Разбой (ст. 162 УК РФ)

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине: «Уголовное право»

РАЗБОЙ (ст. 162 УК РФ)

2004

СОДЕРЖАНИЕ:

  • ВВЕДЕНИЕ 3
  • Глава 1. РАЗБОЙ. ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ 5
    • 1.1. Исторический аспект 5
    • 1.2 Понятие и основные признаки разбоя 8
    • 1.3. Объект и объективная сторона преступления 10
    • 1.4. Субъект и субъективная сторона преступления 12
    • 1.5. Квалифицирующие признаки разбоя 15
  • Глава 2. ОСОБЕННОСТИ РАССЛЕДОВАНИЯ РАЗБОЯ 25
    • 2.1. Первоначальные оперативно-розыскные и следственные действия при расследовании разбойных нападений 25
    • 2.2. Профилактика разбойных нападений 30
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ 34
  • СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 35

ВВЕДЕНИЕ

Разбойные нападения, кражи и грабежи представляют собой значительную общественную опасность. Они совершаются преступниками в парадных и на лестницах, в транспорте и на открытой местности, в городах и поселках; с разной интенсивностью на всей территории Российской Федерации.

Отечественный законодатель относит разбой к преступлениям против собственности, что — справедливо, так как побудительным мотивом совершения данного вида преступлений является желание завладеть чужим имуществом. С другой стороны, разбой отличает двухобъектный характер. Разбойное нападение совершается при нанесении ущерба здоровью потерпевшего. Именно это обстоятельство предопределяет повышенную общественную опасность разбоя и рассматривается специалистами как серьезное трудно раскрываемое преступление.

Во многих странах грабежи, разбои, вымогательства отнесены законодателем к группе насильственных преступлений.

Безусловно, такая мотивация отражает всю специфическую совокупность социальных, экономических, организационных и психологических причин. Лунеев И. А. Мотивация преступного поведения. -М., 1991.

По российскому законодательству, минимальный срок наказания за разбой — три года лишения свободы с конфискацией имущества или без таковой, а максимальный — пятнадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества или без таковой.

Если говорить об уголовном законодательстве стран Европы, то следует отметить весьма существенные различия в трактовании насильственных хищений в РФ и практически во всех указанных государствах. Однако, в У К Франции, например, законодатель поместил главу о хищении в Книгу 3 «Преступления и проступки против собственности». Здесь же расположена глава о мошенничестве и подобных ему преступных деяниях, глава о вымогательстве, глава о расхищениях.

Актуальность решения проблемы борьбы с подобными преступными деяниями и их повышенная общественная опасность предопределили ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ данной курсовой работы — дать правовую характеристику разбоя с точки зрения действующего российского законодательства; рассмотреть этот вид преступления в историческом аспекте, законодательном и криминологическом разрезе.

Теоретической основой работы послужили труды отечественных теоретиков и практиков, законодательные и нормативные акты СССР и РФ, материалы судебной практики и периодической печати.

Глава 1. РАЗБОЙ. ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ

1.1. Исторический аспект

Разбой, как вид преступления, был упомянут еще в Псковской Судной грамоте (ХIV-XV вв.). Однако, по Псковской Судной грамоте разбой (как впрочем, и наход, грабеж) не относится к наиболее опасным преступлениям.

Разбой (наряду с наездом и грабежом) упоминался и в Новгородской Судной грамоте Российское законодательство Х-ХХ веков.- Т.1. М., 1984, С. 304−308. Можно предположить, что она относила к разбою, как и Псковская Судная грамота, насильственное корыстное завладение чужим имуществом.

Разбой был известен и Судебникам 1497 и 1550 г. г. О наказании за разбой говорили ст. ст. 8, 39 Судебника 1497 г. и ст. ст. 53, 59, 60 Судебника 1550 г. Российское законодательство Х-ХХ веков. Т.2. М., 1985. С. 54−62, 97−129. Судебники не раскрывали состава этого преступления.

В таком же смысле шла речь о разбое и в Соборном Уложении 1649 г. Как известно, глава XXI Уложения («О разбойных и о татиных делах») начиналась словами: «Которые разбойники разбивают, и людей побивают, … и такие разбойные и убийственные дела ведать в Разбойном приказе». Ст. ст. 23, 24, 25, 35, 36, 102 гл. XXI говорили о разбойниках, о лихих людях, постоянно совершающих преступления — кражи, разбои. Для юридического состава разбоя требовались цель ограбления, открытое, явное нападение на чужую собственность; разбой без убийства не терял своих существенных признаков. Уложение 1649 г. различало виды разбоя. Простой разбой составляло нападение, не повлекшее смерти потерпевшего (карался лишением правого уха, трехлетним тюремным заключением с конфискацией имущества, а также последующей ссылкой.

Квалифицированный разбой составляли: повторный разбой; разбой, совершенный впервые, но сопряженный с убийством, поджогом двора, запасов хлеба (ст. ст. 17, 18 гл. XXI). Квалифицированный разбой наказывался смертной казнью. Нельзя не отметить, что Уложение отошло от равного наказания кражи и разбоя, предусмотренного Судебниками 1497 и 1550 г. г. Расценивая разбой как более опасное, по сравнению с кражей, преступление, Уложение установило за его совершение и более строгое наказание (так, повторная кража каралась лишением правого уха, четырехлетним тюремным заключением и ссылкой на работы (ст. 10 гл. XXI), повторный разбой наказывался смертной казнью). После принятия Уложения 1649 г. наказуемость разбоя неоднократно изменялась. Так, указ 1653 г. предписывал наказывать разбойников, вместо смертной казни, кнутом, отсечением пальца левой руки и ссылкой. Указом 1659 г. устанавливалась смертная казнь и за первый разбой, не сопряженный с убийством. Указ 1691 г. предписывал разбойников, приговоренных к смертной казни, не вешать, ушей и пальцев не резать, а «пятнать и ссылать». См.: Маньков А. Г. Законодательство и право России второй половины XVII в. СПб., 1998. С. 194.

К середине XIХ века российский законодатель изменил свои представления и в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. разбой был отнесен к похищению чужого имущества (в Своде законов уголовных к похищению чужого имущества (воровству) относились только кража, грабеж, мошенничество) Елисеев С. А. Преступления против собственности по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных. 1845 г. // Актуальные проблемы теории и практики борьбы с преступностью и правоприменительной практики. Красноярск, 2002. С. 76.

В Уголовном Уложении 1903 г. состав разбоя претерпел заметные изменения. К разбою в этом кодексе было отнесено «похищение чужого движимого имущества, с целью присвоения, посредством приведения в бессознательное состояние, телесного повреждения, насилия над личностью или наказуемой угрозы» (ст. 589).

УК РСФСР 1922 г. не воспринял конструкцию состава разбоя Уложения 1903 г. В нем, как и в Уложении о наказаниях 1845 г., к разбою отнесли насильственное похищение чужого имущества, явно опасное для жизни и здоровья лица, подвергшегося нападению. В ст. 184 УК 1922 г. разбой определялся как «открытое, с целью похищения имущества, нападение отдельного лица на кого-либо, соединенное с физическим или психическим насилием, грозящим смертью или увечьем». Предметом разбоя было названо имущество, но не чужое, как это было установлено применительно к грабежу. Степень опасности насилия в законе была определена достаточно четко: физическое или психическое насилие должно было грозить смертью или увечьем.

УК 1922 г. различал квалифицированные виды разбоя — разбой, совершенный группой лиц (бандитизм); разбой, совершенный лицом, признанным судом особо социально опасным (до постановления ВЦИК РСФСР от 11 ноября 1922 г. — рецидивистом).

В УК РСФСР 1926 г. из статьи 167 о разбое был исключен термин бандитизм; в ней не говорилось и об угрозе применения насилия как способе совершения преступления. К квалифицирующим признакам разбоя в УК 1926 г. были отнесены: повторность; причинение смерти или тяжкого увечья потерпевшему; вооруженность (вооруженный разбой в первой редакции УК 1926 г. не упоминался и был введен в ст. 167 в 1929 г.).

УК РСФСР 1960 г. разбой, Курс советского уголовного права. Часть Особенная. Т.V. М., 1971. С. 294. квалифицировал как нападение с целью завладения имуществом (государственным, общественным, личным), соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья (лица, подвергшегося нападению, потерпевшего), или с угрозой применения такого насилия (ст. ст. 91, 146 УК РСФСР в ред. от 27 октября 1960 г.; ст. 146 УК РСФСР в ред. от 1 июля 1994 г. определила разбой как нападение с целью хищения чужого имущества, соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, или угрозой применения такого насилия). Большая часть квалифицирующих признаков разбоя соответствовала квалифицирующим признакам других форм хищения, предусмотренных УК 1960 г.

В УК РФ 1996 г. разбой, как вид преступления, определился в новой редакции.

1.2 Понятие и основные признаки разбоя

В действующем кодексе цель разбоя определена во множественном числе (в ст. 146 УК 1960 г. в ред. от 1 июля 1994 г. говорилось, что разбой — это «нападение с целью хищения чужого имущества»). В соответствии с Федеральным законом Российской Федерации от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации», Собрание законодательства Российской Федерации.- 2003, N 11, ст. 954; N 15, ст. 1304; N 27, ст. 2708, 2712; N 28, ст. 2880. «разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, — наказывается лишением свободы на срок от трех до восьми лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

Разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, а равно с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, — наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет.

Разбой, совершенный с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище или в крупном размере, — наказывается лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового".

Опасность разбоя заключается не столько в посягательстве на отношения собственности, сколько в способе такого посягательства — в нападении, соединенным с реальным применением насилия, опасного для жизни или здоровья лица, подвергшегося нападению, или с угрозой применения такого насилия.

Так как разбой является формой хищения, рассмотрим основные признаки хищения согласно действующему российскому законодательству.

Конституция Российской Федерации (ст. 35) и Гражданский кодекс РФ (ст. 209) содержат специальные положения, защищающие право собственности граждан.

Действующий Уголовный кодекс исходит из того, что право собственности может быть нарушено как путем завладения чужим имуществом, так и без такого завладения. Уголовный кодекс детально регламентирует вопросы ответственности за нарушение права собственности, соединенные с нарушением владения.

Что касается «хищения», то по определению законодателя, «под хищением в статьях настоящего Кодекса понимается совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества» (примечание 1 к ст. 158 УК РФ).

Из приведенного определения вытекают основные признаки хищения чужого имущества. Отношения собственности являются видовым понятием. Непосредственным объектом выступает конкретная форма собственности, которая определяется принадлежностью имущества: государственная, частная, муниципальная или собственность общественных объединений.

В качестве основных признаков разбоя можно выделить следующие:

1)нападение;

2)цель завладения имуществом;

3)применение физического насилия, опасного для жизни и здоровья лица, подвергшегося нападению;

4)угроза применения насилия.

1.3. Объект и объективная сторона преступления

Непосредственными объектами разбоя являются: во-первых, конкретная форма собственности, а во-вторых, здоровье лица, подвергшегося нападению.

По своей объективной стороне разбой представляет собой нападение, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, либо с угрозой применения такого насилия.

Под нападением следует понимать открытое либо скрытое неожиданное агрессивно-насильственное воздействие на собственника, иного владельца имущества либо на другое лицо, например, охранника. Нападение может носить замаскированный характер (удар в спину, например), а также выражаться в явном или тайном воздействии на потерпевшего нервно-паралитическими, токсическими или одурманивающими средствами.

Названные способы воздействия зачастую не осознаются потерпевшим, однако от этого они не лишаются качества нападения. В то же время нельзя признать нападением воздействие на потерпевшего алкоголем, наркотиками или иными одурманивающими веществами, если они были добровольно приняты потерпевшим.

Обязательный объективный признак разбоя — применение или угроза применения насилия, опасного для жизни или здоровья. Для квалификации преступления как разбоя вполне достаточно, чтобы насилие создавало опасность хотя бы для здоровья потерпевшего.

Насилие должно считаться опасным для жизни, если способ его применения создавал реальную опасность наступления смерти, хотя бы даже не повлек реального серьезного вреда здоровью (например, удушение, удержание головы потерпевшего под водой и т. п.).

Под насилием, опасным для здоровья, имеются в виду такие действия, которые причинили потерпевшему средней тяжести или легкий вред здоровью, а также насилие, которое хотя и не причинило указанного вреда, но в момент применения создавало реальную опасность для здоровья человека. Если насильственными действиями здоровью потерпевшего причинен тяжкий вред, то они уже не охватываются основным составом разбоя и требуют его квалификации как совершенного при особо отягчающих обстоятельствах.

Признаком разбоя может служить и такое насилие, которое применяется не к собственнику или владельцу имущества, а к посторонним лицам, которые, по мнению виновного, могут воспрепятствовать незаконному завладению имуществом.

Характер насилия служит объективным критерием разграничения насильственного грабежа и разбоя. Не опасное для жизни или здоровья насилие свидетельствует о грабеже, а если оно сопряжено с реальным расстройством здоровья, т. е. является опасным для здоровья потерпевшего либо ставит его жизнь или здоровье в реальную опасность, то деяние представляет собой разбойное нападение.

В законодательном определении разбоя речь идет как о фактическом применении насилия, так и об угрозе его применения. Следовательно, разбой может характеризоваться не только физическим, но и психическим насилием. Однако при психическом насилии для квалификации деяния как разбоя необходимо установить, что виновный угрожал не любым насилием, а именно опасным для жизни и здоровья, О характере угрозы могут свидетельствовать высказывания виновного: «убью», «изувечу» и т. п.; его действия, например, попытка ударить острым предметом; демонстрация оружия или предметов, которыми может быть причинен вред здоровью. Важно, чтобы угроза создавала у потерпевшего убеждение в ее полной реальности, в способности и решимости нападающего немедленно ее реализовать, если он встретит какое-либо противодействие со стороны потерпевшего.

О наличии разбоя свидетельствует только такое насилие, которое применяется исключительно в целях хищения чужого имущества или его удержания непосредственно после завладения. Насилие, примененное из личных или хулиганских побуждений, не может служить элементом разбоя, даже если после применения насилия имело место изъятие имущества потерпевшего.

По своей объективной стороне разбой представляет собой специфическую форму хищения, не подпадающую под его общее определение. Если любая иная форма хищения характеризуется как противоправное и безвозмездное изъятие чужого имущества, то разбой определен в законе не как изъятие чужого имущества, а как нападение в целях хищения чужого имущества.

Особенность разбоя состоит в том, что его состав сконструирован в законе как формальный: факт изъятия имущества и причинение имущественного ущерба потерпевшему находятся за рамками объективной стороны этого преступления. Поэтому разбой признается оконченным преступлением с момента начала нападения. Такое своеобразие состава делает невозможной стадию покушения на это преступление.

1.4. Субъект и субъективная сторона преступления

Субъектом разбоя может быть лицо, достигшее 14 лет.

Каким предстает данный субъект. Почему он (или они) прибегают именно к такой форме преступного поведения ?

Социальные факторы, детерминирующие формирование личности такого преступника, достаточно хорошо изучены во многих работах по криминологии. Показаны характерные показатели их влияния в семье, школе, нормальных и неформальных коллективах, микросреде, выведены типичные характеристики социального, нравственного и культурного облика таких преступников.

Многочисленные исследования личности преступников, совершающих преступления в сфере экономики, свидетельствуют о том, что преступник как носитель существенных и относительно устойчивых отрицательных свойств формируется под воздействием негативных факторов социальной среды, причем для разных этапов этого процесса характерны не равнозначная, чаще всего нарастающая криминальная активность и различная степень социальной запущенности.

Отметим, что исследователи по новому подходят к проблеме общественной опасности личности преступника, учитывая вероятность не только социально негативного, но и социально опасного поведения индивида уже в стадии её формирования. В 1963 г. Б. В. Волженкин писал, что «можно считать общественно опасными тех, кто уже совершил преступление и может совершить новое преступление». Волженкин Б. В. Общественная опасность преступника и основания уголовной ответственности // Правоведение. -1963. -№ 3, с. 9. Эту же мысль повторяет в 1970 г. В. Д. Филимонов. «Общественная опасность, — пишет он, — как свойство личности преступника заключается в реальной угрозе совершения нового преступления». Филимонов В. Д. Общественная опасность личности преступника.- Томск, 1970; Уголовное право зарубежных государств. Учеб. пос. -М. :Новый Юрист, 1998.

А. Б. Сахаров акцентировал внимание на том, что, во — первых, своеобразие личностных свойств, ориентирующее на совершение преступления, возникает не в момент совершения, а складывается до этого, в результате всей совокупности условий нравственного формирования личности; во — вторых, при всей аксиоматичности положения, согласно которому признать преступником можно лишь того, кто проявил свою общественную опасность в совершении конкретного преступления, нельзя не принимать во внимание, что совокупность определённых признаков и качеств индивида, обусловивших его общественно опасное поведение, существовала и до преступления как субъективное условие его совершения; в — третьих, антисоциальные свойства личности, определяющие её общественную опасность, отражаются не только в преступлении, но неизбежно сказываются на поведении в целом, проявляясь в поступках (хотя и непреступного) аморального, безнравственного и тому подобного характера. Сахаров А. Б. Об антисоциальных чертах личности преступника // Сов. государство и право. -1968.- № 9,с. 111−112.

Однако были случаи, когда осужденный совершал преступление случайно, в силу сложившихся обстоятельств. Чаще всего — это несовершеннолетние преступники. Вместе с тем, для данного вида корыстных преступников характерны искаженность и примитивность потребностей.

В целом данной категории преступников свойственна антиобщественная установка. Она заключается в постоянной внутренней готовности к определенному криминальному поведению.

По содержанию мотивов данного вида преступлений можно выделить следующие виды побуждений, реализуемых преступным путем:

-корыстные, т. е. побуждающие к личному обогащению;

-стремление поддержать уровень комфорта, обладание вещами и потребление;

-стремление к поддержанию минимального жизненного уровня своего и своих близких;

-поддержание элементарных жизненных потребностей лица как биологического существа;

-пренебрежительное отношение к требованиям общества, нормам социального поведения, мешающим осуществлению личных планов;

-враждебное отношение к окружающему миру, людям под влиянием личных неудач, обид и т. п. ;

-агрессивность или жестокость как самоцель и др.

Существенные особенности имеет мотивация преступного поведения лиц с расстройством психики, не исключающими вменяемости. Речь идет об умственной отсталости в степени дебильности, алкоголизме, наркомании, психопатии соответствующих лиц. В ряде случаев специалисты отмечают снижение уровня самоконтроля, приоритет в определении поведения эмоциональных состояний, импульсивности, преобладания возбуждения над торможением и т. п.

Имеют значение и стрессовые состояния, сформированные постоянным ожиданием враждебности со стороны окружающих, низким социальным статусом, отсутствием средств к существованию.

Личность и поведение потерпевшего могут играть достаточно существенную роль в мотивации преступного поведения.

Роль личности и поведения потерпевшего при этом может быть производной от особенностей его состояния (например, опьянение); состояния физического или психического здоровья; от его действий; его образа жизни.

Следует иметь в виду, что субъективная сторона разбоя всегда характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный осознает, что совершает нападение, соединенное с насилием, опасным для жизни или здоровья потерпевшего, либо с угрозой применения такого насилия и желает его совершить. Руководствуясь корыстными мотивами, он преследует указанную в законе цель хищения чужого имущества.

1.5. Квалифицирующие признаки разбоя

В соответствии с Федеральным законом Российской Федерации от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации», квалифицированный состав разбоя характеризуется следующими признаками:

а) нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия;

б) разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору;

в) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

г) незаконное проникновение в жилище, помещение или иное хранилище;

д) в целях завладения имуществом в крупном размере.

До внесения изменений в УК РФ одним из квалифицирующих признаков являлась «неоднократность». Законодатель отказался от этого признака, применив признак «крупный размер».

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам краже, грабеже и разбое», «Российская газета» от 18 января 2003 г., No 9 (3123). под насилием, опасным для жизни или здоровья следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

По части первой статьи 162 УК РФ следует квалифицировать нападение с целью завладения имуществом, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья.

Применение насилия при разбойном нападении, в результате которого потерпевшему умышленно причинен легкий или средней тяжести вред здоровью, охватывается составом разбоя и дополнительной квалификации по статьям 115 или 112 УК РФ не требует. В этих случаях содеянное квалифицируется по части первой статьи 162 УК РФ, если отсутствуют отягчающие обстоятельства, предусмотренные частью второй или третьей этой статьи.

Исходя из смысла части второй статьи 35 УК РФ уголовная ответственность за разбой, совершенные группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (например, лицо не проникало в жилище, но участвовало во взломе дверей, запоров, решеток, по заранее состоявшейся договоренности вывозило похищенное, подстраховывало других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления), содеянное ими является соисполнительством и в силу части второй статьи 34 УК РФ не требует дополнительной квалификации по статье 33 УК РФ.

Действия лица, непосредственно не участвовавшего в хищении чужого имущества, но содействовавшего совершению этого преступления советами, указаниями либо заранее обещавшего скрыть следы преступления, устранить препятствия, не связанные с оказанием помощи непосредственным исполнителям преступления, сбыть похищенное и т. п., надлежит квалифицировать как соучастие в содеянном в форме пособничества со ссылкой на часть пятую статьи 33 УК РФ.

При квалификации действий двух и более лиц, похитивших чужое имущество путем кражи, грабежа или разбоя группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, судам следует иметь в виду, что в случаях, когда лицо, не состоявшее в сговоре, в ходе совершения преступления другими лицами приняло участие в его совершении, такое лицо должно нести уголовную ответственность лишь за конкретные действия, совершенные им лично.

Специфическим признаком квалифицированного разбоя, выражающим его особенности как формы хищения, является применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «г» ч. 2 ст. 162 УК).

Разбой с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, представляет наиболее опасный вид квалифицированного разбоя, поскольку при таких обстоятельствах опасность для жизни или здоровья лица, подвергшегося нападению, становится намного более реальной, чем без этого признака.

Орудиями преступления в данном случае могут быть:

а) оружие в собственном смысле слова;

б) предметы, которые оружием не являются, но используются в качестве оружия.

В соответствии с Федеральным законом «Об оружии» от 13 декабря 1996 г. к оружию в собственном смысле слова относится огнестрельное (в том числе гладкоствольное охотничье), холодное (в том числе метательное), пневматическое и газовое оружие. Общей характеристикой оружия в собственном смысле является то, что оно специально предназначено для поражения цели и не имеет иного, например, хозяйственно — бытового назначения (см. Ст. 1 Закона).

Под предметами, используемыми в качестве оружия, понимаются любые предметы, с помощью которых потерпевшему могут быть причинены смерть или телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья: топоры, ломики, дубинки, бритвы, ножи и т. д. Не имеет значения, были ли эти предметы приготовлены заранее специально для разбойного нападения или случайно оказались под рукой виновного и были взяты им на месте преступления.

Угроза заведомо негодным оружием или имитацией оружия (например, макетом пистолета или стартовым пистолетом) без намерения использовать эти предметы для нанесения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, не может рассматриваться как вооружённый разбой. Однако, учитывая, что потерпевший субъективно воспринимает нападение как реально угрожающее его жизни или здоровью, такое нападение должно квалифицироваться как разбой, предусмотренный ч.1 ст. 162 УК.

Применение оружия в собственном смысле слова при разбойном нападении должно квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных нормами УК о вооруженном разбое и о незаконном приобретении и ношении оружия, если виновный не имел на него соответствующего разрешения.

Под незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище следует понимать противоправное тайное или открытое в них вторжение с целью совершения кражи, грабежа или разбоя. Проникновение в указанные строения или сооружения может быть осуществлено и тогда, когда виновный извлекает похищаемые предметы без вхождения в соответствующее помещение.

Как указано в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам краже, грабеже и разбое», при квалификации действий лица, совершившего разбой, по признаку «незаконное проникновение в жилище» судам следует руководствоваться примечанием к статье 139 УК РФ, в котором разъясняется понятие «жилище», и примечанием 3 к статье 158 УК РФ, где разъяснены понятия «помещение» и «хранилище».

Решая вопрос о наличии в действиях лица, совершившего разбой, признака незаконного проникновения в жилище, помещение или иное хранилище, судам необходимо выяснять, с какой целью виновный оказался в помещении (жилище, хранилище), а также когда возник умысел на завладение чужим имуществом. Если лицо находилось там правомерно, не имея преступного намерения, но затем совершило кражу, грабеж или разбой, в его действиях указанный признак отсутствует.

Этот квалифицирующий признак отсутствует также в случаях, когда лицо оказалось в жилище, помещении или ином хранилище с согласия потерпевшего или лиц, под охраной которых находилось имущество, в силу родственных отношений, знакомства либо находилось в торговом зале магазина, в офисе и других помещениях, открытых для посещения гражданами.

В случае признания лица виновным в совершении хищения чужого имущества путем незаконного проникновения в жилище дополнительной квалификации по статье 139 УК РФ не требуется, поскольку такое незаконное действие является квалифицирующим признаком кражи, грабежа или разбоя.

Особо квалифицированный состав разбоя имеет место при наличии хотя бы одного из следующих четырех признаков:

а) организованная группа;

б) в целях завладения имуществом в особо крупном размере;

в) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Первый и последний их этих признаков имеют то же содержание, что и при других формах хищения. Второй отражает специфику законодательной конструкции разбоя: если при прочих формах хищения размер характеризует количественную сторону причиненного имущественного вреда (т.е. последствий), то применительно к разбою крупный размер хищения составляет цель (субъективный признак) преступления, поскольку последствия выходят за рамки объективной стороны разбоя. Если лицо, совершившее разбойное нападение, причинило потерпевшему значительный ущерб, похитив имущество, стоимость которого в силу пункта 4 примечания к статье 158 УК РФ не составляет крупного размера, содеянное при отсутствии других отягчающих обстоятельств, указанных в частях второй и третьей статьи 162 УК РФ, надлежит квалифицировать по части первой данной статьи. Однако в случаях, когда лицо, совершившее разбойное нападение, имело цель завладеть имуществом в крупном размере, но фактически не завладело им либо завладело имуществом, стоимость которого не превышает пятисот минимальных размеров оплаты труда, его действия надлежит квалифицировать по пункту «б» части третьей статьи 162 УК РФ как разбой, совершенный в целях завладения имуществом в крупном размере.

Определяя размер похищенного имущества, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения экспертов.

При квалификации разбоя соответственно по пункту «а» части третьей статьи 162 УК РФ судам следует иметь в виду, что совершение одного из указанных преступлений организованной группой признается в случаях, когда в ней участвовала устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (часть третья статьи 35 УК РФ).

В отличие от группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления, организованная группа характеризуется, в частности, устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла.

Об устойчивости организованной группы может свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей).

При признании этих преступлений совершенными организованной группой действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на статью 33 УК РФ.

Если лицо подстрекало другое лицо или группу лиц к созданию организованной группы для совершения конкретных преступлений, но не принимало непосредственного участия в подборе ее участников, планировании и подготовке к совершению преступлений (преступления) либо в их осуществлении, его действия следует квалифицировать как соучастие в совершении организованной группой преступлений со ссылкой на часть четвертую статьи 33 УК РФ.

Специфическим признаком особо квалифицированного разбоя является его совершение с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «в» ч.3 ст. 162 УК).

Если в ходе разбойного нападения с целью завладения чужим имуществом потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью, что повлекло за собой наступление его смерти по неосторожности, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений — по пункту «в» части третьей статьи 162 и части четвертой статьи 111 УК РФ.

В тех случаях, когда завладение имуществом соединено с угрозой применения насилия, носившей неопределенный характер, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела: места и времени совершения преступления, числа нападавших, характера предметов, которыми они угрожали потерпевшему, субъективного восприятия угрозы, совершения каких-либо конкретных демонстративных действий, свидетельствовавших о намерении нападавших применить физическое насилие, и т. п.

Если в ходе хищения чужого имущества в отношении потерпевшего применяется насильственное ограничение свободы, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя должен решаться с учетом характера и степени опасности этих действий для жизни или здоровья, а также последствий, которые наступили или могли наступить (например, оставление связанного потерпевшего в холодном помещении, лишение его возможности обратиться за помощью).

Хищение, начатое как кража или грабеж, может в процессе осуществления перерасти в разбой, если виновный с целью завладения имуществом или его удержания после завладения применяет насилие, опасное для жизни или здоровья, либо угрожает применением такого насилия. Но если насилие, опасное для жизни или здоровья, применено после окончания кражи или грабежа и не преследует цели удержать имущество, а применяется, например, чтобы избежать задержания, оно не может свидетельствовать о разбое и должно квалифицироваться по статьям УК о преступлениях против личности или против порядка управления.

Если в процессе группового хищения насилие, опасное для жизни или здоровья, либо оружие применяется одним из участников без согласования с другими или один из них причиняет тяжкий вред здоровью, то эти обстоятельства влияют на квалификацию действия того лица, которое их совершило, поскольку они составляют эксцесс соучастника.

Анализ судебной практики показывает, что суды не всегда правильно квалифицируют рассматриваемый вид преступления. Рассмотрим типичный пример, когда приговор суда оказался более мягким по отношению к подсудимым. Например, когда действия виновных были квалифицированы судом как разбой.

По протесту прокурору приговор был отменен ввиду необходимости применения закона о более тяжком преступлении — бандитизме, в чем виновные наряду с разбоем обвинялись.

Московским городским судом 9 сентября 2000 г. Мельников И. и Мельников О. Осуждены к лишению свободы: по ч. 3 ст. 222, ч. 4 ст. 222 и по п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ.

По этому же делу осуждён Ситников, приговор в отношении которого не обжалован и не опротестован.

Братья Мельниковы О. и И. признаны виновными в разбойном нападении, совершённом организованной группой, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, незаконном хранении, ношении, передаче и перевозке огнестрельного оружия, совершённых неоднократно и организованной группой, а также в незаконном ношении газового оружия.

Преступления совершены в марте — апреле 1999 г. в г. Москве.

Государственный обвинитель в кассационном протесте поставил вопрос об отмене приговора в отношении братьев Мельниковых и направлении дела на новое судебное рассмотрение в связи с необоснованным исключением из предъявленного им обвинения состава преступления — бандитизм.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Р Ф 10 ноября 2000 г. протест удовлетворила, указав следующее.

Суд первой инстанции, исследовав показания осужденных, потерпевших, свидетелей, протоколы осмотров мест происшествий и опознания потерпевшими осужденных, пришёл к выводу о виновности братьев Мельничуков в разбойных нападениях 6 марта 1999 г. на Г., 27 марта 1999 г. на Ш., 6 апреля 1999 г. на семью Р., 13 апреля 1999 г. совместно с осужденным по этому же делу Ситниковым на семью И., незаконном хранении, ношении, передаче и перевозке огнестрельного оружия — револьвера «Айсберг», а также в незаконном ношении газового оружия — газового пистолета «Рек — Перфекта» и квалифицировал их действия по ч. 3 ст. 222, ч. 4 ст. 222 т п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Между тем органы следствия наряду с разбоем предъявляли Мельниковым обвинение и в создании устойчивой преступной группы (банды), участии в совершаемых ею нападениях. При этом, как видно из обвинительного заключения, квалифицируя действия Мельниковых по ч. 1 ст. 209 УК РФ, органы следствия учли, что братья в процессе организации банды изготовили маски с прорезями для глаз, приобрели револьвер, являющийся ненарезным огнестрельным оружием, пистолет, представляющий собой стандартное газошумовое оружие, и складной нож «бабочку», которые затем применяли при совершении разбоев, вовлекли в банду других лиц, распределили между собой роли, обсуждали планы нападений на граждан и совершали эти нападения в течение длительного времени.

Хотя суд в приговоре считал установленным применение осужденными при нападениях револьвера, пистолета и ножа, он, сославшись на то, что для признания группы бандой их вооружённость была недостаточной, принял решение об исключении из предъявленного им обвинения состава преступления — бандитизм, за отсутствием в их действиях такового.

Это решение необоснованно, поскольку суд не указал, на основании каких данных он пришёл к такому выводу, а также почему перечисленные в обвинительном заключении револьвер, пистолет и нож, которые осужденные применили при нападениях, по количеству недостаточны для признания организованной Мельниковыми группы вооружённой.

При новом рассмотрении дела 23 декабря 2000 г. Московский городской суд осудил Мельникова И. по ч. 1 ст. 209 и по п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ за бандитизм и разбой, совершённый организованной группой.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Р Ф 26 июля 2001 г. этот приговор оставила без изменения.

Таким образом, в судах при рассмотрении дел о разбоях возникают определенные трудности. Очевиден вывод: для осуждения преступников всегда необходима серьезная доказательственная база.

Глава 2. ОСОБЕННОСТИ РАССЛЕДОВАНИЯ РАЗБОЯ

2.1. Первоначальные оперативно-розыскные и следственные действия
при расследовании разбойных нападений

Дела о разбойных нападениях возбуждаются, как правило, в связи с сообщениями граждан, работников охраны, представителей администрации предприятий и учреждений, в связи с задержанием преступников с поличным, а также при выявлении преступления работниками милиции. Признаками преступления служат следы нападения на граждан — причинение телесных повреждений, связывание, затыкание рта и т. п.

Первоначальными следственными действиями по данной категории дел являются осмотр места происшествия, допрос заявителя, потерпевшего, свидетелей — очевидцев, материально — ответственного лица, задержание, освидетельствование потерпевшего и подозреваемого, обыски, опознания, проверка показаний на месте. Подробно эти следственные действия мы и опишем далее.

Особое значение в раскрытии разбойных нападений имеют оперативно — розыскные мероприятия: преследование по «горячим следам», «прочёсывание» работниками милиции и членами народных дружин территории, окружающей место разбоя, и близлежащих строений, применение служебно — розыскной собаки, преграждение путей наиболее вероятного ухода преступника. Одновременно на основании поручений следователя оперативно — розыскные работники проводят розыск похищенного, для чего проверяют места возможного сбыта и хранения похищенного имущества: комиссионные магазины, скупочные пункты, ломбарды, камеры хранения ручной клади на железнодорожных вокзалах и в аэропортах. Криминалистика /Под ред. И. Ф. Крылова. -Л: ЛГУ, 1976, с. 508.

Таким образом, факт совершения разбоя влечет за собой определенную систему мер реагирования органов внутренних дел. Её суть заключается в обнаружении виновных, получении информации о всех признаках преступления, сборе доказательств и обеспечении судебного решения по уголовному делу. С информационной точки зрения процесс раскрытия преступления характеризуется обнаружением связей между признаками (элементами), из которых складывается событие преступления, между их совокупностью и конкретными лицами. Такого рода связи имеют многозначный характер и могут проявляться в различных сферах социальной жизни.

К такого рода связям следует отнести, например, связь между объективными признаками насильственного преступления и характерными насильственными действиями, зафиксированными задолго до совершения преступления. Естественно, допреступное поведение вносило изменения в среду, фиксировалось в сознании окружающих и могло найти отражение в документах органов внутренних дел. Эти носители информации являются важнейшими источниками обнаружения связи между допреступным поведением и вероятным преступником, во всяком случае дают основания для построения версий. Важное значение имеет информация о профессиональных навыках тех или иных лиц (навыки могут проявиться в способе совершения преступления), орудиях совершения преступления. Такова же природа информации о физическом облике людей, похожих на преступника, и т. д.

Одним из путей, обычно используемым в практике для установления такого рода связей, является сравнение информации о преступлении и преступнике с данными учёта лиц, представляющих оперативный интерес, а также с оперативными сигналами и сообщениями, содержащими сведения о чьих — либо преступных действиях.

Уточним природу логико-смысловых связей между признаками события преступления и внешней информацией, совпадающей в некоторых элементах с данными признаками. Будучи по природе логико-смысловой, связь между материальными и нематериальными следами преступления, с одной стороны, и сведениями о лицах, попавших в поле зрения оперативных аппаратов, — с другой, имеет ориентирующее оперативно-тактическое значение на этапе ее обнаружения с помощью оперативно-розыскной информации.

Это достигается с помощью систематизации информации о преступлении, приданием отдельным признакам значения и роли поисковых, созданием возможности для «примерки» к ним аналогичных признаков (их комбинаций), обнаруженных в любом месте, как в пределах, так и за пределами функционирования оперативного аппарата. С гносеологической точки зрения обнаружение каждого признака, характеризующего событие преступления, предполагает вычленение из окружающей среды и наделение его свойством оперативно-розыскной информации. Необходимы поиск, выявление фактических данных, которые будучи введены в информационно-поисковую систему, начнут «работать» на обнаружение вышеуказанных связей.

Безусловно для процесса доказывания весьма существенным является не только установление фактической картины события преступления, но и выяснение его сущности с точки зрения уголовного законодательства (наличие и форма вины, смягчающие и отягчающие обстоятельства). Филимонов В. Д. Общественная опасность личности преступника.- Томск, 1970, с. 295.

Большое значение для раскрытия преступления, обнаружения следов преступника, версий о возможных инсценировках, для розыска похищенного имущества имеет установление способа совершения разбойного нападения.

Версии о способе совершения преступления выдвигаются на основе сведений, полученных в результате первоначальных следственных действий, с учетом опыта расследования данной категории дел.

Построение обоснованных версий во многом зависит от того, насколько следователь знаком со способами преступлений, кругом наиболее возможных преступников, местами и способами сбыта похищенного и другими факторами, составляющими специфику разбойных нападений и их расследования.

Центральной задачей всякого расследования является установление преступника. Версии о личности преступника строятся на основе тех данных, которые получает следователь при осмотре места происшествия, допросе свидетелей и пр. Так, известно, что по следам ног можно определить рост преступника, внешность человека легко установить на основе свидетельских показаний и т. д.

Изучая отдельного преступника, мы изучаем его индивидуальность, включающую в себя как общие, присущие другим преступникам черты, так и единичные, неповторимые. Те и другие дают целостное представление о личности.

В криминальной психологии один из основных вопросов — это выделение внутренних личностных предпосылок, которые во взаимодействии, прежде всего, мотивационной сферы личности с определёнными факторами внешней среды могут создать для данной личности криминогенную ситуацию. Чуфаровский Ю. В. Юридическая психология: учебник. -М. :Новый Юрист, 1998, с. 265

К числу основных версий о личности преступника относятся следующие:

1)преступление совершено посторонним лицом, не связанным с деятельностью данного объекта;

2)преступление совершено посторонним лицом, но при участии или при содействии лиц, работающих на данном объекте;

3)преступление совершено материально — ответственным лицом либо по договорённости с ним.

Давая поручения оперативным работникам о розыске подозреваемого в разбойном нападении, следователь сообщает им приметы его внешности, в том числе одежды, а также приметы похищенного.

Таким образом, если сгруппировать действия, которые помогают выдвижению версии о личности преступника, его розыску и собиранию сведений о нём, то можно перечислить следующие: осмотр места происшествия, показания потерпевших, свидетелей — очевидцев, иных свидетелей, подозреваемых, данные уголовной регистрации, оперативно — розыскные сведения, результаты опознания, освидетельствования и др.

Осмотр места происшествия следует проводить немедленно вслед за поступлением заявления потерпевшего о нападении. В этом случае перед осмотром необходимо кратко изложить обстоятельства нападения в протоколе заявления с тем, чтобы подробно допросить потерпевшего после осмотра. Если с момента нападения прошло значительное время, целесообразно вначале детально допросить потерпевшего об обстоятельствах нападения.

Данные осмотра места происшествия в сочетании с показаниями потерпевшего позволяют воспроизвести обстоятельства совершённого преступления и собрать важные доказательства. При осмотре местности следует обратить особое внимание на следы ног и транспортных средств, а в помещениях — на следы рук и ног человека, следы орудий взлома. Большое значение имеет обнаружение оружия и следов его применения, крови, а также оставленных преступниками различных предметов их частей и микрочастиц. В процессе осмотра и допроса важно выяснить по обстановке места происшествия, кто мог видеть или слышал происходившее на месте преступления, и впоследствии допросить этих лиц.

Осмотру следует подвергнуть не только место, где совершено нападение, но и ведущие к нему дороги, прилегающие участки местности и помещений. В этих местах нередко обнаруживаются следы пребывания преступников (засады), брошенные или утерянные при бегстве предметы, их части и иные вещественные доказательства.

Поскольку при разбое нападение на потерпевшего совершается открыто, его допрос имеет особое значение и позволяет получить важные сведения. В ходе допроса потерпевшего необходимо детально выяснить: когда и где произошло нападение, откуда, куда, в каком направлении и зачем шёл потерпевший, сколько было преступников, что делал каждый из них, говорили ли они что — нибудь, угрожали ли потерпевшему, применяли ли насилие и в чём это выразилось, были ли они вооружены и чем именно, что было взято у потерпевшего и каковы индивидуальные признаки похищенного, в каком направлении и каким способом скрылись преступники и т. д. С особой тщательностью при допросе выясняются признаки внешности преступников, их одежды, обуви и всех бывших при них предметов.

В ходе допросов и осмотра места происшествия нужно выяснить, не могли ли в результате нападения, борьбы с потерпевшим и других действий остаться на (теле или одежде) преступников какие — либо следы или повреждения. В практике имели место случаи, когда раненые в ходе разбойного нападения преступники устанавливались среди лиц, обратившихся в медицинские учреждения по поводу полученных повреждений.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой