систем и т. д.) отнюдь не ведут к утрате качественной специфики различных областей знания.

Философия лингвистического анализа

Философия лингвистического анализа сформировалась в 50-е гг. в Англии, после выхода в свет в 1951 книги Л. Витгетштейна «Философские исследования». Сторонники этой философии Дж. Райл, Дж. Остин, П. Стросон и др. в отличие от логического позитивизма сделали предметом изучения естественный разговорный язык (отсюда другое название этого течения неопозитивизма — «философия естественного языка»).

Аналитики правильно констатировали, что нельзя выразить богатство естественного разговорного языка в схемах какого-то «идеального» языка. Любой естественный язык чрезвычайно сложен и запутан. И это, по их мнению, неизбежно приводит к бессмысленным проблемам и недоразумениям.

Задача аналитика не в том, чтобы реформировать язык в соответствии с какой-то логической формой, а в том, чтобы, уясняя действительный характер употребления естественного языка, устранять путаницу, появляющуюся благодаря нашему недопониманию его природы. Итогом решения этой задачи должна быть замена выражений, вызывающих путаницу и затруднения, выражениями, равными им по значению, но ясными по смыслу.

Подобный подход открывал возможность анализа таких проблем, где еще не было сложившегося научного аппарата, выработанных формализмом и терминологии, обособленной от обыденного языка (ряд проблем философии, этики, эстетики и др.).

Однако реализовать эти возможности аналитики в полной мере так и не смогли. Этому препятствовала их общая установка на природу языка: тот обычный естественный язык, на котором говорят все люди данной нации, в том числе ученые любой национальности (ибо они, не зная своего родного языка, не могли стать учеными), по Вингенштейну, есть игра.

Конвенционализм в понимании естественного языка привел к тому, что аналитики стали пропагандировать бессилие философии дать сколь — нибудь практические советы. «Философия, — писал Витгенштейн, — никоем образом не должна вмешиваться в действительное использование языка; она может, в конечном счете, только описывать его. Ибо она не может дать ему какого — либо основания. Она оставляет все, как оно есть» Wittgensttin L. Philosopical invstigtions. — Oxforol: 1963, r. 49. У Дж. Остина и других аналитиков философия лингвистического анализа превращается в своего рода лексикографию.

Постпозитивизм

В 50−60-х гг. в англо-американской методологии науки сформировался постпозитивизм. Его наиболее видными представителями являются Т. Кун, И. Лакатос, П. Фейербенд и др.

Они констатировали несостоятельность неопозитивизма реализовать в полной мере программу исследования логики науки, исходящую из какой-либо четкой модели познания. Причина этого, по мнению Куна, коренится в сведении анализа науки к анализу уже готового знания. А наука — прежде всего исследование, процесс получения нового знания.

Путь к созданию подлинной теории науки, по мнению постпозитивистов, проходит через изучение истории науки. Принцип историзма объявляется постпозитивистами главным средством постижения сущности науки, закономерностей ее развития.

В постпозитивизме различают в частности революционистскую и эволюционистскую интерпретации развития науки. Согласно первому подходу, оно представлено работами Куна, Фейербенда и др. развитие науки идет не путем плавного наращивания новых знаний на старые, а происходит через периодическую коренную трансформацию и смену ведущих научных представлений и техники исследования (парадигм), т. е. через периодически повторяющиеся научные революции.

Исследования, прочно опирающиеся на парадигму, заставляют ученых детально изучать некоторые фрагменты действительности Кун Т. Структура научных революций. — М.: 1975, с. 43 — 44. Однако развитие научного исследования неизбежно приводит к обнаружению фактов, не укладывающихся в рамки общепринятой парадигмы.

Для их объяснения выдвигаются новые теории, техника исследования, которые составляют новую парадигму, сменяющую прежнюю. Эти скачки от старой парадигмы к новой Кун и называет научными революциями.

Эволюционистское направление постпозитивизма разрабатывают К. Поппер, И. Лакатос и др. По мнению Поппера различие между нормальной наукой и революцией в науке, «может быть, не такое резкое, каким его делает Кун» Popper K. Normal Scince and its Dangers.- In: «Criticisma». — Cambridge; 1970, p. 52.

Поппер говорит, что ученый — представитель нормальной науки не догматик. Хотя он и работает в рамках какой-то парадигмы, при желании он может в любой момент выйти за эти рамки. По мнению С. Гулимена революции в науке встречаются не так уж редко, и наука никогда не развивается лишь путем накопления знания.

Надо отдать постпозитивистам должное. Они сумели так сформулировать вопросы развития науки, что это привлекло к себе пристальное внимание, и возбудило интерес к проблеме объяснения смены представлений в науке, что во многом продолжает стимулировать соответствующие исследования.

Литература

1. Кун Т. Структура научных революций. — М.: 1975.

2. Popper K. Normal Scince and its Dangers. — In: «Criticisma». — Cambridge; 1970.

3. Carnap R. The logical syntax of Lonquaqe. — L.: 1937.

4. Wittgensttin L. Philosopical invstigtions. — Oxforol: 1963.

5. Джемс У. Прагматизм. -СПб.: 1910.

6. Риккерт Г. О понятии философии. — Н.: «Логос» 1910.

7. Философия: курс лекций для студентов, магистров и аспирантов. В. Н. Чекер, Н. Н. Каськов. Луганск, 2003

8. Ламетри. Избранные философские произведения. М. Л.: 1925.

9. Куданский Н. Избранные философские сочинения. — М.: 1937.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой