Разбор пьесы У. Шекспира "Венецианский купец"

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

КУРСОВАЯ РАБОТА

ПО РЕЖИССУРЕ

Студента II курса режиссерского факультета ВТУ им. Б. Щукина

Романа Михеенкова

Уильям Шекспир

«Венецианский купец»

Разбор пьесы

«Венецианский купец» — спектакль о цене слова, за которое необходимо отвечать. В данном случае оно преподносится автором и как обязательство, скрепленное подписью с печатью, и как обещание, данное на словах, и как озвученная угроза. Сюжет пьесы развивается именно вокруг невыполненных обязательств или непродуманно составленных договоров.

Предлагая Антонио вексель, Шейлок, которым руководит абсолютно естественное и оправданное желание сохранить свой бизнес, убрав непорядочного конкурента, — не учитывает факта существования законов Венеции. Практически, играя на поле имущественного права, он забывает о существовании права уголовного.

Предпосылкой для появления векселя служит неосторожное обращение Антонио со словом, — он позволяет себе нарушать деловой этикет, давая деньги в долг без процентов и позволяя себе нелицеприятные высказывания о Шейлоке в торговых кругах.

Антонио, подписывая вексель, надеется, не имея никакой гарантии, на то, что его корабли будут в целости и сохранности, и он отдаст долг раньше срока, указанного в векселе. При этом риски морской торговли связаны с пиратами, ранней весной — временем штормов, войной с Турцией, не считая человеческого фактора и прочих форс-мажорных ситуаций.

Бассанио, будучи должником Антонио, до известия о критической ситуации не интересуется положением дел своего кредитора и не имеет намерения отдать долг, хотя имеет возможность ускорить процесс получения приданого Порции. К тому же, прося деньги, он не раскрывает всех обстоятельств сватовства. Антонио думает, что деньги нужны на период ухаживаний, а о лотерее Бассанио не говорит ни слова.

Порция, спасающая Антонио от смерти, делает это в результате того, что сама долго искала юридическую лазейку, чтобы нарушить условия завещания отца, которые в итоге были нарушены до примитивности просто.

Порция — персонаж «комедии переодеваний», но именно она, а не Дож или другие государственные чиновники знает и правильно использует «слова», написанные в законе Венеции.

Обещания не выполняются даже в мелочах: Бассанио и Грациано расстаются с кольцами, с которыми они клялись своим женщинам не расставаться ни при каких условиях.

Жанр пьесы — трагикомедия. История, рассказанная Шекспиром развивается, как венецианский карнавал с его масками и переодеваниями, а Шейлок, действовавший в соответствии с мотивациями, оправданными жизненной необходимостью, гибнет на самом деле.

К действующим лицам пьесы непременно стоит отнести Венецию, как город — персонаж. Это касается не только визуального решения спектакля (действие начинается утром, за десять дней до начала великого поста — идет подготовка к карнавалу, а вечером он начинается) и музыки (Тарквинио Мерула, Бьяджо Марини, Франческо да Милано, Массимильяно Нери, Джулио Сезар Барбетто). Прежде всего, именно в создании Венецианской республики стоит искать исходные предлагаемые обстоятельства. Путем хронологических сопоставлений можно назвать имя правителя города, который у Шекспира заявлен, как Дож. Во главе правительства Венеции на момент действия пьесы стоял Паскуале Чиконья, дож республики с 18 августа 1585 г. В международной политике он был чрезвычайно лоялен, как политически, так и религиозно. Вследствие этого не раз возникали острые столкновения с инквизицией и папской властью. Паскуале Чиконья привлек в Венецию лучших представителей итальянского Возрождения в области науки, философии, искусства. Вот один из примеров его политики. Как раз в то время в венецианском сенате обсуждался вопрос о выдаче Джордано Бруно. Трибунал инквизиции явился на заседание Совета Мудрых в полном составе, надеясь добиться немедленного согласия на выдачу Джордано Бруно. Однако Паскуале Чиконья прибег к характерным для венецианской политики уклончивым ответам и обходным путям. Совет Мудрых предложил инквизиторам явиться за ответом на вечернее заседание под тем предлогом, что сейчас на повестке дня стоят важные вопросы, а дело Джордано Бруно требует особого обсуждения. На самом деле Мудрые решили отказать Риму в выдаче Джордано Бруно и перенести вопрос на рассмотрение сената. Вопрос о выдаче Джордано Бруно Риму обсуждался в венецианском сенате 3 октября 1592 г. Подавляющим большинством 117 голосов против шести и двоих воздержавшихся было решено отклонить требование Рима. Сенат не только отказался выполнить требование римской инквизиции, но поручил послу Венеции в Риме Франческо Донато изложить папе причины, по которым правительство Венеции поднимает это дело до уровня принципиального вопроса о суверенных правах венецианского государства. Бруно в итоге выдали Ватикану, но акт неповиновения, говорит сам за себя. С одной стороны, это политика двойных стандартов и «басманное правосудие», с другой стороны — желание продемонстрировать наличие демократии представителям бизнеса, от которых зависит благополучие Венеции — города ничего не производившего и жившего исключительно торговлей. Во времена Антонио и Шейлока не Сан-Марко с его дворцом Дожей и собором св. Марка, а торговый остров Риальто был центром города. Неслучайно персонажи пьесы регулярно интересуются: что слышно на Риальто?

Предпосылки написания пьесы для Шекспира, на мой взгляд, в очередном общеевропейском приступе антисемитизма. Вот что писал незадолго до ее создания Мартин Лютер:

«…Что же нам, христианам, делать с этим отверженным и проклятым народом, евреями? Поскольку они живут среди нас, мы не смеем терпеть их поведение теперь, когда мы осознаем их ложь, и ругань, и богохульство…

Прежде всего, их синагоги или школы следует сжечь, а то, что не сгорит, нужно закопать и покрыть грязью, чтобы никто и никогда не смог увидеть ни камня, ни оставшейся от них золы. И это следует делать в честь нашего Господа и христианства для того, чтобы Бог мог увидеть, что мы христиане, и что мы не миримся и сознательно не терпим подобную публичную ложь, поношение и богохульные слова на его Сына и на его христиан…

Во-вторых, я советую сровнять с землёй и разрушить их дома. Ибо в них они преследуют те же цели, что и в синагогах. Вместо (домов) их можно расселить под крышей или в сарае, как цыган… В-третьих, я советую отбирать у них все молитвенники и Талмуды, в которых они учат идолопоклонству, лжи, проклятию и богохульству. В-четвёртых, я советую отныне запретить их раввинам учить под страхом смерти. В-пятых, я советую, чтобы евреи были лишены права на охранное свидетельство при передвижении… Пусть они остаются дома… В-шестых, я советую запретить им ростовщичество, и забрать у них все наличные деньги, а также серебро и золото…

И это при том (это опять же относится к исходным предлагаемым обстоятельствам пьесы), что евреям было запрещено вести любой бизнес, кроме ростовщического.

Кроме того, пьеса содержит несколько намеков на сенсационный процесс придворного врача, португальского еврея Родриго Лопеса и Антонио Переса, претендента на португальский престол, жившего в Лондоне, -- безосновательно обвиненных в попытке отравить королеву Елизавету. Суд был столь же сомнительным.

Возвращаясь к исходным предлагаемым обстоятельствам, хотелось бы отметить, что, либо я их неверно сформулировал, либо они настолько размыты, что неспособны «зажечь» актеров, которые не могут жить событием «создание Венецианской республики». Да, находясь в этом городе они практически независимы от Рима и инквизиции, да, Венеция — процветающий город, в котором собраны лучшие умы и таланты, да, в Венецианской республике достаточно демократических свобод, позволяющих героям вести тот образ жизни, который они ведут. Но, объясняя актерам предлагаемые обстоятельства начала спектакля, я бы выделил исходное событие для каждого из них:

Для Шейлока — это угроза бизнесу и благополучию семьи, плюс еврейский вопрос.

Для Антонио — получение в наследство торгового бизнеса, связанного с морской торговлей.

Для Бассанио — возможность жениться на богатой наследнице.

Другие друзья Антонио живут желанием побольше урвать от наследства его отца, пока Антонио не разорился.

Для Порции — завещание отца.

Для Джессики и Лоренцо — взаимная любовь, тесно связанная с еврейским вопросом.

Для Грациано и Нериссы — опять же любовь.

Претенденты на руку Порции — Марокканский и Арагонский принцы — живут страхом и надеждой.

У Тубала те же проблемы, что и у Шейлока.

У дожа и чиновников — лавирование между созданием иллюзии демократии для бизнесменов и инквизицией.

Поэтому, как Главное предлагаемое обстоятельство начала пьесы, в той или иной степени касающееся всех персонажей, я буду рассматривать ВЕНЕЦИАНСКИЙ КАРНАВАЛ, который начнется сегодня. Это можно сравнить с Новым годом — его ждут все: власти — готовятся к празднованию на муниципальном и государственном уровне, финансовые структуры — у них конец квартала и года, артисты — у них «елки», простые обыватели — они в суете готовят салат «оливье» и закупают подарки, автомобилисты стоят в диких пробках etc. Когда куранты бьют двенадцать раз — большинство населения быстро выпивает необходимую дозу алкоголя, — и Новый год из СОБЫТИЯ — ОЖИДАНИЯ превращается в очередной факт, который не все вспомнят утром.

Общаясь с художником, я бы вспомнил о Джованни Антонио Каналетто и Витторио Карпаччо. Именно их картины донесли до нашего времени Венецию Антонио и Шейлока с еще деревянным мостом Риальто. А ставя задачу, сказал бы, что мне нужно создать на сцене неустойчивое, балансирующее великолепие.

Действие 1

Сцена 1

Экспозиция.

Начало февраля 159… года. Венеция. Утро. Мост Риальто. На мосту очень много народу: торговцы, матросы, купцы. Все замерли, будто кого-то ждут. Слышно, как стучат гондолы, привязанные к сваям. Справа, с острова Риальто появляется Шейлок. Медленно входит на мост, становится в центре, замирает. Все смотрят на него. Шейлок кивает, одновременно раздается удар колокола церкви Св. Фомы. Это похоже на открытие биржевых торгов, которые начинаются по сигналу в определенное время. Тут же становится оживленно. Идет торговля, заключаются сделки. Купцы фрахтуют корабли, капитаны нанимают матросов. В центре моста стоит Шейлок, смотрит на площадь острова Риальто, прилегающую к мосту. Он внимательно отслеживает каждое движение, каждое слово, каждый жест. Он — серый кардинал этого города — ростовщик. Его деньги — кровь венецианской экономики.

Когда суета спадает, возле красного (краски вытерты и размыты) четырехэтажного здания у лестницы, ведущей на мост Риальто, появляются Антонио, Саларино и Соланио. Задача Антонио — «отметиться» в торговой «тусовке», Саларино и Соланио его сопровождают. Они наигранно брезгливо смотрят по сторонам, боятся испачкать наряды, тщательно выбирают, куда ступить. Прошествовав через мост, садятся на ступени, ведущие к воде. В этот час там всегда солнечно.

Антонио — венецианский купец — грустит, окруженный гламурными мальчиками. Складывается стойкое ощущение, что бизнес он основывал и развивал не самостоятельно, скорее получил в наследство. Купец, поддавшийся необъяснимой грусти в обществе мальчиков невнятной сексуальной ориентации, не имеет будущего. Дело даже не в том, что бизнес связан с рисками — море непредсказуемо, Антонио не живет бизнесом, а бизнес этого не прощает, как и любое дело.

Обращают на себя внимание имена друзей Антонио. В каждом заложен «солнечный корень» (sole — солнце). Саларино, если разложить его имя на составляющие — «солнечный носорог (rino)», то есть прущий напролом со своей наигранной солнечностью, Соланио — солнечный созерцатель. Как показывает их общение с Антонио в этой сцене — оба существуют при богатом человеке, развлекая его пустыми разговорами, комплиментами. Они наверняка имеют еще несколько подобных персонажей-покровителей в Венеции. Их задача — всеми доступными средствами развлечь Антонио, что гарантирует им его расположение в дальнейшем, а это означает: подарки, бесплатные обеды, денежные подачки etc.

В данный момент они готовятся к карнавалу, который начнется вечером: беседуя, ходят вдоль торговых лотков, выбирая маски и наряды, пытаются увлечь этим Антонио.

При появлении второго клана «приживалок» оба уходят, понимая, что могут не выдержать сравнения, отправляются к другому «покровителю». Более чем вероятно, что грусть Антонио, которую они не смогли просчитать и развеять, поддастся шутовским ужимкам Грациано. Прощаются они, как сейчас принято говорить «гламурно», но во всех светских расшаркиваниях чувствуется фальшь и холодность.

У Соланио и Саларино есть очень важная, Шекспиром данная, функция — они рассказывают зрителю и другим персонажам о событиях, происходящих «за кадром».

Бассанио, Лоренцо, Грациано. Эти трое вытесняют с «территории» предыдущих персонажей, но в отличии от Саларино и Соланио, у них есть более жесткая цель — переключить внимание Антонио и подготовить его к общению с Бассанио, который пришел просить денег в долг.

Бассанио начинает издалека, несмотря на клятвы Антонио в безграничном расположении. Он предлагает весьма сомнительный бизнес-план, на который сомнительный бизнесмен Антонио заранее соглашается. Еще одним подтверждением непрофессионализма Антонио является то, что на данный момент ВЕСЬ капитал вложен в дело, не оставлено ничего на случай форс-мажорных ситуаций или неожиданных вложений. При этом он готов взять кредит, не обеспеченный ничем, кроме перспективы получения прибыли, связанной с рисками. Подозревать Антонио в сексуальной привязанности к Бассанио неверно, — он бы не стал давать ему деньги на завоевание женщины. Меценатство Антонио — тоже не версия так как его щедрость, направленная на приживалок, скорее делает ему антирекламу в Венеции, как купцу. Остается две версии: Антонио, получивший бизнес в наследство, не знает цену денег, он какое-то время действует по схемам, созданным его отцом, что позволяет ему вести устраивающий его образ жизни; вторая — Бассанио, хоть и бедный, но дворянин, а Антонио купец. Таким образом он покупает расположение представителя высшего сословия.

Действие 1

Сцена 2

спектакль сюжет персонаж пьеса шекспир

Экспозиция.

Представление Порции (названной именем жены Брута) и Нериссы (от ит. Nero — черненькая) — служанки.

Эта линия пьесы заимствована из сборника латинских новелл Gesta Romanorum, появившегося в восьмом веке. В тех или иных интерпретациях она кочует по сказочным сюжетам. В данном случае она дает возможность заявить одного из ключевых персонажей пьесы и развлечь зрителя аттракционом с представлением потенциальных женихов Порции, которые можно сделать смешными за счет интермедий.

Порция занимается образованием для того, чтобы найти юридическую лазейку и обойти завещание отца, но завещание безупречно. Стол в комнате Порции завален книгами, что нехарактерно для девушки в то время. Появляясь, она несет книгу, садится за стол, читает, сравнивает написанное в разных книгах. Переходя к вопросу о перечислении женихов, она захлопывает книгу и тяжело вздыхает, не найдя юридической уловки, чтобы обойти завещание отца.

Несмотря на то, что Порция на словах сокрушается по поводу отсутствия возможности выбрать себе мужа, хотя это выглядит довольно иронично, именно выбором она и занимается, сравнивая претендентов, давая им довольно нелестные характеристики. К тому же все это похоже на «заряженную» лотерею, когда победитель известен заранее. Одновременно, ее тяготит отсутствие претендента — Бассанио, который ей нравится, так как существует риск, что один из потенциальных женихов может случайно открыть нужный ларец.

У служанки Нериссы есть своя цель — она влюблена в друга Бассанио — Грациано, ей было бы удобно выдать хозяйку замуж за Бассанио. Она неслучайно напоминает Порции о Бассанио:

— … он больше всех достоин похвалы прекрасной женщины.

— Я хорошо помню его — и помню, что он заслуживает твоей похвалы.

Действие 1

Сцена 3

Сюжетообразующее событие.

Венеция готовится к началу карнавала: на домах развешиваются флаги, туда-сюда снуют люди в масках.

Площадь у моста Риальто. На сцене появляется Шейлок. Его общение с Бассанио написано Шекспиром по классике НЛП. Успокоив Бассанио постоянно произносимым словом «хорошо», Шейлок делает его своим союзником в предстоящем разговоре с Антонио. В дальнейшем это выбивает Бассанио из колеи: он теряется, кому угождать — Шейлоку или Антонио.

Одновременно, дается еще одна черта, характеризующая Антонио, как непрофессионального и непорядочного бизнесмена, — он дает денег взаймы без процентов, лишая возможности ростовщиков делать свой бизнес, то есть нарушает деловую этику. Кроме того, он позволяет себе нелицеприятные высказывания о Шейлоке на Риальто. Стоит оговориться, занятие Шейлока ростовщичеством продиктовано не его желанием, — в Венеции и многих странах Европы в семнадцатом веке евреям было запрещено заниматься бизнесом, связанным с какими-либо материальными ценностями или собственностью.

Таким образом, Шейлок имеет две веские причины устранить Антонио, причем ему не важно исчезнет Антонио из Венеции, скрываясь от уплаты по векселю, или оплатит его со всеми вытекающими последствиями. Его слова о ненависти к христианам и личной неприязни — всего лишь продолжение его стремления не иметь конкуренции в ссуде денег под проценты и не допустить посягательств на его деловую репутацию. По сути, — он думает о неприкосновенности бизнеса и благополучии своей семьи.

Сюжетообразующим событием является то, что Антонио подписывает вексель и оказывается в руках у Шейлока.

Это можно считать событием по следующим причинам:

Бассанио подставляет друга и получает деньги, чтобы поехать к Порции

Антонио связывает себя опасным обязательством

Шейлок получает перспективу устранить Антонио

Венецианская юриспруденция получает прецедент.

Таким образом, это касается всех ключевых персонажей.

Одновременно с этим начинает развиваться еще одна линия пьесы — приглашение Шейлока на обед — часть заговора по похищению его дочери Джессики, в которую влюблен Лоренцо — друг Антонио и Бассанио. Они выманивают Шейлока из дома.

Действие 2

Сцена 1

Продолжение рассказа о ларцах и женихах Порции. Она озвучивает одно из ключевых условий лотереи, которое может быть завещано ее отцом, а может быть, — придумано ею, чтобы отпугнуть нежеланных женихов:

— … прежде, чем начать —

Присягу дать, что если ошибетесь,

Что ни одной из женщин никогда

Не будете вы говорить о браке.

Поэтому подумайте.

Таким образом, у Марокканского принца ставки довольно высоки, а его решимость сильно пугает Порцию.

Сцена рассчитана на внутреннее видение актрисы, играющей Порцию: она, слушая принца, в красках представляет себе первую брачную ночь, от чего содрогается.

Действие 2

Сцена 2

Встреча Ланчелота и старика Гоббо. Ланчелот сначала издевается над подслеповатым отцом, потом оскорбляет своего хозяина Шейлока, после чего идет устраиваться на работу к заведомо более бедному, не имеющему стабильности Бассанио. Характеристики, даваемые им Шейлоку, работают с точностью до наоборот.

Оправдать сцену общения Ланчелота с отцом, не несущую практически никакой смысловой нагрузки, может только венецианский колорит — подготовка к карнавалу.

При этом Ланчелот — довольно функциональный персонаж. Он передает информацию, рассказывает о происходящем «за кадром», а его отец выписан Шекспиром скорее для комического аттракциона, который был популярен в театре во времена написания пьесы. Выталкивая вперед отца, Ланчелот прячется за его спину, но едва тот начинает говорить, Ланчелот его отодвигает и говорит сам.

Далее озвучивается линия Нериссы и Грациано. Грациано просит Бассанио взять его с собой в Бельмонт.

Действие 2

Сцена 3

Появление Джессики — дочери Шейлока. Любовь к христианину Лоренцо, антисемитски настроенное общество, боязнь отца, воспитывающего ее в своих традициях. Готова предать отца и веру. При этом она боится, что Лоренцо может ее обмануть, но готова на риск, убежав от отца. Удивляет насыщенность текста Джессики информацией — ни одного лишнего слова. Это отличает ее от остальных персонажей, говорящих «красиво». Это касается ее действий и поступков.

Появившийся Ланчелот застает ее за сборами, которые она делает по списку, составленному заранее.

Действие 2

Сцена 4

Продолжение истории с заговором по похищению Джессики. Шейлока выманивают из дома. Джессика принимает в заговоре самое деятельное участие: она не просто убегает, но и прихватывает деньги и драгоценности. Она не только принимает непростое решение, но и сама придумывает план побега, не рассчитывая на Лоренцо и его друзей.

Как выясняется, Джессика права, у Лоренцо ничего не готово, а его друг Соланио предлагает все сделать «щегольски», чтобы поразвлечься. Для них это продолжение карнавала.

Действие 2

Сцена 5

Шейлок во власти предчувствий. Его тяготит необходимость похода на ужин к Бассанио и Антонио, но отказаться он не может — это часть сделки. Он чувствует, что с Джессикой что-то происходит.

Шейлок проверяет засовы на окнах, уходя, проверяет, хорошо ли работает дверной засов. Джессика всю сцену внутри себя прощается с отцом, стараясь этого не показать. Она любящая дочь, но любовь к Лоренцо сильнее. Она рассеянно слушает, отвечает на вопросы, но мысленно она уже с Лоренцо. При этом ее пугает неизвестность, так как в Лоренцо до конца она не уверена. Ланчелоту происходящее доставляет несказанное удовольствие, — он в эпицентре заговора против ненавистного ему бывшего хозяина.

Действие 2

Сцена 6

Сцена начинается на площади Сан-Марко. Начинается венецианский карнавал.

Карнавал — визуальный и эмоциональный фон для похищения Джессики. По иронии, карнавал был учрежден в 998 году, в честь возврата похищенных пиратами девушек-невест.

Сцена похищения Джессики. Лоренцо умудрился опоздать, объясняя это какими-то делами. Наверняка он задержался из-за карнавала, заполнившего все улицы города. Его отношение к Джессике довольно странно: он представляет себе все ее риски, но ведет на ужин к Бассанио (пускай и переодетую пажом), где будет присутствовать Шейлок, он предлагает ей самой нести факел, что не только рискованно, но и тяжело, хотя на словах он ее безумно любит.

Герои сцены растворяются в карнавале, который, возможно, выплескивается со сцены в зрительный зал.

Сквозь карнавальную сутолоку в сторону своего дома пробирается Шейлок. Его сильно раздражает все происходящее. Он постоянно на кого-то натыкается, его толкают. Он существует в совершенно другом ритме.

Действие 2

Сцена 7

Сцена, которую можно охарактеризовать, как игру в «наперстки». Ключевой персонаж — Нерисса. У нее нет текста, но именно она «заряжает» лотерею. В начале сцены порция говорит:

— Отдерните нам занавес; откройте

Шкатулки все.

Перед появлением Порции и Марокканского принца Нерисса меняет местами ларцы (это напоминает действия наперсточника), оценивает, но ей этого кажется недостаточно, она вытаскивает портрет из свинцового ларца и прячет под одеждой, затем по просьбе Порции отодвигает занавес. А дальше начинается «праздник Нериссы» — она слушает пылкие речи принца, наблюдает за волнениями Порции и молча все это «комментирует». После «неудачи» принца Нерисса быстро возвращает портрет на место, на случай, если он вдруг захочет проверить, есть ли портрет на самом деле.

Действие 2

Сцена 8

Сцена «съедающая» реальное время. За счет «параллельного монтажа» эпизодов, появление Саларино и Соланио с их «закадровым текстом» может произойти тем же вечером, а может через любой промежуток времени. Ни в одном из переводов, ни в оригинале на староанглийском языке, — точных указаний нет.

Я предполагаю, что действие сцены происходит через два дня после окончания карнавала, так как персонажи, подобные Саларино и Соланио, все десять дней ни о чем другом, кроме празднований, думать не могли, два дня ушло на преодоление похмелья, а сейчас они возвращаются к обычной жизни. Действие сцены хорошо ложится на венецианскую картинку: окончание карнавала и в те времена, и до сих пор связано с кучами мусора, носимыми ветром, обрывками декораций от всевозможных представлений etc.

«Закадровый текст». Саларино и Соланио рассказывают зрителю об Отплытии Бассанио и Грациано, о реакции Шейлока на бегство Джессики. А затем появляется намек на центральное событие пьесы, который желательно «спрятать» от зрителя, чтобы далее оно выглядело более жестко: Саларино говорит, что слышал, будто в Ла-Манше затонул венецианский корабль, хотя он не знает кому этот корабль принадлежал.

Действие 2

Сцена 9

Продолжение игры в «наперстки». На этот раз Нерисса, извлекая портрет, кладет на его место смешную венецианскую маску. Ее безмолвные комментарии — продолжение истории с марокканцем, но в развитии.

В конце второго действия объявляется о приезде Бассанио.

Между вторым и третьим действием проходит два месяца, за которые случается череда фактов (один за другим тонут корабли Антонио), ведущая к центральному событию.

Действие 3

Сцена 1

Центральное событие.

Из разговоров Саларино и Соланио становится понятно, что Антонио разорен. Это же подтверждает Тубал. Шейлок настроен крайне решительно.

Это можно считать событием по следующим причинам:

Бассанио и Порция стали невольными виновниками появления опасности для Антонио

Антонио угрожает смерть

Шейлок получает реальную возможность устранить Антонио

Венецианская юриспруденция получает прецедент.

Таким образом, это касается всех ключевых персонажей.

Шейлок во второй раз озвучивает потенциальную возможность бегства Антонио. Ему достаточно убрать Антонио из Венеции, он специально публично угрожает вырезать сердце, при этом, опять же публично, заявляет:

— Не будь его — никто не станет мне мешать…

Действие 3

Сцена 2

«Заряженная лотерея» для Бассанио, предыдущие три месяца он, судя по всему, занимался очаровыванием потенциальной невесты, оттягивая момент лотереи. Ключевая фраза у Порции: «Нерисса, стань подальше со всеми остальными», которая врезается в разговор с Бассанио, выглядит, как реакция на активную жестикуляцию. Нерисса, по прямой или негласной договоренности с госпожой, подсказывает Бассанио нужный ларец с портретом. Однако Бассанио не доверяет Нериссе, хотя перед этим ему открытым текстом сказали, что его любят и видят мужем. Это снова сцена Нериссы. Сначала ее задача привлечь к себе внимание жениха незаметно для остальных. Потом она внимательно слушает слова Бассанио, отслеживает каждое его движение. Возле свинцового ящика она всеми силами показывает, что именно этот ящик необходимо открыть.

К общему ликованию добавляются еще и известия о скорой свадьбе Грациано и Нериссы, тут же появляются счастливые Лоренцо и Джессика.

Однако общая радость омрачается известием о ЦЕНТРАЛЬНОМ СОБЫТИИ — Соланио сообщает, что АНТОНИО ОБРЕЧЕН.

Действие 3

Сцена 3

Шейлок отказывается простить Антонио, но этого и следовало ожидать. А Антонио, у которого было время подумать, произносит первые разумные слова — озвучивает позицию Венеции:

— Не властен дож законы нарушать

И отнимать у чужеземцев льготы,

Что им у нас в Венеции даны.

Так поступив, он подорвал бы сильно

Кредит суда республики в глазах

Купцов всех стран: а ведь торговля наша

И барыши зависят лишь от них.

Действие 3

Сцена 4

Порция затевает историю с переодеванием. От всех, кроме Нериссы — сообщницы — это держится в тайне. На первый взгляд это выглядит, как популярная в английских театрах авантюра, но у Порции далеко идущие планы. К тому же, она в совершенстве знает законы Венеции.

Действие 3

Сцена 5

Ланчелот — сплетник и интриган — получает удовольствие, стращая Джессику. Он выдает вульгарную трактовку ситуации с переходом Джессики в христианскую веру:

— Это обращение в католическую веру повысит только цену на свиней, так как если мы все начнем есть свинину, то скоро ни за какие деньги не достанешь жареного сала.

Действие 4

Сцена 1

Процесс: Венеция против Шейлока. До появления переодетой Порции законы города на стороне истца — суд по странной причине рассматривает только имущественную составляющую дела. Шейлока пытаются склонить к милосердию путем просьб, оскорблений и угроз, но он непреклонен. Всю первую часть сцены Шейлок точит нож. Медленно и очень сосредоточенно. Даже отвечая на вопросы, он не перестает его точить. Говоря с Антонио, смотрит не в глаза, а в область сердца. Но это не озлобленность, а необходимость, он прячется за это простое физическое действие. Изначально, придумывая вексель, Шейлок предполагал для Антонио альтернативу: заплатить или исчезнуть из города. Несмотря на то, что на вопрос дожа:

… роль злодея хочешь ты

Разыгрывать лишь до развязки дела…

Шейлок отвечает, что пойдет до конца. На самом деле он никогда не возьмет такой грех на душу и, скорее всего, потребует изгнания Антонио.

Именно здесь Шейлок допускает роковую ошибку: ему следовало потребовать изгнания Антонио, на которое бы все с радостью согласились. Шейлок убрал бы конкурента, дающего деньги в долг без процентов и порочащего его деловую репутацию, кроме того, после этого никто в Венеции не решился бы на подобные действия против Шейлока. Но он не учел, что месть — блюдо, которое подается холодным. Этому есть оправдания: бегство дочери, постоянные оскорбления etc. Его захлестнули эмоции. Вызывает удивление тот факт, что Шейлок досконально не изучил венецианские законы, касающиеся его векселя, не проиграл ситуацию со всех сторон. Забыл о цене «слова».

Перед появлением Порции дож (вспомним Паскуале Чикконья и процесс о выдаче Джордано Бруно) хочет воспользоваться возможностью отложить процесс, может быть, дать возможность Антонио бежать из тюрьмы и исчезнуть из города. Но появляется «судья" — переодетая Порция.

Порция заманивает Шейлока в ловушку, говоря о законности векселя и его претензий. Она сознательно пытается воззвать к милосердию, зная, что это уже делалось другими и Шейлок чувствует в этой ситуации себя более или менее комфортно. Она предлагает выкупить вексель за большую сумму, но и это уже было — Шейлок психологически готов. И, наконец, когда она объявляет о том, что суд присуждает ему фунт мяса, всплывает закон Венеции о неприкосновенности личности.

Далее начинаются уроки юридической грамотности для дожа, сенаторов, представителей суда и всех остальных, которые не знают собственных законов, одновременно являющиеся ГЛАВНЫМ СОБЫТИЕМ пьесы — уничтожением Шейлока.

При этом Порция довольно свободно интерпретирует «слова», написанные в законах, чего бы ей не позволил сделать ни один приличный адвокат, если бы он был у Шейлока. Кроме того, она играет на антисемитской составляющей предлагаемых обстоятельств.

С момента начала предъявления претензий Шейлоку Дож, сенаторы и чиновники играют «немую сцену», узнавая от Порции то, что они обязаны знать по штату.

Это событие касается всех персонажей:

Порция делает это своими руками

Лоренцо и Джессика получают наследство

Бассанио избавляется от вечных угрызений совести

Антонио спасается от смерти и поправляет дела, что так же касается всех его приживалок

Шейлок погибает

Венецианская юриспруденция получает прецедент.

Таким образом, это касается всех ключевых персонажей пьесы.

В этой сцене Шекспир дает намек, подтверждающий одну из версий о предпосылках к написанию пьесы, намекая на двенадцать присяжных, выносящих приговор в английском суде его времени (сфабрикованный процесс об отравлении королевы).

Действие 4

Сцена 2

Манипуляции с кольцами, перетекающие из предыдущей картины, даются для того, чтобы в финале более пестро «склеилась» история с переодеванием.

Действие 5

Сцена 1

Все возвращаются в Бельмонт. Все счастливы. История с переодеванием раскрыта. Это похоже на продолжение карнавала в отдельно взятом замке.

Ключевой персонаж этой сцены — Джессика. С появлением всех, кто был в Венеции на процессе против Шейлока, у Джессики нет ни одной реплики, но у Шекспира нет ремарки, что она уходит. Последнее, что она говорит:

— Становится мне грустно всякий раз,

Как музыку хорошую я слышу.

Чувство вины, осознание предательства по отношению к отцу, неустойчивость ее положения — возможные темы ее внутреннего монолога.

Сначала она пытается принять участие в общем ликовании. Имеет смысл подготовить ее реплики, которые она вот-вот готова произнести, но ее либо перебивают, либо она сама не решается. Потом она начинает отдаляться от всего происходящего между персонажами. После того, как Нерисса объявляет, что Шейлок по решению суда написал завещание, в котором оставил все имущество ей и Лоренцо, она выходит на крупный план. Закончив Шекспировский текст, все участники сцены уходят в замок. Остается Джессика. Она смотрит на первые лучи восходящего солнца. В этом месте очень важно соблюсти чувство меры, чтобы не получилось неожиданного финала про дочь-предательницу, сгубившую отца, который не будет проистекать из всего предыдущего. Это станет понятно только в процессе репетиций.

Меняется свет. Венеция. Начинается рассвет, хотя еще довольно темно. На мост Риальто над Гранд-каналом медленно поднимается Шейлок. Он становится в том же месте, в котором стоял в начале пьесы. Вокруг никого нет. Шейлок смотрит в воды Гранд-канала. Слышно, как стучат гондолы.

Занавес.

Актеры и роли

Шейлок — Сергей Юрский/Джек Николсон

Антонио — Игорь Петренко/Леонардо ди Каприо

Бассанио — Сергей Астахов/Бред Питт

Порция — Елена Ксенофонтова/Гвинет Пелтроу

Джессика — Екатерина Волкова/Натали Портман

Лоренцо — Александр Арсентьев/Мэт Дэймон

Нерисса — Нонна Гришаева/Риз Уитерспун

Дож — Олег Басилашвили/ Роберт де Ниро

Тубал — Лев Борисов/ Дастин Хоффман

Саларино — Михаил Пореченков/Джонни Депп

Соланио — Евгений Стычкин/ Орландо Блум

Грациано — Андрей Барило/Бен Афлек

Ланчелот — Марат Башаров/Джим Керри

Старик Гоббо — Армен Джигарханян/Малколм Макдауэлл

Принц Марокканский — Григорий Сиятвинда/Уил Смит

Принц Арагонский — Семен Стругачев/Бениссио дель Торо

Список литературы

Шекспир «Венецианский купец» перевод П. Вейнберга

Шекспир «Венецианский купец» перевод И.Б. Мандельштама

Шекспир «Венецианский купец» оригинал на староанглийском

К.С. Станиславский Собрание сочинений т. 4

Горчаков «Режиссерские уроки Станиславского»

М. Кнебель «О том, что мне кажется особенно важным»

Б. Захава Воспоминания. Спектакли и роли.

Э. Бентли «Жизнь драмы»

Ф. Феллини Вомпоминания

А. Поламишев «Мастерство режиссера. Действенный анализ пьесы»

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой