Об армянских притязаниях к Гарабагу и планах Российской империи по созданию марионеточного Армянского царства и христианского Албанского государства на тер

Тип работы:
Статья
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Гадиров Вилаят

Об армянских притязаниях к Гарабагу и планах Российской империи по созданию марионеточного Армянского царства и христианского Албанского государства на территории Азербайджана в 80-е гг XVIII в.

Азербайджан всегда притягивал внимание русских своими торговыми доходами и геополитическим расположением, что привело к тому, что российское правительство уже с XVIII века начало проводить активную политику в этом регионе. Петербург для осуществления своих планов намеревался использовать христианский фактор, что должно было оправдать, на первом этапе, деятельность по созданию христианских буферных государств на границах с мусульманскими державами. Идея создания «христианских буферных» государств была направлена на закрепление той системы отношений, которая была достигнута после подписания Кучук-Кайнарджийского мирного договора. Поэтому надо отметить, что петровская политика в «армянском вопросе» была целенаправленно продолжена Екатериной II, которая выразила свое согласие на создание «Армянского» государства под покровительством России (7, 300).

Однако, данные проблемы следует рассматривать через призму внешней политики существовавшего тогда, которое имело удобное геополитическое положение и сильную Шушинскую крепость. Это, а также наличие хорошего государственного деятеля как Панахали хан, сделали азербайджанское Гарабагское ханство достаточно сильным, а при его сыне Ибрагимхалил хане, ханство это достигло своего наивысшего развития. Историю образования Гарабагского ханства и время правления первого правителя, достаточно детально рассмотрены в трудах других исследователей (1; 2; 4; 6; 8). Между тем на фоне активной внешней политики Ибрагимхалил хана (1759/61−1805) (2, 219) наблюдалось некоторое оживление сепаратизма, проявляемое со стороны христианских меликств. Эти мелики хотели своими действиями ослабить и расчленить Гарабагское ханство. Поэтому, используя стремление Российской империи утвердиться в регионе путем создания марионеточных христианских государств на Южном Кавказе, гарабагские мелики пытались добиться независимости. Подобные взгляды, пожалуй, разделяли и в русском дворе. В целом на наиболее полезной позиции к русской политике стояли армяне, что и заставило правительство Екатерины II продолжить политику водворения армян и вообще христиан, в Предкавказье и на Северном Кавказе (10, 18, 83, 86, 106, 112). Поэтому в переселении христиан, и в частности армян, из Крымского полуострова на Кавказские рубежи следует видеть начало претворения в жизнь политики русского двора по созданию христианских буферных государств — «Албанского государства» и «Армянского царства» на границах с мусульманским миром. Подобным образом, полагали в Петербурге, лучше всего можно отгородиться от «непредсказуемого» Востока.

Не желая дистанцироваться от сути проблемы отметим, что именно Прикаспийские области планировалось включить в «Албанское государство», а «Армянское царство» должно было состоять из Гарабагского и Гарадагского ханств (13; 16). Хотя, в то же самое время нужно отметить, что о планах включения в различные времена Гарабагского и Гарадагского ханств в состав «Албанского государства» писали в своих трудах некоторые исследователи (5, 90; 15, 625; 17, 32). Принимая в качестве территории «Албанского государства» Прикаспийские области, можно предположить, что в начале 80-х годов из двух существующих проектов планировалось реализовывать именно план, связанный с созданием «Албанского государства». К тому же в Петербурге прекрасно понимали, что интересующий их регион не является армянским исторически (письма меликов и гандзасарского патриарха) (22, 162, 166−167; 15, 317, 327−329).

Отметим также и то, что политиков в Петербурге в это время занимала мысль об укреплении русской (выделено нами — К. В) торговли с восточными странами. Хотя, со времен Петра I русские «ласкали» армян в своих пределах, то есть старались создавать условия для их деловой деятельности, все же с другой стороны армяне явно являлись конкурентами русских купцов. Процесс закрепления армянского торгового капитала на российском рынке имел еще в ту пору более чем вековую историю. Это, в конечном счете, и привело, как отмечал Семенов А. «…на стеснения от производимой армянами персидской торговли, на что жаловались русские торговые люди…» (19, 164−165). Таким образом, не стоит наивно полагать, что русские на основных торговых путях, которые проходивших в обход Османской империи именно через Прикаспийские области позволили бы создать «Армянское царство» потому что в таком случае, даже зависимое от Петербурга в политическом отношении «Армения» оказывала бы экономическое влияние на своего «Северного хозяина», что, несомненно, не входило в планы российского правительства. Отсюда можно сделать вывод о том, что представило бы будущее «Албанское государство» будь оно создано в то время. Думается, что Абдуллаев Г. Б. имел именно этот момент ввиду, когда писал что «Этим актом (то есть созданием „Албании“ — К. В) правительство Екатерины II хотело овладеть Каспийской торговой магистралью имевшей важное значение в торговле с Индией, и закрепиться в Закавказье» (5, 90).

Однако, в планах русского двора существовал и проект по созданию «Армянского царства» — это неопровержимый факт. Возникновение и существование подобного проекта, по вышеизложенным аргументам, должно было составить суть имеющего в то время парадокса. Дело в том, что все эти проекты держались в строжайшей тайне, и должны были осуществиться поэтапно, и поэтому возникновение «Армянского проекта» можно связать, если не полностью, то, по крайней мере, в определенной степени с деятельностью армянских политиканов.

Итак, Потемкин Г. А. и Суворов А. В. для расширения круга своих знаний о регионе посчитали нужным встретиться и обговорить будущие планы с армянскими политиканами Аргутинским И. и Лазаревым И. (13, 21; 18, 49). На настойчивую просьбу армян по поводу создания армянского государства князь Потемкин Г. А. дал ответ, что это возможно при условии, если в официальной форме будет сделано соответствующее ходатайство Проще говоря, Петербург старался создать для своих деятельности правовую основу. Однако беспокоиться русским тогда было не о чем, так как у армян к тому времени был накоплен большой опыт в подобных «обращениях», в которых они по большой массе в самых грязных формах выражали свои территориальные притязания к историческим землям Азербайджана, в частности к Гарабагу.

Армяне с самого начала активно участвовали в этом мероприятии, а тот факт, что их письма в виде приложения, то есть в оригинале доходили через Суворова А. В. до Потемкина Г. А., а, следовательно, и императрице, говорит о степени их вовлеченности в «дело» и влиянии на ход событий. Многое проясняет содержание этих бумаг, которые были опубликованы в ряде изданий. Так в одной записке говорится, что якобы, Арменией завладели «Турки» и «Персияне», а «малая же часть, то есть, Карабахцы и поныне остаются в независимости» (20, 68). Армяне безбожно пытались представить Гарабаг частью мифической Армении, ссылаясь на проживание здесь незначительной части христиан, и существование христианских меликств. А приписываемая этим меликствам независимость явная фальсификация и имеет собой цель еще более заинтересовать российское правительство в намечающемся предприятии, а также придать ему армянскую направленность. С другой стороны это свидетельствует тому, что армяне не только притязали на территорию Гарабага, а видели в ней ядро будущего армянского государства. В этом легко убеждаешься, когда читаешь следующее: «…но в случае какого-нибудь начальника из своей нации, весьма легким способом Армения может паки возстановиться…» (20, 68−69).

Конечно же, этот «начальник» из армян должен был посажен на азербайджанский ханский престол, что особенно примечательно в том смысле, что армяне притязали не только на определенную часть Гарабага, то есть ту, где в мизерном количестве проживала христианская община, а в целом на весь Гарабаг. Подобного рода документов в истории было немало, и хотя они несколько различаются по своему содержанию, все же в сути своей они направлены на определенную цель — отторгнуть Гарабаг от остальной части Азербайджана (хотя, в общих чертах амбиции армян имели более широкий охват). В другом приложении также имеется информация о Гарабаге. Этот документ является ярким примером армянской фальсификации. Так в самом начале Гарабаг описывается как чисто армянская область притом «самовластная». По словам автора этого документа это так называемое «самовластие» осталось от армянского государства прекратившего свое существование после шах Аббаса. Здесь мы находим также совершенно беспочвенные слова об Албанской автокефальной церкви и его патриархе: «Над ними удельный патриарх Иоаннес по армянскому названию катуликус с прилагательным титлом: Авганский, каковым именем древле Армения называлась …» (Подчеркнуто нами — К. В) (18, док. 1, стр. 263). Как видим здесь ставится знак равенства между Албанией и Арменией. Кажется, все и без слов ясно. Автор тем самым пытался выставить культуру, историю и все, что связно с Гарабагом, в качестве армянского наследия. Абсурдным является также и то, что якобы албанский патриарх всю свою историю рукополагался армянским католикосом. Подобные документы служат доказательством того, что отдельные армянские политиканы выставляли историческое прошлое, азербайджанского народа в искаженном свете, что, кстати, отвечало также интересам царской России. Автор данного документа беспардонно пишет о якобы имеющем место передаче Шуши Панах хану меликом Шахназаром, в то время как эта крепость была заложена самим Гарабагским ханом, что очень легко проверить по всем достоверным источникам (3, 40). На фоне этих событий как было выше отмечено в самом Гарабагском ханстве происходила борьба Ибрагимхалил хана с христианскими меликами. В это время методы большой политики довольно удачно стал использовать в решении внутригосударственных проблем Ибрагимхалил хан. Дальновидный и опытный хан Гарабага вне всякого сомнения понимал на какие внешние факторы опирались сепаратистские элементы. Поэтому в борьбе с центробежными силами он умело использовал сталкивающиеся интересы и отдельные личностные амбиции, имеющие место в христианской общине Гарабага. Таким образом, можно заключить, что русско-грузино-армянская деятельность, направленная на ослабление Гарабагского ханства путем поддержки центробежных элементов, не могла пользоваться тотальным успехом, потому что ложная идея о якобы «армянской солидарности» христиан Гарабага, на чем в основном базировались армянские территориальные притязания к этой области, разбивались вдребезги об умелые политические мероприятия Ибрагимхалил хана.

Армяне, как известно, не имея своей государственности, связывали его создание как с намеченными походами русских на Восток, так и с усилением влияния Ираклия II, то есть в форме некоего гибрида «Великого Грузино-Армянского царства». Причем армяне являлись, в виду уникальности своих позиций, единственной стороной, не терявшей ничего при любом исходе дел. Эта уникальность их позиций дала понять русским, что они идеально подойдут на роль основного форпоста Петербурга в регионе. Из всего этого можно заключить, что главные притязания армян были направлены на Гарабаг, потому что, во-первых, для реализации своих планов Ираклию II придется столкнуться именно с Гарабагским ханством, а во-вторых, русские могли остановить расползание грузинского влияния на Кавказе именно в Гарабаге, создав, по мнению Аргутинского и прочих армян, «Армянское царство».

Итак, видя готовность Петербурга совершить военное вторжение на азербайджанские земли и установить здесь свое господство, а также связанный с этим особый интерес к Гарабагу, как центру Азербайджана, его военно-стратегическое положение и политическое состояние Гарабагского ханства, армяне пытались воспользоваться этим в максимальной степени, что означало реализацию фантастических идей, таких как создание мифического «Армянского царства» на исторической территории Азербайджана, за счет попирания естественных прав азербайджанского народа — этнического и культурного доминанта в исследуемом регионе и в частности в Гарабаге. Насколько бы невероятными ни казались подобные идеи армянских политиканов, они находили достаточно широкий отклик в рядах очень влиятельных политических и военных чиновников в кабинете Екатерины II. Поэтому, закрепившись на ключевых постах в русской администрации и вообще находясь на службе у русских генералов армяне хотели участвовать в завоевании Азербайджана и пользуясь благоприятным моментом создать на оккупированных территориях марионеточное армянское царство, о которым можно иметь достаточное широкое представление по т. н. «проекту Аргутинского» (13, стр. 47−50). Желая показать масштабы армянских притязаний, лишь отметим, что в этом проекте армянский патриарх выпрашивал порт на Каспийском море.

По мнению некоторых российских политиков данные проекты должны были реализоваться в результате переговоров с неким Алимурад ханом, правителем Исфагана, который на деле не обладал возможностью делать каких-либо территориальных уступок за счет азербайджанских земель. Но, тем не менее, Российская империя поддерживала переговоры в надежде осуществления своих планов мирным путем, ибо Петербург в этом видел прелюдию реализации проектов по созданию буферных государств на границе с мусульманским миром. Так, в своем письме Безбородко от 31мая 1784 года писал члену Коллегии иностранных дел Бакунину П. В. поясняет, что он под «нашими персидскими делами» понимает новые территориальные приращения для Картли-Кахетии, создание «Армянского царства» и «Албанского государства», которое будет включать в основном прикаспийские ханства: «…границы Ираклиева царства, состояние независимых областей Армянской и другой, из побережья Каспийского учреждаемой» (13, 124−125). Те же самые идеи изложены им в докладной записке: «приобресть новые земли…, открыть новые ветви торговли и основать новые царства и области, кои России будут служить барьером против всех на нее с той стороны покушений» (13, 125).

Безбородко получил сведения обо всех этих планах от Потемкина Г. А. писавшем: «Великие можно приобрести из сего пользы и миро любо, но устроить край Армянский и ту часть, которая составить должна Албанию, также и царство Ираклиево… а между тем ответы сделаю, подающие нечто для него приятное, и то больше состоять будет в советах, препроводят хорошим подарком (16, 188). А князь Потемкин Г. А. в ордере от 22 апреля 1784 г. дает командующему на Кавказе Потемкину П. С. необычное задание очертить контуры будущих границ между вновь создаваемыми «царствами» — Албанией и Арменией.

Полковником Тамара послал отзыв Алимурад хану, который содержал следующее: «Четвертое. Чтоб край Армянской в его независимости восстановлен был; Пятое. Чтоб и тех землях, кои назначаются к составлению области или царство Албанского, заделано было ясное постановление» (13, док. 60, стр. 283). В этих статьях, Российская империя впервые за всю свою историю в официальной форме выразила желание создать новые «царства». Эти государства предполагалось устроить на территории исторического Азербайджана, при этом не исключалось попирание прав и свобод местного населения. Тем самым Российская империя в лице Екатерины II и всего русского правительства, не только поддерживали, но и способствовали разжиганию аппетитов армян, которые выражали неоправданные территориальные притязания к Азербайджану.

Отметим, что процесс создания этих марионеточных государств, политикам в русской столице в то время казалось неотвратимым, оттого в конце отзыва было написано: «В одно же время полезно было бы основать правительство армянское и албанское и с ними сделать нужные постановления» (13, док. 60, стр. 283). Очень интересно, что должно было представлять из себя «правительства» этих «царств». Если с армянским правительством можно полагать, все ясно оно должно было состоять из армян, то этого вряд ли можно сказать об албанском правительстве. Ответ на этот вопрос и на вопрос о границах этих государств, частично мы находим в мемуарах статс-секретаря Храповицкого А. П., который писал следующее: «…в сундуке отыскал для себя и читал проект князя Потемкина-Таврического, чтобы воспользуясь персидскими неустройствами, занять Баку и Дербент и присоединить Гилян, захваченную территорию назвать Албанию для будущего наследия великого князя Константина Павловича» (21, 37). Ссылаясь на имеющиеся факты, трудно подвергнуть критике слова Храповицкого А. П. (12, 184−185), который говоря о проекте создания «Албанского государства», лишь констатировал факт, который не должен вызывать никаких сомнений. Поэтому нужно полагать, что в случае, если бы создание Албанского царства все же стало бы реальностью, то оно было бы передано в полную «вотчину» «величающего вельможи» князя Потемкина Г. А. Эта идея действительно не безосновательна, потому что престарелая императрица беспокоилась за судьбу князя Потемкина Г. А., в случае если он ее переживет, она хотела бы, что бы он находился в достаточно безопасном репрессий для себя месте. Как говорится ему нужно было заранее обеспечить себе независимость (9, 290−300; 11, 38). Подобные идеи императрицы естественно поддерживал князь, следовательно, нужно полагать, что физическая смерть фаворита, предшествующая кончине Екатерины II и стала причиной предания забвению всех планов связанных с созданием т. н. «Албанского царства», чему активно способствовали и армяне.

Кроме того, в еще не достаточно изученных архивных источниках можно найти полный ответ на все вопросы, связанные с проектом создания «Албанского государства». В частности, нужно полагать, что территориально оно должно было включать не только Прикаспийские ханства Азербайджана, что не вызывает сомнений у большинства историков, но возможно и часть Дагестана, а также южные области Северного Кавказа, в частности Осетию. Так, излагая свои мысли о покровительстве осетинам и укреплении христианства на Кавказе, Потемкин Г. А стараясь лучше представить все выгоды продолжал: «…сия Албания могла быть во всех частях лучше и превосходнее королевства Венгерского, с коим и есть сходство превеликое, с тем только отличаем, что вся природа, как и все свойства физические и моральные, а равно и крупность нравов, находятся здесь в одной чрезвычайной степени» (АВПР, ф.5 № 591, ч. I, лл. 273−274, см.: 11, 182).

В заключение надо сказать, что посольство Тамары не привело к каким-либо результатам, так как по дороге в Исфаган он получил известие о смерти Алимурад хана (17, 31). И в основном на этом планы бескровного претворения в жизнь проектов по созданию «Армянского царства» и «Албанского государства» в 80-х годах рухнули. Поэтому во второй половине 80-хгг. XVIII в. наблюдались попытки военным путем реализовать эти задачи. Для радикальных решений проблем больше всего был заинтересован Ираклий II и мелики Гарабага. В 1787 г. при посредничестве Российской империи между Ираклием II и Фатали ханом губинским был заключен договор. В том же 1787 г., в июле месяце Ираклий заключил сепаратное соглашение о ненападении с Сулейман-пашой (Ахалцихским). Болезнь Умма хана, союзника Ибрагимхалил хана и вышеприведенные события создали благоприятные условия для начала «крестового похода» против Гарабагского ханства, единственным союзником которого был Джавад хан гянджинский. Коалиция направленная против Гарабагского и Гянджинского ханств включало меликов, войско Картли-Кахетии и русский батальон во главе с полковником Бурнашевым С. Д. Однако, начавшаяся россйско-османская война привела к отзыву русских войск из Кавказа. Лишившись русской помощи Ираклий II и мелики отступили от Гянджи.

Библиография

1. Aрamalэ Y. F. Qarabaр xanlэрэnэn diq? r xanlэqlar v? qonєu dцvl? tl?rl? mьnasib? tl?ri: tarix elm. nam… dis. Bakэ, 1999, 154 s.

2. Эsmayэlov M., Bagirova M. Ю? ki xanlэqэ. Bakэ: Az? rn?єr, 1997, 75 s.

3. Qarabaр salnam? l?ri. // T? rtib.: N. Axundov, I hiss?, Bakэ: Yazэзэ, 1989, 450 s.

4. Абдуллаев Г. Б. Азербайджан в XVIII в. и его взаимоотношения с Россией. Баку: АН АзССР, 1965, 621 с.

5. Абдуллаев Г. Б. Из истории Азербайджана во II половине XVIII в. / Труды института истории, т. XIV. Баку: АН АзССР, 1960, с. 57−114.

6. Абдуллаев Г. Б. Из истории Северо-Восточного Азербайджана в 60−80-х гг. XVIII в. Баку: АН АзССР, 1958, 211 с.

7. Аннинский А. История армянской церкви (до XIX в). Кишинев, 1900, 306 с.

8. Асадов Ф. История Талышского ханства и его связи с Россией.: Афтореф. дис. …кан. ист. наук. Баку, 1966, 18 с.

9. Барсаков Я. Л. Переписка московских массонов XVIII-го века. 1780−1792. Петербург, 1915, 405 с.

10. Бутков П. Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 год. В 3-х ч.Ч. III, СПб.: Изд. имп. АН, 1869, 621 с.

11. Елисеева О. И. Геополитические проекты Г. А. Потемкина.М., Институт Российской истории РАН, 2000, 343 с.

12. Императрица Екатерина II. Избранные сочинения. СПб.: Типография Глазунова, 1894, 196 с.

13. Иоаннисян А. Р. Россия и армянское освободительное движение в 80-х годах XVIII столетия. Ереван: ЕГУ, 1947, 287 с.

14. Левиатов В. Н. Очерки по истории Азербайджана в XVIII веке. Баку: АН АзССР, 1948, 199 с.

15. Мамедова Ф. Кавказская Албания и албанцы. Баку: ЦИКА, 2005, 798 с.

16. Маркова О. П. Россия, Закавказье и международные отношения в XVIII в. М.: Наука, 1966, 323 с.

17. Мустафазаде Т. Т. Из истории присоединения Гарабагского ханства к России. // Азербайджан и азербайджанцы, Баку, 2005, с. 27−34

18. Нерсисян М. Г. Из истории русско-армянских отношений. В 2-х т.Т.I. Ереван: АН АрмССР, 1956, 405 с.

19. Семёнов А. Изучение исторических сведений о российской внешней торговле и промышленности, ч.3 (со II половины XVIII столетия по 1848 год). СПб.: Типография И. И. Глазунова, 1959, 533 с.

20. Собрание актов, относящихся к обозрению истории армянского народа. В 3-х ч., Ч. II.М., 1833, 504 с.

21. Храповцкий А. П. Чтение в императорском обществе истории древности России при Московском университете. Кн. II, М., 1862

22. Эзов Г. А. Сношения Петра Великого с армянским народом: документы. СПб., 1898, 515 с.

Xьlas?

XVIII ?srin 80-cэ ill? ri Az? rbaycan tarixind? mьhьm yer tutur. Эlk nцvb? d? onu qeyd etm? k lazэmdэr ki bu dцvird? Az? rbaycanda siyasi p? rak?nd?lik hцkm sьrьrdь. Buna gцr? d? yaddelli iюрalзэlar v? ziy?td?n цz xeyirl? ri ьзьn istifad? etm? k ist? yirdil?r. Bu faktэ xьsus? n xatэrlamaq lazэmdэr ki m? hz bel? v? ziy?td? Rusiya imperiyasэ t? r?find?n ir? li sьrьlmью ekspansiya planlarэnэ erm? nil?r h? yata keзirm? y? xьsusi can f? юanlэq gцst? rirdil?r. Erm? nil?r Rusiyanэn Az? rbaycanэ iюрal ed? r?k onun? razisind? qondarma «xristian bufer» dцvl? tl?ri yaratmaq niy? tl?rind?n faydalanaraq mifik «Bцyьk Erm? nistan» ideyasэnэ reallaюdэrmaqa зalэюэrdэlar. M? hz bu baxэmdan mцvzu xьsusi aktualliq il? seзilir.

Resume

80th years of XVIII centuries are a special period of a history of Azerbaijan. First of all, it is necessary to note, that the country experienced the period of political dissociation at this time. Therefore overseas aggressors wished to take advantage of such situation. This fact should be emphasized especially whereas Armenians showed special activity in implementation aggressive projects of Russian empire. Trying to take advantage from aspiration of Russian empire to create «Christian buffer» the states in territory of Azerbaijan, Armenians wished to realize the ideas on rather mythical «Great Armenia». This fact makes a theme of article so actual.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой