Обоснованность применения в переводе приема генерализации

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1. Общие положения теории перевода

1.1 Из истории переводоведения

1.2 О понятии «перевод» в общей теории перевода

Глава 2. Генерализация как прием лексико-семантических трансформаций

2.1 Лексико-семантические трансформации

2.2 Прием генерализации

Глава 3. Генерализация как коммуникативно-прагматический прием перевода

3.1 Прагматика перевода

3.2 Прием генерализации и прагматика

Заключение

Список литературы

Введение

Вопросы теории и практики перевода составляют одну из наиболее важную и актуальную проблему современной лингвистики и привлекают все большее внимание исследователей. Интерес к проблематике переводоведения не является случайным, так как переводческая деятельность, устная или письменная, является динамической объективно-субъективной материей, постоянно развивающейся и меняющейся. Ученые единогласны во мнении, что перед переводчиком всегда стоит сложнейшая проблема — проблема выбора, и одно решение переводчика влияет на его последующие решения. Даже если переводчик сознательно старается объективно передать смысл оригинала и свести свое субъективное влияние к минимуму, ему приходится решать, какие смыслы оригинала наиболее важны, как их адекватно выразить на языке перевода, чем можно пожертвовать и что можно изменить. Более того, есть мнение, что ни один перевод не может считаться единственно правильным и окончательным репрезентантом оригинала в культуре и языке перевода.

В настоящей работе предпринимается попытка рассмотрения одного переводческого приема — генерализации — с позиций его обоснованности применения в переводе с английского языка на русский и с русского языка на английский.

Актуальность выбранной темы определяется как общей проблематикой современного переводоведения в эпоху межкультурной коммуникации и интеракции, так и более частными, лингвистическими факторами, обусловливающими различие двух языков, а именно: принадлежность английского и русского языка к разным группам индо-европейской семьи, различие грамматического строя и наличие у говорящих национально-культурных специфических особенностей, что влечет за собой разные культурные модели и картины мира. В настоящее время общепринятым является рассмотрение перевода как канала взаимодействия и взаимовлияния культур и языков. Направление многих исследований связано с темой «язык и действительность», которая в практике перевода предстает в виде проблемы «язык и чужая действительность», и такая постановка проблемы влечет за собой вполне закономерные модификации, преобразования, модуляции, трансформации при передаче смыслов.

Цель работы — рассмотреть прием генерализации и обосновать правомерность его использования в переводе с английского на русский и с русского языка на английский с точки зрения коммуникативно-прагматического аспекта. Достижение поставленной цели предполагает поэтапное решение следующих задач:

рассмотрение общих теоретических положений перевода;

описание приема генерализации и других распространенных лексико-семантических трансформаций;

анализ фрагментов художественных текстов, переведенных с помощью приема генерализации и выявление их коммуникативно-прагматического потенциала.

Вышеописанная постановка проблемы определяет структуру настоящей работы.

Глава 1. Общие положения теории перевода

1.1 Из истории переводоведения

Переводческая деятельность имеет многовековую историю, но современное переводоведение как самостоятельная лингвистическая наука сложилась только во второй половине двадцатого столетия. Изучение перевода предполагает и требует от переводчика не только знание языка оригинала и языка перевода, но и знание экстралингвистического, энциклопедического характера, а именно литературного наследия, философии и психологии, этнографии и антропологии, экономической и политической географии.

Сам термин «перевод» уходит корнями вглубь веков. Начало русской переводческой традиции восходит к временам Киевской Руси. Удобное географическое положение позволяло вести торговые, политические и культурные отношения как с Европой, так и с Азией, вследствие чего развивались устные языковые контакты как у «власть имущих», так и у простого населения. Письменному переводу подвергались в основном тексты религиозного содержания, «жития святых», тексты для проведения церковных служб и т. п. Здесь уместно вспомнить девятый век, а с ним — Кирилла и Мефодия — первых переводчиков духовных книг с греческого языка на славянский. Своей лингвистической и переводческой деятельностью братья заложили основы современной восточноевропейской литературы. С начала 17 столетия производятся попытки перевода текстов светского содержания, поэзии.

Правление Петра I вызвало немедленный и крутой поворот не только в экономическом, но и в культурном отношении, так как тесные связи с Западом требовали владение многими языками. В 18 веке отмечается значительное увеличение переводной литературы, что повлекло за собой огромное количество в русский язык европейских заимствований. Экономическое развитие обусловило начало процесса выработки литературного языка. В это время многие поэты переводили одни и те же произведения иностранных писателей и поэтов, тем самым оттачивая и состязаясь между собой в переводческом мастерстве. Среди выдающихся переводчиков поэзии 18−19 веков необходимо назвать М. В. Ломоносова, Г. Р. Державина, В. А. Жуковского, А. С. Пушкина, В. Г. Белинского, А. А. Фета и других.

У истоков отечественной теории перевода стоит А. М. Горький, кто в 1918 году основал издательство «Всемирная литература», в котором он объединил ученых, писателей и переводчиков и поставил перед ними задачу отбора наиболее значительных творений мировой литературы и их перевода. В 1919 году вышла в свет брошюра «Принципы художественного перевода», содержащая статьи К. И. Чуковского и Н. С. Гумилева. Теоретиками-основоположниками теории перевода как самостоятельной лингвистической дисциплины являются А. В. Федоров, Л. С. Бархударов, В. Н. Комиссаров, Я. И. Рецкер, Р.К. Миньяр-Белоручев, А. Д. Швейцер, Л. А. Черняховская, В. С. Виноградов и другие.

Первыми теоретиками перевода были сами переводчики, стремившиеся обобщить свой собственный опыт, а иногда и опыт своих собратьев по профессии. Понятно, что с изложением своего «переводческого кредо» выступали наиболее выдающиеся переводчики всех времен и, хотя высказываемые ими соображения не отвечали современным требованиям научности и доказательности и не складывались в последовательные теоретические концепции, все же целый ряд таких соображений и сегодня представляет несомненный интерес. Выдающимися переводчиками прозы античного времени был Цицерон, а поэзии — Гораций, переводившие с греческого языка на латинский. Уже в этих первых высказываниях о целях, которые должен преследовать переводчик, можно найти начало теоретических споров нашего времени о допустимости буквального или вольного перевода, о необходимости сохранить в переводе то же воздействие на читателя, которым обладает оригинал, и т. п.

Европейская переводческая мысль связана с историей европейских письменных текстов. Раннее Средневековье Англии характеризуется библейскими переводами, последующая история письменного перевода делится на две разные ветви: история религиозных переводов текстов, особенно Библии, написанной на арамейском и греческом и история светских переводов текстов, написанных на латыни.

В ходе всего исторического становления переводческой традиции наблюдалась закономерная связь между теорией и практикой перевода, борьба противоположных тенденций перевода, и одновременно все устойчивее очерчивался круг проблем и вопросов, ставших впоследствии основаниями для развития такой науки как теория перевода.

1.2 О понятии «перевод» в общей теории перевода

перевод генерализация семантический трансформация

Общая теория перевода — раздел лингвистической теории перевода, изучающий наиболее общие лингвистические закономерности перевода, независимо от особенностей конкретной пары языков, участвующих в процессе перевода, способа осуществления этого процесса и индивидуальных особенностей конкретного акта перевода. Положения общей теории перевода охватывают любые виды перевода любых оригиналов с любого исходного языка на любой другой язык.

Общая теория перевода составляет часть лингвистической теории перевода, наряду с частными теориями перевода, изучающими лингвистические аспекты перевода с одного данного языка на другой данный язык, и специальными теориями перевода, раскрывающими особенности процесса перевода текстов разных типов и жанров, а также влияние на характер этого процесса речевых форм и условий его осуществления. Общая теория перевода дает теоретическое обоснование и определяет основные понятия частных и специальных теорий перевода. Частные и специальные теории перевода конкретизируют положения общей теории перевода применительно к отдельным типам и видам перевода.

Слово «перевод» многозначно и у него есть два терминологических значения:

ментальный процесс, в ходе которого текст на языке источнике (ИЯ) пересоздается на другом — переводящем (ПЯ);

результат этого процесса, т. е. новый текст — письменный или устный на ПЯ. Хотя эти два понятия разные, они находятся в диалектических отношениях, в которых одно немыслимо без другого.

Обратимся к общепринятому понятию перевода. Вот что пишет В. Н. Комиссаров в 1973 году: «Лингвистическая наука о переводе еще очень молода. До сих пор она еще не имеет даже общепринятого названия. У разных исследователей можно найти такие термины, как „переводоведение“, „транслятология“, „теория перевода“ и т. п.» У других специалистов можно обнаружить незначительные расхождения в определениях перевода:

«Перевод — это точное воспроизведение подлинника средствами другого языка с сохранением единства содержания и стиля».

«Переводом называется процесс преобразования речевого произведения на одном языке в речевое произведение на другом языке при сохранении неизменного плана содержания, т. е. значения».

«Translating consists in reproducing in the receptor language the closest natural equivalent of the source language message, first in terms of meaning and secondly in terms of style».

Таким образом, все проблемы, решаемые теорией и практикой перевода, фактически направлены именно на задачу создания равнозначного, или адекватного иноязычного текста. С этой целью теория перевода предлагает целый комплекс разнообразных лексических, грамматических и стилистических приемов.

Центральное место в определении понятия перевода занимает вопрос о принципах перевода, получающий различное толкование у разных исследователей. Т. Севори, английский исследователь 20 века, рассматривая формулировки, выдвигаемые различными авторами, приходит к выводу, что каких-либо общепризнанных принципов перевода вообще не существует. Для доказательства такого вывода он приводит список подобных формулировок, в котором рядом помещены взаимоисключающие принципы:

Перевод должен передавать слова оригинала.

Перевод должен передавать мысли оригинала.

Перевод должен читаться как оригинал.

Перевод должен читаться как перевод.

Перевод должен отражать стиль оригинала.

Перевод должен отражать стиль переводчика.

Перевод должен читаться как произведение, современное оригиналу.

Перевод должен читаться как произведение, современное переводчику.

Перевод может допускать добавления и опущения.

Перевод не должен допускать добавлений и опущений.

Перевод стихов должен осуществляться в прозе.

Перевод стихов должен осуществляться в стихотворной форме.

Не предлагая каких-либо четких принципов от себя, Т. Сэвори обращает

внимание на один из важнейших моментов переводоведения, а именно на то, что выбор переводчика при переводе должен во многом определяться тем, кому предназначен текст перевода, какой аудитории с ее возрастными, психологическими, национально-культурными, религиозными и прочими характеристиками. Учет фактора адресата определяет прагматический аспект теории и практики перевода.

Глава 2. Генерализация как прием лексико-семантических трансформаций

2.1 Лексико-семантические трансформации

Как отмечает Т. А. Казакова, «перевод — это преобразование сообщения на исходном языке в сообщение на языке перевода». Естественно, что точный перевод невозможен в силу того, что разные языки обладают разными характеристиками и особенностями, проявляющимся на всех языковых уровнях: фонетическом, морфологическом, синтаксическом, стилистическом, прагматическом, не говоря уже о различии культур и о наличии языковых реалий или так называемой безэквивалентной лексики.

Словарные возможности переводчика, как правило, бывают достаточно широкими. Переводчик не создает новых слов при переводе с английского языка на русский, а использует слова, существующие в русском языке и их синонимичные ряды для поиска именно того единственного нужного слова, наиболее адекватно отражающего значение слова оригинала. При передаче значения слова в переводе встает выбор между несколькими представляющимися возможностями перевода. Здесь следует выделить три наиболее характерных случая:

в языке перевода нет словарного соответствия тому или иному слову подлинника (вообще или в данном его значении);

соответствие является неполным, т. е. лишь частично покрывает значение иноязычного слова;

различным значениям многозначного слова подлинника соответствуют различные слова в языке перевода, в той или иной степени точно передающие их.

Для английского языка, как известно, характерна полисемичность, под которой подразумевают наличие у языковой единицы более одного значения при условии семантической связи между ними или переноса общих либо смежных признаков или функций с одного денотата на другой. Проблему многозначности при передаче значения английского слова решает контекст, лингвистический или ситуативный, который определяет выбор того или иного соответствия при переводе или отказ от использования известных соответствий и необходимость поиска иных способов перевода.

Под лингвистическим контекстом понимается языковое окружение, в котором употребляется та или иная единица языка в тексте. Контекстом слова является совокупность слов, грамматических форм и конструкций, в окружении которых использовано данное слово. Различается узкий контекст (микроконтекст) и широкий контекст (макроконтекст).

Под узким контекстом имеется в виду контекст словосочетания или предложения, т. е. языковые единицы, составляющие окружение данной единицы в пределах предложения.

Под широким контекстом имеется в виду языковое окружение данной единицы, выходящее за рамки предложения; это — текстовой контекст, т. е. совокупность языковых единиц в смежных предложениях. Точные рамки широкого контекста указать нельзя — это может быть контекст группы предложений, абзаца, главы или даже всего произведения (например, рассказа или романа) в целом. Узкий контекст, в свою очередь, можно разделить на контекст синтаксический и лексический.

Синтаксический контекст — это та синтаксическая конструкция, в которой употребляется данное слово, словосочетание или придаточное предложение.

Лексический контекст — это совокупность лексических единиц, слов и устойчивых словосочетаний, в окружении которых используется данная единица.

Ситуативный (экстралингвистический) контекст включает обстановку, время и место, к которому относится высказывание, а также любые факты реальной действительности, знание которых помогает переводчику, а затем получателю текста, правильно интерпретировать значения языковых единиц в высказывании.

Фактически, как показывает практика, перевод с английского языка на русский не ограничивается лишь выбором из числа тех элементов, который зафиксированы в словарях как соответствия определенному слову оригинала. В практике переводческой работы встречается много случаев, когда используются слова, непосредственно не предусмотренные словарем, так как словарь не в состоянии предвидеть все конкретные сочетания, в которые попадает слово и которые разнообразят его содержание.

К основным лексическим приемам, применяемым в процессе перевода с участием различных ИЯ и ПЯ, относятся транскрипция, транслитерация, калькирование и лексико-семантические трансформации (конкретизация и генерализация, нейтрализация и эмфатизация, функциональная замена, описание или переводческий комментарий).

Транскрипция и транслитерация (полная или частичная) являются основными возможными приемами перевода слов, обозначающих национально-специфичные реалии материального быта, духовной жизни, общественной деятельности, флоры и фауны, а также передачи имен собственных. Приемам транскрипции и транслитерации подлежат большинство вновь вводимых терминов в специальных областях.

Реалии, представляющие собой своеобразное лингвистическое явление, многочисленны в рамках каждой отдельно взятой культуры и поэтому доставляют определенные затруднения при переводе с языка одной культуры на язык другой, отличной культуры. Е. М. Верещагин и В. Г. Костомаров сформулировали следующее определение этой лексики «Слова, служащие для выражения понятий, отсутствующих в иной культуре и в ином языке, слова, относящиеся к частным культурным элементам, т. е. к культурным элементам, характерным только для культуры, А и отсутствующим в культуре Б, а также слова, не имеющие перевода на другой язык одним словом, не имеющие эквивалентов за пределами языка, к которому они принадлежат».

Сущность транскрипции состоит в формальном фонемном воссоздании исходной английской лексической единицы с помощью фонем русского языка. Прием транслитерации заключается в буквенном воссоздании английской лексической единицы с помощью алфавита русского языка. Важно иметь в виду тот факт, что при подобных случаях передачи английские слова приспосабливаются к произносительной системе русского языка. В условиях широкой межкультурной коммуникации именования-реалии составляют весьма значительную группу и проходят в принимающем языке более или менее последовательный путь от максимальной «иностранности», когда языковая единица английского языка представлена в русском тексте в ее полном иноязычном виде, до полной ассимиляции вплоть до включения такой единицы в базовый словарь русского языка.

Прием калькирования заключается в воспроизведении комбинаторного состава слова или словосочетания, когда составные части английского слова или фразы переводятся соответствующими элементами русского языка. Во многих случаях калькирование требует дополнительных морфологических трансформаций морфологического свойства. Например, слово «maltreatment» переводится двумя словами «неквалифицированное лечение».

Более подробно рассмотрим в этом параграфе приемы, называемые лексико-семантическими модификациями или трансформациями, которые применяются в случаях, когда, во-первых, обнаруживается, что английская лексема не имеет однозначного соответствия в русском языке, и, во-вторых, когда важным в переводе является не само слово, а то значение, которое оно приобретает в контексте данного высказывания.

Прием конкретизации заключается в сужении широкого значения слова в каждом данном случае, например, полисемантичное слово men в словосочетании all the king’s men будет иметь перевод «вся королевская рать». Этот прием особенно широко применим в переводе с английского на русский язык. В результате применения этой трансформации, заключающейся в замене слова или словосочетания ИЯ с более широким предметно-логическим значением словом и словосочетанием ПЯ с более узким значением, создаваемое соответствие и исходная лексическая единица оказываются в логических отношениях включения: единица ИЯ выражает родовое понятие, а единица ПЯ — входящее в нее видовое понятие:

Dinny waited in, а corridor which smelled of disinfectant. — Динни ждала в коридоре, пропахшем карболкой.

В ряде случаев применение конкретизации связано с тем, что в ПЯ отсутствует слово со столь широким значением. Так, английское существительное thing имеет очень абстрактное значение («an entity of any kind») и на русский язык всегда переводится путем конкретизации: вещь, предмет, дело, факт, случай, существо и т. д. Иногда родовое название на языке перевода не может быть использовано из-за расхождения коннотативных компонентов значения. Английское meal широко применяется в различных стилях речи, а русское прием пищи не употребительно за пределами специальной лексики. Поэтому, как правило, при переводе meal заменяется более конкретным завтрак, обед, ужин и др. :

At seven o’clock an excellent meal was served in the dining-room. — В семь часов в столовой был подан отличный обед.

Понятно, что выбор более конкретного наименования всецело определяется контекстом.

Конкретизация часто применяется и тогда, когда в ПЯ есть слово со столь же широким значением и соответствующей коннотацией, поскольку такие слова могут обладать разной степенью употребительности в ИЯ и ПЯ. Выше уже отмечалась большая употребительность в английском языке слов с широким значением. При переводе таких слов конкретизация является весьма распространенным способом перевода. В романе Ч. Диккенса «Дэвид Копперфилд» следующим образом описывается поведение матери героя, испуганной внезапным появлением грозной мисс Бетси:

My mother had left her chair in her agitation, and gone behind it in the corner.

Английские глаголы с общим значением to leave и to go не могут быть переведены здесь с помощью соответствующих русских глаголов покинуть и пойти. Неприемлемость перевода Матушка оставила свое кресло и пошла за него в угол не вызывает сомнений, русский язык не описывает такую конкретную эмоциональную ситуацию подобным образом. Лучшим способом обеспечить эквивалентность русского перевода является конкретизация указанных глаголов:

Взволнованная матушка вскочила со своего кресла и забилась в угол позади него.

Широко распространена конкретизация английских глаголов «говорения» to say и to tell, которые могут переводиться на русский язык не только как говорить или сказать, но и более конкретными промолвить, повторить, заметить, утверждать, сообщать, просить, возразить, велеть и т. п. :

«So what?» I said. — Ну и что? — спросил я.

He told me I should always obey my father. — Он посоветовал мне всегда слушаться моего отца.

The boss told me to come at once. — Хозяин велел мне прийти сейчас же.

Приемы эмфатизации и нейтрализации эмоционально-оценочного компонента слов применяются в случаях, когда эмфатический потенциал английского и русского слова не совпадают. Решающую роль в использовании этих приемов играет контекст.

Если при переводе с английского на русский ни одно из соответствий, предлагаемых словарем, не подходит к данному контексту, прибегают к функциональной замене, подходящей для данного контекста.

Описательный перевод или комментарий применяются в случае национально-культурной специфики исходного английского слова или словосочетания, когда в переводящей культуре отсутствует то или иное явление или понятие, обозначаемое ими. С помощью описательного перевода можно передать значение любого без эквивалентного слова в оригинале: conservationist — сторонник охраны окружающей среды; whistle-stop speech — выступления кандидата в ходе предвыборной агитационной поездки. Недостатком описательного перевода является его громоздкость и многословность.

2.2 Прием генерализации

Генерализацией называется замена единицы ИЯ, имеющей более узкое значение, единицей ПЯ с более широким значением, т. е. преобразование, обратное конкретизации. Создаваемое соответствие выражает родовое понятие, включающее исходное видовое.

Иногда конкретное наименование какого-либо предмета ничего не говорит получателю перевода, т. е. адресату или нерелевантно в условиях данного контекста:

Jane used to drive to market with her mother in their La Sane convertible. — Джейн ездила со своей матерью на рынок в их машине.

Более общее обозначение может быть предпочтительным и по стилистическим причинам. В художественных произведениях на русском языке не принято с пунктуальной точностью указывать рост и вес персонажей, если это не связано со спортивными соображениями, и сочетание, а young man of 6 feet 2 inches в английском оригинале будет заменено в русском переводе на молодой человек высокого роста.

Порой переводчик имеет возможность выбирать между более конкретным и более общим вариантом перевода и оказывает предпочтение последнему:

Then this girl gets killed, because she’s always speeding. — А потом эта девушка гибнет, потому что она вечно нарушает правила. (Ср. более «технический» вариант: она вечно превышает скорость.)

«Who won the game?» I said. «It's only the half.» — А кто выиграл? — спрашиваю. — Еще не кончилось. (Ср. «более спортивное»: Это же только первый тайм.)

Методом генерализации могут создаваться и регулярные соответствия единицам ИЯ: foot — нога; wrist watch — наручные часы и т. д. Английское многозначное слово estate в русском языке чаще всего передается одним оловом с общим значением имущество. Для приема генерализации очень актуален тот факт, что перевод не может ограничиваться выбором из числа тех элементов, которые зафиксированы даже в самых подробных словарях как соответствия определенному слову оригинала. В практике переводческой работы встречается много случаев, когда используются слова, непосредственно не предусмотренные словарем, так как словарь не в состоянии предвидеть все конкретные сочетания, в которые попадает слово и которые чрезвычайно разнообразят его содержание.

Глава 3. Генерализация как коммуникативно-прагматический прием перевода

3.1 Прагматика перевода

Для современной науки характерно обращение к прагматике в теории перевода, стилистике и прочих отраслях языкознания. Только учет прагматических факторов позволяет ученым получить четкое представление о лингвистической сущности многих стилистических приемов, обладающих яркой национально-культурной окраской, таких как ирония, каламбур, юмор, аллегория. Ориентация на функциональную сторону языка, т. е. его использования в качестве «орудия социального действия и взаимодействия в условиях конкретных ситуаций общения на основе специальной системы правил, постулатов и стратегий», вызывает необходимость использования коммуникативного способа в переводе. Коммуникативный способ заключается в выборе такого пути передачи исходной информации, который приводит к переводному тексту с адекватным исходным воздействием на получателя. Главным объектом при таком способе перевода оказывается не столько языковой состав исходного текста (лексемы, порядок слов, длина предложений и прочие его характеристики), сколько его содержательное и эмоционально-эстетическое значение. Этот способ является оптимальным для художественной литературы.

Всякий текст коммуникативен, содержит некоторое сообщение, которые должны быть поняты переводчиком и получателем. Воспринимая полученную информацию, переводчик тем самым вступает в определенные личностные отношения к тексту, называемые прагматическими отношениями. Такие отношения могут иметь различный характер. Они могут иметь преимущественно интеллектуальный характер, когда текст служит для получателя лишь источником сведений о каких-то фактах и событиях, его лично не касающихся и не представляющих для него большого интереса. В то же время полученная информация может оказать и более глубокое воздействие. Она может затронуть его чувства, вызвать определенную эмоциональную реакцию, побудить к каким-то действиям. Способность текста производить подобный коммуникативный эффект, вызывать у адресата прагматические отношения к сообщаемому, иначе говоря, осуществлять прагматическое воздействие на получателя информации, называется прагматическим аспектом или прагматическим потенциалом (прагматикой) текста.

Прагматический потенциал текста является результатом выбора автором сообщения и способа его языкового выражения. В соответствии со своим коммуникативным намерением автор отбирает для передачи информации языковые единицы, обладающие необходимым значением, как предметно-логическим, так и коннотативным, и организует их в высказывании таким образом, чтобы установить между ними необходимые смысловые связи. В результате созданный текст приобретает определенный прагматический потенциал, возможность произвести некоторый коммуникативный эффект на его рецептора. Прагматический потенциал текста объективируется в том смысле, что он определяется содержанием и формой сообщения и существует уже как бы независимо от создателя текста. Может случиться, что прагматика текста не полностью совпадает с коммуникативным намерением автора («сказал не то, что хотел, или не так, как хотел»). В той степени, в которой прагматика текста зависит от передаваемой информации и способа ее передачи, она представляет собой объективную сущность, доступную для восприятия и анализа.

Прагматическое отношение рецептора к тексту зависит не только от прагматики текста, но и от того, что собой представляет данный рецептор, от его личности, фоновых знаний, предыдущего опыта, психического состояния и других особенностей. Анализ прагматики текста дает возможность лишь предположительно предусмотреть потенциальный коммуникативный эффект текста по отношению к типовому, «усредненному» рецептору. Осуществление прагматического воздействия на получателя информации составляет важнейшую часть любой коммуникации, в том числе и межъязыковой. Установление необходимого прагматического отношения рецептора перевода к передаваемому сообщению в значительной степени зависит от выбора переводчиком языковых средств при создании им текста перевода. Влияние на ход и результат переводческого процесса необходимости воспроизвести прагматический потенциал оригинала и стремления обеспечить желаемое воздействие на рецептора перевода называется прагматическим аспектом или прагматикой перевода.

Переводчик, выступая на первом этапе переводческого процесса в роли рецептора оригинала, старается как можно полнее извлечь содержащуюся в нем информацию, для чего он должен обладать теми же фоновыми знаниями, которыми располагают «носители» исходного языка. Успешное выполнение функций переводчика предполагает поэтому, как мы уже неоднократно отмечали выше, всестороннее знакомство с историей, культурой, литературой, обычаями, современной жизнью и прочими реалиями народа, говорящего на ИЯ.

Как и у любого рецептора оригинала, у переводчика возникает свое личностное отношение к передаваемому сообщению. В качестве языкового посредника в межъязыковой коммуникации переводчик должен стремиться к тому, чтобы это личностное отношение не отразилось на точности воспроизведения в переводе текста оригинала. В этом смысле переводчик должен быть прагматически нейтрален.

На втором этапе процесса перевода переводчик стремится обеспечить понимание исходного сообщения рецептором перевода. Он учитывает, что рецептор перевода принадлежит к иному языковому коллективу, чем рецептор оригинала, обладает иными знаниями и жизненным опытом, имеет иную историю и культуру. В тех случаях, когда подобные расхождения могут воспрепятствовать полноценному пониманию исходного сообщения, переводчик устраняет эти препятствия, внося в текст перевода необходимые изменения с помощью разнообразных переводческих приемов.

Отсутствие у рецептора перевода необходимых фоновых знаний вызывает необходимость в эксплицировании подразумеваемой информации, внесении в текст перевода соответствующих дополнений и разъяснений. Лингвистическое объяснение данного переводческого шага — дополнения — базируется на существующем в английском языке аналитизме структуры, имплицитности семантико-синтаксических отношений (заключающейся в порядке слов, в преобладании тех или иных видов синтаксической связи), а не эксплицитности сематико-синтаксических отношений в языках флективного типа (выраженной в русском языке в словах, морфологических формах).

Особенно часто этот прием добавления используется при переводе оригинальных имен собственных, географических названий и наименований разного рода культурно-бытовых реалий, реалий, связанных с условиям быта и жизни того или иного языкового коллектива. При переводе на русский язык географических названий типа американских Massachusetts, Oklahoma, Virginia, канадских Alberta, Manitoba или английских Middlesex, Surrey и пр., как правило, добавляются слова штат, провинция, графство, указывающие, что обозначают эти наименования, чтобы сделать их понятными для русского читателя: штат Массачусетс, провинция Альберта, графство Миддлсекс и т. п. Иногда поясняющие добавления прилагаются в качестве специального примечания переводчика для того, чтобы рецептор не терялся в догадках и для избавления его самостоятельных поисков в справочных материалах и энциклопедиях.

В следующем параграфе рассмотрим более подробно использование в переводе приема генерализации с точки зрения коммуникативно-прагматического аспекта.

3.2 Прием генерализации и прагматика

Механизм приема генерализации был рассмотрен в параграфе 2.1. Напомним, что сущность этого приема заключается в переводческом преобразовании, при котором слово с узким значением заменяется словом с более широким значением, видовое понятие исходного текста заменяется на родовое в переводном, частное заменяется общим.

С точки зрения коммуникативно-прагматического подхода существуют определенные причины, обосновывающие его использование. Во-первых, во многих случаях перевода художественных текстов перед переводчиком первостепенной задачей становится передача эстетического назначения текста, его воздействующей силы, которые не всегда могут передаваться точным соответствием данного слова в языке перевода. Во-вторых, причиной подобной лексико-семантической трансформации часто выступает так называемое несовпадение этноспецифичных менталитетов у говорящих на разных языках. И, в-третьих, собственно лингвистические факторы диктуют переводчику принимать решение использовать прием генерализации там, где этого требуют элементарные языковые и речевые правила. Например, при переводе русского словосочетания с однородными членами «солдаты и офицеры» вполне возможно употребить одну английскую лексему, полностью соответствующую по семантическому объему словосочетанию — «the military». По вышеперечисленным соображениям предпочтительнее перевести английское фразеологическое выражение следующим образом:

I would give my right arm to be able to live these years. — Я бы многое отдал за это время.

Проанализируем еще один пример с генерализацией:

There used to be a drugstore around here. I need to buy some soda water. — Здесь раньше был магазин. Мне надо купить газированной воды. В данном случае перевод слова «drugstore» как аптека нецелесообразен, т.к. в российской действительности в аптеках продают только лекарства, но не напитки, поэтому более специфичное слова заменяется общим.

Необходимо отметить, что прием генерализации не является приемом «закрытым» и не допускающим никаких комбинаций. Напротив, именно комплексное использование двух или нескольких приемов зачастую помогает переводчику прийти к наиболее оптимальному решению. Генерализация очень удачно сочетается с приемом опущения, как например, в следующем примере:

He showed us his old beat-up Navaho blanket. — Он нам показал свое потрепанное индейское одеяло. (J. D. Salinger. The Catcher in the Rye)

Создается впечатление, что в английском предложении присутствует некоторая семантическая избыточность, передающаяся словами «старое» и «потрепанное», чего переводчик решил избежать в ПЯ.

Рассмотрим еще один пример, фрагмент диалога, в котором вторая реплика переведена при помощи приема генерализации, что позволяет в стилистическом и прагматическом отношении максимально приблизить разговор к действительности переводящего языка:

What’re trying to be — funny?

No. I’m only kidding.

Ты, кажется, пытаешься острить?

Да нет, я просто так. (J. D. Salinger. The Catcher in the Rye)

Когда теоретики и практики перевода говорят о приеме генерализации, то непременно указывают на его дихотомическую связь с приемом конкретизации, который по механизму отличается от генерализации обратной направленностью, т. е. замене слова с широким значением на слово со значением более узким, специализирующем, конкретизирующим вид или способ выражаемого значения. Для практики переводов с английского языка на русский применение приема конкретизации довольно распространенное явление, так как английский язык полисемантичен, а для разговорной речи типично употребления таких широкозначных глаголов и существительных как например thing, deal, to take, to get, to make, to do и других, значение которых можно раскрыть в русском языке более конкретизирующими лексемами. И наоборот, при переводе с русского флективного языка, где значение передается многочисленными аффиксами, характерно использование приема генерализации в английском языке, например, русские хибара и домишко можно перевести одной английской лексемой с разными уточняющими определениями — shabby house и small house.

Однако с точки зрения коммуникативной прагматики при приеме генерализации могут утрачиваться национальные коннотации, не раскрывая неизвестные иноязычному получателю прагматические пресуппозиции и импликации. В особенности это касается перевода реалий, которые относятся к разговорной и диалектной лексике. Будучи стилистически окрашенными, они обозначают референты национальной культуры и не имеют понятийного эквивалента в языке перевода. Рассмотрим пример:

А горбовик отцов где? — But where’s your father’s pack? (V. Rasputin)

В данном примере переводчик использовал один прием реалии-диалектизма, хотя возможно было дать некоторые пояснения или прибегнуть к комлексному использованию переводческих решений. Семантика реалии-диалектизма «горбовик» абсолютно не раскрыта в переводе. Тот факт, что сибиряки для сбора ягод используют специальную емкость, изготовляемую из коры березы и носимую на спине при помощи ремней, не фиксируется лексическим понятием и фоном переводного соответствия pack (тюк, ранец). А ведь именно контраст свойств хранения ягод в горбовике или в бидоне и ведре актуализируется в контексте. Таким образом, в данном примере не передана коммуникативно-прагматическая интенция автора. Сложность перевода диалектных и разговорных реалий состоит в том, что важно не просто передать предметно-логическое содержание, а вызвать у читателя адекватную, как и в оригинале, эмоциональную реакцию и эстетическое наслаждение, окунуть его с самобытный чужой мир, достигая реализацию прагматической направленности произведения.

Заключение

Традиционно перевод считается ключом к пониманию особенностей иной страны, ее экономики и искусства, ее истории и культуры. Вряд ли стала бы возможной в мире широкая художественно-вербальная коммуникация без этого древнейшего вида человеческой деятельности. Культурные и литературные контакты разных народов эволюционируют одновременно с развитием переводческого мастерства.

Настоящая работа была посвящена одному из актуальных вопросов перевода — вопросу обоснованности использования приема генерализации. Были рассмотрены основные теоретические положения, приведены различные трактовки самого понятия «перевод», приведены наиболее типичные случаи употребления приема генерализации в процессе перевода с английского языка на русский и с русского языка на английский.

Проведенное исследование позволило прийти к следующим выводам относительно проблемы обоснованности использования в переводе такой лексико-семантической трансформации как прием генерализации:

При переводе с русского языка на английский генерализация — очень частое и закономерное явление, так как русский язык обладает богатой флективной системой словообразования и вопрос о полисемии, снимающейся только в контексте, не стоит так остро как в английском языке. В пользу обоснованности использования приема генерализации здесь выступают прежде всего сами языковые факты.

При переводе реалий с английского языка на русский и с русского языка на английский прием генерализации можно считать вполне обоснованным в случае, если реалия нерелевантна для переводящего языка и в случае, если название самой реалии не имеет никакого коммуникативно-прагматического назначения или не совпадает с действительностью переводящего языка.

При переводе с английского языка с его аналитической структурой и полисемантичностью на русский язык прием генерализации возможен, но не так распространен, как при переводе русских текстов на английский. В этом случае используется прямо противоположный способ перевода, т. е. лексико-семантическая трансформация — прием конкретизации, заключающийся в замене английского широкозначного слова с общей семантикой русским словом с более узким, специфичным значением.

Прием генерализации может и должен сочетаться с другими переводческими решениями, если этого требует коммуникативно-прагматическая интенция автора и в целях реализации прагматического потенциала исходного текста в максимальном объеме.

Список литературы

Бархударов Л. С. Язык и перевод. М., 1975

Бурак А. Л. Введение в практику письменного перевода с русского языка на английский. М., 2002

Верещагин Е.М., Костомаров В. Г. Язык и культура. М., 1973

Зубкова Л. И. Учет прагматических аспектов дталектных и разговорных реалий в процессе перевода // Современные прагмалингвистические исследования романских, германских и русского языков. Воронеж, 1996

Казакова Т. А. Практические основы перевода. СПб., 2000

Комиссаров В. Н. Слово о переводе. (Очерки лингвистического учения о переводе). М., 1973

Комиссаров В. Н. Общая теория перевода. М., 2000

Миньяр-Белоручев Р. К. Записи в последовательном переводе. М., 1997

Рецкер Я. И. Пособие по переводу с английского языка на русский. М., 1982

Сусов И.П. Коммуникативно-прагматическая лингвистика и ее единицы // Прагматика и семантика синтаксических единиц. Калинин, 1984

Федоров А. В. Основы общей теории перевода. М., 1983

Швейцер А. Д. Теория перевода: статус, проблемы, аспекты. М., 1988

Bell, R.T. Translation and Translating. Longman, 1991

Levin, I. A Kiss before Dying. M, 2004

Newmark, P. Approaches to Translation. Oxford, 1981.

Nida, E.A., Taber, Ch.R. The theory and Practices of Translation. Leiden, 1969

Salinger, J.D. The Catcher in the Rye. СПб, 2003

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой