Психолого-педагогические основы буллинга как социального явления

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Введение

Глава 1. Психолого-педагогические основы буллинга как социального явления

1.1 Школьный буллинг как социально-педагогическая проблема

1.2 Психолого-педагогические особенности участников буллинга

1.3 Основные причины проявления у подростков буллинга в условиях общеобразовательной школы

Глава 2. Профилактика у подростков буллинга в педагогической практике

2.1 Результаты эмпирического исследования в рамках профилактики у подростков буллинга

2.2 Антибуллинговая программа в условиях общеобразовательной школы

Заключение

Список использованных источников

Приложение 1

Приложение 2

Приложение 3

Приложение 4

Введение

На протяжении многих лет исследуется проблема насилия и агрессии. Масштаб данных явлений не перестает удивлять. На проблему насилия среди учеников все чаще обращают внимание учителя в школе. Эта жесткость принимает различный характер и схожа с такими проблемами, как «дедовщина» в армии. У нас «дедовщину» в школе называют травлей. В США этому явлению дано определение буллинг.

Буллинг — таким новым термином окрестили старое, можно сказать, вековое явление: детская жестокость. К сожалению, в новом веке это явление приобрело особую актуальность. Проблема насилия в детских коллективах серьезно тревожит педагогов различных стран мира.

Проблема булинга долгое время умалчивалась, о ней было не принято говорить, не было даже специального научного термина, так как слово «травля» едва ли можно отнести к терминам. Несмотря на крайнюю значимость проблемы буллинга, в отечественной литературе она практически не освещена, на данный момент существует не более 5 статей или пособий, в которых речь шла бы конкретно о буллинге. В то же время на Западе проблема буллинга — проблема номер один. Первыми исследователями в этом направлении являются ученые Скандинавии, обследовав тысячу учеников в возрасте от семи до одиннадцати лет, исследователи получили такие данные: 23% детей подвергаются издевательствам со стороны одноклассников. Испанские исследователи приводят данные о 17%-21% распространенности этого явления. Ирландские специалисты говорят, что «…10% детей регулярно подвергаются насилию со стороны сверстников раз в неделю и чаще, а 55% - эпизодически».

Расхождения в цифрах естественны. Одни называют буллингом серьезные акты агрессии, а другие — любые угрозы и оскорбления, без которых не обходится даже самое миролюбивое человеческое сообщество. Тем не менее понятно, что речь идет о серьезном и массовом явлении.

Первые публикации на тему школьной травли появились довольно давно, еще в 1905 г. К. Дьюкс опубликовал свою работу, но первые систематические исследования проблемы буллинга принадлежат скандинавским ученым, среди них: Д. Олвеус, П. П. Хайнеманн, А. Пикас, Е. Роланд. Среди перечисленных исследователей Д. Олвеус и сегодня остается самым авторитетным исследователем проблемы буллинга. Затем интерес возник и в Великобритании. Среди британских исследователей следует отметить В. Т. Ортона, Д. А. Лэйна, Д. П Таттума, Е. Мунте. В США особое внимание к буллингу стали проявлять в начале 90-х гг.

В средствах массовой информации все чаще и чаще стали появляться сообщения о негативной ситуации в школах. Постоянно нам говорят о том, как дети издеваются над одноклассниками и учителями. То, что нам показывают по телевизору или пишут в газетах только вершина айсберга. Основная его часть остается не доступной массам или появляется только в интернете. Стоит ввести в поисковой строке, например «драки в школе» как нашему вниманию предстает результат в 6 миллионов страниц. При этом выскакивает довольно много роликов, где показано, как дети избивают друг друга или учителей. Эта проблема хоть и довольно широко освещается, но реальных действий к ее предотвращению не наблюдается.

Жестокие отношения между учениками, как отмечает Е. Н. Пронина в наше время дело обычное. Наверное, в каждой школе страны найдется хотя бы один класс, где можно наблюдать это. К сожалению, никто не может точно сказать, откуда у детей берется друг к другу такая ненависть.

В последнее время стала появляться психологическая и юридическая литература (как переводная, так и отечественная), прямо или косвенно касающаяся этого вопроса, но, к сожалению, лишь незначительно ориентированная на социальную практику, особенно на педагогическую деятельность.

Объект исследования — профилактическая работа в условиях общеобразовательной школы

Предмет исследования — комплекс психолого-педагогических действий по профилактике у подростков буллинга в условиях общеобразовательной школы

Цель исследования — теоретически изучить и обосновать содержание, методы, формы профилактики у подростков буллинга в условиях общеобразовательной школы.

Задачи исследования:

1) охарактеризовать школьный буллинг как социально-педагогическую проблему;

2) выявить психолого-педагогические особенности участников буллинга;

3) осуществить эмпирическое исследование в рамках профилактики у подростков буллинга;

4) разработать антибуллинговую программу для подростков в условиях общеобразовательной школы.

Глава 1. Психолого-педагогические основы буллинга как социального явления

1.1 Школьный буллинг как социально-педагогическая проблема

Школьный буллинг — социальное явление, широко распространенное сегодня в России, США, Канаде, Японии и практически во всех странах Европы, в том числе и у нас в Республике Беларусь. Вместе с тем, данное явление мало изученное, хотя его сложно назвать новым. О буллинге в мире стали говорить и писать в начале XX века, но серьезные исследования начались на Западе чуть более 30 лет назад. Пионерами в этой области выступили ученые Скандинавских стран. В России первые публикации появились лишь в 2005 году. Буллинг в скандинавских и англоязычных странах определяется как притеснение, дискриминация, травля. Дэвид Лейн и Эндрю Миллер определяют буллинг как длительный процесс сознательного жесткого отношения, физического и (или) психического, со стороны одного или группы детей к другому ребенку (другим детям) [30]. Однако, говоря о школе, следует сказать, что буллинг проявляется не только в детских взаимоотношениях, но также и в системе отношений «учитель / взрослый — ребенок».

В переводе с английского языка слово буллинг (bullying, от bully — хулиган, драчун, задира, грубиян, насильник) обозначает травлю, запугивание, физический или психологический террор, направленный на то, чтобы вызвать у другого страх и тем самым подчинить его себе [38]. Понятие «буллинг» рассматривается от узкого — видеосъёмка драки [37] до масштабного — насилие вообще [40]. В скандинавских и англоязычных странах используются следующие термины: притеснение, дискриминация, моббинг (преимущественно групповые формы притеснения ребенка), буллинг. Последний термин используется в специальной литературе наиболее часто.

Рассмотрим, как трактуют явление «буллинг» другие исследователи. Д. Лэйн ассоциирует буллинг со школьной травлей и соглашается с Е. Роландом, что он представляет собой длительное физическое или психическое насилие со стороны индивида или группы в отношении индивида, который не способен защитить себя в данной ситуации [30]; психотерапевт И. Бердышев определяет буллинг как сознательное, продолжительное насилие, не носящее характера самозащиты и исходящее от одного или нескольких человек [5]; по мнению психолога И. Н. Кона, буллинг — это запугивание, физический или психологический террор, направленный на то, чтобы вызвать у другого страх и тем самым подчинить его себе [27]. Т. Фалд, создатель ресурса в Интернете с названием Bully OnLine (www. bullyonline. org) считает буллингом «регулярное негативное поведение одного работника по отношению к другому работнику или к целой группе работников, включает различные придирки по мелочам, часто совершенно необоснованно, негативную оценку работы или отказ от какой-либо оценки, стремление изолировать работника или группы работников от остальных, распускание грязных слухов и сплетен» [34, с. 13]. На наш взгляд, все эти определения не полностью выражают сущность буллинга, а освещают лишь некоторые его аспекты. Буллинг включает в себя четыре главных компонента:

— это агрессивное и негативное поведение;

— оно осуществляется регулярно;

— оно происходит в отношениях, участники которых обладают неодинаковой властью;

— это поведение является умышленным.

Глазман О.Л. в своей работе приводит предложенное Национальной ассоциацией школьных работников США следующее определение буллинга — это динамические и повторяющиеся модели вербального и/или невербального поведения, производимые одним или несколькими учениками в отношении другого ученика, причём стремление нанести вред намеренно, а также есть реальная или кажущаяся разница в силе [13].

Буллинг является разновидностью насилия и, в свою очередь, также может выражаться по-разному, то есть имеет свои виды. Поскольку мы указали, что буллинг имеет место преимущественно в организованных коллективах, выделив основные социальные организации, где теоретически он может иметь место, попробуем определить основные виды буллинга: буллинг в школе; буллинг на рабочем месте; буллинг в армии («дедовщина»).

Конечно, проявления буллинга могут наблюдаться и в других более-менее организованных коллективах. Но мы остановимся на проявлении буллинга в условиях общеобразовательной школы. Многочисленные исследователи объясняют это обстоятельство прежде всего тем, что школа — это универсальная арена, полигон для разрядки детьми своих многочисленных накопившихся дома негативных импульсов. В школе складываются определенные ролевые отношения среди детей в диапазоне «лидер-изгой». Дополнительным фактором, способствующим распространенности буллинга в школах, является неспособность, а в некоторых случаях и нежелание педагогов осознавать данную проблему и искать пути её решения.

Буллинг имеет свои возрастные, половые (гендерные) и иные психологические закономерности. За ним стоит не только и не столько неравенство физических сил, сколько дисбаланс власти, позволяющий одному ребенку подчинить себе другого, причем такое взаимодействие между двумя или несколькими детьми неоднократно повторяется в течение продолжительного времени. Акты агрессии, направленные на одних и тех же жертв, создают между ними стабильные отношения, в которых буллинг на одном полюсе дополняется виктимизацией на другом полюсе. Эта специфическая форма агрессии, особенно характерная для среднего детства и для младших подростков, всегда направлена против одних и тех же детей. При переходе из начальной школы в среднюю буллинг несколько ослабевает, но у некоторых детей это — устойчивая личностная черта, с возрастом меняются лишь формы ее проявления.

Относительно форм, в которых выражается буллинг в школе, у исследователей данного явления следующие точки зрения. Так, Д. Лэйн [30] выделяет физическое и психическое насилие; И. Бердышев [5] говорит о существовании словесного, поведенческого и собственно агрессивного буллинга, с физическим насилием; Т. Мерцалова [34] выделяет насилие физическое, эмоциональное, вербальное, психическое и сексуальное.

По нашему мнению, школьное насилие включает в себя различные действия обидчика по отношению к жертве, но все они направлены, как отмечает И.Г. Малкина-Пых [34], на унижение посредством эмоционального, физического, экономического или сексуального насилия и агрессии. Рассмотрим содержание каждого из перечисленных видов насилия.

Эмоциональное насилие, которое вызывает у жертвы эмоциональное напряжение, унижает его и снижает его самооценку. В этом случае оружием служит голос. Выделяют следующие виды эмоционального насилия:

— насмешки, присвоение кличек, с которыми постоянно обращаются к одному человеку, тем самым оскорбляя его, бесконечные замечания, необъективные оценки, высмеивание, унижение в присутствии других детей и прочее. Данный вид буллинга зачастую направлен на тех жертв, которые имеют заметные отличия в физической внешности, акценте или особенностях голоса, высокую или низкую академическую успеваемость. Обзывания могут также принимать форму намеков по поводу предполагаемой половой ориентации ученика. Использование анонимных телефонных звонков — очень распространенная форма словесного буллинга, при котором жертвами могут стать не только ученики, но даже учителя;

— отторжение, изоляция, отказ от общения с жертвой. Инициатором использования этого метода, как правило, является хулиган. Жертва намеренно изолируется, изгоняется либо игнорируется частью класса или всем классом. Данная сиуация может сопровождаться распространением записок, нашептыванием оскорблений, которые могут быть услышаны жертвой, либо унизительными надписями на доске или в общественных местах (с ребенком отказываются играть, заниматься, не хотят с ним сидеть за одной партой, не приглашают на дни рождения).

Под физическим насилием подразумевают применение физической силы по отношению к ученику, соученику, в результате чего возможно нанесение физической травмы. К физическому насилию относятся избиение, нанесение удара, шлепки, подзатыльники, порча имущества, в результате чего могут быть повреждены, украдены или спрятаны одежда, учебники или другие личные вещи жертвы и др. В крайних случаях может применяться оружие, например, ножи. Такое поведение, как подчеркивает И. Г. Малкина-Пых, чаще встречается среди мальчиков, чем среди девочек [34, с. 332]. Обычно физическое и эмоциональное насилие сопутствуют друг другу. Насмешки и издевательства могут продолжаться длительное время, вызывая у жертвы травмирующие переживания.

Сексуальное насилие или совращение — использование ребенка (мальчика или девочки) взрослым или другим ребенком для удовлетворения сексуальных потребностей или получения выгоды. К сексуальному развращению относятся также вовлечение ребенка в проституцию, порнобизнес, обнажение перед ребенком половых органов и ягодиц, подглядывание за ним, когда он этого не подозревает (во время раздевания, отправления естественных нужд и т. д.).

Экономическое насилие предполагает использование денег для контролирования другого лица. Также в этом случае от жертвы требуют деньги и угрожают, если он/она не отдает их немедленно. Могут вымогаться также завтраки, талоны или деньги на обед. Жертву также могут принуждать воровать имущество. Такая тактика используется исключительно для возложения вины на жертву.

Исследователь Мальцева О. А. [32] отмечает, что появилась новая разновидность школьного буллинга — кибербуллинг, т. е. жертва получает оскорбления на свой электронный адрес или через другие электронные устройства.

Исходя из вышеизложенного, школьный буллинг следует разделить на две основные формы:

1. Физический школьный буллинг — умышленные толчки, удары, пинки, побои, нанесение иных телесных повреждений и др. ;

* сексуальный буллинг является подвидом физического (действия сексуального характера).

2. Психологический школьный буллинг — насилие, связанное с действием на психику, наносящее психологическую травму путём словесных оскорблений или угроз, преследование, запугивание, которыми умышленно причиняется эмоциональная неуверенность. К данной форме можно отнести:

* вербальный буллинг, где орудием служит голос (обидное имя, с которым постоянно обращаются к жертве, обзывания, дразнение, распространение обидных слухов и т. д.);

* обидные жесты или действия (например, плевки в жертву либо в её направлении);

* запугивание (использование агрессивного языка тела и интонаций голоса для того, чтобы заставить жертву совершать или не совершать что-либо);

* изоляция (жертва умышленно изолируется, выгоняется или игнорируется частью учеников или всем классом);

* вымогательство (денег, еды, иных вещей, принуждение что-либо украсть);

* повреждение и иные действия с имуществом (воровство, грабёж, прятанье личных вещей жертвы);

* школьный кибербуллинг — унижение с помощью мобильных телефонов, Интернета, иных электронных устройств (пересылка неоднозначных изображений и фотографий, обзывание, распространение слухов и др.).

Мотивация к буллингу различна: месть, восстановление справедливости, как инструмент подчинения лидеру, низвержение конкурентов, из чувства неприязни и др. Особенно опасна мотивация, связанная с удовлетворением садистических потребностей у определенной категории акцентуированных и дисгармонично развивающихся личностей.

До недавнего времени данная проблема изучалась в основном на контингенте мальчиков, поскольку было прочно укреплено положение, что представители мужского пола более агрессивны по сравнению с женским полом. Однако, в последнее время ситуация существенно меняется, девочки все чаще демонстрируют агрессивные формы поведения. Данный процесс можно объяснить изменениями, происходящими в обществе, началом маскулинизации девочек [35].

По данным западных исследователей, каждые четыре месяца хотя бы один раз один из четверых детей в начальной школе и один из десяти — в средней, подвергается издевательствам со стороны сверстников. В силу несколько иной организации школьного обучения пик травли в наших школах, по мнению многих исследователей и практиков, приходится на среднюю школу. Многие ученые сегодня единодушно отмечают повсеместное возрастание уровня тревожности среди детей. Растет число детских самоубийств.

Буллинг — в основном латентный для окружающих процесс, но дети, которые подверглись травле, получают психологическую травму различной степени тяжести, что приводит к тяжёлым последствиям вплоть до самоубийства. И не имеет значения, имел место физический буллинг или психологический [6].

Школьное насилие — это вид насилия, при котором имеет место принуждение, применение силы между детьми или учителями по отношению к ученикам. Предотвращение случаев школьного насилия является важнейшей задачей государства, поскольку жестокое отношение к ребёнку неминуемо приводит к негативным последствиям. Наряду с явными и вербализованными формами агрессии нередки случаи ее скрытых и тщательно замаскированных проявлений, слишком часто ускользающих от внимания [10].

Сегодня можно утверждать, что совершение насильственных действий детьми по отношению к другим детям напрямую связано с их собственным психологическим неблагополучием: как правило, в основе жестокого поведения детей и подростков лежит собственный травматический опыт.

Таким образом, буллингом можно считать умышленное, не носящее характера самозащиты и не санкционированное нормативно-правовыми актами государства, длительное (повторяющееся) физическое или психологическое насилие со стороны индивида или группы, которые имеют определенные преимущества (физические, психологические, административные и т. д.) относительно индивида, и которое происходит преимущественно в организованных коллективах с определенной личной целью (например, желание заслужить авторитет у некоторых лиц).

1.2 Психолого-педагогические особенности участников буллинга

Буллинг — явление массовое. Согласно статистическим данным, приводимым зарубежными учеными, школьному буллингу в той или иной форме подвергается от 4% до 50% учеников. В некоторых случаях издевательства носят ситуативный характер, но иногда систематическая травля со стороны одноклассников приводит к фатальному исходу [27].

Поскольку буллинг достаточно сложное явление, оно не имеет ни однозначного объяснения, ни универсальных способов преодоления и предотвращения. Одни ученые изучают преимущественно индивидуальные, личностные свойства булли и их жертв, другие — социально-психологические процессы буллирования и виктимизации (как один ребенок делает своей жертвой другого), третьи — макро- и микросоциальные закономерности соответствующих групп и сообществ (почему одни школы и коллективы больше благоприятствуют буллингу, чем другие).

Прежде чем говорить о проблеме школьного буллинга и способах его преодоления, необходимо хотя бы кратко рассмотреть саму его структуру, функции, основные условия и механизмы проявления. Социальная структура буллинга, как правило, включает в себя три элемента: преследователя (булли), жертву и наблюдателя.

Вот как определяет типичные черты учащихся, склонных становиться булли, норвежский психолог Д. Ольвеус [41]: они испытывают сильную потребность господствовать и подчинять себе других учеников, добиваясь таким путем своих целей; они импульсивны и легко приходят в ярость; они часто вызывающе и агрессивно ведут себя по отношению к взрослым, включая родителей и учителей; они не испытывают сочувствия к своим жертвам; если это мальчики, они обычно физически сильнее других мальчиков.

Типичные жертвы буллинга также имеют свои характерные черты: они пугливы, чувствительны, замкнуты и застенчивы; они часто тревожны, не уверены в себе, несчастны и имеют низкое самоуважение; они склонны к депрессии и чаще своих ровесников думают о самоубийстве; они часто не имеют ни одного близкого друга и успешнее общаются со взрослыми, нежели со сверстниками; если это мальчики, они могут быть физически слабее своих ровесников.

Говоря о наблюдателях (кем бы они ни были), ученые отмечают такие их типичные состояния как чувство вины и ощущение собственного бессилия.

Типологические особенности участников буллинга, которые выделяет А. М. Степанова:

1. «Преследователи» при низком социометрическом статусе у них самый высокий коэффициент удовлетворённости в общении, они чётко осознают круг общения, в котором их принимают. Они значимо более авторитарны, чем все остальные участники буллинга. Эта особенность помогает им подчинять «помощников» является внутренним оправданием при «травле» жертв и создаёт ощущение субъективной правоты. «Преследователи», не смотря на свою роль, считают себя слишком добрыми, хотят быть ещё менее добрыми, чем они есть. Также «преследователи» не являются и не стремятся быть терпеливыми. В целом у «преследователей» достаточно высокая самооценка и уровень притязаний.

2. «Жертвы». У «жертв» самый низкий социометрический статус и коэффициент удовлетворённости общением, что говорит об их низком положении в классе. «Жертвы» наиболее зависимы, «слабы» по сравнению с другими участниками буллинга. Самооценка у «жертв» самая низкая по сравнению с другими группами, а уровень притязаний довольно высокий, поэтому «жертвы» очень недовольны собой, не принимают сами себя и, возможно, хотят меняться. Уровни тревожности, трудностей в общении и конфликтности также самые высокие у «жертв».

3. «Помощники»? у них достаточно низкий социометрический статус, помогая «преследователям», они не добиваются уважения в классе. «Помощники» очень зависимы, благодаря чему их подчиняют «преследователи», но одновременно они и достаточно авторитарны, что создаёт у них внутренний дискомфорт. По активному прямому буллингу, самые высокие показатели именно у «помощников», так как часто именно они обзывают, бьют, а «преследователи» лишь выбирают цель и продумывают план. «Помощники» испытывают острый дефицит общения с отцом. Возможно, они находят качества отца в «преследователях», и поэтому стремятся помогать им даже в преследовании. Показатели по самооценке к уровню притязаний у «помощников» средние.

4. «Защитники». У «защитников» самый высокий социометрический статус и довольно высокий коэффициент удовлетворенности общением, т. е. они в целом довольны занимаемой позицией, которая к тому же достаточно высока. Они реже всех проявляют буллинг по отношению к одноклассникам и подвергаются буллингу, что подтверждает правильность деления на группы. У «защитников» довольно высокая самооценка, особенно по надёжности и пониманию. В идеале они хотят быть очень добрыми, доброта для них? постоянная ценность. Эти особенности позволяют им понимать «жертв», сочувствовать и помогать им.

5. «Нейтральные участники». У «нейтральных участников» достаточно высокие социометрический статус и коэффициент осознанности положительных отношений. Они наименее зависимы, что позволяет вообще не вмешиваться в конфликты. Они просто смотрят со стороны, но это далеко не всегда хорошо, так как «нейтральные участники»? те самые зрители, для которых играется спектакль? «буллинг». Во многом именно их бездействие провоцирует буллинг, более того, «преследователи» зачастую являются лишь исполнителями воли «нейтральных участников». Уровень притязаний по качеству «терпимость» у них самый высокий. Это ещё раз подтверждает правильность деления на группы, так как во многих именно терпимость позволяет им остаться в стороне от конфликтов [20].

Буллинг воздействует не только на непосредственных жертв. Дети, которые травят других, получают удовольствие от власти и высокого статуса по сравнению с жертвами. Поэтому у агрессоров возникают проблемы с симпатией по отношению к другим людям, что приводит к девиантному поведению. Каждый ученик может стать жертвой буллинга, и в этом он будет не виноват. Жертва рассматривается обидчиками как белая ворона. Ребенок может быть впечатлительным, экспансивным, бездеятельным, либо подвергаться принуждению в домашних условиях, либо быть иной расы, религиозных воззрений, культурных предпочтений — все это повод к тому, что он может стать жертвой буллинга. Жертвой может стать любой ребенок, но обычно для этого выбирают того, кто слабее или как-то отличается от других. Наиболее часто жертвами школьного насилия становятся дети, имеющие [41]:

физические недостатки. Детей с физическими недостатками — носящих очки, имеющих сниженный слух или с нарушениями движений (например, при ДЦП), то есть тех, кто не может дать адекватный отпор и защитить себя — обижают гораздо чаще;

особенности поведения. Мишенью для насмешек и агрессии становятся замкнутые дети (интроверты и флегматики) или дети с импульсивным поведением. В какой-то мере гиперактивные дети бывают слишком назойливыми, при этом более наивными и непосредственными, чем их сверстники. Они слишком глубоко проникают в личное пространство других детей и взрослых: влезают в чужие разговоры, игры, навязывают свое мнение, нетерпеливы в ожидании своей очереди в игре. По этим причинам они часто вызывают раздражение и получают «ответный удар». Гиперактивные дети могут быть как жертвами, так и насильниками, а нередко и теми и другими одновременно;

особенности внешности. Все то, что выделяет ребенка по внешнему виду из общей массы, может стать объектом для насмешек: рыжие волосы, веснушки, оттопыренные уши, кривые ноги, особенная форма головы, вес тела (полнота или худоба) и т. д. ;

плохие социальные навыки. Есть дети, у которых не выработана психологическая защита от вербального и физического насилия по причине недостаточного опыта общения и самовыражения. По сравнению с детьми, у которых социальные навыки развиты в соответствии с их возрастом, дети с неразвитыми социальными навыками легче принимают роль жертвы. Принявший роль жертвы смиряется с ситуацией как с неизбежностью, часто даже внутренне находит оправдание насильнику: «…ну, значит, я такой, стою этого, заслужил это»;

страх перед школой. Он чаще возникает у тех, кто идет в школу с отрицательными социальными ожиданиями в отношении нее. Иногда этот страх индуцируется от родителей, у которых самих были проблемы в школьном возрасте. Пусковым механизмом возникновения страха могут стать рассказы о злой учительнице и плохих оценках. Ребенок, проявляющий неуверенность и страх перед школой, легче станет объектом для издевок одноклассников;

отсутствие опыта жизни в коллективе (домашние дети). Дети, не посещающие до школы детский коллектив, могут не иметь необходимых навыков, позволяющих справляться с проблемами в общении. При этом часто они могут превосходить своей эрудицией и умениями детей, ходивших в детский сад;

болезни. Существует масса расстройств, которые вызывают насмешки и издевательства сверстников: эпилепсия, тики и гиперкинезы, заикание, энурез (недержание мочи), энкопрез (недержание кала), нарушения речи — дислалия (косноязычие), дисграфия (безграмотное письмо), дислексия (нарушение обучению чтению), дискалькулия (нарушение обучению счету) и т. д. ;

низкий интеллект и трудности в обучении. Низкие способности детерминируют и более низкую обучаемость ребенка. Плохая успеваемость формирует низкую самооценку: «Я не справлюсь. Я хуже других» и т. д. Низкая самооценка в одном случае может способствовать формированию роли жертвы, а в другом — насильственному поведению как варианту компенсации. Поэтому ребенок с низким уровнем интеллекта и трудностями в обучении может стать как жертвой школьного насилия, так и насильником.

Как правило, межличностное общение школьников включает насмешки, колкости и передразнивание. Это считается нормальным. Тем не менее, если данный процесс не контролируется, то безобидные шутки могут перейти в категорию буллинга. Сложность и длительность данного явления зависят от того, как реагирует ребенок на колкости и издевки, на агрессивное отношение к нему других детей. Жертвами буллинга, как правило, но не всегда, становятся дети чувствительные и не способные постоять за себя. Не те дети, которым не свойственно агрессивное поведение, как часто думают, а дети, которые лишены настойчивости, не умеют демонстрировать уверенность и отстаивать ее. Самая вероятная жертва — ученик, который старается сделать вид, что его не задевает оскорбление или жестокая шутка, но лицо выдает его (оно краснеет или становится очень напряженным, на глазах могут появиться слезы). Дети, которые не могут спрятать своей незащищенности, могут спровоцировать повторение инцидента со стороны агрессора-властолюбца [24].

Американские исследования Д. Олвеуса позволяют выделить два типа жертв: 1) не могущие скрыть слабости (дети, физически слабые, неуверенные, эмоционально реагирующие дети, тревожные, а также такие, которые предпочитают общество учителей обществу сверстников); 2) дети, невольно провоцирующие негативное к себе отношение. Ко второй категории относятся неадекватно (слишком бурно) реагирующие на провокации (так, что их поведение вызывает насмешки у зрителей), неприятные в общении дети из-за дурных привычек (например, неряшливые), а также дети, вызывающие активную неприязнь взрослых [41].

Чаще всего жертвы буллинга молчат о том, что над ними издеваются. Распознать, что что-то не так, можно по поведению и настроению ребенка. Жертва, как правило, ощущает свою беззащитность и угнетенность перед обидчиком. Эти ощущения ведут к чувству постоянной опасности, страху перед всем и вся, неуверенности и, как следствие, к утрате уважения к себе и веры в собственные силы. Другими словами, ребенок-жертва становиться действительно беззащитным перед нападками хулиганов. Крайне жестокий буллинг может подтолкнуть жертву на сведение счетов с жизнью. В связи с этим окружающим близким людям необходимо проявлять предельное внимание даже к незначительному изменению в поведении ребенка.

Дети, ставшие жертвами буллинга, проявляют следующие особенности поведения: притворяются больными, чтобы избежать похода в школу; боятся одни идти в школу и из школы, просят проводить их на уроки, опаздывают; поведение и темперамент меняются; явные симптомы страха, заключающиеся в нарушениях сна и аппетита, ночном крике, энурезе, заикании и нервном тике, нелюдимости и скрытности; обнаружение рваной верхней одежды или поврежденных вещей; частые просьбы дать денег, воровство; снижение качества учебы, потеря интереса к любимым занятиям; постоянные ссадины, синяки и другие травмы; молчаливость, нежелание идти на разговор; как проявление крайней степени — суицид.

Иногда указанные проявления не обязательно могут говорить о том, что ребенок является жертвой буллинга. Между тем, если данные симптомы отмечаются постоянно, то стоит заподозрить неладное и провести небольшое следствие для установления причин, вызвавших изменения в поведении ребенка. Самое худшее в буллинге? его влияние на тех детей, которые в нем активно не участвуют, на свидетелей. Буллинг провоцирует негативные черты людей, вызывая психодинамику самого низкого толка. Объясняется данное обстоятельство следующим:

1) буллинг заразителен;

2) в нем подросток обнаруживает себя, вынужденным выбирать между силой и слабостью (жертвы часто выглядят смешно и жалко), не очень хочется ассоциироваться со слабыми;

3) он быстро приводит к тому, что подросток больше не чувствует личную ответственность, буллинг провоцирует просто делать, как все;

4) страдание жертв повторяется снова и снова, и участник замечает, что чувство сострадания раз от разу притупляется (Цит. по Olweus Bullying Prevention Program, US (2011)).

Интересной представляется схема распределения ролей в ситуации буллинга, представленная на рис. 1.1 [28].

В школьной ситуации буллинга основная масса детей — наблюдатели. И они также нуждаются в серьезной помощи для осмысления полученного опыта. При этом разговор с каждой категорией участников ситуации будет различным. Мы должны помнить, что все зрители, очевидцы буллинга, будь то учащиеся, учителя, или технический персонал, даже если они не вмешиваются и не реагируют, конечно, испытывают большое психологическое давление. Очевидцы буллинга часто испытывают страх в школе, а также чувство, характерное для травматиков — беспомощность перед лицом насилия. Даже если оно направлено не на них непосредственно.

Рис. 1.1 Роли, которые играют наблюдатели в ситуации буллинга

Они даже могут испытывать чувство вины из-за того, что не вступились или, в некоторых случаях, из-за то, что они присоединились к буллингу. Все это может постепенно изменить школьные отношения и нормы, сделать их циничными и безжалостными по отношению к жертвам. Эти последствия для зрителей-очевидцев делают процесс противостояния буллингу в данной школе очень сильно осложненным.

Таким образом, буллинг необходимо рассматривать как социальное явление, в котором включены не только жертвы и агрессоры, но и все остальные, которые имеют свои определенные психологические особенности и играют определенные роли.

1.3 Основные причины проявления у подростков буллинга в условиях общеобразовательной школы

Практический опыт, наблюдения показывают: школа не случайно оказалась сегодня в эпицентре детского буллинга. Причинами являются следующие основания: детская популяция представляет собой разнообразие различных социальных слоев населения; превалирует исключительно дидактическая направленность обучения; имеют место учебные и эмоциональные перегрузки; не всегда благополучные взаимоотношения в учительской среде; большая загруженность педагогов и слабо выраженный индивидуальный подход к ребенку, а также социализирующая роль образовательного учреждения с обязательными требованиями к учащимся и их социальному воспитанию.

С точки зрения Н. О. Зиновьевой и Н. Ф. Михайловой, школьному буллингу способствуют [22]:

Анонимность больших школ и отсутствие многообразия выбора. В большом школьном коллективе к насилию предрасполагает большая анонимность, то есть меньшая вероятность выявления акта насилия и его ограничения, в силу того, что учителю трудно «дойти» до каждого, углубиться в его проблемы.

Неблагоприятный эмоционально-психологический микроклимат в педагогическом коллективе. Насильственность в поведении учителя обусловлена теми же факторами, что и у детей. Раздражительность, неудовлетворенность педагогов может выплескиваться и переходить в агрессию по отношению к детям. Нередко профессиональное выгорание учителя зачастую вымещают на учениках.

Равнодушие и безучастное отношение. Перегруженные работой учителя часто не вмешиваются, предпочитая оставлять решение ситуации самим детям.

Проблема буллинга в школе до сих пор не получила должного внимания в нашей стране. Как и у любого явления, у школьной травли есть причины. Они связаны как с внешними факторами (ситуацией взаимодействия, особенностями одноклассников, поведением взрослых), так и с личностными особенностями самих детей, включенных в ситуацию школьной травли. С точки зрения социальной значимости, переживаемое к себе унижающее отношение со стороны других детей у части пострадавших вызывает социально опасные формы поведения: проявление замкнутости, насильственность, суицидальность и зависимости от ПАВ, интернета, игр и телевидения. Возникающие сложности во взаимодействии с окружающими могут проявиться и в юности, и в молодости, и даже в зрелом возрасте.

В науке существует несколько подходов к объяснению природы агрессии. Рассмотрим некоторые из них.

Основные отечественные руководства и справочники определяют агрессию как явление непременно негативное:

Агрессия — чувство враждебности и злобности, мысли или действия по отношению к какому-либо объекту или человеку;

Агрессия — мотивированное деструктивное поведение, противоречащее нормам и правилам сосуществования людей в обществе, наносящее вред объектам нападения, приносящее физический ущерб людям или вызывающее у них психологический дискомфорт (состояние напряженности, страха, подавленности) [23, с. 9].

В психоаналитическом подходе (З. Фрейд) агрессия рассматривается как порождение инстинкта борьбы, наряду с инстинктами жизни, эроса, смерти, разрушения. З. Фрейд, исследуя природу агрессии, предположил, что в человеке непрерывно вырабатывается агрессивная энергия, которую он периодически «выбрасывает», даже иногда без видимого повода [27].

В этологическом подходе (К. Лоренц) утверждается, что агрессия является неотъемлемой частью человеческой природы и берет свое начало из врожденного инстинкта борьбы за выживание [31].

Согласно ситуативной теории агрессии (Дж. Доллард) к агрессии всегда приводит фрустрация (помеха, раздражение), однако агрессия не всегда проявляется в отношении фрустратора. Часто из-за боязни наказания, сильной ответной реакции человек переносит свои агрессивные действия на другого человека или объекты, которые не могут ответить ему тем же [16]. Н. Е. Миллер [36] выдвинул систематизированную модель, объясняющую появление такого феномена. Он предположил, что подобное поведение агрессивного индивидуума обусловлено тремя факторами: силой побуждения к агрессии; силой факторов, тормозящих данное поведение; сходством каждой потенциальной жертвы с фрустрирующим фактором.

Заслуживает внимания также теория социального научения агрессии (А. Бандура), которая утверждает, что агрессивное поведение представляет собой сложную систему навыков, требующую длительного всестороннего научения. Человек должен наблюдать за социальными формами проявления агрессии и усваивать их [3].

Здесь выделены далеко не все, а лишь ведущие теории, объясняющие такое явление, как агрессия. Уже само появление таких теорий свидетельствует о серьезности и неоднозначности данного явления, а в самих теориях содержится мысль о том, что агрессия заложена в человеке от рождения, а агрессивность как социальное качество приобретается ребенком очень рано, если у него есть возможность наблюдать ее проявления в окружающей жизни.

Следовательно, первая причина появления у подростков признаков агрессивного поведения в школе лежит в природе социализации: наиболее экономный для подростка путь социализации — подражание взрослому. Подросток, видя агрессию у взрослых, подражает им. Агрессивность пока еще не является чертой характера, она взята им на вооружение как «подсмотренный» у взрослых способ поведения. Если на этом этапе агрессия не пресекается, если взамен подростка не учат другим способам поведения, если, более того, она поддерживается взрослыми, то очень скоро он начинает проявлять агрессивность сознательно.

Буллинг может возникать и как механизм самозащиты, как проявление страха или тревоги в тех случаях, когда подросток видит реальную или мнимую опасность. Проявляя агрессивность, он стремится защитить себя, оградить от того, с чем по-другому не может справиться. У него создается иллюзия смелости. Согласно Э. Эриксону [32], враждебность и агрессивность связывается у подростка, когда-то будучи еще ребенком, с несформированностью на первом году жизни базисного доверия к миру. Степень развития чувства доверия к людям и к миру зависит от качества получаемой им материнской заботы. Полноценная материнская забота обеспечивает ребенку уверенность в себе, не боязнь проявлять инициативу, допускать ошибки и т. д. Если же ребенок не получает полноценной материнской заботы, то у него вырабатывается и закрепляется собственная защитная реакция в виде агрессивных форм поведения.

Одной из причин возникновения буллинга, как считает А. Адлер [1], является стремление к преодолению чувства неполноценности, которое подросток переживает довольно долго. Незрелость, несамостоятельность, неуверенность приводят к болезненному переживанию своего подчиненного положения, появляется стремление во что бы то ни стало достичь превосходства над более сильными и умелыми. Конечно, это причина социально-педагогического порядка. Взрослые, которые не умеют или не хотят понять чувства своего ребенка, которые унижают его, показывают свое превосходство, стимулируют возникновение агрессивного поведения.

Исследователь Козлова С. А. отмечает: «Агрессивность, если она и заложена в человеке как механизм защиты, может приобретать отрицательные или относительно положительные формы проявления в зависимости от той социальной среды, в которой растет и развивается ребенок, от характера социального опыта, который он приобретает, живя среди людей. Существует определенная зависимость буллинга от структуры семьи, от складывающихся в ней взаимоотношений» [26, с. 62−63].

Большая склонность к насилию, как подчеркивает И.Г. Малкина-Пых [34], обнаруживается у детей, которые происходят из следующих семей:

— Неполные семьи. Ребенок, воспитывающийся родителем-одиночкой, больше склонен к применению эмоционального насилия по отношению к сверстникам. Причем девочка в такой семье чаще будет применять к другим эмоциональное насилие, чем мальчик.

— Семьи, в которых у матери отмечается негативное отношение к жизни. Матери, не доверяющие миру ребенка и школе, обычно не желают сотрудничать со школой. В связи с этим проявление насилия у ребенка матерью не осуждается и не корректируется. В таких случаях матери склонны оправдывать насилие как естественную реакцию на общение с «врагами».

— Властные и авторитарные семьи. Воспитание в условиях доминирующей гиперпротекции характеризуется безусловным подчинением воле родителей, поэтому дети в таких семьях зачастую «задавлены», а школа служит «каналом», куда они выплескивают внутренне подавляемые гнев и страх.

— Семьи, которые отличаются конфликтными семейными отношениями. В семьях, где взрослые часто ссорятся и ругаются, агрессивно самоутверждаясь в присутствии ребенка, работает так называемая «модель обучения». Дети усваивают и в дальнейшем применяют ее в повседневной жизни как способ справляться с ситуацией. Таким образом, одна модель поведения может передаваться из поколения в поколение как семейное проклятие. Сама по себе фрустрирующая и тревожная атмосфера семьи заставляет ребенка защищаться, вести себя агрессивно. В таких семьях практически отсутствует взаимная поддержка и близкие отношения. Дети из семей, в которых практикуется насилие, оценивают насильственные ситуации иначе, чем прочие дети. Например, ребенок, привыкший к насильственной коммуникации — приказному, повышенному тону, — оценивает его как нормальный. Следовательно, в покрикивании и побоях, как со стороны учителя, так и со стороны детей, он не будет видеть ничего особенного.

— Семьи с генетической предрасположенностью к насилию. У детей имеется разная генетическая основа толерантности (переносимости) стресса. Дети с низкой толерантностью к стрессу предрасположены к насильственным действиям.

Рассмотрим наиболее распространенные «семейные» причины возникновения буллинга, которые отмечают такие авторы как Л. Берковиц [7], Р. Берон и Д. Ричардсон [8], Л. К. Семенюк [48] и др.

1. Неприятие детей родителями. Нередко приступы агрессивности проявляются у нежелательных детей. Некоторые родители бывают не готовы к появлению у них ребенка, но ввиду невозможности аборта по медицинским показателям ребенок на свет все-таки появляется. Хотя родители могут не говорить ему напрямую, что его не ждали и не хотели, он это чувствует, так как «считывает» информацию с их жестов и интонации. Такие дети стараются любыми способами доказать, что имеют право на существование, что они хорошие. Они пытаются завоевать столь необходимую им родительскую любовь и, как правило, делают это довольно агрессивно.

2. Неуважение к личности ребенка. Агрессивные реакции могут быть вызваны некорректной и нетактичной критикой, оскорбительными и унизительными замечаниями со стороны взрослых — всем тем, что способно пробудить не только гнев, но и откровенную ярость. Неуважение к личности ребенка, публичные пренебрежительные высказывания в его адрес порождают у него глубокие и серьезные комплексы, вызывают неуверенность в себе и своих силах.

3. Запрет на физическую активность. Если ребенок целый день не имел возможности открыто проявлять свои эмоции, как положительные, так и отрицательные, не мог физически разрядиться, то его агрессия будет обусловлена накопившимся переизбытком энергии, которая, как известно, не имеет свойства исчезать бесследно.

4. Недовольство собой. Часто это вызывается не объективными причинами, а отсутствием эмоционального поощрения со стороны родителей, приводящим к тому, что дети не научаются любви к себе. Для ребенка (как и для взрослого) жизненно важно, чтобы его любили не за что-то, а просто как такового — немотивированно. Самое жестокое наказание не наносит ребенку такого непоправимого вреда, как отсутствие любви к себе и поощрения. Если ребенок не любит себя, считает себя недостойным любви, то он не любит и других. В этом случае агрессивное отношение к миру с его стороны вполне логично.

5. Влияние продуктов питания. Агрессивность ребенка может быть обусловлена питанием. Доказана взаимосвязь между повышением тревожности, нервозности и агрессивности и употреблением шоколада. За рубежом проводятся исследования, изучающие взаимосвязь между употреблением чипсов, гамбургеров, сладкой газированной воды и повышенной агрессивностью. Многочисленными исследованиями доказано влияние холестерина, содержащегося в крови, на агрессивность человека (в том числе на характер самой агрессии). Так, пониженный уровень холестерина отмечен в крови у большинства самоубийц и тех, кто совершал попытки самоубийства. Низкий уровень холестерина ведет к пассивной агрессивности.

6. Влияние шума, вибрации, тесноты, температуры воздуха. Учеными доказано, что чаще всего острые конфликты возникают в жару. И это неудивительно, так как жара — стресс для нашего организма. А потому мы становимся особенно раздражительны и возбудимы именно в жару. Теснота — еще один могучий провокатор нашей агрессивности. На подростка теснота действует не менее сильно, чем на взрослых. Желательно поэтому, чтобы у подростка была своя комната. Если такой возможности нет, нужно выделить ему собственный уголок в одной из комнат, чтобы он не чувствовал себя стесненно.

Хотелось бы отметить роль социально-биологических причин в возникновении буллинга. Замечено, что мальчики чаще проявляют активную агрессию, чем девочки. Согласно бытующим в нашем обществе стереотипам, особенно укрепившимся за последние десять-пятнадцать лет, мужчина должен быть грубым и агрессивным. Неагрессивные дети в школе воспринимаются уже как редкость. Родители настраивают своих детей на то, чтобы те давали сдачу, поскольку иначе они просто не смогут «вписаться» в «мужское общество», в котором одной из основных ценностей является умение постоять за себя. Мальчики нередко вынуждены проявлять агрессивность, чтобы не оказаться «белыми воронами» и изгоями в значимой для себя группе, среди одноклассников или друзей по уличным играм [11, с. 48−53].

Кроме того, низкая успеваемость также является фактором риска проявлений насилия. Исследования показали, что хорошие отметки по предметам прямо связаны с более высокой самооценкой [34, с. 333]. Для мальчиков успеваемость в школе не столь значима и в меньшей степени влияет на самооценку. Для них важнее успех в спорте, внешкольных мероприятиях, походах и других видах деятельности. Неуспевающие девочки имеют больший риск проявления агрессии по отношению к сверстникам, чем мальчики с плохой успеваемостью.

Необходимо также отметить, что на агрессивное поведение детей существенное влияние оказывает телевидение. Суть проблемы можно выразить словами одного американского политика: «Любое телевидение является образовательным. Вопрос лишь в том, чему оно учит…» [17, с. 62]. В наибольшей степени проблема «агрессивного ТВ» изучалась социальными психологами США (С. Фешбах, А. Сигал, Э. Маккоби, А. Бандура, Л. Берковиц и др.). Эксперт по вопросам телевидения О. Ларсен подсчитал, что «…средний 18-летний американский подросток уже имеет на своем „счету“ 1700 часов, проведенных перед телевизором, и 15 тысяч наблюдаемых актов убийств» [38, с. 76−77]. Отечественная статистика по проблеме «агрессивного телевидения», к сожалению, практически отсутствует, хотя для нее в данной области, несомненно, нашлось немало такого, что стоило бы посчитать, особенно за последние годы. Учитывая четко выраженную ориентацию телевидения многих постсоветских республик на западную, в частности американскую, культуру, можно сделать вывод о том, что обозначенная проблема в полном объеме касается и отечественной молодежи.

Кроме того, за буллингом нередко стоят социально-экономические факторы, например, имущественное, социальное и этническое неравенство. Мальчики из бедных и неблагополучных семей вымещают свои фрустрации на более благополучных сверстниках, заставляя их испытывать страх и одновременно чувство своей неполноценности по сравнению с более сильными, мужественными, неуправляемыми и крутыми выходцами из низов. В результате создается некий противоречивый симбиоз, когда подростки и юноши из разных социальных слоев одновременно ненавидят и неудержимо привлекают друг друга.

По мнению Е. В. Гребенкина, на агрессивное (буллинговое) поведение детей влияет комплекс факторов:

1. персональные факторы (низкий уровень воспитания, неадекватная заниженная самооценка, высокая импульсивность, злоупотребление алкоголем, наркотиками, компьютерными играми, готовность к риску, ограниченное чувство самосохранения);

2. поведенческие факторы (поведение, создающее помехи для окружающих, вандализм, бесцельное времяпрепровождение, прогулы и слабая успеваемость в школе, ранние сексуальные контакты, приводы в милицию и ранняя судимость);

3. социальные факторы (культ насилия в обществе, влияние СМИ, отклоняющееся поведение родителей, низкий социально-экономический статус семьи, зависимость от социальной помощи, смена воспитателей (отчим, мачеха), семейное и сексуальное насилие, друзья с отклоняющимся поведением) [14]. Все эти факторы могут стать предпосылкой для проявления случаев буллинга в детском коллективе.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой