Разбой как разновидность хищения

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1. Уголовно-правовая характеристика разбоя

1.1 Разбой как разновидность хищения: понятие и элементы состава

1.2 Квалифицированные виды разбоя

2. Разбой и смежные составы: проблемы разграничения

2.1 Бандитизм и вооруженный разбой

2.2 Разбой и иные составы преступлений

Заключение

Библиографический список

Введение

Актуальность темы исследования. Политические и социально-экономические преобразования, происходящие в нашем обществе, сопровождаются, наряду с положительными моментами, и целым рядом отрицательных последствий. К их числу следует отнести, в частности, значительное расслоение населения, рост безработицы и другие негативные социальные явления, которые являются криминогенными факторами роста преступности и изменения ее структуры как на федеральном, так и на региональном уровнях.

В настоящее время в группе преступлений против собственности наиболее высокую социальную опасность представляют корыстно-насильственные деяния, в частности, разбой. В 2012 г. почти половину всех зарегистрированных преступлений (49,3%) составили хищения чужого имущества, из них совершенных путем разбоя — 20,1 тыс. (18,2%). Почти каждое четырнадцатое разбойное нападение (7,2%) было сопряжено с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище. За период с 01. 01. 2013 по 01. 06. 2013 зарегистрировано 5,2 тыс. разбоев. Каждое четырнадцатое разбойное нападение (7,2%) было сопряжено с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище Официальный сайт МВД России. Статистика [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //www. mvd. ru/index. php? docid=11.

Конституирующим признаком разбоя является стремление преступника получить материальную выгоду путем насилия над личностью (жертвой), понимаемое как неправомерное применение силы, принудительное, т. е. совершенное против воли другого лица, воздействие на него. Эта сложная ситуация создает ряд проблем по квалификации разбойных нападений.

Степень научной разработанности темы. Разбою уделяли внимание многие ученые. В частности, уголовно-правовые аспекты разбоя в той или иной мере рассматривались в исследованиях таких авторов, как В. М. Быков, В. В. Векленко, Е. В. Зайцева, Э. В. Кондрусов, А. М. Моськин, Е. Н. Раздобудько, М. П. Редин, А. И. Ситникова, П. С. Яни и др. Однако актуальность темы предполагает необходимость ее дальнейшей разработки.

Целью курсовой работы является уголовно-правовая характеристика разбоя.

Задачи работы, которые необходимо решить для реализации данной цели:

1) рассмотреть понятие разбоя и элементы состава данного преступления;

2) проанализировать квалифицирующие признаки разбоя;

3) отграничить разбой от смежных составов преступления.

Объект исследования — отношения собственности, здоровья и другие отношения, возникающие при посягательстве на них путем разбойного нападения.

Предметом исследования является действующее российское уголовное законодательство, предусматривающее ответственность за разбой.

Методология и методы исследования. Методологическую основу исследования составляет диалектический метод научного познания социального мира. В ходе работы использованы формально-логический метод, метод сравнительно-правового анализа, анализ и синтез, проведены обобщение и анализ уголовных дел и статистических данных. В работе изучена и обобщена юридическая литература по уголовному праву.

Теоретическую основу исследования составили работы ученых в области уголовного права, посвященные рассматриваемой проблематике.

Нормативную основу работы составили Уголовный кодекс Российской Федерации, иные специальные нормативные акты.

Эмпирическую базу исследования составили материалы уголовных дел о разбойных нападениях, опубликованные в Бюллетене Верховного Суда Р Ф.

Практическая значимость исследования определяется тем, что сформулированные и обоснованные в работе выводы могут оказаться полезными при дальнейших научных исследованиях разбоя.

Структура работы определена целями и задачами исследования. Работа состоит из введения, двух глав основной части, заключения и библиографии.

1. Уголовно-правовая характеристика разбоя

1.1 Разбой как разновидность хищения: понятие и элементы состава

Разбой представляет собой форму хищения Коробов, П. П. Разбой как типичная форма хищения [Текст] / П. П. Коробов // Уголовное право. — 2006. — № 1. — С. 32. Под хищением понимаются «совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества» Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 27. 12. 2002 № 29 (ред. от 23. 12. 2010) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Бюллетень Верховного Суда Р Ф. — 2003. — № 2; 2011. — № 2 (далее — Постановление В С РФ от 27. 12. 2002 № 29); примечание 1 к ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13. 06. 1996 № 63-ФЗ (ред. от 12. 11. 2012) // Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 25. — Ст. 2954; 2012. — № 40 (ч. 1). — Ст. 5601 (далее — УК РФ). Отсюда следуют следующие признаки хищения: 1. Корыстная цель — стремление извлечь материальную, имущественную выгоду незаконным путем. Данная цель должна удовлетворяться за счет изъятого имущества, а не каким-либо иным способом Богданчиков, С. В. Корыстная цель как обязательный признак субъективной стороны хищения [Текст] / С. В. Богданчиков // Закон и право. — 2011. — № 1. — С. 90. Изъятие признается совершенным с корыстной целью лишь в том случае, если виновный преследует намерение обратить похищенное имущество в свою пользу или в пользу других лиц. 2. Незаконность изъятия означает, что виновный не имеет действительного или предполагаемого им права на изымаемое имущество. При этом изъятие должно происходить одним из шести способов, перечисленных в уголовном законе. При изъятии имущества способом, не указанным в законе, состав хищения отсутствует. 3. Изъятие чужого имущества предполагает физическое отторжение у собственника либо иного владельца и перемещение чужого имущества в какое-либо другое место, где виновный мог бы фактически владеть, пользоваться и распоряжаться им, не приобретая при этом на него права собственности. 4. Обращение чужого имущества — это установление фактического владения чужим имуществом в пользу виновного или других лиц. Чужое имущество — такое, которое не находится в собственности или законном владении виновного. 5. Противоправность изъятия или обращения означает, что у виновного отсутствуют какие-либо права на завладеваемое им имущество. Лицо изымает чужое имущество, на которое оно не имеет ни действительного, ни предполагаемого права. 6. Безвозмездность изъятия или обращения означает приобретение чужого имущества без предоставления эквивалентного возмещения за него в натуральном виде или в виде иных материальных ценностей, компенсирующих его стоимость Челябова, З. М. Хищение в российском уголовном законодательстве [Текст] / З. М. Челябова // Право и государство: теория и практика. — 2009. — № 4. — С. 120. Безвозмездность будет иметь место и тогда, когда налицо неадекватное возмещение причиненного ущерба собственнику. Частичное возмещение стоимости изъятого имущества не означает отсутствия признаков хищения, но может быть учтено судом при назначении наказания. 7. Причинение ущерба собственнику или иному владельцу имущества состоит в причинении прямого, реального ущерба, то есть уменьшении имущества. В такой ущерб не входит упущенная выгода, то есть плоды и доходы от имущества. Размер ущерба, причиненного собственнику, определяется стоимостью похищенного имущества. При ее определении следует исходить, в зависимости от обстоятельств приобретения его собственником, из государственных, рыночных или комиссионных цен на момент совершения преступления. При отсутствии цены стоимость имущества определяется на основании заключения экспертов Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. Г. А. Есакова; [Ю.В. Грачева, Г. А. Есаков, А. К. Князькина [и др.]. — 2-е изд. — М.: Проспект, 2011. — С. 189.

Разбой — это нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (ч. 1 ст. 162 УК РФ).

Объектом разбоя является: родовым — экономические отношения; видовым — отношения собственности; непосредственным — конкретная форма собственности. Дополнительным объектом является жизнь и здоровье личности.

Объективные признаки разбоя выражаются в нападении, совершенном с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. Сложность определения нападения как элемента разбоя обусловлена тем, что объективная сторона этого преступления по УК РФ характеризуется не только нападением, но и насилием, опасным для жизни или здоровья потерпевшего, либо угрозой применения такого, насилия. В теории отечественного уголовного права не выработано единого определения нападения как элемента составов разбоя. В некоторых работах, посвященных ответственности за разбой, авторы вообще не дают определения нападения и не ставят вопроса о раскрытии его содержания Яни, П. С. Преступное посягательство на имущество [Текст] / П. С. Яни // Законность. — 1998. — № 9−10. — С. 23. В других работах при определении нападения допускаются неточности, заключающиеся, в частности, в подмене понятия нападения понятием насилия, в ограничении нападения только его открытой формой. Например, отмечается, что признаки, характеризующие объективную сторону разбоя, заключаются, в частности, в нападении, состоящем в физическом или психическом насилии над личностью потерпевшего с целью завладения чужим имуществом Филимонова, А. А. Некоторые вопросы судебной практики по делам о разбоях [Текст] / А. А. Филимонова. — Алма-Ата, 1957. — С. 12. Это утверждение вызывает возражения. Объективную сторону разбоя характеризуют и нападение, и насилие (опасное для жизни или здоровья) или угроза его применения как самостоятельные элементы перечисленных составов преступлений, поскольку каждый из них включен в нормы о разбое, а, следовательно, наделен специфическими признаками, отличающими один элемент от другого.

«Нападение при разбое не направлено против общественных отношений, обеспечивающих жизнь человека, поскольку посягательство на жизнь не охватывается составом разбоя, а, следовательно, не может быть включено и в содержание элемента, характеризующего его объективную сторону» Моськин, A.M. К вопросу о понятии разбоя как преступления в сфере экономики [Текст] / А. М. Моськин // Вестник Московского ун-та МВД России. — 2008. — № 5. — С. 69.

Думается, что наиболее обоснованным определением разбоя является такое определение: нападение — это внезапное применение насилия к потерпевшему, выражающее агрессивную интенсивность действий виновного. К нападению относятся не только открытые насильственные действия, но и нанесение удара сзади, выстрел из засады, приведение потерпевшего в бессознательное состояние путем применения опасных для жизни и здоровья сильнодействующих, ядовитых или одурманивающих веществ.

Насильственное воздействие на потерпевшего, связанное с созданием угрозы для его жизни или здоровья, может рассматриваться как разбой, если виновный действовал в целях преступного завладения чужим имуществом.

В соответствии с Постановлением В С РФ от 27. 12. 2002 № 29 (п. 21) под насилием, опасным для жизни и здоровья (ст. 162 УК РФ), следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

Опасным для жизни насилием является сжатие дыхательных путей, сбрасывание с высоты, выталкивание из транспорта, воздействие на потерпевшего сильнодействующими нервно-паралитическими или токсическими веществами. Применение такого насилия квалифицируется как разбой, даже если в результате не причиняется никакого вреда здоровью потерпевшего.

Насильственное воздействие на потерпевшего, связанное с созданием угрозы для его жизни или здоровья, может рассматриваться как разбой, если виновный действовал в целях преступного завладения чужим имуществом.

Физическое насилие проявляется в различных видах. Это может выражаться как в телесных повреждениях, побоях, связывании и других общественно опасных воздействиях на организм, которые влекут угрозу жизни, а также причиняют вред здоровью человека. Физическое насилие — средство преступления, предусмотренное в качестве обязательного признака в составных преступлениях, а также в преступлениях, смежных с составными Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. Г. А. Есакова. — С. 192.

Понятием разбоя охватывается не только физическое насилие, но и угроза применения насилия, опасного для жизни или здоровья. Это — психическое насилие. «Угроза насилием, опасным для жизни и здоровья, может быть выражена словами, жестами или характером оружия либо иных предметов, которые употребляет нападающий» Редин, М. П. Разбой (понятие, конструкция состава) [Текст] / М. П. Редин // Современное право. — 2007. — № 10. — С. 96. Для состава разбоя не обязательно, чтобы нападающий точно определил тот вид насилия, который он намерен применить, и тот вред личности, который он намерен причинить. Характер угрозы часто устанавливается на основе учёта обстановки нападения, числа нападающих, средств нападения, форм нападения и т. д.

Действия виновного лишь тогда можно квалифицировать как разбой, когда угроза для жизни или здоровья была реальной и не оставляла сомнений у потерпевшего в том, что в случае сопротивления она будет реализована. Если угроза не содержит действительной опасности для жизни или здоровья, а ошибочно воспринимается таковой лишь потерпевшим, действия могут рассматриваться как разбой при условии, что угроза негодными средствами была заведомо рассчитана виновным на ошибочное восприятие ее потерпевшим. Исходить в этих случаях только из факта восприятия угрозы потерпевшим означало бы ставить решение этого вопроса в зависимость от случайных обстоятельств.

На практике встречались следующие виды угроз: отрезать уши Бюллетень Верховного Суда Р Ф. — 2012. — № 1. — С. 21., «объявить охоту» на потерпевшего Бюллетень Верховного Суда Р Ф. — 2011. — № 7. — С. 18., сломать позвоночник Бюллетень Верховного Суда Р Ф. — 2010. — № 11. — С. 21., сбросить с высоты в карьер Бюллетень Верховного Суда Р Ф. — 2009. — № 10. — С. 15., связать и надолго оставить в багажнике автомобиля в гараже Бюллетень Верховного Суда Р Ф. — 2012. — № 1. — С. 21−22. Это лишь примерный перечень угроз, послуживших орудием принуждения. В настоящее время все чаще пускаются в ход пугающие, образные и завуалированные виды угрозы, преследующие две цели: сломить волю потерпевшего и уйти от уголовной ответственности в случае фиксации угрозы сотрудниками правоохранительных органов в ходе оперативной работы.

Насилие при разбое является средством завладения имуществом, и чаще всего оно предшествует завладению. Вместе с тем разбой будет налицо в тех случаях, когда виновный, начав тайное хищение, применяет насилие в процессе изъятия имущества с целью его удержания. Нередко преступник, совершающий кражу или грабеж с не опасным для жизни и здоровья насилием, встретив сопротивление, применяет насилие, опасное для жизни или здоровья потерпевшего, например наносит удар ножом или же угрожает таким насилием. Если же виновный, застигнутый на месте преступления, бросает похищенное и применяет насилие к потерпевшему исключительно с целью скрыться от преследования, ответственность должна наступать не за разбой, а за кражу и соответствующее преступление против личности. На исход нападения могут оказывать влияние определенные черты личности потерпевшего и его поведение (физическое состояние, реакция на нападение, готовность к сопротивлению).

Разбой признается оконченным в момент применения насилия. Ответственность за оконченный разбой наступает и в тех случаях, когда в силу внезапно изменившейся обстановки или активного сопротивления потерпевшего виновному не удалось завладеть имуществом. «Законодатель установил такую конструкцию состава разбоя потому, что в этом преступлении наибольшую опасность представляет насилие или угроза насилием, как посягающие на более важный объект жизнь и здоровье граждан. Поэтому с момента посягательства на личность преступление признается оконченным, хоть преступнику и не удалось завладеть имуществом» Третьяк, М., Волошин, В. Определение момента окончания хищения [Текст] / М. Третьяк и др. // Уголовное право. — 2007. — № 3. — С. 60.

Субъективная сторона разбоя характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. Осознание виновным общественной опасности совершенного деяния включает, в частности, представление субъекта о характере тех ценностей, на которые направлено посягательство, о содержании действий, посредством которых посягательство осуществляется, а также о тех фактических обстоятельствах, при которых совершается преступление. Предвидение последствий своего действия означает предвидение последствий определенного характера и тяжести. При этом виновный может не представлять конкретных особенностей развития причинной связи. Важно учитывать, что виновный подлежит ответственности в соответствии с направленностью умысла, а не только в соответствии с фактически наступившими вредными последствиями.

Если умысел на завладение имуществом возник после посягательства на личность, то нет состава разбоя; так как посягательство не является средством завладения имуществом.

Обязательным элементом состава преступления является также субъект преступления. Данный элемент закреплен в четвертой главе УК РФ, в ст. 19 УК РФ, которая гласит, что уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного УК РФ. Статья 20 УК РФ устанавливает два возрастных (минимальных) предела. Часть 1 статьи устанавливает первый предел, при котором уголовной ответственности подлежат лица, достигшие ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста. Часть вторая данной статьи устанавливает второй возрастной (минимальный) предел, по которому уголовная ответственность наступает с 14-летнего возраста. Данный предел распространен на исчерпывающе полный перечень составов преступления, который исключает расширительное толкование данной части статьи УК РФ. Учитывая вышесказанное, субъектом разбоя в соответствии со ст. 20 УК РФ является вменяемое физическое лицо, достигшее 14-летнего возраста Волошин, П. В. Особенности личности преступника, совершающего хищение с применением насилия [Текст] / П. В. Волошин // Российский следователь. — 2010. — № 1. — С. 33.

Итак, для правильной квалификации разбойных нападений необходимо устанавливать, во-первых, характер насилия, применяемого к потерпевшему, во-вторых, наличие цели хищения.

1.2 Квалифицированные виды разбоя

Рассмотрим части 2 — 4 ст. 162 УК РФ — именно этими нормами предусмотренные квалифицированные виды разбойных нападений.

Часть 2 ст. 162 УК РФ предусматривает ответственность за разбой, совершенный:

группой лиц по предварительному сговору. Разбой признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления (см. ч. 2 ст. 35 УК РФ). Предварительным считается сговор, состоявшийся до начала разбоя, во время приготовления к нему или непосредственно перед покушением. Промежуток времени между сговором и началом разбоя не имеет значения. Этот квалифицирующий признак — совершение преступления по предварительному сговору группой лиц — имеет специфику в составе разбоя. Во-первых, соисполнителями разбоя являются и те, кто изымал имущество, и те, кто применял насилие к потерпевшим. То есть соисполнительство не исключает распределения ролей между участниками. Во-вторых, согласно судебной практике по делам о грабеже и разбое, действия участника разбоя, совершенные по предварительному сговору группой лиц, подлежат квалификации как групповое преступление независимо от того, что остальные участники преступления в силу возраста или по другим предусмотренным законном основаниям не были привлечены к уголовной ответственности. Правда, некоторые авторы отмечают, что такая позиция не бесспорна Трухин, А. Объективная сторона соучастия в преступлении [Текст] / А. Трухин // Уголовное право. — 2008. — № 2. — С. 86..

Действия соисполнителей квалифицируются без ссылки на ст. 33 УК РФ. Действия лиц, которые непосредственно не участвовали в совершении разбоя, а ограничились подстрекательством, обещанием скрыть похищенное или по-иному содействовать разбою, должны квалифицироваться по чч. 4,5 ст. 33 и по ст. 162 УК РФ.

Лица, между которыми состоялся предварительный сговор о совершении разбоя, могут принимать различное участие в совершении этого преступления. Они могут быть соисполнителями, организаторами или членами организованной группы, подстрекателями, пособниками или укрывателями.

Соисполнителями являются лица, которые принимают непосредственное совместное участие в совершении преступления. Хотя завладение имуществом — факультативный элемент состава разбоя, оно осуществляется при совершении большинства разбойных нападений и по характеру этого действия в совокупности с нападением и насилием представляется возможным судить о характере преступления и деятельности виновных в целом. Наличие при разбое различных по характеру действий оказывает некоторое влияние на формы соисполнительства при совершении такого преступления.

При соисполнительстве без разделения ролей каждый из участников, например, разбойного нападения своими действиями осуществляет состав разбоя: совершает нападение с целью завладения имуществом и применяет к потерпевшему физическое или психическое насилие, опасное для жизни или здоровья. При предварительном сговоре между соисполнителями этого вида вопрос о квалификации их действий по ч. 2 ст. 162 УК РФ сомнений не вызывает.

При совершении разбоя некоторые участники предварительно сговорившейся группы непосредственно применяют насилие к потерпевшему или осуществляют завладение имуществом, а другие в соприкосновение с потерпевшим не входят, хотя и находятся на месте совершения преступления. Последние могут стоять «на страже» и сообщать преступникам о приближающихся людях, принимать похищенные ценности, управлять машиной, на которую грузится похищенное, и выполнять иные действия, обеспечивающие «успешное» совершение разбоя Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. Г. А. Есакова. — С. 196.

Как указано выше, сговор признается предварительным, если участники преступления договорились о совместном его совершении хотя бы незадолго до его начала, т. е. на стадии приготовления к преступлению. Он возможен как в форме устного/письменного соглашения, так и с помощью жестов, мимики, условных знаков;

с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Понятие оружия дано в Федеральном законе от 13. 12. 1996 № 150-ФЗ (ред. от 10. 07. 2012) «Об оружии» Российская газета. — 18. 12. 1996; 15. 07. 2012. (далее — Закон об оружии). Применение оружия при разбое создает реальную возможность причинения серьезного вреда здоровью потерпевшего, а в отдельных случаях и более тяжкого последствия — смерти потерпевшего. Именно в возможности наступления таких последствий следует усматривать повышенную опасность вооруженного разбоя.

По ч. 2 статьи 162 УК РФ квалифицируется применение не только огнестрельного, газового или холодного оружия, но и «других предметов, используемых в качестве оружия». В следственно-судебной практике возникает немало спорных вопросов относительно того, какие предметы следует относить к разряду используемых в качестве оружия. Давно по этому поводу существует дискуссия и в теории уголовного права Векленко, В.В., Зайцева, Е. В. Спорные вопросы квалификации преступлений, совершенных с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия [Текст] / В. В. Векленко и др. // Уголовное право. — 2009. — № 2. — С. 23. В соответствии с п. 23 Постановления В С РФ от 27. 12. 2002 № 29 под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т. п.), а также предметы, предназначенные для временного поражения цели (например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивными и раздражающими веществами). Таковыми могут быть не только предметы, специально изготовленные или приспособленные для нанесения телесных повреждений, но и любые предметы, фактически использованные виновным при нападении (топор, камень, молоток, отвертка и т. п.), даже если они были взяты на месте преступления.

В тех случаях, когда виновный для устрашения потерпевшего использует макеты оружия, содеянное не может рассматриваться как вооруженный разбой. Виновный в этих случаях рассчитывает исключительно на психологический эффект, что достаточно для простого, но не для квалифицированного разбоя.

Для применения ч. 2 ст. 162 УК РФ необходимо установить не просто наличие у виновного оружия, но и факт его применения. В свою очередь применение оружия может заключаться как в физическом воздействии на потерпевшего, так и в психическом, т. е. в угрозе потерпевшему оружием (выстрел в воздух, прицеливание или иная демонстрация оружия). Нельзя усмотреть наличие этого признака, если виновный высказывает лишь словесную угрозу оружием без его демонстрации.

Применение при разбойном нападении газового пистолета или газового баллончика квалифицируется по ч. 2 ст. 162 УК РФ, если судом будет установлено, что газ в баллончике или патроне представлял опасность для жизни или здоровья.

Часть 3 ст. 162 УК РФ предусматривает ответственность за разбой, совершенный:

с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище. Повышенная социальная опасность разбоев, совершаемых путем незаконного проникновения в жилище, помещение либо хранилище, определяется тем, что виновный прилагает усилия к преодолению преград для получения доступа к чужому имуществу. При этом он может взламывать двери, потолочные перекрытия, стены, замки, стремясь похитить имущество даже тогда, когда потерпевший принял специальные меры по обеспечению его сохранности. Демонстрируя особое упорство в достижении преступной цели, преступник нередко использует такие орудия и средства совершения преступления, которые позволяют преодолеть самые изощренные охранительные сооружения Российское уголовное право: в 2 т.: учебник для вузов. Т. 2: Особенная часть [Текст] / под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, В. С. Комиссарова, А. И. Рарога; Мос. госуд. ун-т, Мос. госуд. юрид. акад. — 3-е изд. — М.: Проспект, 2011. — С. 302.

Жилым помещением признается изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом. К жилым помещениям относятся: 1) жилой дом, часть жилого дома; 2) квартира, часть квартиры; 3) комната. Жилым домом признается индивидуально-определенное здание, которое состоит из комнат, а также помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в таком здании. Квартирой признается структурно обособленное помещение в многоквартирном доме, обеспечивающее возможность прямого доступа к помещениям общего пользования в таком доме и состоящее из одной или нескольких комнат, а также помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в таком обособленном помещении. Комнатой признается часть жилого дома или квартиры, предназначенная для использования в качестве места непосредственного проживания граждан в жилом доме или квартире Ст. ст. 15, 16 Жилищного кодекса Российской Федерации от 29. 12. 2004 № 188-ФЗ (ред. от 29. 06. 2012) // Российская газета. — 12. 01. 2005; 04. 07. 2012. Т.о., жилище — это строение, предназначенное для постоянного или временного проживания людей, а также те его составные части, которые используются для отдыха, хранения имущества и т. п. (балконы, веранды, кладовки и т. п.). Но помещения, которые хотя и примыкают к жилому дому, но не приспособлены для постоянного или временного проживания (погреб, сарай, хозпостройки), не могут признаваться жилищем Филаненко, А. Ю. Законодательное определение понятия хищения чужого имущества: исторический и теоретический аспект [Текст] / А. Ю. Филаненко // Право и государство: теория и практика. — 2012. — № 2. — С. 80.

Примечание 3 к ст. 158 УК РФ разъясняет, что под помещением в статьях главы 21 УК РФ понимаются строения и сооружения независимо от форм собственности, предназначенные для временного нахождения людей или размещения материальных ценностей в производственных или иных служебных целях. Т. е. это постоянное или временное, стационарное или передвижное сооружение, предназначенное для размещения людей или материальных ценностей (завод, цех, корабль, сберегательная касса, музей, почтовое отделение, магазин, театр, спортивное сооружение и др.). Далее в примечании разъясняется, что хранилища — это хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, магистральные трубопроводы, иные сооружения независимо от форм собственности, которые оборудованы ограждением либо техническими средствами или обеспечены иной охраной и предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей. Это могут быть передвижные автолавки, рефрижераторы, сейфы и т. п. Нельзя относить к хранилищу сооружения, не создающие преграды свободному доступу к находящемуся там имуществу (открытая платформа, баржа, открытый ток и т. п.). Поэтому по данному признаку не может квалифицироваться разбой в отношении лиц, находящихся в кабинах и салонах автомашин, комбайнов, тракторов, находящихся на неохраняемых платформах. Если же к открытой платформе, барже, току приставлена охрана, то они охватываются понятием хранилища Раздобудько, Е. Н. Субъективные признаки хищений, совершаемых с проникновением в помещение либо иное хранилище [Текст] / Е. Н. Раздобудько // Юриспруденция. — 2006. — № 9. — С. 251.

Хранилища следует отличать от емкостей, вместилищ и упаковок вещей, необходимых для их хранения и перевозки (бидоны, ящики, чемоданы и т. п.). Вскрытие таких емкостей не образует данного квалифицирующего признака.

В Постановлении В С РФ от 27. 12. 2002 № 29 указано, что под незаконным проникновением следует понимать противоправное тайное или открытое в них вторжение с целью совершения кражи, грабежа или разбоя. Кроме того, в названном Постановлении указано, что судам надлежит выяснять вопрос о том, с какой целью виновные проникли в помещение (жилище, хранилище), а также когда возник умысел на хищение чужого имущества. Цель изъятия чужого имущества должна предшествовать проникновению в помещение или хранилище. Нельзя усматривать этот признак, если умысел на разбой возник после того, как лицо оказалось в чужом жилище, помещении или хранилище по иному поводу.

Не может рассматриваться как проникновение, если разбой совершен лицом, имеющим доступ в помещение или хранилище в силу своего служебного положения либо в силу выполняемой работы, а равно лицом, имеющим одноразовый доступ в указанное помещение. Не будет этого признака и при похищении товаров из магазина в часы его работы Там же. — С. 252.

Проникновение может быть совершено одним или несколькими лицами. Ответственность двух или более лиц по этому признаку наступает не только тогда, когда они все вместе проникли в помещение, но и в случаях, если туда проникло одно лицо, а другое содействовало ему в этом.

Рассмотрим пример из судебной практики, иллюстрирующий сразу несколько квалифицирующих признаков разбоя. И. и К., находясь в состоянии алкогольного опьянения, по предварительному сговору с целью завладения чужим имуществом из корыстных побуждений путем разбития стекла окна незаконно проникли в жилой барак, где напали на гр. Б. Обхватив руками Б., И. держал его, а К. наносил удары кулаками по лицу Б., таким образом, применял насилие, не опасное для жизни или здоровья. Затем И. взял со стола нож кустарного производства и, приставив его к горлу Б., стал угрожать ему убийством. Последний их действия воспринял как реальную угрозу для своей жизни и здоровья и стал уговаривать остановить их действия, предложив бутылку водки. Перестав угрожать, И. и К. открыто похитили у Б. шапку, плеер, наручные часы. Виновные были обоснованно осуждены по (в действующей в тот период редакции статьи 162 УК РФ) пп. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ, т. е. за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия Бюллетень Верховного Суда Р Ф. — 2007. — № 4. — С. 19−20.;

в крупном размере. Это разбой в отношении имущества стоимостью более двухсот пятидесяти тысяч рублей (см. примечание 4 к ст. 158 УК РФ).

Часть 4 ст. 162 УК РФ предусматривает ответственность за разбой, совершенный:

а) организованной группой. Организованная группа (ч. 3 ст. 35 УК РФ) представляет собой разновидность «сложного» соучастия. В соответствии с ч. 3 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Данная форма соучастия отличается признаком устойчивости. Этот признак обычно предполагает умысел соучастников на совершение не одного, а нескольких преступлений (например, организованная группа создана для совершения уличных разбоев). Однако, по мнению некоторых авторов, устойчивость может выражаться и в тщательности подготовки одного преступления Балеев, С. А. Признаки организованной группы: проблемы доктринального и судебного толкования [Текст] / С. А. Балеев // Правовая политика и правовая жизнь. — 2008. — № 4. — С. 161. По мнению других авторов, такой подход размывает четкую грань между организованной группой и группой лиц по предварительному сговору, а размытость границ способна породить ошибки и даже злоупотребления в процессе правоприменительной деятельности Лозовский, Д.Н. К вопросу о криминалистическом анализе организованной преступной группы [Текст] / Д. Н. Лозовский // Юристъ — Правоведъ. — 2011. — № 4. — С. 20. Тем не менее, в соответствии с позицией законодателя группа может быть признана организованной даже при совершении одного преступления. Об устойчивости группы в этом случае свидетельствуют следующие признаки: длительность существования, когда группа готовится совершить сложное преступление, требующее тщательной подготовки; постоянство состава, когда основные участники группы остаются неизменными; прочность связей, наличие иерархического (по вертикали) или функционального (по горизонтали) распределения ролей между участниками группы. Подчеркнём, что для организованной группы характерен не просто сговор ее участников (членов) на совершение одного или нескольких преступлений, но более тесное их объединение, свидетельствующее о профессионализме соучастников.

Участники организованной группы могут являться исполнителями совершаемых ею разбоев или не принимать непосредственного участия в них, выступая в качестве организаторов и пособников. Однако такое техническое распределение ролей не влияет на юридическую оценку их действий. Все участники организованной группы признаются исполнителями и несут ответственность за совершенное преступление по статье Особенной части УК РФ без ссылки на ст. 33 УК РФ. Об этом прямо сказано в ч. 2 ст. 34 УК РФ.

Разовое выполнение пособнических действий лицами, не дававшими согласия на вхождение в организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию), например, предоставление транспорта, сокрытие похищенного имущества, не образует участия в них, а рассматривается как пособничество в конкретном преступлении и влечет ответственность со ссылкой на ст. 33 УК РФ;

б) в особо крупном размере. В соответствии с примечанием 4 к ст. 158 УК РФ ущерб признается крупным, если стоимость похищенного составила один миллион рублей и более. Ранее для вменения данного квалифицирующего признака не требовалось, чтобы виновный реально завладел имуществом на указанную сумму. П. «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ предусматривал ответственность за разбой, совершенный «в целях завладения имуществом в особо крупном размере». Словосочетание «в целях» свидетельствовало о том, что данный состав, так же как и основной, являлся формальным, поэтому важно было установить умысел виновного на завладение имуществом именно в особо крупном размере. Однако Федеральным законом от 23. 12. 2010 № 388-ФЗ «О внесении изменения в статью 162 Уголовного кодекса Российской Федерации» Российская газета. — 27. 12. 2010. редакция п. «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ была изменена. Думается, что слова «в целях завладения имуществом» исключены с целью устранения разночтения квалифицирующих признаков, так как в ч. 1 ст. 162 УК РФ разбой определяется как «нападение в целях хищения чужого имущества…», а ч. 3 ст. 162 УК РФ устанавливается ответственность, в частности, за разбой, совершенной в крупном размере, и при этом цель разбоя не упоминается;

в) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Признаки умышленного причинения тяжкого вреда здоровью даны в ст. 111 УК РФ. Причинение при разбое тяжкого вреда здоровью охватывается составом данного преступления и дополнительной квалификации по ст. 111 УК РФ не требует. Если тяжкий вред здоровью, причиненный при разбое, повлек смерть потерпевшего, возникает необходимость отграничения разбоя от умышленного убийства Колоколов, Н. А. Квалификация убийства, сопряженного с разбоем: как избежать двойного вменения [Текст] / Н. А. Колоколов // Уголовный процесс. — 2012. — № 7. — С. 66. При убийстве требуется наличие прямого или косвенного умысла на причинение смерти, а при тяжком телесном повреждении отношение к смерти потерпевшего выступает в форме неосторожной вины (см. ч. 4 ст. 111 УК РФ). Так, приговором Мурманского областного суда Г. и Е. были осуждены к лишению свободы по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на восемь лет, по ч. 3 ст. 162 УК РФ — на восемь лет и на основании ст. 69 УК РФ — к общей мере наказания в виде восьми лет шести месяцев лишения свободы. Определением Судебной коллегии Верховного Суда Р Ф по уголовным делам приговор был изменен: в частности, из него было исключено указание об осуждении Е. и Г. за совершение убийства из корыстных побуждений. В протесте заместителя Председателя Верховного Суда Р Ф был поставлен вопрос об отмене кассационного определения и передаче дела на новое кассационное рассмотрение. В результате Г. и Е. были признаны виновными в совершении умышленного убийства группой лиц из корыстных побуждений, сопряженного с разбоем и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. (Осужденные заранее обсудили план похищения компьютера и убийства Н., похитили компьютер и задушили Н. в процессе разбойного нападения.) В Постановлении Президиума Верховного Суда Р Ф отмечалось, что в соответствии с требованиями п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда Р Ф от 27. 01. 1999 № 1 (ред. от 03. 12. 2009) «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» Бюллетень Верховного Суда Р Ф. — 1999. — № 3; 2010. — № 2. следует квалифицировать как сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом убийство в процессе совершения преступлений. Поэтому содеянное квалифицируется по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ в совокупности со статьей УК РФ, предусматривающей ответственность за разбой. Квалификация убийства по признаку «сопряженного с разбоем» не исключает необходимости присутствия квалифицирующего признака как убийства из корыстных побуждений. Кассационное определение было отменено и дело направлено на новое кассационное рассмотрение Бюллетень Верховного Суда Р Ф. — 2011. — № 1. — С. 11−12.

Итак, совершение квалифицированных видов разбоя, закрепленных в чч. 2, 3 и 4 ст. 162 УК РФ, представляет повышенную общественную опасность.

2. Разбой и смежные составы: проблемы разграничения

2.1 Бандитизм и вооруженный разбой

Наибольшую трудность на практике вызывают случаи отграничения от бандитизма насильственно-корыстных посягательств и, прежде всего, вооруженного группового разбоя. Особенно это сложно сделать, в частности, в том случае, когда разбойные нападения совершаются организованной группой с применением оружия. В связи с тем, что оба состава преступления являются усеченными, возникает необходимость точно определить, какие именно признаки элементов состава относятся к бандитизму, а какие — к разбою. Сложность состоит в том, что и бандитизм, и указанный вид разбоя имеют много сходных признаков Хилюта, В. В. Как разграничить разбой и бандитизм? [Текст] / В. В. Хилюта // Законность. — 2012. — № 3. — С. 42. Недаром ряд криминалистов предлагает признать, что разбой, совершенный организованной вооруженной группой, — это просто и есть бандитизм. Так, в № 3 за 2001 год «Российской юстиции» был опубликован материал В. Быкова «Как разграничить бандитизм и разбой» Быков, В. М. Как разграничить бандитизм и разбой [Текст] / В. М. Быков // Российская юстиция. — 2001. — № 3. — С. 40., где предлагалось разбой, совершенный организованной и вооруженной группой, квалифицировать как бандитизм по ст. 209 УК РФ. Под эту идею было подведено теоретическое обоснование, которое некоторыми авторами было названо некорректным и неубедительным Кондрусов, Э. В. Особенности разграничения вооруженного группового разбоя и бандитизма [Текст] / Э. В. Кондрусов // Юридические науки. — 2007. — № 6. — С. 103.

Действительно, при совершении разбоя организованной группой с применением оружия (чч. 2, 4 ст. 162 УК РФ) необходимо провести разграничение с бандитизмом (ст. 209 УК РФ). Практика это с успехом делает, не допуская серьезных ошибок. Какие критерии берутся за основу? Во-первых, в разбое, совершенном организованной группой лиц, устанавливается наличие оружия или предметов, используемых в качестве оружия. В банде же должно быть только оружие. Во-вторых, в разбое оружие должно использоваться по назначению. Для бандитизма необходимо лишь наличие оружия. На данный признак обращено внимание в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда Р Ф от 17. 01. 1997 № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» Бюллетень Верховного Суда Р Ф. — 1997. — № 3. — С. 1−3. (далее — Постановление В С РФ от 17. 01. 1997 № 1). В-третьих, имеется отличие по моменту окончания посягательств. По ч. 2 ст. 162 УК РФ разбойное нападение квалифицируется в тех случаях, когда оружие применено в ходе нападения. Нападение вооруженной банды считается состоявшимся и тогда, когда имевшееся у членов банды оружие не применялось (п. 6 Постановления В С РФ от 17. 01. 1997 № 1). Более того, уже само создание банды образует оконченный состав преступления.

Давая рекомендацию практике и критикуя решения Верховного Суда Р Ф, В. Быков не учел, что по закону разбой и бандитизм — разные составы с четко различающимися юридическими признаками. Подменять один состав другим, не меняя уголовного законодательства, недопустимо. Вооруженный разбой организованной группой — это нападение с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. В бандитизме признаки состава иные: создание устойчивой вооруженной группы в целях нападения на граждан или организации, а также руководство ею или участие в такой группе. В вооруженном разбое, совершенном организованной группой, всегда устанавливается корыстная направленность — цель хищения чужого имущества. В составе бандитизма цели деятельности шире: нападение на граждан или организации. Само такое нападение более опасно, так как представляет угрозу не только для собственности граждан, но и для их личной безопасности, нормального функционирования государства, коммерческих или иных организаций (п. 5 Постановления В С РФ от 17. 01. 1997 № 1).

При разбое, совершенном организованной группой, есть группа, но всегда нет банды как более опасного формирования. Вооруженная организованная группа, совершившая разбой, и банда — вовсе не совпадающие понятия. Полагая, что это одно и то же, В. Быков ссылается на ч. 3 ст. 35 УК РФ, упуская при этом содержание ч. 4 данной статьи, четко формулирующей признаки преступного сообщества. Банда относится не к организованной преступной группе, а именно к разновидности преступного сообщества. Вопреки утверждению В. Быкова конкуренции норм между вооруженным разбоем, совершенным организованной группой, и бандитизмом нет. Налицо разные составы. Приведу несколько аргументов в защиту такого решения и сложившейся судебной практики. Во-первых, оценивая ст. ст. 162 и 209 УК РФ, нельзя упускать из поля зрения содержание объектов посягательств. Разместив ст. 162 УК РФ в главе «Преступления против собственности», законодатель четко ограничил рамки применения нормы. Статья 209 УК РФ размещена в главе «Преступления против общественной безопасности». Объект бандитизма иной — общественная безопасность. Во-вторых, то, что банда — разновидность сообщества, доказывается и размещением состава рядом со ст. 210 УК РФ. Последняя является общим составом для состава бандитизма. В-третьих, ч. 5 ст. 35 УК РФ четко оговаривает, что лицо, создавшее организованную группу или сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ. Закон связывает наличие преступного сообщества именно со статьями Особенной части УК РФ, а не только со ст. 210 УК РФ, тем самым позволяя уточнить, что банда есть разновидность преступного сообщества, а не просто организованная группа Ситникова, А.И. Уголовно-правовые признаки разбоя и бандитизма [Текст] / А. И. Ситникова // Российский следователь. — 2006. — № 5. — С. 12.

Однако В. Быков вырывает из контекста отдельные понятия и толкует их произвольно, без учета буквы закона. Отсюда и субъективные выводы, способные при их внедрении серьезно дестабилизировать практику, привести к объективному вменению и необоснованному усилению уголовной ответственности. Некорректно подменять признак устойчивости другим криминологическим показателем, отсутствующим в УК РФ, — устойчивостью личного состава. Некорректна и критика п. 3 Постановления В С РФ от 17. 01. 1997 № 1, который, давая данное разъяснение, строго исходил из содержания действующего уголовного закона.

Различия бандитизма и вооруженного разбоя заключаются прежде всего в том, что собственность при разбое выступает в качестве основного непосредственного объекта, здоровье человека — в качестве дополнительного, а в бандитизме все перечисленные объекты являются дополнительными. В качестве основного непосредственного объекта бандитизма выделяют основы государственного управления в области обеспечения общественной безопасности.

Считается, что особенностью преступлений против общественной безопасности, в том числе и бандитизма, является то, что они объективно вредны для широкого круга общественных отношений (безопасности личности, нормальной деятельности предприятий, учреждений, организаций и других социальных институтов). При совершении преступлений против общественной безопасности вред причиняется интересам не конкретного человека, а общественно значимым интересам — безопасным условиям жизни общества в целом. Однако, думается, и совершение иных преступлений организованной вооруженной группой лиц (разбойные нападения, совершаемые организованной группой лиц с применением оружия) изначально также причиняет существенный вред общественным отношениям, обеспечивающим состояние общественного спокойствия. Несмотря на это, такие преступления не включены в раздел преступлений против общественной безопасности УК РФ, а объединены в главу, предусматривающую ответственность за преступления против собственности.

Для всех форм хищений, и в том числе для разбоя, характерен квалифицирующий признак — совершение преступления организованной группой. Её понятие дается в ч. 3 ст. 35 УК РФ: устойчивая группа, заранее объединившаяся для совершения одного или нескольких преступлений. Указав в п. 3 Постановления В С РФ от 17. 01. 1997 № 1, что «от иных организованных групп банда отличается своей вооруженностью и своими преступными целями — совершение нападений на граждан и организации», высшая судебная инстанция в очередной раз подчеркнула, что банда — это также разновидность организованной группы, а не другой формы соучастия.

У бандитизма и квалифицированного разбоя присутствует еще один общий признак — вооруженность. Однако, несмотря на сходство двух составов в отношении оружия, между бандитизмом и вооруженным разбоем, совершенным организованной группой, имеется существенное различие.

Наличие оружия в банде — обязательный признак данного преступления. При этом имеется в виду оружие только в прямом смысле слова, т. е. предназначенное в соответствии с Законом об оружии для поражения живой или иной цели, подачи сигналов, а не любые предметы, используемые в качестве оружия. Состав разбоя может образовать и нападение с применением предметов, используемых в качестве оружия, если они предназначены или приспособлены членами группы для нападений на людей, имитации или негодного оружия.

Законодатель связывает состав вооруженного разбоя с обязательным применением оружия при нападении, тогда как наличие состава бандитизма связывается лишь с наличием оружия хотя бы у одного из членов банды даже без его применения, если об этом было известно остальным участникам банды и они были готовы его применить.

Под применением оружия при совершении вооруженного разбоя следует понимать: причинение с его помощью легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью; использование его поражающих свойств, когда по причинам, не зависящим от воли виновного, реальный вред здоровью для потерпевшего не наступает; использование указанных предметов для психического насилия (демонстрация оружия). Если же имевшееся у преступников оружие не демонстрировалось вообще при совершении разбойного нападения, то состав, предусмотренный ч. 2 ст. 162 УК РФ, отсутствует Гэрэлбаатар, Д. Проблемы наказания за разбой [Текст] / Д. Гэрэлбаатар // Российский следователь. — 2011. — № 20. — С. 29.

Различие в квалификации бандитизма и вооруженного разбоя заключается также в том, что поскольку бандитизм предполагает организацию вооруженной банды, то хранение и ношение оружия охватывается признаками состава, предусмотренного ст. 209 УК РФ, и дополнительной квалификации по ст. 222 УК РФ не требуется. Состав вооруженного разбоя включает в себя только применение оружия и не охватывает его незаконные приобретение, хранение, ношение, поэтому эти составы преступлений образуют реальную совокупность.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой