Распад СССР: ностальгия, преступление, подвиг

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Распад СССР: ностальгия, преступление, подвиг… (по материалам интервью и воспоминаний участников Беловежской встречи).

Причины распада СССР.

8 декабря 1991 года в Беловежской пуще лидеры России, Украины и Белоруссии -- Борис Ельцин, Леонид Кравчук и Станислав Шушкевич -- заключили договор о прекращении существования СССР и создании СНГ.

Спустя две недели, 21 декабря 1991 года, на политической карте мира появился новый межгосударственный союз -- Содружество Независимых Государств.

С тех пор оценка этого соглашения остается противоречивой: стоящие у власти в то время политики считают его неизбежным, их противники называют произошедшее «преступлением».

В середине 80-х годов в состав СССР входили 15 союзных республик, на его территории проживало свыше 270 миллионов человек — представители свыше ста наций и народностей. К 1991 году, после «парада суверенитетов», единый ранее СССР представлял собой разрозненный «набор» бывших республик, объявивших о своей независимости. Пиком политического кризиса стало совещание руководителей трех суверенных государств — России (Борис Ельцин), Украины (Леонид Кравчук) и Беларуси (Станислав Шушкевич), прошедшее в Беловежской пуще в декабре 1991 года.

8 декабря было заявлено о прекращении действия союзного договора 1922 года и об окончании деятельности государственных структур бывшего Союза. «Перестройка» завершилась распадом когда-то могучего многонационального государства. Завершился советский период развития в истории российского государства.

В конституциях СССР союзные республики были наделены государственным суверенитетом и правом выхода из состава Советского Союза. Данные декларативные и, можно сказать, декоративные конституционные положения стали в дальнейшем успешно использоваться региональными сепаратистами.

В отличие от союзных, входящие в их состав автономные республики обладали менее привилегированным статусом. Достаточно произвольные основания ранжирования республик порождали напряженность в федеративных отношениях и стимулировали власти наиболее экономические развитых и крупных по численности автономий требовать более высокий статус в рамках Союза. Такие попытки предпринимали Татарская АССР, Башкирская АССР, Абхазская АССР.

РСФСР, являясь политическим ядром Советского Союза, основным и почти единственным из республик донором союзного бюджета, не обладала рядом признаков союзной республики (собственные коммунистическая партия, Академия наук, МВД). Проводившаяся десятилетиями пагубная практика выкачивания финансовых, материально-технических и людских ресурсов из РСФСР обосновывалась необходимостью развития национальных окраин, уступавших в социально-экономическом развитии. В итоге, данная политика привела к деградации целых сфер жизнедеятельности России. Разрушенная русская деревня с заколоченными окнами пустых домов стала символом недальновидной бюджетной политики союзного центра.

Несменяемость первых секретарей ЦК компартий союзных республик, их незыблемый статус в Политбюро Центрального Комитета и безраздельная власть в собственных республиках вели к постепенной утрате контроля со стороны центральных органов власти. Развитие товарно-денежных отношений в республиках Прибалтики, Закавказья и Средней Азии в 1950−70 гг. привело к появлению полулегального слоя коммерсантов, стремившихся найти поддержку со стороны властей республик. Региональные власти также стремились контролировать ресурсы своих республик без участия теряющего власть Кремля. В итоге, уже в середине 1970-х гг. начинает складываться альянс части партийно-хозяйственной элиты, националистически настроенной интеллигенции и нарождающегося класса предпринимателей.

После короткого периода правления Ю. Андропова и некоторого усиления контроля над партийной вертикалью, новое политическое руководство СССР в 1987−88 гг. взяло курс на укрепление экономической самостоятельности союзных республик. Реформа представительных органов власти привела к их существенному усилению. Трибуны съездов и верховных советов в 1989−90 гг. использовались представителями национально-демократических организаций для борьбы с КПСС и, таким образом, для ослабления всей управленческой вертикали.

С момента избрания в мае 1990 г. высшим должностным лицом крупнейшей республики Союза ССР политического оппонента М. Горбачева Б. Ельцина и принятия Декларации о государственном суверенитете России начался период стремительной экономической и политической дезинтеграции союзного государства.

Пытаясь заручиться поддержкой автономных республик в борьбе против Б. Ельцина, Президент СССР М. Горбачев инициировал принятие в апреле 1990 г. Верховным Советом Советского Союза закона, позволяющего автономным республикам считаться субъектами Союза ССР. Данный закон носил двойственный характер, так как эти республики продолжали оставаться в составе союзных, но отношения между ними должны были строиться на основе договоров. Б. Ельцин и российские власти также шли на уступки автономиям, входившим в состав России, что поощряло центробежные тенденции внутри российского государства.

Начавшаяся «война законов» между Россией и Союзом, рост межнациональных конфликтов и шаткость собственного положения заставила М. Горбачева искать выход из сложившейся кризисной ситуации в подписании нового Союзного договора. Вопреки распространенному мнению подписание данного договора, проект которого был опубликован 23 июля 1991 г., не позволил бы сохранить единство страны, так как, во-первых, власти прибалтийских республик, и, вероятно, Азербайджана и Грузии отказались бы подписывать данный документ, а, во-вторых, в результате переговоров в Ново-Огареве между М. Горбачевым, Б. Ельциным и Н. Назарбаевым из договора была выхолощена федеративная суть. Таким образом, к концу переговоров стороны пришли к созданию недееспособной конфедерации, существующей на взносы республик. По мнению бывшего спикера Верховного Совета СССР А. Лукьянова, такой проект не получил бы поддержки депутатов. В-третьих, договор, учреждающий новую федерацию (Союз Суверенных Государств) стремились подписать большинство автономий, входящих в состав Российской Федерации. Это поставило бы под угрозу территориальную целостность России. Представители этих автономных республик готовы были также подписать Федеративный договор, учреждающий «новую Россию» с Президентом Б. Ельциным. В-четвертых, учитывая стремительное развитие договорного процесса, изменение территориального устройства союзных республик, работа по внесению изменений и дополнений в Конституции СССР и РСФСР нуждалась в кропотливой работе по согласованию позиций различных политических сил. Учитывая непримиримость двух центров власти — союзного и российского — данная работа была бы вряд ли осуществима.

Согласно мировой практике, конфедерации, договорные союзы и иные нефедеративные образования эволюционируют либо в сторону конституционных федераций, либо распадаются.

Таким образом, среди основных причин распада Советского Союза можно выделить следующие: 1) ослабление влияния властной вертикали КПСС; 2) суверенитет республик, их конституционное право на выход из состава СССР; 3) экономический и политический сепаратизм крупнейшей союзной республики — РСФСР; 4) стремление элит союзных и ряда автономных республик контролировать ресурсы своих территорий без участия союзных органов власти; 5) потребность восстановить утраченную национальную государственность, освободиться от «имперского прошлого»; 6) ориентация на вхождение в состав соседних государств; 7) кризис официальной идеологии и провал проекта по созданию гражданской общности — советский народ.

Беловежские соглашения и их оценка.

8 декабря 1991 г., в Беловежской пуще, в резиденции руководителей Белоруссии (а когда-то — Никиты Хрущева) в Вискулях, лидеры трех славянских республик подписались под документом, в котором было сказано: «Союз ССР как субъект международного политического права и геополитическая реальность прекратил свое существование».

Резиденция в Вискулях строилась специально для высокопоставленных лиц, она была оборудована средствами спецсвязи, рядом располагалась военно-воздушная база. Так, что вопрос о месте проведения коммюнике не стоял. Любопытен и тот факт, что, по заявлению С. Шушкевича, подозрений, что Горбачев готовит «штурм», ни у кого из участников встречи не было. Но план на случай «отхода» все же имелся, о чем косвенно упоминали некоторые участники тех событий.

Беловежская встреча проходила в обстановке секретности, резиденцию охраняло особое спецподразделение. Из-за этой сверхсекретности порой возникали неожиданные ситуации. Например, вдруг выяснилось, что в резиденции нет ксерокса. Для того чтобы получить копию документа, его каждый раз приходилось пропускать через два телефакса.

Согласно воспоминаниям С. Шушкевича после встречи в аэропорту в Минске лидеры трех государств отправились в Вискули и уже вечером 7 декабря начали работу. Вместе с ними в обсуждении принимали участие премьер-министр Украины Фокин, председатель Совета министров Белоруссии Кебич и госсекретарь Бурбулис. И до самого завершения встречи работа велась именно в этом составе. В первый вечер никаких документов подписано не было, были только определены основные направления дальнейшей работы. В частности, все три стороны признали опасность неконтролируемого развала СССР, констатировали, что СССР распался и главной задачей является сохранить «военную связку» между государствами. Понимание того, что распадается ядерная держава и каждое из государств, принимающих участие во встрече, имеет на своей территории ядерное оружие не могло не спровоцировать поспешное (за одну ночь) оформление официального документа, составление которого было поручено специальной рабочей группе в составе представителей от каждой стороны.

И вот парадокс, решив вопрос о судьбе многомиллионной страны буквально за полчаса (!) и передав работу над подписанием одного из самых скандальных документов эпохи специалистам, главы государств отправились… в баню. «Надо отдать должное нашему правительству, оно все подготовило по самому высшему разряду. Мне оставалось делать вид, что я тут хозяин, и я всех приглашаю… В бане нас было больше, чем шестеро. С Борисом Николаевичем, например, были люди из его охраны. Но разговоры мы вели «банной шестеркой», — вспоминает Шушкевич. Вообще, читая воспоминания участников тех событий, поражает простота и обыденность их речи: нет пафосных слов о фатальности всего происходящего, нет лирических отступлений о сложности принимаемых решений. Практически все участники и свидетели произошедшего в Беловежской пуще подозрительно легко и схоже рассказывают о тех днях. Создается впечатление, что-либо все они говорят правду, либо повторяют заранее подготовленную речь. «Хотя наутро нам нужно было решать судьбу страны, у меня чувства величественности события не было», так охарактеризовал свое состояние накануне подписания Беловежского соглашения С. Шушкевич. Отсутствие чувства судьбоносности сыграло свою роль — утром 8 декабря, в день «гибели» СССР, главы государств вместо работы … ушли на охоту. Только после обеда при телекамерах подвыпившие главы государств подписали Соглашение, изменившее не только их судьбы и роли в истории, но и судьбу многонационального Союза.

Вопрос о «телекамерах» и гласности всего происходящего также можно поставить под большое сомнение. Согласно воспоминаниям Якова Алексейчика — директора белорусского телеграфного агентства, в резиденции в Вискулях места для журналистов не было. Она рассчитана на 60 человек, а приехало 160. «Нас завезли в сельскую неотапливаемую гостиницу в деревне Каменюки на окраине Беловежской пущи», вспоминает журналист, «мы все ходили голодные и холодные. После 13 часов в фойе внесли белые столы и нам сказали: будут подписывать какой-то документ… Телефонная связь была отключена».

Нюансов во время подписания Соглашения было много, например, проект готового документа, подготовленного рабочей группой должны были оставить машинистке (на встрече в Пуще работала всего одна машинистка), чтобы она утром 8 декабря его напечатала. Поскольку ее кабинет вечером 7 декабря был закрыт, проект вложили в щель под дверью (!). Такого пренебрежительного отношения и попустительства история еще не видела. Рушится огромная держава, решается судьба не только отдельных территорий и народностей, но и происходят глобальные геополитические перемены, а лидеры трех союзных держав даже не удосужились, как следует оформить соответствующую процедуру. Кстати, на этом попустительства не завершились: утром 8 декабря машинистка заявила, что не видела никакого документа и ничего в дверях не обнаружила. Оказалось, что пришедшая раньше уборщица вместе с прочим мусором выкинула и проект Соглашения о распаде СССР. Таким образом, текст «Соглашения эпохи» извлекли в прямом смысле из мусорного ведра. Такая ситуация в обычной жизни могла показаться комичной, но только не тогда. 8 декабря «была рождена новая эпоха» и уничтожен многомиллионный Союз. И те сомнительные свидетельства о том, что происходило в тот день и накануне потрясают и ужасают своей обыденностью, простотой и ироничностью.

Интересно также и то обстоятельство, что на вопрос о спиртном участники тех событий отвечают уклончиво. По сообщению Шушкевича во время работы над Соглашением он был, «как за рулем, а остальные вели себя почти так же» (обращает на себя слово «почти»). Позднее «мы позволяли себе по чуть-чуть хорошего коньяку», а «расслабились» только вечером, после подписания перед телекамерами.

Председатель Совета министров Белорусской ССР говорит о спиртном несколько иначе: «во время работы над Соглашением, когда получалось сформулировать особенно сильную фразу, мне давали задание: иди, налей по рюмке шампанского. Крепленые и крепкие напитки, когда мы работали, вообще не употребляли. Только потом, когда уже все закончилось…». Таким образом, выходит, что в ходе обсуждения Соглашения главы государств были в подвыпившем состоянии.

Президент Украины на тот момент времени Л. Кравчук в своих воспоминаниях пишет следующее: «7 декабря вечером, поужинали. За ужином — да! — стояла „Беловежская“ водка. Я тоже выпил. Не знаю, что делал Ельцин после того, как мы разошлись. Но 8-го утром, когда мы сели в комнате и начали работать над документом, Ельцин был трезвый как стеклышко. Я не преувеличиваю! Он был в отличном состоянии, энергичен, у него были идеи… Мы все это видели, и каждый может подтвердить, что Ельцин и все мы были абсолютно ответственны перед тем документом, перед той задачей, которая перед нами стояла!».

Таким образом, сведения об этой стороне беловежской встречи в свидетельствах ее участников расходятся. Одно остается ясным — всякое решение, принимаемое в ходе обсуждения Соглашения «закреплялось» бокалом спиртного.

После проведенной пресс-конференции в состоянии далеком от трезвого главы государств решили оповестить Горбачева и Буша о произошедшем. Б. Ельцин должен был по спецсвязи выйти на президента США Буша, а С. Шушкевич — на М. Горбачева. В своих воспоминаниях С. Шушкевич так говорит об этих переговорах: «Горбачев всегда ко мне обращался на „ты“. И здесь он впервые сказал мне „вы“. Я в двух словах его проинформировал: „Подписали вот такое Заявление, и суть его сводится к следующему… Мы надеемся на конструктивное продолжение такого подхода и другого не видим“. На мои слова Горбачев вспылил: „Да вы понимаете, что вы сделали?! Вы понимаете, что мировая общественность вас осудит! Что будет, когда об этом узнает Буш?!“ Я ответил, что Борис Николаевич уже сказал ему, и он нормально воспринял эту новость. И тогда на том конце провода Горбачев устроил немую сцену… Мы попрощались».

Так, 8 декабря 1991 г. распалась ядерная держава, при этом в ходе встречи в Вискулях обсуждение вопроса о «ядерной кнопке» носило «скорее ритуальный характер». «Кнопка» была на территории России, и каждый понимал, что никуда ни под каким предлогом с нее не уйдет, а лишь «перейдет из рук Горбачева в руки Ельцина».

До сих пор некоторыми политиками подвергаются сомнению необходимость подписания Беловежского соглашения, кроме того, некоторые участники событий тех лет по-разному описывают обстоятельства, в которых это произошло.

Так, Вячеслав Кебич, занимавший в ту пору пост главы правительства Беларуси, утверждает, что инициатором Беловежских соглашений выступила российская делегация, а само подписание было спонтанным. По его словам, «все это знал один Ельцин». По словам Кебича, «вся эта поездка задумывалась не с целью подписания этого договора (о распаде СССР)», так как ни сам Кебич, «ни Шушкевич (глава белорусского парламента, глава государства), ни Л. Кравчук (президент Украины), ни В. Фокин (премьер-министр Украины) с украинской стороны не знали, что будет подготовлен и подписан такой документ». Участники Беловежских соглашений собрались тогда с целью определить судьбу Советского Союза, но оказалось, что «российская делегация с С. Шахраем (государственный советник), А. Шохиным (вице-премьер правительства РСФСР), Г. Бурбулисом (первый заместитель председателя правительства, госсекретарь РСФСР) приехала с наметками: если дело будет выгорать, если будет согласие со стороны Украины, то можно будет подписать документ». Кебич пояснил, что российской стороне требовалось согласие Украины из-за того, что «контакт с Шушкевичем у Ельцина был, а вот с Кравчуком у Ельцина сложились натянутые отношения». При этом он отметил, что «сегодня все, кто участвовал в Беловежских соглашениях, пытаются показать свою сверхзначимость в этом процессе», однако «никто никакой значимости не имел, кроме Ельцина».

Оценивая свои действия в декабре 1991 года, Кебич признал, что «тогда были сомнения в их правильности: де-юре это было предательство, потому что мы предали Конституцию. А де-факто нам уже ничего не оставалось делать, потому что Горбачев не захотел менять Конституцию. Если бы нас не тормозил Горбачев, если бы вместо написания Конституции он нам не предлагал обеды, были бы выбиты козыри у Прибалтийских республик и Украины», — считает Кебич. Вместе с тем он назвал идею создания СНГ «абсолютно правильной и безальтернативной». «Главная задача СНГ была — сохранить экономические отношения. Что политические отношения не будут сохранены, было очевидно уже тогда», — добавил Кебич. По его мнению, руководители советских республик «не могли уйти от сложившейся реальности». Экс-премьер Беларуси также высказал мнение, что Горбачев мог тогда силовыми методами предотвратить распад ССС, однако ничего не сделал. В подтверждении своих слов Кебич признался: «через 10−12 дней я выступал перед офицерами Витебской воздушно-десантной дивизии и сказал, что если бы я был Горбачевым, прислал бы роту „Альфы“ (специальное подразделение КГБ СССР по борьбе с терроризмом и особо опасными государственными преступниками) и всех бы нас отправил в Матросскую тишину».

В 2006 г. в интервью «Российской газете» первый президент России Борис Ельцин сказал, что создание СНГ явилось «единственной альтернативой неминуемому и неуправляемому катастрофическому развалу бывшего Советского Союза». Он выразил благодарность всем, кто подписал договор о создании СНГ, «за проявленную ответственность перед историей и своими народами». По словам Ельцина, «развал СССР был неизбежен», поскольку экономическая ситуация в начале 1991 года «приближалась к коллапсу», а внутри Союза произошло несколько кровавых конфликтов: война в Нагорном Карабахе, события в Тбилиси и в Прибалтике". Решение о прекращении существования СССР было очень трудным, добавил Ельцин. Но поскольку центростремительные движения в республиках набирали силу, надо было сохранить Союз хотя бы в виде СНГ. Ельцин заявил: «я думаю, что человек беспристрастный, способный к анализу, узнав о репрессиях, Голодоморе, войнах, уничтожении людей, которых убивали только потому, что они не вписывались в существующую систему, сделает только один вывод: это была тоталитарно-репрессивная машина, которая не могла существовать дальше».

При этом Ельцин не стал скрывать, что испытывает ностальгию по СССР. «Но все-таки не стоит забывать, что в последние годы в СССР людям жилось очень тяжело. И материально, и духовно, -- добавил он. -- Все сейчас как-то забыли, что такое пустые прилавки. Забыли, каково это — бояться высказать собственные мысли, идущие вразрез с генеральной линией партии. А забывать это ни в коем случае нельзя».

В своих воспоминаниях Ельцин несколько раз акцентирует внимание на то обстоятельство, что никаких секретных документов в декабре 1991 года никто не подписывал. «Все, что происходило тогда в декабре 91-го года, известно по часам, минутам, -- подчеркнул Ельцин. -- К счастью, практически все действующие лица того времени живы, многие уже написали мемуары о тех событиях. Ни одного секретного документа не могло быть, потому что все принципы объединения должны были быть понятны людям».

В обход позиции Ельцина о правильности и логичности принятых решений, первый президент Украины Леонид Кравчук признал, что у их «архитекторов» далеко не всё получилось с распадом СССР и образованием СНГ. «Наша задача была не валить Советский Союз, а придать этому уже объективному процессу цивилизованный характер, чтобы под завалами не погибли миллионы людей, чтобы не пролилась кровь. Что мы и сделали», — сказал Кравчук, комментируя 15-летие заключения Беловежских соглашений.

По его словам, при создании СНГ лидеры трех республик первым этапом считали «цивилизованный развод» бывших советских республик, и лишь вторым — налаживание работы СНГ как структуры. «Ни первый, ни второй этап мы не реализовали, — говорит Кравчук. — Первый не реализовали, потому что не хватило мудрости как у всех вместе, так и у России в частности, пойти на цивилизованный путь. Скорее пошли по пути давления, что, понятно, привело к противостоянию. А уже второй этап, то есть отработать схему работы, механизмы — не сумели».

Решение о прекращении существования СССР, по крайней мере, для одного из трех участников встречи в Беловежской Пуще в декабре 1991 года — Станислава Шушкевича, фактически было спонтанным, сформировавшимся в течение нескольких часов. «Мы собрались 7 декабря 1991 года в Вискулях, чтобы обсудить вопросы поставок нефти и газа на Украину и в Беларусь», — вспоминает бывший председатель Верховного Совета Белорусской ССР. Между тем, по его словам, «очень быстро стало понятно, что экономические проблемы невозможно решить без политического определения, кто есть кто». Вместе с тем он отметил, что «вопрос о распаде СССР назревал, но до встречи в резиденции никто прямо не говорил о необходимости констатировать тот факт, что Советский Союз уже практически развалился». С. Шушкевич констатировал, что «толчком к этому послужил августовский путч 1991 года». «После этого страна стала неуправляемой, появилось много опасностей, о которых тогда мы, правда, не говорили. Уже потом я понял, что мы, судя по всему, предотвратили югославский вариант», — сказал он. «Нам, подписавшим Беловежские соглашения, просто хватило мужества констатировать, что это произошло», -- заявил Шушкевич. Он подчеркнул, что очень гордится тем, что тогда сделал. «Россия пошла на подписание соглашения о создании Содружества независимых государств. То есть впервые за 200 лет признала независимость Беларуси и впервые за 300 лет — независимость Украины», -- отметил Шушкевич.

По мнению нынешнего лидера Белоруссии Александра Лукашенко, председатель Верховного Совета БССР С. Шушкевич вообще не имел права подписывать Беловежские соглашения. В интервью НТВ в 2006 г., Лукашенко заявил: «Ельцин был президентом. Он мог что-то там подписывать… А наш-то не имел права… Если бы в Верховном Совете заранее узнали об этом, то, скорее всего, Шушкевича до поездки в Беловежскую пущу сняли бы с должности».

По мнению Лукашенко, если бы из Москвы был «хотя бы звонок в Беларусь, даже не Горбачева, если бы он отдал команду КГБ и по их линии прошел сигнал всех арестовать», это было бы сделано «в течение нескольких минут». «В Беларуси органы власти были дисциплинированными и четко выполняли команды из центра… Беларусь была настроена жить в едином Советском Союзе», -- подчеркнул Лукашенко.

Президент Казахстана Н. Назарбаев на встрече в Вискулях не присутствовал, хотя 8 декабря он должен был прибыть в пущу, где его ждали до самого вечера и даже отложили подписание Соглашения. Назарбаев действительно вылетел из Казахстана, но не в Минск, а в Москву. Официальные источники сообщают, что это была лишь дозаправка самолета, однако до сих пор эта сторона остается самой загадочной в истории тех дней: по одной из версий, Назарбаеву помешал вылететь маршал Шапошников, и прямо с самолета президент Казахстана был доставлен в Кремль для разговора с Горбачевым… В интервью для «Комсомольской правды» в том же 1991 г. президент Казахстана заявил: «моей подписи под документом все равно не было бы, и, окажись я там, во всяком случае, пытался бы убедить участников Минской встречи все-таки провести консультации со всеми потенциальными членами Содружества Независимых Государств и только после этого принимать какое-то решение». Остается неясным было ли это решение принято Назарбаевым самостоятельно, или все-таки разговор с Горбачевым имел место быть.

Член Совета Федерации от Новгородской области Геннадий Бурбулис (с июня 1991 — являлся Государственным секретарем РФ — секретарем Государственного совета при президенте РФ) позитивно оценивает Беловежское соглашение. Он выразил убеждение, что «трудное решение», которое было принято в тот день, «в полной мере отвечало сложившейся ситуации». По словам Бурбулиса, «в тот момент СССР уже фактически распался, а советское руководство ничего не решало». «От нас требовалось мужество и, если хотите, мудрость, чтобы в этой ситуации не допустить более худшего», — сказал Бурбулис.

В интервью на 15-летие беловежских соглашений президент Р Ф Владимир Путин, назвал распад СССР «крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века». А лидер ЛДПР, Владимир Жириновский заявил, что беловежские соглашения явились «государственным переворотом в чистом виде, поскольку в Конституции СССР не было даже нормы о роспуске государства». По его словам, отдельные республики могли заявить о желании выйти из СССР, поскольку в 1990 году был принят соответствующий закон, однако они не сделали этого. «Тогда три человека просто собрались в Беловежской Пуще и объявили всему миру, что СССР больше нет, а есть -- СНГ».

Яростным критиком Беловежских соглашений остается лидер российских коммунистов Геннадий Зюганов. «Беловежский сговор трех президентов — величайшее преступление против народов Советского Союза и стабильности во всем мире. Это был политический цинизм высшей степени», — сказал Зюганов. Лидер КПРФ отметил, что на проведенном 17 марта 1991 года всесоюзном референдуме абсолютное большинство высказало желание продолжать жить в единой стране. «Но эта тройка — Ельцин, Кравчук и Шушкевич — ради своих непомерных амбиций, ради сохранения президентских постов растащила страну на кусочки, а безвольный и к тому времени уже ставший бесполезным президент СССР Горбачев своим бездействием способствовал такому развитию событий», — заявил Зюганов. Однако любопытен тот факт, что тогда, в 1991 году, несмотря на пафосную риторику своего лидера, депутаты-коммунисты дружно голосовали за ратификацию Беловежских соглашений. Зюганов особо подчеркнул, что «суд истории уже состоялся: сегодня нет семьи, в которой бы не сожалели о развале великого государства, что, помимо всех прочих негативных последствий, превратило русский народ в самый крупный разделенный народ на планете».

Согласно материалам регулярных международных опросов населения в рамках программы «Евразийский монитор» В каждой из стран-участниц «Евразийского монитора» опросы проводились местными социологическими компаниями по репрезентативной выборке (1100−2000 человек). В Белоруссии исследование проводила минская социологическая лаборатория «Новак», в России -- Всероссийский центр изучения общественного мнения и исследовательская группа ЦИРКОН, на Украине -- киевская Research& Branding Group.

о распаде Советского Союза сожалеют 52% опрошенных жителей Белоруссии, 68% -- России и 59% -- Украины. Не сожалеют, соответственно, 36%, 24% и 30% респондентов. 12%, 8% и 11% затруднились ответить на этот вопрос.

13% белорусов полагают, что воссоздание СССР сегодня возможно (76% считают, что это невозможно, 11% затруднились ответить). Среди россиян этот процент выше -- 23% (68% убеждены в невозможности восстановления СССР, 9% не знают, что ответить). На Украине воссоздание СССР считают возможным 18% опрошенных, 71% придерживаются обратного мнения, 11% затруднились с ответом.

Если бы сегодня проводился референдум об объединении бывших союзных республик в новый союз, за такое объединение проголосовали бы 36% опрошенных жителей Белоруссии, 51% -- России и 45% -- Украины. Против объединения отдали бы свои голоса 32% белоруссов, 22% россиян и 25% украинцев. Не стали бы участвовать в референдуме 11% белорусских, 16% российских и 12% украинских респондентов. Затруднились с ответом соответственно 21%, 11% и 18% участников опроса.

Во всех трех государствах доля тех, кто считает, что распада СССР можно было избежать, составляет от 44% до 47% опрошенных. Разница предпочтений в большей степени определяется возрастными различиями, а не страной проживания респондентов. Молодежь Белоруссии, Украины и России гораздо реже, чем представители старшего поколения, сожалеет о распаде СССР, реже стремится жить в новом союзном государстве и чаще -- в объединенной Европе.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой