Образ Наполеона в картинах французских художников

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1. Наполеон Бонапарт

2. Жак Луи Давид

3. Жан Огюст Доминик Энгр

4. Жан Антуан Гро

5. Франсуа Жерар

6. Поль Деларош и закат карьеры Наполеона

Заключение

Список литературы

Приложение

Введение

Наполеон Бонапарт всегда был, и до сих пор является, фигурой мирового значения. И интерес к нему никогда не пропадёт. Вся его жизнь и карьера были разобраны и расписаны во многих трудах. Кажется, что про него уже всё рассказано.

Основная задача этой курсовой работы — взглянуть на жизнь Бонапарта по-новому, ещё через одну лазейку, оставленную нам великими предшественниками — через картины. Многие художники из разных стран писали его портреты и во время жизни и после неё. Но чтобы получить более полное представление именно о жизни Наполеона, естественно нужно всматриваться в картины, написанные в этот период. В связи с этим круг рассматриваемых художников сократится.

Так же важно рассмотреть данную тему ещё и потому что Наполеон изменил государственное устройство страны и заложил основу современного французского государства, а как известно искусство отражает эпоху, её события, культуру. Т. е. анализируя портреты Наполеона французских художников можно заглянуть не только в его жизнь, но и в жизнь целого государства 18−19 веков. Исторический жанр живописи тем и интересен, что иллюстрируя факты, он даёт место для размышления и домысливания, тем самым интригуя зрителя. Несомненно, именно через картины можно получить наиболее полное представление о каком — либо временном отрезке истории. Ведь сухое описание исторических фактов не может заинтересовать так же сильно как, например, портрет правящего короля. Так много можно в нём прочесть и узнать. Сразу возникает множество вопросов: о чём думал этот человек в момент написания портрета? На сколько комфортно он себя чувствует в данной должности и как он её достиг? На сколько художник приукрасил портретируемого и как он к нему относится? Всё это будоражит воображение зрителя и порождает интерес к истории.

В частности портреты важных исторических деятелей в их рабочей среде или в апартаментах, с семьёй или на поле боя являются самыми яркими иллюстрациями истории. Они рассказывают нам не только об историческом событии как таковом, но и о среде в которой жили они, об облике страны и эпохе.

Тем самым раскрытие темы исторического жанра, на примере портретов Бонапарта важно не только с точки зрения искусства, но и с точки зрения истории в общем. Потому что через такую важную сферу жизни общества, как искусство, мы доносим до современного человечества его богатую историю, таким образом просвещая его и обогащая.

1. Наполеон Бонапарт

Прежде чем начать анализировать картины французских художников логичным будет рассказать о самом Наполеоне Бонапарте. Но не как о великом полководце, императоре и государственном деятеле в общем, а как о личности. И, конечно же, представить эпоху, в которой он жил. Но при этом, говоря о Бонапарте нельзя не сказать о знаменитых событиях в истории Франции.

С самого детства Наполеон был нетерпеливым и неспокойным. Рос угрюмым и раздражительным ребёнком. Возможно, на формирование его характера ещё с самого детства оказали события, происходящие на его родном острове — Корсике. Это и нескончаемая межклановая борьба с родовой кровной местью и тщательно скрываемая, но упорная вражда к французам.

Позже, учась во французском Бриенском военном училище, он оставался патриотом своей родины. И стоит отметить, что учился он превосходно. Уже на тот момент он читал очень много различной литературы. В частности увлекался математикой, историей и географией. Светскому образу жизни и появлению на различных мероприятиях, он предпочитал книги. Он сам делал различные литературные наброски, в том числе и очерк истории родной Корсики. И вообще, хотел прославиться на литературном поприще. Помимо работ на военные темы, были у него сюжеты и на злобу дня. Память у него была исключительная. Способность к упорнейшему умственному труду и к долгому размышлению сказалась в нем уже в этот ранний период. «Если, кажется, что я всегда ко всему подготовлен, то это объясняется тем, что раньше чем что-либо предпринять я долго размышлял уже прежде; я предвидел то, что может произойти. Вовсе не гений внезапно и таинственно открывает мне, что именно мне должно говорить и делать при обстоятельствах, кажущихся неожиданными для других, но мне открывает это мое размышление. Я работаю всегда, работаю во время обеда, работаю, когда я в театре; я просыпаюсь ночью, чтобы работать», — так говорил он неоднократно впоследствии. 4 с. 12]

«Трудно установить, когда именно появляются в нем первые признаки того отвращения к идеологам революционной буржуазии и ее философии, которое так для него характерно. Во всяком случае, на тот момент времени Наполеон пока еще не столько критиковал, сколько учился. Это тоже коренная черта его ума: ко всякой книге, так же как и ко всякому новому человеку, он приближался в эти начальные годы своей жизни с жадным и нетерпеливым желанием поскорее и как можно полнее извлечь то, чего он еще не знает и что может дать пищу его собственной мысли.» [4 с. 11]

Рассматривая Бонапарта на разных этапах его карьеры, можно очень многое узнать о его темпераменте. Пожалуй, это и есть ключевой источник характеристики.

«Когда он был назначен командующим военными силами тыла во время вандемьеровского восстания в нём — угрюмом, хмуром молодом человеке и Баррасу и другим руководящим деятелям очень импонировала та полная бестрепетность и быстрая решимость, с которой Бонапарт пошел на такое до тех пор не употреблявшееся средство, как стрельба из пушек среди города в самую гущу толпы. Если дошло до битвы, подавай победу, чего бы это ни стоило. Этого правила Наполеон всегда без исключения придерживался. Он не любил попусту тратить артиллерийские снаряды, но там, где они могли принести пользу, Наполеон никогда на них не скупился. Полная беспощадность в борьбе была характерной чертой Бонапарта. „Во мне живут да разных человека: человек головы и человек сердца. Не думайте, что у меня нет чувствительного сердца, как у других людей. Я даже довольно добрый человек. Но с ранней моей юности я старался заставить молчать эту струну, которая теперь не издаёт у меня уже никакого звука“, — так в одну из редких минут откровения говорил он одному из людей, к которому благоволил, — Луи Редеру.» [4 с. 26]

Что касается карьерного роста Бонапарта, то этот день сделал его известным не только в военных кругах, где его отчасти знали по прошлым, сравнительно небольшим заслугам, но и во всех слоях общества, даже там, где до той поры о нём и не слышали. На него стали смотреть как на человека решительного и распорядительного. Политики благосклонно взирали на молодого генерала. Они полагали, что на него можно будет и впредь положиться в ситуации, когда может понадобиться пусть военную силу против народных волнений.

Но сам Наполеон мечтал о другом. Его тянуло на театр военных действий, он хотел самостоятельно командовать одной из французских армий.

В следующем этапе истории Бонапарта он получил командование войском. И во время приступов откровения называл своих солдат пушечным мясом. Не было любви, но была большая забота о солдате. Наполеон умел придавать ей такой оттенок, что солдаты понимали всё как именно внимание полководца к их персоне, в то время как он всего — лишь хотел иметь в руках исправный и боеспособный материал.

Конечной целью Наполеона во всех его политических предприятиях было установление полного своего владычества, и средства для достижения этой цели были самые разнообразные. «Я бываю то лисой, то львом. Весь секрет управления заключается в том, чтобы знать, когда следует быть тем или другим», — говорил Наполеон [4 c. 79]. «Правильно сказал о Наполеоне поэт Гёте: «для Наполеона власть то же самое, что и музыкальный инструмент для великого артиста. Он немедленно пустил в ход этот инструмент, едва успел завладеть им.» Во время властвования Бонапарта проявилась ещё одна его черта. Полнейшая беспощадность к преступникам. У него всегда всякая вина была виновата, смягчающих обстоятельств он не знал, и знать не хотел. Если можно так сказать он принципиально отвергал доброту, считал её качеством, которая для правителя вредно, недопустимо. «[4 с. 82] Великие военные дарования Бонапарта достигли своего апогея в первый период его полководческой деятельности (1796−1809гг). Чего-то не возможного он не признавал. Энергия и деятельность его, казалось, не признавали границ.

Не стоит обманываться попытками, которые присутствуют в большом количестве литературы о Наполеоне, — попытками представить его «полуреволюционером». Никогда он им не был. На самом деле он был по натуре деспотом и самодержцем. Некоторые труды о Наполеоне написаны в духе идеализации и прославления, в других же только исторические факты.

Не смотря на то, что центром всех планов Бонапарта был он сам, его влияние на Францию нельзя приуменьшать. Он хотел упорядочить внутренние отношения и умиротворить страну, при этом подавлял всяческие проявления общественной свободы. Желал полного господства над церковью. Можно сказать, что религией Наполеона была «вера свою счастливую звезду» Мнение, что хорошо можно править только «в ботфортах и со шпорами» рисует образ правителя-полководца.

Даже после его падения, во время пребывания на острове Эльба, о Наполеоне распространялись легенды, повсюду появлялись его портреты, медали и статуэтки.

Подытожив всё вышесказанное, можно констатировать одно — о Наполеоне невозможно говорить хладнокровно. О людях такого масштаба говорят либо плохо, либо хорошо, равнодушных не остаётся. Комбинация его личностных особенностей, амбиций, достижений породило немало стереотипов. И даже сформировало, так называемый, «комплекс Наполеона», объясняющий стремление низкорослых мужчин к славе, богатству и успеху.

2. Жак Луи Давид

Эстетические воззрения Наполеона при всей его решительности и непоколебимости не отличались постоянством. Иногда он требовал откровенной идеализации. Иногда же, особенно когда речь шла о батальных картинах, требовал справедливости деталей. Но как бы там ни было, художники могли показывать правду лишь до тех пор, пока она не противоречила желаниям Наполеона. Легче всего представить себе официальный заказной портрет конца XVIII -- начала XIX века, обратившись к портретам самого Бонапарта. Прижизненная иконография Наполеона огромна. В ее создании приняли участие почти все сколько-нибудь значительные живописцы и скульпторы того времени. Понравившиеся Наполеону портреты размножались как создававшими их художниками, так и их помощниками. Популярный в начале XIX столетия Робер Лефевр, например, тридцать семь раз повторил написанный им в 1806 году «Портрет Наполеона-императора». 14]

Из всего многообразия репродукций с изображением Наполеона сузим круг до работ, написанных при его жизни и наиболее выдающимися художниками того периода. Каждый из живописцев изображал Бонапарта в различные периоды его жизни, поэтому жесткую хронологию по двум параметрам: художник и период карьеры, составить не удастся. Следовательно, можно рассмотреть образ Наполеона по репродукциям отдельно взятых мастеров.

И начать стоит с художника наиболее приближенного во временном отрезке к Бонапарту.

Жак Луи Давид родился в 1784 году. Один из наиболее известных живописцев конца 18 начала 19 веков. Он был лидером «неоклассицизма» и кумиром начинающих художников того времени. С 1804 года был «первым художником» Наполеона. Так же как и в портретах многих других живописцев, в работах Давида всегда можно с большой точностью определить отношение автора к изображаемому герою. В заказанных Наполеоном холодно-эффектных, пёстрых по цвету и перегруженных по композиции картинах ощутимо равнодушие художника к изображаемым событиям, однако он стремится к выразительной характеристике отдельных персонажей. [10]

Говоря о знаменитой картине «Бонапарт на привале Сен-Бернар», написанной в 1801 году, стоит заметить, что до него Давидом в 1797 г. был начат другой портрет, отличающийся большей жизненностью и драматической выразительностью (портрет остался незаконченным). Чтобы получить наиболее полное представление о том, как складывались отношения Наполеона и Давида, стоит отдельно остановиться на истории создания этого наброска. Живописец просил генерала подарить ему хотя бы одни сеанс, он должен написать портрет. Как скучала кисть Давида по возвышенному и героическому! «Сабинянки» не могли насытить его искусство, давно и накрепко сросшееся с реальной действительностью. Бонапарт согласился, хотя без особой радости. Обещал приехать в мастерскую в ближайшие дин. Давид вернулся к себе, воодушевленный мыслью о будущем портрете. Назавтра ученики по указанию Давида соорудили помост в ателье. Бонапарт, однако, не являлся. Художник послал ему несколько записок. Выяснилось, что генерал попросту забыл о данном обещании.

В конце концов он вес же приехал, вызвав в Лувре чудовищный переполох: из всех мастерских выскочили художники, провожая глазами знаменитого гостя. Дюсеи, ученик Давида, вбежал и ателье, дрожа «от восторга, и провозгласил, словно актер, играющий трибуна во французском театре: «Вот он -- генерал Бонапарт!»

Бонапарт вошел, не обратив внимания на всеобщее смятение, два офицера его сопровождали. Генерал был одет просто, как для обычной верховой прогулки: синий редингот поверх белого колета, высокий черный галстук. Пудреные волосы оттеняли загорелое лицо. Он бросил треуголку в кресло, раскланялся с Давидом. Пока Давид приготавливал краски и обсуждал с адъютантом детали костюма, в котором собирался писать генерала, Бонапарт внимательно разглядывал «Брута». Лицо его при этом оставалось совершенно бесстрастным. Потом он надел мундир и занял место на помосте.

Давил принялся за работу. Композиция портрета была готова в его воображении, он даже успел набросать ее на холсте. Художник решил изобразить генерала без шляпы, с развевающимися волосами, держащим в руке мирный договор с Австрией. Сделав быстрый рисунок, Давид начал писать. Проложил топ мундира, воротника, каштановых волос, на которых тускло серебрилась пудра, смуглого лица. Сходство появилось сразу: воспоминания о первом впечатлении в Люксембургском дворце, сделанный там набросок, размышления минувших дней помогли Давилу. С едва тронутого красками холста смотрело сухое властное лицо с презрительным ртом и острым, выступающим подбородком. Глаза внимательно вглядывались в даль, словно озирая позиции неприятеля.

Сеанс продолжался около трех часов. Бонапарт. прервал его вежливо, но решительно. Почти не взглянув на холст, он стал прощаться с Давидом.

-- Напрасно вы не согласились приехать о мою армию, — сказал он. -- следует ли избегать живописцу современности? Ваш ученик Гро стал настоящим солдатом и видел войну. Быть может, меня ждут еще более чудесные места, Поедемте. Я отправляюсь в страну, которая славится своим чудесным небом и ценнейшими памятниками древности,

Давид ответил ни к чему не обязывающей фразой, он не понял, о какой стране идет речь, и не стал расспрашивать. Быть может, знай он, о чем говорит Бонапарт, он согласился бы ехать. Неведомо для самого себя Давид одним из первых во Франции услышал о намерении Бонапарта отправиться в Египет. [1]

Совсем в ином плане написан конный портрет знаменитого полководца на привале Сен-Бернар. В это время Давид видел в Наполеоне только героя-победителя и принял заказ изобразить его спокойным на вздыбленном коне. Однако позировать Бонапарт отказался, мотивируя это тем, что мало кого интересует реальное сходство, достаточно выразить суть гения. Сходство Давид сохранил. У него остались наброски, да и без них он помнил генерала. Для фигуры позировали старший сын и художник Жерар. Портрет понравился зрителям, восхищаясь Бонапартом, восхищались Давидом. Труднее всего упрекнуть живописца за холодность, тем более, когда она скрыта блеском кисти лучшего мастера Франции. Давид выполнил пожелание и создал произведение, похожее в большей степени на памятник, а не на портрет полководца. [2] Давид представил серую в яблоках лошадь. Подобно изваянию высится она на фоне холодного серо-голубого неба и заснеженных гор. Движение ее кажется заторможенным, раз навсегда остановившимся. Образ Наполеона решен в героико-приподнятом плане. В картине нет благородной естественности. Давид сознательно «сгущает краски»: плечи Наполеона окутывает красный плащ и ветер поднимает его край, отчего плащ становится похожим на крыло огромной птицы. Рука театральным жестом направлена в небо, колени судорожно прижаты к коню. Из-под надвинутой на лоб треуголки смотрят горящие глаза, пряди волос падают на бледное лицо, губы плотно сжаты. Перед зрителем поистине байронический герой. Созданный Давидом образ Наполеона предвосхищает те образы императора, которые будут варьировать на все лады художники романтической поры -- авторы живописной и графической «наполеоновской эпопеи». Как и в ряде других, более ранних портретов, Давид вводит в композицию надписи, только здесь это не распоряжения о благе народа или решения, свидетельствующие о борьбе с монархией, а сопоставление имени Наполеона с начертанными на камне именами Ганнибала и Карла Великого. Не только трактовкой образа, которую можно уподобить конному памятнику, но и надписью Давид вносит имя своего героя в историю. Показателен и такой композиционный прием, как сопоставление величественной фигуры полководца на коне с маленькими фигурками солдат, бредущих вдали. Первый консул был весьма удовлетворен портретом и сразу же заказал несколько повторений. [1]

После того, как Давид стал живописцем Наполеона, тот в свою очередь изъявил желание, чтобы в произведении искусства было, прежде всего, отражено восхваление империи, и тогда Давид по его заказам написал две крупные композиции: «Коронование императора и императрицы» (1806−1807) и «Присяга армии Наполеону после раздачи орлов на Марсовом поле в декабре 1804 г.» (1810). Получить заказ на такую большую и сложную работу было счастьем и честью для Давида. Он даже написал Наполеону письмо, которое начиналось с благодарственных строк: «Государь!

С тех пор пан пито количество мне оказало честь избрать меня для написания картин, посвященных церемонии коропояпппи, я намеревался отдать свою кисть всецело на службу вашему величеству и сделать свою семью счастливой тем, что принесет мне мое работа." [7 с. 240]

На первом полотне художник стремился представить коронацию так, как она происходила в действительности, с максимальной объективностью. Каждое лицо изображено с большей экспрессией и психологичностью; идеализированы только образы Наполеона и Жозефины, выделенные светом. И по просьбе императора в композицию была добавлена, на самом деле отказавшаяся присутствовать на коронации, мать Наполеона. «Коронование…» характеризуется новой, более яркой цветовой гаммой (здесь присутствуют черные, белые, зеленые, красные и золотистые тона), в которой угадывается стремление живописца передать краски такими, какие они есть на самом деле, и несоответствием между реалистическим портретом и театрально напыщенной и вялой композицией. 2] Приступая к основной работе, Давиду пришлось убедиться, что работа предстоит еше более запутанная, чем можно было предположить. Чуть ли не все участники церемонии претендовали быть изображенными в картине не на том месте, где они действительно стояли, а в соответствии с иерархией чинов и званий. Обидам, уговорам, прямым приказаниям не было конца, композицию то и дело приходилось менять. Где тут думать о прекрасном беспорядке красочных нитей, непосредственности движений. Мелкие уколы самолюбия чередовались с прямыми унижениями. Пий VII категорически отказался позировать Давиду. «Праведное небо! Наместник бога на земле станет позировать богоотступнику и цареубийце, кровожадному монтаньяру. Да и вообще писать папу римского великая честь.» [5 с. 64] Но в итоге Папа Римский позировал Давиду. Потом шли десятки других портретов: члены императорской фамилии, высшие сановники, маршалы, фрейлины, иностранные послы. Турецкого посла тоже пришлось уговаривать, чтобы он согласился позировать. -- коран запрещает изображение людей.

Картина была настолько велика, что не помещалась в ателье. Давиду предоставили часовню, кое-как оборудованную под мастерскую, С помощью своего ученика Руже Давид начал работать. Перспективное построение архитектурной части чертил декоратор Даготти -- оно оказалось настолько сложным, что при всей своей опытности Давид боялся ошибиться. Приказания и исправления продолжали тревожить Давида. [5] Почти каждый раз, бывая в Париже, Наполеон находил время встретиться с Давидом и дать ему несколько советов относительно его работы над картиной. Если и в бытность свою консулом Бонапарт не стеснялся судить об искусстве без всякого смущения, то теперь и подавно он не стеснялся ничего. Впрочем, происходило это не потому, что Наполеон почитал себя знатоком живописи, просто он видел в картинах только удобное средство собственного возвеличивания и решительно ничем, кроме этого, не хотел интересоваться.

Наполеон остался недоволен, что Давид изобразил Пия VII сидящим со сложенными на коленях руками. «Я не для того пригласил его сюда, чтобы он ничего не делал», -- сказал император, и Давиду пришлось переписать фигуру папы: теперь, подняв руку, он благословлял императорскую чету. Кажется, Давиду было труднее кончить «Коронацию», чем Наполеону покорить Пирону. Во всяком случае, он писал картину медленнее, чем император вел войны.

Только через три года после коронации, в 1807 году, окончил Давид полотно, равного которому по размеру не писал никогда. Он мог гордиться: груд, завершенный им, был велик, и ожидавшие почести тоже, вероятно, будут велики, но радости он не испытал. [5]

Стоит отметить, что данное событие в ту пору вызвало очень много негодования и разногласий, ведь до Наполеона титул императора был получен впервые Карлом Великим после коронации его в 800 году. И в самый ответственный момент церемонии, когда Папа Римский Пий VII вознёс в руках корону над головой будущего императора, Наполеон выхватил её и собственноручно водрузил на свою голову, а затем взял вторую корону и короновал свою жену Жозефину. Это был очень символичный момент. Наполеон не хотел, чтобы папскому жесту было преданно уж очень большое значение в данном событии. Он не пожелал принимать корону из чьи-либо рук, кроме своих. Этот знаменательный момент и изобразил Давид на своём знаменитом полотне.

В работе «Наполеон в рабочем кабинете», написанной в 1812 году, Давид отходит от идеализации образа Бонапарта и изображает реального человека. По свидетельствам современников именно на этом полотне передан самый правдивый образ Наполеона. Он изображен в скромном синем костюме полковника гренадеров гвардейской пехоты, стоящим у позолоченных массивных стола и кресла, на фоне свитков и фолиантов, часов, показывающих раннее время, когда начинается работа императора французов. Давид не польстил модели: хотя образ выглядит эффектным, но художник подчеркнул маленький рост Бонапарта, редкие волосы, обрюзгшее лицо. [10] Правы те исследователи, которые не отождествляют эту приземленность с ординарностью. Как никогда раньше, Давид передает в портрете напряженную работу мысли, ум Наполеона. В портрете «Наполеон в рабочем кабинете» Давид завершает традицию, сложившуюся во французском искусстве еще во времена Возрождения, когда в официальном портрете внешняя репрезентативность, представительность сочетались с правдивостью. [14]

Подытоживая, можно сказать, что в работах Давида видны профессионализм и отношение к Наполеону как к мировой личности. Какими бы сложными не были их отношения, в своих картинах Давид показывает только то, что хочет император, но при этом в его работах мы не видим сухого подчинения приказам и безжизненного исполнение заказа. Мы видим исторические события и конкретные сцены такими, какими их видел Наполеон, что важнее, чем просто хладнокровная констатация фактов.

3. Жак Огюст Доминик Энгр

Двигаясь дальше от даты рождения Наполеона в хронологическом порядке, стоит рассказать о таком небезызвестном художнике Франции конца 18- начала 19 века, как Жан Огюст Доминик Энгр (1780−1867). В тот период в художественном мире у начинающих живописцев кумиром был Жак Луи Давид. В последствие обстоятельства складываются так что, Энгр уезжает во Францию и поступает в мастерскую Давида, который позже отзывается о нём, как о лучшем своём ученике. Через небольшой промежуток времени мастерство Энгра достигает того уровня, что он уже способен зарабатывать на жизнь своими портретами. Среди работ того периода стоит отметить портреты Наполеона. На одном из них (1804) Наполеон — Первый консул. Молодой человек в красном бархатном мундире и при шпаге сурово смотрит вперед, как бы предвидя свою великую судьбу. Этот портрет в полный рост Энгр намеревался выставить в Салоне, но к этому времени Наполеон объявил себя императором, и портрет консула потерял актуальность.

Энгр явно не поспевал за стремительной карьерой своего героя. Два года спустя он оперативно увековечил Наполеона-императора, и снова неудачно. Бросается в глаза поразительное сходство между императором с этого портрета и богом-громовержцем с картины Энгра 1811 года «Юпитер и Фетида».

Молодой художник изобразил новоиспеченного императора в архаическом стиле. Осенью 1806 года Энгр, наконец, смог отправиться в Рим. В его отсутствие портрет Наполеона, показанный в Салоне, подвергся суровой критике за «готичность» и «варварство». Узнав об этом, Энгр сильно огорчился. Но это придало ему и хорошей художнической злости. До сих пор неизвестно, было ли заказано купленное Законодательным корпусом накануне Салона 1806 года полотно, или амбициозный молодой художник написал его по собственной инициативе. Император изображен анфас, сидящим на троне. Он одет в тунику и большую коронационную мантию. В руках у Наполеона регалии: скипетр Карла V, жезл правосудия, отреставрированный по случаю коронации ювелиром Бьенне, на голове лавровый венец из золотых листьев, на груди -- Большая золотая цепь ордена Почетного легиона, украшенная бриллиантами.

На драпировке, которая служит фоном композиции, можно различить, по обе стороны от трона, большие гербы Империи (слева) и королевства Италии (справа). Оригинальность портрета, написанного Энгром, заключается, прежде всего, в композиции, которая идет вразрез с другими официальными портретами монархов.

К каким бы источникам вдохновения художник ни обращался, в его пристрастии к архаизмам просматривается сильное стремление отойти от современной ему традиции официального портрета и найти новый образ имперской власти.

Выставленная в Салоне картина не принесла того успеха, на который рассчитывал автор. Неизвестна реакция Наполеона, увидевшего себя в таком облике.

С картины не делали копий или гравюр. После закрытия Салона картину перевезли в Законодательный корпус, где поместили недалеко от портрета императрицы, заказанного художнику Летьеру. В 1832 году картину тайно передали в хранилище Дома Инвалидов, созданное по ходатайству постояльцев этого учреждения. Сегодня картина «Портрет Наполеона на императорском троне» считается одним из шедевров портретного искусства XIX века. [8]

Рассмотрев такие выдающиеся портреты Бонапарта, как Наполеон-имрератор и Наполеон-консул, можно сделать вывод, что Энгра интерисовал Наполеон скорее как историческая личность, а точнее как человек, который достигал поставленных перед собой елей. Живописец рскрывал в своих картинах не Бонапарта — хладнокровного завоевателя, или Бонапарта-деспота, это был Бонапарт-герой Франции. Но опять же не со стороны его военной карьеры, а со стороны политической карьеры. Энгр не был баталистом, он писал перадные портреты, поэтому в его работах мы можем узнать Бонапарта как человека, изменившего Франию в политической сфере. Это можно увидеть и в одежде, в которой он предстаёт перед нами на полотнах, и в мимики, которую передаёт Энгр. Нельзя назвать работы Энгра беспрестрастными, так же как и нельзя сказать, что он изображал сугубо личное отношение к Бонапарту. Именно тондем правдивости, сдержаной эмоциональности и парадности, сделали картины Энгра столь великими.

4. Жан Антуан Гро

Следующий великий живописец, о котором нельзя не упомянуть, говоря об образе Наполеона во франузской живописи, — это Жан Антуан Гро (1771--1835). Не тратя время на рассказ его биографии, стоит сразу перейти к интересующей теме. Как жизненный путь Жана Антуана пересёкся со стезёй великиого полководца.

Гро был учеником вышеупомянутого Давида. Позднее он говорил своему ученику: «Вы оживили мои статуи». [10] Что говорило о большей эмоццинальности работ Наполеона кисти Гро, чем Давида. Будучи вынужденным поступить на военную службу, живописе оказывается в армии Бонапарта, вскоре достигает офиерского чина. Супруга полководца, Жозефина, находясь в Генуе, обратила внимание на портреты работы молодого офицера и повезла его в Милан, чтобы он написал портрет Наполеона. Художник исполнил прекрасный эскиз, изображающий главнокомандующего итальянской армии на Аркольском мосту. В награду за этот эскиз Гро был назначен членом комиссии для собирания в побежденных городах произведений искусства для Луврского музея. [11] Духом героики пронизаны ранние работы Гро. Не смотря, на то, что Жан Антуан писал очень эмоциональные, живые картины, став официальным живописем Наполеона I, он не мог избежать подачи пафоса и льстивой идеализаии в своих работах. Но тем не менее Гро написал смелый и энергичный портрет Наполеон на Аркольском мосту. В великом полководце Гро обрел и покровителя, и главную тему своего творчества.

В этой картине живописец изобразил конкретное историческое событие: 17 ноября 1796 г. в битве при Арколе генерал Бонапарт первым устремился на штурм моста, занятого австрийской армией, увлекая за собой отступавших солдат. В конечном итоге героический поступок Наполеона привел к победе французов. Картина, сочетающая батальную сцену и парадный портрет, написана на основе личных впечатлений художника, который сопровождал Бонапарта в Итальянской кампании и был очевидцем происходящего. В образе Наполеона Гро воплотил характерный для неоклассицизма идеал сильной, волевой личности. Стремительный порыв вперед, хладнокровное спокойное лицо и напряженный взгляд подчеркивают решительность и мужество героя. Темпераментная живописная манера, динамика цветовых и светотеневых контрастов, пересечение разнонаправленных диагональных движений сообщают картине романтический пафос. Картина «Наполеон на Аркольском мосту» принесла художнику успех. [10] Захваченный энтузиазмом, царившим вокруг молодого победоносного генерала, Гро стал вдохновенным летописцем наполеоновской эпопеи, запечатлевшим важнейшие ее вехи. Он писал множество работ с Бонапартом. В 1801 он написал картину Битва при Назарете, в 1804 — картину Наполеон в госпитале чумных в Яффе, а в 1806 — картину Битва при Абукире. В 1808 Гро создал одну из самых известных своих работ — Битва при Эйлау (1808). На этом полотне император, разбивший соединенную русско-прусскую армию, предстает как милосердный победитель, отдающий приказ об оказании помощи раненым врагам. В этой сцене немало фальши, однако трагизм войны передан без прикрас: небо черно от дыма, на переднем плане громоздятся замерзшие трупы, среди которых шевелятся раненые; в глубине картины на снежной равнине проступают грязно-желтые пятна -- тоже груды тел, припорошенные снегом. В его более поздних произведениях — Сдача Мадрида (1809), Наполеон перед пирамидами и Битва при Прейсиш — Эйлау — заметно снижение пафоса, отказ от оригинальных композиционных решений и даже снижение качества живописного исполнения. [13] С наступлением в 1815 периода Реставрации героические мотивы уходят из творчества мастера. Его путь в искусстве лежал между классицизмом и романтизмом.

Можно сказать, что лучшими в цикле батальных картин Гро являются «Зачумленные в Яффе» (1804, Лувр) и «Битва при Эйлау» (1808, Лувр). Оба полотна посвящены легендарным, обросшим всякого рода красивыми дополнениями эпизодам, связанным с Наполеоном. Первый произошел во время египетского похода, когда Наполеон посетил госпиталь чумных больных, второй -- после битвы при Прейснш-Эйлау, однако художнику лучше удались персонажи второстепенные, через образы которых Гро сумел сказать правду о войне. В «Зачумленных в Яффе» фигуры, находящиеся в тени на первом плане, поражают естественностью и глубоко запечатленным страданием: слипшиеся пряди волос, синевато-коричневые губы, набухшие веки, землистая бледность лиц -- все это передано сильно и смело.

Работы Гро нравились всем. Одних привлекал сюжет, особенно самого Наполеона, самолюбование которого доходило до того, что он даже пожелал заменить фигуру выигравшего битву маршала на собственную (мы имеем в виду эпизод, связанный с картиной «Битва при Абукире» (1800, Версаль,. Музей), главным действующим лицом которой был Мюрат). Нравились картины и художникам, в частности будущим романтикам, оценившим новую, не свойственную неоклассикам патетическую интерпретацию военной темы, а также правдивость отдельных образов. В дальнейшем Гро-баталист явно выдохся, особенно в годы Реставрации, когда он поставил свою кисть на службу Бурбонам. [2]

Так же нет смысла растекаться мыслью по древу, говоря об остальных произведениях автора с участием Наполеона. Ведь восстановив некоторые события, изображённые на картинах Жана Антуана и тщательно всматриваясь, изучть менеру письма, различные построения композиии, сами темы, выбранные художником, можно не то чтобы понять и осмыслить, а почувствовать отношение автора к Бонапарту. Взглянуть на генерала глазами Жана Антуана Гро.

5. Франсуа Жерар

Одним из старших учеников Давида, пришедших к нему до революии был Франсуа Жерар (1770--1837). Сблизившись с Жераром в годы революции, Давид возлагал на него большие надежды, и творчество художника, особенно портреты, исполненные в конце XVIII -- начале XIX в. казалось бы, подтверждали, что этим надеждам суждено оправдаться. Жерар умел нравиться заказчикам! И с каждым годом его творчество становилось все более внешним, идеализирующим. Вскоре он сделался излюбленным портретистом европейских монархов, аристократов, дипломатов, светских дам. Недаром его прозвали «живописцем королей и королем живописцев». Портреты фактически оттеснили на второй план историческую живопись, которой, особенно вначале, Жерар уделял большое внимание, умея приспособиться ко вкусам времени. [2] Талант мастера привлёк внимание Наполеона, когда тот пришёл к власти во Франции. Выставленные в 1799 г. портреты матери Наполеона, графини Реньо де Сен-Жан д’Анжели и Жозефины Бонапарт окончательно подтвердили его портретное мастерство. «Портрет Жозефины» являл собой новый тип парадного портрета, в котором Жерар сочетал строгость классической композиции с простотой и естественностью передачи облика портретируемого. Годом позже Наполеон поручил Жерару украсить сценами из Оссиана дворец Мальмезон, в 1802 г. мастер стал кавалером ордена Почётного Легиона, а в 1806 г. — придворным живописцем императрицы Жозефины. Один из самых известных портретов кисти Жерара изображает Наполеона в коронационной одежде. В этой работе художник передаёт величие Наполеона с помощью одного изобразительного средства — это одежда для коронации. Нет на картине никакого действия, динамики. А оно здесь и не требуется. Основная задача Жерара была не запечатлеть коронацию или какие-либо действия связанные с ней, а скорее, показать время после неё. Выражаясь метафорически, можно сказать, что на картине изображено будущее Франции. На лице императора выражение полного спокойствия и уверенности. Всем своим видом император как — будто даёт понять, что власть полностью в его руках на сколько он решительно настроен. При этом данная работа Жерара достаточно традиционный парадный портрет, который на самом деле несёт в себе не просто информацию о каком-либо событие, а передаёт настроение портретируемого.

6. Поль Деларош и закат карьеры Наполеона

И последний в списке художников, рассмотренных в данной работе, но не последний по значению, знаменитый французский художник Поль Деларош. Рамки курсовой работы ограниченны только французскими художниками, работающими при жизни Наполеона, и Поль Деларош не входит в их число. Его работы с изображением Бонапарта написаны после смерти императора. Невозможно о них не упомянуть. Это картина «Наполеон пересекает Альпы» 1848 года и «Наполеон после отречения в Фонтенбло» 1840 года, она как нельзя лучше завершит рассказ о Бонапарте в картинах французских художников. На ней изображён отрёкшийся и изгнаный правитель. На его лице яркое выражении усталости и, возможно, смирения, а может быть и злости. Слишком богата гамма эмоций, отображённых на лице Бонапарта, чтобы так просто перечислить её. Портрет написан не с натуры, и поэтому его ценность только возрастает. Ведь стоит только представить себе каково это писать уже не существующего человека и при этом настолько живо передать такое сложное выражение эмоций и черт характера. Эта картина, можно сказать, является подводящей финальную черту в цикле работ с изображением Бонапарта и иллюстрацией к концу его карьеры.

После знаменитых «Ста дней» 22 июня 1815 года составленное по новой конституции собрание приняло его второе отречение и провозгласило императором его малолетнего сына Наполеона II. У Наполеона созрело решение отплыть в Америку на двух фрегатах, предоставленных ему французским правительством. Его слишком длительное пребывание в Мальмезоне позволило ему избежать ловушек Бурбонов. Униженные Наполеоном, они бы поступили с ним так же, как он поступил с герцогом Энгиенским, и расстреляли бы его, как позже расстреляли маршала Нея. 15 октября 1815 они отправили Наполеона на остров Святой Елены в Атлантическом океане неподалеку от побережья Африки.

Заключение Наполеона не отличалось суровостью. При нем находилась небольшая свита, которой только и оставалось, что спорить из-за пустяков. В глазах англичан он не был ни полубогом, ни падшим героем, ни даже бывшей коронованной особой (Великобритания никогда не признавала империи), но просто знатным пленником, «генералом Бонапартом».

Когда Наполеон умер 5 мая 1821, особой вспышки сострадания в Европе не наблюдалось. Но его посмертное послание достигло Франции и Европы как раз вовремя. Священный союз и консервативная политика, которую он пытался навязать Европе, равно как и реставрация Бурбонов во Франции, потеряли свою привлекательность. Европа снова обратилась к его либеральным идеям. В итоге Наполеон предстал как мученик реакционных монархов. Наступила эпоха романтизма, и Наполеон превратился в одного из гигантских мифических героев наряду с Фаустом, Дон Жуаном и Прометеем. 3]

Заключение

И после смерти Наполеона еще долгое время в изобразительном искусстве продолжалась тема «наполеонистики». Многие художники писали великого императора. О некоторых из них хотелось бы сказать отдельно, т.к. они не вошли в рамки курсовой работы, но говоря об образе Наполеона в изобразительном искусстве, их работы невозможно игнорировать вовсе.

Аппиани Андреа — итальянский живописец, писал Бонапарта ещё при его жизни. У него есть как портретные работы, так и метафоричная работа под названием «Апофеоз Наполеона». Такая известная личность во французской батальной живописи, как Орас Верне, конечно же не мог в связи со своей направленность в живописи, не запечатлеть Наполеона на своих полотнах. А в частности у него есть работа из серии наполеоновских войн «Битва при Йене и Ауэрштедте». И Карл Верне не обошёл тему Бонапарта. Об этом свидетельствуют, например, картина «Портрет Наполеона со свитой» и «Отъезд Наполеона I на Неман». Вообще, тема встречи двух императоров была довольно популярной среди художников, и изображалась в различных техниках. Так, например, существует гравюра выполненная Куше по оригиналу французского живописца Жана-Франсуа Свебаха. И ещё многие воплощали эту тему в своих творениях: Жан Франсуа Дэбре, Луиджи Счьявонетти, Даниэль Арноде, и другие художники различных национальностей несколько меньшего масштаба, чем те, о которых говорилось в основной части данной работы.

Французский исторический живописец, портретист, рисовальщик литографий и писатель, ученик Жака Луи Давида — Анн-Луи Жироде-Триозон написал портрет Наполеона в полном императорском обмундировании. Великий баталист Жан-Луи-Эрнест Месонье, конечно же не обошёл Бонапарта стороной.

Подытоживая всю проделанную работу можно прийти к выводу, что данная тема практически неисчерпаема, но в обусловленных рамках курсовой работы раскрыта. И актуальность её не угаснет, потому что фигура Наполеона относится к личностям, чья известность достигает мирового масштаба, и является важной ступенью развития общества. Есть события и вещи в истории человечества, которые нельзя вычеркнуть или недооценить их значимость. А когда сталкиваются такие яркие явления, как искусство и история, создавая симбиоз сфер жизни общества, они представляют собой огромную важность, как для настоящих, так и для будущих поколений людей на планете. Это бесценное наследие нашего прошлого. К тому же, и Наполеон Бонапарт и художники, описываемые в данной работе, были гениальны и исключительны, а такие люди и их деяния навсегда остаются в истории и разумах людей.

Список литературы

1. Герман М. Давид. — М.: ЦК ВЛКМС «молодая гвардия». 1964 выпуск (381)

2. Калитина Н. Н. Французское изобразительное искусство конца 19−20 веков. — Л.: изд-во Ленинградского университета. 1990

3. Манфред А. З. Наполеон Бонапарт, 5-е изд. — М.: 1989

4. Тарле Е. В. Наполеон. — М.: Наука, 1991

5. История классического искусства. — М.: Искусство. 1980

6. Наполеон: Энциклопедия. — Екатеринбург.: У — фактория. 2004

7. Речи и письма живописца. Л. Давид — Л.: ОГИЗ-ИЗОГИЗ Москва. 1933

8. http: //www. art-catalog. ru

9. http: //www. artclassic. edu. ru

10. http: //www. art-data. ru

11. http: //www. artfrance. ru

12. http: //www. art-spb. ru

13. http: //www. museums. in. ua

14 http: //www. smirnova. net

ПРИЛОЖЕНИЕ

Жак Луи Давид.

Портрет генерала. 1797 г.

Жан Антуан Гро.

Наполеон Бонапарт на Аркольском мосту. 1797 г.

Франсуа Жерар.

Портрет Наполеона. 1804 г.

Поль Деларош.

После отречения в Фонтенбло. 1840 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой