Об особенностях частицы "не" при глаголе

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования Российской Федерации

Федеральное агентство по образованию

Калмыцкий Государственный Университет

Кафедра русского языка и общего языкознания

Курсовая работа

по современному русскому языку

На тему

Об особенностях частицы «не» при глаголе

Выполнила: студентка 3 курса

ГИ, РО, ОЗО, группа «Б»

Кутурова Н.Б.

Проверила

Научный руководитель

Бальчинова З. С

Элиста, 2007 г.

Содержание

Введение

Глава 1. Лексико-семантическая характеристика частицы в русском языке

1.1 Частицы как служебные слова в русском языке

1.2 Классификация частиц по семантическому признаку

Глава 2. О слитном и раздельном написании не с глаголами и отглагольными образованиями

2.1 Грамматическое разграничение типов написаний не с глаголами

2.2 Орфографическое разграничение типов написания не с глаголами и отглагольных образований

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Ни для кого не секрет, что ныне действующий свод орфографических правил, несмотря на неоднократные попытки усовершенствования, содержит немало противоречий в изложении фактов, обилие исключений, требующих схоластической зубрежки, бессмысленного запоминания. Конечно, нельзя не согласиться с тем, что орфография не может (а по сути, и не должна!) отражать все тонкости языковых реалиях в каких-то случаях без огрубления, условностей в интерпретации лингвистического материала, действительно не обойтись. Но система правил правописания должна учитывать и современные тенденции в развитии языка, те изменения, которые произошли в нем на уровне семантики и грамматики.

Так, например, активизировались переходные процессы в сфере семантико-грамматических классов слов (субстантивация, адъективация, адвербиализация и т. п.). Перемещение слов из одной части речи в другую зачастую имеет непосредственный выход на те или иные вопросы правописания; ср.: В дали голубой показались огни (сущ. с предлогом в) и Вдали показались огни (отсубстантивное наречие с приставкой в-).

Одной из самых актуальных и многоаспектных в теории русского языка является проблема слитного и раздельного написания частицы не и приставки не- с глаголами и отглагольными образованиями (Иванова, 1964; Еськова, 1964; Панова, 1964). Сопоставление фактов ряда славянских языков показывает, что эта проблема носит сугубо национальный характер. Так, в чешском языке, например, не с глаголами всегда пишется слитно. При этом не- трактуется как отрицательная морфема. В сербском языке не пишется раздельно с личными формами глаголов, деепричастий и инфинитивами. Исключения сделано для причастий, которые всегда пишутся с не слитно. Слитно с не пишутся одиночные и распространенные причастия в болгарском языке.

В данной работе предпринята попытка рассмотреть проблему правописания частицы не с глаголами.

Актуальность работы заключается еще и в том, что растет интерес лингвистов, студентов, любителей русского языка к исследованию орфографических правил растет. В силу этого имеется настоятельная необходимость всестороннего исследования и решения проблемы раздельного или слитного написания частицы не с глаголами и отглагольными образованиями.

Предмет исследования — частица не в русском языке.

Объект исследования — проблема правописания частицы не с глаголами и отглагольными образованиями.

Цель работы состоит в анализе отрицательной частицы не с глаголами и описания правописания частицы не с отглагольными образованиями. Достижение этой цели требует решение следующих задач:

1. дать классификацию частиц русского языка и определить их место и сферу употребления;

2. рассмотреть случаи слитного и раздельного написания частицы не и и приставки не с глаголами и отглагольными образованиями;

3. установить закономерности в правописании частицы не с глаголами;

4. уточнить и упорядочить применения частицы не слитного или раздельного написания с глаголами и отглагольными образованиями.

Работа состоит из введения, двух глав, заключения, а также списка использованной литературы.

Глава 1. Лексико-семантическая характеристика частиц в русском языке.

1.1 Частицы как служебная часть речи в русском языке

Частицы — классы слов, выражающих многообразные отношения,

реализующиеся в акте речи или тексте, а именно: отношение сообщаемого к участникам акта речи (говорящему, слушающему), а также отношения между ними; отношение сообщаемого к действительности (в плане реальности/ирреальности; достоверности/недостоверности); отношение между высказываниями и их компонентами. Выражая эти отношения, частицы реализуют свои значения. В значениях некоторых частиц представлены семантические компоненты, модифицирующие содержательную сторону сообщаемого (только, всего, было, не, ни). Частицы, кроме того, служат для формирования морфологических и синтаксических наклонений (бы, пусть, пускай). Одна из первых классификаций частиц русского языка представлена в работе В. Н. Сидорова (см. Раздел о морфологии в кн. «Очерк грамматики русского литературного языка», 1945), разделившего их по значению на 5 разрядов: усилительные (-то, даже, ведь, вот, же); отрицательные (не); выделительные (только, лишь, лишь только); вопросительные (разве, неужели, ли); восклицательные (как, что за), классификация, ставшая общепринятой, была разработана В. В. Виноградовым ["Русский язык (грамматическое учение о слове", 1947; 3-е изд., 1986)], который выделил по значению восемь разрядов частиц: усилительно-ограничительные (только, лишь, хоть и др.); присоединительные (тоже, также и др.); определительные (именно, как раз, подлинно и др.); указательные (вон, вот, это и др.); неопределенные (-то, -либо, -нибудь, кое- и др.) количественные (почти, ровно, точно и др.); отрицательные (не, ни); модально-глагольные (бы, -ка, хоть бы лишь бы и др.). К частицам Виноградов относил также вопросительные и восклицательные слова, которые тесно связаны, как он полагал, с категорией модальных слов.

В «Грамматике русского языка» (1952−54). Эта классификация частично видоизменена — частицы делятся по значению на четыре основных разряда: частицы, выражающие различные смысловые оттенки, значений слов в речи (вон, именно, все, лишь, только, даже и др.); частицы, вносящие в речь модальные и модально-волевые оттенки (бы, ну, пускай, дай, давай, -ка и др.), частицы, вносящие в речь эмоциональные, экспрессивные оттенки (ведь, ну и, просто, прямо и др.); частицы, выполняющие словообразовательную и формообразующую функцию (бы, -то, пусть, да и др.). В «Грамматике современного русского литературного языка» (1970) частицы классифицируются по другому основанию — по функциям — выделяются три основных разряда: синтаксические (бы, пусть, давай, да и др.); субъективно-модальные частицы (ведь, даже, разве, ли, неужели и др.); отрицательные (не, ни) частицы. Среди субъективно-модальных частиц различаются по значению усилительные (-то, даже, ведь, вот, же), выделительные (только лишь, только) и др. В «Русской грамматике» (1980) основные разряды частиц выделяются также по функциям. Различаются частицы формообразующие (образующие формы слов и формы предложений: бы, давай (те), пусть, пускай, да и др.), отрицательные (не, ни), вопросительные (а, ли, не… ли и др.), модальные (и, ведь, вон, вот, де и др.), характеризующие признак (действие или состояние) по его протеканию во времени, по полноте или неполноте осуществления, по результативности или нерезультативности (было, бывало, бывает и др.) и составные; составные делятся на расчленяемые (добро бы, если бы, еще бы и др.); внутри составных частиц выделяются частицы-фразеологизмы (нет и нет; что из того, что и др.). Таким образом, вопрос о классах частиц и принципах их выделения решается по-разному.

При исследовании частиц как лексических единиц в их системе обнаруживается большое количество пересекающихся подклассов, связанных между собой самыми различными отношениями. К частицам как единицам языка могут применяться различные классификации, принимающие за классификационную единицу отдельное значение частицы (например, в предложенной ниже классификации). Наиболее адекватными языковой реальности оказываются те классификации, которые отражают семантические свойства частиц. Однако анализ семантики частиц невозможен без учета специфики их функционирования [Шведова, 1960].

1.2 Классификация частиц по семантическим функциям

По основному классификационному признаку — семантическому — частицы делятся на одиннадцать разрядов. Модальные частицы, выражающие разные виды субъективных отношений. С помощью таких частиц выражаются значения, связанные с двумя типами модальности: реальности ирреальности и достоверности /недостоверности. Со значениями возможность, «желательность», «необходимость», связанными с оппозицией реальность ирреальность, соотносятся выражаемыми частицами частные значения ожидания (просто, и, именно, все же, все-таки, например, и вы согласились?), неожиданности (ну, глядь, как), побуждения, поощрения, требования, пожелания (давай, ну, чтоб, а то, бы, пусть, если бы, когда бы, хорошо бы: например: У меня чтоб живо!; чтобы хорошая была встреча! (напоминание), припоминания (чай, еще, же, например: Возьми конфету! — Я же не ем конфет!; Помнишь ее? Она песню еще тебе пела!), предположения (авось, будто, ровно, словно, вроде, точно, никак; например: Будто вошел кто-то?), опасения (неравно); с оппозицией достоверности/недостоверности связаны частные значения подтверждения (да, точно), допущения (ну пусть, хорошо), сомнения, недоверия (да, нет, прямо, разве, будто; например: Я найду тебе книгу! — Да, найдешь! (в значении — не найдешь); Я остаюсь. Нет, в самом деле? (в значении не могу поверить)]. Эмоционально-экспрессивные частицы, выражающие различные эмоциональные характеристики (угрозу, удивление, недовольство, досаду, иронию, насмешку): `ж, вишь, ишь, просто, прямо'. Эти слова (кроме просто, прямо) некоторые исследователи относят к междометиям как слова, обслуживающие сферу эмоций. Они сближаются с частицами в том случае, когда функционируют в качестве модального компонента предложения. Адрессивные частицы, выражающие семантику, связанную с социальной сферой. Эта семантика может быть сведена к противопоставлениям высший низший равный; свой чужой. К этому разряду относятся частицы -ка, -с (устар.). В значениях частиц обнаруживается признак категоричность/некатегоричность, который выводит в сферу модальных значений. Контекстные частицы, служащие для выявления авторского поведения, для привлечения внимания к тем или иным компонентам высказывания или текста.

Контекстные частицы бывают связаны с организацией речевой деятельности (уж, и, да, нет, вот, вон; например: Да, еще одна новость; Да, чуть не забыл, тебе письмо), с разного рода уточнениями, касающимися избираемых выражений заполнений «пустот» в речи (или, того, а именно), и с указаниями на передачу чужой речи (мол, де, дескать, якобы). Количественные частицы, выражающие количественную характеристику компонента пропозиционального содержания с точки зрения говорящего (только лишь, вот как). Отрицательные частицы, специализированные на выражении отрицания (не, нет). Фазисная частица (было), модифицирующая пропозициональную семантику глагольного предиката, выражая то, что действие началось или было предположено, но не совершилось или было прервано. Выделительные частицы, выражающие значения несоответствия или соответствия предполагаемого, ожидаемого и действительного (только, лишь, даже, аж, именно и др.). Отождествительные частицы [же; и; например: Здесь он родился, здесь же живет всю жизнь; У меня есть такая же книга (как та, что на витрине)], служащие для выражения анафорических отношений в тексте (отношений кореферентности или равнолексемности).

Градационные частицы, выражающие нарастание признака (даже).

Частицы-реплики, способные функционировать в диалоге в качестве реплицирующего компонента (да, хорошо, ладно). Семантическая классификация охватывает весь этот класс слов, но не отражает всех свойств этого класса.

Второй классификационный признак — особенности функционирования частиц: одни из них могут функционировать в относительно замкнутом высказывании (уж, эк, только, там, тебя), другие — выводить высказывания в более широкий текст, являясь несоюзными показателями связи в тексте (будто, и, ну, только, даже, именно). Частицы также могут классифицироваться по соотнесенности с типом речевого акта: вопросом — разве, неужели, ли, побуждением — пусть, дай, ну, чтоб, а то; утверждением — все прочие частицы. Эта классификация охватывает не весь класс — некоторые слова в этом отношении нейтральны, неопределенны, не маркированы (только, даже, всего).

Частицы, будучи словами, имеющими самые разнообразные параметры, могут одновременно входить в несколько классификаций. Так, частица `даже'является выделительной, текстовой, не маркированной с точки зрения отнесенности к речевому акту; частица `эк' - эмоционально-экспрессивная, функционирует в изолированных высказываниях и в утверждении.

Глава 2. О слитном и раздельном написании не с глаголами и отглагольными образованиями

2.1 Грамматическое разграничение типов написания не с глаголами

О правописании не с глаголами писал еще в 1875 г. А. А. Потебня в «Орфографической заметке». Он считал, что обычай писать не с глаголами раздельно возник в русском языке под влиянием иностранных языков. Однако в латинском и греческом не выступает как член предложения, в то время как в славянских языках отрицание практически сливается с глаголом, что находит отражение в произношении. Отсюда формы НЕСТЬ (не + есть) нет. По мнению А. А. Потебни, не с личными формами глаголов следует писать слитно, как и в случаях типа `нехороший, нехорошо'. См. его варианты написания «невидит» и др. Исключение из этого правила бывает лишь при выражении противопоставления: не хочу, а требую.

По-видимому, А. А. Потебня интуитивно был прав в том, что при отрицании грамматические признаки глагола часто выступают в ослабленном «ущербном» виде. Между тем проявляться это может по-разному. В одних случаях слитное написание не с личными формами глагола может быть признано рациональным; например: Он «невидит» (=слеп); Он «неслышит» (=глух). Такие глаголы функционально эквивалентны качественным прилагательным. В других случаях слитное написание вряд ли можно считать обоснованным. Например: Он «нехочет» читать. Если в примере «неслышит» отрицательная частица не выражает значения противоположности (? глухой) с отрицанием связано значение противоречия (не верно то, что он хочет читать). А. А. Потебня, конечно, преувеличивал степень воздействия отрицания на личные формы глагола. Его призыв всегда писать не с глаголами слитно (кроме случаев противопоставления) не был поддержан теорией и практикой русской орфографии. Если бы предложение А. А. Потебни (хотя бы в качестве эксперимента) было принято правописание в этой части могло значительно упроститься, хотя и стало бы более условным.

Но пишущий при всякий раз при написании, скажем, не с причастием не должен был бы решать грамматический вопрос: что пред нами — действительно «особая» форма глагола или уже отпричастное прилагательное? Так или иначе вопрос этот стороной обойти нельзя: правила написания не с причастиями и прилагательными различны. Ситуация осложняется тем, что многие причастия, подвергающиеся адъективации, в разной степени отдалены от глагола и приближены к прилагательным. Зачастую мы имеем дело с синкретическими формами, не допускающими интерпретации «или — или»: причастие или прилагательное. Примером таких гибридных образований могут служить формы с отрицанием типа `неизученный вопрос' (?неясный) — периферийное причастие; нетренированные люди, некрашеный пол, невыстиранное белье, невспаханная земля, неглаженные брюки (функциональные отпричастные прилагательные).

При исследовании переходных явлений, как справедливо подчеркивал Щерба, необходимо «помнить, что ясны лишь крайние случаи. Промежуточные же в самом первоисточнике — в сознании говорящих — оказываются колеблющимися, неопределенными» [Щерба 1958: 35]. Отсюда вполне закономерен вопрос: есть ли крайние случаи в переходной зоне между причастиями и прилагательными? Существуют ли типичные причастия с частицей не и типичные отпричастные прилагательные с приставкой не-? На наш взгляд, да. К стопроцентным причастиям могут быть с полным основанием отнесены одиночные и распространенные формы совершенного и несовершенного вида на -нный, -тый, -вший, мотивированные глаголами, действия которых не приводят к изменению свойств объектов (их примерно 10% от общего количества зарегистрированных случаев однозначного употребления указанных морфологических форм [Шигуров 1997: 78]. Причастные формы глаголов этого типа имеют следующие типовые значения:

1) «получить, передать, распределить и переместить эксплицитный (явно выраженный объект в пространстве»: (не) полученная одежда, (не) найденный ключ, (не) израсходованные деньги, (не) распространенные билеты, (не) сданная посуда, (не) убранные книги, (не) занесенные вещи, (не) проданные газеты и др.

2) «создать объект речевой деятельности»: (не) заданный вопрос, (не) объявленное выступление, (не) спетая песня и др. ;

3) «воспринять объект при помощи органов чувств»: (не) увиденный фильм, (не) прочитанная книга, (не) проверенные цитаты и др. ;

4) «зафиксировать объект при помощи действия, названного производящей основой»: (не) записанный номер, (не) оформленный отъезд, (не) подписанный документ, (не) утвержденный проект и др.

Что касается причастных форм глагола несовершенного вида на -ущий (-ащий), -емый (-имый), то они, по нашим наблюдениям, без зависимых слов с частицей не практически не встречаются. Одиночная синтаксическая позиция для таких причастий может быть признана контекстом, обеспечивающем их обязательный функциональный переход в прилагательные. Например: некурящий человек, непьющий мужчина, нелюбимая женщина. В приведенных сочетаниях выступают грамматические отпричастные прилагательные, существующие в рамках глагольных лексем курить, пить, любить. Глагольные свойства омонимичных им причастий конструктивно обусловлены — их проявление возможно лишь при наличии зависимых слов; ср.: мужчина, не курящий сигарет (причастие) и некурящий мужчина (отпричастное прилагательное).

Следует добавить, что причастия вроде «(не) прочитанный, (не)сданный», будучи мотивированы глаголами к действию которых не приводят к изменению свойств объектов, полностью сохраняют свои глагольные свойства: значение процессуального признака предмета, категории вида, относительного вида, относительного времени и залога, функцию вторичного предиката (сказуемого) и др. — и адъективации не подвержены.

Наряду с типичными причастиями в русском языке употребляются и типичные отпричастные прилагательные с отрицанием. Таковы формы несказанная красота, неописанный восторг, неорганизованный человек, непринужденная атмосфера и др. Их также около 10% от общего количества зафиксированных одиночных форм [Шигуров 1997: 78]. Они характеризуются, с одной стороны, новым лексическим значением прилагательного, а с другой — отсутствием каких бы то ни было частеречных признаков глагола. Отпричастные образования рассматриваемого типа не могут быть трансформированы в личные формы глаголов — сказуемых в придаточных определительных. `Неорганизованный человек' - это человек, которого «не организовали». В то же время вполне возможны преобразования типа: непрочитанная книга — это книга, которую не прочитали; нераспространенные билеты — это билеты, которые не распространили и т. д.

В целом можно отметить, что примерно 20% всех одиночно употребляемых в современном русском языке форм с отрицанием на -нный, -тый, -вший — это либо причастия (10%), либо отпричастные функционально-семантические прилагательные (10%). Остальные 80% представляют собой формы — «хамелеоны», способные быть в одном контексте причастиями, а в другом — отпричастными функциональными прилагательными. Имеются в виду формы типа `неиспорченный, некопчен (н)ый, несолен (н)ый, перегнивший, испортившийся' и др. Ср.: не крашеные в этом году полы (причастие) и некрашеные полы (отпричастное прилагательное). Функциональной адъективации прилагаются главным образом те причастия, которые употреблены в одиночной позиции. Частично данный процесс отражен в орфографии; ср. написание одного и двух н в грамматических омонимах: еще не соленная рыба (причастие) и несоленая рыба (= свежая или малосольная) — отпричастное прилагательное.

Функциональные отпричастные прилагательные типа `немытые фрукты' можно отграничить от типичных причастий вроде `непрочитанная книга' уже при помощи семантического критерия: «сохранение / изменение исходных (первоначальных) свойств предмета в случае реализации действия». Соответственно в сочетании, например, `немытые яблоки' слово `немытые' является прилагательным, так как данная форма имплицитно представляет исходное свойство предмета (?пыльные, грязные), которое могло измениться в случае совершения действия `мыть'. В словосочетании же `непрочитанная книга' выступает причастие с отрицанием `непрочитанная': качество предмета (книга) не может измениться в случае реализации действия `прочитать'.

Опираясь на указанный семантический критерий, мы можем объяснить, почему в числе причастий несовершенного вида — исключений, пишущихся с двумя н, в орфографических справочниках названы — читанный, виданный, слыханный [Розенталь 1985: 54]. Передаваемые ими действия не приводят к изменению свойств, объектов. Это причастия, которые и при одиночном использовании сохраняют свои глагольные свойства. Им противостоят функциональные отпричастные прилагательные вроде `печеный / непеченый картофель, вяленая / невяленая рыба'.

Особое внимание необходимо обратить на то, что семантическая связь функциональных прилагательных с глагольными лексемами не утрачена и поэтому они не могут быть искусственно преобразованы (с «оживлением» глагольного корня) в соответствующие личные формы глаголов-сказуемых придаточных определительных предложений. Например: В бочке оказалась несоленая рыба, т. е. такая которую не солили. Возможность подобного искусственного преобразования псевдо-причастия в глагол не должна, однако, приводить к ошибочному выводу о том, что в исходном словосочетании (несоленая рыба) перед нами не прилагательное, а причастие по аналогии со случаями типа `непрочитанная книга'(?такая, которую не прочитали). Очевидно, трансформационный критерий определения наличия / отсутствия глагольности в формах типа `не жаренный (на масле картофель)' и `нежареный (картофель)' здесь не может быть применен: обе формы в принципе допускают преобразование (? такой, который не жарили), хотя в первом случае мы имеем дело с причастием, а во втором — с функциональным отпричастным прилагательным.

Аналогично обстоит дело в конструкциях с отдеепричастными наречиями типа — не спеша, не торопясь, не глядя. Ср.: Он говорит не торопясь > Он говорит и при этом не торопится. Искусственное преобразование деепричастия (не торопясь) в личную форму глагола (не торопится) также, конечно не свидетельствует о том, что в первом примере представлено деепричастие `торопясь' с частицей не.

Весьма сомнительна корректность и синтагматического критерия определения частеречной принадлежности слова, заключающего в возможности / невозможности изменить его синтаксическое окружение. Ср. :

1) Непричесанные волосы > не причесанные как следует волосы;

2) Он говорил, не спеша делать выводы;

3) Кверху прикрепили флаг > к верху прикрепили флаг.

Во всех приведенных случаях изменения контекста сопряжено с одного грамматического явления (прилагательного, наречия) другим (причастием, деепричастием, существительным).

2.2 Орфографическое разграничение типов написаний не с глаголами и отглагольных образований

Проблема разграничения причастий и прилагательных, как уже отмечалось, связана с орфографией, и прежде всего с комплексом правил, регулирующих слитное и раздельное написание не с разными частями речи.

Согласно действующим орфографическим правилам частица не пишется раздельно со всеми основными формами глаголов (личная форма, инфинитив, причастие, деепричастие). Например: не рисую, не рисовать, не рисуя, не рисовавший (картину). Исключение сделано лишь для причастий, употребленных без зависимых слов: они должны писаться с частицей (не с приставкой!) не слитно. В итоге нарушается требование раздельного написания лексических единиц. Трудно не согласиться со следующим высказыванием В. Ф. Ивановой: «Основной принцип написания „не“, т. е. отражение на письме смыслового противопоставления не — частицы и не — приставки, должен быть сохранен. Введение тех или иных условных написаний — либо только раздельных, либо только слитных ради легкости письма — означало бы введение смысловой неразберихи и разрушения основного „пословного“ принципа нашего письма» [Иванова 1964: 75]. Как показывают наблюдения, отрицательная частица не встречается с теми одиночными причастиями, которые обозначают действия, не способные изменить свойства предметов. Например: неизданная книга, неприехавшие студенты, неотправленное письмо (см. выше их семантическую классификацию). Группа таких причастий немногочисленна, и частицу не с ними правильнее бы было писать раздельно. Тогда общее правило, рассматривающее написание не с глаголами, будет более строгим и грамматически обоснованным. Функция частицы не при причастиях вроде `не проданные газеты, не утвержденный проект' состоит в выражении отрицания, противоречия (? не верно то, что газеты проданы, а проект утвердили).

Аргументированным является слитное написание не- в адъективированных и субстантивированных причастиях [Шигуров 1992: 3]. Ср. еще не изученная книга (причастие с частицей не) и неизученное требует особого внимания (отпричастное существительное с приставкой не-); не сказанное артистом слово (причастие с частицей не) и несказанная красота (отпричастное прилагательное с приставкой не-). Строго говоря, есть три разных не в случаях их традиционного слитного написания с формами, имеющими причастный суффикс: 1) частица (служебное слово); частица-приставка или «грамматическая приставка» (переходный тип); 3) приставка (словообразовательная морфема). Ср.: 1) непроверенные тетради (страдательное причастие совершенного вида с частицей не-); 2) неиспорченный телефон (функциональное отпричастное прилагательное в значении «исправный», существующее в пределах глагольной лексемы «испортить» с частицей-приставкой не-); 3) несказанное удовольствие (функционально-семантическое отпричастное прилагательное как самостоятельное слово с приставкой не- в значении «чрезвычайное, необыкновенное»).

По традиции и из-за отсутствия достаточного лингвистического обоснования орфография не различает эти три типа написания. Как уже сказано, частицу не со всеми причастиями (распространенными и одиночными) следует писать раздельно. Что касается частицы-приставки не- в функциональных отпричастных прилагательных, то она, конечно, словообразовательного статуса не имеет. Образование типа `невспаханная земля, немытые овощи' не выходят за рамки соответствующих глагольных лексем (вспахать, мыть). Поэтому слитное написание не- носит здесь условный характер и может быть обосновано только чисто грамматически, а именно — тем, что причастия функционально трансформируются в прилагательные, утрачивая все глагольные признаки (кроме лексического значения).

Орфографически не разграничены также следующие три типа написаний не с глаголами и отглагольными образованиями.

1) не мытые хозяйкой окна (распространенное причастие с частицей не) — Давно не мытые окна (функциональное отпричастное прилагательное с частицей-приставкой не-, способное означать «давно грязные, пыльные» и т. д.); ср. также: не закрытая сторожем дверь — Постоянно не закрытая дверь.

2) Говорить, не торопясь обобщать (деепричастие с частицей не-) — Говорить не торопясь (отдеепричастное наречие с частицей не- в значении «спокойно, медленно».

3) Жить широко, не считая денег (деепричастие с частицей не) — В доме пять комнат, не считая подсобных помещений (отдеепричастный предлог в значении «кроме»).

Как видим, в приведенных случаях не в полной мере выдерживается «пословный» принцип отражения на письме лексических единиц, что обусловлено неразграничением частицы и приставки. Лишь немногие слова, возникшие в результате транспозиционных (переходных) процессов в системе атрибутивных форм глагола с отрицанием, получили в орфографии цельнооформленность: например: нехотя, немедля (отдеепричастное наречие); несмотря на, невзирая на (отдеепричастные предлоги); несмотря на то, что, невзирая на то, что (отдеепричастные союзы). Исключением из этого правила являются отпричастные прилагательные, которые в одиночном употреблении обычно пишутся с не- слитно.

На наш взгляд, количество слитных написаний с не- может быть увеличено в отдеепричастных наречиях, предлогах и союзах (идти «неспеша», отвечать «немешкая», лить «непереставая», стрекотать «незамолкая», «несчитая», «неглядя на», а также в отпричастных прилагательных, употребляющихся с зависимыми словами, не оттеняющими глагольных свойств форм с отрицанием (количественные наречия типа — очень, почти, совершенно; лексические показатели длительности существования относительно постоянного признака предмета вроде — постоянно, давно). Например: давно немытые окна, постоянно не закрытая дверь. В. Ф. Иванова, анализируя конструкции `незваный гость лучше званого' и под. замечает: «Если писать здесь не отдельно, целостность слова разрушается, оно распадается на два слова, а между тем нашему языковому сознанию отчетливо представляются эти слова как определенные целостные единицы в комплексе с не». [Иванова, 1964]. Нечто похожее мы наблюдаем, по-видимому, и в случаях `работать не торопясь, постоянно не закрытая дверь' и др. Раздельное написание не- в наречиях и прилагательных этого типа вряд ли оправданно. Слитное же написание не с личными формами глаголов функционально эквивалентными качественным прилагательным (предложение А.А. Потебни), типа «неслышит» (? глухой), «невидит» (? слепой), представляется проблематичным.

Количество раздельных и слитных написаний не с глаголами и отглагольными образованиями может быть увеличено. При этом раздельное написание может быть больше за счет одиночно употребляемых причастий (не прочитанная книга, не спетая песня), а слитных — за счет отпричастных прилагательных, отдеепричастных наречий, предлогов и союзов (постоянно незапертые ворота, трещать «непереставая»; «несчитая», «неглядя на»)

Возможно есть смысл придать некоторым орфограммам грамматический статус, скажем, служить средством дифференциации грамматических (функциональных) омонимов, возникающих вследствие разных переходных процессов в системе частей речи. Тогда к числу подобных средств можно было отнести, например, написание одного или двух н в причастиях и отпричастных прилагательных типа — не печенный в золе картофель и непеченый картофель. В сущности, в обоих случаях выступает одна и та же глагольная лексема `печь', употребленная в форме причастия и отпричастного прилагательного. Другим средством разграничения указанных грамматических омонимов служит раздельное / слитное написание не. В первом примере представлена частица не, а во втором — частица-приставка не-, слитное написание которой, как уже отмечалось, имеет грамматическое обоснование.

Орфографическим средством дифференциации частеречных омонимов может также раздельное и слитное написание соответственно предлогов и приставок в случаях типа `В низу дома… и внизу росли деревья'. К сожалению, данный способ различения предложно-падежных сочетаний и наречий применяется далеко не всегда. Есть немало наречий, пишущихся по традиции раздельно (на миг, на бегу, без удержу и др.). Однако сама история правописания наречий, как отмечает Т. А. Волошина, говорит о явно выраженной тенденции к переходу от раздельного написания к слитному [Волошина, 1994]. В этом состоит «генеральная линия» развития орфографии наречных лексем [Иванова, 1945], стремление закрепить на письме факт перехода словоформ разных частей речи в наречия. Поэтому весьма актуально звучит предложение Н. М. Шанского писать все наречия, образованные лексико-семантическим способом, слитно, например:

в открытую > «воткрытую», за глаза > «заглаза» и др.

частица русский правописание глагол

Заключение

Слитное — раздельное написание не определяется тем, является ли отрицание не частицей (и тогда она как особое слова пишется отдельно от следующего за ней слова) или приставкой (и тогда она как часть слова пишется слитно со следующей за ней частью слова), например: Не казнь страшна — страшна твоя немилость (А. Пушкин). Не легкий жребий, не отрадный был вынут для тебя судьбой, и рано с жизнью беспощадной вступила ты в неравный бой (Ф. Тютчев).

Трудность для пишущего заключается в разграничении частицы и приставки. Частица не выражает отрицание, не создавая нового слова, тогда как с помощью приставки не- создается слово.

В одних смыслах не пишется только слитно, в других — только раздельно.

Не с глаголами пишется слитно, если слово, в котором выражен некоторый отрицательный смысл, без не не существует (часть без не в отдельном словоупотреблении не встречается). Примеры: невзвидеть, негодовать, несдобровать, невзлюбить, ненавидеть, нездоровится, непоздоровится, неможется, недоумевать, нейдет, неймется.

Не пишется только раздельно со следующими глаголами:

Со всеми формами глаголов, кроме полных причастий:

а) с инфинитивом и спрягаемыми формами: не знать, не знаю, не знаете, не знал, не знали, не торопиться, не торопимся, не торопись, не нравится, не повезло;

б) с краткими причастием: не использован, не накрахмалено, не откупорена, не разработаны, не закрыто, не занято, не выпито;

в) с деепричастиями: не желая, не отвлекаясь, не спеша, не шутя, не успев, не встретившись.

Примечание 1. от деепричастий с частицей не следует отличать:

а) наречия немедля. Ср.: Немедля приступил к делу и Не медля с ответом, он сел за письмо.

б) Сложные предлоги — несмотря на, невзирая на ср.: Пришел, несмотря на трудности и Шел, не смотря по сторонам.

Примечание 2. От глаголов с частицей не следует отличать глаголы с приставкой недо-. Ср.: Недосмотрел за ребенком и Ушел, так и не досмотрел пьесу.

Как видно из правил, в выборе слитного или раздельного написания не большую роль играет контекст. При отсутствии в данном контексте слов, помогающих распознать отрицание или утверждение и, следовательно, отличить частицу не- от приставки не-, пишущий должен проверить, какие слова — усиливающие отрицание или подчеркивающие утверждение — возможны по смыслу в данном контексте.

При возможности подстановки слов, выражающих противопоставление или усиливающие отрицание (вовсе, отнюдь и др.), не пишется раздельно, например: Он (далеко) не спокоен; Они (ничуть) не виновны; Живут они (вовсе) не богато; Разобраться в этих правилах (ничуть) не легко.

При возможности подстановки в данный контекст слов, подчеркивающих утверждение (очень, абсолютно и др.) не пишется слитно, например: Он (очень) неспокоен.

Таким образом, пишущий должен отдать себе отчет в том, чтo он хочет выразить: отрицание положительного признака — и тогда написать не отдельно от следующего слова или утверждение отрицательного признака — и тогда написать не слитно. От выбора написания будет зависеть и понимание написанного читающими.

Список использованной литературы

1. Бондарко А. В. Теория значения в системе функциональной грамматики: На материале русского языка. — М., 2002.

2. Бондарко А. В. Проблемы грамматической семантики и русской аспектологии. — Спб., 1996.

3. Бондарко А. В., Буланин Л. Л. Русский глагол. — Л., 1967.

4. Виноградов В. В. Русский язык: (Грамматическое учение о слове). — 4-е изд. М. 2001.

5. Волошина П. А. Правописание наречий в русском языке: история и современность. — Ростов н/Д., 1994.

6. Зализняк А. А. Грамматический словарь русского языка (словоизменение). М. 1997.

7. Иванова В. Ф. Теоретические основы действующих правил о слитном и раздельном написании не и возможные пути совершенствования и облегчения этих правил // Вопросы русской орфографии. — М., 1964. — с. 75.

8. Исаченко А. В. Грамматический строй русского языка в сопоставление с словацким: В 2 т. — 2-е изд. — М., 2003.

9. Камынина А. А. Современный русский язык: Морфология. — М., 1999.

10. Касаткин Л. М., Клобуков Е. В., Лекант П. А. Краткий справочник по современному русскому языку. — М., 1991.

11. Клобуков Е. В. Семантика падежных форм в современном русском языке: (Введение в методику позиционного анализа). — М., 1986.

12. Кузнецов П. С. О принципах изучения грамматики. — М., 1961.

13. Милославский И. Г. Морфологические категории современного русского языка. — М., 1981.

14. Мучник И. П. Грамматические категории глагола и имени в русском языке. — М., 1971.

15. Панова Г. И. Современный русский язык. Морфология: Словарь-справочник. — Абакан, 2003.

16. Розенталь Д. Э. Справочник по правописанию и литературной правке. — М., 1985.

17. Русская грамматика гл. редактор Н. Ю. Шведова. — М., 1980. — т. 1.

18. Шанский Н. М. Правописание наречий Вопросы русской орфографии. — М., 1964.

19. Щерба Л. В. О частях речи в русском языке Щерба Л. В. Языковая система и речевая деятельность. — М., 1974.

20. Шигуров В. В. Отпричастные существительные с отрицанием Русский язык в школе. — 1992. — № 314.

21. Энциклопедия «Русский язык». — 2-е изд. — М., 1997.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой