Публично-правовые начала гражданского законодательства

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1. Теоретико-методологические основы исследования и понятие публично правовых начал гражданского законодательства

1.1 Теоретико-методологические основы исследования публично-правовых начал гражданского законодательства

1.2 Понятие публично-правовых начал гражданского законодательства

Глава 2. Роль публично-правовых начал гражданского законодательства в хозяйственном законодательстве

Глава 3. Способы взаимодействия публично-правовых и частных начал в экономическом обороте

Заключение

Список литературы

Введение

Актуальность темы. Формирование эффективного и социально ориентированного экономического оборота предполагает выявление, учет, обеспечение оптимального сочетания и гармонизации частных и публичных потребностей и интересов, В этих условиях закономерно актуализируется проблема частного и публичного права, соотношения использования этих правовых комплексов в механизме нормативно-правового регулирования экономических отношений. Данную закономерность признают представители практически всех отраслей российского права, полагая, что переход к рынку не может не сопровождаться возрождением идеи частного и публичного права, интеграцией правового регулирования, обращая внимание на прямую связь большого числа проблем в сфере хозяйственных отношений с игнорированием необходимости оптимизации опосредования частных и публичных интересов Винник Ю. В. Системный подход к разрешению проблемы гармонизации публичных и частных интересов, а хозяйственной деятельности. — М.: Норма, 2003. — С. 88.

На первом этапе демократических преобразований в нашей стране произошел поворот общественного сознания от массовых коллективных ценностей к ценностям индивидуалистическим, частным, имеющим в своей основе права, свободы и интересы отдельных личностей Асланян Н. П. Основные начала российского частного права. — М.: Проспект, 2002. — С. 3., что соответствующим образом отразилось и на проблеме приоритета частноправовых и публично-правовых средств регулирования отношений экономического оборота. Однако позже пришло понимание того, что свобода экономической деятельности должна быть направлена на удовлетворение не только частных, но и публичных интересов, что может быть достигнуто только с помощью государственного регулирования.

Справедливо отмечается, что публичность некоторых частей предмета и отдельных сторон метода гражданского права обусловили наличие в Гражданском кодексе Российской Федерации норм, закрепляющих публично-правовые элементы, отражающих черты будущего российского рынка, органично сочетающего саморегулируемость и государственное управление экономическими процессами. Поэтому частноправовые ценности, закрепленные в статье 1 Гражданского кодекса Российской Федерации в виде основных начал гражданского законодательства, охраняются прежде всего публичными способами и средствами. Кроме того, в гражданском праве публично-правовое регулирование необходимо для обеспечения юридического равенства экономически (фактически) неравных участников экономического оборота. Чтобы выполнить эту задачу, элементами публичности должен обладать метод гражданско-правового регулирования Лаптев В. В. Современные проблемы предпринимательского (хозяйственного) права. — М.: Олма, 2002. — С. 7.

Актуальность проблемы соотношения частноправовых и публично-правовых начал гражданско-правового регулирования обусловила значительное повышение активности ее исследования представителями отечественной цивилистики. Анализ работ, посвященных данной проблематике, свидетельствует о том, что их авторы рассматривают различные аспекты частных и публичных начал в механизме гражданско-правового регулирования. Вместе с тем авторы указанных исследований сосредоточивают внимание на выделении и характеристике конкретных видов этих средств, не затрагивая самого понятия публично-правовых начал гражданского законодательства даже в тех случаях, когда оно выносится в название предпринятых ими научных изысканий.

Сложившаяся ситуация свидетельствует о существенном пробеле в цивилистических исследованиях публично-правовых начал гражданского законодательства. Преодоление этого пробела является одной из актуальных, теоретически и практически важных задач цивилистической науки, поскольку публично-правовые начала — это принципы гражданского законодательства, представляющие собой основные идеи, определяющие социально-правовые цели, пределы и виды публично-правовых средств, используемых в механизме гражданско-правового регулирования отношений экономического оборота. Решением задачи построения законодательной системы современной России в сфере частного права признается разработка проблемы ее принципов. От того, какие принципы будут положены в основу частного права, к которому, прежде всего, относится гражданское право, в значительной степени зависит жизнеспособность правовой основы российского общества.

Объектом курсовой работы являются публично-правовые начала гражданского законодательства, а предметом — их понятие, основные виды и содержание.

Цель работы состоит в раскрытии понятия публично-правовых начал гражданского законодательства как принципов гражданско-правового регулирования экономического оборота, определяющих социально-правовое назначение, пределы, виды, содержание ограничений гражданских прав и регулирование порядка их реализации. Достижение указанной цели было связано с решением следующих задач:

— обосновать понятие и роль публично-правовых начал гражданского законодательства как принципов нормативно-правового регулирования экономического оборота;

— показать социально-правовое назначение основных видов публично-правовых начал гражданского законодательства;

— проанализировать содержание основных видов публично-правовых начал гражданского законодательства.

Структурно работа состоит из введения, трёх глав, заключения и списка литературы.

публичный правовой начало гражданский законодательство

Глава 1. Теоретико-методологические основы исследования и понятие публично правовых начал гражданского законодательства

1.1 Теоретико-методологические основы исследования публично-правовых начал гражданского законодательства

Обращение к теоретико-методологическим основам исследования публично-правовых начал гражданского законодательства является следствием общего требования к процессу научного познания. Как показывает история развития науки и практика, проникновение в методологические аспекты исследуемых правовых явлений представляет собой необходимый этап в их более углубленном изучении, обеспечивающий приращивание научных знаний и поступательное развитие правовой науки Керимов Д. А. Методология права. Предмет, функции, проблемы философии права. — М.: Инфра-М, 2003. — С. 60−61.. Данное положение в полной мере относится и к настоящему предмету исследования, так же предполагающему предварительное рассмотрение ряда методологических оснований его проведения.

Одним из таких оснований выступают критерии разграничения частного и публичного права, без адекватного использования которых исследование публично-правовых начал гражданского законодательства может в значительной степени утратить определенность своего предмета. Как известно, в древнеримском праве в качестве деления права на частное и публичное право использовались интересы (польза) государства и отдельных граждан Дигесты Юстиниана. Избранные фрагменты. — М.: Наука, 1984. — С. 23. Так, один из римских юристов классического периода Ульпиан проводит разграничение этих двух областей права следующим образом. Публичное право — это то право, которое ad statum rei Poma№ae spestat (обращено, относится к статусу, к состоянию Римского государства), а частное право — то, которое относится к ad si№guierum utilitatet (имеет в виду выгоды, интересы отдельных лиц). Таким образом, критерием различия частного и публичного права, по мнению Ульпиана, служит характер интересов, защищаемых правом. Исходя из этого, к области публичного права он относит правовые нормы, ограждающие интересы государства, к области частного права — нормы, ограждающие интересы отдельных лиц Новицкий И. Б. Основы римского гражданского права. — М.: Норма, 1992. — С. 7−8..

Однако, несмотря на рецепцию римского гражданского права практически всеми правовыми системами романо-германской правовой семьи, критерии деления права на частное и публичное, которые использовались классическими римскими юристами, подвергались сомнению и аргументированной критике, в том числе и со стороны ведущих представителей российской теоретико-правовой и цивилистической науки.

Глубокий и всесторонний анализ подходов к исследованию критериев разграничения и соотношения частного публичного права содержится в трудах Н. М. Коркунова. Исходя из различия юридической формы отношений между субъектами, автор отмечает, что рядом с формой разделения объекта, разграничения «моего» и «твоего» существует и другая форма, выражающая приспособление объекта к совместному осуществлению разграничиваемых интересов заинтересованными субъектами. Обе формы обеспечения юридической возможности равно необходимы и не могут заменять друг друга. Они должны существовать как необходимые формы действия права. Поэтому можно принять их различие за основание классификации правовых явлений. Особенности частного и публичного права вполне объясняются различием деления объекта и его приспособления.

Исследуя систему публичного и систему частного права, Г. Ф. Шершеневич отмечает, что в публичном праве обособляется прежде всего та часть норм, которая определяет строение государства, отношение органов управления друг к другу и к гражданам. Система публичного права включает в себя государственное, административное, финансовое, уголовное право. В области частного права, нет такой дифференциации как в области публичного права. Почти вся она занята гражданским правом. Рядом с ним находятся торговое право, земельное право Шершеневич Г. Ф. Общая теория права. — М.: Норма, 1992. — С. 547−558.

Детальный анализ существующих подходов к выявлению критериев разграничения частного и публичного права проводит Ю. С. Гамбаров. Автор рассматривает обоснованность использования в качестве таких критериев частных и общественных интересов, направлений охраняемых интересов, способов защиты субъективных прав, различие круга лиц, к которым обращены нормы права и другие Гамбаров Ю. С. Гражданское право. Общая часть. — М.: Олма, 2003. — С. 46−56. Отмечается, что против разделения частного и публичного права, основанного на их связи с, соответственно, личным и общественным интересом, имеются серьезные возражения, указывающие: во-первых, на необходимую соотносительность понятий общего и частного интересов в праве; во-вторых, на невозможность найти критерий для отнесения той или другой юридической нормы к общему или частному интересу; и, в третьих, на наличность общего интереса в огромном большинстве норм не только публичного, но и гражданского права.

Противопоставление публичных и частных интересов неправильно уже потому, что первые составляются из последних, и любая отрасль права есть элемент общественного устройства и существует только для общественных целей. В этом смысле все отрасли права будут одинаково публичными. С другой стороны, всякое право служит только человеку и поэтому в этом смысле будет одинаково частным. Подводя итог анализу методологических подходов к делению права на частное и публичное, автор пишет, что настоящий корень противопоставления частного и публичного права лежит не в формах защиты, а в обусловливающих эти формы юридических отношениях действительной жизни, которыми в публичном праве служат отношения государственной власти к подчиненным ей отдельным лицам или совокупностям этих отдельных лиц, а в частном — стоящие независимо от государственного порядка подчиненности отношения отдельных лиц или их совокупностей между собой. Если допускать различие между частным и публичным правом по способам защиты, то единственным оправданием этого формального критерия являются практические удобства, позволяющие сразу и без особого исследования распознать с каким правом мы имеем дело в зависимости от того, гражданскими или административными судами рассматривается соответствующее дело. Поэтому использование данного формального критерия можно признать наиболее соответствующим потребностям практики и преподавания права.

Рассматривая использование интереса в качестве критерия деления права на частное и публичное, И. А. Покровский расценивал такой подход теоретически и практически несамостоятельным. Разве строение семьи, собственности или наследования, — писал он, — безразлично для государства как целого? И тем не менее все это бесспорно институты гражданского права. Разве не интересы государства как целого преследует государственное управление, заключая контракт о поставке провианта или обмундирования для армии, защищающей отечество? И, тем не менее, такой контракт, бесспорно, принадлежит к области частного, а не публичного Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. — М.: Проспект, 2001. — С. 37. По мнению И. А. Покровского, объективным критерием деления права на частное и публичное является — способ (прием) правового регулирования. Для публичного права характерен способ «юридической централизации», состоящий в том, что исходящие от государства нормы имеют безусловный, принудительный характер, предоставляемые этими нормами права имеют в то же время характер обязанностей, поскольку должны быть осуществлены, так как неосуществление права явится неисполнением сопряженной с ним обязанности. В сфере частного права государственная власть принципиально воздерживается от непосредственного и властного регулирования отношений. Здесь она предоставляет такое регулирование физическим и юридическим лицам, занимая позицию органа, охраняющего то, что будет определено другими, охранять то отношение, которое будет установлено частной волей. Таким образом, в различии между правом публичным и частным мы имеем дело не с различием интересов или отношений, а с различием в приемах правового регулирования, то есть, с критерием не материальным, а формальным.

В советский период своего развития отечественная юридическая наука исходила из директивной установки о том, что мы в сфере хозяйства ничего частного не признаем, что для нас все в области права является публичным.

В этих условиях разработка проблемы критериев разграничения и соотношения частного и публичного права в значительной степени стала утрачивать свою актуальность, хотя и рассматривалась в ряде работ выдающихся отечественных цивилистов. К их числу следует отнести, в частности, работу Б. Б. Черепахина «К вопросу о частном и публичном праве», написанную им в 1926 году. Анализируя два основных подхода к выделению критериев разграничения права на частное и публичное, автор отмечает, что представители первого подхода при разграничении частного и публичного права исходят из содержания регулируемых отношений, обращая внимание на то, что регулирует та или иная норма права или их совокупность, что из себя представляет содержание того или иного правоотношения. Здесь используется материальный критерий разграничения частного и публичного права. Представители другого подхода используют для этого формальный критерий, выделяя способ, прием регулирования или построения тех или иных правоотношений. По мнению автора, для разграничения частного и публичного права следует использовать формальный критерий, то есть в зависимости от способа построения и регулирования юридических отношений, присущего системе частного и публичного права. Частноправовое отношение построено на началах координации субъектов, частное право представляет собой систему децентрализованного регулирования жизненных отношений. Публично-правовое отношение построено на началах субординации субъектов. Публичное право представляет собой систему централизованного регулирования жизненных отношений Черепахин Б. Б. Труды по гражданскому праву. — М.: Проспект, 2007. — С. 94−120.

За годы, прошедшие после развала советской коммунистической общественной системы, перехода на рыночные экономические отношения и принятия нового Гражданского кодекса Российской Федерации, основанного на принципах частного права научная разработка проблемы соотношения частного и публичного права, в том числе и критериев их разграничения, заметно активизировалась. Данная тенденция признается практически всеми представителями современной правовой науки, констатирующими, что «переход к рынку сопровождается укреплением интеграции правового регулирования как следствие возрождения в теории и практике законотворчества идеи публичного и частного права» Современное состояние российского законодательства и его систематизация. Материалы круглого стола // Государство и право. — 1999. — № 2. — С. 24.

Для современных исследований, которые, так или иначе, касаются проблемы соотношения частного и публичного права, характерно использование, как правило, системы критериев их разграничения. Так, М. Гунель проводит такое разграничение, используя следующие уровни (виды) критериев: органический (публичное право преимущественно связано с государством, частное — с отношениями между гражданами); формальный (публичное право использует новейшие технические приемы, а частное право сохраняет классическую юридическую технику); телеологический (публичное право обеспечивает публичный интерес, а частное право -частный интерес); материальный (нормы публичного права по содержанию чаще являются общими и безличными, а нормы частного права обращены к субъективному праву граждан) Гунель М. Введение в публичное право. Институты. Основы. Источники. — М: Норма, 1995. — С. 13.

1.2 Понятие публично-правовых начал гражданского законодательства

Критериями деления права на частное и публичное выступают предмет, метод и защищаемые интересы субъектов регулируемых отношений. Взаимодействие публично-правовых и частноправовых начал осуществляется не только на межотраслевом, но и на отраслевом уровне нормативно-правового регулирования.

Социальная обусловленность использования и назначения публично-правовых начал в гражданском законодательстве состоит в объективной необходимости государственной организации эффективного функционирования экономического оборота, проводимой посредством гармонизации интересов его участников, ограничения их прав, свобод и контроля за осуществляемой ими деятельностью.

Публично-правовые начала гражданского законодательства представляют собой его объективно обусловленные принципы, определяющие необходимость, цели, пределы, содержание и порядок использования публично-правовых средств в механизме гражданско-правового регулирования. Основными публично-правовыми началами гражданского законодательства являются принцип ограничения гражданских прав и принцип регулирования реализации гражданских прав.

Публично-правовые ограничения — это законодательное сужение объема нормативно закрепленных гражданских прав, направленное на обеспечение общенациональных интересов в сфере регулируемых гражданским законодательством общественных отношений. Объектом публично-правовых ограничений могут быть любые закрепленные в законе гражданские права и свободы, в том числе и так называемые неотчуждаемые права человека. Публично-правовые ограничения гражданских прав следует отличать от правовых обременении, которые не сужают объем гражданских прав, а лишь создают для их носителей дополнительные трудности, неудобства, обязанности.

Способами законодательного закрепления публично-правовых ограничений гражданских прав являются нормативные установления: оснований, пределов и целей ограничений; запрещающих и обязывающих предписаний; определенного (исчерпывающего) перечня объектов и круга субъектов соответствующих гражданских прав.

Основными видами публично-правовых ограничений гражданских прав являются общие и институциональные.

К общим ограничениям относятся требования гражданского законодательства:

· не злоупотреблять правом;

· соблюдать основы правопорядка и нравственности;

· не заниматься деятельностью, создающей угрозу причинения вреда другим лицам;

· руководствоваться разумностью, добросовестностью, справедливостью, гуманностью,

К институциональным ограничениям относятся требования гражданского законодательства, сужающие объем:

· права собственности;

· свободы договора;

· права на предпринимательскую деятельность;

· личных неимущественных прав.

Публично-правовое регулирование реализации гражданских прав представляет собой механизм государственного контроля за их осуществлением, состоящий в выполнении правообладателями и компетентными государственными органами предусмотренной для этого обязательной юридической процедуры. Объектом публично-правового регулирования реализации гражданских прав могут выступать любые закрепленные в гражданском законодательстве права, реализация которых затрагивает общенациональные интересы в регулируемой сфере общественных отношений.

В качестве способов публично-правового регулирования реализации гражданских прав используются обязывающие, запрещающие и дозволяющие предписания, адресованные правомочным лицам и компетентным государственным органам. Возникающие на основе этих предписаний права, обязанности и ответственность указанных субъектов составляют содержание юридической процедуры механизма публично-правового регулирования реализации гражданских прав.

Основными видами публично-правового регулирования реализации гражданских прав являются:

· государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним;

· государственная регистрация юридических лиц и индивидуальных предпринимателей;

· государственное лицензирование отдельных видов предпринимательской деятельности;

· государственная регламентация процедуры несостоятельности (банкротства) субъектов предпринимательской деятельности;

· государственное техническое регулирование установления, применения и исполнения обязательных требований к продукции, процессам производства, эксплуатации, утилизации, хранению, выполнению работ или оказанию услуг;

· государственная регистрация имени гражданина, места его пребывания или жительства;

· особенности основных видов публично-правового регулирования реализации гражданских прав находят свое отражение в объектах, субъектах и содержании возникающих при этом правовых отношений.

Гражданское законодательство не всегда адекватно закрепляет различные аспекты публично-правовых начал (принципов). В Гражданском кодексе Российской Федерации используются взаимоисключающие понятия принципов, основных начал, общего смысла, требований гражданского законодательства (ст. 1, 6, 602, 662 ГК РФ и др.). В статье 1 кодекса, посвященной основным началам гражданского законодательства, не нашел закрепления принцип публично-правового регулирования реализации гражданских прав. Пункт 2 кодекса необоснованно исключает возможность регулирования «неотчуждаемых» прав человека. Общие публично-правовые ограничения рассредоточены по различным статьям общей и особенной частей кодекса (ст. 10, 137, 602, 662, 1065 ГК РФ и др.). Положения кодекса о возникновении соответствующих гражданских прав с момента их государственной регистрации (ст. 8, 23, 49, 131 ГК РФ и др.) не соответствуют юридической природе, назначению и практике регистрации этих прав, предусмотренной соответствующими законодательными актами.

В законодательных актах, посвященных ограничению и регулированию реализации соответствующих гражданских прав, не нашло адекватного отражения назначение этих публично-правовых начал (принципов) гражданского законодательства. Права и обязанности компетентных органов, выступающих одной из сторон правоотношений, возникающих в процессе публично-правового регулирования реализации гражданских прав, зачастую объединяются в «компетенцию», «полномочия» этих органов, что затрудняет разграничение возможного и должного поведения должностных лиц, создавая почву для различных злоупотреблений.

Глава 2. Роль публично-правовых начал гражданского законодательства в хозяйственном законодательстве

Усиление публично-правовых начал в хозяйственной деятельности можно проиллюстрировать на примере некоторых его подотраслей и институтов. При этом интересно отметить, что вопреки представлениям некоторых юристов о том, что рыночные реформы должны привести к превращению хозяйственного законодательства в полностью частное, в нем появились новые публично-правовые нормы. Именно такими нормами насыщенно, например, антимонопольно-конкурентное законодательство, законодательство о поставках для государственных нужд, о государственных закупках, законы о крупных государственных или с доминирующим участием государства хозяйственных системах.

Новым для стран СНГ явилось антимонопольно-конкурентное законодательство, которое можно рассматривать как подотрасль или институт хозяйственного законодательств. Эта часть хозяйственного законодательства играет очень важную роль в современных системах ПРХД. Она приобрела столь большое значение, что некоторые западные исследователи называют ее — «экономической конституцией» или «конституцией рыночной экономики» Биндельс А. Основы немецкого торгового и хозяйственного права. — М.: Изд-во БЕК, 1995. — С. 63.

В странах СНГ становление и развитие антимонопольно-конкурентного законодательства было связано с решением проблемы адаптации к законодательству стран, в которых оно получило уже большое развитие. С одной стороны, было необходимо для обеспечения внешнеэкономических связей учесть современное антимонопольно-конкурентное регулирование, в частности антидемпинговое законодательство. С другой стороны, в связи с различиями в уровне экономического развития более подходящими к нашим условиям были, во многих случаях, не современные нормы зарубежных государств, а те, которые применялись у них, когда они находились в состоянии, примерно таком, в каком мы находимся сейчас. Необходимо было также учитывать, что, с одной стороны, надо было сдерживать монополизацию того или иного производства на внутреннем рынке, а, с другой, содействовать консолидации деятельности отечественных производителей на мировом рынке, на котором нужно конкурировать с крупнейшими транснациональными корпорациями.

К сожалению, не все это учитывалось в полной мере в процессе правотворчества. В результате, мы в ряде случаев поторопились позаимствовать нормы, неадекватные нашим условиям. В других случаях, разрушили ряд крупных предприятий в целях недопущения их доминирования на внутреннем рынке, но тем самым подорвали их конкурентоспособность на внешнем рынке. Вместо поддержки ликвидировали часть крупных предприятий. Некомпетентная политика государства в этом направлении показала, что госрегулирование может быть не только позитивным, но и негативным, если оно не базируется на солидных экономических обоснованиях и осуществляется без прогнозирования последствий принятия того или иного акта. В результате дискуссий, имевших место в 2003—2008 годах, пришли к выводу о необходимости несколько упростить процедуры укрупнения хозяйственных структур. Дискуссии помогли усовершенствовать законодательство и украинская конкурентная политики получила положительную оценку экспертов на состоявшемся в феврале 2008 г. форуме ОБСЕ. Интересно, что форум рекомендовал Украине усилить правила контроля за экономической конкуренцией и установить криминальную ответственность за создание картелей, тогда как в Европе постоянно происходят слияния крупных структур. Были также подготовлены предложения по гармонизации актов антимонопольно-конкурентного законодательства и найдено приемлемое для спорящих сторон решение.

Публично-правовой характер рассматриваемой части хозяйственного законодательства сомнений не вызывает. И в ЕС, и в Украине она рассматривается как важная структурная составляющая хозяйственного права и влияет на публицизацию других его структурных подразделений.

Публично-правовой характер носят принятые в ряде стран СНГ, в том числе в Украине и в Российской Федерации законы о государственных закупках, заказах, поставках для государственных нужд. Государственный заказ — важная форма государственного планового регулирования производства и товарооборота. Чем больше объема госзаказа, тем сильней его регулятивная роль.

Наиболее, пожалуй, обстоятельно разработан Федеральный Закон Р Ф «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» от 21 июля 2005 г. СЗ РФ. — 2005.- № 30. — Ст. 3105. По объему этот закон соперничает с некоторыми кодексами и превышает Положение о поставках, принятое в советское время. При этом особенности размещения государственного оборонного заказа, заказа на поставку материальных ценностей в государственный резерв устанавливаются еще и иными федеральными законами. Подробнейшим образом в законе от 21 июля 2005 г. регламентирована процедура размещения заказов и обеспечения защиты прав и законных интересов участников размещения заказов (например, статьей 17, включающей тринадцать пунктов и десять подпунктов регламентирован контроль за соблюдением правил размещения заказов).

Наряду с названным общим законом, продолжает действовать Федеральный Закон «О поставках продукции для федеральных государственных нужд» от 13 декабря 1994 г. (с изменениями и дополнениями) и Федеральный Закон от 2 декабря 1994 г. «О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд». Во многие законы, в том числе в ГК РФ, нормы которого регулирование поставок не обеспечивают, внесены изменения в связи с принятием закона от 21 июля 2005 г. СПС Консультант-Плюс. При этом в соответствующих случаях слово «договор» заменяется словами «Государственный контракт».

Специальное регулирование отношений по государственным закупкам, заказам и поставкам характерно и для нашего законодательства, хотя, пока, в несколько меньшем масштабе.

Как уже говорилось выше, об усилении публично-правовых начал в хозяйственной деятельности свидетельствует содержание нового Коммерческого кодекса Франции и дополняющих его законов, принятых в 2001—2008 гг., в частности, закона от 15 мая 2001 г. «Новое регулирование хозяйственных отношений» Кабрияк Р. Кодификации. — М.: Статут, 2007. — С. 25. Большое внимание уделено совершенствованию регламентации деятельности органов управления акционерными обществами, усиливается контроль за деятельностью должностных лиц АО. Предусмотрены дополнительные средства борьбы против предприятий, подрывающих конкуренцию. Министру экономики и прокуратуре предоставлено право требовать в суде признания ничтожными договоров, направленных на злоупотребление зависимым положением. Законом от 1 августа 2003 г. предусмотрено создание нового органа — Администрации рынков ценных бумаг. Усилен корпоративный контроль, повышены требования к бухгалтерам-ревизорам. В 2004 г. в соответствии с законодательством ЕС расширены права антимонопольных органов по применению финансовых санкций.

Повышены требования к консолидированным финансовым отчетам хозяйственных обществ. В 2005 г. (закон от 26 июля, № 2005−542) установлено, что местонахождение товарищества и расположение его центральных органов управления не могут находиться в разных местах. В другом законе, принятом также 26 июля 2005 г., предусмотрены специальные меры, направленные на профилактику и содействие преодолению предприятиями затруднений (юридических, экономических). Установлены правила реализации отдельных положений Коммерческого кодекса.

Одной из стран, на примере которых наглядно просматриваются преобразования, отражающие процесс дальнейшего обобществления производства, социально-экономического прогресса общества, является Германия. В XX веке хозяйственное законодательство в этой стране прошло путь от Торгового кодекса, вступившего в силу 1 января 1900 года, рассматривавшегося как часть «частного права», до современной системы хозяйственной деятельности, которое в значительной мере приобрело черты права публичного. Изменился не только сам кодекс, по-прежнему (по традиции) называемый «Торговым», хотя он уже более широк по содержанию. Он стал теперь только частью новой развернутой системы хозяйственной деятельности, преобразование которой проявилось еще в Веймарской конституции 1918 г., установившей, что собственность должна использоваться во благо обществу.

Усиление публично-правовых начал в хозяйственной деятельности в Германии выразилось в законодательной практике и в теории (в науке), отражающей требования социально-экономического прогресса, в том, что наряду с правом, традиционно характеризуемым в качестве частного хозяйственного в системе хозяйственной деятельности стали отличать в качестве ее органических частей конституционно-хозяйственное, административно-хозяйственное, уголовно-хозяйственное право. Эта эволюция отражает общий прогресс хозяйственной деятельности, адекватный объективным требованиям развивающейся смешанной экономики и современного общества. Надо ее учитывать в научной и практической деятельности, направленной на правовое обеспечение современной экономики.

В политике и в законодательстве многих стран в XX веке нашло отражение требование социальной ориентации экономики. Такая ориентация также обуславливает усиление публично-правовых начал в законодательстве, составляющем правовое обеспечение экономики. В этом отношении представляет интерес норма, закрепленная в Хозяйственном кодексе Украины. Статья 11 этого кодекса устанавливает, что субъектом хозяйствования, не учитывающим общественные интересы, указанные в программных документах экономического и социального развития, не могут предоставляться льготы и преимущества в осуществлении хозяйственной деятельности. С другой стороны, Кодекс разрешает всем субъектам хозяйствования принимать на себя обязательства содействовать решению проблем социального развития населенного пункта своего местонахождения, строительству и содержанию объектов коммунального хозяйства, бытового обслуживания. В само понятие предпринимательской деятельности в ХКУ включено социальное начало. Если прежде предпринимательской считалась деятельность, направленная на получение прибыли, то в Кодексе эта деятельность определяется как «осуществляемая с целью достижения экономических, социальных результатов и получения прибыли» (ст. 42 ХК).

Публично-правовое начало получило закрепление в некоторых новых правовых формах функционирования крупных хозяйственных систем. В советское время крупные хозяйственные системы функционировали в форме комбинатов, главков, хозяйственных министерств, межотраслевых совнархозов. В юридическом плане интерес вызывала компетенция центров этих систем, взаимоотношения этих центров с предприятиями, входящими в соответствующую хозяйственную систему Мамутов В. К. Компетенция государственных органов в решении хозяйственных вопросов. — М.: Юрид. Лит, 1994. — С. 266. В реформированной экономике постсоветских республик большая часть крупных хозяйственных систем прекратила свое существование, часть сохранилось, обретя новые формы. Появились и новые системы.

В Российской Федерации — это хорошо известный «Газпром», созданный на базе Министерства газовой промышленности СССР, Норильский горно-металлургический комбинат и другие. Действуют и крупные транснациональные хозяйственные системы — ТНК. Однако, как и прежде, в нашей юридической науке им не уделяется достаточного внимания. Между тем, они такого внимания несомненно заслуживают ибо наличие крупных хозяйственных систем характерно для современной экономики.

В советское время хозяйственная сущность подобных систем оспаривалась некоторыми административистами на том основании, что министерства — это органы исполнительной власти, а не органы хозяйственные. То есть не видели за одинаковыми названиями различий в сущности министерств административных и министерств хозяйственных. Но стоило переименовать, например, Мингазпром в просто «Газпром», т. е. убрать из названия слово «министерство» как обнаружилась несостоятельность такого рода доводов. «Газпром» осуществляет те же самые организационно-хозяйственные функции. Только его руководитель не является министром (хотя, надо полагать, имеет не меньший вес). Центры хозяйственных систем с новыми «неадминистративными» названиями выполняют функции, свойственные любым центрам хозяйственных систем — функции хозяйственно-управленческие. В юридической транскрипции эти функции более точно обозначаются как функции организации хозяйственной деятельности, т. е. хозяйственно-организационные или организационно-хозяйственные.

В то же время, экономические реформы внесли, естественно, новые элементы в хозяйственную компетенцию центров новых хозяйственных систем и в их правоотношения с предприятиями, входящими в состав этих систем. Определенные различия обусловлены тем, что и некоторые системы в целом, и входящие в их состав предприятия обрели правовую форму акционерных обществ, компаний, корпораций. В Российской Федерации, например, в течение 2007 г. создано шесть государственных корпораций: «Банк развития», «Нанотехнологии», «Фонд содействия развитию жилищно-коммунального хозяйства», «Олимпийский» (по строительству олимпийских объектов и строительству города Сочи), «Росатом», «Ростехнологии». При этом Государственная корпорация по атомной энергетике «Росатом» выступает не только в качестве производственно-хозяйственной структуры, но и в качестве органа, наделенного широкими полномочиями осуществления государственного управления использованием атомной энергии СЗ РФ. — 2007. — № 49. — Ст. 6078.

Наглядное представление о новых формах крупных хозяйственных систем, компетенции их центров и взаимоотношениях с входящими в их состав предприятиями (организациями) дает совсем недавно определенный статус Государственной корпорации «Ростехнологии», основательно регламентированный федеральным законом РФ от 23 ноября 2007 г. СЗ РФ. — 2007. — № 48. — Ст. 5814., c изменениями, внесенными законом РФ от 7 мая 2009 г. Согласно закону целью деятельностью «Ростехнологии» является содействие разработке, производству и экспорту высокотехнологичной промышленной продукции. В эту систему входят организации и предприятия, выполняющие соответствующие работы. Поскольку Г К РФ, как и ГК других стран-СНГ, принявших ГК РФ за образец, препятствует созданию такого рода крупных структур, то в Законе от 7 мая 2009 г. специально оговорено, что на дочерние акционерные общества основных акционерных обществ, сто процентов акций которых передано государством «Ростехнологии» в качестве имущественного взноса РФ, и на их дочерние акционерные общества не распространяется норма ст. 98 ГК РФ. Согласно этой норме акционерное общество не может иметь в качестве единственного участника другое хозяйственное общество, состоящее из одного лица.

В советское время в подобные крупные системы входил ряд хозяйственных объединений (управляющий аппарат которых назывался либо комбинатом, либо главным управлением), в состав которых входили производственные предприятия в качестве основного звена и их филиалы. Юридическую форму сейчас усложнили, а экономическая суть, адекватная организации и технологии современного хозяйствования осталась. Компетенция государственных корпораций РФ во многом напоминает хозяйственную компетенцию совнархозов и министерств советского времени. В то же время их правоотношения с предприятиями, входящими в состав корпорации, которые имеют статус открытых акционерных обществ, отличаются от правоотношений центров хозяйственных систем советского времени с входившими в состав этих систем государственными предприятиями. У наших крупных национальных акционерных компаний есть некоторые общие черты с госкорпорациями РФ. В плане темы настоящей статьи можно отметить только то, что и те, и другие — носители публично-правового начала в организации и осуществлении хозяйственной деятельности. Произошло некоторое разгосударствление, хотя публичный характер государственных корпораций сомнений не вызывает и в гражданские кодексы они не умещаются. По существу в РФ за пределами ГК сформировалась подотрасль публично-хозяйственного законодательства. Системообразующую роль в современной экономике продолжают играть крупные конкурентоспособные публичные хозяйственные структуры. Государство должно содействовать их формированию и функционированию. Пронизано публично-правовыми нормами и законодательство РФ о юридических лицах, о корпоративнывх отношениях. Убедительно показано, что принципы, на которых базируется гражданское законодательство и законодательство о хозяйственных обществах, различно, что корпоративные отношения не соответствуют признакам гражданских отношений, что законодательство о юридических лицах носит публично-правовой характер Василевская Л. Ю. О противоречиях и недостатках проекта Концепции совершенствования гражданского законодательства // Закон. — 2009. — № 4. — С. 81−84.

Глава 3. Способы взаимодействия публично-правовых и частных начал в экономическом обороте

Раскрытие способов взаимодействия частного и публичного права в механизме нормативно-правового регулирования экономического оборота представляет особый интерес потому, что до настоящего времени дискутируется вопрос о неспособности гражданского законодательства, основанного на принципах частного права, эффективно регулировать отношения экономического оборота, носящие комплексный характер, и о необходимости в связи с этим принятия хозяйственного законодательства. С этих позиций В. В. Лаптев отмечает, что Гражданский кодекс Российской Федерации, включивший нормы частного права о предпринимательской деятельности, но не охвативший относящиеся к ней публично-правовые нормы, не способствует государственному регулированию экономики Лаптев В. В. — Указ. Соч. — С. 9. Отсутствие общих норм, относящихся к публично-правовой регламентации хозяйственной деятельности, восполняется использованием норм административного права для регулирования экономики. Иными словами, публично-правовое регулирование строится не на хозяйственно-правовой основе, а по принципам «полицейского» права, которое хотя и нужно для борьбы с административными правонарушениями, но не отражает специфику государственного регулирования хозяйственной деятельности.

Для улучшения сложившейся ситуации предлагается разработать и законодательно закрепить хозяйственно-правовой инструментарий государственного регулирования хозяйственной деятельности путем издания Хозяйственного (Предпринимательского) кодекса, который будет регулировать хозяйственные отношения по горизонтали и вертикали.

В сущности, ту же позицию занимает С. С. Занковский Занковский С. С. Публичные и частные начала в правовом регулировании экономики. — М.: Норма, 2002. — С. 26−41. «Если частные начала в правовом регулировании экономики, -- пишет автор, -- имеют прочную базу, которую составляет Гражданский кодекс Российской Федерации, созданный по западным образцам, то те же образцы могли быть использованы и для формулирования исходных принципов публично-правового регулирования экономики и в первую очередь положения об ответственности государства за обеспечение граждан насущными ресурсами и благами. Решение данной проблемы состоит в принятии Хозяйственного кодекса, соединяющего государственное регулирование и частно-правовые начала, а также в принятии ряда ключевых законодательных актов, отражающих то же регулирование в его различных аспектах».

Цитируемому автору вторит Е. В. Скурко: «…четкое деление права на публичное и частное уже не работает. Если сразу после реформ мы резко „качнулись“ в сторону, полагая, что у нас больше частно-правового, чем публично-правового, то позже выяснилось, что нами была недооценена роль публично-правовых регуляторов. Оказалось, что мы уделяли большое внимание частно-правовым регуляторам, практически оставив без внимания регуляторы публично-правовые. Была переоценена роль гражданского кодекса как универсального регулятора, с одной стороны, и, с другой -- оставлены без внимания иные вопросы, а также не сформулированы иные регуляторы, в силу чего и возникло множество из существующих проблем» Скурко Е. В. Принципы права. — М.: Норма, 2008. — С. 17.

Приведенная и весьма распространенная сегодня позиция, однако, не нова. Концепция единого гражданского права как отрасли права, регулирующей на началах равенства всю совокупность отношений товарного характера, которые покоятся на свободном производстве, с 1957 г. подвергалась критике сторонников теории хозяйственного права. С их точки зрения, хозяй-ственное право призвано регулировать хозяйственную деятельность методом централизованного планирования (вертикаль) и подчинения ему договора (горизонталь). Шло время, ситуация менялась, обреченность экономики, регулируемой горизон-тально-вертикальным методом, стала очевидной, и, наконец, вновь получила официальное признание теория гражданского права с единым горизонтальным методом (полное хозяйственное ведение имуществом и свободный договор). А сторонники хозяйственного права с двойственным горизонтально-вертикальным методом остались на прежних позициях, так и не заметив их ретроградного содержания.

Представляется, что оценка обоснованности приведенной позиции связана с другой фундаментальной методологической проблемой, состоящей в способах взаимодействия частного и публичного права. Наиболее очевидным способом их взаимодействия является межотраслевой способ, поскольку в юриспруденции сложилось весьма устойчивое представление о делении отраслей права на частные и публичные. Исследуя данный аспект рассматриваемой проблемы в контексте охраны гражданских прав, М. В. Лапчинский выделяет два основных уровня взаимодействия частно-правовых средств. На первом уровне это взаимодействие осуществляется посредством юридической охраны одноименных гражданских прав частно-правовыми и публично-правовыми отраслями законодательства. Второй уровень характеризуется использованием публично-правовых средств охраны гражданских прав в отраслях частного права и наоборот Лапчинский, М. В. О соотношении частно-правовых и публично-правовых средств охраны гражданских прав // Закон и право. — 2009. — № 12. — С. 38.

Думается, что предлагаемая цитируемым автором конструкция строится без достаточного учета комплексности отраслей права, условности их деления на отрасли частного и публичного права. Поэтому выделенный им второй уровень взаимодействия частно-правовых и публично-правовых средств охраны гражданских прав выходит за рамки их межотраслевой связи, а следовательно, представляется верным то, что одновременное и одноплоскостное соотношение категорий «частное право», «гражданское право» и «публичное право» невозможно ввиду их парного, логически не перекрещивающегося характера. С одной стороны, есть гражданское право и право административное как отрасли права и законодательства. В другой плоскости существует частное право и публичное право как сферы объективного «чистого» права, как глобальные активные правопорядки, индуцирующие свое влияние на любые правовые отрасли, в результате чего в современной правовой системе формируются вторичные комплексные правовые образования.

Сопровождающаяся в приведенном положении мысль получила развитие вплоть до весьма категоричного вывода в работах ряда авторов. Они, в частности, отмечают, что критерием выделения групп общественных отношений, определяющих специфику правового воздействия, является тип (характер) социальной деятельности, которая распадается на свободную (частную) и несвободную (публичную). Группе общественных отношений, опосредующих определенный тип деятельности, соответствует одна из отраслей права, частного ли публичного. Сочетание норм частного и публичного права в процессе правового регулирования тех или иных сфер общественной жизни дает соответствующее законодательство (совокупность комплексных нормативных правовых актов): законодательство об экономике, законодательство о труде, законодательство об управлении. Свободная деятельность, каковой является деятельность любого частного лица как члена общества, основана на собственном интересе лица, на свободе воли, возможности выбора цели, средств ее достижения, результата деятельности и процесса ее осуществления. Несвободная (публичная) деятельность базируется на функциональной заданности цели (организация общества), средствах ее достижения (наличие предусмотренных законом полномочий), результатах (обеспечение правопорядка) и процессе ее осуществления (предусмотренные законом процедуры). Таким образом, право подразделяется на две отрасли, характеризуемые своим предметом и методом регулирования. Объединение разнородных норм права (частных и публичных) в том или ином нормативном акте дает нам законодательство, которое является комплексным, предназначенным для регулирования комплекса взаимосвязанных отношений определенной сферы жизни общества (экономической, социальной и т. д.) Дунаев Р. А. Ограничения экономических прав граждан в Российской Федерации. — М.: Изд-во Бек, 2001. — С. 42. Оставляя в стороне дискуссионность такой постановки вопроса о системе права и законодательства, нельзя не признать обоснованность вывода о том, что использование в гражданском законодательстве публично-правовых элементов -- один из наиболее сложных и недостаточно исследованных аспектов общей проблемы взаимодействия частного и публичного права.

Комплексный, в различной степени, характер отраслей права признается почти всеми авторами, так или иначе касающимися проблемы соотношения частного и публичного права. Отмечается, что построение и развитие отраслей права зависит от правильности разрешения проблемы частных и публичных интересов и их соотношения. Последствия дисбаланса публичных и частных интересов выражаются в падении престижа правовой системы, ослаблении государственных институтов, проявлении правового нигилизма, деформации правосознания. Выделяется два сегмента предмета почти в любой отрасли права: сфера интересов только этой конкретной отрасли права и область совместного регулирования с другими правовыми образованиями. При этом в базовых («материнских») отраслях первый сегмент преобладает, тогда, как в комплексных отраслях наиболее широко в качестве предмета представлен второй блок. Признается, что в настоящее время не существует ни одного нормативного акта, регулирующего отношения в области частного права, который не содержал бы норм публичного права.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой