Работа и досуг в структуре повседневности городского жителя

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Кубанский государственный университет»

(ФГБОУ ВПО «КубГУ»)

Кафедра социологии

ДОПУСТИТЬ К ЗАЩИТЕ ГАК

Заведующий кафедрой социологии,

Д.с.н., профессор

_____________________ В.Н. Петров

«___» _________ 2013 г.

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА БАКАЛАВРА

работа и досуг в структуре повседневности городского жителя

Работу выполнила _________________________________А.И. Полякова

Факультет истории социологии и международных отношений

Направление 40 200. 62 — Социология ОФО

Научный руководитель,

преподаватель ____________________________________В.В. Синельникова

Нормоконтролер,

преподаватель ____________________________________ В.С. Ильиных

Краснодар 2013

Содержание

Введение

1 Характеристика современного урбанистического общества как макрофактора, оказывающего влияние на формирование повседневности офисного работника

2. Формирование социальной среды офисного работника

2.1 Микрофакторы, оказывающие воздействие на формирование повседневности современного городского жителя

2.2 Быт офисного работника как социальный элемент культурной среды

3. Анализ результатов исследования «Влияние повседневности на жизнь городского жителя (на примере офисного работника)»

Заключение

Список использованных источников

Приложение А

Приложение Б

Приложение В

Приложение Г

Введение

Двадцать первый век ознаменован эпохой «постиндустриального общества», как его называет Дэниэл Белл. Но более ярко описывает данную стадию в развитии общества, отображающую современные реалии, классификация Тоффлера. Согласно его взглядам происходит переход к информационному обществу, основанному в первую очередь на знании, а не физическом труде. Множество смежных с социологией наук, таких, например, как экономика, политология и т. д. тщательно изучают все изменения, как с теоретической, так и с практической стороны. В данной работе будет рассматриваться влияние изменений на самосознание общества, на примере отдельного, относительно нового класса офисных работников, проживающих в городах.

Актуальность темы исследования. Информатизация пронизывает все сферы жизни общества: не только производство благ и услуг, но и домашнее хозяйство, а также культуру и искусство. Важная черта постиндустриального общества -- усиление роли и значения человеческого фактора. Меняется структура трудовых ресурсов: уменьшается доля физического и растет доля умственного высококвалифицированного и творческого труда. Причины и последствия переход к постиндустриальному обществу широко изучены, вплоть до представителей марксизма с точки зрения трудового потенциала и общего социального развития общества, но при этом вопиюще мало внимания уделяется влиянию информатизации на сознание и мироощущение отдельных, самых меньших элементов этой огромной системы, а именно самих работников. Как нельзя изучать медицину, не зная микрохимии, так нельзя и осознать всю суть изменений в обществе, не разобрав все возможные микро факторы. В данном случае стоит уделить внимание тому, как современный быт индивидов, чей быт проходит в условиях информационного общества, причем в городах, урбанизация которых наиболее пресыщена всеми особенностями этого перехода. Кроме уже описанной выше информатизации, огромное влияние на сознание современных работников влияет общество потребления, как совершенно новый вид мотивации и признака статуса. Обращаясь к постмодернизму, можно утверждать, что потребление становится некой заменой религии, а также бесспорно важным регулирующим фактором. Также важным вопросом этого исследования будет идеологическая составляющая стремления к саморазвитию и максимально всеобъемлющему знанию. Является ли это действием, необходимым для выживания или собственным желанием; какое действие оно оказывает на психику индивида, положительное, либо, наоборот, подавляющее естественную, биологическую сторону человека. Приводит ли к стереотипизации и конформизму, или же помогает найти свое «Я». Тщательный разбор этих вопросов поможет не только разобраться в глубинных изменениях в обществе, но и при последующей разработке оптимизировать труд и сгладить острые края неблагоприятных факторов. Ряд исследователей характеризуют постиндустриальное общество, как «общество профессионалов», где основным классом является «класс интеллектуалов», а власть принадлежит меритократии -- интеллектуальной элите. Как писал основоположник постиндустриализма Д. Белл, «постиндустриальное общество предполагает возникновение интеллектуального класса, представители которого на политическом уровне выступают в качестве консультантов, экспертов или технократов» Белл, Д. Грядущее постиндустриальное общество // Д. Белл. — Москва: Академия, 1999. — С. 57. При этом уже сейчас отчетливо проявляются тенденции «имущественного расслоения по признаку образования». По мнению известного экономиста П. Друкера, «работники знания» не станут большинством в «обществе знания», но они уже стали его лидирующим классом"Друкер, П. Эра социальной трансформации // П. Друкер. — Москва: Русский Архипелаг, 2003. — С. 2. Экономической и производственной стороной вопроса, а также вопросом изменения структуры потребления, и, как следствие, самим развитием общества потребления занимались приверженцы марксизма. Многие капиталистические изменения (а капитализм такая же неотъемлемая часть информационного общества при настоящем положении вещей) были описаны с опережением событий. Для обозначения этого нового интеллектуального класса Э. Тоффлер вводит термин «когнитариат», впервые в книге «Метаморфозы власти» (1990). «…Чисто физический труд находится в нижней части спектра и постепенно исчезает. С малым количеством занятых физическим трудом в экономике «пролетариат» сейчас находится в меньшинстве и больше заменяется «когнитиратом"Тоффлер, Э. Третья волна // Э. Тоффлер- Москва: АСТ, 2004 — С. 29. По мере становления супер символической экономики пролетарий становится когнитаристом. Важное место в данной работе займут исследования Эриха Фромма и его общества потребления, среды, в которой обитает объект исследования. Для изучения развития социальных процессов, влиянию моды, стресса, конфликта современной культуры и культуры Зиммеля понадобятся исследования Георга Зиммеля. Также тема была затронута представителями философско-социологического направления, а именно постмодернистами-постструктуралистами, такими как М. Фуко, Ж. Деррида, Ж. Бодрийяр. Их взгляды включают в себя такие важные аспекты современного бытия как агностицизм, эклетизм, прагматизм. Российские ученые в лице Выготского также сделали свой вклад в развитие данного вопроса, как, например, теория социального конструктивизма, который лежит в основе возникновения многих современных тенденций. Составив вместе все теории, оказывающие влияние на современное социальное устройство интересующего контингента, а также на его сознание можно получить максимально объективные ответы на существующие вопросы и сложить полную картину сложившейся ситуации в социуме.

Степень научной разработанности проблемы. Если судить по общему количеству публикаций, в которых анализируется офисная культура, то ученые уделяют этому объекту исследования значительно меньше внимания. Поиск по двум наиболее известным базам научных публикаций, англоязычной ISI WеbofSciеncе и русскоязычной еLibrary, с помощью ключевых слов «офисная культура» и сходных выражений показывает, что общее число статей в каждом из случаев ограничивается одним-двумя десятками. Данный факт может быть интерпретирован таким образом, что в отличие от деятелей культуры ученые более скептически относятся к признанию за офисной культурой какой-либо специфики. Так, ролевое поведение, равно как и феномен двоемыслия, наблюдаются не только и не столько в контексте офисной жизни. То же самое касается и коллизий господства и подчинения: повседневная жизнь богата ими и за пределами стен офиса. Иными словами, ученые в лучшем случае рассматривают ситуацию в офисе в качестве частного случая более общих явлений: ролевого поведения, власти, неформальных отношений, социальных сетей и т. д.

Предмет «повседневность» главным образом изучался в рамках западноевропейской философской культуры, в трудах Пифагора, Платона, Аристотеля, Эпикура, Канта И., Шютца А., Гарфинкеля Г., Гоффмана И., Блюма А., Фуко М., Бодрийяра Ж., Сартра Ж. -П. и других философов. Отечественная философская мысль расширила эту тему, внеся собственную национальную специфику, выражающуюся в изучении социально-бытовых, массовых проявлений жизни народа. Подобные аспекты описаны в работах Лотмана Ю. М., Подороги В. А., Кнабе Г. С., Федотовой В. Г., Маркова Б. В., Касавина И. Т., Тульчинского Г. Л., Гиренка Ф. И., Золотухиной-Аболиной Е.В., Тесля С. Н., Барановой Л. М., Павленко А. Н., Утехина И. В., Гачева Г., и др. Несмотря на то, что все вышеотмеченные исследователи акцентировали свое внимание на детализации различных моментов повседневной действительности, их объединяет основание, на котором выстраиваются частные модели предмета анализа, — это определение повседневности в качестве такого пространства существования человека, которое не связано с научным способом его самоосуществления. Рассмотрение повседневности связано процессами «оповседневнивания» (М. Вебер) и преодоления повседневности, и, поскольку в повседневности смешиваются элементы разных смысловых сфер, ее можно рассматривать как «плавильный тигль рациональности» (Б. Вальденфельс). Описание структур повседневности проводилось такими исследователями, как Л. Витгенштейн, Дж. Остин и их последователями, представителями школы Анналов. Интерес к повседневности объясняется тем, что ее исследование способствует преодолению разрыва между «высокой» теорией в социальных и гуманитарных науках и обыденным знанием о мире, представляя теорию социальных структур и теорию индивидуального сознания как единое целое. Витгенштейн, Л. Философские исследования. // Л. Вингенштейн — Москва: Гнозис, 1994. — 520 с. Большой вклад в исследование проблем повседневности был внесен известным российским автором Е. Золотухиной-Аболиной, которая в своих работах обращается к философско-мировоззренческим вопросам, с которыми сталкивается человек в своей повседневной жизни, анализируя вероятность совмещения таких разных ориентиров, как ценности обыденного эмпирического мира и религиозно-духовный идеал. Безусловный интерес представляет социологический анализ повседневности Л. Савченко.

Объект исследования. Городские жители, работающие в офисе, либо занимающиеся рутинной работой.

Предмет исследования. Влияние образа жизни в городе на офисной работе на личность. Исследование влияния на личность таких факторов как навязывание образа жизни, современной культуры, ограничение свобод и интересов, когнитивной перегруженности, анахроничности многих морально-этических норм, моды, культурной интеграции, большого уровня конкуренции и стрессов.

Цель работы. Исследовать характер и влияние отличий повседневного быта у городских жителей, работающих в офисе. Достижение этой цели предполагает решение следующих исследовательских задач.

1) Рассмотреть специфические элементы современного общества с точки зрения возможности оказания давления на поведение и мотивы к тем или иным действиям.

2) Определить особенности повседневности и быта объекта исследования.

3) Выявить основные факторы влияния, оказывающие психосоциальное воздействие на личность.

4) Определить сущность различий образа жизни объекта исследования, относительно людей, проживающих в иных условиях. Выяснить, положительный или отрицательный окрас имеют эти различия в социальном плане на уровне как одного индивида, так и на макроуровне.

Гипотезы. Итак, основная проверяемая гипотеза в данном исследовании касается специфичности офисной культуры по сравнению с массовой культурой, фиксируемой с помощью опросов общественного мнения. Нулевая гипотеза, соответственно, предполагает отсутствие специфики в офисной культуре: ценности и нормы, характеризующие офисных работников, тогда близки к тем, которые фиксируются в общероссийских опросах. Следовательно, при подтверждении основной гипотезы уместно говорить об офисной субкультуре как локальном явлении, тогда как при ее опровержении — об «избирательном сродстве» офисной культуры и культуры, превалирующей в российском обществе.

Методы исследования. В теоретической части работы использован метод качественного анализа существующих социологических теорий, связанных с данным вопросом. В практической части проведено эмпирическое исследование методом анкетирования по целевым группам.

Структура работы. Данная работа состоит из трех глав. Каждая глава соответствует поставленным в работе задачам. В первой главе раскрыта тема информационного общества и изменения взглядов и приоритетов в нем. Во второй главе внимание сконцентрировано на более узком вопросе, таком как повседневность и быт объекта исследования, а также факторы, влияющие на их формирование. Третья глава в совокупности с ее подпунктами исследует макросоциальное воздействие среды на психосоциальные аспекты жизни объекта, как на уровне общества, так и отдельного индивида. В самом исследовании приведено глубинное, субъективное с точки зрения объекта мнение, относительно самих изменений и их характера в их мышлении, мотивации и поведении.

1. Характеристика современного урбанистического общества как макрофактора, оказывающего влияние на формирование повседневности офисного работника

офисный работник повседневность социальный

Новая историческая фаза развития цивилизации, в которой главным продуктом производства является информация и знание -- информационное общество. Определенная концепция постиндустриального общества. Эта фаза имеет достаточное количество отличительных черт, таких, например, как:

1) Доминирующая роль информации, знаний и технологий в жизни общества и отдельного индивида в частности.

2) Значительно возросло число людей, занятых в сфере информационных технологий, коммуникаций. Значительное возрастание производства самих информационных продуктов и услуг.

3) Быстрыми темпами нарастающая информатизация общества (радио, телевидение, СМИ, Интернет, печатные издание). Последние тенденции по развитию доступности доступа к информации, например, как смартфоны с доступом в Интернет, значительно увеличили масштаб данного явления.

4) Создание глобального информационного пространства, что является качественно новым феноменом в обществе. Это пространство способно обеспечивать наиболее эффективное на данных момент информационное воздействие людей за счет доступа к мировым информационным ресурсам и удовлетворения потребностей в информационных продуктах и услугах.

5) Влияние не обошло стороной и политическую и экономическую сферы жизни развитием электронной демократии, электронного государства, информационной экономики, электронного правительства, цифровых рынков, электронных социальных и хозяйствующих сетей.

История появления концепции.

Первым ввел сам термин «информационное общество» профессор Токийского технологического университета Ю. Хаяши. Впоследствии его теорию развивали такие авторы как М. Порат, Й. Масуда, Т. Стоуньер, Р. Карц и др. Основной упор в изучении теории был не на прогрессе самих информационных технологий, а на становление технологического общества, обозначившего современный социум, отталкиваясь от возрастающей роли знаний. С 1922 года понятие «национальная глобальная информационная инфраструктура» был введен в США после доклада Клинтона и Гора. В Европе развивал тему эксперт Мартин Бангеманн. Вследствие нарастающей актуальности данной темы к концу XX века информационное общество и понятие информатизации прочно заняли свое место в умах и лексиконе исследователей. В большинстве случаев понятие ассоциировалось с развитием информационных технологий и средств коммуникации, позволяющих осуществить эволюционный скачок в развитии человеческого сознания. Именно возникновением информационного общества ознаменован XXI век.

Учитывая глубину и размах технологических и социальных последствий компьютеризации и информатизации различных сфер общественной жизни и экономической деятельности, их нередко называют компьютерной или информационной революцией. Более того, западная общественно-политическая мысль выдвинула различные варианты так называемой концепции «информационного общества», имеющей своей целью объяснение новейших явлений, порожденных новым этапом научно-технического прогресса, компьютерной и информационной революцией.

Необходимо отметить, что ряд западных и отечественных политологов и политэкономов склоняется к тому, чтобы провести резкую грань, отделяющую концепцию информационного общества от постиндустриализма. Однако, хотя концепция информационного общества призвана заменить теорию постиндустриального общества, её сторонники повторяют и дальше развивают ряд важнейших положений технократизма, и традиционной футурологии.

Симптоматично, что ряд ведущих исследователей, сформулировавших теорию постиндустриального общества, как, например, Д. Белл, в настоящее время выступает в качестве сторонников концепции информационного общества. Для самого Д. Белла концепция информационного общества стала своеобразным новым этапом развития теории постиндустриального общества. Как констатировал Д. Белл, «революция в организации и обработке информации и знания, в которой центральную роль играет компьютер, развивается в контексте того, что я назвал постиндустриальным обществом».
Как утверждает Д. Белл, «в наступающем столетии решающее значение для экономической и социальной жизни, для способов производства знания, а также для характера трудовой деятельности человека приобретает становление нового уклада, основывающегося на телекоммуникациях. Революция в организации и обработке информации и знаний, в которой центральную роль играет компьютер, развертывается одновременно со становлением постиндустриального общества». Причем, считает Д. Белл, для понимания этой революции особенно важны три аспекта постиндустриального общества. Имеется в виду переход от индустриального общества к обществу услуг, определяющее значение кодифицированного научного знания для реализации технологических нововведений и превращение новой «интеллектуальной технологии» в ключевой инструмент системного анализа и теории принятия решения.

Качественно новым моментом стала возможность управления большими комплексами организаций и производством систем, требующим координации деятельности сотен тысяч и даже миллионов людей.

Одним из крайне неприятных аспектов информатизации общества является утрата информационным обществом устойчивости. Из-за возрастания роли информации малые группы могут оказывать существенное влияние на всех людей. Такое влияние, например, может осуществляться через террор, активно освещаемый СМИ. Современный терроризм это одно из следствий снижения устойчивости общества по мере возрастания степени информатизации Информацинное общество [электронный ресурс] //Свободная энциклопедия «Википедия». // URL: http: //ru. wikipedia. org/wiki/Информационное_общество (дата обращения: 12. 02. 2013)..

Как считает профессор У. Мартин, под информационным обществом понимается «развитое постиндустриальное общество», возникшее прежде всего на Западе. По его мнению, не случаен тот факт, что информационное общество утверждается прежде всего в тех странах -- в Японии, США и Западной Европе, -- в которых ранее сформировалось постиндустриальное общество.

Мартин У. предпринял попытку выделить и сформулировать основные характеристики информационного общества по следующим критериям.

Технологический: ключевой фактор -- информационные технологии, которые широко применяются в производстве, учреждениях, системе образования и в быту.

Социальный: информация выступает в качестве важного стимулятора изменения качества жизни, формируется и утверждается «информационное сознание» при широком доступе к информации. В случае изучения повседневности индивида, проживающего в пространстве информационного общества, важно выделить именно этот криетерий, заострив внимание на слове «симлятор».

Экономический: информация составляет ключевой фактор в экономике в качестве ресурса, услуг, товара, источника добавленной стоимости и занятости.

Политический: свобода информации, ведущая к политическому процессу, который характеризуется растущим участием иконсенсусом между различными классами и социальными слоями населения.

Культурный: признание культурной ценности информации посредством содействия утверждению информационных ценностей в интересах развития отдельного индивида и общества в целом.

При этом Мартин У. особо подчеркивает мысль о том, что коммуникация представляет собой «ключевой элемент информационного общества». Но, он не уточняет какого о какого рода коммуникации идет речь, ведь именно информационное общество отличается многообразием средств коммуникации, а также типов: скрытых, односторонних и др. Именно грандиозные изменения в типе коммуникаций являются одним из основополагающих факторов изменений восприятия окружающего мира. Плюс, стоит добавить о том, что возможности современной коммуникации иметь настолько внушающие масштабы, что способствуют всемирной интеграции и изживанию национально-этнических традиций и специфики. Стоит также отметить то, что большинство информации не гарантирует достоверности, создавая в сознании индивида виртуальные миры, которые возникают из-за несоответствия полученным знаниям реальному положению дел.

Мартин У. отмечает, что, говоря об информационном обществе, его следует принимать не в буквальном смысле, а рассматривать как ориентир, тенденцию изменений в современном обществе. По его словам, в целом эта модель ориентирована на будущее, но в развитых капиталистических странах уже сейчас можно назвать целый ряд вызванных информационными технологиями изменений, которые подтверждают концепцию информационного общества.

Среди этих изменений Мартин У. перечисляет следующие:

1) структурные изменения в экономике, особенно в сфере распределения рабочей силы; возросшее осознание важности информации и информационных технологий. В контексте данного исследования невозможно представить трудовую занятость объекта без умения пользоваться информационными технологиями. И если Ф. У. Тейлор в свое время внес значительный вклад в организацию труда и менеджмент научными методами, доказывая необходимость эволюции, то в XXI веке с развитием технологии эволюция стала неизбежной настолько, что отказаться от нее не представлялось возможным. В данном случае скачок в организации труда был плавным, латентным, но при этом очень быстрым, что сделало также незаметными изменения в образе жизни, стремлениях, мотивации, идеологии;

2) растущее осознание необходимости компьютерной грамотности;

3) широкое распространение компьютеров и информационной технологии;

4) развитие компьютеризации и информатизации общества и образования;

5) поддержка правительством развития компьютерной микроэлектронной технологии и телекоммуникаций.

В свете этих изменений, как считает Мартин, «информационное общество можно определить как общество, в котором качество жизни, так же как перспективы социальных изменений и экономического развития, в возрастающей степени зависят от информации и её эксплуатации. В таком обществе стандарты жизни, формы труда и отдыха, система образования и рынок находятся под значительным влиянием достижений в сфере информации и знания». Мартин У. Дж. Теория и практика общественно-научной информации. Ежеквартальник // У. Дж. Мартин; под. ред. В. А. Виноградова. -- Москва: Инион, 1990 — С. 115−123.

Итак, стоит подробнее разобрать, на какие области социальной и культурной жизни оказывает свое влияние информационное общество. Картина изменений на психосоциальном даже не макроуровне, а уровне каждого отдельного индивида складывается вследствие некой индукции, когда массовые эволюционные изменения оказывают свое влияние на каждый элемент системы. В данном исследовании все нити ведут к одному элементы -- человеку, который существует в этой среде. Начнем с культурных изменений.

Как уже говорилось ранее, развитие средств массовой коммуникации является одной из причин всемирной интеграции, в том числе и культурной. «Страны третьего мира», а также развивающиеся страны, ровняются на более успешные страны запада, которым присущи более высокие темпы достижения сначала уровня постиндустриального, затем информационного общества.

Таким образом, в культуре наблюдается тенденция к массовости, возникает и развивается массовая культура, противоположность традиционной культуры, важная часть стирания культурных границ, обобщающая культура. Ее содержание обусловлено ежедневными событиями, стремлениями и потребностями, составляющими жизнь большинства населения. Возникновение массовой культуры негативно сказывается на такой важной части жизни человека как искусство, которое оказывает влияние на мировоззрение на протяжении всей жизни человека, а не только дарует эстетическое наслаждение. Литература, живопись, музыка -- это «верхушка айсберга» явлений, на которые было оказано влияние.

Еще Карл Маркс, не предсказатель, но талантливый аналитик, описал пагубное влияние задолго до того, как массовая культура обрела действительно масштабный размах. Конечно, тогда Маркс К. изучал проблемы рыночной экономики, но при этом он отметил коммерциализацию литературного труда: «Мильтон Дж., написавший „Потерянный рай“ и получивший за него 5 ф. ст., был непроизводительным работником. Напротив, писатель, работающий для своего книгопродавца на фабричный манер, является производительным работником. Мильтон Дж. создавал „Потерянный рай“ с той же необходимостью, с какой шелковичный червь производит шелк. Это было действительное проявление его натуры. Потом он продал свое произведение, а литератор-пролетарий, фабрикующий по указке своего издателя книги, является производительным работником, так как его производство с самого начала подчинено капиталу, и совершается только для увеличения стоимости этого капитала» Маркс К. Капитал [Теория прибавочной стоимости]: в 4-х т. // К. Маркс, Ф. Энгельс. -- Москва. :Искусство, 1957. -- Т.4. -- С. 197. Данная цитата показывает, что упор массовой культуры идет не на когнитивно-духовное развитие потребителя культуры, а на массовое производство. Стимулировать продажи в этом случае позволяет распространение массовых универсальных идеалов, «начинки» продукции для широкого потребления. Таким образом, данных ход был рассчитан как экономическая стратегия, а все психосоциальные изменения были неминуемым явлением.

Вследствие развития массовой культуры, возникает ряд субкультур со своими уникальными характеристиками: языком (арго), предпочтениями, ценностями. Возникает даже киберспорт. Растет популярность социальных сетей, а средства массовой коммуникации все чаще базируются в сети Интернет, например, интернет-газеты. Огромные географические расстояния стираются, превращая мир в «глобальную деревню». Вот именно из-за этой стереотипизации поиск своей личности становится проблемой, а самовыражение может проявляться в самых неординарных формах, например, насилие. В одном из своих выступлений Маршалл Маклюэн отмечает рождение нового, информационного человека. «Мы говорим о грамотном человеке: грамотный человек впитывает все как губка, чего не хочет делать новый электронный человек. Так, грамотность катится с горы». Маклюэн М. Галактика Гуттенберга: Становление человека печатающего // М. Маклюэн. -- Москва: Академический Проект: Фонд «Мир», 2005. -- С. 103. При этом возможно, что современный человек впитывает ненужные, бесполезные для жизни и когнитивного развития знания, потому как из-за их обширного наличия возникает проблема фильтрации этих знаний, отсюда остро стоит вопрос формирования у людей новой информационной культуры.

Из-за развития массовой культуры возникло «массовое общество», а как следствие общество потребления идеолог современного человечества.

Общество потребления -- метафора, обозначающая совокупность общественных отношений, организованных на основе принципа индивидуального потребления. Общество потребления характеризуется массовым потреблением материальных благ и формированием соответствующей системы ценностей и установок. Увеличение количества людей, разделяющих ценности общества потребления, является одной из черт современного человечества. Общество потребления возникает в результате развития капитализма, сопровождаемого бурным экономическим и техническим развитием Ильин В. И., Общество потребления как форма капиталистического развития // Материалы III Всероссийского социологического конгресса./ В. И. Ильин. -- Москва: Институт социологии РАН, Российское общество социологов, 2008. — С. 22.

Наиболее тщательно изучил тему общества потребления Жан Бодрийяр, который рассматривал потребление как цепную психологическую реакцию, которая направляется современной магией, природа которой бессознательна. Потребление предметов больше не связано с их сущностью -- речь идёт скорее об отчужденных знаках предметов, которые существуют лишь в связи друг с другом. Избыток предметов потребления указывает на «мнимое» изобилие. БодрийярЖ. считает, что «общество потребления» -- это общество самообмана, где невозможны ни подлинные чувства, ни культура, и где даже изобилие является следствием тщательно маскируемого и защищаемого дефицита, имеющей смысл структурного закона выживания современного мира. Такой порядок вещей, при котором за каждым явлением действительности стоит его функциональная пригодность для системы, называется им «объективно циничным». Объект данного исследования наиболее подвержен «порокам» современности, как следствие являясь неким гиперболизированным представителем общества потребления, с соответствующими изменениями в психосоциальном поведении.

Ключевое понятие социального устройства -- счастье -- Ж. Бодрийяр рассматривает как абсолютизированный принцип общества потребления. Наделяя счастье количественными характеристиками, измеряемыми посредством атрибутов социальной дифференциации, он видит его лежащим в основе современной демократии, смысл которой сводится к равенству всех людей перед знаками успеха, благосостояния и т. п. Подобное стремление найти симуляторы счастья говорит о глубинной неудовлетворённости своей жизнью, причем неудовлетворенностью массовой. Но как уже говорилось ранее, массовая культура создает и массовый вкус, соответственно и массовые желания и потребности. Потребности производятся вместе с товарами, которые их удовлетворяют. В основе выбора товара лежит стремление к социальному отличию, и, поскольку поддержка таких отличий есть жизненное условие существования современной цивилизации, потребность всегда остаётся неудовлетворенной. Здесь важен именно тот аспект объекта исследования, как его офисная работа и статус представителя «среднего класса». Именно принадлежность к этому классу заставляет чувствовать себя достаточно обеспеченными для потребления, и недостаточно удовлетворенными своей жизнью, чтобы это потребление носило сверхнеобходимый характер, выступало как средство симуляции счастья и удовлетворенности жизнью. При этом, социальная обеспеченность, «счастье» становятся императивами общества потребления, которое не поощряет пассивность и экономность, поскольку за ними следует утрата потребительской способности. Функциональный, обслуживающий характер человека в обществе потребления приводит к синтезу индивидуальности из знаков и подчёркнутых отличий. В сфере знаковых различий не остаётся места для подлинного различия, основанного на реальных особенностях личности. Всё -- от роскоши и права на свободное время до манифестированной упрощённости -- входит в свод чисто социальных различий, легитимированных самой системой. Даже искренний поиск утраченной действительности, познание себя имеют эффектом лишь произведённое социальное различие -- основной движущий механизм общества потребления.

Средства массовой информации отражают и закрепляют тоталитарный характер общества потребления. Суть этого тоталитаризма состоит в «гомогенизации» событий, приданию им равноправия перед восприятием потребителя. Средства массовой информации убивают живое содержание мира, извлекая из него лишь события, содержание которых, в свою очередь, сводится уже лишь к бесконечной отсылке друг на друга. На основе такого отношения к подлинной действительности СМИ формируют «неореальность», не имеющую категорий истинности и ложности. «Неореальность», в создании которой также участвует реклама, состоит из «псевдособытий», возникновению которых не предшествует ничья цензура. Реклама не призывает к анализу достоверности своего содержания, а требует веры в себя. Общество потребления вводит культ тела, чем устанавливает фетишизацию не только мира, но и самого человека. Тело становится упрощённым аналогом души -- его нужно «найти», «открыть», «познать» и «спасти». Оно становится объектом современной мифологии и, в сущности, не является больше материальным. Существуют заданные стандарты, которые делают тело объектом производства. Время имеет потребительскую стоимость. Оно не может быть истинно свободным, поскольку его свобода предусмотрена и подсчитана структурой общества потребления. В традиционном смысле время исчезает -- его деление на свободное и нет, приятно или плохо проведённое больше не является фундаментальным критерием его различения. Время гомогенно в своём статусе элемента производства. Досуг есть не более чем время восстановления работоспособности. Люди стали «отходами денег и времени». В обществе потребления -- время невозможно убить, его нельзя потратить вне системы потребления. На данном примере ярче всего показана именно повседневность городского жителя в пространстве общества потребления. Таким образом, согласно его теории, выходит, что вся повседневность объекта исследования сводится к процессу производства. Некая жизнь абсолютного работника, «вечный двигатель» в человеческом обличии, где топливом выступает желание иметь и потреблять. Складываясь как из внешних характеристик, таких как трудовая занятость или виды досуга, так и из внутренних, таких как мотивация, идеология, желания и потребности, получается бытие современного человека в урбанизированном мире, перегруженном информацией.

Бессимволичность, опредмеченность отношений между людьми компенсируется знаками участия и доброжелательности. Услужливость, раболепство, идеология дара -- это систематические факты современного общества, которые скрывают реальные экономические механизмы. Эти факты обязывают потребителя считать себя больным, неполноценным, нуждающимся в помощи со стороны глобальной системы услуг. Отношения между людьми являются результатом производства, их природа тоталитарна. Человек обязан персонифицироваться, слиться с предназначенной ему ролью, он обязан уметь выжить при ускоряющихся темпах производства: «Мобильность -- свидетельство моральности» Бодрийяр, Ж. В тени молчаливого большинства, или конец социального // Ж. Бодрийяр: Перевод с фр. Н. В. Суслова. -- Екатеринбург: Издательство уральского университета, 2000. -- С. 99. Причем, алгоритм этой мобильности прописан до мелочей, отчего возникают постоянная усталость и депрессия, ставшие следствиями изобилия, упрощения, автоматизма современной жизни. Стоит отметить, что «синдром хронической усталости» присущ как раз в большинстве своем офисным работникам.

Описание современных типов одного общества, информационного и общества потребления дают общую картину изменений в таких значимых его элементах, как людях. Как два основополагающих фактора можно привести чрезмерное упрощение окружающего мира и информатизацию, приводящую к когнитивной перегруженности и дающую ложную информацию, либо такое ее количество, что становится невозможным фильтрация необходимого от «информационного мусора». Общность желаний, приоритетов, вкусов, мотивов -- все это ведет к тому, что исчезает человек как индивидуальность, сливаясь с социумом душой и телом. Герой Михайловского умирает, оставляя лишь толпу, ведомую имитацией счастья. Людская индивидуальность измеряется теперь знаками социального статуса, иллюзорность мотивационных и когнитивных процессов современного общества снимает традиционные противоречия реальности, оказывая при этом, как ни странно, деструктивное влияние. Указанные изменения не только принесли новые вызовы человечеству, связанные с прямо пропорциональной зависимостью интенсивности информатизации и урбанизации с ростом числа заболеваний, связанных с гиподинамией и постоянными стрессами городского жителя (тотальное «ожирение» жителей развитых стран), но и сделали как никогда возможным воплощение положений древних мыслителей человечества -- прежде всего, внедрение положительных моментов таких концепций, как ноосфера (сфера разума) и коэволюция (совместная эволюция биологических видов, взаимодействующих в экосистеме). Здесь актуальным будет известное выражение «Mеnssanaincorporеsano» — «В здоровом теле здоровый дух». Насколько же болен дух современного городского жителя, раз его тело так больно, а разум скован цепями массива информации и излишней, в чем-то тоталитарной, упрощенности? Этот вопрос не должен оставаться риторическим.

Подводя итог, становится неоспоримой важность глобальных перемен во всем мире, и в России в целом. Происходит смена не только культурных и ценностных, но и бытовых стереотипов поведения среди населения. Государство просто не в стоянии справиться с растущим темпом социальных изменений. Всемирная интеграция, смена направленности общественных приоритетов, информатизация все эти факторы сбивают с толку, не оставляя индивиду возможностей для самоопределения в новой для нег среде. Именно из-за неполноценности личности у многих граждан, вызванной аномичностью современного российского общества, происходит компенсация за счет материальных вещей. Рекурсивным также является тот факт, что внутренняя пустота граждан побуждает граждан делать бессмысленные покупки, при этом бесцельное потребление и отсутствие личных убеждений и интересов вызывают лишь большую пустоту. Делая этот процесс цикличным. В вопросе повседневности крайне важно выделиться общественно-психологический характер влияния на жизнь, многое зависит как от субъективного восприятия ситуации отдельным индивидом, так и от настроений, происходящих в социальной среде, с которой этой индивид ежедневно сталкивается.

Итак, подробно обрисовав портрет той социальной среды, в которой находится современный городской житель, информационного общества, становится возможным рассмотреть вопрос влияния повседневности на жизнь офисного сотрудника на глубинном уровне, учитывая выявленные макропроцессы.

2. Формирование социальной среды офисного работника

Немаловажную роль в моделировании и регулировании образа жизни играют социальные институты. Не теряет своей актуальности тема взаимодействия внутреннего «Я» человека с окружающим миром, но особенно с цивилизацией, давящей на его естество, с социальными рамками, программами поведения, латентным внедрением в его сознание желаний и стремлений. Все это, безусловно. Необходимо для оптимального регулирования жизни в обществе. Во многих случаях поведение индивидов, а особенно находящихся в «тесном социуме», т. е. в непрерывном контакте с людьми и социальными институтами. Клерки наиболее подвержены этому тесному контакту, ведь у подавляющего их числа работа связана с общением с людьми, зачастую знания о внешнем мире они получают извне, а не из собственного эмпирического опыта, а потому наиболее подвержены дезинформации. Их мышление преимущественно опирается на чужие точки зрения, оттуда возникает риск легкой внушаемости, как со стороны индивидов, так и со стороны более масштабных структур, а это сказывается не только на сознании, но и на бытие. А, как известно: «Бытие определяет сознание». Поэтому, важной задачей является определить, как складывается повседневность городского жителя, из каких элементов она стоит. Если рассматривать социальную среду как среду, свойства и характеристики которой постоянно изменяются, как социальный континуум, то возможны влияние меняющегося сознания жителей на среду, а не наоборот. Облик подобной социальной среды, сформированной запутавшимся в себе, дезинформированным, не свободным мыслить свободно и не стереотипно классом видится в достаточно негативном ключе.

2.1 Микрофакторы, оказывающие воздействие на формирование повседневности современного городского жителя

С изменением современных реалий можно сказать, что офисные работники так называемого «низшего звена» причисляются более к рабочему классу, нежели к интеллектуальному. Но роль его более не является решающим двигателем прогресса общества, потому, как и общество изменилось, став информационным обществом потребления. Здесь интересна точка зрения Герберта Маркузе. В знаменитой книге «Одномерный человек» для Маркузе Г. нет героев. Все жертвы и все зомбированы, никто не действует по собственной воле. На Западе человек одномерен, поскольку им манипулируют. Общество стало бесклассовым, но оно далеко от «идеала коммунизма» Карла Маркса. Вместо коммунизма получилось одномерное общество, неототалитарная система, существующая за счет гипноза средств массовой информации, которые внедряют в каждое индивидуальное сознание ложные потребности и культ потребления. Революционная роль перешла к маргиналам и представителям авангардного искусства (тезис «контркультура» как наследник пролеткульта). Но, будучи элитарной с точки зрения феномена имиджа, такая культура является объектом потребления, более того, одним из органов, создающим направление для потребительского поведения. Таким образом, авангард в обществе потребления имеет дуалистическую натуру, цели и средства. Следует упомянуть, что в последние годы все больше нарастает тенденция массового увлечения именно нестандартным искусством. Это может быть обусловлено желанием обогатить однообразность жизни в офисе нестандартными увлечениями, желанием приобщиться к узкой, закрытой, творческой группе. Но из-за поверхностного восприятия, неучастия в процессе и массовости подобных желаний элитарная закрытость более не существует, как, впрочем, и изначальная подоплека, взявшая курс на потребление. Тем не менее, ни один человек не пожелает считать себя зомбированным, или, как говорит Г. Маркузе — «одномерным». Даже признавая этот факт, он будет оказывать непомерно подавляющее действие на индивида. Потому единственное, что они могут противопоставить системе -- это «Великий Отказ», тотальное неприятие системы и её ценностей. Но современные реалии уничтожают эту проблему для общества на корню.

Для офисных работников очень важен так называемый «режим жизни». Городской житель, занятый этой профессией всегда должен вставать рано утром, чтобы успеть доехать по загруженным дорогам на свою работу, где у него четко обозначено время ухода на обеденный перерыв и ухода домой, вне зависимости от самочувствия, индивидуальных биологических ритмов или рабочей загруженности. При этом работа не несет особой физической нагрузки, из-за чего происходит диссонанс между усталостью моральной и усталостью физической. Оттуда для офисных работников зачастую характерен «синдром хронической усталости». Заболевание характеризуется длительной усталостью, не устраняющейся даже после длительного отдыха, более всего распространено в цивилизованных странах. Провоцирующими заболевание факторами является несбалансированная эмоционально-интеллектуальная нагрузка в ущерб физической деятельности. В группе риска находятся жители крупных городов (мегаполисов), предприниматели, люди с повышенной ответственностью при выполнении трудовой деятельности (авиадиспетчеры, операторы железнодорожного транспорта). Основная симптоматика заболевания в периоды обострения характеризуется возникновением апатии, депрессии, беспричинными приступами гнева, агрессии с частичной амнезией и др. Исходя из этого, можно сделать вывод, что даже сам повседневный режим негативно сказывается как на физическом, так и на эмоциональном самочувствии человека. Не говоря уже о самой работе, полной стрессов.

Но не только общественное мнение оказывает большое влияние на повседневность, но и социальные институты. Информационное общество -- сравнительно молодо, ему нет и десяти лет, а потому его существование, а также существование человека в нем, можно назвать девиантным для привычного уклада жизни, в чем-то стадию его формирования можно причислить к анемическому периоду развития. Дело в том, что у каждого человека адаптация к новым условиям жизни общества происходит индивидуально. Это зависит не только от пола или, что более ярко выражено, возраста. Но и от психологических характеристик самого индивида. Так, например, кто-то был готов к переменам буквально с рождения и ныне чувствует себя максимально комфортно, а кто-то не может подстроиться к новому времени. Особенно характерно это для российской организации труда в офисе. С двадцатого века принято считать мерилом труда затраченное время, а не качество самой работы. Именно из-за этого берутся работники, которые более половины рабочего времени тратят на «имитацию активной деятельности», а не сам труд. В их обязанности входит проводить на работе определенное количество часов, вне зависимости есть у них дела там или нет. Безделье и невозможность планировать свой день негативно сказываются не только на эмоциональном состоянии, но и на самой повседневности, делая будние дни серыми и однообразными. Такой распорядок оставляет крайне мало времени на развлечения или личные дела, оставляя всего пару часов свободного времени по вечерам. С этим связана и повышенная активность офисных работников по выходным, когда хочется совершить максимально много дел, не связанных с «рабочей рутиной», разнообразить свою жизнь в короткий срок. Виной всей этой несбалансированности является устаревшая система рабочего распорядка. Для информационного общества, где работник всегда имеет возможность быть на связи, либо работать на удаленном доступе не обязательно постоянное присутствие на рабочем месте. Самостоятельно планируя рабочий день можно успевать выполнять свои обязанности на несколько часов быстрее, а возникновение свободного времени моет значительно увеличить производительность труда. Также для менталитета России не характерен активный отдых, который необходим для человека, живущего в информационном обществе. Так как человек биосоциален, его тело отказывается принимать эру высоких технологий и нуждается в том, чтобы им пользовались. При «сидячем» образе жизни и исключительно умственном труде в ходе обычной повседневной деятельности физическая сила, необходимая для поддержания здоровья, используется по минимуму, что крайне неблагоприятно сказывается и на моральное состояние человека. Исходя из этого, можно предположить, что высказывание Бодрийяра Ж. о «культе тела» слишком кардинально. Развитие тела -- это не только фетишизация человека, но и естественная потребность, необходимая для полноценного функционирования.

Не стоит также забывать о таком важном социальном институте как семья. При наличии сравнительно традиционных взглядов, подавляющее большинство индивидов стремится создать семью, что проблематично без стабильности в жизни и соответствующих финансовых возможностей. И то, и другое обеспечивает работа, причем офисная считается наиболее стабильной и оплачиваемой. В этом случае индивид сознательно прилагает больше усилий к труду, чтобы создать дальнейшую базу для построения семьи. Зачастую из-за этого приходится отказываться от личных убеждений. Семья оказывает влияние не только как перспективный план на будущее, но тогда, когда человек уже имеет свою семью. Ведь семья -- это такое же общественное мнение, только в узком кругу, а не широкой социальной среде. Завести семью, будучи нонконформистом, представляется слишком сложным, потому для ее поддержания необходимо приспосабливаться к окружающей среде, а значит и ее правила поведения, постепенно выдавая это за личный выбор. Помимо навязанных обществом причин становления повседневности офисного сотрудника существует также ряд факторов, имеющих глубинную, личностную основу.

Психосоциальное воздействие образа жизни на сознание офисного работника.

Также важную роль стоит отвести фактору конформизма. Что есть конформизм в информационном обществе? Безликое однообразие мира физического, яркая индивидуальность духовного мира каждого индивида или все вместе взятое? Здесь стоит вернуться к вопросу массовой культуры. Современные реалии диктуют иметь строгий распорядок жизни, но богатый духовный мир. Другое дело, что вкусы, желания, мнения, составляющие этот внутренний духовный мир, навязываются извне. Не зря конформизм называют «анонимной властью». Причем нельзя говорить о полной идентичности населения информационного общества, потому как влияние оказывается, как правило, на мотивационные стороны сознания, остальные сферы интересны в куда меньшей степени. Не смотря на смену эпохи, устройство человеческой психики пока не имеет особых изменений, потому до сих пор актуальны труды, объясняющие причину возникновения конформизма, за авторством Эриха Фромма. Он выделяет 2 типа конформизма:

* внутренний, связанный с реальным пересмотром человеком своих позиций, взглядов (сравнимый с самоцензурой);

* внешний, связанный с избеганием того, чтобы на внешнем, поведенческом уровне противопоставлять себя сообществу.

Он уделил большое внимание тому, что он назвал автоматизирующей ролью конформизма (англ. automationconformity). Конформизм, по его мнению, является широко распространённой в современном обществе защитной формой поведения -- человек, использующий конформизм, перестает быть самим собой, полностью усваивает тот тип личности, который ему предлагают модели культуры, и полностью становится таким, как другие, и каким они его ожидают увидеть. Фромм Э. считает, что это позволяет человеку не испытывать чувства одиночества и тревожности, однако ему приходится расплачиваться за это потерей своего «Я"Фромм, Э. Механизмы «бегства» // Э. Фромм -- Мсква: АСТ, 2011. -- С. 288..

В целом, офисный работник двадцать первого века -- это эволюционировавшая ветвь мещанства. Мещанство -- определение типа характера и личности человека. По одному определению, мещанин -- это человек, для которого характерны такие черты, как мелочность, скупость, отсутствие твёрдых убеждений, чувства ответственности перед обществом. По другому определению, так характеризуют человека, крайне серьёзно относящегося к вещам как таковым, ставящего их выше других ценностей, и стремящегося к обладанию ими. Второе определение может также служить объяснением успешности возникновения общества потребления, где духовные ценности заменяются материальными. Ещё одно определение мещанства дал в своих трудах Г. Гессе: «Мещанство подразумевало спокойное следование большинству, для ведения средней умеренной жизни, оно пытается осесть посредине между крайностями, в умеренной и здоровой зоне, без яростных бурь и гроз». Это значение слова «мещанство» появилось во второй половине XIX века, в более раннее время оно обозначало лишь мещанское сословие, не имея негативной коннотации. Итак, мы полагаем, что «нормальный» способ преодоления одиночества в нашем обществе состоит в превращении в автомат. Но такая точка зрения противоречит одному из самых распространенных представлений о человеке нашей культуры; принято думать, что большинство из нас — личности, способные думать, чувствовать и действовать свободно, по своей собственной воле. Каждый человек искренне убежден, что он — это «он», что его мысли, чувства и желания на самом деле принадлежат «ему». Но хотя среди нас встречаются и подлинные личности, в большинстве случаев такое убеждение является иллюзией, и притом иллюзией опасной, ибо она препятствует ликвидации причин, обусловивших такое положение. Помимо личной психологической ранимости и страхов есть еще один немаловажный фактор, приводящий к конформизму и стереотипизации личности. Возникает вопрос, почему люди, занятые умственным трудом и живущие в век высоких технологий, информации и привилегированности знания поддаются элементарным манипуляциям? Ответ на него дает выдающийся социолог Альфред Шюц. Он говорит о том, что в своей повседневности индивид воспринимает те объекты, с которыми взаимодействие (коллеги по работе, семья, хобби), ограничивая свое внимания на тех, которые находятся вне его окружения. Из-за этого даже умный человек становится ограниченным в своем личном мире, но при этом продолжает жить во внешнем, не замечая остальной социальной среды. При этом внешний вид продолжает на него воздействовать, но уже на подсознательном уровне. Человек постоянно участвует в сфере реальности в одновременно неизбежных и шаблонных формах (кажущихся «очевидными»). Та область, в которую он может вмешиваться и которую он может модифицировать, оперируя в ней своим живым организмом, называется мир повседневной жизниШюц, А. Избранное: мир, светящийся смыслом // А. Шюц: пер. с нем. и англ.: В. Г. Николаев и др. -- Москва: РОССПЭН, 2004. -- С. 1056. Невозможно убедить биолога в теологическом происхождении жизни на земле, физика -- в том, что бутерброд падает маслом вниз из-за «закона подлости», а не потому, что масса одной половины, более другой; потому что их научные познания являются образом их социальной реальности, эта та сфера, на которой они сконцентрированы, объекты «внутреннего круга» интересов. При этом, с легкостью можно переубедить их в тех вещах, о которых они не имеют ни малейшего представления, возможно даже согласятся с нелепым тезисом (феномен Э. Ноэль-Нойман, согласие, необходимое, чтобы не показать свое невежество, стать ближе к просвещённому). У офисных работников, при сравнительной широте знаний в занимаемой ими сфере, нет четкого объективного представления о социальной среде, только субъективное мнение. Учитывая то, что субъективное мнение корректируется общественным, а также вышеупомянутым феноменом Э. Ноэль — Нойман (сейчас особенно актуально для социальных сетей, блогов и других сравнительно независимых новостных источников) знания о реальном положении вещей по многим вопросам стремятся к нули, либо являются заведомо лживыми. Даже преподнося одну и ту же информацию в разном виде можно вызвать когнитивный диссонанс, а, как известно, информационная эпоха переполнена противоречивой информацией. Таким образом, не имея знаний об окружающем мире офисный сотрудник не может применять их на практике и формировать действительное, а не мнимое собственное мнение. От этого возникает схожесть не только в ритмах жизни или стереотипное мнение, но даже одинаковые хобби, одинаковая манера выделяться (при этом действие полностью теряет свой изначальный смысл) и однотипное мнение об особенности. Возвращаясь назад, Э. Фромм утверждал, что для человека невозможно отрицать свою индивидуальность, это против его психоэмоциональной природы, тем не менее, массовое мнение людей о том, что они «не такие как все» — губительно и лишь способствует прогрессу стереотипизации и автоматизации городского населения.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой