Работа социального педагога по профилактике агрессивного поведения у детей дошкольного возраста в условиях детского сада

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования Российской Федерации

федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

«Тобольская государственная социально-педагогическая академия им. Д.И. Менделеева»

Кафедра педагогики и социального образования

Работа социального педагога по профилактике агрессивного поведения у детей дошкольного возраста в условиях детского сада

Тобольск, 2013

Содержание

  • Введение
  • Глава 1. Проблема оказания социально-педагогической помощи детям дошкольного возраста с агрессивным поведением
  • 1.1 Теоретические подходы к проблеме агрессивного поведения в трудах отечественных и зарубежных авторов
  • 1.2 Причины и факторы, приводящие к агрессивному поведению у детей дошкольного возраста и особенности его проявления
  • 1.3 Возможности работы социального педагога по профилактике агрессивного поведения у детей дошкольного возраста в условиях детского сада
  • Выводы по 1 главе
  • Глава 2. Работа социального педагога по профилактике агрессивного поведения детей дошкольного возраста в условиях детского сада
  • 2.1 Выявление уровня агрессивности у дошкольников
  • 2.2 Программа работы социального педагога по профилактике агрессивного поведения детей дошкольного возраста в условиях детского сада
  • 2.3 Динамика результатов исследования по итогам реализации программы
  • Выводы по 2 главе
  • Заключение
  • Литература
  • Приложения

Введение

Актуальность исследования. Повышенная агрессивность детей является одной из наиболее острых проблем не только для педагогов, социологов и психологов, но и для общества в целом. Нарастающая волна детской преступности и увеличение числа детей, склонных к агрессивным формам поведения, выдвигают на первый план задачу изучения психологических условий, вызывающих эти опасные явления. Особенно важным изучение агрессивности является в дошкольном возрасте, когда эта черта находится в стадии своего становления и когда еще можно предпринять своевременные корригирующие меры. Те или иные формы агрессии характерны для большинства детей. Однако известно, что у определенной категории детей агрессия как устойчивая форма поведения не только сохраняется, но и развивается, трансформируясь в устойчивое качество личности. В итоге снижается продуктивный потенциал ребенка, сужаются возможности полноценной коммуникации, деформируется его личностное развитие. Агрессивный ребенок приносит массу проблем не только окружающим, но и самому себе.

За рубежом проблему агрессии и агрессивности изучали А. Бандура, И. Беркович, К. Лоренц, Г. Салливан, Б. Скиннер, З. Фрейд, Э. Фромм, К. Халл, К. Хорни, К. Юнг. Агрессивное поведение человека и его особенности у детей на разных возрастных этапах активно изучалось в России. Написано немало интересных статей и монографий о природе, происхождении и формах проявления агрессивного поведения детей такими авторами, как С. А. Беличева, Л. И. Божович, Л. С. Выготский, В. В. Давыдов, И. В. Дубровина, А. Н. Леонтьев, В. С. Мухина, Л. Ф. Обухова, С. Л. Рубейнштейн, Е. О. Смирнова, Г. Р. Хузеева, Д. Б. Эльконин и многими другими.

Однако, несмотря на значительное количество исследований и монографий, посвященных этой тематике, ключевые вопросы, связанные с работой социального педагога по профилактике агрессивного поведения детей дошкольного возраста в условиях детского сада остаются практически не изученными.

В связи с этим у нас сложилось противоречие между возросшей необходимостью работы социального педагога по профилактике агрессивного поведения детей дошкольного возраста в условиях детского сада и недостаточной методической и практической обеспеченностью данного вопроса в деятельности социального педагога.

Это определило выбор проблемы исследования: каковы возможности работы социального педагога по профилактике агрессивного поведения детей дошкольного возраста в условиях детского сада?

Цель исследования: изучить возможности работы социального педагога по профилактике агрессивного поведения детей дошкольного возраста в условиях детского сада.

Объект исследования: профессиональная деятельность социального педагога.

Предмет исследования: работа социального педагога по профилактике агрессивного поведения детей дошкольного возраста в условиях детского сада.

Гипотеза исследования: целенаправленная работа социального педагога по профилактике агрессивного поведения у детей дошкольного возраста позволяет снизить уровень агрессивного поведения, снять негативные психические состояния, повысить уровень самоуважения и уверенности в себе, сформировать коммуникативные умения и навыки.

Для достижения цели и проверки гипотезы нами решались следующие задачи исследования:

1) раскрыть теоретические подходы к проблеме агрессивного поведения и рассмотреть причины и факторы, приводящие к агрессивному поведению у детей дошкольного возраста;

социальный педагог агрессивное поведение

2) изучить возможности работы социального педагога по профилактике агрессивного поведения детей дошкольного возраста в условиях детского сада;

3) выявить уровень агрессивности дошкольников;

4) разработать, апробировать программу по профилактике агрессивного поведения детей дошкольного возраста в условиях детского сада и отследить динамику ее результативности.

Методологическую основу исследования составили положения теории о деятельностно-личностном подходе к исследованию социально-психологических феноменов поведения человека; теория о природной и социальной сущности развития психики.

Теоретическую основу исследования составили подходы к рассмотрению агрессивного поведения личности в трудах А. Басса, К Лоренца, З. Фрейда, Э. Фромма и др.; теоретические позиции Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, С. Л. Рубийнштейна о специфике психологического развития агрессивного поведения у детей дошкольного возраста; обусловленности методов работы социального педагога по профилактике агрессивного поведения у детей дошкольного возраста в условиях детского сада в работах Е. О. Смирновой, Г. Р. Хузеевой.

Методы исследования:

теоретические: анализ психолого-педагогической литературы по проблеме исследования;

эмпирические: наблюдение, беседа, а также психодиагностические методики: модификация Н. В. Тарабриной детского варианта рисуночного теста С. Розенцвейга и тест «Рисунок человека», разработанный К. Маховером на основе теста Ф. Гудинаф, проективная методика Е. О. Смирновой «Картинки»;

методы математической и статистической обработки результатов исследования.

Опытно-экспериментальная база исследования МАДОУ ДС КВ «Золотой Петушок» г Новый Уренгой. В эксперименте приняли участие 30 дошкольников из 2 старших групп в возрасте 5−6 лет, из которых 14 мальчиков и 16 девочек.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что в нем отражены основные теоретические подходы к проблеме агрессивного поведения дошкольников, причины и факторы возникновения и особенности проявления агрессивного поведения у детей дошкольного возраста; выявлены возможности работы социального педагога по профилактике агрессивного поведения дошкольников в условиях детского сада.

Практическая значимость исследования состоит в том, что в нем выявлен уровень агрессивности дошкольников, разработана, апробирована программа работы социального педагога по профилактике агрессивного поведения у детей дошкольного возраста и отслежена динамика ее результативности.

Кроме того, материалы проведенного исследования и разработанная программа могут быть использованы для практического применения в работе социального педагога, психолога, педагогов дошкольных образовательных учреждений для профилактики агрессивного поведения у детей дошкольного возраста.

Структура выпускной квалификационной работы. Работа состоит из введения, двух глав, выводов по главам, заключения, списка использованной литературы, приложений.

Глава 1. Проблема оказания социально-педагогической помощи детям дошкольного возраста с агрессивным поведением

1.1 Теоретические подходы к проблеме агрессивного поведения в трудах отечественных и зарубежных авторов

Анализ психолого-педагогической литературы по проблеме агрессивного поведения показал, что на сегодняшний день многообразны как теории агрессивного поведения, так и выделенные формы поведенческой активности животных и человека. Среди теорий, естественно, следует указать на теории З. Фрейда, К. Лоренца, Э. Фромма; позиции бихевиористов, инстинктивистов, сторонников их интеграции и т. д.

По мнению Е. О. Смирновой «все существующие ныне теории агрессии, при всем их многообразии, можно подразделить на четыре основные категории, рассматривающие агрессию как:

1) врожденное побуждение или задаток (теории влечения);

2) потребность, активируемая внешними стимулами (фрустрационные теории);

3) познавательные и эмоциональные процессы;

4) актуальное проявление социального" [30, с. 47].

Первая категория теорий, является развитием теории З. Фрейда, который предположил, что человек запрограммирован на совершение агрессивных поступков. Это противостояние танатоса и либидо, в результате которого происходит изменение направления разрушительной энергии вовне.

Несмотря на многообразие подходов к данной теории, необходимо исходит из того (и это объединяет эти теории и составляет их центральное звено), что агрессивность рассматривается ее сторонниками как врожденная инстинктивная форма поведения. Иными словами, агрессия проявляется потому, что она генетически запрограммирована. Следовательно, какие-либо, даже самые положительные, изменения в социальной среде не способны предотвратить ее проявление. Максимум, возможно, ослабить ее. И в этом, несомненно, есть доля истины.

Вторая категория теорий (агрессия как потребность, активируемая внешними стимулами, агрессия как побуждение) как раз наоборот, считает возможным не только ослабление, но полное искоренение агрессии, поскольку саму агрессию относит к проявлениям влияния и воздействия внешней среды и условий (фрустрации, возбуждающих и аверсивных событий).

Одним из представителей данного направления исследования агрессии Д. Долларом в 1939 году была предложена теория фрустрации-агрессии. По мнению К. Ю. Корнеевой «здесь агрессивное поведение рассматривается как ситуативный, а не эволюционный процесс. Основные положения этой теории звучат так:

фрустрация всегда приводит к агрессии в какой-либо форме;

агрессия всегда является результатом фрустрации.

Результаты различных исследований показали, что фрустрация вызывает агрессию, прежде всего, у людей, которые усвоили привычку реагировать на фрустрацию агрессивным поведением. С другой стороны, люди, предпочитающие другие типы реакций не ведут себя агрессивно, когда они фрустрированы.

Приняв во внимание различные рассуждения, американский психолог Дж. Миллер (Miller, 1941) постулировал следующее положение: фрустрация порождает различные модели поведения, и агрессия является лишь одной из них. Также Миллер предложил модель смещенной агрессии, при которой происходит переадресация разрядки агрессии не на фрустратора, а на другого человека. Выбор агрессором жертвы определяется следующими факторами:

силой побуждения к агрессии;

силой факторов, тормозящих данное поведение;

стимульным сходством каждой потенциальной жертвы с фрустрировавшим фактором" [26, с. 15].

Третья группа теорий, в отличие от предыдущих, учитывает такие аспекты человеческого опыта, как когнитивная и эмоциональная деятельность, Именно этим она отличается от них. Сторонники этих теорий утверждают возможность управления агрессией, контроля над поведением «простым» научением людей реально представлять себе потенциальные опасности, адекватно оценивать угрожающие ситуации.

К.Ю. Корнева в своем исследовании отмечает, что Д. Зильманн (Zillmann, 1988) предложил рассмотреть агрессию как процесс, обусловленный возбуждением (здесь возбуждение имеет отношение к раздражению симпатической нервной системы, что находит выражение в соматических реакциях — таких как учащение пульса, повышение артериального давления и пр.).Д. Зильманн также предположил, что возбуждение из одного источника может накладываться на возбуждение от другого источника, тем самым, усиливая или уменьшая силу эмоциональной реакции. Поскольку возбуждение не угасает немедленно, даже если реакция ослабевает, остатки медленно исчезающего раздражителя могут вливаться в последующие эмоциональные реакции и переживания.

Д. Зильманн утверждал, что «познание и возбуждение теснейшим образом взаимосвязаны; они влияют друг на друга на всем протяжении процесса переживания приносящего страдания опыта и поведения». Несмотря на более предпочтительную трактовку возбуждения, и когнитивных процессов как независимо влияющих на агрессивное поведение, Д. Зильманн (Zillmann, 1988) доказывал, что «познание и возбуждение теснейшим образом взаимосвязаны; они влияют друг на друга на всем протяжении процесса переживания приносящего страдания опыта и поведения». Таким образом, он вполне отчетливо указывал на специфичность роли познавательных процессов в усилении и ослаблении эмоциональных агрессивных реакций и роли возбуждения в когнитивном опосредовании поведения. Он подчеркивал, что независимо от момента своего появления (до или после возникновения нервного напряжения) осмысление события, вероятно, может влиять на степень возбуждения. Если же рассудок человека говорит ему, что опасность реальна, или индивид зацикливается на угрозе и обдумывании своей последующей мести, то у него сохранится высокий уровень возбуждения, С другой стороны, угасание возбуждения является наиболее вероятным следствием того, что, проанализировав ситуацию, человек обнаружил смягчающие обстоятельства или почувствовал уменьшение опасности.

Подобным же образом возбуждение может влиять на процесс познания. Д. Зильманн доказывал, что при очень высоких уровнях возбуждения снижение способности к познавательной деятельности может приводить к импульсивному поведению. В случае агрессии импульсивное действие будет агрессивным по той причине, что дезинтеграция когнитивного процесса создаст помеху торможению агрессии. Так, когда возникают сбои в познавательном процессе, обеспечивающем возможность подавить агрессию, человек, вероятнее всего, будет реагировать импульсивно (то есть агрессивно). В тех условиях, которые Д. Зильманн описывает как «скорее узкий диапазон» умеренного возбуждения, вышеупомянутые сложные когнитивные процессы будут разворачиваться в направлении ослабления агрессивных реакций.

Таким образом, агрессия иногда бывает импульсивной, не подвластной контролю рассудка. При этом большинство людей научаются реагировать на воспринятую ими провокацию ответной агрессией и навык, который они приобретают, когда когнитивные процессы дезинтегрированы, является деструктивным. Следовательно, необходимо научиться вырабатывать конструктивные и неагрессивные привычки реагирования для устранение импульсивной агрессии [26, с. 16−17].

Наконец, согласно четвертой группе теорий (теории социального научения А. Бандуры), агрессия рассматривается как социальное поведение, включающее в себя действия, «за которыми стоят сложные навыки, требующие всестороннего научения» [2, с. 9].

Например, чтобы осуществить агрессивное действие, нужно знать, как обращаться с оружием, какие движения при физическом контакте будут болезненными для жертвы, а также нужно понимать, какие именно слова или действия причиняют страдания объектам агрессии. Поскольку эти знания не даются при рождении, люди должны научиться вести себя агрессивно.

Анализируя основные положения данной теории, К. Ю. Корнеева отмечает, что хотя в теории социального научения особо подчеркивается роль научения путем наблюдения и непосредственного опыта в усвоении агрессии, вклад биологических факторов не отрицается. Как в случае любой двигательной активности, совершение агрессивного действия зависит от основных нейрофизиологических механизмов. Проще говоря, нервная система участвует в осуществлении любого действия, включая и агрессивное. Однако влияние этих основных структур и процессов ограничено. С позиции социального научения:

Люди наделены нейропсихологическими механизмами, обеспечивающими возможность агрессивного поведения, но активация этих механизмов зависит от соответствующей стимуляции и контролируется сознанием. Поэтому различны формы агрессивного поведения, частота его проявлений; ситуации, в которых, она развертывается, а также конкретные объекты, выбранные для нападения, во многом определяются факторами социального научения.

В случае именно человеческого агрессивного поведения естественные ограничения, обусловленные биологическими факторами, теряют свою силу за счет способности человека производить и использовать оружие уничтожения. Подобным образом зависимость между последствиями агрессивных действий и выживанием различна у людей и животных. Например, в то время как физическая сила может быть важным условием в выборе брачного партнера у животных, для людей более важным оказываются такие социальные факторы, как физическая привлекательность и финансовое положение.

Один из важных способов усвоения человеком широкого диапазона агрессивных реакций — прямое поощрение такого поведения. Получение подкрепления за агрессивные действия повышает вероятность того, что подобные действия будут повторяться и в дальнейшем.

В то время как непосредственный опыт, видимо, играет важную роль в усвоении агрессивных реакций, по мнению А. Бандуры, научение посредством наблюдения оказывает даже большее воздействие. Бандура обращает внимание на то, что небезопасно опираться на метод проб и ошибок. Такой способ усвоения агрессивного поведения не является адаптивным процессом, поскольку грозит опасными или даже фатальными последствиями. Более безопасно наблюдать за агрессивным поведением других; при этом формируется «представление о том, как выстраивается поведение, а в дальнейшем его символическое выражение может служить руководством к действию» [26, с. 17−18].

Данное предположение подтверждается массой экспериментальных данных. По данным А. Бандуры «в исследованиях подобного толка и дети, и взрослые легко перенимают новые для них агрессивные реакции, к которым ранее не были предрасположены, просто в процессе наблюдения за поведением других людей. Дальнейшие исследования показали: нет необходимости демонстрировать вживую на сцене социальные образцы подобного поведения — их символического изображения в кинофильмах, телепередачах и даже в литературе вполне достаточно для формирования эффекта научения у наблюдателей. И возможно, еще большее значение имеют случаи, когда люди наблюдают за тем, как примеры агрессии встречают одобрение или, во всяком случае, остаются безнаказанными — это часто вдохновляет на подобное поведение. Иллюстрацией этому служат драматические и часто трагические примеры, когда вслед за сообщениями в средствах массовой информации о необычных формах насилия похожие события происходят очень далеко от тех мест, где они были первоначально зафиксированы. Видимо, в подобных случаях зрители (или читатели) овладевают новыми агрессивными приемами посредством викарного научения, а затем, воодушевленные сообщением об эпизоде насилия, применяют их на практике» [2, с. 38].

Когда агрессивные реакции усвоены, на первый план выступают факторы, отвечающие за их регуляцию, — сохранение, усиление или контроль. Неудивительно, что многие из них схожи с факторами, способствующими первоначальному усвоению агрессии.

По мнению А. Бандуры «существует три вида поощрений и наказаний, регулирующих агрессивное поведение. Во-первых, это материальные поощрения и наказания, общественная похвала или порицание и/или ослабление или усиление негативного отношения со стороны других. Во-вторых, агрессия регулируется викарным опытом: например, путем предоставления возможности наблюдать, как вознаграждают или наказывают других. И, наконец, человек может сам себе назначать поощрения и наказания» [2, с41].

Результативная агрессия, направленная на других, может обеспечить реальные вознаграждения. Например, дети, с успехом притесняющие своих товарищей по играм, могут постоянно требовать от них всего, чего хотят — игрушек и привилегий. Агрессию можно также контролировать наказанием, актуальным или потенциальным (то есть угрозой). Однако данный подход содержит определенный риск, поскольку его результаты часто кратковременны и могут незаметно свести все к принудительному контролю.

Социальные поощрения и одобрения также способствуют агрессивному поведению. Хулиган, в результате успешных нападок на других, обладает значительной долей статуса и престижа, помимо материальных выгод. В целом одобрение агрессивного поведения вызывает еще большую агрессию. Аналогично социальное неодобрение может отбить охоту вести себя агрессивно.

Агрессия, видимо, закрепляется также и в тех случаях, когда ведет к ослаблению боли или прекращению нежелательного обращения. Дети, которые получают положительное подкрепление, манипулируя своими родными с помощью агрессии или принуждения, более агрессивны в отношениях со сверстниками (Patterson, 1975). Следовательно, в свете теории социального научения агрессия представляет собой приобретенную в процессе научения модель социального поведения, которая проявляется только в определенных социальных условиях, способствующих агрессивному поведению.

В настоящее время теория социального научения является наиболее эффективной в предсказании агрессивного поведения, особенно если есть сведения об агрессоре и ситуации социального развития.

Рассмотрев основные теории, объясняющие природу агрессивности, определим основные понятия.

По определению А. Басса (Buss, 1961), агрессия — это любое поведение, содержащее угрозу или наносящее ущерб другим.И. Беркович (Berkowitz, 1974) предложил считать агрессией не только действие, приводящее к ущербу, но и намерение обиды или оскорбления.Д. Зильманн (Zillmann, 1988), ограничивает употребление термина «агрессия» попыткой нанесения другим телесных или физических повреждений

Психологический словарь под редакцией В. П. Зинченко предлагает следующее определение: «Агрессия — мотивированное деструктивное поведение, противоречащее нормам и правилам сосуществования людей в обществе, наносящее вред объектам нападения (одушевленным и неодушевленным), приносящее физический ущерб людям или вызывающее у них психологический дискомфорт (отрицательные переживания, состояние напряженности, страха, подавленности)» [49, с. 29].

В настоящее время общепринятым считается следующее определение агрессии, предложенное Р. Бэроном «агрессия — это любая форма поведения, нацеленного на оскорбление или причинение вреда другому живому существу, не желающему подобного обращения» [10, с. 36].

Это определение подчеркивает, что агрессия — это модель поведения, а не эмоция или мотив. Хотя агрессия часто ассоциируется с негативными эмоциями — такими как злость; с мотивами — такими как стремление навредить или оскорбить. Конечно, эти факторы оказывают огромное влияние на агрессивное поведение, но их наличие не является необходимым условием для подобного поведения.

Ввиду того, что проявления агрессии у людей бесконечны и многообразны, весьма полезным оказывается ограничить изучение подобного поведения концептуальными рамками, предложенными А. Бассом. По его мнению, агрессивные действия можно описать на основании трех шкал: физическая — вербальная, активная — пассивная и прямая — непрямая. Их комбинация дает восемь возможных категорий, под которые подпадает большинство агрессивных действий.

Помимо представленной схемы существует также деление на враждебную и инструментальную агрессии. В случае враждебной агрессии главной целью является причинение страдания жертве. При инструментальной агрессии нанесение ущерба не является самоцелью. Здесь агрессия выступает как инструмент для достижения целей, которыми являются или самоутверждение или принуждение.

Теперь определим, что такое агрессивное действие и агрессивное поведение, агрессивность, т.к. часто в эти понятия вкладывают один и тот же смысл.

Агрессивное действие — это проявление агрессивности, как ситуативной реакции. Если же агрессивные действия периодично повторяются, то в этом случае следует говорить об агрессивном поведении.

Сама же агрессивность подразумевает ситуативное, социальное, психологическое состояние непосредственно перед или во время агрессивного действия.

Так же хочется отметить, что по мнению Г. Паренса «каждая личность должна обладать определенной степенью агрессивности, так как агрессия является неотъемлемой характеристикой активности и адаптивности человека.

В. Клайн считает, что в агрессивности есть определенные здоровые черты, которые просто необходимы для активной жизни. Это — настойчивость, инициатива, упорство в достижении цели, преодоление препятствий. Эти качества присущи лидерам.

Р.С. Хоманс считает, что агрессию может вызвать ситуация, связанная со стремлением к справедливости.

Реан А.А., Бютнер К. и другие рассматривают некоторые случаи агрессивного проявления как адаптивное свойство, связанное с избавлением от фрустрации и тревоги.

Следовательно, агрессию можно рассматривать как биологически целесообразную форму поведения, которая способствует выживанию и адаптации. С другой стороны, агрессия расценивается как зло, как поведение, противоречащее позитивной сущности людей" [43, с. 28].

Таким образом, агрессия, в какой бы форме она ни проявлялась, представляет собой поведение, направленное на причинение вреда или ущерба другому живому существу, имеющему все основания избегать подобного с собой обращения. Данное комплексное определение включает в себя следующие частные положения:

1) агрессия обязательно подразумевает преднамеренное, целенаправленное причинение вреда жертве;

2) в качестве агрессии может рассматриваться только такое поведение, которое подразумевает причинение вреда или ущерба живым организмам;

3) жертвы должны обладать мотивацией избегания подобного с собой обращения.

Существует несколько разнонаправленных теоретических перспектив, каждая из которых дает свое видение сущности и истоков агрессии. Старейшая из них, теория инстинкта, рассматривает агрессивное поведение как врожденное. Фрейд, самый знаменитый из приверженцев этой довольно распространенной точки зрения, полагал, что агрессия берет свое начало во врожденном и направленном на собственного носителя инстинкте смерти; по сути дела, агрессия — это тот же самый инстинкт, только спроецированный вовне и нацеленный на внешние объекты. Теоретики-эволюционисты считали, что источником агрессивного поведения является другой врожденный механизм: инстинкт борьбы, присущий всем животным, включая и человека.

Теории побуждения предполагают, что источником агрессии является, в первую очередь, вызываемый внешними причинами позыв, или побуждение, причинить вред другим. Наибольшим влиянием среди теорий этого направления пользуется теория фрустрации-агрессии, предложенная несколько десятилетий назад Д. Доллардом и его коллегами. Согласно этой теории, у индивида, пережившего фрустрацию, возникает побуждение к агрессии. В некоторых случаях агрессивный позыв встречает какие-то внешние препятствия или подавляется страхом наказания. Однако и в этом случае побуждение остается и может вести к агрессивным действиям, хотя при этом они будут нацелены не на истинного фрустратора, а на другие объекты, по отношению к которым агрессивные действия могут совершаться беспрепятственно и безнаказанно. Это общее положение о смещенной агрессии было расширено и пересмотрено Миллером (Miller, 1948), выдвинувшим систематизированную модель, объясняющую появление этого феномена.

Когнитивные модели агрессии помещают в центр рассмотрения эмоциональные и когнитивные процессы, лежащие в основе этого типа поведения. Согласно теориям данного направления, характер осмысления или интерпретации индивидом чьих-то действий, например, как угрожающих или провокационных, оказывает определяющее влияние на его чувства и поведение. В свою очередь, степень эмоционального возбуждения или негативной аффектации, переживаемой индивидом, влияет на когнитивные процессы, занятые в определении степени угрожающей ему опасности.

И последнее теоретическое направление, которого мы коснулись в данном параграфе, рассматривает агрессию, прежде всего, как явление социальное, а именно как форму поведения, усвоенного в процессе социального научения. В соответствии с теориями социального научения, глубокое понимание агрессии может быть достигнуто только при обращении пристального внимания:

1) на то, каким путем агрессивная модель поведения была усвоена;

2) на факторы, провоцирующие ее проявление;

3) на условия, способствующие закреплению данной модели поведения. Агрессивные реакции усваиваются и поддерживаются путем непосредственного участия в ситуациях проявления агрессии, а также в результате пассивного наблюдения проявлений агрессии. Согласно взгляду на агрессию как на инстинкт или побуждение, индивидуумов постоянно заставляют совершать насилие либо внутренние силы, либо непрерывно действующие внешние стимулы (например, фрустрация). Теории же социального научения утверждают, что агрессия появляется только в соответствующих социальных условиях, то есть, в отличие от других теоретических направлений, теории этого направления гораздо более оптимистично относятся к возможности предотвращения агрессии или взятия ее под контроль.

1.2 Причины и факторы, приводящие к агрессивному поведению у детей дошкольного возраста и особенности его проявления

Учёными разных направлений предлагаются различные подходы к определению сущности агрессивного поведения, его психологических механизмов. При всём многообразии трактовок этого явления, агрессивность об общих чертах понимается как целенаправленное нанесение физического или психического ущерба другому лицу. Многие психологи справедливо отмечают, что об агрессивности нельзя судить лишь по её внешним проявлениям, необходимо знать её мотивы и сопутствующие ей переживания. Вместе с тем в большинстве исследований выявляется и описывается лишь уровень агрессивного поведения и влияющие на него факторы. Среди этих факторов обычно выделяются особенности семейного воспитания, модели агрессивного поведения на телеэкране или со стороны сверстников, уровень фрустрации и пр. Однако, очевидно, что все эти факторы вызывают агрессивное поведение далеко не у всех детей, а только у определённой части. В одной и той же семье, в сходных условиях воспитания вырастают разные по степени агрессивности дети. Тем не менее, в современной психологии основными факторами, определяющими формирование детской агрессивности, являются: семья, сверстники, средства массовой информации и пр. Дети учатся агрессивному поведению посредством прямых подкреплений так же, как и путем наблюдения агрессивных действий.

На становление агрессивного поведения влияют степень сплоченности семьи, близости между родителями и ребенком, характер взаимоотношений между братьями и сестрами, а также стиль семейного руководства. Дети, у которых в семье сильный разлад, чьи родители отчуждены и холодны, сравнительно более склонны к агрессивному поведению. Из реакции родителей на агрессивные взаимоотношения между сиблингами также извлекается урок о том, что ребенку может сойти с рук. Фактически, пытаясь пресечь негативные отношения между своими детьми, родители могут ненамеренно поощрять то самое поведение, от которого хотят избавиться.

К.Ю. Корнеева отмечает, что «характер семейного руководства имеет непосредственное отношение к становлению и упрочению агрессивного поведения. Паттерсон и его коллеги разработали базовую модель связи между характером семейного руководства и агрессивностью, одна из граней модели — незрелые методы регулирования дисциплины, означающие, что в некоторых случаях родители могут игнорировать отклоняющееся поведение ребенка или позволять ему вести себя подобным образом, тогда как в других случаях могут угрожать физическими наказаниями, не осуществляя угроз, т. е. родители непредсказуемы и непоследовательны в своих воспитательных мероприятиях, что способствует развитию у ребенка силовых методов влияния на окружение. Таким образом, родители, применяющие крайне суровые наказания и не контролирующие занятия своих детей, рискуют обнаружить, что их дети агрессивны и непослушны. Хотя наказания часто неэффективны, при правильном применении они могут оказывать сильное позитивное влияние на поведение.

Следовательно, скверная атмосфера в семье (брань, насилие между родителями и пр.) зачастую приводит к поведенческим проблемам ребенка (например, насилие, неуступчивость, неразвитые социальные навыки), что в свою очередь обуславливает плохую успеваемость, отвержение сверстниками, низкую самооценку. И в результате ребенок отождествляет себя со сверстниками с отклоняющимся поведением или стремиться присоединиться к группам с подобными наклонностями" [26, с. 21].

Ребенок получает сведения об агрессии также из общения со сверстниками. Дети учатся вести себя агрессивно, наблюдая за поведением других детей. Однако, по мнению К. Ю. Корнеевой «те, кто чрезвычайно агрессивен, скорее всего, окажутся отверженными большинством в своей возрастной группе. С другой стороны, эти агрессивные дети, видимо, найдут друзей среди других агрессивных сверстников. Разумеется, это создает дополнительные проблемы, так как в агрессивной компании происходит взаимное усиление агрессивности ее членов» [26, с. 21].

У детей один из главных путей научения агрессивному поведению — наблюдение за чужой агрессией. Дети, которые встречаются с насилием у себя дома и которые сами становятся жертвами насилия, склонны к агрессивному поведению. Но один из самых спорных источников обучения агрессии — средства массовой информации. К. Ю. Корнеева отмечает, что «после многолетних исследований с использованием самых разнообразных методов и приемов мы все еще не выяснили степень влияния СМИ на агрессивное поведение. Представляется, что масс-медиа все же оказывает какое-то влияние. Однако сила его остается неизвестной» [26, с. 23].

В литературе на тему стабильности агрессивных реакций во времени считается, что поведение в детстве позволяет довольно надежно предсказывать поведение в зрелые годы. Иными словами, человек, в детстве оценивавшийся сверстниками как агрессивный, будучи взрослым, скорее всего, будет оцениваться так же. Из такой устойчивости агрессивного поведения следует, что изучение ранних влияний на становление агрессивности является важной областью исследований.

Среди психологических особенностей, провоцирующих агрессивное поведение в детские годы, Р. Бэрон и Д. Ричардсон [10] выделяют недостаточное развитие интеллекта и коммуникативных навыков, сниженный уровень саморегуляции, неразвитость игровой деятельности, сниженную самооценку, нарушения в отношениях со сверстниками. Однако, остаётся неясным, какие именно из этих особенностей в наибольшей мере влияют на агрессивность детей, поскольку в каждом исследовании изучается какая-либо одна характеристика.

В психолого-педагогической литературе неоднократно отмечалось, что агрессивный человек имеет предвзятое мнение о том, что поступками окружающих руководит враждебность, они приписывают другим враждебные намерения и пренебрежение к себе (Dodge & Frame, 1982; Dodge & Coin; 1987). Эта же атрибуция враждебности была зафиксирована у агрессивных детей и в работе Е. О. Смирнова, Г. Р. Хузеева при обследовании большой выборки агрессивных детей дошкольного возраста. «Она проявлялась в следующих фактах:

в представлениях о своей недооцененности со стороны сверстников;

в приписывании агрессивных намерений при решении конфликтных ситуаций;

в реальном взаимодействии детей.

Всё это говорит о том, что главные проблемы агрессивных детей лежат в сфере отношений со сверстниками. Однако, оказалось, что эти проблемы не однородны в экспериментальной группе дошкольников" [55, с. 7].

Для выяснения положения агрессивных детей в группе сверстников Е. О. Смирновой, Г. Р. Хузеевой было проведёно социометрическое обследование во всех участвовавших в эксперименте детских садах. В результате оказалось, что социальный статус в группе сверстников у агрессивных детей существенно различается — одни из них занимают положение лидеров и предпочитаемых, другие попадают в отверженные. Этот факт, а также существенные индивидуальные различия, полученные при обследовании агрессивных детей, побудили Е. О. Смирновой с коллегами осуществить дифференцированный анализ выборки и выделить индивидуальные варианты агрессивности в дошкольном возрасте.

На основе анализа Е. О. Смирновой были выделены три группы детей, которые различаются:

по внешним поведенческим проявлениям агрессивности;

по своим психологическим характеристикам (уровню интеллекта, произвольности, развитию игровой деятельности);

по своему социальному статусу в группе сверстников.

Остановимся на описании Е. О. Смирновой этих типов.

«В первую группу вошли дети, которые чаще всего используют агрессию как средство привлечения внимания. Они, как правило, чрезвычайно ярко выражают свои агрессивные эмоции (кричат, громко ругаются, разбрасывают вещи); их поведение направлено на получение эмоционального отклика от других. Такие дети активно стремятся к контактам со сверстниками; получив внимание партнёров, они успокаиваются и прекращают свои вызывающие действия. У таких детей агрессивные акты мимолётны, ситуативны и не отличаются особой жестокостью. Чаще всего они используют физическую агрессию (прямую или косвенную) в ситуации привлечения внимания. Их агрессия носит непроизвольный, непосредственный и импульсивный характер; их враждебные действия быстро сменяются дружелюбными, а выпады против сверстников — готовностью сотрудничать и ним. Их агрессивные действия отличаются ситуативностью, наиболее яркие эмоции наблюдаются в момент самих действий и быстро угасают. По данным социометрического обследования, дети этой группы имеют весьма невысокий статус в группе сверстников — их либо не замечают и не принимают всерьез, либо избегают. По словам сверстников, такие дети «Всё ломают», «Всегда мешают», «Никого не слушают». Данные психологического обследования показывают, что такие дети значимо отличаются от других (как обычных, так и агрессивных) следующим:

низким уровнем интеллекта — как общего, так и социального;

неразвитой произвольностью;

низким уровнем игровой деятельности.

Они игнорируют нормы и правила поведения (как в игре, так и вне игры), ведут себя очень шумно, демонстративно обижаются, кричат, однако, их эмоции носят поверхностный характер и быстро переходят в более спокойные состояния. Все эти данные позволяют предположить, что в данном случае мы имеем дело с некоторым отставанием в общем психическом развитии ребёнка. Его обострённая потребность во внимании и в признании сверстников не может реализоваться через традиционные формы детской деятельности и в качестве средства самоутверждения и самовыражения они используют агрессивные действия. Этот вариант детской агрессивности можно назвать импульсивно-демонстративным, поскольку главная задача ребёнка здесь — продемонстрировать себя, обратить на себя внимание.

Вторую группу составили дети, которые используют агрессию в основном как норму поведения в общении со сверстниками. У этих детей агрессивные действия выступают как средство достижения какой-либо конкретной цели — нужного им предмета, или ведущей роли в игре, или выигрыша у своих партнёров. Об этом свидетельствует в частности тот факт, что положительные эмоции они испытывают после достижения результата, а не в момент агрессивных действий. Деятельность этих детей отличается целенаправленностью и самостоятельностью. При этом в любой деятельности они стремятся к лидирующим позициям, подчиняя и подавляя других. В отличие от предыдущей группы, они не стремятся привлечь к себе внимание сверстников. Как правило, эти дети занимают положение предпочитаемых, а некоторые выходят на положение «звёзд». Среди всех форм агрессивного поведения, у них чаще всего встречается прямая физическая агрессия, которая, впрочем, не отличается особой жестокостью. В конфликтных ситуациях они игнорируют переживания и обиды сверстников, ориентируясь исключительно на собственные желания. По результатам обследования, эти дети обладают следующими особенностями:

высоким уровнем интеллекта (как общего, так и социального)

хорошо развитой произвольностью;

хорошими организаторскими способностями, умением организовать игру;

достаточно высоким уровнем развития ролевой игры;

высоким социальным статусом в группе сверстников.

Дети этой группы хорошо знают и на словах принимают нормы и правила поведения, но постоянно нарушают их. Нарушая правила, они оправдывают себя и обвиняют своих товарищей, стремясь избежать негативной оценки взрослого: «Он первый начал», «Он сам лезет, я не виноват». Положительная оценка взрослого несомненно важна для них. В то же время они как бы не замечают собственной агрессивности; их способ действия представляется им привычным, нормальным и единственно возможным средством достижения своей цели. Например, выталкивая с площадки товарища, мальчик заявляет: «А что же мне делать, я тоже хочу играть, а он мне мешает». Данный вид агрессивности детей можно назвать нормативно-инструментальным.

В третью группу входят дети, для которых нанесение вреда другому выступает как самоцель. Их агрессивные действия не имеют какой-либо видимой цели — ни для окружающих, ни для них самих. Они испытывают удовольствие от самих действий, приносящих боль и унижение сверстникам. Дети данного типа используют в основном прямую агрессию, при чём более половины всех агрессивных актов составляет прямая физическая агрессия. Их действия отличаются особой жестокостью и хладнокровием. Например, безо всякой видимой причины ребёнок хватает другого за волосы и бьёт головой об стену, или толкает с лестницы и со спокойной улыбкой наблюдает крики и слёзы своей жертвы. Обычно такие дети выбирают для своих агрессивных действий одну-две постоянных жертвы — более слабых детей, не способных ответить тем же. Чувства вины или раскаяния при этом совершенно отсутствует. Нормы и правила поведения открыто игнорируются. На упрёки и осуждение взрослых они отвечают: «Ну и что!», «И пусть ему больно», «Что хочу, то и делаю». Отрицательные оценки окружающих не принимаются в расчёт. Для таких детей особенно характерна мстительность и злопамятность: они долго помнят любые мелкие обиды и пока не отомстят обидчику, не могут переключиться на другую деятельность. Самые нейтральные ситуации они рассматривают как угрозу и посягательство на свои права.

По результатам психологического обследования эти дети имеют:

средние показатели интеллекта;

произвольность в целом соответствует возрастным нормам;

низкий социальный статус в группе сверстников — их боятся и избегают.

уровень развития игры также находится на средних уровнях, однако содержание их игр часто носит агрессивный характер — все дерутся, мучают или убивают друг друга.

Этот вид детской агрессивности можно назвать целенаправленно-враждебным" [55, с. 10−12].

Е.О. Смирновой и ее коллегами также отмечается, что выделенные группы детей значительно отличаются по выраженности тех или иных мотивов агрессии. Так в первой группе агрессия наиболее часто используется для привлечения внимания сверстников, во второй — для достижения конкретной цели (чаще всего — получить желанный предмет); в третьей группе преобладающей мотивацией агрессии является «бескорыстное» причинение вреда сверстникам (агрессия как самоцель). При этом отмечается нарастание данного типа мотивации (как и частоты прямой физической агрессии) от первой группы к третьей.

Таким образом, в основе детской агрессивности может лежать различная мотивационная направленность: в первом случае — спонтанная демонстрация себя, во втором — достижение своих практических целей, в третьем — подавление и унижение другого. Однако, несмотря на эти очевидные различия, всех агрессивных детей объединяет одно общее свойство — невнимание к другим детям, неспособность видеть и понимать другого.

В ситуации, выявляющей отношение к сверстнику, по всем показателям значимых различий между подгруппами агрессивных детей Е. О. Смирновой обнаружено не было. По мнению Е. О. Смирновой «все они проявляли низкий интерес к сверстнику, неадекватные реакции на успехи другого (злорадство при его неуспехе и протест против его достижений) и неспособность бескорыстно поделиться или помочь другому. Подобный тип отношения к сверстнику оказался не связанным ни с уровнем развития игры, ни с самооценкой, ни с реальным положением ребёнка в группе сверстников. По-видимому, в основе такого отношения к другим лежит особое строение самосознания ребёнка, а именно фиксированность на себе и внутренняя изоляция от других» [58, с. 75].

По мнению В. В. Холмогоровой «в мире и в других людях такой ребёнок видит, прежде всего, себя и отношение к себе. Другие люди выступают для него как обстоятельства его жизни, которые либо мешают достижению его целей, либо не уделяют ему должного внимания, либо пытаются нанести ему вред. Фиксированность на себе, ожидание враждебности со стороны окружающих не позволяет такому ребёнку увидеть другого во всей его полноте и целостности, пережить чувство связи и общности с ним. Поэтому для таких детей недоступно сочувствие, сопереживание или содействие. Очевидно, что такое мировосприятие создаёт ощущение своего острого одиночества во враждебном и угрожающем мире, которое порождает всё большее противостояние и отдаленность от других. Степень такого восприятия враждебности может быть различной, однако её психологическая природа остаётся той же — внутренняя изоляция, приписывание враждебных намерений окружающим и невозможность видеть собственный мир другого человека» [59, с. 70].

Таким образом, анализ психолого-педагогической литературе по исследованию причин, факторов, особенностях проявления агрессивного поведения в дошкольном возрасте и его последствиях показал, что в современной психологии основными факторами, определяющими формирование детской агрессивности, являются: семья, сверстники, средства массовой информации и пр. Дети учатся агрессивному поведению посредством прямых подкреплений так же, как и путем наблюдения агрессивных действий.

Большинство проявлений агрессивного поведения в дошкольном возрасте наблюдается в ситуациях защиты своих интересов и отстаивания своего превосходства, когда агрессивные действия используются как средства достижения определённой цели. Соответственно, максимальное удовлетворение дети получают при получении желанной цели — будь то внимание сверстников или привлекательная игрушка — после чего агрессивные действия прекращаются. Таким образом, в большинстве случаев агрессивные действия детей имеют инструментальный или реактивный характер. В то же время у отдельных детей наблюдаются агрессивные действия, не имеющие какой-либо цели и направленные исключительно на причинение вреда другому. Физическая боль или унижение сверстника вызывают у этих детей удовлетворение, а агрессия выступает при этом как самоцель. Такое поведение может свидетельствовать о склонности ребёнка к враждебности и жестокости, что естественно вызывает особую тревогу. В то же время, можно полагать, что в дошкольном возрасте ещё не поздно предпринять своевременные меры, для преодоления этих тенденций. Эта работа должна быть направлена не только на безопасный выход агрессии (эмоциональный катарсис), на повышение самооценки, на развитие коммуникативных навыков или игровой деятельности, но и на преодоление внутренней изоляции, на формирование способности видеть и понимать других. Построение и апробация такой коррекционной программы составляет дальнейшую задачу нашей работы.

1.3 Возможности работы социального педагога по профилактике агрессивного поведения у детей дошкольного возраста в условиях детского сада

Анализ в психолого-психологической литературе методики работы социального педагога по профилактике агрессивного поведения у детей дошкольного возраста в условиях детского сада показал, что работа по профилактике и преодолению детской агрессивности должна быть направлена на:

1) оптимизацию и гармонизацию отношений с окружающими (сверстниками, взрослыми);

2) развитие личности самого ребёнка.

По мнению, Т. В. Лаврентьевой «важным является обеспечение адекватными способами реализации и удовлетворения, значимых для него потребностей. Социально-педагогическая помощь должна быть на не просто преодоление агрессивных проявлений, а на формирование и закрепление новых устойчивых форм поведения. Это предполагает организацию коррекционной и профилактической работы в следующих взаимосвязанных направлениях, которые включают:

1) психологическое просвещение взрослых;

2) информирование воспитателей и родителей о причинах и механизмах формирования и развития агрессивности в детском возрасте; влиянии агрессивности на развитее личности ребёнка; трудностях, которые испытывают дошкольники с разным типом агрессии;

3) обучение взрослых навыкам конструктивного взаимодействия с детьми дошкольного возраста;

4) работа с самими детьми, которая должна быть ориентирована не только на безопасный выход агрессии (эмоциональный катарсис), на повышение самооценки, на развитие коммуникативных навыков или игровой деятельности, но и на преодоление внутренней изоляции, на формирование способности видеть и понимать других, на выработку новых, альтернативных агрессии форм поведения и соответствующих мотивов" [47, с. 83].

Работа должна осуществляться с учётом структуры нарушения и индивидуальных «зон уязвимости», присущих детям с разным типом агрессивности. Остановимся на некоторых моментах этой работы.

Как считает Т. А. Репина «в преодолении агрессивности особое значение имеет налаживание отношений ребёнка со значимыми взрослыми — родителями и педагогами. Работа с родителями должна включать в себя, ещё и преодоление стереотипов восприятия, оценки и отношения к детям, проявляющим агрессию, а так же стереотипов реагирования и на агрессивное поведение детей. Такая работа представляется необходимой, т.к. чаще всего взрослые негативно воспринимают и отрицательно относятся к любым проявлениям агрессии.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой