Процесс доказывания по уголовным делам

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1. Общая характеристика процесса доказывания по уголовным делам

1.1 Понятие и стадии процесса доказывания

1.2 Субъекты процесса доказывания

Глава 2. Содержание собирания, проверки и оценки доказательств по уголовным делам

2.1 Собирание доказательств

2.2 Проверка и оценка доказательств

Глава 3. Проблемы процесса доказывания в уголовно-процессуальной практике и пути их решения

Заключение

Список использованной литературы

Введение

История свободы — это история процессуальных гарантий. Строй уголовного процесса всегда являлся индикатором, безошибочно определяющим, что перед нами — истинная демократия или тирания, обрядившаяся в демократические одежды. Тем, каков в государстве уголовный суд, во многом определяется благополучие и спокойствие граждан. «В области уголовного права и процесса лежат границы для вторжения государства в область личной свободы граждан, и потому научная разработка этих дисциплин может более всего обеспечить господство права», — писал выдающийся российский правовед И. Я. Фойницкий.

Доказательства и доказывание (главы 10 и 11 УПК) являются важнейшими правовыми институтами в системе норм уголовного судопроизводства. Как известно, содержание норм о доказательствах и доказывании определяется типом уголовного процесса. Так, содержание этих норм в прежнем УПК было предопределено розыскным, с репрессивной направленностью, типом уголовного процесса. Например, суд принимал участие в собирании доказательств, подтверждающих обвинение, возвращал дела на дополнительное расследование. Орган дознания, следователь, прокурор и суд были в равной степени обязаны принять все меры к установлению истины и изобличению лиц, совершивших преступление. Ставилась задача: любыми средствами установить истину и прежде всего ориентироваться на признание обвиняемым или подозреваемым своей вины. Стремление получить такое признание, «царицу доказательств», — вот главная черта инквизиционного процесса, столь несовместимого с демократическим уголовным судопроизводством, построенным на принципе равенства сторон и состязательности.

Вполне очевидно, что требование непременного установления истины по каждому делу несовместимо с установленным Конституцией Р Ф (ст. 51), а затем и в нормах УПК РФ правом обвиняемого на молчание (п. 3 ч.4 ст. 47), правом не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и родственников, а также в иных случаях освобождения лиц от обязанности давать свидетельские показания. Установив право на свидетельский иммунитет, законодатель явно предпочел охрану лежащих в основе этого иммунитета ценностей (презумпции невиновности, сохранения родственных отношений и др.) установлению истины «любыми средствами». Закрепленное в ст. 50 Конституции Р Ф и развитое в нормах УПК РФ правило о недопустимых доказательствах является существенным препятствием для установления истины «любыми средствами».

Глава 1. Общая характеристика процесса доказывания по уголовным делам

1.1 Понятие и стадии процесса доказывания

Доказывание — это регулируемая законом деятельность, состоящая в собирании, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу (ст. 85 УПК). Доказывание, в пределах своих полномочий, осуществляют дознаватель, следователь, прокурор, судья.

К участию в собирании и проверке доказательств привлекаются эксперты, специалисты, понятые и другие лица, которые в порядке, установленном законом, выполняют определенные процессуальные обязанности. Собирание и проверка доказательств производятся путем допросов, очных ставок, предъявления для опознания, выемок, обысков, осмотров, экспериментов, производства экспертиз и других следственных и судебных действий, предусмотренных законом.

Определенные права на участие в доказательственной деятельности предоставлены всем участникам процесса со стороны обвинения и со стороны защиты. Очевидны различия доказательственной деятельности на досудебном производстве и в суде. Следователь собирает доказательства для установления того, было ли событие преступлением и кто виновен в совершении преступления и другие обстоятельства, предусмотренные ст. 73 УПК. При наличии достаточных доказательств дело для разбирательства и разрешения направляется в суд. В суде исследуются представленные сторонами доказательства для ответов на вопросы, доказано ли событие преступления, доказана ли виновность обвиняемого и др. Доказательственная деятельность, составляя «сердцевину» всего судопроизводства, должна происходить с соблюдением принципов уголовного судопроизводства.

В ходе доказательственной деятельности должна быть обеспечена охрана прав и законных интересов граждан и юридических лиц.

В доказательственной деятельности запрещается совершать действия, опасные для жизни и здоровья граждан или унижающие их честь и достоинство, домогаться показаний, объяснений, заключений, выдачи документов или предметов путем насилия, угроз, обмана и иных незаконных мер. Эти и другие правила доказывания устанавливаются и применительно к отдельным следственным действиям.

Уголовное судопроизводство представляет собой единство закономерно расположенных и находящихся во взаимной связи частей.

Из действующего уголовно-процессуального закона и УК РФ усматривается, что уголовное судопроизводство состоит из трех частей. Но названы они различно. Уголовный кодекс различает предварительное расследование, судебное производство и исполнение приговора. УПК делит уголовный процесс на досудебное производство (часть вторая Кодекса), судебное производство (часть третья Кодекса) и исполнение приговора (разд. XIV).

Досудебное производство, в свою очередь, состоит из возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. И то и другое, а также иные этапы производства по уголовному делу в теории уголовного процесса принято именовать стадиями2 уголовного процесса.

В УПК термин «стадия» упоминается в двух статьях. В части 5 ст. 348 «Обязательность вердикта» сказано: если председательствующий признает, что обвинительный вердикт вынесен в отношении невиновного и имеются достаточные основания для постановления оправдательного приговора ввиду того, что не установлено событие преступления либо не доказано участие подсудимого в совершении преступления, то он выносит постановление о роспуске коллегии присяжных заседателей и направлении уголовного дела на новое рассмотрение иным составом суда со стадии предварительного слушания. В части 1 ст. 378 «Решения, принимаемые судом кассационной инстанции» говорится, что суд в результате рассмотрения дела в кассационном порядке принимает одно из следующих решений: об отмене приговора или иного обжалуемого судебного решения и о направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство в суд первой или апелляционной инстанции со стадии предварительного слушания, или судебного разбирательства, или действий суда после вынесения вердикта присяжных заседателей.

В литературе стадии уголовного процесса определяются как самостоятельные этапы уголовного судопроизводства, имеющие свои начало и конец, задачи и содержание, свой круг участников, их осуществляющих, и характер складывающихся между ними уголовно-процессуальных отношений.

Считается, что совокупность стадий образует систему уголовного судопроизводства. Однако представления об их количестве и названии, а также содержании различны.

Первая стадия уголовного процесса в УПК обозначена как возбуждение уголовного дела (раздел VII, гл. 19 и 20, ст. ст. 140 — 149 и др.) и состоит из принятия дознавателем, органом дознания, следователем и прокурором поступившего сообщения о преступлении, обязательной его проверки и принятия по результатам рассмотрения сообщения о преступлении решения — о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела. Данная часть уголовного судопроизводства представляет собой, по сути, обнаружение достаточных данных, указывающих на признаки преступления (ч.2 ст. 140 и ч.1 ст. 146 УПК).

В эту стадию включаются также действия, осуществляемые после процессуального оформления решения (например, получение согласия прокурора на возбуждение уголовного дела, сохранение следов преступления).

Завершается этот процесс уведомлением заявителя о принятом решении (ч.3 ст. 145 УПК).

Вторая стадия уголовного судопроизводства и одновременно досудебного производства названа в уголовно-процессуальном законодательстве «предварительное расследование» (разд. VIII УПК). Она обусловливается принятием решения о возбуждении уголовного дела (ст. 149 УПК) и представляет собой раскрытие органом дознания, дознавателем или следователем преступления, иначе — процессуальный порядок установления до суда и для суда обстоятельств, подлежащих доказыванию (ст. 73 УПК). Предварительным расследование называется потому, что окончательное установление обстоятельств преступления происходит в ходе судебного следствия, в процессе судебного разбирательства, производства по уголовному делу в суде.

Закон (ст. 150 УПК) предусматривает две формы предварительного расследования: предварительное следствие и дознание.

Возбуждение уголовного дела и предварительное расследование составляют досудебное производство (часть вторая УПК) — уголовное судопроизводство с момента получения сообщения о преступлении до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу (п. 9 ст.5 УПК).

Вторая часть уголовного процесса — судебное производство (п. 56 ст. 5, часть третья УПК).

Возникновение судебного производства предопределено поступлением в суд уголовного дела с обвинительным заключением или обвинительным актом.

Судебное производство — это прежде всего производство по уголовному делу в суде первой инстанции (гл. 33 — 42, ст. ст. 227 — 353 УПК). Оно включает в себя подготовку к судебному заседанию и судебное разбирательство.

Подготовка к судебному заседанию (гл. 33 и 34 УПК) — третья стадия уголовного процесса — состоит из выяснения судьей вопросов, предусмотренных ст. 228 УПК, принятия по поступившему уголовному делу одного из перечисленных в ч.1 ст. 227 УПК решений и их реализации.

Закон различает общий порядок подготовки к судебному заседанию (гл. 33 УПК) и предварительное слушание (гл. 34).

Четвертая стадия уголовного процесса — судебное разбирательство (гл. 35 — 39 УПК) — представляет собой рассмотрение уголовного дела по существу, т. е. осуществление правосудия. В судебном заседании устанавливается:

1) доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый;

2) доказано ли, что деяние совершил подсудимый;

3) является ли это деяние преступлением и какими пунктом, частью, статьей Уголовного кодекса РФ оно предусмотрено;

4) виновен ли подсудимый в совершении этого преступления;

5) подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное им преступление;

6) имеются ли обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание;

7) какое наказание должно быть назначено подсудимому, а также разрешаются другие вопросы, имеющие значение для правильного рассмотрения уголовного дела. Поэтому разбирательство занимает центральное место в уголовном судопроизводстве.

Закон различает обычное судебное разбирательство и особый порядок судебного разбирательства (разд. X УПК). Второй вариант судебного разбирательства — особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (ст. ст. 314 — 317 УПК), рассмотрение уголовного дела у мирового судьи (ст. 321 и ст. 322 УПК), производство в суде с участием присяжных заседателей (ст. ст. 324 — 353 УПК).

Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ч.1 ст. 49 Конституции РФ). Вступление приговора суда в законную силу обусловливает возникновение третьей части уголовного судопроизводства и одновременно пятой стадии уголовного процесса — исполнения приговора (разд. XIV, гл. 46 и 47). В ней вступившие в законную силу приговоры, определения суда и постановления судьи обращаются к исполнению, решения суда приводятся в исполнение и разрешаются вопросы, возникающие при исполнении приговора. Именно в этой стадии уголовного процесса принимаются предусмотренные законом меры к наказанию виновного и реализуется уголовная ответственность.

Стадии уголовного процесса теснейшим образом связаны друг с другом. Каждая предыдущая создает предпосылки для возникновения последующей.

Каждая в отдельности и совокупности из описанных выше процедуры составляют уголовное судопроизводство.

Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает ряд дополнительных гарантий отстаивания сторонами своих прав и законных интересов в уголовном судопроизводстве. К ним следует отнести, в частности, производство в суде второй инстанции (гл. 43 — 45, ст. ст. 354 — 389). Оно возникает в силу апелляционного или кассационного обжалования судебных решений, не вступивших в законную силу (гл. 43 — 45), и потому в число обязательных «этапов прохождения дела» не входит.

УПК устанавливает возможность пересмотра вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда (разд. XV) и соответствующие производства — производство в надзорной инстанции (гл. 48, ст. ст. 402 — 412) и возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (гл. 49, ст. ст. 413 — 419).

Уголовно-процессуальный кодекс РФ учреждает также особый порядок уголовного судопроизводства (часть четвертая) — по отдельным категориям уголовных дел (разд. XVI, гл. 50 и 51, ст. ст. 420 — 446) и по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц (разд. XVII, гл. 52, ст. ст. 447 — 452).

В первую группу дел включены уголовные дела в отношении несовершеннолетних (гл. 50) и производства о применении принудительных мер медицинского характера (гл. 51).

Производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних осуществляется по делам лиц, не достигших к моменту совершения преступления 18-летнего возраста (ст. 420 УПК), и определяется общими правилами Уголовно-процессуального кодекса и нормами статей, указанных в гл. 50.

Производство о применении принудительных мер медицинского характера осуществляется в отношении лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, или лица, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение (ст. 433 УПК РФ, ст. 97 УК РФ).

Уголовно-процессуальный кодекс РФ определил особый порядок возбуждения уголовного дела в отношении отдельной категории лиц, а также их задержания (ст. 449), избрания меры пресечения и производства отдельных следственных действий (ст. 450), привлечения в качестве обвиняемого (ст. 448) и другие особенности производства по уголовным делам. Эту категорию лиц составляют лица, указанные в ч.1 ст. 447 УПК РФ.

УПК РФ предусмотрен новый уголовно-процессуальный институт «Международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства» (часть пятая, гл. 53 — 55, ст. ст. 453 — 473). Впервые уголовно-процессуальным законом определяется порядок взаимодействия судов, прокуроров, следователей и органов дознания с соответствующими компетентными органами и должностными лицами иностранных государств и международными организациями при необходимости, например, выдачи лица для уголовного преследования или исполнения приговора, передачи лица, осужденного к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого оно является.

1.2 Субъекты процесса доказывания

В круг участников уголовного судопроизводства Уголовно-процессуальный кодекс РФ включает все государственные органы и всех лиц, в той или иной форме принимающих участие в уголовном процессе (п. 58 ст.5 УПК РФ).

Участники уголовного судопроизводства призваны выполнять различные уголовно-процессуальные функции, реализовать определенные законом процессуальные полномочия, исполнять возложенные на них обязанности и осуществлять предоставленные им права.

Участники уголовного судопроизводства, или, иначе говоря, его субъекты, преследуют различные цели и наделяются неодинаковыми правами в ходе уголовно-процессуальной деятельности. В соответствии с этим различаются основания и периоды их вовлечения в сферу уголовно-процессуальных отношений.

К таким основаниям относятся выполнение профессиональных должностных обязанностей, влияющих на возникновение и продвижение уголовного дела (судьей, дознавателем, следователем, начальником следственного отдела, прокурором); реализация предоставленных законом процессуальных прав (потерпевшим, гражданским истцом, частным обвинителем, законным представителем несовершеннолетнего); привлечение к участию в процессе вследствие волеизъявления должностных лиц, ведущих процесс (подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, гражданский ответчик, свидетели, эксперты, переводчики), вовлечение по уполномочию других субъектов процессуальной деятельности (защитники, представители).

Иные участвующие в судопроизводстве лица могут привлекаться для выполнения отдельных процессуальных действий или производств в целях содействия их проведению или осуществлению. К их числу относятся присяжные заседатели, специалисты, понятые, секретари судебных заседаний, переводчики, должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскные действия, судебные приставы.

Для участвующих в уголовном процессе лиц характерны различные осуществляемые ими функции, решаемые задачи и преследуемые цели, не совпадает их роль в выполнении тех или иных процессуальных действий и принятии решений, характерна неоднозначность отношения к окончательным результатам производства по уголовному делу.

С учетом комплекса этих признаков УПК РФ в разделе II следующим образом классифицирует субъектов уголовного процесса:

1) суд;

2) участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения, включая прокурора, следователя, начальника следственного отдела, органа дознания, дознавателя, потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя; представитель потерпевшего;

3) участники уголовного судопроизводства со стороны защиты, в круг которых входят подозреваемый, обвиняемый, законные представители несовершеннолетнего и обвиняемого, защитник, гражданский ответчик, представитель гражданского ответчика;

4) иные участники уголовного судопроизводства — свидетель, эксперт, специалист, переводчик, понятой, судебный пристав.

В зависимости от принадлежности к той или иной группе и процессуального положения в ней УПК РФ наделяет участников уголовного судопроизводства определенными процессуальными правами и возлагает на них некоторые обязанности, устанавливает порядок отношений между ними и формы взаимодействия.

К должностным лицам, ведущим уголовный процесс и отвечающим за принятие решений, определяющих дальнейшее направление дела, процессуальный закон предъявляет известные требования (ст. ст. 61 — 63 УПК), выполнение которых должно являться гарантией легитимности, объективности и беспристрастности названных должностных лиц. Для достижения этих целей уголовно-процессуальный закон предусматривает обстоятельства, исключающие участие таких лиц в уголовном судопроизводстве, и устанавливает особый порядок разрешения вопросов об этом исключении (отводов).

Правило о надлежащем субъекте доказывания. К числу субъектов, правомочных проводить действия по собиранию доказательств, относятся: следователь, дознаватель, орган дознания, прокурор, защитник, суд (ч. ч. 1, 3 ст. 86). Все они вправе не только участвовать в исследовании доказательств, но и собирать их. Причем результатом этой деятельности являются именно доказательства, в то время как другие участники (подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители), принадлежащие к категории источников доказательств, в лучшем случае могут представлять лишь предметы и документы, которые становятся доказательствами только после приобщения их к материалам дела органами предварительного расследования или судом (ч.2 ст. 86).

Следователь может выполнять роль надлежащего субъекта действий по собиранию доказательств при соблюдении следующих условий: а) отсутствуют основания для его отвода (ст. 61); б) соблюдены правила, касающиеся подследственности (ч.4 ст. 150, ст. 151); в) уголовное дело принято им к своему производству, о чем имеется запись в постановлении о возбуждении уголовного дела либо в отдельном постановлении (ст. 156); г) имеется отдельное поручение следователя другой территориальной подследственности (ч.1 ст. 152) или д) имеется решение прокурора о производстве предварительного следствия группой следователей, в которую включен и данный следователь (ст. 163). Аналогичные условия в основном предусмотрены и для дознавателя при производстве им дознания как самостоятельной формы предварительного расследования (гл. 32). Однако не допускается возложение полномочий по проведению дознания на то лицо, которое проводило или проводит по данному уголовному делу оперативно-розыскные мероприятия (ч.2 ст. 41).

Иные сотрудники органа дознания могут быть надлежащими субъектами действий по собиранию доказательств, если: а) отсутствуют основания для их отвода (ст. 61); б) имеются основания для проведения неотложных следственных действий (ст. 157); в) имеется письменное поручение прокурора или следователя о производстве органом дознания отдельных следственных действий (п. 4 ч.2 ст. 37, п. 4 ч.2 ст. 38) или г) имеется отметка в протоколе следственного действия о привлечении к участию в следственном действии должностного лица органа дознания, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность (ч.7 ст. 164).

Защитник также вправе собирать доказательства путем: а) получения предметов, документов и иных сведений; б) опроса лиц с их согласия; в) истребования справок, характеристик, иных документов (ч.3 ст. 86). Он приобретает соответствующие полномочия сразу после своего назначения или заключения соглашения о защите (ч.1 ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Суд становится надлежащим субъектом действий по собиранию доказательств при соблюдении следующих условий: а) отсутствуют основания для отвода судьи или судей (ст. 61 УПК), б) соблюдены правила подсудности (ст. 31), в) дело распределено данному судье председателем суда либо данные судьи назначены для рассмотрения дела коллегиальным составом.

Глава 2. Содержание собирания, проверки и оценки доказательств по уголовным делам

2.1 Собирание доказательств

Собирание доказательств — это совершение субъектами доказывания, в пределах их полномочий и прав, действий, направленных на обнаружение, истребование, получение и закрепление в установленном законом порядке доказательств.

Собирание доказательств представляет собой систему действий, направленных на восприятие объективно существующих следов происшедшего события и их процессуальную фиксацию. При выборе путей и средств собирания доказательств учитываются закономерности, связанные с образованием следов, отражений в объективной действительности и условий, обеспечивающих наиболее надежные пути и средства их восприятия и закрепления в материалах дела следователем, судом. С учетом этого закон устанавливает, с какой целью производится следственное действие (см. ст. ст. 182, 192, 194 УПК), правила следственных действий (их процессуальную форму), в ходе которых собираются доказательства (например, правила допроса, обыска, опознания, приобщения к делу вещей в качестве вещественных доказательств)4.

Собирание доказательств происходит путем: производства следственных и иных процессуальных действий, перечень и порядок проведения которых указан в законе; истребования от учреждений, предприятий, организаций, должностных лиц и граждан предметов, актов ревизий, документальных проверок, представления участниками процесса или любыми гражданами, учреждениями, предприятиями и организациями предметов, документов (ст. 86 УПК), а также материалов, полученных соответствующими органами в ходе оперативно-розыскной деятельности.

В ч.1 ст. 86 УПК указано, что собирают доказательства дознаватель, прокурор и суд путем производства следственных и иных процессуальных действий.

Вопрос о праве суда собирать доказательства не решается однозначно. Бесспорно, что освобождение суда от несвойственной ему обязанности «принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления, и к их наказанию» (ст. 3 УПК РСФСР), решительно меняет формы и пределы участия суда в доказательственной деятельности. Суд не обязан собирать доказательства и к нему нельзя обратить упрек в том, что обстоятельства дела не выяснены полно и всесторонне. В судебном разбирательстве, построенном на принципе равенства сторон и состязательности, решение по делу зависит от использования сторонами в суде их равных процессуальных возможностей.

Вместе с тем, в нашем уголовном судопроизводстве не воспринята модель англосаксонского судебного разбирательства, где судья не участвует в исследовании доказательств, обеспечивая только такой ход процесса, который дает возможность сторонам использовать свои права в состязательном процессе.

По УПК РФ суд вправе на предварительном слушании допросить свидетеля и приобщить к уголовному делу документы, указанные в ходатайстве. Здесь допрос свидетеля производится для решения вопроса об исключении доказательства, признании его недопустимым (ч.3 ст. 235 УПК).

В судебном разбирательстве суд собирает интересующие его сведения для проверки и оценки доказательств, используя свое право задавать вопросы подсудимому, свидетелю, потерпевшему, эксперту (ч.3 ст. 275, ч.3 ст. 278, ст. 282 УПК), по собственной инициативе назначает судебную экспертизу (ч.1 ст. 283 УПК), участвует в осмотре вещественных доказательств (ст. 284 УПК).

В законе нет прямого указания на право суда по собственной инициативе (как это сделано применительно к судебной экспертизе) проводить осмотр местности и помещения, следственный эксперимент, освидетельствование, предъявлять для опознания (ст. ст. 287 — 290 УПК), однако нет и оснований лишить суд этого права, поскольку все указанные действия направлены на проверку имеющихся в деле или представленных в суд доказательств, без чего суд не сможет оценить их достоверность.

Участники процесса имеют право ходатайствовать о производстве следственных действий по собиранию доказательств, но сами собирать доказательства следственным путем не могут, они могут представить лицам, ведущим производство по делу, вещи с просьбой приобщить их к делу в качестве вещественных доказательств, письменные и иные документы, называть лиц, которые могут быть допрошены в качестве свидетелей, потерпевших, и ходатайствовать об их вызове к следователю, в суд (ч.2 ст. 86 УПК).

Защитник обвиняемого, представитель потерпевшего (адвокат) вправе собирать доказательства (ч.3 ст. 86 УПК). С этой целью он может запрашивать документы из учреждений, организаций и представлять их следователю, суду. Он может использовать и технические средства: видео — и звукозапись, фото — и киноаппаратуру, например записать рассказ очевидца происшествия, сделать фотоснимок места происшествия и тому подобное вне рамок производимых следователем, судом следственных действий. Эти материалы он может представить следователю, суду и ходатайствовать о проверке и приобщении их к делу. Они могут служить для обоснования ходатайства о вызове и допросе лица в качестве свидетеля и др.

В ч.3 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» закреплены права адвоката по собиранию доказательств. Это право собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе:

1) запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений, а также иных организаций. Указанные органы и организации обязаны в порядке, установленном законодательством, выдавать адвокатам запрошенные ими документы или их заверенные копии;

2) опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу;

3) собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодательством РФ;

4) привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи.

Новый УПК внес существенные изменения в права защитника на участие в доказывании. Однако, сопоставляя права защитника по собиранию доказательств с понятием «доказательства», данным в ст. 74 УПК, следует сделать вывод о том, что документы, предметы, сведения, полученные в результате опроса защитником лиц, не отвечают такому обязательному свойству доказательства, как допустимость, так как они не получены и не закреплены в процессуальном порядке и в процессуальной форме. Поэтому все сведения, собранные защитником, могут стать доказательствами после того, как они будут представлены лицам, ведущим судопроизводство, признаны ими имеющими значение по делу и приобретут необходимую процессуальную форму, а именно: лицо, опрошенное защитником, должно быть допрошено по правилам допроса свидетеля, потерпевшего; документы, предметы приобщены к делу соответствующим постановлением (определением). Собранные защитником сведения могут служить основанием для заявления им ходатайства, например, о производстве первичной или дополнительной экспертизы. Для получения письменных документов и предметов, имеющих значение для уголовного дела, участники судопроизводства, названные в ч. ч.2 и 3 ст. 86 УПК, вправе воспользоваться услугами частных детективных и сыскных служб, деятельность которых регулируется Законом Р Ф от 11 марта 1992 г. «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации». Материалы этой деятельности, как и материалы, полученные в результате оперативно-розыскных действий, не являются доказательствами. Для этого они должны быть представлены лицам, ведущим уголовное судопроизводство, по их решению приобщены к делу, а затем проверены и оценены по правилам ст. 87 и ст. 88 УПК.

Представление доказательств — это способ реализации участником процесса своего права на участие в доказывании. Следователь, суд не вправе отказать участнику процесса в приобщении к делу документа, представленного в качестве доказательства, или в производстве следственных действий по собиранию доказательств, если обстоятельства, о которых они ходатайствуют, могут иметь значение для дела (ст. 122 УПК).

Способами закрепления доказательств закон считает как письменную форму (протокол), так и фотографирование, магнитофонную запись, киносъемку, изготовление слепков и оттисков следов, прилагаемых к протоколам, а также использование иных научно-технических средств.

В УПК значительно расширена роль специалиста в собирании доказательств (ст. 58 УПК).

Как указано выше, доказательства в объективном мире появляются в результате действия закона отражения. Посредством определенных в законе следственных действий и в определенной законом процессуальной форме следы-отражения из объективного мира «переносятся» в материалы уголовного дела. Очевидно, что успешность этой деятельности зависит от умения познающего субъекта обнаружить следы, несущие информацию, выявить их внешние и внутренние связи с другой, уже ранее полученной информацией, точно зафиксировать и сохранить полученную информацию.

2.2 Проверка и оценка доказательств

В законе сказано: проверка доказательств производится дознавателем, следователем, прокурором, судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство (ст. 87 УПК).

Содержательный анализ статей 87, 240 и др. УПК, их сопоставление приводят к выводу, что термин «исследование» применяется в законе в более широком значении, чем «проверка». Исследование включает как процесс получения сведений (допрос свидетеля), так и проверку полученных сведений (ст. 240 УПК). Исследуют доказательство как субъект процессуальной деятельности, который его собрал, так и другие субъекты. Так, доказательства, собранные следователем, исследует прокурор при утверждении обвинительного заключения, затем «доказательства подлежат непосредственному исследованию» судом.

Проверка доказательств включает проверку их относимости, допустимости, достоверности, т. е. проверку соблюдения процессуальных правил собирания доказательств, относимости к делу тех сведений, которые составляют содержание доказательства, доброкачественности источника получения сведений и их достоверность. Проверка доказательств может производиться различными путями: путем сопоставления доказательств с нормативными правилами получения доказательства (соблюдены ли правила допроса свидетеля, проведения опознания), путем сопоставления полученных данных с искомыми фактами или с другими данными по делу (выявление того, мог ли свидетель видеть и слышать то, о чем рассказывает, обладает ли эксперт необходимыми знаниями для дачи заключения и т. п.).

Для проверки доказательства используются как различные логические приемы, так и различные следственные действия, в том числе очная ставка, повторная и дополнительная экспертиза, сопоставление различных доказательств между собой, анализ содержания доказательства (например, выявление противоречия в выводах эксперта, выяснение причины противоречия в показаниях свидетеля).

Доказательство может проверяться в момент его получения (например, путем постановки уточняющих вопросов свидетелю), в последующем расследовании и рассмотрении дела по мере собирания и проверки других доказательств.

При проверке отдельного доказательства устанавливается его полнота: например, все ли обстоятельства, которые могли быть известны свидетелю, были выяснены при его допросе; содержит ли представленный акт ревизии все необходимые данные или заключение эксперта — ответы на поставленные вопросы. Объективная проверка дает возможность правильно оценить каждое доказательство и всю их совокупность.

Проверка отдельного доказательства сама по себе недостаточна для оценки его как достоверного или недостоверного. Каждое доказательство соотносится с другими доказательствами, проверяется в совокупности с ними и после этого оценивается как достоверное или недостоверное.

Оценка доказательств — мыслительная, логическая деятельность, имеющая своей целью определенный вывод, суждение об относимости, допустимости, достоверности, значении (силе) каждого доказательства и достаточности их совокупности для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания и разрешения уголовного дела (ст. 88 УПК).

В ст. 17 УПК сформулирован принцип «Свобода оценки доказательств». Он состоит в том, что:

1) судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основываясь на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью;

2) никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

В ст. 17 УПК субъектами оценки доказательств названы только те субъекты процесса, которые ответственны за производство по делу и правомочны принимать по делу решения. Конечно, все участники процесса оценивают доказательства и на этой основе определяют свою позицию по отношению к обвинению (обвиняемый, его защитник, потерпевший). Однако оценка доказательств этими субъектами не имеет правового значения в том смысле, что она не определяет содержания решения, имеющего правовое значение.

В УПК оценку доказательств регулируют две статьи. Это ст. 17, в которой выражен «принцип оценки доказательств», и ст. 88 — «Правила оценки доказательств». В ст. 88 указаны те свойства каждого доказательства и их совокупности, которые подлежат оценке. Однако из ранее сказанного очевидно, что принцип оценки доказательств, закрепленный в ст. 17, неприменим однозначно к разным свойствам доказательств, которые подлежат оценке, поскольку одни из свойств доказательства формализованы в законе, другие оцениваются исключительно по внутреннему убеждению. Наиболее формализованы, как это показано выше, признаки, делающие доказательства недопустимыми, что исключает оценку допустимости по внутреннему убеждению. Правилам признания доказательств недопустимыми посвящены ч. ч.2 — 4 ст. 88 УПК.

Оценка относимости доказательства не имеет столь определенного критерия, как запреты, выраженные в законе применительно к признанию доказательств недопустимыми. Вывод об относимости или неотносимости доказательства является результатом сопоставления содержания рассматриваемого доказательства с обстоятельством, подлежащим доказыванию (ст. 73 УПК). Однако поскольку установление обстоятельств, необходимых для разрешения дела, достигается чаще всего через установление иных обстоятельств, так называемых промежуточных фактов, то определение относимости этих обстоятельств требует от правоприменителя его суждения о том, может ли обстоятельство иметь значение для установления какого-либо обстоятельства, имеющего значение по делу. Для определения относимости доказательств важное значение имеет понимание целей доказательственной деятельности, ее принципов и, конечно, совесть правоприменителя, не позволяющая ему занять одностороннюю позицию по делу, отвергать как не относящиеся к делу доказательства, об исследовании которых ходатайствует сторона защиты.

Оценка достоверности доказательства лишена каких-либо формальных критериев, показателей. Здесь полностью действует принцип свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению следователя, дознавателя, прокурора и суда, которое должно сформироваться в результате соблюдения правил собирания и проверки доказательства всеми предусмотренными законом способами. Вывод о достоверности или недостоверности конкретного доказательства достигается путем сопоставления его с другими доказательствами по делу, поэтому только оценка доказательств в их совокупности может привести к правильному выводу. При этом действует принцип: никакие доказательства не имеют заранее установленной силы (ч.2 ст. 17 УПК).

Достаточность совокупности доказательств оценивается в зависимости от того, какие требования к установлению тех или иных обстоятельств выдвигает закон. Одни решения могут быть приняты, когда собранных доказательств достаточно для предположительного вывода, они дают основание полагать о наличии или возможности наступления каких-либо обстоятельств (см., например, ч.1 ст. 97 УПК). Применительно к другим решениям достаточность доказательств оценивается в зависимости от того, приводят ли они к убеждению в доказанности фактических обстоятельств вне всяких сомнений (например, обвинительный вердикт — п. 5 ч.3 ст. 340 УПК, обвинительный приговор — ч.4 ст. 302 УПК).

Предоставляя оценку доказательств только внутреннему убеждению следователя, прокурора, судьи, присяжных заседателей, закон вместе с тем предписывает определенные правила формирования этого убеждения, а для многих решений и форму выражения результатов этой оценки в принятом решении. Это обеспечивает сочетание при оценке доказательств субъективного фактора — внутреннее убеждение — и объективного — совокупность рассмотренных доказательств. Оценка доказательств по внутреннему убеждению именуется свободной оценкой доказательств в отличие от так называемой формальной теории доказательств, когда сила и значение доказательств формализовано определялись в законе и судьям оставалось только подсчитать, имеется ли необходимое количество доказательств для признания лица виновным. По этой системе доказательства делились на полные и неполные, или, иначе, на совершенные и несовершенные. Одного совершенного доказательства считалось достаточно для обвинения. К таким относились: признание своей вины подсудимым, «царица доказательств»; свидетельства экспертов, совпадающие показания двух неопороченных по суду взрослых свидетелей и т. п.

Принцип свободной оценки доказательств выражен в ст. 17 УПК и характеризуется следующим.

1. Закон не предписывает, какими доказательствами должны быть установлены те или иные обстоятельства, не устанавливает заранее силы доказательств, преимущественного значения видов доказательств, количественных показателей достаточности доказательств для того или иного решения по делу.

2. Оценка доказательств производится по внутреннему убеждению, но она не может быть произвольной. В ее основе должна лежать совокупность, имеющаяся в уголовном деле, доказательств.

Если же сомнения в доказанности какого-либо обстоятельства остаются, его нельзя считать доказанным, также нельзя положить в основу своего убеждения доказательства, достоверность которых сомнительна.

3. Лицо, производящее оценку доказательств, не связано оценкой доказательств, которую дали другие лица или органы в предшествующих стадиях процесса или в пределах данной стадии. Так, следователь оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, поэтому может не согласиться с указаниями прокурора о привлечении лица в качестве обвиняемого, об объеме обвинения и другим вопросам, перечисленным в законе (ст. 38 УПК). Суд, оценивая доказательства, не связан выводами, сделанными в обвинительном заключении, мнениями, высказанными обвинителем или защитником в судебном заседании. Вышестоящие суды, отменяя приговор и возвращая дело на новое рассмотрение, не могут давать указания, предрешающие убеждение судей в том числе и по оценке доказательств.

4. В ст. 17 УПК записано, что при оценке доказательств надлежит руководствоваться законом и совестью.

Регулирующая роль уголовно-процессуального закона в оценке доказательств проявляется через определение в законе задач и принципов уголовного судопроизводства; определение предмета доказывания и относимости доказательств, правил о допустимости и недопустимости доказательств, регламентации порядка собирания, проверки доказательств, требований, предъявляемых к выражению оценки доказательств в процессуальных решениях. Эти и другие нормы закона содержат правила, препятствующие формированию безотчетной, интуитивной оценки доказательств.

Закон в оценке доказательств играет различную роль. В одних случаях закон требует признать доказательство недопустимым, если нарушены определенные правила, в других закон дает только общие ориентиры для оценки доказательства (например, для оценки его относимости или оценки достаточности доказательств для вывода о доказанности вины).

Совесть как чувство нравственной ответственности за свои поступки, решения должна побуждать судей, народных и присяжных заседателей к справедливым решениям9. Совесть при формировании убеждения выступает как внутренний критерий оценки своей деятельности, как беспристрастной, справедливой. «Судья, решая дело. должен говорить: я не могу иначе, не могу потому, что логика вещей, и внутреннее чувство, и житейская правда, и смысл закона твердо и неумолимо подсказывают мне мое решение, и против всякого другого говорит моя совесть как судьи и человека»10.

5. Внутреннее убеждение как познавательный результат — это убеждение в установлении (не установлении) каких-либо фактических обстоятельств. Это убеждение должно иметь в своей основе совокупность собранных по делу доказательств, исследованных беспристрастно, объективно. Полученное знание должно быть обосновано, аргументировано. Поэтому применительно к важнейшим решениям закон требует, чтобы в них приводились доказательства сложившегося убеждения, в них должны быть изложены содержание доказательства и мотивы, по которым оно оценено как достоверное или недостоверное; основание убеждения о доказанности (недоказанности) каких-либо обстоятельств (например, ст. ст. 305, 307 УПК).

В психологическом аспекте внутреннее убеждение — чувство уверенности в обоснованности своих выводов об обстоятельствах дела. В этом качестве оно является важным волевым стимулом, побуждающим к практическим действиям, выражающимся, например, в решении о признании обвиняемого виновным или невиновным, в назначении обвиняемому наказания или освобождении от ответственности.

Таким образом, внутреннее убеждение как результат оценки характеризуется с разных сторон: во-первых, это знание, во-вторых, вера.

уголовное дело доказывание

Глава 3. Проблемы процесса доказывания в уголовно-процессуальной практике и пути их решения

Требуют дальнейшего изучения вопросы доказывания, связанные с изменениями, внесенными в ст. 237 УПК РФ, и изменениями в ст. 405 УПК РФ, обусловленные решениями Конституционного Суда Российской Федерации.

Очевидно, что вопросы регламентации в Законе правил доказывания напрямую связаны с тем, как законодатель определяет назначение уголовного судопроизводства. Поэтому не случайно, что различное понимание назначения уголовного судопроизводства приводит и к разным позициям по вопросам доказательственного права. В ст. 6 УПК РФ назначение уголовного судопроизводства обусловлено конституционными нормами, в которых определены приоритетные ценности государства (ст. 2 Конституции Российской Федерации).

Признавая, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, государство возложило на себя обязанность по соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина. Эта обязанность должна выполняться государственными органами и должностными лицами, уполномоченными на производство по уголовному делу. Этой обязанностью определяется назначение уголовного судопроизводства, выраженное в ч.1 и ч.2 ст. 6 УПК РФ.

Назначение уголовного судопроизводства лежит в основе правил доказательственного права, не допускающих применения любых средств для раскрытия преступления, установления виновного и применения к нему наказания. Закон определяет, какие средства и правила их применения допустимы в соответствии с законом и нравственными принципами, лежащими в основе правоприменительной деятельности. Конституция Российской Федерации в ч.2 ст. 50 считает недопустимыми те средства достижения назначения уголовного судопроизводства, которые не отвечают правовым и нравственным принципам.

Оценивая роль уголовного судопроизводства в решении важной государственной задачи предупреждения и борьбы с преступностью, нельзя не учитывать, что успешно расследованное уголовное дело, вынесение законного и обоснованного приговора виновному являются важными составляющими в общем арсенале мер укрепления законности и правопорядка.

Назначение уголовного судопроизводства требует вынесения законных и обоснованных решений, как по промежуточным правовым вопросам, так и по тем, которые завершают досудебное производство или выражаются в судебном приговоре. Применительно к этому важнейшему акту правосудия предъявляется особое требование, поскольку только суд может признать обвиняемого виновным.

При определении цели доказывания и ее результата в науке уголовного процесса используется философская категория — истина как соответствие сделанных выводов тому, что имело (или имеет) место в действительности. Особое внимание к проблемам применения философских категорий — истина, ее характеристика (абсолютная, относительная истина) было уделено в теории доказательств в 60 — 70-х годах. Это и понятно. Стремясь преодолеть негативные последствия сталинских репрессий, когда фактически без следствия и суда обвиняемые признавались виновными, что находило оправдание и в некоторых теоретических работах по доказыванию, ученые-процессуалисты сосредоточили свои усилия на разработке теории судебных доказательств12, рассматривая в качестве обязательного требования к правосудному приговору установление истины по делу, применяя к ее характеристике категории абсолютной и относительной истины. Критерии истины рассматривали практику как в виде процессуальной деятельности по конкретным делам, так и обобщенную практику, выраженную в достижениях различного рода науки и т. п.

Есть ли основания сегодня утверждать, что правосудный приговор — это приговор, устанавливающий истину, а если он вступил в законную силу, характеризовать его как абсолютную, неопровержимую истину? Понимая значение соответствия выводов, сформулированных в обвинительном заключении и в приговоре, тому, что имело место в действительности, нельзя не ставить перед следствием предварительным и судебным такую цель, как соответствие их выводов тому, что имело место в действительности. Вместе с тем необходимо ответить на вопрос, каковы те законные средства, которыми располагает правоприменитель для достижения этой цели, и каковы правовые средства, условия и возможности для проверки, установлена ли истина в каждом конкретном случае вынесения обвинительного приговора.

Здесь мы должны обратиться к закону, который определяет возможности и результаты поиска достоверных знаний в судебной практике. При этом мы неизбежно сталкиваемся с запретами в законе, в частности устанавливающими свидетельский иммунитет, освобождающий обвиняемого от дачи показаний, запрещающий использовать доказательства, полученные с нарушением закона, устанавливающий ограничения в применении принудительных способов получения доказательств и др. Ограничивая определенными запретами путь к истине, законодатель выразил свои ценностные предпочтения, требуя, чтобы обвинительный приговор, который опровергает презумпцию невиновности обвиняемого, не мог быть основан на предположениях, а мог постановляться тогда, когда виновность подсудимого подтверждена доказательствами (ч.4 ст. 302 УПК РФ).

Закон требует законности, обоснованности, мотивированности, использования при выражении цели деятельности правовые, а не философские категории. Поэтому, по нашему мнению, утверждения, содержащиеся в научных трудах Ю. К. Орлова, С. А. Шейфера, да и во многих других работах процессуалистов о том, что цель деятельности следствия, суда — установление истины по делу, носят скорее идеологический, чем процессуальный характер.

Взгляд на проблему истины в уголовном процессе, высказанный профессором В. Д. Арсеньевым, справедлив, он создал такой раздел теории судебных доказательств, как «Доказывание фактических обстоятельств дела в отдельных стадиях советского уголовного процесса» (Иркутск, 1968 г.). Он писал: «Я постоянно и решительно борюсь против формально-декларативного подхода к таким понятиям и институтам уголовного процесса, как истина и др. Наука должна давать практике четкие и подробные рекомендации, как правильно разрешить дело в каждом конкретном случае, а не бросать ей красивые, но бесполезные позиции (например: „Истина, только истина!“)».

В ряде выступлений обсуждалась формулировка ст. 74 УПК РФ. Очевидно, что содержанием доказательства, как и сформулировано в УПК РФ, являются сведения, а не «фактические данные», как указывалось в УПК РСФСР, что соответствует процессу познания, поскольку полученные сведения в момент получения и закрепления не могут оцениваться с точки зрения их достоверности, что предполагает термин «фактические данные».

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой