Развитие английской прессы во второй половине XX века

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Журналистика


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

РЕФЕРАТ

Развитие английской прессы во второй половине 20-го века

Введение

Целью нашей работы является выявление и рассмотрение основных этапов развития английской прессы второй половины двадцатого века. Но, прежде чем сказать о наиболее важных изменениях в английской прессе, мы сделаем краткий обзор некоторых этапов её становления.

Нам хорошо известно, что в 1702 году стала издаваться первая ежедневная английская газета — «Дейли курант». В 1705 году потребность в рекламе привела к образованию газеты Таймс (The Times). На рубеже XIX—XX вв.еков в Англии происходит деление прессы на массовую и качественную, и Таймс занимает место ведущего качественного издания. Сегодня эта газета, как и некоторые другие, распространяется по всей стране. Кроме «Таймс» к качественной прессе можно отнести и ежедневные газеты «Гардиан» (The Guardian — «Страж»), «Дейли телеграф» (The Daily Telegraph — «Ежедневный телеграф»), «Файненшел Таймс» (Financial Times — «Финансовое время»). Такого типа печать информативна и содержательна, имеет сравнительно небольшой тираж (пожалуй за исключением лишь «Дейли Телеграф» -1,3 млн экз.)

Массовая (популярная) печать публикует гораздо меньшее количество аналитических материалов, ориентируясь на широкий круг читателей. Тираж отдельных изданий мог достигать пяти миллионов экземпляров. «Дейли миррор» десятки лет была лидером таблоидной прессы, считаясь рупором лейбористов и газетой рабочего класса. Тираж её достигал 5,5 млн. экз., однако в 1997-ом сократился до 2,2 млн., такое падение явилось в следствии усиления двух главных конкурентов издания — «Дейли мейл» и «Сан». Тогда было необходимо принять меры. Для того чтобы привлечь читателей, молодёжь в первую очередь, слово «дейли» изъяли из логотипа, а так же заменили старый слоган — «Вперёд с народом» призывом — «Вперёд в новое тысячелетие». Теперь на первой полосе печаталась одна большая фотография и анонс одного-двух «гвоздевых» материалов. Однако восстановить тираж обновлённой «Миррор» так и не удалось.

Просуществовав 10 лет, в ноябре 1995 года прекратился выпуск ежедневной общенациональной массовой газеты «Тудей» (Today — «Сегодня»). К значительным расходам привела дорогостоящая технология — (цветная печать, компьютерный набор и т. д.), в связи с чем её основатели продали газету концерну «Лорно», который, в свою очередь, не смог избавиться от убытков и выставил «Тудей» на торги. Р. Мэрдок — глава «Ньюс интернэшнл» (английского филиала «Ньюс корпорейшн») стал новым хозяином газеты. Почти 150 млн. фунтов стерлингов вложил Мэрдок в своё новое приобретение. Тираж был увеличен с 300 до 600 тыс. экз., однако, вновь завоёванная аудитория вскоре стала сокращаться и Мэрдок был вынужден закрыть издание, чтобы обеспечить подъём других своих четырёх газет (особенно «Таймс» и «Сан»).

Британская печать второй половины XX века

Определёнными изменениями характеризуется во второй половине XX века британская печать. Тем не менее, для того чтобы полностью сформулировать и понять эти изменения, определить каким образом повлиял технологический прогресс на «новую журналистику» Британии, необходимо рассмотреть те особенности печати в Великобритании, которые практически остались неизменны.

Первое на что следует обратить внимание это то, что Британия — страна классической вертикальной модели прессы. Британия имеет разветвлённую сеть региональных изданий, общее число которых составляет около ста вечерних и утренних газет, если не брать во внимание еженедельники. Давно не секрет, что жители Великобритании привыкли получать свежую прессу к завтраку, откуда они узнают обо всех важных событиях мирового и общенационального значения. Информировать читателя о новостях более локального значения, выпадает на долю региональных (провинциальных) газет.

Исходя из первой особенности, можно выделить следующее — предельный уровень концентрации общенациональной прессы оказался в руках немногих издателей. Монополистические начала, обострившиеся после технологической революции в СМИ, которая потребовала немалых инвестиций с привлечением иностранного капитала, обнаруживали себя еще в канун Первой мировой войны (в форме «фамильного» владения газетно-журнальной группой).

Английская демократическая общественность тот факт, что пресса находится в руках немногих, сделала постоянным предметом суровой критики. Консерваторы прилагали все усилия, чтобы данная критика не выходила за рамки. А в 1945 году, вскоре после окончания войны у власти стало лейбористское правительство. Одной из мер, принятых новым правительством в отношении печати, стала мера по ограничению монополистического капитала. В связи с этим было принято решение о создании Королевской комиссии по делам печати (1947 г.). Этот шаг парламент мотивировал «растущей тревогой в кругах общественности по поводу роста монополистических тенденций в сфере контроля над прессой» и поставил перед комиссией задачу «исследовать состояние финансовых рычагов контроля и управления, а также собственности в прессе».

Уже в течение двух лет комиссией было проведено тщательное обследование газетной экономики страны, проанализированы объяснения руководителей пресс-концернов, мнения представителей общественности и журналистов. Безусловно, комиссия не могла всецело согласиться с мнениями опрошенных свидетелей о том, что коммерциализация пресс — бизнеса и захват прессы небольшой группой монополистов, грозит урезанием свободы печати в Британии. В своих заключительных выводах комиссия признала, что продолжение концентрации прессы заслуживает осуждения, однако, в целом комиссией был оправдан достигнутый уровень монополизации — экономической необходимостью. Не смотря на то, что данный процесс отразился крайне негативным образом на качестве газет и разнообразии прессы, комиссия не посчитала эти основания достаточно серьёзными для тревоги. Также, ею было объявлено, что британская пресса сугубо индивидуальна, она свободна от коррупции, и от всевозможных влияний посторонних финансов. В качестве единственной действующей меры, по рекомендации комиссии Совета по печати, было принято решение о создании общественного органа в составе 27 человек (преимущественно из владельцев и редакторов газет). В его полномочия входило: отслеживать тенденции в области монополизации и концентрации прессы, регулярно предоставлять отчеты по этим вопросам, делать соответствующие замечания издателям журналов и газет, если в адрес Совета на этот счет поступают жалобы. Также было постановлено, что в том случае, когда владелец газетной группы намеревается приобрести очередное издание свыше 500 тыс. экземпляров, то предполагаемая сделка передаётся антимонопольной комиссии на предварительное рассмотрение. Следует отметить, что во всех случаях подобного рода, упомянутых после 1949 года, комиссия не высказалась против ни разу.

Лишь в 1961 и 1974 годах были созваны королевские комиссии по делам печати, однако, всякий раз обсуждения ограничивались констатацией новых тенденций в процессе концентрации прессы и других проблем, в том числе связанные с журналистской этикой. Однако, эти слушания не оказали заметного влияния на последующую судьбу газетно-журнального дела — они представляли из себя лишь очередную формальную необходимость.

Вот как формулирует изменения в британской прессе С. И. Беглов в своей книге «Четвертая власть: британская модель» — осуществился переход от замкнутых династий к «публичным корпорациям».

Сложившуюся в 60-е, 70-е годы ситуацию с газетами, можно рассмотреть следующим образом: в целом судьба их неустойчива; взлёты и падения стали ещё стремительней; лишь только газеты начинали на себя смотреть как на внушительные и солидные компании, то сразу же утрачивали свою гибкость и мобильность, и, в свою очередь контакт с читателями теряли, становясь при этом жертвами своих соперников. Владельцы изданий также меняются: появляются новые магнаты прессы, которые предлагают более ходовой и злободневный товар, во все большую зависимость от бухгалтеров и знатоков рынка магнатов ставит — напряженная конкуренция и необходимость считаться с совладельцами. После перехода к мирному времени, главные заботы газетно-журнальных издателей стали всё более перемещаться в экономическую сферу. Было не так много важных вопросов для издателей, однако они были:

Заработать средства на вздорожавшие бумагу и краску, обновление оборудования

В этой связи — как привлечь и по возможности удвоить приток рекламы. Достичь выгодности газетного бизнеса

Восстановить прежние объемы изданий

Поднять тираж.

С новой возрастающей силой вновь развернулась конкурентная борьбы за читателя, за рынок, за сбыт товара — сенсации (товара, который был наиболее интересен читателю). Открытая многопрофильная акционерная компания на фоне прежних традиционных форм «фамильного» ведения дела все больше показывает свои преимущества. Были необходимы новые веяния, издатели нового типа, с хваткой дельцов. Требовались не собственники, которые делали главную ставку на солидную репутацию их фамильного бизнеса, нужны те, кто сумел бы не только оперативно реагировать на колебания конъюнктуры на финансовых рынках, маневрируя между кредиторами в банковской сфере, но и держать постоянную связь с Сити. Одним из главных условий было — с точностью бухгалтера соизмерять рейтинг газеты с тарифом на рекламу. Причем следует учитывать, что цена «колоночного дюйма» (единицы рекламного пространства) в расчете на каждую 1000 читателей синхронизировалась с динамикой тиража. В газетах качественных читатель более денежно обеспечен, за счет чего рекламируемый товар дороже, и всё это определяет их высокий «рейтинг,» а значит, соответственно, и тариф, по которому оплачивается рекламное пространство в этих относительно малотиражных газетах.

Необходимо выяснить, что же следует понимать под термином «качественные газеты».

Особенностью газетно-издательского дела в Британии является то, что оно не является безадресным, если подразумевать читательскую аудиторию. В Англии все же остается, уже едва заметное, но всё же ещё присутствующее социальное деление, обусловленное тем, что люди читают что-либо по принадлежности к тому или иному классу (в связи с разным образованием, отношению к тому или иному профессиональному «цеху» и т. д.). В таком ключе можно говорить о группе бизнеса «высшего класса» и аристократии, групп средней буржуазии, высококвалифицированных рабочих (типичный «средний класс»), чиновниках, группа, в которую входит профессиональная интеллигенция и мелкая буржуазия, и отдельно группа просто квалифицированных рабочих; затем, группа малоквалифицированных рабочих, разнорабочих, словом, всех, чей труд мало оплачивается, и, наконец, группа учащихся, пенсионеров и безработных (т.е. всех, кто живет на пособия от государства и стипендии). Газеты определяли своё наполнение в зависимости от этого деления. Именно это послужило главным рычагом в том, что одни газеты стали просвещать и информировать, другие были предназначены для развлечения. Именно поэтому Англию считают классической страной разделения центральной прессы популярную (массовую) и качественную (элитарную).

Сперва, эти разделения считались противоположными плюсами журналистики, ведь у «качественных» — развёрнутая информация, политика и экономика, редакционные статьи на злобу дня, вопросы культуры, аналитика; в то время как «популярные» гонялись за скандалами, криминалом, сенсациями, фактами частной жизни знаменитостей и т. д. За счет всего этого вытекали и разные стили оформления, подача материала и вёрстки. Естественно, разной была и реклама. В «популярных» газетах упор делался на рекламу дешевых и соответственно популярных товаров. В «качественных» же газетах преобладала реклама предметов недвижимости, роскоши, путешествий, а также и «престижная» реклама, т. е. объявления (в том числе полугодовые и годовые отчеты) крупных финансовых учреждений и концернов.

Почти в прямой степени, в многотиражных газетах тариф на рекламу соотносился с тиражом издания. Считалось, что с тиражом превышающим 2 млн. экз, рейтинг вполне достаточен, для того, чтобы обеспечить доход от рекламы, необходимый для поддержания рентабельности издания. Лишь только тираж «популярной» газеты опускался ниже заданного уровня, для нее наступали тяжёлые времена, потому что цена единицы рекламного пространства быстро опускалась.

Конечно, для «качественных» газет на рекламу расценки были выше. Но высокий тираж для них вовсе не требовался, ведь ставка делалась на то, что подобные газеты читают не многие, однако, состоятельные и готовые тратить свои деньги потребители.

Повторимся, снова напомнив, что поначалу «популярные» и «качественные» газеты были противоположными полюсами британской прессы. Но почему только поначалу? Потому что, стирание этих отличий становилось всё более ощутимым ближе к 90-м годам. Это вовсе не означает, что «качественная» газета внезапным образом превращается в «популярную», или одна из групп начинает превалировать. Например «Таймс» была и оставалась «качественной» газетой. Важно то, что с течением времени начинают появляться газеты «промежуточного» типа. «Дэйли экспресс», «Тудей», «Дэйли мэйл», в том числе воскресные «Мэйл он санди» и «Сани экспресс», стали относить к газетам такого типа. Это объяснялось тем что — не смотря на то, что данные издания полностью перешли в «таблоидный» формат, они пытались заманить в ряды своих читателей тех, кто раньше входил в число постоянной аудитории «качественных» газет. Тем самым подразумевалось снижение вкуса. В связи с этим, следует говорить не об изменении самих газет, а об изменении вкусов и предпочтений читателей, под которых приспосабливаются газеты, чтобы отвечать их требованиям. Учитывая «капризы» читателей, издатели создают новые империи.

Как сказал известный издатель Рой Томпсон — «газетный бизнес становится таким же бизнесом, как и любой другой». Трудности, которые испытывали в Англии газетные лорды «старой школы», объяснялись их не вполне достаточным вниманием к новым формам корпоративной организации СМИ, которые требовали вложения средств не только в новую технологию печати, но также, в предприятия телевидения и радио, которые были способны обеспечить более высокую прибыль в гораздо меньшие сроки. Во всяком случае, так считал Рой Томсон, который в итоге создал такую империю СМИ, в котрой на него работало 18 тысяч журналистов из 19 стран. Интересно заметить, что начинал он с радио-бизнеса в Канаде. Он действовал по принципу «цепочки»: в газетном бизнесе он скупал малоприбыльные газеты и превращал их в прибыльные — стандартизировал издания (в данном случае — новостей и комментариев). Существовала и ориентация на поточное производство — когда похожие друг на друга фотографиями и статьями печатные издания выходили в десятках городов под разными заголовками.

В середине 50-х годов у одной из старейших шотландских газет «Скотсмен» возникли финансовые трудности, о чем стало известно Томсону. Издатель из Канады, предки которого перебрались в Северную Америку из Шотландии, совершил бросок в обратную сторону. Так, вскоре вечерняя эдинбургская газета «Ивнинг диспетч» и «Скотсмен» переходят в его собственность. Возможно, залог успеха Томсона в том, что он умело сочетает приобретение провинциальных газет с развитием коммерческого телевидения в Шотландии, ведя наступление как бы с двух сторон. В результате, к осени 1959 года Томсон становится владельцем не только одной из самых больших «цепей» провинциальных газет Великобритании, но также, в его руках оказывается крупнейшая воскресная газета «Санди Таймс». Безуловно, на этом Томсон не стал останавливаться, и в 1966 году сделка межу Томсоном и лордом Гэвином Астором о слиянии «Таймс» и «Санди таймс» была признана (лорд точно знал, что убыточность «Таймс» возможно перечеркнуть только в том случае, если преуспевающая корпорация возьмёт её себе на содержание, и в этой корпорации потери одной отрасли с лихвой компенсируются высокой доходностью в другой), так же, было условлено, что каждая газета будет иметь право вести собственную политику и иметь своего редактора. «Таймс» не имела другого выхода, так как могла выжить только с принятием такого решения, ведь тираж газеты остановился на отметке ниже 300 тыс. экз.

В свою очередь другой крупный издатель, продолжающий дело лорда Нортклифа — Сесиль Кинг, был вынужден признать, что Томсон в этой сделке сумел опередить всех возможных конкурентов, и что вся горькая правда заключается в том, что ни одна газета, как бы она не гордилась своей независимостью, не может существовать с тиражом в 250 тыс. экз.

Итак, изучив действия Томсона можно выделить следующие аспекты:

Предельно жесткая экономия на всем, что касается необоснованных расходов и штатов.

С другой — мобилизация средств для создания новых технологий и собственных ресурсов. К примеру, своя новая типография, способная широко использовать цвет в изданиях концерна. И главное, поиск новых способов (в том числе заимствованных из американской практики) привлечения рекламодателей. Если в Шотландии эту роль выполняло телевидение, то в Англии Томсон сделал ставку на журнальные приложения к газете.

Причем если поначалу Томсон предполагал снабдить таким приложением все издания «Томсон ньюспейперс», включая провинциальные, то в итоге приоритет был отдан исключительно «Санди Таймс».

Рекламная формула была такова: «Эксклюзивная реклама для эксклюзивного (т.е. состоятельного) читательского контингента».

Первые же номера многоцветного журнала-вкладки в «Санди Таймс», вышедшие в 1962 году оправдали смелость новаторства Томсона. Тираж газеты вырос с 880 тыс. экз. до 1 млн. Производители эксклюзивных товаров и услуг для наиболее платежеспособных членов общества были вынуждены принять высокие тарифы, тарифные ставки за рекламу их продукции в «Санди Таймс». Прошло немного времени, как и другие издания — воскресная «Обсервер» и ежедневная «Дейли Телеграф» — последовали примеру Томсона. Вслед за ними — и другие газеты, хотя и с меньшим успехом.

Роль рекламы следует обозначить как роль главного регулятора. Мы уже упоминали выше о Сесиле Кинге, который наряду с Томсоном являлся преуспевающим издателем Англии. Следует отметить, что он высоко ценил достижения Томсона, и одним из своих крупнейших успехов считал тот факт, что однажды обошел Томсона в ходе конкурентной борьбы на Флит-стрит. Для этого Кингу понадобилось совершить важный стратегический ход в самый разгар перегруппировки сил в британских СМИ (60−70 г.)

Он начинал в качестве газетчика, однако вовсе не во владениях своего покойного дяди, который после себя оставил целую газетную империю, в состав которой входили и многотиражная «Дейли Мэйл», и элитная «Таймс». Отметим, что «Дейли мейл» досталась брату лорда Нортклифа, а вот «Санди пикториал» и «Дейли миррор» осталась в руках его партнёров.

В 1951 году Кинг становится председателем концерна «Миррор-Пикториал», а также главным издателем обоих изданий. Своей рекордной высоты в 5 млн. экз. «Дейли Миррор» достиг именно при Кинге. Вскоре, газетный концерн достиг огромных размеров, захватив почти все журнальные издания, которые были рассчитаны на массовую, прежде всего женскую аудиторию. Именно таким образом Кинг сумел обойти Томсона, который осознал, что увлёкшись скупкой газетных предприятий он совершенно упустил из виду столь выгодною нишу как журналы. Однако, было уже поздно, так как Сесиль Кинг уже заключил договор о слиянии с крупным концерном «Одэмс», пытавшимся укрепить своё шаткое положение на журнальном рынке.

Вскоре после этого Томсон совершил успешный ход, выпустив журнальные приложения к газете «Санди Таймс».

В свою очередь перед Кингом была поставлена нелёгкая задача — сохранить свой собственный концерн. В следствии чего был принят определённый ряд мер:

Произошла реорганизация структуры, и даже рационализация. Одной из самых первых жертв рационализации, стал журнал общего типа — «Тудей». Его постигла та же судьба, что и все три других иллюстрированных центральных еженедельников для «семейного чтения» — «Пикчер пост», «Эврибодис», «Иллюстрейтед Лондон».

Одной из мер явилось — «прореживание» журнального поля. Основную массу, приобретенной Кингом периодики, составляли исключительно специализированные издания. В результате чего, путём закрытия дублирующих изданий, общее число журналов концерна было сокращено практически вдвое.

Тем не менее, все принятые меры не принесли успеха и тираж неуклонно падал вниз. Главная ошибка Сесиля Кинга заключалась в том, что он стремился закрывать издания которые могли иметь перспективу и на смену им — открывать новые, без «лица» и направления, что несомненно было невыгодно. В конечном итоге ему приходилось продавать их своим конкурентам, которые превращали «неправильное» издание в «правильное» и оно становилось очередным конкурентом какой-либо из газет Кинга.

Значительную роль в истории британской печати сыграли — Роберт Максвелл и австралиец Руперт Мэрдок. Они проявили себя как выдающиеся дельцы.

Интересная особенность заключается в том, что некоторые из блестящих британских издателей вовсе не англичане, они иностранцы — мы говорим о Мэрдоке и Томсоне.

Следует отметить, что все вышеперечисленные издатели начинали, конечно, свой бизнес не с нуля. Они «высаживались» на Британских островах с определенным, возможно, небольшим, но все же капиталом, и начинали методично покупать издания, находившиеся на грани краха. С одной стороны, ситуация была для них выгодна, с другой — сложно было наращивать газетную империю, а удержать в руках — еще сложнее.

Список используемой литературы

издание британский пресса

1. Беглов С. Империя меняет адрес. — М.: ИМПЭ, 1997 г.

2. Беглов С. И. Четвертая власть: британская модель. История печати Великобритании от «новостных писем» до электронных газет. — М.: Изд-во Московского ун-та, 2002 г.

3. Матвеев В. Империя Флит-Стрит. — М.: Наука, 1961 г.

4. http: //jyrnalistedu. ru/gos1/10-smi-velikobritanii. html

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой