Психолого-педагогическая работа с семьёй, воспитывающей ребёнка с нарушением слуха

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования Республики Беларусь

Учреждение образования

«Белорусский государственный педагогический университет

имени Максима Танка"

Факультет специального образования

Кафедра основ дефектологии

Курсовая работа

ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ РАБОТА С СЕМЬЕЙ, ВОСПИТЫВАЮЩЕЙ РЕБЕНКА С НАРУШЕНИЕМ СЛУХА

Работу выполнила:

студентка группы курса

заочной формы получения образования

Научный руководитель:

кандидат педагогических наук, доцент.

Минск 2010

Содержание

  • Введение
    • Глава 1. Теоретико-методологические основы психолого-педагогической работы с семьями, имеющими детей с патологией слуха
    • 1.1 Психофизиологические особенности детей с нарушением слуха
    • 1.2 Нормативно-правовая документация в области социальной и психолого-педагогической работы с детьми-инвалидами и их семьями в Республике Беларусь
    • 1.3 Роль семьи в реабилитации и гражданском становлении ребенка с нарушением слуха
    • Глава 2. Особенности психолого-педагогической работы с семьей, воспитывающей ребенка с нарушением слуха
    • 2.1 Анализ проблем в семьях, воспитывающих детей с патологией слуха
    • 2.2 Жестовый язык в семейном воспитании неслышащих детей
    • 2.3 Организация психолого-педагогической процедуры консультирования семей, воспитывающих ребенка с нарушением слуха
    • Заключение
    • Библиографический список

Введение

В последние два десятилетия наше общество столкнулось с множеством социальных и экономических проблем, в том числе на поверхности оказались и проблемы семей, воспитывающих детей с дополнительными потребностями. Ранее в нашей стране и на постсоветском пространстве вообще вопрос об инвалидах, а тем более детях-инвалидах, и проблемах, связанных с их воспитанием, оставался закрытым. С начала 90-х гг. ХХ века актуализировались проблемы воспитания детей в семье, особенно если дети имеют психические или физические особенности развития.

80% детей с нарушениями слуха рождаются в семьях слышащих родителей. Глухой ребенок может быть адаптирован в социуме людей с нарушениями слуха и испытывать элементы социальной депривации в отношении общества слышащих. Взаимное непонимание в процессе социальных контактов становится причиной значительного своеобразия в эмоциональных отношениях глухих детей с окружающими. Однако, при активной работе и правильных отношениях к ребенку как вне, так и внутри семьи, можно добиться значительных успехов в социализации ребенка с нарушением слуха. Именно поэтому так важно и актуально на сегодняшний день понимать ценность психолого-педагогической работы с семьями, воспитывающими детей с нарушениями слуха.

Потребность в оказании специальной психологической помощи таким семьям возникает из-за огромного числа разнообразных проблем, с которыми эти семьи повседневно встречаются, очевидна. Важнейшее значение имеет создание благоприятной реабилитационной и коррекционно-обучающей среды для ребенка в период его пребывания дома. Это требует от родителей определенного объема знаний, способствующих пониманию потребностей и возможностей ребенка. Они также должны владеть практическими навыками, позволяющими методически правильно общаться с ребенком и правильно его воспитывать.

Итак, оказание психологической помощи семьям позволяет оптимизировать проблемы личностного и межличностного характера, возникающие вследствие рождения в семье ребенка с отклонениями в развитии. Главной целью в такой работе является изменение самосознания родителя, а именно: формирование у него позитивного восприятия личности ребенка с нарушениями слуха.

Актуальность темы данной курсовой работы обусловлена недостаточным изучением проблем, касающихся содержания и технологии психолого-педагогической работы с семьями, воспитывающими детей с ограниченными возможностями и в частности с нарушением слуха.

Цель курсовой работы заключается в том, чтобы теоретически обосновать и экспериментально доказать необходимость психолого-педагогической работы с семьями, воспитывающих детей с нарушением слуха.

Для достижения поставленной цели в работе решаются следующие задачи:

описать психофизиологические особенности детей с патологией слуха, определить роль семьи в воспитании такого ребенка;

охарактеризовать систему социальной помощи семье, имеющей ребенка с нарушением слуха;

проанализировать литературу, раскрывающую теоретико-методологических основы психолого-педагогической работы с родителями, имеющими детей с нарушением слуха;

изучить проблемы семей, имеющих детей с патологией слуха;

исследовать значимость жестового языка в семейном воспитании детей с нарушением слуха;

выявить роль психолого-педагогического консультирования семей, воспитывающих ребенка с нарушением слуха.

Объект исследования: процесс психолого-педагогической работы с семьями, имеющими детей с патологией слуха.

Предмет исследования: основные направления психолого-педагогической работы с семьями, имеющими детей с нарушениями слуха.

Гипотеза исследования: успешное решение задач психолого-педагогической работы с семьями, воспитывающими детей с нарушением слуха, может привести к достижению значительных успехов в социализации таких детей.

Методологической основой исследования являются научные положения по проблемам воспитания глухих и слабослышащих детей в семье: Б. Д. Корсунская [16], Э. И. Леонгард [31], М. М. Семаго [33], Т. А. Григорьева [11], Т. И Обухова [24; 25]; исследования, посвященные работе с семьей, имеющей ребенка с нарушением слуха: Д. В. Зайцева [13], И. Ю. Левченко [17], В. В. Ткачева [17; ], Л. П. Боровая [4], Н. В. Мазурова [18], И. К. Русакович [32], О. О. Копнина [15]).

Структура курсовой работы: работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и приложения.

Глава 1. Теоретико-методологические основы психолого-педагогической работы с семьями, имеющими детей с патологией слуха

1.1 Психофизиологические особенности детей с нарушением слуха

Современные исследователи в области сурдопсихологии (Д.И. Тарасов, А. Н. Наседкин, В. П. Лебедев, О. П. Токарев и др.) пришли к выводу, что все причины и факторы нарушений слуха следует разделить на три группы.

Первая группа — это причины и факторы, приводящие к возникновению наследственной глухоты или тугоухости.

Вторая группа — факторы, воздействующие на развивающийся плод во время беременности матери или приводящие к общей интоксикации организма матери в этот период (врожденное нарушение слуха).

Третья группа — факторы, действующие на сохранный орган слуха ребенка в процессе его жизни (приобретенное нарушение слуха). Вместе с тем исследователи полагают, что достаточно часто поражение слуха возникает под действием нескольких факторов, оказывающих воздействие в различные периоды развития ребенка. Соответственно они выделяют фоновые и манифестные факторы. Фоновые факторы, или факторы риска, создают благоприятный фон для развития глухоты или тугоухости. Манифестные факторы вызывают резкое ухудшение слуха.

К числу фоновых факторов, чаще наследственного происхождения, следует отнести различные нарушения метаболизма (обмена веществ), которые ведут к постепенному накоплению шлаков в организме, неблагоприятно воздействующих на различные органы и системы, в том числе на орган слуха. Фоновыми факторами врожденного происхождения могут быть перенесенная матерью во время беременности вирусная инфекция, или неблагоприятные воздействия на плод антибиотиков, каких-либо химических веществ, или асфиксия при родах.

Эти факторы могут не привести к появлению тугоухости, но вызвать такие повреждения слухового анализатора, что последующие воздействия нового фактора (например, заболевание ребенка гриппом, ветряной оспой, паротитом) вызовут выраженное нарушение слуха.

Для выявления причин нарушений слуха в каждом конкретном случае необходимо прослеживать все наследственные факторы, которые могут обусловить появление нарушения слуха у ребенка: факторы, действовавшие в процессе беременности матери и при родах, и факторы, воздействовавшие на ребенка при его жизни [3, 103].

Как мы уже говорили, выделяют три основные группы детей с нарушениями слуха: глухих, слабослышащих (тугоухих) и позднооглохших.

Глухие дети имеют глубокое стойкое двустороннее нарушение слуха, которое может быть наследственным, врожденным или приобретенным в раннем детстве — до овладения речью. Если глухих детей не обучают речи специальными средствами, они становятся немыми — глухонемыми, как называли их не только в быту, но и в научных работах до 1960-х гг. У большинства глухих детей имеется остаточный слух. Они воспринимают только очень громкие звуки (силой от 70 — 80 дБ) в диапазоне не выше 2000 Гц. Обычно глухие лучше слышат более низкие звуки (до 500 Гц) и совсем не воспринимают высокие (свыше 2000 Гц). Если глухие ощущают звуки громкостью 70 — 85 дБ, то принято считать, что у них тугоухость третьей степени. Если же глухие ощущают только очень громкие звуки — силой более 85 или 100 дБ, то состояние их слуха определяется как тугоухость четвертой степени. Обучение речи глухих детей специальными средствами только в редких случаях обеспечивает формирование речи, приближающееся к нормальному [28, 54].

Таким образом, глухота вызывает вторичные изменения в психическом развитии ребенка — более медленное и протекающее с большим своеобразием развитие речи. Нарушение слуха и речевое недоразвитие влекут за собой изменения в развитии всех познавательных процессов ребенка, в формировании его волевого поведения, эмоций и чувств, характера и других сторон личности.

Для психического развития глухих детей, как и всех других, имеющих нарушения слуха, является чрезвычайно значимым, как организуется процесс их воспитания и обучения с раннего детства, насколько в этом процессе

учитывается своеобразие психического развития, насколько систематически реализуются социально-педагогические средства, обеспечивающие компенсаторное развитие ребенка.

Слабослышащие (тугоухие) — дети с частичной недостаточностью слуха, приводящей к нарушению речевого развития. К слабослышащим относятся дети с очень большими различиями в области слухового восприятия. Слабослышащим считается ребенок, если он начинает слышать звуки громкостью от 20 — 50 дБ и больше (тугоухость первой степени) и если он слышит звуки только громкостью от 50 — 70 дБ и больше (тугоухость второй степени).

Соответственно у разных детей сильно варьирует и диапазон слышимых звуков по высоте. У одних он почти не ограничен, у других приближается к высотному слуху глухих. У некоторых детей, которые развиваются как слабослышащие, определяется тугоухость третьей степени, как у глухих, но при этом отмечается возможность воспринимать звуки не только низкие, но и средней частоты (от 1000 до 4000 Гц).

Недостатки слуха у ребенка приводят к замедлению в овладении речью, к восприятию речи на слух в искаженном виде. Варианты развития речи у слабослышащих детей очень велики и зависят от индивидуальных психофизических особенностей ребенка и от тех социально-педагогических условий, в которых он находится, воспитывается и обучается. Слабослышащий ребенок даже с тугоухостью второй степени к моменту поступления в школу может иметь развитую, грамматически и лексически правильную речь с небольшими ошибками в произношении отдельных слов или отдельных речевых звуков. Психическое развитие такого ребенка приближается к нормальному. И в то же время слабослышащий ребенок с тугоухостью всего лишь первой степени при неблагоприятных социально-педагогических условиях развития к 7-летнему возрасту может пользоваться только простым предложением или только отдельными словами, при этом речь его может изобиловать неточностями произношения, смешениями слов по значению и разнообразными нарушениями грамматического строя. У таких детей наблюдаются особенности во всем психическом развитии, приближающиеся к тем, которые характерны для глухих детей.

Позднооглохшие — это дети, потерявшие слух вследствие какой-либо болезни или травмы после того, как они овладели речью, т. е. в 2 — 3-летнем и более позднем возрасте. Потеря слуха у таких детей бывает разная — тотальная, или близкая к глухоте, или близкая к той, что наблюдается у слабослышащих. У детей может появиться тяжелая психическая реакция на то, что они не слышат многие звуки или слышат их искаженными, не понимают, что им говорят. Это иногда ведет к полному отказу ребенка от какого-либо общения, даже к психическому заболеванию. Проблема состоит в том, чтобы научить ребенка воспринимать и понимать устную речь. Если у него имеются достаточные остатки слуха, то это достигается с помощью слухового аппарата.

При малых остатках слуха обязательным становится восприятие речи с помощью слухового аппарата и чтения с губ говорящего. При тотальной глухоте необходимо использовать дактилологию, письменную речь и, возможно, жестовую речь глухих. При совокупности благоприятных условий воспитания и обучения позднооглохшего ребенка развитие его речи, познавательных и волевых процессов приближается к нормальному. Но в очень редких случаях преодолевается своеобразие в формировании эмоциональной сферы, личностных качеств и межличностных отношений.

У детей с нарушениями слуха всех групп возможны еще дополнительные первичные нарушения различных органов и систем. Известно несколько форм наследственного нарушения слуха, которое сочетается с поражением зрения, кожной поверхности, почек и других органов (синдром Ушера, Альстрема, Варденбурга, Альпорта, Пендреда и др.). При врожденной глухоте или тугоухости, возникшей из-за заболевания матери в первые два месяца беременности краснухой, как правило, наблюдается также поражение зрения (катаракта) и врожденная кардиопатия (триада Грига). При этом заболевании у родившегося ребенка может наблюдаться также микроцефалия и общая мозговая недостаточность.

При гемолитической болезни новорожденных, причиной которой может быть несовместимость крови плода и матери по резус-фактору или по принадлежности их крови к разным группам, возможно нарушение слуха, которое может сочетаться: с общим поражением мозга и олигофренией, с диффузным поражением мозга, с задержкой психофизического развития, с выраженным гиперкинетическим синдромом в результате поражения подкорковых отделов мозга, с поражением ЦНС в виде спастических парезов и параличей, с легким поражением нервной системы в сочетании со слабостью лицевого нерва, косоглазием, другими глазодвигательными нарушениями и общей задержкой моторного развития. При этом нарушение слуха может быть обусловлено нарушениями функций мозговых систем, в которых должен осуществляться анализ и синтез звуковых воздействий.

Приобретенное нарушение слуха, возникшее вследствие травмы черепа, может быть связано с нарушением не только рецепторного отдела слухового анализатора, но и его проводящих путей и корковой части. Перенесенный ребенком менингит или менингоэнцефалит может вызвать нарушение слуха и привести к мозговой недостаточности большей или меньшей степени.

При некоторых формах наследственной глухоты или тугоухости, при ряде заболеваний, приводящих к поражению слуха внутриутробно, а также при различных воспалительных процессах в области среднего и внутреннего уха поражается вестибулярный аппарат.

Вместе с тем сложные, комплексные нарушения, включающие повреждение слуха и других систем, могут возникать под воздействием разных причин и в разное время [24, 97]. У глухих и слабослышащих детей помимо нарушений слуха могут встречаться следующие виды нарушений: нарушения деятельности вестибулярного аппарата; разные варианты нарушения зрения; минимальная мозговая дисфункция, приводящая к первичной задержке психического развития. При этом какие-либо отрицательные факторы могут прямо воздействовать на мозг, или, в другом случае, мозговая недостаточность возникает вследствие тяжелых соматических болезней: сердечно-сосудистой системы, дыхательной, выделительной и т. д., изменяющих работу мозга; обширное поражение мозга, вызывающее олигофрению и др., ведущие к общему ослаблению организма; возможность глубокой социально-педагогической запущенности.

Таким образом, ребенок с нарушением слуха имеет ряд физиологических особенностей, знание которых необходимо для организации эффективной воспитательной и развивающей работы с таким ребенком и его семьей.

1.2 Нормативно-правовая документация в области социальной и психолого-педагогической работы с детьми-инвалидами и их семьями в Республике Беларусь

Конституция, как основной закон государства, важнейшие законы, нормативно-правовые акты образуют то правовое пространство, в котором функционирует социальный механизм защиты и поддержки всех слоев населения. Эффективность деятельности этого механизма непосредственно связана с профессиональной деятельностью специалистов: социальных и медицинских работников, педагогов, дефектологов, психологов и т. д. Поэтому необходима юридическая компетентность всех профессионалов, особенно в области работы с наиболее незащищенными слоями населения, к которым относятся и дети-инвалиды.

В основу законодательства Республики Беларусь в сфере работы с детьми с ограниченными возможностями положены международные документы ООН, гарантирующие всем категориям населения равные права. Однако, для детей-инвалидов, как и для некоторых других малозащищенных слоев населения, предусматривается ряд специфических прав и льгот, учитывающих их особые нужды и положение.

В числе основных международных документов, защищающих и гарантирующих права этой категории детей, можно назвать следующие: «Всеобщая Декларация прав человека», «Декларация о правах инвалидов», «Конвенция о правах ребенка», «Стандартные правила обеспечения равных возможностей для инвалидов».

Для детей-инвалидов, согласно «Конвенции о правах ребенка», предусматривается приоритетное удовлетворение особых потребностей такого ребенка в области образования, профессиональной подготовки, медицинского обслуживания, восстановления здоровья, подготовки к трудовой деятельности, а также обеспечивается соответствующая помощь такому ребенку и его семье (статья 23).

На удовлетворение тех же нужд направлен закон «О правах ребенка» (1993 г). Он определяет правовой статус этой категории детей, как самостоятельных субъектов, и направлен на обеспечение его физического и нравственного здоровья, формирование национального самосознания на основе общечеловеческих ценностей мировой цивилизации. Особое внимание и социальная защита гарантируются детям-инвалидам, с особенностями психофизического развития.

Как и все другие дети, ребенок со специфическими потребностями имеет право жить и воспитываться в семье, которое закрепляется «Кодексом о браке и семье». Родители, соответственно, должны принять на себя обязанности по содержанию своего ребенка до 16 лет и далее, если ребенок в этом нуждается. Однако особое внимание уделяется и людям, воспитывающим ребенка-инвалида (его родителям, опекунам). Государством выплачивается пособие по уходу за такими детьми, независящие от дохода семьи. Время ухода за ребенком со специфическими нуждами зачисляется одному из родителей (который осуществляет уход) в стаж работы для получения трудовой пенсии. Кроме того, родители инвалидов с детства имеют право на более ранний срок ухода на пенсию (Закон РБ «О пенсионном обеспечении»).

Дети со специфическими потребностями имеют право на получение пенсии, которая зависит от его (ребенка) степени нарушения здоровья. Так, дети-инвалиды первой степени нарушения здоровья имеют право на пенсию в размере 150% от минимального размера пенсии по возрасту, второй степени — 175%, третьей степени — 200%, четвертой степени — 250%.

Предусматривается для таких детей и бесплатное получение медикаментов, а так же предоставление физкультурно-оздоровительных услуг с их частичной оплатой или бесплатно.

Важным документом в сфере организации помощи детям с ограниченными способностями являются «Основные направления в государственной семейной политике» (1998 г). Одной из ее целей является создание условий для воспитания в семье детей-инвалидов с последующей интеграцией их в общество. Для реализации этой цели предлагаются следующие меры:

предоставление нуждающимся семьям с детьми дополнительной финансовой и натуральной помощи, услуг;

развитие сети дошкольных учреждений различных форм собственности с гибким режимом работы, различного типа и назначения (в том числе и для детей с особенностями развития);

предоставление возможностей для обучения и воспитания детей с особенностями психофизического развития в учебно-воспитательных учреждениях общего типа;

развитие сети специализированных учреждений, предназначенных для содержания детей-инвалидов;

формирование системного подхода к решению проблем этой категории детей и созданию условий для их реабилитации и интеграции в общество;

совершенствование системы социальной защиты семей, воспитывающих детей-инвалидов.

В Республике Беларусь утвержден также ряд других документов, гарантирующих права и льготы детей с особенностями развития: закон «О здравоохранении» (1993 г), закон «О социальной защите инвалидов» (1991 г), Постановление Совета Министров Р Б «О совершенствовании порядка организации, оздоровления и лечения детей за пределами РБ» (1997 г). Постановление Совета и Министров Р Б «О санаторно-курортном лечении инвалидов в возрасте до 18 лет» (1998 г), закон «О социальной защите граждан, пострадавших вследствие катастрофы на ЧАЭС» (1991 г), Постановление Совета Министров Р Б «Об утверждении перечня технических средств социальной реабилитации, выделяемых инвалидам бесплатно или на льготных условиях», а так же информационный бюллетень № 8 Центра гендерной информации и политики Министерства социальной защиты РБ «Правовые гарантии социальной защиты семей, воспитывающих ребенка инвалида».

Особо важен, на наш взгляд, приказ Министерства социальной защиты РБ от 18 августа 1995 г. «Об интегрированном обучении детей с особенностями психофизического развития в общеобразовательной школе» и Инструкции по организации индивидуального обучения на дому больных детей, детей с особенностями психофизического развития и детей инвалидов (1995 г), как явный прогресс в сфере обеспечения образования детей с ограниченными возможностями. Ведь долгое время, вплоть до 90-х годов 20 века, многие дети-инвалиды и особенно дети с нервно-психическими заболеваниями относились к категории «необучаемых», а детей с особенностями развития определяли в специальные школы-интернаты.

«Закон Республики Беларусь об образовании лиц с особенностями психофизического развития (специальном образовании) «призван создать необходимые условия для получения образования лицам с особенностями психофизического развития, их социальной адаптации и интеграции в общество (Приложение 1).

Изменения в социальной политике в отношении детей со специфическими потребностями влекут за собой и изменения типов учреждений, занимающихся оказанием помощи этой категории детей, и появления следующих документов: Постановление Совета Министров Р Б «Об утверждении примерного положения о территориальном центре социального обслуживания семьи и детей», приказ Министерства образования «Об утверждении временного положения о дефектологическом пункте», примерное положение «О диагностико-реабилитационном центре в РБ», Постановление Кабинета Министров «О создании Республиканского научно-практического центра детской онкологии и гематологии».

Важную роль в оказании социальной помощи детям с ограниченными возможностями играет Президентская программа «Дети Беларуси» и, в частности, ее подпрограмма «Дети-инвалиды». Ее возникновение связано с неразвитостью сети восстановительного лечения, неудовлетворительная оснащенность медицинских учреждений современной диагностической и реанимационной аппаратурой. Все это приводит к несвоевременному выявлению врожденных и наследственных заболеваний и недостаточной реабилитации детей-инвалидов.

Данная подпрограмма ставит перед собой следующие задачи в области работы с детьми-инвалидами:

повышение эффективности профилактической работы по предупреждению детской инвалидности;

создание предпосылок для комплексной психолого-педагогической и социальной реабилитации детей-инвалидов;

обеспечение их техническими средствами реабилитации и средствами, облегчающими бытовое обслуживание;

повышение уровня технической оснащенности детских реабилитационных учреждений для внедрения современных методов лечения и реабилитации детей-инвалидов;

организация научных исследований, научно-методическое и информационное обеспечение решения проблем детской инвалидности подготовка и повышение квалификации кадров, работающих с детьми этой категории.

Как видим, нормативно-правовые документы в Республике Беларусь призваны защищать и поддерживать семьи, воспитывающие детей с нарушением слуха. Однако семьи, воспитывающие детей с ограниченными возможностями, не смотря на помощь государства, испытывают материальные затруднения. Это обусловлено, во-первых, небольшим размером пенсий и пособий на детей в нашей стране, во-вторых, отсутствием возможности родителей детей-инвалидов работать «в полную силу», так как забота о таких детях отнимает много сил, времени. По нашему мнению, социальной политикой в сфере оказания помощи инвалидам мало внимания уделяется изменению общественного мнения относительно этой категории населения, что является важным фактором социализации инвалидов.

1.3 Роль семьи в реабилитации и гражданском становлении ребенка с нарушением слуха

Семейное воспитание детей с нарушениями слуха возникло значительно раньше общественного. Опыт индивидуального обучения глухих детей в семье был известен в средние века. Стремление родителей воспитывать и обучать глухих детей в семье было обусловлено желанием развивать умственные способности ребенка и приобщать ко всему, что доступно его слышащим сверстникам. Родители стремились не упускать наиболее сенситивные для развития и обучения ранние и дошкольные годы, понимая, что в этот период формируются многие навыки, закладывается характер ребенка.

О необходимости раннего обучения глухого ребенка в семье, развитии его речи передовые сурдопедагоги говорили в XVII — XIX вв., задолго до появления общественного воспитания дошкольников с нарушениями слуха. В отечественной сурдопедагогике мысли о необходимости раннего воспитания глухого ребенка в семье были высказаны В. И. Флери в его труде «Глухонемые, рассматриваемые в отношении к их состоянию и к способам образования, самым свойственным их природе». Одним из важнейших факторов развития и формирования личности глухого ученый считал заботу, внимание и любовь к ребенку, которыми должны окружить его близкие люди, в первую очередь мать. Она же должна стать первым воспитателем ребенка, для которого может сделать очень много. В. И. Флери подчеркивал важность первых лет жизни для обучения речи, первым словам, которые ребенок может усвоить на основе зрения по подражанию. «Чем моложе глухонемой, тем более способен он в том успевать», — утверждал В. И. Флери [15].

Идею раннего воспитания и обучения глухих детей в семье широко пропагандировали Н.А., Е.Ф. и Ф. А. Рау, которые организовывали консультации и курсы для матерей глухих детей, давали рекомендации по вопросам формирования словесной речи и другим проблемам воспитания и обучения. В 30−40-е гг. они подготовили ряд статей и методических рекомендаций для родителей глухих и тугоухих детей [9, 79 — 80].

Воспитательные стратегии могут строиться на различных подходах к развитию, воспитанию и обучению ребенка. Стратегия выбирается исходя из той цели, которую преследуют родители, воспитывая своего глухого ребенка.

Для формирования гармоничной личности, развития у ребенка адекватной самооценки, необходимой при установлении правильных взаимоотношений с окружающими людьми, рядом с ребенком должен находиться любящий и понимающий его взрослый человек. Э. Эриксон считает наличие в младенчестве тесного и эмоционально насыщенного контакта с матерью основой развития у ребенка самостоятельности, уверенности в себе, независимости и в то же время теплого, доверительного отношения к другим людям. В этот период ребенок должен приобрести чувство доверия к окружающему миру, что становится основой формирования позитивного самоощущения. В первой фазе развития ребенка на передний план выступает эмоциональная сфера во взаимоотношениях родителей и ребенка. Для правильного эмоционально-социального развития ребенка родители должны уметь под руководством психологов и педагогов передавать ему необходимые аналоговые невербальные сигналы в адекватной форме. Для этого следует использовать все возможности, все, что может служить заменой недостаточно воспринимаемых элементов выразительности речевого голоса, т. е. стать визуально-воспринимаемыми аналоговыми его заменителями для ребенка с нарушением слуха.

Установлено, что на ранней ступени развития ощущения, воспринимаемые благодаря кожной чувствительности, выполняют для младенца ту же функцию, которая для слышащего ребенка осуществляется звучанием голоса. Тесный физический контакт между матерью и ребенком в состоянии предупредить опасность эмоционального и коммуникативного обеднения и нарушения отношений между ним и близкими [20, 71].

В семьях, где у детей есть какие-то нарушения в психофизическом развитии, часто возникает специфическая ситуация, носящая характер личной трагедии родителей. Реакция родителей на рождение ребенка с особенностями психофизического развития в рамках научного исследования сравнивается с реакцией на смерть, так как в обоих случаях нет такого решения, которое исправило бы ситуацию, а единственно возможное решение состоит в принятии неотвратимого.

Рождение ребенка с отклонением в развитии оказывается испытанием для всех членов семьи. Поскольку родители связывают с детьми свои надежды, в том числе по реализации своих неисполненных мечтаний, они тем самым как бы поднимаются на более высокую ступень личностного развития, принимая на себя обязанности воспитателей следующего поколения. Ребенок с отклонениями в развитии в силу своих особенностей лишает родителей многих возможностей. Создается психологической противоречие между созреванием новых отношений в семье и возможностью их осуществления, которое усугубляется в случае единственно возможного ребенка. В большей степени это затрагивает слышащих родителей. Значимым аспектом является тот факт, что «все усилия профессиональных работников зачастую в первую очередь сконцентрированы на ребенке и его потребностях, а исключительные потребности родителей либо отходят на второй план, либо вообще не учитываются» [35, 107].

Как видим, в группе родителей детей с нарушениями слуха можно выделить две категории: родители с нормальным слухом и родители, также страдающие нарушением слуховой функции. Вторая группа родителей, согласно исследованиям, не испытывает особых переживаний в силу идентификации нарушений ребенка с их собственными.

Для родителей первой группы нарушение слуха у ребенка является фрустрирующим препятствием к установлению естественного социального контакта и межличностных связей. Это влечет за собой искажение внутрисемейных отношений и родительских (в первую очередь отцовских) позиций, провоцирует негативное отношение глухих детей к близким и оказывает деформирующее влияние на развитие личности глухих детей. Вообще, по оценкам специалистов, анализ жалоб родителей, включающих переживания по поводу основного дефекта ребенка, раскрывает характер и глубину травматизации их личности — и здесь психолого-педагогическая работа с семьёй важна как никогда. Именно поэтому психолого-педагогической консультирование и работа в данном направлении с семьей, воспитывающей ребенка с нарушением слуха является важнейшим и актуальным аспектом в современной сурдопедагогике.

Таким образом, семья как социальный институт воспитания занимает одно из важнейших мест в процессе формирования и развития личности любого ребенка, в том числе и с нарушением слуха. Взаимоотношение ребенка, имеющего нарушение слуха, с родителями, родительская позиция по отношению к нему оказывают существенное влияние на развитие личности ребенка. Долговременная деформация, искажение отношения к ребенку со стороны одного или обоих родителей становится фактором риска, способным привести к нарушениям в развитии его личности. Целенаправленная работа по психологической коррекции отношений родителей и детей может стать важным средством воздействия на развитие личности детей, имеющих нарушения слуха.

Глава 2. Особенности психолого-педагогической работы с семьей, воспитывающей ребенка с нарушением слуха

2.1 Анализ проблем в семьях, воспитывающих детей с патологией слуха

Трудности, которые постоянно испытывает семья с проблемным ребенком, значительно отличаются от повседневных забот, которыми живет семья, воспитывающая нормально развивающегося ребенка. Анализ литературы по вопросам семьи позволяет выделить основные функции, наиболее часто приписываемые обычной семье. Среди них:

рождение и воспитание детей;

осуществление связи между поколениями, сохранение и передача детям ценностей и традиций семьи;

удовлетворение потребности в психологическом комфорте и эмоциональной поддержке, тепле и любви;

создание условий для развития личности всех членов семьи;

удовлетворение сексуально-эротических потребностей;

удовлетворение потребности в общении с близкими людьми;

удовлетворение индивидуальной потребности в отцовстве или материнстве, в контактах с детьми, их воспитании, самореализации в детях;

охрана здоровья членов семьи, организация отдыха, снятие стрессовых ситуаций.

Из бесед с родителями и из анализа литературы следует, что практически все функции, за небольшим исключением, не реализуются или не в полной мере реализуются в семьях, воспитывающих детей с отклонениями в развитии и конкретно с нарушением слуха. Анализ наблюдений за развитием межличностных отношений в подобных семьях свидетельствует о том, что такое положение, видимо, объясняется следующими причинами.

В результате рождения ребенка с отклонениями в развитии отношения внутри семьи, а также контакты с окружающим социумом искажаются. Причины нарушений связаны с психологическими особенностями больного ребенка, а также с колоссальной эмоциональной нагрузкой, которую несут члены его семьи в связи с длительно действующим стрессом. Многие родители в сложившейся ситуации оказываются беспомощными. Их положение можно охарактеризовать как внутренний (психологический) и внешний (социальный) тупик.

Качественные изменения в таких семьях проявляются на следующих уровнях: психологическом, социальном и соматическом.

Проблемы психологического уровня. Рождение ребенка с патологией слуха воспринимается его родителями как величайшая трагедия. Факт появления на свет ребенка «не такого, как у всех», является причиной сильного стресса, испытываемого родителями, в первую очередь матерью. Стресс оказывает сильное деформирующее воздействие на психику родителей и становится исходным условием резкого травмирующего изменения сформировавшегося в семье жизненного уклада. Деформируются:

сложившийся стиль внутрисемейных взаимоотношений;

система отношений членов семьи с окружающим социумом;

особенности миропонимания и ценностных ориентаций каждого из родителей больного ребенка.

Все надежды и ожидания членов семьи в связи с будущим ребенка оказываются тщетными и рушатся в один миг, а осмысление происшедшего и обретение новых жизненных ценностей растягивается порой на длительный период. Это может быть обусловлено многими причинами, среди которых отсутствие положительно поддерживающего воздействия социума в контактах с семьей, воспитывающей аномального ребенка; психологические особенности личностей самих родителей, их способность принять или не принять больного ребенка.

Распределение обязанностей между мужем и женой, отцом и матерью в большинстве российских семей носит традиционный характер. Проблемы, связанные с внутренним состоянием и обеспечением жизнедеятельности семьи (хозяйственные, бытовые), а также с воспитанием и обучением детей, в том числе и с отклонениями в развитии, в основном ложатся на женщину. Мужчина — отец больного ребенка — обеспечивает в первую очередь экономическую базу семьи. Он не оставляет и не изменяет профиль своей работы из-за рождения больного ребенка и, таким образом, не исключается, как мать ребенка, из привычных социальных отношений. Его жизненный стереотип, согласно нашим наблюдениям, не столь сильно подвергается изменениям, так как бульшую часть времени он проводит в той же социальной среде (на работе, с друзьями и т. д.). Отец больного ребенка меньше, чем мать, проводит с ним времени в силу занятости на работе и в соответствии с традиционным пониманием этой семейной обязанности. Поэтому его психика не подвергается патогенному воздействию столь же интенсивно, как психика матери больного ребенка. Приведенные характеристики, как правило, являются наиболее распространенными. Но, безусловно, есть и исключения из правил.

Эмоциональное воздействие стресса на женщину, родившую больного ребенка, неизмеримо значительнее. Сам факт того, что именно она произвела на свет вместо «чуда» больное существо, заставляет ее невыносимо страдать. У матерей часто наблюдаются истерики, депрессивные состояния. Страхи, одолевающие женщин по поводу будущего ребенка, рождают чувство одиночества, потерянности и ощущение «конца жизни». Часто для таких матерей свойственно снижение психического тонуса, заниженная самооценка, что проявляется в потере вкуса к жизни, перспектив профессиональной карьеры, невозможности реализации собственных творческих планов, потере интереса к себе как к женщине и личности.

Проблемы социального уровня. После рождения ребенка с проблемами в развитии его семья, в силу возникающих многочисленных трудностей, становится малообщительной и избирательной в контактах. Она сужает круг знакомых и даже родственников по причине характерных особенностей состояния и развития больного ребенка, а также из-за личностных установок самих родителей (страха, стыда).

Это испытание оказывает также деформирующее воздействие на взаимоотношения между родителями больного ребенка. Одним из самых печальных проявлений, характеризующих состояние семьи после рождения ребенка с отклонениями в развитии, является развод. Не всегда внешней причиной развода называется больной ребенок. Чаще всего родители детей, объясняя причину разрыва семейных отношений, ссылаются на испортившийся характер супруги (или супруга), отсутствие взаимопонимания в семье, частые ссоры и, как следствие, охлаждение чувств.

Тем не менее объективным стрессором, фрустрирующим психику членов семьи, является сам факт рождения больного ребенка и состояние его здоровья в последующий период. Сложившаяся новая ситуация становится испытанием для проверки подлинности чувств как между супругами, так и между каждым из родителей и больным ребенком. Известны случаи, когда подобные трудности сплачивали семью. Однако часть семей не выдерживает такого испытания и распадается, что оказывает отрицательное воздействие на процесс формирования личности ребенка с отклонениями в развитии.

В силу этой причины (одиночества матерей, воспитывающих детей с отклонениями в развитии), а также и других, среди которых могут быть и генетические (правомерный страх родителей перед рождением еще одного аномального ребенка), некоторые семьи отказываются от рождения других детей. В таких семьях ребенок-инвалид является единственным.

Есть семьи, в которых воспитывается еще один или два здоровых ребенка. В большинстве из них ребенок с нарушениями развития является последним из родившихся. Тем не менее в таких семьях имеется больше благоприятных возможностей для нормализации психологического состояния родителей по сравнению с объективными возможностями родителей, воспитывающих единственного ребенка-инвалида. Родители, у которых здоровые дети родились после больных или являются одним ребенком из двойни, составляют немногочисленную группу.

Отношения в семье могут ухудшаться не только между супругами. Они могут изменяться между матерью ребенка с отклонениями в развитии и ее родителями или родителями ее мужа. Особенности ребенка трудно принять неподготовленному человеку. Жалость к своему внуку и его матери могут длительное время пронизывать взаимоотношения близких людей. Однако с возрастом силы слабеют: бабушки и дедушки постепенно отстраняются от такой семьи.

Заслуживает внимания также тенденция, проявившаяся у отдельных матерей, воспитывающих детей с множественными и выраженными дефектами развития. В связи с тем что проблема воспитания и обучения такого ребенка лишь частично обеспечивается системой государственного образования, отдельные матери находят в себе силы и возможности для получения специального образования и использования новых знаний для развития и обучения как своего ребенка, так и других детей.

Длительное изучение проблем, возникающих в семьях воспитанников специальных учреждений, и наблюдение за их разрешением позволяют выделить еще одну особенность, характеризующую социальную позицию значительной части родителей в отношении воспитания, развития и преодоления проблем больного ребенка. Эту позицию можно назвать иждивенческой или безынициативной. Родители считают, что преодолением проблем их ребенка должны заниматься специалисты и сотрудники учреждений, в которых их дети воспитываются, обучаются или продолжительно лечатся и живут.

Проблемы соматического уровня. Стресс, возникший в результате комплекса необратимых психических расстройств у ребенка, может вызывать различные заболевания у его матери, являясь как бы пусковым механизмом этого процесса. Возникает патологическая цепочка: недуг ребенка вызывает психогенный стресс у его матери, который в той или иной степени провоцирует возникновение у нее соматических или психических заболеваний. Таким образом, заболевание ребенка, его психическое состояние может являться психогенным и для родителей, в первую очередь матерей.

Согласно литературным данным [17, 37] и нашим наблюдениям, соматические заболевания у родителей больных детей имеют следующие особенности. Матери больных детей жалуются на колебания артериального давления, бессонницу, частые и сильные головные боли, нарушения терморегуляции. Чем старше становится ребенок, т. е. чем длительнее психопатогенная ситуация, тем в большей степени у некоторой части матерей проявляются нарушения здоровья. «Возникают: расстройства менструального цикла и ранний климакс; частые простуды и аллергия; сердечно-сосудистые и эндокринные заболевания; выраженное или тотальное поседение; проблемы, связанные с желудочно-кишечным трактом (Р.Ф. Майрамян, 1976)» [17, 56]. Наблюдения свидетельствуют о том, что матери больных детей часто жалуются на общую усталость, отсутствие сил, а также отмечают состояние общей депрессии и тоски.

В группе родителей детей с нарушениями слуха можно выделить две категории: родители с нормальным слухом и родители, также страдающие нарушением слуховой функции. Вторая группа родителей не испытывает особых переживаний в силу идентификации нарушений ребенка с их собственными.

Для родителей первой группы нарушение слуха у ребенка является фрустрирующим препятствием к установлению естественного социального контакта и межличностных связей. Это влечет за собой искажение внутрисемейных отношений и родительских (в первую очередь отцовских) позиций, провоцирует негативное отношение глухих детей к близким и оказывает деформирующее влияние на развитие личности глухих детей.

По мнению практиков, в сознании не каждого слышащего родителя формируется потребность к усвоению специальных форм взаимодействия (дактилологии и жестовой речи) с ребенком, имеющим бисенсорный дефект. В некоторых случаях отсутствие таких навыков может ограничивать как контакты самого ребенка с окружающим миром, так и возможные формы взаимодействия с ним родителей. Это также обусловливает возникновение коммуникативного барьера между ребенком и его родителями.

Итак, семьи, воспитывающие детей с патологией слуха, имеют большое количество трудностей и проблем, связанных с появлением больного ребенка: психологических, социальных, соматических, ставящих под угрозу не только психологический климат в такой семье, но и само ее существование. Решение многих из этих проблем возможно при условии освоения родителями жестовой речи, а также в ходе тесной работы родителей со специальными службами помощи — сурдологической, психологической, педагогической.

2.2 Жестовый язык в семейном воспитании неслышащих детей

Известно, что внутрисемейные отношения играют важную роль в формировании личности детей. Семья при помощи системы оценок и эталонов ценностей в значительной степени определяет уровень и содержание эмоционального и социально-нравственного развития ребенка. Как правило, опыт ребенка полный и разносторонний, если родителей и детей связывает глубокая любовь и понимание, и главное место в семье занимает отношение друг к другу.

В воспитании детей с нарушением слуха важным условием, «во многом определяющим климат внутрисемейных отношений и эффективность воспитательных воздействий, является жестовое общение родителей и их неслышащих детей» — считает И. К. Русакович [32, 345]. В связи с этим следует отметить, что в отечественной и зарубежной сурдопедагогике развивались полярные взгляды на роль жестового языка в воспитании детей с недостатками слуха, разделяющие, по определению Г. Л. Зайцевой, позиции биолого-медицинской и социокультурной концепции глухоты [13].

Л.С. Выготский изучал роль жестового языка в коммуникативной и познавательной деятельности. Он утверждал, что жестовая речь — подлинная речь во всем богатстве ее функционального значения. Ученый отмечал выразительность жестового языка и подчеркивал, что «для коренного улучшения воспитания глухих детей различные формы речи не конкуренты, а ступени, по которым глухой ребенок восходит к овладению речью» [6, 90]. Однако многие исследователи долгое время не обращались к проблеме использования жестовой речи в специальном образовании, что было связано с отсутствием экспериментальных фактов и невозможностью научного изучения жестового языка с позиций традиционной лингвистики. По этой причине жестовый язык считался примитивным, не достойным внимания и отрицательно влияющим на развитие словесной речи.

Научный интерес к изучению жестового языка усилился с появлением структурной лингвистики (1960 г., В. Стокку). В результате экспериментов были получены доказательства, подтверждающие существование лингвистической системы жестового языка.

Большое внимание приобрела проблема использования жестового языка в семьях, воспитывающих ребенка со слуховыми ограничениями. Определенные выводы были сделаны в результате сравнительного изучения детей в семьях слышащих и неслышащих родителей. Так, было доказано, что бедность эмоциональных проявлений у неслышащих дошкольников обусловлена недостатками воспитания, неумением взрослых слышащих людей вызывать малышей на речевой контакт [13; 18; 28]. Немецкий профессор З. Прильвиц подробно проанализировал опыт взаимодействия на словесной основе слышащих родителей с неслышащими детьми от 2 до 8 лет и выявил в этих семьях «вакуум общения», отсутствие фантазии, ограничение передачи знаний, ритуализированные действия [Цит. по: 32, 347].

Неслышащий ребёнок в семье неслышащих осваивает язык жестов практически, в общении со своей семьей. В худшей ситуации находятся дети с патологией слуха в семье слышащих родителей: они оказываются без поддержки родителей в овладении жестовой речью и взаимодействие родителей и ребенка строится строго на словесной основе. Однако многочисленные исследования показывают, что «чисто устный» метод в образовании неслышащих не дает ожидаемых и желаемых результатов. Например, в США сурдопедагоги рекомендуют родителям использовать жестовый язык в общении со своими неслышащими детьми с целью формирования у них новых навыков мышления.

Благодаря жестовой речи, глухие дети познают окружающий мир, осознают связи и взаимоотношения между предметами и представлениями об этих знаниях, затем с успехом используют знания в специальном обучении, усваивая словесную речь. Сформированные жестовые понятия обогащают словесные, становятся базой для их прочного запоминания и использования [11]. Этот тезис подтверждают также многочисленные примеры успешности обучения неслышащих детей неслышащих родителей. Такие дети приходят в школу более подготовленными и более успешно овладевают словесным языком, впоследствии показывают хорошие результаты в усвоении учебного материала, быстрее социально адаптируются, имеют меньше проблем в коммуникации, отличаются большей личностной зрелостью по сравнению с неслышащими сверстниками слышащих родителей (данные Н. Г. Мазуровой, 1997) [18].

Глухие дети по средствам ежедневного общения с глухими родителями накапливают знания жестовой речи. Дети в таких условиях, овладевая и пользуясь жестовыми обозначениями, практически повторяют линию речевого развития слышащего ребенка. Российский ученый В. Петшак экспериментально доказал, что воспитание детей с недостатками слуха на жестовой основе в семье глухих обеспечивает богатство эмоционального опыта школьников, близкое к формируемому в норме, тогда как глухие в семье слышащих оказываются и эмоционально недостаточно развитыми [28].

Жестовый язык для неслышащих имеет важное значение, именно при его помощи выражаются впечатления от окружающего мира, первые просьбы и самые первые сообщения. На жестовом языке, согласно положениям Т. К. Цветковой, формируется языковое сознание неслышащего ребенка. Жестовый язык — серьезный помощник в овладении словесного языка. В исследовании И. К. Русакович тщательно прослежены и аргументировано представлены данные о продуктивности отражения окружающего мира в последовательности жест — устно/дактильное и письменное слово [11].

Доказано, что жестовый язык и государственный (словесный) язык — два различных языка. Они имеют разный набор правил для организации лингвистических символов (слов и жестов) в грамматически правильные выражения. Их лексика также различна. Однако овладение каждым из них имеет огромное значение для формирования личности глухого ребенка, его психического развития и социализации. Словесный язык является языком национальной культуры, средством общения граждан, его роль и место в учебно-воспитательном процессе неслышащих детей широко освещены в специальной литературе. Жестовый язык имеет функцию межличностной коммуникации лиц с недостатками слуха. Он является языком микросоциумов неслышащих, имеющих свои традиции и культуру, на нем осуществляют свою деятельность ассоциации глухих.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой