Психофизиологические особенности подростка

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1 Психофизиологические особенности подростка

Глава 2 Адаптация

· 2.1 Общее понятие адаптации

· 2.2. Личностная адаптация

· 2.3. Понятие дезадаптации

Глава 3 Психологическая устойчивость

· 3.1. Понятие психологической устойчивости

· 3.2. Составляющие психологической устойчивости

· 3.4. Факторы психологической устойчивости

Глава 4 Методика и организация исследования

· 4.1. Результаты и их анализ

· 4.2. Выводы и рекомендации

Литература

Приложение.

Введение

Все больше внимания в педагогике уделяется здоровьесбережению и здоровьесберегающим технологиям. Поднят вопрос на государственном уровне. В 2001 году Министерство Образования и Здравоохранения Р Ф утвердили федеральную программу «Здоровье» для учащихся 1−11 классов. Программа «Здоровье» ориентирована на школьника, она знакомит его с самым тонким инструментом познания окружающего мира — с самим собой. Программа дает школьнику возможность поэтапного «открытия» в себе главных психических и физических составляющих: сенсорных ощущений, зрительно-моторных увязок, эмоциональных колебаний и т. д.

В энциклопедическом словаре термином «здоровье» обозначается состояние полного душевного, физического и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических дефектов. (т. 1с. 391)

По данным академика РАМН Ю. П. Лисицина, являющимся признанным авторитетом в области профилактической медицины и санологии, среди факторов, обуславливающих здоровье человека, на долю экологических приходится примерно 20 — 25% всех воздействий; 20% составляют наследственные; 10% - развитие медицины и организация системы здравоохранения. Основным же фактором, влияние которого на здоровье оценивается в 50 — 55%, является образ жизни.

На достаточном уровне изучены вопросы об адаптивных реакциях организма школьников к физическим и умственным нагрузкам. Проведены исследования по выявлению адаптационных возможностей сердечно-сосудистой системы человека на основных этапах онтогенеза, установлено влияние половых различий в развитии утомления. Исследования по установлению адаптационных механизмов на изменение физической нагрузки выявили, что занятия спортом на уровне массовых разрядов способствуют нормальному и гармоничному развитию подростков, укрепляют их здоровье, усиливают сопротивляемость ко всем заболеваниям, повышают эффективность учебы в школе, помогают адаптироваться к изменению внешних условий.

В настоящее время в медицинской литературе и практике широко употребляется термин «психическое здоровье». При этом состояние психического здоровья объясняется условиями психосоциального развития детей. Термин «психическое здоровье» был введен (ВОЗ) Всемирной организацией здравоохранения. В докладе Комитета экспертов ВОЗ «Психическое здоровье и психосоциальное развитие детей» (1979) сказано, что нарушения психического здоровья связано как с соматическими заболеваниями или дефектами физического развития, так и с различными неблагоприятными факторами и стрессами, воздействующими на психику и связанными с социальными условиями. Определенный интерес в плане решения проблемы психологического здоровья имеет концепция locus minoris resistentiae (места наименьшего сопротивления), выдвинутая классиками психиатрии, в частности П. Б. Ганнушкиным (1964), и получившая значительное распространение в последние годы (А.Е. Личко, 1977, 1979; Э. Г. Эйдмиллер, В. В. Юстицкий, 1983 и др.). В соответствие с этой концепцией в основе декомпенсации психопатий и временных дезадаптаций, акцентуаций характера лежит неприспособленность лиц с отклонениями к определенным типам ситуаций. Это ситуации, требующие от подростка сдержанности проявлений своей бурной энергии (гипертимное отклонение характера), эмоциональное отвержение со стороны значимых лиц (лабильное отклонение характера), ситуации конфликтных отношений (при эпилептоидном отклонении), недостаток внимания к личности (при истероидном отклонении). При неустойчивом отклонении трудности порождаются ситуацией, требующей проявления волевых качеств, при сензитивном — «экзаменом», испытаниями разного рода, при психастеническом — необходимостью делать выбор, принять решение. Во всех случаях, подчеркивают Э. Г. Эйдмиллер и В. В. Юстицкий (1983)), причина дезадаптации — встреча подростка со своей типичной трудно разрешаемой ситуацией. Конечно, возникает множество вопросов: можно ли говорить о психологическом здоровье ребенка, подростка, юноши, взрослого? Человек, обладающий психологическим здоровьем, — каков он? В каких условиях он рос, развивался? Каковы его самоощущения, взаимоотношения с жизнью, чем он отличается от людей, имеющих различного рода «психологическое здоровье»? Все эти вопросы требуют серьезного рассмотрения и изучения. Ясно лишь одно: психологическое здоровье неразрывно связано со здоровьем психическим, состояние и развитие которого еще не занимает подобающего ему места в педагогических и психологических программах работы с ребенком. В эпоху перемен и кризисов, резкого ускорения темпов жизни острой проблемой встает вопрос сохранения и развития психологического здоровья населения, в первую очередь — детского.

По данным ряда исследователей (Смирнов Н.К., 1998; Громов М. Ю., 1999; Кулеев И. С., 2001; Кузнецов М. Л. с соавт., 2000), дети и подростки, испытывающие потребность в психологической поддержке составляют 80% учащихся общеобразовательных школ. Эти данные свидетельствуют о приоритетной роли образования в сохранении и формировании здоровья, поскольку оно помогает человеку построить правильный образ жизни и грамотно заботиться о своем здоровье. Проблема психического здоровья подрастающего поколения крайне актуальна.

Сейчас образование переживает время больших перемен, время модернизации и оптимизации образования. Проводимые мероприятия оказывают влияние, прежде всего на формирование нового поколения. Каким образом это отражается на состоянии психологического здоровья подростков? Какая связь между психологической устойчивостью и адаптационными возможностями? Как сказываются действия по оптимизации, предпринимаемые в конкретном слиянии классов, школ на адаптации подростков? Какова продолжительность периода времени, который нужен подростку, чтобы его адаптация в цифровых показателях оказалась в норме? Своевременное выявление нарушений у детей социально-психологической адаптации личности и предпосылок таких нарушений у детей является важнейшим условием для своевременно коррекции и формирования здоровой личности.

Цель исследования:

Изучить уровень адаптированности старших подростков, выявить взаимосвязь психологической устойчивости и личностной адаптации старших подростков.

Задачи:

— изучить литературу по разработке понятий «личностная адаптация», «психологическая устойчивость»

— выявить уровень адаптации подростков 8-х классов СОШ № 1 и установить её связь с психологической устойчивостью.

Предмет исследования: социально-психологическая адаптированность подростков

Объект исследования: учащиеся 8-х классов, возраст 13 — 14 лет

Гипотеза: Низкие показатели адаптации — следствие снижения психологической устойчивости учащихся

Существует прямая зависимость между адаптационными возможностями личности и ее психологической устойчивостью.

Понятие психологической устойчивости мы рассматриваем как совокупность таких личностных качеств: эмоциональная устойчивость, способность к внутреннему контролю, принятие себя таким как есть, принятие других, эмпатийность, среднего уровня тревожность и интернальность.

Глава 1. Психофизиологические особенности подросткового возраста

Человеческий организм — развивающаяся система, где все взаимосвязано, в том числе физиология и психика. Физиологический возраст определяется в значительной степени количеством прожитых нами лет. Но возраст не только физиологическое понятие. Существует также психологический возраст, который может не совпадать с физиологическим и паспортным. Говоря о психологическом возрасте, имеют в виду, в частности, то, что для большинства людей в тот или иной период времени становится важным определенный круг проблем, что их отношения с окружающими приобретают определенный характер. Главное содержание подросткового возраста составляет его переход от детства к взрослости. Все стороны развития как физиологического, так и психического подвергаются качественной перестройке; возникают и формируются новые психологические новообразования: рефлексия, чувство взрослости, способность к саморегуляции, произвольность, формируется самосознание. Этот процесс преобразований и определяет все особенности личности детей подросткового возраста.

Подростковый возраст — это так называемый «переходный период», в основе которого лежит физиологическая перестройка всего организма, начинающаяся у детей в 10−12 лет с повышения активности щитовидной железы и гипофиза. Интенсивная деятельность желез внутренней секреции часто приводит к некоторым скоропреходящим нарушениям в деятельности нервной системы подростка. Ускоряется обмен веществ, начинается бурный рост тела в длину. Наблюдается так называемый пубертатный скачок роста. Кости конечностей опережают в своем развитии кости грудной клетки и таза. Рост мышечной ткани не успевает за увеличением длины тела. Младшие подростки становятся непропорциональными, нескладными: длинные руки, узкие плечи и бедра, впалая грудь. Нарушается координация движений. Меняется походка, осанка. Часто подростки «вдруг» начинают шаркать ногами, как старички, раздражая взрослых, которым кажется, что делают они это нарочно, демонстративно. Спустя несколько месяцев под воздействием гормонов щитовидной железы и гипофиза «пробуждаются» железы коры надпочечников. Их усиленная деятельность способствует активному росту мышц, развитию вторичных половых признаков и формированию соответствующего полу строения тела. Временный разрыв в перестройке различных систем органов приводит не только к внешней диспропорции тела, но и к несбалансированному функционированию организма. 11−13-летние подростки нередко испытывают недомогание, физический дискомфорт, они быстро утомляются, сонливы. Неприятности и беспокойство многим доставляют перебои в сердце, покалывание в груди. Случаются затруднения в дыхании, возникает ощущение нехватки воздуха, неполного вдоха. Отстают в развитии легкие, сдерживаемые узкой грудной клеткой. Мышцы растут медленнее костей, в том числе и сердечная. Получается, что сердечно-сосудистая и дыхательная системы работают, что называется, «со скрипом», с перебоями. Они с трудом могут «обслужить» удлинившееся выросшее тело. Особенно чувствителен к недостатку кровоснабжения мозг. У младших подростков могут появляться шум в ушах, ощущение «ватной головы». Их работоспособность снижена, при умственной нагрузке быстро развиваются утомление, вялость.

К 14−15 годам исчезает диссонанс в развитии основных систем организма, а вместе с ним и большинство выше перечисленных симптомов. Но в сознании некоторых подростков и их родителей еще надолго задерживается страх перед мнимой болезнью. Одним из результатов ипохондрии (мнимой болезни) может стать сидячий образ жизни. Такие дети ищут себе занятия, не связанные с активным движением, не любят уроков физкультуры, стараются их избегать. Это плохо сказывается на дальнейшем развитии организма.

Если энергетические возможности, обусловленные гормональным воздействием, не находят выхода вовне, могут пострадать тонкие биохимические процессы организма. И тогда развитие подростка затягивается, нарушается гармония во взаимоотношениях различных органов и систем, снижается сопротивляемость неблагоприятным внешним воздействиям.

Гормоны коры надпочечников пробуждают и стимулируют усиленную работу половых желез. Парадокс, но половых гормонов у 13−15-летних подростков вырабатывается больше, чем у взрослых. Проявляют они себя не столько во влечении к противоположному полу (хотя и это, конечно, тоже), сколько в огромном количестве энергии, требующей реализации. Многим учителям доводилось слышать сочувственные слова от людей, редко попадающих в школу: «Это же сумасшедший дом. Как вы это выносите?» Крик, визг, прыжки через несколько ступеней лестницы или с одной парты на другую, толчки, дерганье друг друга — все это неотъемлемые признаки средней школы. А какие сумасшедшие танцы предпочитают подростки! Причина — не дурное воспитание, а насущные потребности организма. Физиологи-гигиенисты считают, что мышечная активность подростка должна быть не менее 4−5 ч в сутки.

Подростковый возраст — важный период в формировании опорно-двигательного аппарата. Малоподвижный образ жизни может привести к нарушениям осанки, что не только портит внешность, но и неблагоприятно сказывается на развитии и работе многих внутренних органов.

Еще одно возможное последствие сидячего образа жизни подростков — привычка к онанизму. В переполненных кровью тазовых органах развивается напряжение. Отсутствие общей физической активности и явная взаимосвязь напряжения с половыми органами приводят к сексуальной самостимуляции. Вероятность такого развития событий возрастает, если низкая физическая активность сочетается с любовью к обильной, богатой белками и жирами пище, к острым и пряным блюдам, к тонизирующими напитками.

Влечение к противоположному полу у подростков имеет свои особенности. Дело в том, что на этом этапе плотское влечение и чистая, восторженная любовь, как правило, не пересекаются, а сосуществуют, направленные на разные объекты. Мальчик проигрывает в своем воображении сцены и ситуации, которые им самим воспринимаются как грязные и непристойные, хотя и неотразимо соблазнительные, и одновременно восторженно влюблен в девочку, с которой не только поцелуй для него немыслим, но и прикосновение к руке которой кажется кощунством.

Активность гормональных процессов определяет высокую эмоциональность подростков. Они находят смешное в таких словах и событиях, в которых взрослые ничего подробно обнаружить не могут, они бурно радуются сущим пустякам и рыдают при расставании с друзьями по летнему лагерю, проведя вместе всего две недели. Какая-нибудь мелкая оплошность может представляться колоссальным провалом и портить жизнь в течении дней и недель. Эмоции подростков отличаются не только силой, но и большой неустойчивостью. Настроение часто и резко меняется, возможны бурные аффективные вспышки. На пустяковую просьбу или замечание подросток может ответить криком, слезами, хлопаньем двери. Взрослому человеку крайне редко приходится испытывать такие сильные чувства, которые сопровождают повседневную жизнь ребенка.

Эмоциональная сфера подростка характеризуется повышенной чувствительностью. У младшего подростка повышается тревожность в сфере общения со сверстниками, у старших подростков — со взрослыми.

Переход от детства к взрослости — подростковый возраст — имеет свои психологические закономерности. Важные изменения происходят в мыслительных процессах подростка. В это время ребенок начинает овладевать абстрактным мышлением. На первых порах оно весьма несовершенно, что ведет к появлению типичного подросткового максимализма, отсутствию гибкости и упрощенчеству. Поясним это на примере. Если спросить младшего школьника, что такое друг, он ответит, что друг — это Вася (или Петя, или Маша); что друг тот, кто даст списать, кто даст поиграть на своем компьютере и т. д., т. е. опишет конкретные ситуации проявления дружбы или назовет конкретного человека. Подросток ответит иначе: друг — тот, кто не предаст, кто всегда поймет и поможет, на кого можно положиться и т. п. И тогда у него возникает вопрос: «А друг ли Вася?» (с которым он дружит с детского сада). Более того, если вдруг в один несчастный момент день этот Вася не поймет его состояние, не разделит какое-то его увлечение или сделает еще что-либо, что не подпадает под сформулированное вчера определение, то подросток со всей определенностью (хотя и с великим огорчением) констатирует, что Вася, оказывается, ему не друг. Причем чем дольше и тщательнее будет подросток проверять своих знакомых на предмет их соответствия понятию «друг», тем все больше будет думать, что друзей у него нет.

Неполноценность абстрактного мышления подростка на первом этапе его освоения состоит прежде всего в неумении ребенка учитывать контекст. Создавая свой идеальный образ человека, он берет лучшие черты разных людей, реальных и выдуманных (родственники и мировые знаменитости, литературные персонажи и киногерои). Полученный таким способом образец примеряется на себя самого и окружающих, и реальность уличается в безнадежной убогости. От этого страдают как близкие подростка, которых он периодически обливает презрением за то, что они «ничего не достигли в жизни» (не президенты, не герои), так и он сам. Потому что, победив в какой-нибудь потасовке, он, конечно, иногда чувствует себя Рэмбо, но чаще он видит себя полным и безнадежным ничтожеством. Ведь ему уже 14 лет, а он еще ничего не добился в жизни. Подростки совершенно серьезно переживают, что они не так красивы, как Шварценеггер или Клаудиа Шиффер, и не так знамениты, как Евгений Кафельников. И на этом фоне родительские упреки за тройку по географии и разбросанные по коридору ботинки выглядят как-то примитивно.

В общении с другими людьми главная задача подростка — добиться к себе отношения, как к взрослому. Основной показатель этого — самостоятельность, избавление от опеки. Объективных оснований для предоставления ему большой самостоятельности недостаточно. Развивается реакция эмансипации. От поведения взрослых во многих зависит то, насколько остро она будет протекать. Это может быть затяжной открытый конфликт, если взрослые не учитывают изменившейся реальности и пытаются сохранить прежний стиль отношений. Попытки решать за подростка, во что ему одеваться, с кем дружить и как проводить свободное время, как правило, не просто кончаются безрезультатно, а ведут к потере контакта между сторонами. Это может быть и довольно «мирный» вариант сосуществования, когда ребенку предоставляется определенная свобода в обмен на обязательное выполнение некоторых правил. Но и при таком благоприятном развитии событий вполне возможны конфликтные ситуации.

Стремление к самостоятельности и социальному признанию и невозможность полностью добиться этого в общении со взрослыми заставляют ребенка искать другую сферу удовлетворения потребности — коллектив сверстников. Такую особенность подростков психологи называют реакцией группировки. Тинэйджер неудержимо стремиться к общению с себе подобными. Он не просто ищет друга. Он хочет быть принят в некое сообщество, группу ребят. Здесь его признают как самостоятельную социальную единицу. В группе 11 — 12-летних подростков еще нет четкой иерархии. В ней каждый имеет право на свое слово и свой поступок и признает право другого. Чтобы при этих условиях группа могла существовать, вырабатывается определенный свод правил. Так формируется модель социума со своими законами и моральными нормами.

А.А. Катаева — Вагнер отмечает, что подростку требуется спокойная, стабильная обстановка. Дестабилизация обстановки, даже непринципиальные перемены, как правило, приводят подростка к дезорганизации деятельности. Подросток подвержен нарушению деятельности в условиях, когда он не может поставить свою личность, свое формирующееся «Я» в соответствующую позицию. Не может самоутвердиться. За такой дестабилизацией ситуации часто следует полная дезорганизации всей деятельности, и в первую очередь познавательной. Свое индивидуальное место в коллективе ищет каждый подросток. Кто-то становится техническим экспертом группы, кто-то «Фомой неверующим», сомневающимся и критикующим, а кто-то и козлом отпущения. Некоторых действительно устраивает и эта последняя роль. Жизнь рядом со сверстниками, причастность к их заботам, делам и разговорам для них более ценная вещь, чем собственное достоинство.

Подростковый возраст — это период становления образа «Я» и развития самосознания, стремления к независимости и обретения личностной зрелости. В этом возрасте стойкий неуспех, невозможность самореализации на определенном уровне может оказаться причиной тяжелых личностных срывов. В подростковом возрасте, когда «Я — система» быстро развивается и возникает сильное чувство собственной ценности, у многих подростков существенно усиливается тревожность, что связано с новой мотивацией и переживанием собственной сексуальной активности. (Г.С. Салливен и К. Хорни).

В понятие нормального благополучного протекания периода подросткового кризиса входят, в первую очередь, два параметра — социальная адаптация подростка и его психическое развитие. Оба эти процесса взаимосвязаны между собой. Оба они в очень большой степени зависят от ряда условий, среди которых на первый план выходят внутрисемейные отношения и отношения с коллективом сверстников. Это важный фактор, характеризующий успешность адаптации.

Глава 2. Адаптация, понятие и структура

Адаптивная потребность — это такое состояние личности, когда она испытывает нужду в познании новой среды и установлении с ней оптимальных, комфортных отношений. / «Дополнительное образование», 2003, № 5, с. 13−16/

Понятие «адаптация» обозначает «приспособление». Первоначально данное понятие, заимствованное из биологических наук, обозначало приспособление живого организма к среде обитания. В настоящее время философское осмысление процессов приспособления позволяет считать адаптацию всеобщим свойством живой материи, в том числе и человека. Дальнейшее развитие наук привело к тому, что это понятие стали широко использовать в психологии и социологии, обозначая двумя терминами «адаптация» (adaptation) и «приспособление» (adjustment). Причем, первый означает приспособление в широком смысле, второй — в более узком — «приспосабливать, приспособиться» и, по существу, выражает ситуативное приспособление. Термин «adjustment» более широко используется учеными на Западе, которые понимают его, как пассивное приспособление личности к окружающей среде.

Адаптация — составная часть приспособительных реакций психобиологической системы на изменение условий среды существования.

При адаптации система перестраивает, изменяет свои структурные связи для сохранения функций, обеспечивающих ее существование как целого в условиях изменения среды.

Компенсация же направлена на сохранение функции системы в случае нарушения деятельности функционального элемента. То есть адаптация направлена на изменение функций и структуры, а компенсация — на сохранение функций и структуры. (Воложин, Субботин, 1988) это два полюса реакций организма на возмущение среды, два полюса одного континуума.

Основой адаптации как приспособления является изменчивость психосоматических признаков в результате воздействия на них внешних сил.

Когда ребенок пребывает в младенчестве, он подчинен законам природы своего тела и психики, своего естества, в нем заложено и стремление к здоровью. По мере взросления ему приходится учиться «игнорировать» или «нарушать» эти законы, сдерживать удовлетворение потребностей, запросов тела и психики, что в свою очередь ведет к «возмущению» тех или иных заблокированных систем организма. Это условия, когда нарушается соответствие уровня адаптационно-компенсаторных процессов «норме адаптации».

«Норма адаптации» — это пределы изменения структуры (или элемента) под влиянием действующих на систему условий среды, при которых не нарушаются структурно-функциональные связи со средой, что обеспечивает существование системы. (Воложин, Субботин, 1987). Норма биологической адаптации сформировалась в адаптациогенезе и закрепилась наследственно, однако форма психической адаптации формируется благодаря научению, т. е. является приобретенным фактором.

Нет единства в интерпретации понятия «социальная адаптация».

В.С. Олейников понимает под адаптацией личности процесс овладения опытом социальной жизни, что близко к понятию «социализация личности».

Д.А. Андреева считает, что социальная адаптация — это процесс выработки, по возможности, оптимального режима целенаправленного функционирования личности, то есть приведение ее в конкретных условиях времени и места в такое состояние, когда вся энергия, все физические и духовные силы человека направлены и расходуются на выполнение ее основных задач. Такое состояние достигается превращением внешних условий жизнедеятельности, переживаемых как новые, непривычные, в «свои условия», в результате адаптации человек действует естественно, непринужденно. Б. Рубин и Ю. Колесникова под адаптацией понимают процесс «вхождения личности» в совокупность ролей и форм деятельности.

Данные определения адаптации сводятся к пониманию её, как процесса, в ходе которого личность направляет усилия не на создание новых форм деятельности, а на уравновешивание личности с наличествующими формами социальной практики и общения.

С точки зрения О. И. Зотовой и И. К. Кряжевой процесс адаптации отражает в большей степени субъективно опосредованное развитие личности, соответствующее ее индивидуальным особенностям и склонностям.

Характеризуя социальную адаптацию как процесс, исследователи выделяют следующие компоненты: «адаптивная среда», «адаптирующий элемент» (личность, или группа лиц), «адаптивная ситуация», «адаптивная потребность».

Среда адаптации, будучи детерминирована всеми социально- экономическими условиями общества, в каждом конкретном случае подразделяет на предметную (вещественную) и личностную, где под предметной средой понимаются виды деятельности, которые должны освоить личность и общество, а под личностной — состав членов данной группы, преобладающие нормы и отношения, социально-психологический климат. Адаптирующийся элемент — личность — представляет собой, по утверждению А. Л. Леонтьева, «относительно устойчивую конфигурацию главных, внутри себя иерархизированных мотивационных линий», взаимодействующих со средой адаптации на различных уровнях и различными элементами. Понятие «личность» широко исследовано психологами, поэтому мы используем основные, установленные ими научные положения о направленности, знаниях, умениях, привычках, индивидуальных особенностях психических процессов, свойствах темперамента. Адаптирующийся элемент также может представлять собой группу лиц или коллектив.

Адаптивная ситуация возникает только в результате взаимодействия среды адаптации и адаптирующегося элемента. Это взаимодействие порождается перемещением элемента в новую среду или изменением положения и взаимоотношений элемента в прежней среде. Адаптивная ситуация является началом, толчком процесса адаптации. Адаптивная среда и адаптивная ситуация как компоненты адаптации не заменяют друг друга, а тесно взаимодействуют между собой и опосредованы личностью.

Исследователи, выделяющие в процессе социальной адаптации «адаптивную ситуацию» и «адаптивную потребность», несомненно, правы, но выделение лишь этих компонентов ведет к отрыву от личности, испытывающей адаптивную потребность. Необходимо в качестве компонента адаптации рассматривать личность, основным признаком который является наличие у нее адаптивной потребности.

Адаптивная потребность — это такое состояние личности, когда она испытывает нужду в познании новой среды и установлении с ней оптимальных, комфортных отношений. Адаптивная ситуация выступает в качестве причины появления адаптивной потребности, которая характеризует процессы, свойственные личности. Проявляется адаптивная потребность в мотивах, побуждающих личность к деятельности и становящихся формой ее проявления. Удовлетворение адаптивной потребности заключается в присвоение человеком определенной формы деятельности.

Динамика становления адаптивной потребности представляется следующим образом:

— возникновение рассогласования между личностью и социальной средой;

— переживание индивидом этого рассогласования в форме психического напряжения, беспокойства, когнитивного диссонанса, стресса и т. п. ;

— осознание личностью этого рассогласования, его причин, содержания, форм проявления;

— оценка личностью этого рассогласования, выработка мотивов и установка на адаптацию;

— конструирование целей, планов, индивидуальных стратегий, тактики адаптации.

Следует иметь в виду, что рассогласование между личностью и средой может наступить: а) в результате изменений как предметной, так и личностной среды адаптации; б) на различных подструктурах личности: мотивы, направленность, знания, умения, навыки и т. д. Степень рассогласования усиливает или уменьшает адаптивную потребность.

В самой адаптивной потребности можно выделить отдельные элементы:

а) потребность в получении информации о среде;

б) потребность в усвоении необходимых умений и навыков;

в) потребность в установлении положительных связей и отношений.

Дальнейший анализ понятия «социальная адаптация» требует рассмотрения ее видов.

По психологическому содержанию выделяются этапы адаптации:

— предадаптация (приспособление к будущим воображаемым ситуациям, становление психологической установки на адаптацию);

— дезадаптация (отвыкание от привычных условий жизни);

— реадаптация (отвыкание от одних «новых», но уже ставших в какой-то мере привычных условий жизни к другим — «прежним»);

— деадаптация (не-адаптированность, неспособность приспособиться к новым условиям социальной среды).

Необходимо отметить, что личность оказывается субъектом не одного, а целого ряда адаптивных процессов. Различные виды адаптации требуют от личности неодинаковых затрат времени и нервно-психической энергии, они по-разному актуализируют и реализуют социальный и познавательный опыт. Поэтому при анализе конкретного вида адаптации следует рассматривать его не изолированно, а во взаимодействии с другими адаптационными процессами. По характеру взаимодействия субъекта и адаптивной среды выделяются различные уровни, темп и скорость адаптации. Результат адаптации проявляется как качественно новый этап, представляющий собой тот или иной уровень адаптированности:

— уподобление (полная адаптация, высокая активность, психологическая переориентация, высокое мастерство, широкий подход);

— приноравливание (средняя активность, сужение круга интересов до узкоспециальных принятие только основных ценностей);

— уравновешивание (низкая активность, пассивность в копировании чужого опыта, приспособление с целью добиться покровительства);

— псевдоадаптация (неадаптация — внешний прием образа жизни, подавление своего неудовольствия, отрицательное отношение к какой-либо сфере жизнедеятельности).

Выделение уровней адаптации неизбежно связано с необходимостью определения критериев адаптированности личности. Их можно разделить на три группы:

а) относящиеся к субъекту (самооценка, удовлетворенность, ориентированность);

б) относящиеся к субъекту и опосредованные деятельностью, то есть существующие и вне его (производительность, работоспособность, поведение в коллективе);

в) не принадлежащие субъекту, опосредованно отражающие результаты адаптации (профессиональный рост, изменение социального статуса, оценка коллективом либо обществом в качестве полноправного члена).

Критерии адаптированности раскрывают картину адаптационных процессов, происходящих «внутри» личности и скрытых от глаз наблюдателя.

Наиболее перспективным направлением в изучении процесса социальной адаптации является изучение факторов адаптации. Это позволяет создать механизм интенсивного психологического воздействия на адаптацию. Под факторами адаптации исследователи понимают «совокупность условий или обстоятельств, определяющих темп, уровень, устойчивость и результат адаптации. Мы считаем, что факторы — это и причины, и движущие силы явления. Факторы адаптации можно разделить на две большие группы, положив в основу деления два основных компонента процесса адаптации:

а) факторы, относящиеся к адаптирующемуся элементу (уровень предшествующей подготовки, психофизиологические особенности, система мотивов, характерологические черты); б) факторы, относящиеся к среде адаптации (социально-экономические, социально-психологические, производственные, организационные, личностные факторы, обусловленные видами деятельности).

Подвижность среды требует и большей мобильности от человека, следовательно, в самом приспособительном механизме должно присутствовать творческое начало. Процесс социальной адаптации детерминирован постоянными изменениями среды адаптации, которые связаны с социальным и научно-техническим прогрессом общества.

Личностная адаптация

Сохранение здоровья и ощущение благополучия возможно лишь при достаточной адаптированности к социальной и природной среде, при непрерывно протекающих процессах адаптации. Подчеркнем принципиальное значение активности личности и соотношения активности и адаптированности для всей целостной картины преодоления жизненных трудностей, решения встающих проблем. И для внутренних адаптивных изменений и для внешней активности (преобразования в окружающей среде) необходима энергия. С различной степенью осознанности индивид вынужден разделять имеющийся энергетический ресурс. Такое разделение может быть сбалансированным или с доминированием одного из направлений расходования энергии — на преобразование среды или приспособления к ней. Динамика адаптивных реакций при длительном напряжении включает 4 основные стадии (Шафранская, 1983):

1. — деструктивной реактивности, которая характеризуется рассогласованием функций и процессов из-за гипер-, гипо-эффектов физиологических, когнитивных, регуляторных параметров.

2. — стабилизации, которая характеризуется устойчивой структурой взаимосвязанных показателей, обеспечивающих оптимально адекватные энергозатраты организма, а также устойчивостью выполняемой деятельности и однообразием модальности эмоционального состояния.

3. — функциональной агрессии, происходит перестройка взаимосвязей показателей при возрастании одних и снижении других, увеличении числа стереотипных форм поведения и нарастании отрицательного эмоционального состояния.

4. — актуализации резервов, возможна вследствие повышения мотивационных и волевых компонентов деятельности, которые приводят к коррекции ранее сформированных свойств личности или выработке новых.

Первые три стадии — преходящие, они проходят спонтанно, с изменениями психического состояния, четвертая — «необратимая», т.к. затрагивает структуру свойств личности, опосредствуя взаимодействие психических процессов и свойств личности. В зависимости оп психологической специфики ситуации, её продолжительности и индивидуально-типических особенностей субъекта меняется длительность выделенных стадий и их сменяемость.

Изменения во время адаптивных перестроек в наибольшей степени зависят от степени адекватности личностной мобилизации. Уровень мобилизации во многом определяет протекание адаптационных процессов и успешность преодоления трудностей.

Решающее значение имеет общий уровень личностной мобилизации.

Феномены адаптации

Характеристика

Мобилизация

недостаточная

адекватная

избыточная

Отношение к ситуации; доминирующий мотив

Эмоциональное неприятие цели до адекватной когнитивной оценки

Согласованность эмоциональной и когнитивной оценки; стремление найти путь к цели

Эмоциональный компонент отношения доминирует над когнитивным, часто приятие цели до адекватной когнитивной оценки; стремление достичь цели немедленно

Характер адаптации

Адаптация не полна без достаточной активности

Адаптация укрепляет активностью

Адаптация ослабляется излишней активностью

Поведение

Пассивное (капитуляция)

Активное организованное

Активно дезорганизованное

Продуктивность:

— ориентировочной активности

— волевой активности

Отсутствует

Отсутствует

Есть

Есть

Есть

Отсутствует

Энергетическая характеристика физиологических процессов

Сниженное расходование энергии или трата её на торможение

Адекватное устойчивое расходование энергии

Избыточное расходование энергии

Преобладающая фаза стресса

Фаза истощения

Фаза резистентности

Фаза мобилизации (фаза тревоги)

Главная характеристика состояния

Апатия

Активация

Высокое напряжение

Настроение

Снижение настроения, уныние

Ровное настроение, бодрость

Неровное настроение, беспокойство

Вероятный исход

Гипотимия, депрессивный синдром

Сохранение или повышение психологической устойчивости, удовлетворенность самореализацией

Астения

При столкновении с трудностями обычно наблюдаются два основных варианта реагирования: гиперстения, связанная с активной деятельностью (порой нецелесообразной, саморазрушающей), гипостения. В большинстве случаев проявляется тенденция к динамике от гиперстенических состояний к гипостеническим. (Александровский, 1992).

В отношении к ситуации и в доминирующем мотиве центральная роль принадлежит согласованности и соразмерности когнитивного и эмоционального компонентов отношения. Близость механизмов стрессовых изменений в психике и невротических и предневротических расстройств достаточно известна. Кухтомский Н. А. (1989) сравнивал особенности целеполагания и его мотивационные детерминанты у здоровых лиц и больных неврозами. Оказалось, что более высокий уровень общей мотивации у больных неврозами образуется за счет эмоционального компонента. Автор предположил, что несоразмерность несоразмерность когнитивного и эмоционального компонентов является одной из причин того, что мотивация избегания неудач — ведущая при неврозах — не приводит к реальному избежанию конфликта, связанного с неудачей, как это обычно происходит у здоровых лиц. Кроме того, и мотивация достижения успеха при неврозах не способствует тому, чтобы была выбрана цель, соответствующая возможностям, т.к. эмоциональный компонент поддерживает прежний завышенный уровень цели, несмотря на неудачи.

Большое значение имеет акцент на внешнюю активность (экстраактивность) или адаптивность. Экстраактивность и адаптацию не следует рассматривать как противоположные полюса одной шкалы. Речь не идет об отрицании одного процесса другим. Они оба необходимы личности для существования и развития. Направление всей энергии на экстраактивность делает человека уязвимым для воздействия среды, неизбежно ослабляет адаптивные механизмы. Чрезмерный акцент на адаптации также неблагоприятен, поскольку делает человека излишне зависимым от среды. В том и в другом случае психологическая устойчивость снижена. Поддержание устойчивости предполагает сбалансированное сочетание экстраактивности и адаптации.

Адаптация необходима для психологической устойчивости, но и сама успешная адаптация невозможна без достаточной психологической устойчивости.

Трудности могут ускорять личностное развитие и раскрытие личностных потенциалов, но могут и тормозить. Ощущение кризиса не всегда приводит к выраженному стрессу, поскольку личность обладает определенной психологической устойчивостью.

Психологический (душевный) комфорт является важным компонентом субъективного благополучия в целом. Наиболее ярко психологический комфорт отражается в доминирующем у личности настроении. Не каждому выпадает такой счастливый дар судьбы — устойчивое настроение и неиссякаемый оптимизм, неуемное ощущение благополучия. Поэтому люди находили и сохраняли различные средства создания нужного настроения, поддержания внутренней гармонии. Долгие века для наших предков таким средством была молитва. Молитва позволяла начинать работу степенно и обстоятельно, но главное, вселяла уверенность в успех, надежду на божью помощь и помощь добрых людей. И в наши дни проблема психической регуляции, гармонизации внутреннего мира личности остается актуальной и в практическом и теоретическом плане.

Способность сохранять душевное равновесие, восстанавливать гармонию внутреннего мира при столкновении с трудностями является важнейшей составляющей жизнеспособности. Эта способность позволяет поддерживать настроение ровным. Сохранение гармоничного настроения в значительной степени зависит от особенностей реакции на жизненные трудности и от способностей справляться с ними.

Л.И. Анцыфирова (1994) считает основными стратегиями совладания с жизненными трудностями: преобладающие стратегии приспособления (изменения собственных характеристик и отношений к ситуациям). Анцыфирова считает, что выбор стратегии и успешность совладания с трудными жизненными ситуациями в наибольшей степени зависят от такого качества личности, как интернальность, т. е. от склонности человека принимать на себя ответственность за происходящее с ним.

Частой ошибкой восприятия жизненных трудностей является то, что люди не отличают неудачу о катастрофы, неурядицы от беды, частный промах от крушения всех жизненных планов и надежд. Преодолению этого недостатка может помочь рассмотрение всех уроков, которым человека научила эта неудача, воспоминания о достижениях, к которым привели уроки предыдущих неудач.

Для сохранения ровного настроения субъекту важно отделить то, что можно было предусмотреть и предотвратить, от того, что от его усилий не зависело. Одно можно изменить, другое следует лишь учитывать.

К ресурсам эмоциональной сферы относится осознание и принятие своих чувств и эмоций, потребностей и желаний, вызывающих эти чувства, овладение социально приемлимыми формами проявления чувств, снятия эмоционального напряжения, контроль динамики переживания — устранение застреваний, неполного отреагирования, зацикленности. Часто реакция на трудности наиболее ярко выражена в эмоциональной сфере. Она нередко оказывается основной мишенью стрессового воздействия, но главный ресурс для преодоления стресса может быть найден в других сферах психики. Психологическая коррекция без выхода за пределы одной среды психики, пусть даже наиболее «страдающей», не может быть эффективной. Узловое значение в этом имеет коррекция отношений личности в направлении, обеспечивающем сохранение психического здоровья и полноценного развития личности. Важную роль здесь играет построение более гармоничных эмоциональных отношений. Особенно в большей степени преодоления стресса затрудняют проявления враждебности. (агрессии)

Е.С. Кузьмин (1997) обращает внимание на то, что эффективная саморегуляция может быть найдена на путях развития позитивных аттитюдов в реальном поведении и поступках человека. Ресурсы поведенческой (деятельностной) сферы гармонизации настроения заключаются в перестройке поведения, в изменении стратегий, планов, целей и задач, режимов деятельности. Значение этого способа преодоления обусловлено тем, что активность защитных механизмов, смягчающих эмоциональную дисгармонию, или когнитивная переработка ситуации не всегда могут быть наиболее эффективными способами борьбы со стрессом.

Бегство или борьба — два основных варианта реагирования на ситуацию, бросающую вызов силам человека. Выделяют и 3 основные формы поведения в экстремальных ситуациях: нравственно-психологическая капитуляция, оборонительное и наступательное поведение. В целостной психической организации человека они могут рассматриваться как своеобразные ступени, следующие одна за другой и характеризующиеся динамическим взаимодействием между собой (Йолов, 1990). В биологическом аспекте рассмотрения может быть выделено несколько моделей поведения. Наступательное поведение:

А) активное — экспансия, захват пространства, средств, ресурсов, подавление противоборствующей стороны

Б) пассивное — демонстрация силы, угрозы, проявление агрессивности в поведении, внешнем облике.

Оборонительное поведение:

А) активное — избегание борьбы, уход с территории

Б) пассивное — подчинение противоборствующей стороне, принятие навязываемой роли.

Для активного преодоления характерно возбуждение, стремление контролировать ситуацию. Для пассивного — деактивация, переживание беспомощности и утрата контроля за ситуацией. Многочисленными наблюдениями и экспериментами показано, что оборонительное поведение, особенно пассивное, является менее эффективной стратегией преодоления как в плане успешности поведения, деятельности, так и в аспекте разнообразных социально-психологических последствий, сохранение нервно-психического и соматического здоровья. М Фридманом и Р. Розенмоном описано два типа поведения, различающихся степенью риска возникновения сердечно-сосудистых расстройств.

1. тип, А (особенности личности и стиль поведения увеличивают риск)

— честолюбие — враждебность

— потребность в одобрении — стремление все успеть

— импульсивность — неспособность откладывать

— нетерпеливость — активность

— эмоциональность -гневливость

— раздражительность

главные свойства — высокая мотивация достижений, стремление соревноваться, дух борьбы с широкими проявлениями.

2. Тип В характеризует более позитивные представления о себе, удовлетворенность жизнью, спокойствие, неторопливость. Люди этого типа чередуют работу и отдых, им свойственны меньшая эмоциональная напряженность, и некоторые другие противоположные качества типу А.

Поведение типа, А увеличивает вероятность расстройств ССС в 2 раза. Люди типа, А не всегда способны воспринимать игровой аспект, двигательные упражнения — они легко превращают их в новый источник соревнования и стресса. Тип, А можно обнаружить у половины населения. Статистические данные говорят о неоднозначности связи типа поведения с жизнеспособностью. У людей типа, А больше шансов выжить после второго инфаркта. Высказывается предположение, что люди типа, А решительнее меняют свое поведение после первого инфаркта. (Rosengren, Tibblin, Wilholmsen, 1991).

Кремер (1991) изучал связь между уровнем психологического стресса и социальной поддержкой. Оказалось, что он зависит от качества семейной поддержки, и в чуть меньшей степени от помощи других людей. Распад социальных связей влечет ломку интраиндивидуальной структуры личности, возникновение острых внутренних кризисов, дезорганизующих поведение. (Ананьев, 1980). Макаренко А. С. писал, что чувство защищенности в коллективе повышает сопротивляемость человека по отношению к тяжелым испытаниям и сохраняет жизнеспособность в самых критических обстоятельствах.

В роли действия, корригирующего настроение, особенно в ситуации, когда активные формы защиты (нападения или убегания) блокированы, может выступать переедание. Увеличение количества потребляемой пищи способствует более интенсивной выработке эндорфинов — сильных антистрессовых гормонов.

Если стоящие перед человеком трудности не превышают его потенциала психологической устойчивости, то их преодоление повышает гибкость адаптивных процессов, расширяет спектр способов выхода из трудных жизненных ситуаций, обогащает опыт проявления своей активности и разрешения таких ситуаций. Все это ведет к укреплению психологической устойчивости. Кроме того, многие трудные ситуации позволяют пережить разнообразные чувства, найти новое понимание себя, других людей, многих явлений жизни.

Анализ результатов комплексного изучения способностей учащихся к адаптации в процессе учебной деятельности (институт психологии АНСССР, 1991) показал, что адаптивные способности являются проявлением взаимодействия сложных многоуровневых структур. Развитие способностей к адаптации в условиях конкретной деятельности, в частности, учебной, определяется комплексом индивидуальных свойств учащихся, обеспечивающих необходимый уровень его пригодности к избранному виду деятельности, причем развитие каждого свойства в процессе конкретной деятельности подчиняется общему принципу функционирования системы, задачам ее развития в целом.

Очень многие расстройства в здоровье человека — это болезни образа жизни, но прежде всего образа мыслей, стиля чувствований и переживаний, отношения к жизни.

Повышение уровня настроения ведет обычно к его большей устойчивости, исчезновению колебаний. Стабильность низкого уровня настроения характерна для депрессии.

К жизненным обстоятельствам, увеличивающим риск депрессивного состояния относят:

— детство, прошедшее в неблагополучной семье

— отсутствие удовлетворяющих человека межличностных отношений

— потеря близких людей, работы

— общественное отвержение

— утеря идеалов, разрушение веры

Сохранение гармоничного настроения в значительной степени зависит от особенностей реакции на жизненные трудности и от способностей справляться с ними. В зависимости от того, ресурсы какой психической сферы наиболее актуализированы для преодоления жизненных трудностей, можно выделить следующие основные стратегии преодоления: когнитивную, эмоциональную, поведенческую (деятельностную).

Психологическая уравновешенность — такое душевное состояние человека, которое обеспечивает ему хорошее настроение и высокую работоспособность, адекватное реагирование на действие различных стрессоров. Борьба со стрессом — способ поддержания психологической уравновешенности.

Разные люди отвечают на стресс по-разному, но есть общие принципы борьбы со стрессом, чтобы обеспечить психологическую уравновешенность, т. е. поддерживать стресс на оптимальном уровне.

Некоторые из них: — борьба со стрессом начинается с выработки в себе убеждения, что только Вы сами отвечаете за свое душевное и физическое благополучие

— будьте оптимистом. Источником стресса являются не события сами по себе, а ваше восприятие этих событий

— регулярно занимайтесь физкультурой и спортом

— ставьте посильные задачи учитесь радоваться жизни, получайте удовлетворение от самой работы

— питайтесь правильно

— высыпайтесь!

— Большое значение в сохранении психологической уравновешенности имеет режим дня. Спланированный режим исключает неожиданности и способствует устойчивости и оптимистичности в поведении человека

Некоторые кризисы, в частности возрастные, всегда таят в себе субъективную опасность невозможности реализации тех или иных жизненных планов, что так или иначе отражается на психическом стабильности людей.

Одним из критических периодов становления зрелой личности является пубертатный кризис, связанный по мнению Эриксона с формированием чувства идентичности подростка. Основной вопрос этого периода — «Кто я есть на самом деле?» Ответ на этот вопрос связан с осознанием своего подлинного Я, отличием своего Я от других, разотождествлением себя с разными масками.

По мнению Эриксона, к завершению периода юности человек, как правило, прочно осознает свою личную идентичность. Невозможность самоидентифицироваться проявляется в социально-психологической дезадаптации: тревожности, растерянности, проблемах, связанных с выбором. Эриксон выделяет 4 основные пути:

— уход от близких взаимоотношений (самоизоляция)

— размывание времени (неспособность к планированию будущего, боязнь взросления и перемен)

— размывание способности к продуктивной деятельности (невозможность эффективного использования своего потенциала, сосредоточиться на работе или учебе, уход в какую-то одну работу и пренебрежение всем остальным)

— негативная идентичность (презрение, враждебность по отношению к роли, которая поощряется семьёй или значимым окружением подростка, принятие прямо противоположной роли).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой