Образование Киевской Руси в отечественной и зарубежной историографии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Образование Киевской Руси в отечественной и зарубежной историографии

Изучение истории любого государства начинается со времени его возникновения, описания первых правителей, их деятельности, основных занятий населения и т. д.

В нашем распоряжении находится источник, который, казалось бы, в какой-то мере отвечает на вопрос о происхождении Древнерусского государства. Это древнейший летописный свод «Повесть временных лет». Предоставим же ей слово. (пер. Лихачева)

«В год 6367 (859). Варяги из заморья взимали дань с чуди, и со словен, и с мери, и с кривичей. А хазары брали с полян, и с северян, и с вятичей по серебряной монете и по белке от дыма. Изгнали варяг за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть, и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали себе: „Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву“. И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, — вот так и эти. Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: „Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами“. И избрались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, — на Белоозере, а третий, Трувор, — в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля… Через два же года умерли Синеус и брат его Трувор. И принял всю власть один Рюрик, и стал раздавать мужам своим города — тому Полоцк, этому Ростов, другому Белоозеро. Варяги в этих городах — находники, а коренное население в Новгороде — словене, в Полоцке — кривичи, в Ростове — меря, в Белоозере — весь, в Муроме — мурома, и над теми всеми властвовал Рюрик. И было у него два мужа, не родственники его, но бояре, и отпросились они в Царьград со своим родом. И отправились по Днепру, и когда плыли мимо, то увидели на горе небольшой город. И спросили: „Чей это городок?“. Те же ответили: „Были три брата“ Кий» Щек и Хорив, которые построили городок этот и сгинули, а мы тут сидим, их потомки, и платим дань хазарам". Аскольд же и Дир остались в этом городе, собрали у себя много варягов и стали владеть землею полян. Рюрик же княжил в Новгороде.

В год 6387 (879). Умер Рюрик и передал княжение свое Олегу — родичу своему, отдав ему на руки сына Игоря, ибо был тот еще очень мал.

В год 6390 (882). Выступил в поход Олег, взяв с собою много воинов. пришел к Смоленску с кривичами, и принял власть в городе, и посадил в нем своего мужа. Оттуда отправился вниз, и взял Любеч, и также посадил мужа своего. И пришли к горам Киевским, и узнал Олег, что княжат тут Аскольд и Дир. Сказал Олег Аскольду и Диру: «Не князья вы и не княжеского рода, но я княжеского рода», и показал Игоря: «А это сын Рюрика». И убили Аскольда и Дира… И сел Олег, княжа, в Киеве, и сказал Олег: «Да будет это мать городам русским». И были у него варяги, и славяне, и прочие, прозвавшиеся русью. Тот Олег начал ставить города и установил дани словенам, и кривичам, и мери, и установил варягам…"

Это событие и было принято считать моментом образования Русского государства.

Однако в отечественной и зарубежной науке эта история об образования Древнерусского государства породило много споров и вопросов.

Особенно активно этот вопрос рассматривался в Отечественной науке со 2-й четверти XVIII, после открытия Петром I Академии наук в Петербурге в 1725 году. Среди учёных Академии встречается много иностранных имён, чаще всего немецких. Прежде всего, нужно упомянуть имя Готлиба Зигфрида Байера. Ему принадлежит создание исторического трактата о древнейшем периоде древнерусской истории. Своё внимание учёный сосредоточил на одном факте — легенде о призвании князей из варягов.

По мнению Байера, варяги были из Скандинавии и Дании, и представляли собой наёмную гвардию. Выводы Байера легли в основу так называемой норманнской теории возникновения Древнерусского государства. Труды Байера нашли как сторонников, так и оппонентов.

К числу сторонников относились, прежде всего, коллеги Байера по Академии наук немцы Герард Фридрих Миллер и Август Людвиг Шлёцер. Положения трудов Миллера в области возникновения древнерусской государственности сводились к отождествлению варягов со скандинавами и утверждению, что скандинавы дали Руси государей. Шлёцер же, исследуя общественный строй славян в IX — X вв., доказывал примитивность их политического строя и отсутствие государственности.

Точку зрения норманистов разделял историк XIX века Карамзин Н. М. Так, описывая славян, историк говорит об их полной несостоятельности в плане создания государства. Славяне, в его понимании, жили полудикими племенами, далёкими от такой высокой организации общества, как государство.

Эту точку зрения во многом разделяет другой известный историк — С. М. Соловьёв. Ученый утверждает, что призвание варягов имеет великое значение в нашей истории, есть событие всероссийское, и с него справедливо начинать русскую историю. Главное, начальное явление в основании государства — это соединение разрозненных племён через проявление в них сосредоточивающего начала, власти.

В предисловии своего труда С. М. Соловьёв пишет: «Русская история открывается тем явлением, что несколько племён, не видя возможности выхода из чужого рода, призывают единую общую власть, которая соединяет роды в одно целое».

«Разрозненность и вражда племён славянских были необходимыми следствиями их формы быта, быта родового» — так описывает историк славян до призвания варягов.

Практически все историки, утверждающие большую роль скандинавов в сложении Киевской Руси, в качестве главного источника используют «Повесть временных лет». Так что можно сделать общий вывод, что неоднократные попытки использовать летописную легенду о призвании варягов и другие показания о варягах в Восточной Европе делались для утверждения о неспособности славян самостоятельно создать государство и о решающей роли пришлых германцев в деле создания русской культуры.

Но в отечественной историографии нашлись и те, кто не соглашался принимать точку норманистов. Так, например, В. О. Ключевский. Он считал, что славянские племена были достаточно самостоятельны для того, чтобы создать государство. Изложение истории Древней Руси он начал со времен Геродота, тем самым, порывая с той исторической традицией, которая связывала начало нашего государства с призванием варягов.

В своих работах исследователь доказывал, что у славян уже шла государственная консолидация задолго до появления варягов. Приход варягов по мнению историка, также является событием важным, с ним в землях славян начинается новый этап развития общества — образование варяжских государств. Но они мало чем отличались от ранее существующих славянских и носили исключительно экономическое торговое значение. А варягам он отводит роль всего лишь дополнительного, а не решающего фактора в становлении Древнерусской государственности.

Теперь поговорим о советском периоде.

Идея патриотизма стала доминирующей при решении вопроса о происхождении Руси в это время. Почему-то считали, а многие считают и ныне, что иностранное влияние в начале русской истории, присутствие иноземцев на Руси и неславянское происхождение правящей династии ущемляют чувство национального достоинства русских, показывают их неспособность к самостоятельной самоорганизации. Такое понимание патриотизма выглядит весьма странным. Ведь Древняя Русь не была какой-то жесткой, «закрытой» системой, в которую не должны были проникать никакие заграничные веяния.

Этот ультрапатриотический настрой особенно был характерен для советской исторической науки 1930−1950 годов. Да и позже его накал не снижался. Тогда говорить не то что о влиянии скандинавов, но даже об их присутствии на Руси в древнейший период было невозможно. А страшный ярлык «норманниста» мог перечеркнуть всю деятельность ученого.

Советские историки отвергавшие «норманнскую теорию» говорили о ней как о научно необоснованной. Марксистское направление (с точки зрения прогресса общества) становится официальным в советский период. В соответствии с историко-марксистской заданностью определение государства наполняется следующей трактовкой: «Государство никаким образом не представляет из себя силы, извне навязанной обществу, а является продуктом его длительного развития» (Ф. Энгельс).

Выстраивается следующая схема: племенные княжения (союзы племен) — формирование Северного и Южного образований — Русское государство (Киевская Русь). Схема постоянно уточняется и детализируется. Так, государство возникает на восточнославянской основе, но со значительным участием чудских племен и скандинавских наемных дружин. Норманны явились сюда после того, как социально-экономические, политические и духовные предпосылки создания государства в Восточной Европе уже сложились. В этой трактовке роль варягов-норманнов в образовании государства становится несущественной.

Одним из таких историков был Б. Д. Греков. Ученый утверждает, что восточным славянам принадлежит ведущая роль в образовании государства и очень наивно думать, что объединение восточного славянства и неславянских народов под властью Киева есть результат какого-либо внешнего толчка.

Труд летописца Нестора Греков считает заказным летописным сводом, написанный в определенной политической обстановке, и что ему нужно было показать в истории Киевской Руси роль княжеского рода Рюриковичей:

«Если быть очень осторожным и не доверять деталям, сообщаемым летописью, то все же можно сделать из известных нам фактов вывод о том, что варяжские викинги, — допустим, даже и призванные на помощь одной из борющихся сторон, — из приглашенных превратились в хозяев и частью истребили местных князей и местную знать, частью слились с местной знатью в один господствующий класс. Но сколачивание аляповатого по форме и огромного по территории Киевского государства началось с момента объединения земель вокруг Киева и, в частности, с включения Новгорода под власть князя, сделавшего Киев центром своих владений. Если верить летописной традиции, то именно северные князья заняли Киев, который с этого времени и делается „матерью городов русских“, центром Киевского государства».

Кстати в первом посмертном издании классического труда Б. Д. Грекова «призвание варяжских викингов» уже названо «случайным явлением», а последняя из процитированных выше фраз завершается словами: «без всякого участия варягов».

Ученый говорит, что государство могло образоваться только тогда, когда распался родовой строй, когда на смену родовым отношениям пришли классы со своими противоречивыми интересами и сложными взаимными отношениями.

И. Я. Фроянов выдвигает концепцию, по которой Русь, по крайней мере до конца X века, остается еще не государством, а племенным союзом, то есть переходной к государственной организации формой, соответствующей этапу военной демократии. Дань он рассматривает не как вид феодальной ренты, а как военную контрибуцию, наложенную на покоренные племена в пользу государственной власти или его агентов, никак не соотнося ее с классовой эксплуатацией трудового населения. Само государство (со второй половины XI -XII вв.) вырастает на общинной основе и принимает общинную форму «городских волостей — государств», князья и знать (как связанная с князьями, так и земская) в своей политической деятельности выражают, в значительной мере, интересы и потребности свободных членов общества таких государств (т. е. свободных горожан и свободных крестьян), причем союзы общин в этих государственных образованиях возглавляет торгово-ремесленная община главного города. Вассалитет (княжеский, боярский) и иммунитет носят дофеодальный характер.

Совсем иные концепции об образование Древнерусского государства в советский период выдвигают и зарубежные историки.

Например, профессор Гарвардского университета (США) О. Прицак. Этот ученый обосновывал идею хазарского происхождения Киевской Руси. Обвинив летописца Нестора в необъективности и сравнив его с современным политическим пропагандистом, он заявил, что «новейшему историку Украины и Восточной Европы следует наконец освободиться от пристрастий автора ПВЛ и не идентифицировать Русь с полянами для середины Х в., а вместе с тем проститься с концепцией славянского (полянского) происхождения Руси». Эти слова написаны в начале 70-х гг. XX ст., а в конце 80-х профессор О. Прицак с такой же легкостью, распростился и со славянским происхождением полян, объявив их хазарами. Прицак отвел значительное место доказательствам идентичности полян и хазар, не подкрепляя свои выводы археологическими находками.

В искусственных конструкциях историков, отстаивающих идею иноземного начала или благотворного импульса в создании Киевской державы, нет не только ответа, но даже и постановки вопроса, почему в среде кочевого хазарского и поморо-скандинавского мира наблюдались тенденции политической консолидации, а в восточнославянском обществе с его древней оседло-земледельческой культурой нет. И как это хазарам или скандинавам удалось создать для восточных славян то, чего они оказались не в состоянии создать для самих себя на своих землях.

В работах некоторых западных историков утверждается, что «мирное торговое государство» -- Хазарский каганат -- оказало исключительно благотворное влияние на государственное и культурное развитие восточных славян. Конечно, соседство и взаимодействие двух этнополитических образований -- ранней Руси и Хазарии -- не могло пройти для них бесследно. Но полагать, что влияние оказывалось односторонне, обогащая только славян,-- было бы исторически неверно. Раскопки Киева, других ранних древнерусских центров показывают, что в их слоях содержатся лишь отдельные вещи хазарского происхождения, не оказавшие сколько-нибудь заметного влияния на развитие восточно-славянской материальной культуры.

Более ощутимым, по-видимому, было влияние Хазарии на сложение экономических и политических структур в восточнославянском мире. Не случайно, киевские князья в начале IX в. позаимствовали от хазар титул кагана. Однако переоценивать этот момент вряд ли следует. Необходимо помнить, что государство «Русская земля» развивалось и крепло не под патронатом Хазарии, а в постоянной борьбе с хазарской экспансией. Есть основания полагать, что уже в период правления в Киеве князей Аскольда и Дира (60--80 гг. IX в.) она была преодолена в собственно «Руской земле». Олег в 884 и 885 гг. освободил от хазарской дани северян (по-видимому, восточных) и радимичей, а окончательно с хазарской данью покончено при княжении Святослава Игоревича.

Итак, вопрос об образование Киевского государства в отечественной и зарубежной историографии тех времен можно рассматривать бесконечно, причем приводить разные доводы (даже не совсем научные), но прийти к точному общему выводу невозможно. Но к нашему времени проблемы образования древнерусского государства достаточно полно исследованы. Даже спор между сторонниками норманнской теории и их оппонентами закончился. Большинство ученых согласны, что государственность не предмет экспорта или импорта, а закономерный результат многовекового исторического пути народа.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой