Психология преступного деяния

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

§ 1. Психология преступного деяния

§ 2. Психологическая структура преступного деяния

§ 3. Психологические особенности импульсивных преступлений

Заключение

Литература

Введение

В юридической и криминологической литературе термин «преступная деятельность» применяется в широком и узком смыслах. В широком смысле так обозначается любое преступление. В узком — только предумышленное противозаконное деяние, составленное из нескольких взаимосвязанных действий. В уголовном законодательстве рассматриваемая терминология употребляется обычно в специальном, узком смысле.

Преступное действие -- это мотивированный, целенаправленный, сознательный и управляемый акт противоправного поведения, которым достигается определенная цель, и этот акт не разлагается на более простые. Каждое действие имеет смысловое содержание и направлено на достижение относительно близких целей, которыми оно регулируется в период его осуществления. Мотивы, побуждающие определенное лицо к действию, удовлетворяются при осуществлении поставленной цели. В силу этого преступное действие приобретает определенный смысл и носит характер законченного волевого акта.

§ 1. Психология преступного деяния

Понятие «деяние» дословно означает в переводе со старославянского некое «действие», «поступок», «дело». Оно является существительным от глагола «делать» (деять) и означает уже совершенное действие, совершившийся факт. Психологическая сущность преступного поведения состоит в активном стремлении лица добиться осуществления поставленной цели. Оно находит свое выражение в сознательно мотивированных действиях, направленных на достижение определенной цели, независимо от того, совпадает она или не совпадает с наступившими общественно опасными последствиями. Таким образом, психика всегда включена в преступную деятельность. Как правило, она выступает как центральное связующее звено отдельных действий этого конкретного лица. Через нее достигается единство в регуляции этих действий и поведения в целом.

Простым волевым актом, имеющим психологический механизм, является преступное действие. Сложным волевым актом является преступная деятельность, которая складывается из совокупности ряда действий, то есть эпизодов состава преступления. Понятия «преступное действие» и «преступная деятельность» как единицы психологического анализа не следует смешивать с соответствующими уголовно-правовыми понятиями. С психологической точки зрения преступным действием считается только одноразовый волевой акт, которым достигается цель, не разлагаемая на более простые. В уголовном праве под преступным действием понимается как одноразовый волевой акт, так и совокупность нескольких волевых актов. К одноразовым преступным действиями, как правило, относятся неосторожные преступления, совершенные при превышении пределов необходимой обороны, а также в состоянии сильного душевного волнения. Примерами одноразового преступного действия могут служить единичные акты хищения, изнасилования, хулиганств.

Будучи по своему содержанию антиобщественным, преступное поведение с точки зрения его строения отвечает всем признакам волевой деятельности в общепсихологическом ее значении. С субъективной стороны оно характеризуется волей, мотивированностью и целенаправленностью, а с объективной -- физическими действиями или воздержанием от них. Если в совершенном преступлении воля лица не нашла своего выражения в силу внутренних причин (расстройство сознания, психическая болезнь и т. п.), то лицо не подлежит уголовной ответственности. Если же в преступлении воля лица не нашла своего выражения в силу внешних причин (принуждение, насилие и т. п.), то это является обстоятельством, смягчающим уголовную ответственность.

Учет волевого характера преступного поведения находит свое выражение в уголовном законодательстве. Так, законодательное понятие преступления непосредственно исходит из волевого характера преступного поведения; «…преступлением признается предусмотренное законом общественно опасное деяние (действие или бездействие), посягающее на общественный и государственный строй, систему хозяйства, собственность, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права граждан, а равно иное посягающее на правопорядок общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом». Это положение подчеркивается и в теории уголовного права, в частности, то, что волевое действие человека, лежащее в основе построения понятия преступления, можно определить как сознательное целенаправленное воздействие человека на окружающий мир. Таким образом, когда речь идет о психологии правонарушения, это означает, что речь идет только об одном виде человеческого поведения, а именно о волевом поведении.

§ 2. Психологическая структура преступного действия

Преступлением является общественно опасное, виновное, наказуемое по закону деяние.

Совокупность установленных уголовным законом признаков, характеризующих определенное общественно опасное деяние как преступление, образует состав преступления.

В состав преступления входят четыре группы признаков (элементов состава), характеризующих:

· объект,

· объективную сторону,

· субъект

· субъективную сторону преступления.

Субъектом преступления закон признает физическое лицо, совершившее преступление и способное нести за содеянное уголовную ответственность. Способность лица нести уголовную ответственность определяется его возрастом (14−16 лет) и вменяемостью — способностью лица отдавать отчет в своих действиях и руководить ими.

Субъективную сторону преступления составляют вина (в форме умысла и неосторожности), мотивы и цели преступления.

Преступление реализуется посредством способа действия и объективируется в результате действия. Способ и результат деяния в уголовном праве считаются объективными сторонами состава преступления. Однако психологически и способ, и результат действия — компоненты волевого действия субъекта.

Психологический анализ преступного деяния — анализ психологического содержания структурных элементов преступного действия.

Преступление как волевое действие индивида осуществляется как развернутое сложное волевое действие или как простое волевое действие.

Все импульсивно-ситуативные преступления совершаются в форме простого волевого действия; все предумышленные преступления — в форме сложного волевого действия.

Преступное действие -- это мотивированный, целенаправленный, сознательный и управляемый акт противоправного поведения, которым достигается определенная цель, и этот акт не разлагается на более простые. Каждое действие имеет смысловое содержание и направлено на достижение относительно близких целей, которыми оно регулируется в период его осуществления. Мотивы, побуждающие определенное лицо к действию, удовлетворяются при осуществлении поставленной цели. В силу этого преступное действие приобретает определенный смысл и носит характер законченного волевого акта.

Кроме содержания, преступное действие имеет внутреннюю структуру, главными компонентами которой являются:

1) мотив, цель действия и форма вины лица (психологические компоненты);

2) предмет действия, способ, средства и условия его реализации (физические и вещественные компоненты):

3) результат действия, т. е. те последствия, которые наступили от действия.

Цель как компонент преступного действия выполняет в нем определенные функции. Первая ее функция состоит в осознании действующим лицом объекта, предмета или лица, на которое направляется его действие. Вторая функция выражается в желании достигнуть определенного результата этого действия. Благодаря цели лицо регулирует свои действия и направляет их на достижение того результата, который содержится в ней.

Прямой результат -- это тот, который входит в субъективную цель лица. Он является реализацией и непосредственным выражением цели. При вмешательстве объективных, не зависящих от воли действующего лица сил прямой результат может не совпадать по своему объему с целью лица. При этом цель реализуется не до конца, и результат оказывается меньше, чем намечавшаяся цель действия. Несовпадение цели и результата выступает в этом случае в форме «невыполнения цели». Примером «невыполнения» цели является покушение на совершение преступления, когда цель преступления не осуществляется до конца по причинам, не зависящим от воли виновного. Отношения между результатом и целью могут выступать в форме «перевыполнения» цели. В этом случае результат действия превосходит предполагаемую цель и содержит сверх ожидаемого неожиданный результат, что не входило в субъективную цель данного лица. Примером перевыполнении цели является умышленное причинение тяжких телесных повреждений, которые повлекли за собой смерть потерпевшего, хотя это и не входило в субъективную цель действовавшего лица.

Кроме цели, каждое действие имеет свой мотив. Совершая конкретное действие, лицо может руководствоваться различными побуждениями. Для правильного понимания волевого действия очень важно уяснить себе истинное соотношение между побуждениями и целью волевого действия. Осознанная цель, несомненно, играет очень существенную роль в волевом действии, она должна определять весь его ход. Но цель, которая детерминирует волевой процесс, сама причинно детерминируется побуждениями, мотивами, которые являются отражением в психике потребностей, интересов и т. п. Всеми поступками людей руководят их побуждения, т. е. определенные мотивы.

Следует отметить, что преступное действие имеет свою динамику, свое начало и свой конец. Изучение оперативно-розыскной и следственной практики показывает, что, как правило, преступное действие имеет два этапа: мотивационный (подготовительный) и этап его практического осуществления.

Как правило, приступая к действию, лицо мысленно создает его модель в своем уме. Подготовка преступного действия в сознании лица (его мотивация) составляет первый подготовительный этап, который состоит из осознания мотива и цели действия, борьбы мотивов и принятия решения действовать. Побуждения сами по себе не могут явиться источником действия. Чтобы стать таким источником, они должны быть осознаны лицом в качестве мотива. Лишь став мотивом, психическая энергия побуждения превращается в волевую энергию и порождает определенные действия. В этом смысле мотив является «двигателем» поведения и активно стимулирует волевую активность лица.

На стадии мотивации преступного действия может обнаружиться расхождение между целью действия и его нежелательными последствиями, между намеченной целью и трудностями ее осуществления в данных условиях. На этом основании нередко возникает внутренний контакт противоречивых побуждений, называемый борьбой мотивов, который состоит в столкновении нескольких, достаточно не совместимых между собой побуждений лица. Как правило, конкурирующие мотивы являются побуждениями разного психологического и социального уровня. Ими могут быть, например, низменные чувства и доводы разума, чувство мести и интересы дела, органическая потребность и служебный долг, корыстный интерес и должностная обязанность.

В содержание борьбы мотивов входит не просто борьба двух несовместимых побудителей к действию, а борьба мотивов должного социально полезного поведения и мотива, противоречащего праву, мотива антиобщественного, преступного поведения. Иногда борьба мотивов идет довольно длительное время, вызывая у лица определенные психические состояния (замкнутость, подавленность, неразговорчивость, скрытность).

Этап мотивации завершается принятием лицом решения о совершении преступления или воздержании от него. Лицо кладет конец своим сомнениям и колебаниям и решает: буду действовать вот так или воздержусь от действия. Принятие решения о совершении преступления может осуществляться в различных формах. Оно может выделяться в сознании действующего лица как особая фаза и сводится в этом случае к осознанию цели преступления. Оно может наступить в стадии борьбы мотивов само по себе, как ее разрешение. Как особый этап в подготовке преступления принятие решения выступает тогда, когда каждый из мотивов сохраняет для лица свою силу и значимость. Решение в пользу одного мотива принимается потому, что остальные мотивы подавляются и лишаются роли побудителей действия. Мотив-победитель становится доминирующим и определяет содержание предстоящего действия. Лицу, совершающему преступление, приходится принимать решение в различных психологических условиях:

1) это могут быть простые условия без стрессов и возбужденного состояния, при достаточности времени на его обдумывание, что характерно, например, для принятия решений расхитителями собственности, совершения актов терроризма и т. д. Оно порождает, как правило, расчетливое преступное поведение;

2) сложные психологические условия: в виде сильного возбуждения, недостатка времени на продумывание решения, наличия конфликтной ситуации, когда одному лицу противостоит воля другого лица, — ведут к принятию недостаточно продуманных решений, вызывающих нетрензитивное преступное поведение, т. е. поведение, основанное не столько на строгом расчете, сколько на порыве, что характерно для принятия решений, например, при совершении преступлений против личности (в частности, при совершении убийств на эмоциональной основе, причинении умышленных телесных повреждений, изнасилований).

Как правило, после принятия решения наступает главный этап: реализация сформированной мотивом и целью воли лица в действиях. Практически же на стадии мотивации осуществляется, образно говоря, проектирование преступного поведения. На стадии исполнительной этот проект воплощается в реальные действия и их результаты. Исполнение преступления требует волевых усилий, которые «питаются» силой мотива и цели действующего лица. На этой стадии психическая деятельность лица проявляется в регулировании осуществляемого действия в соответствии с его целью. Затраченная лицом психическая и физическая энергия воплощается в результате действия. Поэтому содержание преступного действия должно рассматриваться, прежде всего, с результативной стороны, то есть как процесс реализации цели в результатах действия. Достижение цели означает окончание действия как волевого акта. Лицо оценивает достигнутый результат, сопоставляя его с намеченной целью. При этом оно констатирует его удачу или неудачу, успех или неуспех.

Таким образом, следует различать функции, выполняемые мотивом и целью на стадиях подготовки (мотивации) и исполнения преступного действия. На подготовительной стадии мотив и цель формируют решение и порождают волю лица. В стадии исполнения преступления они определяют содержание уже сформированной воли лица, выступая ее смысловой стороной. Свою функцию мотив и цель в дальнейшем выполняют путем корректировки направленности совершаемых действий. Благодаря этому обеспечивается их претворение в действие и через него в реальных фактах действительности.

В ходе деятельности мотив может остаться

1) неизменным и стать действующим мотивом. Иногда мотив, сформировавший действие, в ходе исполнения исчезает,

2) заменяется другими или осложняется добавлением нового, дополнительного мотива. Изменение мотива может происходить путем его отпадения и прекращения преступной деятельности лица. В стадии исполнения может произойти также 3) переосмысливание мотива путем замены его социально-положительным мотивом поведения. Примером подобного переосмысливания мотива может служить добровольный отказ от дальнейшего совершения преступления, явка с повинной (когда преступление уже окончено), способствование предупреждению наступления вредных последствий, а также самооценка преступления в ходе расследования, чистосердечное раскаяние в содеянном и активное способствование его раскрытию.

Важно понять, что между мотивом и целью лица и его преступным поведением существуют два вида связей -- прямая и обратная. Прямая связь выражается в том, что мотив и цель преступления порождают преступное поведение. Обратная связь между ними заключается в том, что преступное поведение в соответствии с конкретными ситуациями и условиями оказывает обратное влияние на мотив и цель как путем корректировки их самих в ходе совершения преступления, так и путем применения лицом определенной тактики и отдельных приемов по их реализации.

Можно проиллюстрировать это следующим примером. Вор с целью совершения хищения идет в ночное время в магазин, чтобы проникнуть туда путем взлома висячего замка на двери служебного входа. Прибыв к магазину, он видит, что дверь служебного входа закрыта не на висячий замок, а изнутри. Тогда преступник изменяет свое решение, корректируя его в соответствии с поставленной целью, и решает проникнуть в магазин с центрального входа. Здесь он видит спящего сторожа. Поскольку цель его может быть достигнута лишь осложненным путем, т. е. путем убийства сторожа, лицо вновь в соответствии с поставленной целью корректирует свое преступное поведение и решает проникнуть в магазин с чердака. Реализуя свой план, он проникает в магазин с чердака, сделав пролом в потолке, и совершает хищение товаров.

Заметное место в мотивации преступных действий может принадлежать состоянию опьянения лица. Роль алкоголя в мотивации преступления состоит в том, что он снимает процессы торможения. Под влиянием алкоголя человек перестает смотреть на себя глазами других. Вначале создается иллюзия внутренней легкости и желания общения, потом возникает нарушение обычной мотивации поведения. Пьяному человеку кажется, что он ведет себя весьма логично. Фактически же у него нарушается привычная мотивация и организация поступков и поведения.

Следует отметить, что роль мотива и цели как структурных и функциональных компонентов преступного поведения наглядно выступает в патологических случаях, когда один из них или они оба бывают нарушены. При патологических аффектах и импульсивных состояниях, когда побуждение непосредственно дает стремительную, неосознанную разрядку в преступном действии, последнее теряет характер волевого поведения и выступает как акт поведения душевнобольного человека, что имеет место при клептомании (импульсивное воровство), пиромании (импульсивное поджигательство), дромомании (импульсивное бродяжничество).

Существенным звеном исполнения действия являются его предметно-вещественные компоненты, то есть орудия, средства и условия, благодаря которым достигается цель действия. Внешние условия могут благоприятствовать или препятствовать достижению цели. В качестве средств совершения преступления выступают предметы, вещи, орудия, инструменты, механизмы, приборы, устройства, потому что они могут «служить цели лица». Предметно-вещественные элементы преступного поведения выбираются лицом в соответствии с их субъективной значимостью. Их назначение в том, что они используются и управляются субъектом как средства достижения своей цели. Средства есть способность предмета служить цели.

Особо следует указать на документы как средства совершения преступлений. Сюда относятся фиктивные, поддельные и разорванные служебные документы и другие записи о преступных комбинациях. Являясь средством совершения или «прикрытия» преступления, они выступают объективными показателями мотивационной стороны преступления. Обнаружение подобных документов, а также выявление повода, назначения, автора и обстоятельств их изготовления проливают свет на мотив и цель совершения преступления.

§ 3. Психологические особенности импульсивных преступных действий

психологический преступное деяние

Многие преступления совершаются импульсивно, спонтанно, без специально сформированной цели. Эти преступные акты образуют класс малоосознанных реакций. Импульсивные действия регулируются установками — подсознательными побуждениями, общей личностной направленностью.

Во всех поведенческих стереотипах, основанных на подсознательной установке, мотивы и цели совпадают (сдвиг мотива на цель). Здесь мотивы трансформированы в механизм установки.

Обязательным признаком субъективной стороны преступных импульсивных действий является цель; мотив совпадает с целью.

Импульсивное поведение может быть вызвано различными причинами:

· эмоциогенной обстановкой при несформированности у индивида адекватных реакций;

· общей эмоциональной неустойчивостью индивида;

· состоянием опьянения;

· привычными формами поведения;

· психопатическими аномалиями личности.

Во всех импульсивных реакциях проявляется личностная готовность индивида к определенным действиям. При конфликтных эмоциональных состояниях чувства, эмоции подавляют рациональные механизмы регуляции поведения и приобретают ведущую регуляционную функцию, превращаются в основной механизм импульсивных действий.

Иногда при стечении внезапно возникших обстоятельств человек вынужден действовать очень быстро. Мотивы поступков в таких ситуациях неточно называются «вынужденными мотивами». В связи с этим следует иметь в виду, что в экстремальных ситуациях мотивы действий человека бывают свернутыми, совмещенными с внезапно сформированной целью. Чем руководствуется человек, обороняющийся от внезапного нападения? В данном случае его поведение определяется не продуманными мотивами, а общим побуждением, готовностью к самосохранению, которое проявляется в стереотипных действиях самообороны.

Нередко импульсивные действия совершаются и по «внутренним поводам» — из-за стремления личности самоутвердиться, обеспечить свое превосходство перед окружающими, дать выход накопившимся отрицательным эмоциям.

Наиболее остро импульсивность проявляется в состоянии аффекта, сильного душевного волнения, характеризующегося дезорганизацией сознания, торможением всех зон мозга, кроме гипердоминантного очага, расторможением обширных подкорковых зон, резкой активизацией импульсивных, непроизвольных оборонительных и агрессивных реакций. Осознанные цели и мотивы при аффекте отсутствуют — срабатывает установка на преодоление аффектора. Аффект связан с неспособностью личности выйти из данной острой, критической ситуации социально адаптированным способом.

Состояние аффекта тормозит все не связанные с гипердоминантой психические процессы и навязывает индивиду «аварийный» стереотип поведения (бегство, агрессия, крик, плач, хаотичные движения, сдвиги в функционально-физиологическом состоянии организма). В состоянии аффекта нарушается важнейший механизм деятельности — избирательность в выборе поведенческого акта, резко изменяется привычное поведение человека, деформируются его жизненные позиции, нарушается способность к установлению взаимосвязей между явлениями, в сознании начинает доминировать какое-либо одно, нередко искаженное, представление — происходит так называемое «сужение сознания» (торможение всех зон коры мозга, кроме тех, которые связаны с гипердоминирующей зоной).

Закон признает «сильное душевное волнение» смягчающим ответственность обстоятельством. При этом обычно учитывается, что сильное душевное волнение возникает внезапно как импульсивная, непосредственная реакция на сверхсильный раздражитель, при котором и преступный умысел возникает также внезапно, а преступное деяние совершается сразу за действиями потерпевшего. Аффект может возникнуть и в результате обнаружения впоследствии результатов неправомочных действий потерпевшего, наносящих урон достоинству личности или ее здоровью.

В действиях, совершаемых в состоянии сильного душевного волнения, цель не конкретизирована, действие имеет лишь общую направленность. Преступление, совершаемое в состоянии аффекта, имеет неопределенный и косвенный умысел.

Конфликтным эмоциональным состоянием, активизирующим импульсивные реакции, является и стресс, также относящийся к разряду состояний «сильного душевного волнения». Понятием «стресс» (от английского «stress» — давление, напряжение) охватывается большое разнообразие психически крайне напряженных состояний, вызванных различными экстремальными воздействиями (стрессорами).

Различаются физиологический стресс (перенапряжение физиологических функций) и психический стресс. Психический стресс подразделяется на информационный и эмоциональный.

Информационный стресс возникает в условиях оперативно-информационной перегрузки человека при выполнении им усложненных управленческих функций с высокой степенью ответственности за последствия принимаемых решений (например, в условиях аварийной ситуации).

Эмоциональный стресс возникает в экстремальных, крайне опасных ситуациях (внезапное нападение, стихийные разрушения, личностно значимые «стратегические» конфликты).

При этом психика человека может модифицироваться в форме:

· крайней активизации двигательно-импульсивной активности,

· развития глубоких тормозных процессов (ступор),

· генерализации — распространение активности на широкую область объектов, нарушение дифференцировки в выборе целей.

При демобилизующем стрессе (дистрессе) деформируются вся мотивационная сфера личности и ее адаптивно-поведенческие навыки, нарушается целесообразность действий, ухудшаются речевые возможности. Но в ряде случаев стресс мобилизует адаптивные возможности личности (такая разновидность стресса называется австрессом).

Человеческое поведение как при аффекте, так и при стрессе не низводится полностью на бессознательный уровень. Его действия по устранению аффектора или стрессора, выбор орудий и способов действия, речевых средств сохраняют социальную обусловленность. Сужение сознания при аффекте и стрессе не означает его полного расстройства.

Для целей расследования существенно исследование поведения индивида в постаффектном и постстрессовом состоянии (последнее всегда характеризуется крайним упадком сил, апатией, безразличием, пониженной двигательной активностью).

Деформация в эмоционально-волевой сфере человека происходит не только в состоянии аффекта и стресса. Одной из разновидностей так называемых конфликтных психических состояний является состояние фрустрации (от латинского «frustratio» — тщетное ожидание, расстройство из-за обмана ожиданий) — крайне эмоционально напряженное негативное состояние, связанное с возникновением непреодолимого для данной личности препятствия в достижении значимой для него цели (отказ любимого жениха от обещания жениться, увольнение с работы, различные стратегически значимые материальные и духовные утраты).

Состояние фрустрации проявляется в невыносимо тягостном, гнетущем психическом напряжении, в чувстве отчаяния, безысходности, крайней агрессивности в отношении фрустратора. Глубина состояния фрустрации зависит от значимости блокируемой деятельности и близости достигаемой цели. Фрустрация может привести к депрессии — к уходу от реальности, замещению ее действиями в воображаемой сфере (грезы), снижению уровня поведения (вплоть до регрессии). Нейрофизиологически это связано с тем, что резкие высокие психические напряжения, вызывая охранительное торможение, затормаживают тонкие и сложные структуры саморегуляции.

В результате этого могут возникнуть неврозы и даже характериологические деформации — устойчивая неуверенность в себе, заниженность самооценки, уровня притязаний, ригидность (от латинского «rigidus» — жесткий, твердый, непластичный) — неспособность гибко изменять программы поведения.

Импульсивность поведения особенно характерна для психопатических личностей и лиц с акцентуированными характерами, стремящихся к немедленному удовлетворению актуализированных потребностей без должного учета обстоятельств, склонных к мгновенным компенсаторным реакциям.

Значительные деформации в регуляции поведения возникают в состоянии алкогольного опьянения. Лица, находящиеся в этом состоянии, отличаются крайне пониженной способностью оценивать объективное содержание событий, воспринимаемой ситуации.

Итак, импульсивные преступления — «замыкание» острых психических состояний индивида на конфликтные для данной личности ситуативные обстоятельства, которые выступают пусковым механизмом ее малоосознанных противоправных действий.

Характер этих ситуативных обстоятельств позволяет судить о том, что криминогенно для данной личности. Все импульсивные преступные акты отличаются свернутостью сознательных регуляционных компонентов поведения. В этих поведенческих актах деформируется сознательно волевая регуляция поведения — сознательное принятие решений, развернутое программирование действия замещаются установочными реакциями — готовностью индивида к характерным для него стереотипным действиям в типовых ситуациях.

Мотивы и цели действия перекрываются генерализованным эмоциональным побуждением — нанести ущерб травмирующему эмоциогенному источнику.

Однако импульсивные преступные акты нельзя рассматривать как разновидность случайных преступлений. Они, как правило, закономерно обусловлены личными особенностями импульсивных преступников. И это стереотипизированность импульсивного преступного поведения имеет существенное значение для оценки личности преступника и ее ресоциализации. Импульсивность поведения не может безоговорочно рассматриваться как смягчающее ответственность обстоятельство. Во многих случаях она характеризует устойчивое общественно опасное качество личности, ее крайне пониженную социальную ответственность.

Заключение

Будучи по своему содержанию антиобщественным, преступное поведение с точки зрения его строения отвечает всем признакам волевой деятельности в общепсихологическом ее значении. С субъективной стороны оно характеризуется волей, мотивированностью и целенаправленностью, а с объективной -- физическими действиями или воздержанием от них. Если в совершенном преступлении воля лица не нашла своего выражения в силу внутренних причин (расстройство сознания, психическая болезнь и т. п.), то лицо не подлежит уголовной ответственности. Если же в преступлении воля лица не нашла своего выражения в силу внешних причин (принуждение, насилие и т. п.), то это является обстоятельством, смягчающим уголовную ответственность.

Многие преступления совершаются импульсивно, спонтанно, без специально сформированной цели. Эти преступные акты образуют класс малоосознанных реакций. Импульсивные действия регулируются установками — подсознательными побуждениями, общей личностной направленностью.

Во всех поведенческих стереотипах, основанных на подсознательной установке, мотивы и цели совпадают (сдвиг мотива на цель). Здесь мотивы трансформированы в механизм установки.

Обязательным признаком субъективной стороны преступных импульсивных действий является цель; мотив совпадает с целью.

Импульсивное поведение может быть вызвано различными причинами:

· эмоциогенной обстановкой при несформированности у индивида адекватных реакций;

· общей эмоциональной неустойчивостью индивида;

· состоянием опьянения;

· привычными формами поведения;

· психопатическими аномалиями личности.

Во всех импульсивных реакциях проявляется личностная готовность индивида к определенным действиям. При конфликтных эмоциональных состояниях чувства, эмоции подавляют рациональные механизмы регуляции поведения и приобретают ведущую регуляционную функцию, превращаются в основной механизм импульсивных действий.

Литература

1. Еникеев М. И. Юридическая психология: Учебник. — М.: Норма, 2001. — 517 с.

2. Зелинский А. Ф. Рециди: структура, связи, прогнозирование. — Харьков, 1980.

3. Чуфаровский Ю. В. Юридическая психология. Учебное пособие. — М.: Право и Закон, 1997. -- 320 с.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой