Образование болгарского государства и народности

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Образование болгарского государства и народности

План

1. Славяне и Византийская империя в V—VII вв.

2. Начало государственного строительства

3. Принятие христианства в Болгарии. Церковная организация.

4. Болгария в конце IX — нач. XI в. Правление Симеона

5. Культурное развитие

6 Установление византийского господства

1. Славяне и Византийская империя в V—VII вв.

Новое государство возникло на балканском полуострове на территории между Дунаем и Балканским горным хребтом в 80-е гг. VII в. На начальных этапах формирования болгарской государственности в этом процессе приняли участие два народа — протоболгары (народ тюркской группы) и славяне. Сложный процесс развернулся на территории, где ранее обитало другое население. До конца I тысячелетия до н.э. там проживали фракийцы, оставившие новым пришельцам богатые традиции земледелия, скотоводства, торговли и оригинальной культуры. Фракийская история изобиловала многими событиями, которые повлияли и на болгарскую историю. Так, фракийские районы в VIII- VII вв. до н.э. были охвачены греческой колонизацией. Греки основали целый ряд городов по Черному морю, из которых многие по прошествии веков стали болгарскими. Среди них Аполлония (Созополь), Одессoc (Варна), Месемврия (Несебыр) и др. Во II веке до н.э. на вышеупомянутых землях появились римляне, подчинившие фракийцев. Придунайские земли образовали римскую провинцию Мезия, на Юго-Западе Балкан возникла провинция Македония, ближе к Балканскому хребту — Фракия, Несмотря на то, что в первых веках нашей эры на Балканах утвердилась преимущественно римская культура, на черноморском побережье сохранялось греческое население со своими традициями.

Появившиеся в V веке нашей эры на Балканах славяне вошли, таким образом, в сферу влияния более высокой культуры, что несомненно имело огромное воздействие на их развитие. Славяне поменяли места своего привычного обитания, увлеченные так наз. Великим переселением народов. В V — VII вв. славянские поселения обнаруживаются у границ, а затем и на землях Византийской империи. Знакомство с Византией славяне начали с набегов на ее территорию, лишив империю покоя.

Особенно докучали славяне Византии в период правления императора Юстиниана (527−565). Крупнейшие византийские историки V — VII вв. сочли своим долгом охарактеризовать непрошеных гостей весьма нелицеприятно. Отрицательные отзывы о славянах бесспорно преувеличены, но нет оснований вообще им не доверять, ибо оценки разных авторов, свидетелей тех далеких событий, нередко совпадают. Об одном их славянских нападений на империю (548 г.) византийский историк Прокопий Кесарийский отозвался следующим образом: «В это время войско славян, перейдя реку Истр (Дунай), натворило ужасных бед по всей Иллирии, вплоть до Эпидавра, убивая и уводя в рабство всех, кто им ни попадался, а также грабя добро». «В 550 году, — продолжает тот же автор, — славяне взяли после длительной осады город Топир, близ Эгейского моря, притом они убили всех до одного мужчин числом 15 тысяч». Можно многократно умножить ссылки на такого рода свидетельства византийских, преимущественно, авторов, но в сущности характеристика «варварских злодеяний» как правило, однотипна. Кроме того, и византийцы не оставались в долгу и жестоко мстили славянам в полном соответствии с обычаями того времени.

Однако середина VI века принесла важные изменения. От набегов славяне стали переходить к расселению на понравившихся им землях Византийской империи. К концу VI века Балканский полуостров был заполнен славянскими поселениями, колонизации подверглась и территория между Балканским хребтом и Дунаем. Именно на этой территории в 80-е гг. VII века стало формироваться болгарское государство. Славяне принесли на заселенные земли свою культуру, которая стала верхним пластом уже существовавших там культур.

Новые поселенцы создали на Балканах военно-территориальные образования — Славинии. Одной из таких Славиний, носящей название «Семь славянских родов» суждено было сыграть важную роль в государственном формировании будущей Болгарии.

Славяне, поселившиеся на Балканах, попали в разнообразные природно-климатические условия. Болгарское государство формировалось на Востоке и Центре Балкан. Территорию рассекали или обрамляли горные массивы — Балканский хребет, Рило-Родопский, Старо-Планинский и Пиринский. Имелась плодородная Дунайская равнина. Территорию в направлении к Черному и Эгейскому морям пересекали реки Марица и Искыр. Черное море было естественной границей Болгарии на Востоке. Сравнительно мягким был климат, преимущественно средиземноморский. Попав в новую для себя природную среду, славяне продолжали развивать привычный для себя земледельческий род занятий. Занимались и разведением скота.

Источники, красноречиво описывающие военные успехи славян, скупы на сообщение иных сведений. И все же коллективный портрет славян нарисован византийскими авторами. «Славяне и анты, — свидетельствует Прокопий Кесарийский, — не управляются одним человеком, но издревле живут в демократии и потому как удача, так и несчастье, обсуждаются у них сообща». Согласно отзыву византийского полководца кон. VI — нач. VII вв. Маврикия, «по причине любви к свободе они никогда не соглашаются служить или подчиняться, и особенно, в своей собственной стране. Они многочисленны и выносливы, легко переносят жар и холод, и дождь, и наготу тела, и недостаток пищи. С гостями они кротки и радушны, у них много разного скота и продовольствия, особенно проса и жита. Их жены целомудренны сверх всякой человеческой природы».

Балканский полуостров, особенно его Северо-Восточная часть, были весьма плотно колонизованы славянами, когда на этой же территории появились новые пришельцы. На этот раз это было тюркское племя протоболгар. Один из протоболгарских союзов обосновался в 70-х гг. VII в. в междуречье Дуная, Днестра и Прута, в районе, именуемом в источниках термином «Онгл». Воинственным протоболгарам удалось подчинить жившие по Дунаю славянские племена. А в начале 80-х гг. ими был покорен и славянский союз «Семь родов». Желание поскорее обустроиться и обжиться на новых землях объединило и победителей и побежденных. Славян и протоболгар сплачивала и опасность, постоянно исходившая из Византии.

Вынужденные волею судеб жить на одной небольшой территории два народа были крайне несхожи. Разные этносы имели свою специфическую культуру, привычки и пристрастия. Потому процесс создания единой славяно-болгарской народности растянулся на века. Быт, религия, способ хозяйствования — все было на первых порах различным. Протоболгары были спаяны устойчивыми родовыми связями, деспотический хан возглавлял общество резко военизированное. Славяне же отличались большей демократичностью. Достаточно вспомнить в этой связи отзывы византийских авторов о славянах. Оба этноса были язычниками, но поклонялись различным богам, каждый своему. Они говорили на разных языках, использую в качестве языка общения и письменности греческий. И, наконец, славяне были преимущественно земледельцами, а протоболгары скотоводами. Различия были преодолены примерно к середине X века, когда две народности, различные хозяйственные системы образовали единый экономический синтез, а тюркским этнонимом «болгары» стала называться единая славянская народность.

2. Начало государственного строительства

Сложный этнический процесс происходил в рамках государства, возникшего на бывших византийских землях, государства, получившего название «Болгария». Начальные шаги болгарской государственности пришлись на 681 год. В этом году Византия, безуспешно отражавшая натиск объединенных отрядов славян и протоболгар, вынуждена была заключить с ними мир, да еще на условиях выплаты ежегодной дани хану Аспаруху.

Об этих далеких событиях повествуют два византийских автора, которые, правда, не были свидетелями происходящего. Один их них, Феофан Исповедник (IX век) с горечью отмечал: «Итак, когда они (болгары и славяне) распространились в этих местах, они возгордились и стали нападать на находящиеся под ромейским управлением крепости и деревни и порабощать их. Вынужденный этим император замирился с ними, согласившись к стыду ромеев, из-за множества грехов их, предоставлять им ежегодную дань». Этим известиям можно верить, ибо один знатный византиец, патриарх Константинополя Никифор, сообщал примерно то же. Никифор писал: «Укрепившись и умножившись, они стали разорять деревни и городки Фракии. Видевшего это императора необходимость вынудила заключить с ними мир на условиях выплаты им дани». Со стороны Болгарии договор был подписан ханом Аспарухом. Началась история Первого Болгарского царства.

Государственное строительство воплотилось в деятельности первых ханов страны. Достаточно длительное время, почти два века, высшие государственные должности занимали протоболгары. Государство возглавлял хан, являвшийся верховным правителем и главнокомандующим. Обширный ряд протоболгарских ханов открывает основатель болгарского государства хан Аспарух (681−700), однако историографическая традиция возводит начало болгарской государственности к легендарным племенам вождя гуннов Атиллы (сер. V в.).

На долю первых правителей Болгарии выпали нелегкие задачи. Необходимо было переходить к оседлости и учиться жить в мире с соседями. Появилась первая государственная граница Болгарии. Во времена Аспаруха границей на Востоке было Черное море, на Юге — Стара Планина, на Западе — река Искыр, возможно Тимок, северная граница шла по Задунайским землям.

Ханы Болгарии не только воевали с соседями, но и занимались проблемой государственного устройства своей страны. Аспарух развернул строительство обширной ханской резиденции близ славянского поселения Плиска. Возникший город стал столицей Первого Болгарского царства. Площадь, занимаемая ханскими дворцовыми постройками, была огромной. Сказался восточный размах хана. Мирная деятельность по укреплению болгарского государства часто прерывалась боевыми действиями, чаще всего против Византии, не желавшей мириться с существованием нового беспокойного государства на своих бывших территориях. Именно успешные военные походы более всего оказывали воздействие на современников, запечатлевших в своих рассказах красноречивые подробности этих событий.

Занявший после Аспаруха болгарский престол хан Тервель (700−721) сумел подружиться с Византией и в 705 г. оказал содействие восстановлению на престоле низложенного византийского императора Юстиниана II, явившись под стены Константинополя с большим войском. В награду за поддержку Тервель получил титул «кесаря» и область Загорье, к югу от Старой Планины. Кратковременная размолвка Болгарии и Византии из-за этой области в 708 г. не омрачила дальнейших мирных отношений. В 716 г. мы застаем Тервеля, подписывающего выгодный для Болгарии мирный договор с Византией, которым подтверждалась выплата дани Болгарии. Тервель был союзником Византии в борьбе с арабами. В целом же этот хан был яркой личностью, не чуждался он и христианских идеалов, хотя сам возглавлял языческую Болгарию. Сохранился его перстень, на котором читается надпись: «Богородица, помоги Тервелю, кесарю». Ко времени этого хана относят сооружение впечатляющего каменного барельефа, высеченного на скале близ местечка Мадара, недалеко от Плиски. Сохранившиеся вокруг «Мадарского всадника» надписи, правда, фрагментарные и с трудом читаемые, повествуют об успехах политики Тервеля.

В 803−814 гг. на болгарском престоле хан Крум, не менее блистательный, чем Тервель. О Круме повествуют многие источники, из которых узнаем о впечатляющей внутренней и внешней политике этого болгарского правителя. Так, Крум явился первым законодателем Болгарии. Законы хана сохранились в пересказе греческого энциклопедического словаря — Суды (Х в.). Согласно данным «Суды» законы были изданы Крумом после допроса им аварских пленников, которые назвали в числе причин, повлекших гибель своего мощного государства, клеветничество, мздоимство, пьянство и рост социального неравенства. Дабы остановить развитие этих пороков в Болгарии, Крум и издал законы, регулирующие судопроизводство, ужесточающие наказания за воровство, а также приказал вырубить в Болгарии виноградники.

Хану Круму удалось провести административную реформу. Было ликвидировано деление страны на племенные единицы — «Словении», вместо которых вводились «Комитаты» с представителями центральной власти во главе.

В законах говорилось, что «если кто-нибудь обвинит другого, не следует его слушать, а сначала связав, надо его допросить, и если окажется, что он клеветал и лгал, убить его. И пусть не будет дозволено давать пищу тому, кто ворует, и если кто-то отважится на это, то пусть будет тотчас отобрано его имущество. Каждому нищему давать не мало, а сполна, чтобы он снова не впал в нужду, иначе пусть будет отобрано имущество у того, кто этого не сделает».

Внешнеполитическая деятельность хана Крума была не менее удачной. Болгарский хан успешно воевал с Византией., которая не оставалась в долгу. В 811 г. большое византийское войско во главе с самим императором Никифором выступило в поход против Болгарии. Византийцам удалось захватить и разграбить болгарскую столицу Плиску, после чего Никифор поспешил вернуться в Константинополь. Но путь был прегражден болгарским войском. В узком ущелье болгары устроили засаду, соорудив мощный завал из поваленных деревьев. По словам хрониста, император воскликнул: «Даже если бы мы обрели крылья, никто не мог бы надеяться избежать гибели». Попавшее в засаду войско было разгромлено болгарами, погиб и сам император Никифор. Как военный трофей и знак блистательной победы демонстрировал Крум окованную серебром чашу, сделанную из черепа погибшего византийского императора.

Победы болгарского хана следовали одна за другой. В его руках оказался центральный город Фракии Одрин. В начале 814 г. Крум был готов отправиться на штурм византийской столицы — Константинополя. Однако в разгар приготовлений он внезапно скончался. Реформы Крума, в частности административная, присоединение к Болгарии областей, населенных преимущественно славянами, все это ускорило процесс ассимиляции протоболгарского этноса славянским.

Болгария набирала силу. С ней вынуждены были считаться Византийская и Франкская империи. С Византией сменивший Крума хан Омуртаг (814−831) предпочитал дружить, а не воевать. Уже на следующий год после своего вступления на престол болгарский хан заключил с Византией договор о 30-летнем мире. И подтвердил верность этому договору прийдя на помощь византийскому императору Михаилу II в его борьбе с незаконным претендентом на престол Фомой Славянином. Воевать Омуртагу пришлось на Северо-Западе Болгарии, на дунайской границе и против франков в 824−825 гг.

В своей внутренней политике Омуртаг продолжил начатые его отцом меры по укреплению государственного правопорядка и центральной власти. Развернулось большое строительство. Была восстановлена столица Болгарии Плиска, разрушенная в 811 г. Никифором. Там был построен новый дворец, языческий храм, обновлены городские укрепления. Поскольку болгарский хан менял свои резиденции, дворцовые комплексы были построены и вне Плиски в разных областях Болгарии. Так, был выстроен дворец на Дунае, о чем повествует впечатляющая надпись, высеченная на колонне. Надпись гласит: «Великий хан Омуртаг, пребывая в старом дворце своем, воздвиг преславный дом на Дунае и измерив расстояние между двумя всеславными дворцами, насыпал посредине курган. От вершины этого кургана до моего старого дворца аула — двадцать тысяч оргий, и до Дуная — двадцать тысяч оргий. Сам же курган всеславен. Как бы хорошо ни жил человек, он умирает и рождается другой. И пусть рожденный после нас, увидев это, вспомнит его создателя. А имя владетеля Омуртаг — великий хан. Да благословит его Бог прожить сто лет». О строительстве еще одной ханской резиденции повествует и такая надпись:" Великий хан Омуртаг — Богом поставленный владетель земли, где он родился, пребывая в стане своем Плиске воздвиг аул на реке Тича… и построил искусно мост через Тичу вместе с аулом, и поставил в этом ауле 4 колонны, и на колоннах двух львов. Владея многими болгарами и покоряя врагов своих, пусть проживет от в радости и веселье сто лет, Время же, когда было все это построено по болгарскому счету первый год вола, а по греческому пятнадцатый индикт".

Ханские надписи свидетельствуют о том, что болгарские владыки хранили протоболгарские традиции. Они сообщают и о системе протоболгарской администрации. Так, в записи о сменившем Омуртага хане Маламире (831−836) сообщалось, что «Великий хан Маламир — Богом поставленный владетель. Его старый боил-кафхан Исбул построил этот водосток и передал его владетелю. И много раз давал владетель болгарам еду и питье, а боилам и богаинам большие дары». Еще об одном хане Пресиане (836−852 гг.) говорилось. что он послал кавхана Исбула и дал ему войско с ичергу-боилом и кана-боилом Колобером. И двинулся кавхан на смолян. Когда кто-то говорит правду, Бог видит, и когда кто-то лжет, Бог видит. Болгары сделали много хорошего христианам, а христиане забыли об этом, Но Бог видит". Надписи свидетельствуют о том, что ханы отделяют болгар-тюрок от остального населения страны, т. е. этническая разделенность протоболгар и славян в середине IX в. еще сохранялась.

У протоболгар сохранились и свои, присущие лишь этому этносу навыки и черты. Судя по источникам IX в., протоболгары продолжали придерживаться многих своих обычаев. Выступая в поход, они несли впереди войска вместо знамени конский хвост. Перед боем собирались в определенные дни и часы и предавались заклинаниям, играм, песням и гаданиям. Во время трапезы за стол садился лишь сам хан, а его сановники и даже жена сидели далеко от него на низких сидениях или даже на земле.

В качестве приданого невестам давали скот. Камни использовали как лекарства против различных болезней. Соблюдались и многие другие тюркские обычаи.

Едва ли возможно определить точную дату оформления болгарской народности. И тем не менее, во второй половине IX в. процесс вступил в свою завершающую стадию. Синтез двух этносов — славян и протоболгар ускоряла реально идущая со стороны Византии опасность. В течение длительного времени два народа проживали вместе на одной территории, вступая в интенсивные бытовые контакты. Объединяющую роль сыграло и общегосударственное законодательство. Постепенно и достаточно плавно процесс ассимиляции протоболгар славянами протекал еще и потому, что славян было численно больше. На Балканах славяне-земледельцы имели больше возможностей для развития хозяйства, чем протоболгары-скотоводы. Успешные войны болгарских правителей способствовали присоединению областей с преимущественно славянским населением. Существенный удар по этнической обособленности двух народов нанесли своими реформами ханы Крум и Омуртаг, поделив страну на административные округа, нарушающие прежнюю этническую замкнутость. Важнейшую роль в сплочении двух этносов сыграло последующее в 60-е годы IX в. крещение Болгарии.

Первоначальный период истории страны пришелся на 80-е годы VII в. и завершился к середине IX в. Его центральным событием стало появление на карте Европы нового государства- Болгария, созданного двумя народами — славянами и протоболгарами, образовавшими впоследствии единую славянскую народность.

3. Принятие христианства в Болгарии. Церковная организация

византийская империя болгария христианство

Крещение Болгарии, изобретение славянской письменности и формирование новой христианской духовности стало главными событиями болгарской истории второй половины IX — первой четверти X в. Путь Болгарии к христианству был длителен. Признанная еще в 681 г. Византией Болгария приняла новую религию лишь почти два век спустя, при хане Борисе (852−889 гг.). Болгарский хан, решив ввести в стране новую веру, должен был справиться одновременно с двумя сложнейшими задачами: принудительно или добровольно окрестить свой народ и в то же время найти достойное место для Болгарии в ряду христианских государств. Для христианских Европы и Византии языческая Болгария не являлась полноправным партнером.

К сер. IX в. в Европе сложилась достаточно устойчивая церковная иерархия, которая, однако, не исключала борьбы папы римского и византийского патриарха за первенствующую роль.

Хан Борис, решившийся окрестить Болгарию — личность несомненно яркая и драматичная. Язычник — хан Борис и христианин — князь Борис-Михаил — это одно и то же лицо. Смиренный монах и разгневанный правитель, приказавший уничтожить не толь ко более пятидесяти предводителей языческого бунта, но и все их семьи, а также повелевший ослепить своего сына за измену христианству — это тоже Борис I.

Поиски своего места в христианском мире Болгария начала с помощью оружия. Однако Бориса преследовали военные неудачи, не помогла и политика лавирования. Вскоре после своего вступления на престол Борис в союзе с Великой Моравией начал войну против немецкого короля Людовика, но потерпел поражение. Неудача постигла его и в борьбе с Византией в 855−856 гг. Болгария потеряла тогда область Загоры и Филиппополь. Не помог в борьбе с Византией и союз с Людовиком Немецким, снова последовало поражение. И тогда Византия предложила болгарскому хану мир и совершение в его стране обряда крещения. Введение новой религии растянулось на несколько лет, с 864 до 866 г. Почему болгарский правитель принял, наконец, решение о крещении? Возможно под влиянием серии военных неудач, а также привлеченный заманчивым предложением Византии вернуть Болгарии ряд отторгнутых у нее областей. Возобладало желание Бориса вписаться в христианскую общность европейских народов.

В начале 864 г. хан Борис был окрещен вместе с семьей и ближайшими сановниками в своем дворце в обстановке полной таинственности. Акт крещения был совершен священниками, прибывшими из Византии. Этот акт не был торжественным. Народ в целом не понимал и не принимал новую религию. Не замедлил подняться мощный языческий бунт, тотчас же жестоко подавленный Борисом. Духовный сын византийского императора Михаила III, каковым являлся теперь болгарский хан, принял титул князя и новое имя Михаил. Справившись с антихристианским движением, правитель Болгарии был еще очень далек от заветной цели устройства самостоятельной болгарской церкви.

Впереди была длительная борьба за ее автономию. Стараясь добиться самостоятельности для своей церкви, Борис лавировал между двумя могущественными христианскими центрами — Римом и Константинополем. Болгария добивалась статуса автокефалии церкви, либо патриархии. Стремясь получить необходимые разъяснения относительно положения болгарской церкви, князь Борис отправляет послания в разные христианские центры. Византийский патриарх Фотий в ответ на вопросы болгарского князя прислал морально-этическое послание, в котором, правда, ни словом не обмолвился о положении болгарской церкви в иерархии вселенских церквей. В послании он наставлял Бориса в том, что глава государства обязан заботиться не только о своем спасении,, но и вверенном ему народе, руководить им и вести к совершенству. Но вразумительного ответа о статусе болгарской церкви Борис от константинопольского патриарха так и не получил. Тогда он решил обратиться по другим адресами. Болгарские посольства были отправлены к Людовику Немецкому, в Регенсбург, а также в Рим, к папе Римскому (866 г.). Папа откликнулся объемным посланием, прислав 106 ответов на вопросы болгар. Судя по посланию папы, болгарского князя более всего интересовали проблемы учреждения в Болгарии патриархии и процедура рукоположения патриарха. Борис просил разъяснить основы новой религии, прислать богослужебные книги и проповедников. Папа разъяснил, что Болгарии пока подобает иметь епископа, а не патриарха. После рукоположения епископа можно избрать архиепископа, а уж затем и патриарха, рукоположить которого может более высокий церковный чин, т. е. кто-то из уже существующих патриархов. Глава римской церкви подробно рассказывал болгарам, какие патриархи являются истинными. При этом он не преминул подчеркнуть, что Константинопольская церковь не является апостольской и создана лишь по благоволению светских властей, в то время как римская церковь освящена апостолами Петром и Павлом. Таким образом, вновь обращенных болгар погружал в пучину длительной Римо-Константинопольской церковной распри.

В 867 г. умер папа Николай I. В этом же году был низложен с патриаршего престола Фотий. Борису пришлось иметь дело с новыми партнерами. Болгарское посольство отправилось в Рим к новому папе с просьбой рукоположить архиепископом Болгарии выдвинутого болгарами кандидата. Папа же настаивал на своем кандидате на болгарский церковный престол. История с определением статуса болгарской церкви завершилась на вселенском соборе 870 г., где болгарская церковь была поставлена под верховенство Константинопольской патриархии. Во главе церкви был поставлен архиепископ, рукоположенный Константинопольским патриархом.

Началась трудная работа по строительству болгарского клира, христианских храмов, формированию корпуса богослужебной литературы.

Тем временем в христианском мире произошли важнейшие события, прямо отразившиеся и на судьбе Болгарии и на ее церкви. Славянские просветители, святые братья Константин (Кирилл) и Мефодий в начале 60-х годов IX в. изобрели славянскую письменность, успешно перевели с греческого на славянский язык основные богослужебные книги и стали проводить богослужения на славянском языке в Великой Моравии. Ими была воспитана целая плеяда талантливых учеников и последователей. Именно этим ученикам Кирилла и Мефодия довелось сыграть огромную роль в становлении болгарской церкви и воспитании первых болгарских священников. Однако миссия славянских просветителей в Великой Моравии закончилась после смерти Кирилла (869 г.) и Мефодия (885 г.). По настоянию немецкого духовенства их ученики были изгнаны из страны. Часть их обрела приют в Болгарии.

В 886 г. князь Борис с почетом встретил в болгарской столице Климента, Наума, Ангелария, а затем Константина. Наум стал проповедовать в Плиске, Климент — в Охриде. Эти города стали важнейшими центрами по подготовке священнослужителей Болгарии.

В 889 г. князь Борис оставил трон и ушел в монастырь, посчитав свою государственную миссию выполненной. Царский трон занял старший сын Бориса Владимир-Расате. В течение почти пяти лет он пытался вернуть Болгарию к язычеству, что вынудило Бориса покинуть монастырь и вернуться к государственным делам. Владимир был отстранен от престола и ослеплен. Князем был провозглашен Симеон, один из сыновей Бориса (893 г.). Новый правитель Болгарии высокообразованный человек, отдал много сил укреплению болгарской церкви. Его острейшим желанием стало утверждение в Болгарии патриархии. с его именем связано строительство новых церквей. Была воздвигнута дворцовая церковь-ротонда в Преславе, богато украшенная и получившая с связи с этим название «золотой». Просвещенный болгарский князь, более десяти лет обучавшийся в Византии, возглавил переводческую и книжную деятельность болгарских церковнослужителей.

В целом, в эпоху Первого Болгарского царства (681−1018) с греческого на славянский было переведено много текстов Ветхого и Нового Завета и написаны оригинальные сочинения болгарских книжников на церковную тему.

Вожделенная мечта князя Симеона об учреждении в Болгарии патриархии, однако, не сбылась. Лишь его сыну Петру (927−970) удалось возвести болгарскую церковь в ранг патриархии, когда он женился на внучке греческого императора, и Византия одобрила этот шаг Болгарии. Именно в правление Петра в стране возникло множество монастырей, появились монахи, отшельники и пустыннослужители. Наиболее заметной и впечатляющей фигурой этого времени является св. Иоанн Рильский. Этот канонизированный после смерти монах-отшельник основал монастырь в горах Рильского массива, вел высоконравственную жизнь и совершал чудесные деяния. Он встречался с самим царем Петром, давая ему наставления об управлении государством.

Казалось, ничто не омрачает плавного эволюционного развития болгарской церковной организации. Однако именно в правление царя Петра, в сравнительно мирный период истории страны, в Болгарии поднялось мощное еретическое движение, получившее название богомильского. В сущности это была первая в Европе обширная богословская ересь, оказавшая сильное влияние не только на Болгарию, но и на Европу. Найти причины этого социально-религиозного движения достаточно трудно, ведь болгарская церковь была сравнительно молода. Возможно, сказалось трудное социально-экономическое положение населения, резко ухудшившееся после непрерывных войн Симеона. Возможно, как раз молодость самой церковной организации сыграла свою роль. Миновало всего лишь несколько десятилетий после принятия христианства в Болгарии. В стране помнили и об языческих временах, и о старых религиозных течениях, проникающих в Болгарию с Востока — манихействе и павликианстве. Для этих учений был характерен крайний дуализм, т. е. признание бесконечной борьбы доброго и злого начал.

Организатором движения стал поп Богомил, давший свое имя всей ереси. Богомилом была создана своя организация. Первую группу составляли близкие последователи Богомила — теоретики движения. Это были преимущественно духовные лица. Во вторую группу вошли сочувствующие новому учению. Сторонники еретиков появились как на селе, так и в городе. Официальная церковь не могла принять развиваемого богомилами учения о происхождении вселенной и человека, а также об устройстве государственной системы. Главным в учении богомилов была критика церкви, ее устройства и порядков, выступление против служителей церкви. Особенно яростно нападали богомилы на представителей высшего клира — епископов и митрополитов. Еретики выступали не только против официальной церкви, но и против светской власти и государства. Критика богатства и восхваление бедности занимали центральное место в их проповедях.

Главным источником для изучения истории этого еретического движения в Болгарии является современное ему сочинение пресвитера Козьмы «Беседа против богомилов». Именно это сочинение рисует живую и полнокровную панораму происходящих событий и позволяет представить их характер.

Козьма повествует, что богомилы считают все земное созданием дьявола. И не только земное, «небо, солнце, звезды, воздух, землю, человека, церковь, кресты и все Божье отдают дьяволу. И вообще все, что находится на земле — одушевленное и неодушевленное, называют дьявольским.». Более того, ругают богатых, учат своих не подчиняться господам своим, ненавидят царя, ругают старейшин, укоряют боляр, думают, что те неугодны Богу, когда работают на царя. И каждому слуге приказывают не работать на своих господ". Козьма пресвитер пытается и весьма удачно определяет истоки еретического движения в стране. Богомильство, по его мнению, вызвала и испорченность нравов болгарской церкви. «Откуда, — вопрошает он, — приходят эти волки, злые псы — еретические учения? Не от лености ли и невежества паствы? Пастырей? Как будет проповедовать слово Божье невежда, не знающий закона, часто поставленный законодателем за мзду? Священники пьют, грабят, тайно совершают другие плохие дела и нет никого, кто бы воспрепятствовал этим плохим делам. Нередко живут в лености».

Распространение богомильства весьма заботило не только церковную, но и светскую власть. Дважды обращался царь Петр за советами по поводу появившейся ереси к константинопольскому патриарху Феофилакту. Гонения на еретиков начались сразу же после возникновения движения в 20-е гг. Х в. Но официальная церковь с трудом справлялась со своими духовными противниками, невзирая на то, что богомилы преследовались и изгонялись, а книги их сжигались. Притягательное для всех недовольных учение богомилов имело длительную судьбу, долгое время распространялось в Болгарии (вплоть до XV в.). Это еретическое движение встречаем далеко за пределами страны — в Византии, Сербии и особенно Боснии.

Отягощенная еретическими движениями и переживающая трудности болгарская церковь была по статусу автономной и свободной в решении своих дел. Сильнейший удар был нанесен ей в 1018 г., когда Болгария вплоть до 1186 г. попала под власть Византии. Болгарская патриархия была уничтожена. Церковь возглавил архиепископ, местом пребывания которого стал г. Охрид. Несмотря на то, что византийский император Василий II своими грамотами подтвердил автономию болгарской церкви, лишь первый болгарский архиепископ был болгарином, затем высший церковный пост в Болгарии в пору византийского владычества занимали только греки.

После освобождения Болгарии от власти Византии в конце 80-х гг. XII в. в стране длительное время продолжались поиски путей укрепления болгарской церкви. Один из болгарских царей — Калоян попытался даже заключить унию с католической церковью (1204 г.), добиваясь признания патриаршего достоинства за главой болгарской церкви. Но уния продержалась краткое время. Начавшийся IV крестовый поход и борьба болгар против крестоносцев (1205), поддерживаемых главой католической церкви, сделали унию невозможной. Патриархию в Болгарии удалось восстановить лишь в 1235 г. в результате победоносных войн царя Ивана Асеня II с Византией. На этот раз это была Тырновская патриархия, деятельность которой оборвалась в связи с завоеванием Болгарии турками-османами в конце XIV в. История средневековой болгарской церкви свидетельствует о том, что ориентируясь на византийский церковный опыт, болгарская церковь стремилась к самостоятельности и независимости от духовного опыта Византии. Широкие права по отношению к болгарской церкви имели ее светские верховные правители. По повелению князей Болгарии в стране созывались церковные Соборы, сооружались церкви и монастыри, рукополагались церковнослужители. Подчинение болгарской церкви светской власти наложило печать особенности на структуру и деятельность ее церковнослужителей. Постоянное влияние на жизнь болгарской церкви оказывало постоянное соперничество с соседней Византийской империей.

4. Болгария в конце IX — нач. XI в. Правление Симеона

Этот длительный период был завершающим в истории Первого Болгарского царства. Блистательный царь Симеон, удачливый полководец и в то же время покровитель культуры, смиренный царь Петр и трагичный царь Самуил — это ряд несомненно заслуживающих внимания болгарских правителей этого периода.

В 893 г. на народном Соборе в новой болгарской столице — городе Великом Преславе князь Борис торжественно передал власть своему третьему сыну — Симеону. Симеон был великолепно образован. Более десяти лет он учился в Константинополе у патриарха Фотия. Сами византийцы называли его полугреком и надеялись на его проимперскую в дальнейшем политику. Судьба судила иначе. В истории Болгарии не было столь самостоятельного и самоуверенного, ориентирующегося только на интересы своей страны, правителя, каковым являлся царь Симеон (893−927). Была ли политика Симеона прямолинейно и сразу настроена на войну с Византией? Дать однозначный ответ непросто. Так, причиной болгаро-византийской войны 894 г. было ущемление интересов болгарской торговли в результате перенесения болгарского рынка из Константинополя в Фессалоники. Протесты болгарского царя Византия проигнорировала. Симеон двинул войска, и византийцы потерпели свое первое поражение при Одрине. Тогда Византия призвала на помощь венгров, которые тотчас же опустошили северные области Болгарии. Лишь совместные действия болгар и печенегов против венгров заставили тех отойти на Среднедунайскую низменностью Лишенные союзников византийские войска потерпели еще одно поражение в боях с болгарами (894 г.). Абсолютно ясно, что столкновения этого года были спровоцированы Византией. Ряд последующих военных конфликтов был также вызван Константинополем. Империя, видно, проверяла силы Болгарии и ее князя. Обстоятельства резко переменились в 912 г., когда умер Византийский император Лев и на престоле оказался малолетний император Константин VII Багрянородный. В новой обстановке болгарский князь решил поближе познакомиться с византийскими делами и послал в Константинополь посольство, которое было принято чрезвычайно холодно. Это обстоятельство Симеон посчитал достаточным поводом для военного похода против Византии, совершив быстрый марш, болгарские войска появились под стенами Константинополя (913 г.). Империя удовлетворила все требования Симеона. За ним был признан титул царя Болгарии, был оговорен возможный будущий брак одной из дочерей Симеона и византийского императора. Таким образом, болгарский князь был признан Византией «василевсом», или императором Болгарии.

И вновь Византия была инициатором разрыва этого соглашения, действовавшего менее года. Мать малолетнего византийского императора Зоя объявила этот договор недействительным. Ответом явились военные действия болгарского царя. В 914 г. войска Симеона захватили Фракию, овладели Адрианополем, опустошили часть Македонии и вторглись в область Фессалоники. Ответный удар со стороны Византии не заставил себя ждать. Пучина войны все глубже засасывала два соседних народа, вызывая взаимные потери. Убеждая Симеона сложить оружие, византийский патриарх Николай Мистик посылал болгарскому царю письмо за письмом. В одном их них говорилось: «Рассуди, сын мой, который вершишь дела достойные твоего разума, о кровопролитиях между ромеями и болгарами. Подумай, какие бедствия объединили болгар и ромеев и не пожелай увидеть этот отвратительный день».

Но прекратить приобретавшую все больший размах и ставшую перманентной войну было трудно, а усмирить разгневанного Симеона и тем более. Летом 917 г. на реке Ахелой Симеон разгромил византийские войска. В этом же году вассалом Болгарии стала Сербия. Болгарская армия вошла в Грецию, были захвачены Фивы.

Казалось, именно теперь Симеон может диктовать свою волю Византии и требовать выполнения условий договора 913 г. Но в Византии в ту пору произошли большие перемены: армянин по происхождению, командующий византийским флотом Роман Лакапин отстранил от власти мать юного императора Зою и занял византийский престол. С императором он обручил свою дочь, а в 920 г. короновался как соимператор, став фактическим правителем страны. Разгневанный Симеон тут же провозгласил себя «императором болгар и ромеев», не признав законной власть Романа Лакапина. Успокаивая болгарского царя, Роман Лакапин предлагает ему брак своего сына и дочери Симеона. На династическом браке настаивает и константинопольский патриарх Николай Мистик. «Когда ваши дети вступят в брак, мы уповаем на Бога, что все самое доброе и самое приятное свяжет вас, а все враждебное и неприятное будет отброшено», — писал он Симеону. Этот династический брак, казавшийся столь желанным в 913 г., теперь не устаивал болгарского правителя. Его целью было теперь овладение византийским престолом. Но его державным соперником теперь был не восьмилетний Константин Багрянородный, а дерзкий узурпатор императорской власти Роман Лакапин, с которым Симеон предпочел воевать, тем более, что военное превосходство было на стороне болгар. Уже в 921 г. болгарские войска появились во Фракии, а затем и в окрестностях Константинополя. Однако необходимость усмирить взбунтовавшихся против болгарской власти сербов помешала штурму византийской столицы. В следующем 922 г., одолев сербов, болгарские войска вновь отправились к Константинополю, но на штурм византийской столицы болгары не отважились, не найдя надежных союзников. А затем военное счастье изменило Симеону: в 927 г. хорваты разгромили болгарские войска. Вероятно, не пережив поражения, Симеон умер в мае 927 г., оставив государство существенно расширившее свои границы на Юге, Юго-Западе и Западе.

Симеон-завоеватель, Симеон — гроза Византийской империи сумел в то же время стать покровителем культуры и искусства в Болгарии. Идея соперничества с Византией пронизывала все программы болгарского государя: военные, административные и культурные. При этом, борясь с империей и отрицая ее, Симеон не мог, даже если бы и хотел, воспрепятствовать влиянию ее многовековой культуры. Он именовал себя греческим титулом «василевс», строил крестово-купольные храмы, бывшие самыми популярными христианскими строениями этой эпохи в Византии. Болгарский царь перенес столицу Болгарии из Плиски в Преслав, рассматривая этот город как соперника Константинополя. Там он воздвиг шикарный царский дворец с тронным залом.

5. Культурное развитие

Несомненно большое влияние на развитие болгарской книжности времени Симеона оказала византийская литература. Переводились сочинения древнегреческих и византийских авторов, историков, богословов, философов. Но главное в цивилизаторской миссии Симеона заключалось в том, что он выдвинул задачу создания корпуса болгарской книжности, и эта акция блестяще удалась. Начавшие работать в Болгарии еще при царе Борисе ученики Кирилла и Мефодия продолжили свою деятельность и при Симеоне. Многие сочинения писались по его поручению и при его покровительстве. В источнике X в. сохранилась Похвала Симеону как покровителю духовной культуры Болгарии, в которой он предстает «новым Птолемеем по силе желания собрать все многочестные Божественные книги, которыми он заполнил свой дворец и сотворил о себе вечную память». При поддержке царя Симеона в Болгарии получили осуществление несколько мощных культурных акций: это были — замена греческого языка болгарским и изобретение кириллического алфавита, заменившего глаголицу. В эпоху Симеона в Болгарии творила целая плеяда болгарских книжников, блестящий ряд которых открывает Климент Охридский (840−916), ближайший ученик и сподвижник Кирилла и Мефодия. Его деятельность развернулась в Охриде, куда он был послан проповедником в конце IX в., а затем стал епископом Юго-Западной епархии болгарской церкви. Болгарскому писателю принадлежат важнейшие сочинения. Он автор службы св. Кириллу, один из составителей Пространного жития этого святого, а также отдельных Поучений и Похвальных слов для прихожан христианской церкви. Поскольку задачей этих сочинений было наставление верующих в основах христианского вероучения, они отличались простотой и ясностью изложения. Климент написал Слова на важнейшие церковные праздники и Похвалы в честь тех или иных библейских событий или деятелей христианской церкви. Климент умер в 916 г. и был погребен в монастыре в Охриде.

Еще одним талантливым деятелем Преславской книжной школы времени Симеона был Константин Преславский. Он автор сочинения, получившего название Учительское Евангелие. Этот сборник, включивший в свой состав Азбучную молитву, более пятидесяти Бесед на евангельские темы и церковные сказания, стал в сущности одним из первых в славянской письменности систематизированным сводом проповедей. Константин Преславский известен и как автор Прогласа св. Евангелия, т. е. Предисловия к славянскому переводу полного евангельского текста. Во всех своих сочинениях Константин проповедует важные идеи о пользе и значении славянских книг и славянской письменности.

Под покровительством болгарского царя Симеона развернулась творческая деятельность болгарского экзарха, писателя и проповедника Иоанна. Он перевел с греческого языка на болгарский важнейшее сочинение об основах христианской догматики — Богословие, автор которого известный византийский теолог Иоанн Дамаскин. Наиболее известен в славянской культуре труд Иоанна Экзарха — Шестоднев — это сочинение богословско-философского характера, в котором истолковывается библейский рассказ о шести днях творения. В основу своего труда Иоанн положил переработки уже существующих Шестодневов, прежде всего труд византийского богослова Василия Великого. Но наиболее ценными представляются оригинальные части Шестоднева Экзарха — описание болгарской столицы, красот царского дворца и самого царя. Все авторское предисловие к Шестодневу Иоанн Экзарх посвятил царю Симеону.

В правление Симеона в Болгарии появилось удивительное публицистическое сочинение «Трактат о письменах», автор которого скрыл свое истинное имя под псевдонимом Черноризец Храбр. Это — полемический ответ автора на возражения противников славянской письменности, Храбр приводит их аргументы и сразу же их мастерски опровергает. Славянские буквы не были созданы Богом, как, например, еврейские, латинские или греческие, — утверждали оппоненты. Черноризец доказывает, что и эти азбуки рукотворны, более того, их сочинили язычники, в то время как отцами славянской письменности выступают святые братья Кирилл и Мефодий. Процесс создания письменности у других народов был длительным и сложным, но божественный промысел помог св. Константину-Кириллу справиться с этой задачей своими силами и даже перевести на славянский язык Писание, для чего в свое время грекам понадобилось семьдесят человек.

Несомненно при дворе Симеона болгарскими интеллектуалами была разработана и воплощалась в жизнь культурная программа, основной целью которой было создание корпуса болгарской книжности самого разного характера — церковная, светская, повествовательная и публицистическая. Реализовывалась эта программа при прямой поддержке просвещенного царя, что и отражено в целом ряде старых болгарских записей. Так, одна из них гласит, что по повелению Симеона еклессиархом болгарской церкви пресвитером Григорием были переведены с греческого язык на славянский книги Ветхого Завета. С именем царя Симеона связан ряд сборников, важнейшими из которых были Златоструй и Симеонов, или Святославов, сборник 1073 г.

Можно смело сделать вывод о культурном подъеме Болгарии в конце IX — первой трети X в.

Но кончилась эпоха Симеона и престол занял его сын Петр (927−970). Каким бы ни представал в наших глазах Петр Симеонович, несомненно положительным фактом его правления было заключение 30-летнего мира с Византией, который был подписан между двумя государствами в Константнополе и Преславе вскоре после коронации Петра. Был заключен также брак между Петром и внучкой византийского императора Романа Лакапина — Марией, сменившей даже имя на Ирина, т. е. «мирная». Совершилось то событие, о котором мечтал Симеон, царствующие особы двух государств породнились. Но это родство не стало благом для Болгарии, скорее, вело ее по пути постепенного подчинения Византии, бесцеремонно вмешивающейся в дела соседней державы.

Впрочем, осенью 927 г. новый болгарский царь праздновал победу. Он не только женился на внучке Романа Локопина, но и получил подтверждение от Византии своего титула «василевса болгар». Но наиболее важное состояло в том, что болгарская церковь была возведена в разряд патриархии. Резиденцией патриарха стал город Доростол. Как и ранее при Симеоне, Византия обязывалась уплачивать ежегодную дань Болгарии. Однако Петр сделал некоторые территориальные уступки Византии, отказавшись от некоторых областей, захваченных его отцом, в частности, ряда черноморских городов. Казалось бы должны были установиться мир и благоденствие, равно как и взаимопонимание между породнившимися соседями. Однако тот факт, что Византия сразу же начала поддерживать потенциальных врагов Болгарии, отнюдь не свидетельствовал о благожелательном настроении Константинополя. Уже в 928 г. империя поддержала плененного Симеоном Сербского князя Чеслава, который бежал из плена и при содействии ромеев объявил себя князем Сербии. Не замедлили последовать и следующие недружественные шаги Византии. В том же году Византия приютила у себя взбунтовавшегося против законного болгарского царя брата Петра — Ивана. Он был введен в круг высшей византийской знати и всячески награжден. Византия поддержала и еще одного претендента-мятежника против болгарской центральной власти. На этот раз это был старший брат царя Петра — Михаил (930 г.). И все же худой мир длился ровно столько времени, на сколько его заключили между собой Византия и Болгария, т. е. три десятка лет, и заслуг болгарского царя Петра здесь нельзя преуменьшать.

Ситуация резко изменилась, когда на византийском престоле появился очередной узурпатор, византийский полководец Никифор Фока (963). Новый император тут же разорвал мир с болгарами. По эмоциональным описаниям современника событий византийского историка Льва Дьякона, когда «к императору прибыли послы болгар и сказали ему, что их господин хочет получить обычную дань, он вспыхнул от гнева и раздосадованный вне всякой меры, сказал более громким, чем обычно, голосом — позорно ромеям, если они победили оружием своих противников, платить дань как рабы бедному и презренному скифскому народу. После этого он приказал избить послов». С Болгарией давно так не разговаривали: с Симеоном часто заискивали, а в начальные годы правления Петра с Болгарией, даже ослабленной богомильским движением, все же считались.

Времена изменились. Ослабевшая Болгария стояла накануне гибельных потрясений. Византия больше не старалась играть роль союзницы северной соседки. Уже в 967 г. Никифор Фока двинул войска против Болгарии, но вовремя вернул их назад, устрашившись сражения в тесных горных ущельях, коими так изобилует Болгария. Вскоре Византия прибегла к испытанному средству борьбы с соседями — нашла союзников в борьбе против Болгарии. На этот раз им стал киевский князь Святослав. Летом 967 г. русские войска появились в Болгарии, и Святослав занял города по Дунаю, включая крупнейшие — Доростол. Византия, согласно источникам, обещала русскому князю всю Болгарию. Святослав посчитал, однако, что его военные подвиги стоят дороже и отправил посла к грекам со словами:" Хочу идти против вас и взять ваши города, как взял этот город" (не задолго перед тем был захвачен Малый Преслав).

В создавшейся непростой ситуации византийский император начал срочно искать выход и даже попытался установить мирные отношения с Болгарией. Летом 968 г. болгарское посольство с почетом приняли в Константинополе. В Византии даже вспомнили, как сообщает хронист, что «мизийцы исповедуют непогрешимое христианское учение и даже предложили женить сыновей византийского императора на болгарских девушках царской крови».

Святослав тем временем вынужден был вернуться в Киев, дабы отогнать от своей столицы печенегов и похоронить свою умершую мать Ольгу. В начале осени 969 г. русский князь вернулся на Балканы, твердо решив на этот раз воевать с Византией. Между тем захват Восточной Болгарии столь тяжко подействовал на ее царя, что Петр оставил престол, постригся в монахи и вскоре умер (в начале 970 г.). Царем Болгарии стал его сын — Борис II.

Между тем Балканский поход Святослава продолжался. Еще осенью 969 г. им была захвачена столица Болгарии — Великий Преслав. Но болгарским царем он себя не объявил, а напротив, сохранил правящую династию страны, надеясь с ее помощью одолеть Византию.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой