Общая оценка и итоги аграрной реформы

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1. Предпосылки проведения реформы

1.1 Роль П. А. Столыпина в борьбе с революционным движением

1.2 Проведение аграрной реформы

Глава 2. Общая оценка и итоги аграрной реформы

2.1 Оценка аграрной реформы и её итогов

2.2 Последующие программы реформ основанных на аграрной реформе П.А. Столыпина

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Имя крупнейшего деятеля предреволюционной поры Петра Аркадьевича Столыпина всегда вызывало споры.

Это имя втягивает нас в круговорот страстных взаимоисключающих оценок. Ни один из политических деятелей царизма начала ХХ века не может идти с ним в сравнении по преданной и восторженной памяти его почитателей и сосредоточенной ненависти революционеров.

«Период столыпинской реакции», виселицы — «столыпинские галстуки», с одной стороны, и «борец за благо России», человек, «достойный сесть за царский трон» — с другой.

Карьера Столыпина длилась всего лишь 5 лет. Это был взлет после многолетней обычной службы в провинции, стремительное превращение из саратовского губернатора в министра внутренних дел и председателя Совета министров — в государственную фигуру с огромной властью, грандиозными планами… Вся его деятельность — это органическое сочетание трагедии и элементов фарса, придворных интриг и высокой политики.

Но причина особого интереса к фигуре Столыпина заключается не только в личной его судьбе и драматизме сопровождающих ее событий. Его деятельность тесно связана с вопросом о том, каково значение столыпинского курса и почему не состоялся путь реформ.

Многие исследователи считают, что помешали осуществиться столыпинским реформам не объективные факторы, а ограниченность и слепота царизма, верхов, распутинщина и т. п. Даже те авторы, которые признают, что Столыпин не справился прежде всего с революционным движением, делают особый акцент на ограниченности и автократизме Николая II и правящих кругов вообще, на том, что царь не любил Столыпина, и это было главным препятствием в проведении реформ.

Сами же реформы были столь значительны, что увенчайся они успехом, никакого не только октября, но и февраля не было бы.

Аграрная реформа, а также комплекс мер, направленных на улучшение благосостояния общества, входили в программу столыпинских преобразований, главной целью которых были экономическая и политическая стабильность России Аврех А. Я. П. А. Столыпин и судьбы реформ в России. — М.: Политиздат, 1991, стр. 4.

Законопроекты, раскрывающие основные направления реформаторского курса П. А. Столыпина в своей совокупности позволяют понять замысел, содержание и механизмы реализации преобразований, выводивших Россию в число ведущих стран мира по темпам экономического развития, обеспечивавших укрепление ее целостности и единства.

Цель курсовой работы: рассмотреть проведение аграрной реформы и оценить её последствия.

Объектом исследования выступает комплекс мероприятий называемый «Аграрная реформа П.А. Столыпина».

Задачи:

— оценить вклад П. А. Столыпина и его реформ в борьбе с революционным движением;

— рассмотреть сущность аграрной реформы;

— оценить влияние и итоги аграрной реформы;

— рассмотреть последующие программы реформ, основой для которых стала аграрная реформа.

Глава 1. Предпосылки проведения реформы

1.1 Роль П. А. Столыпина в борьбе с революционным движением

Социальные противоречия и неспособность правительства решить важнейшие политические проблемы привели в начале ХХ века к глубокому социально-политическому кризису. Он выражался в обострении рабочего и аграрно-крестьянского вопросов, в борьбе трудящихся против самодержавно-полицейского строя, в создании леворадикальных политических партий и либеральных оппозиционных союзов, в спорах внутри правящей верхушки и колебаниях правительственного курса.

Перед правительством встала задача: или сохранение существующего строя регрессивными методами, или его модернизация.

Драматические события в августе 1906 года показали, что правительство по-прежнему на первый план ставит борьбу с революционным движением. 12 августа 1906 года было совершено покушение эсерами-максималистами на даче П. А. Столыпина на Аптекарском острове, когда погибли 27 и были ранены 32 человека, в том числе сын и дочь Столыпина.

Покушение еще более укрепило престиж Столыпина в правящих кругах. Яровая Н. Л. «Столыпин». — Москва, Постскриптум, 2001 с 74.

24 августа 1906 года была опубликована правительственная программа, воплощавшая идею Столыпина: «Сначала успокоение, а потом реформы».

Правильнее оценить суть происходившего, глубину переживаний П. А. Столыпина помогает непредвзятый и всесторонний подход к этому вопросу автора книги о Столыпине Зырянова П. Н.: «Сам Столыпин очень изменился. Когда ему говорили, что раньше он вроде бы рассуждал иначе, он отвечал: «Да, это было до бомбы Аптекарского острова, а теперь я стал другим человеком. «13 Зырянов П. Н. Петр Столыпин: политический портрет. — М: 1992, стр. 35

И действительно, с этого времени он подавил в себе эту гуманность, которую нередко проявлял, например, в Саратове, особенно до начала революции. 19 августа 1906 г. в чрезвычайном порядке, по 87-й статье Основных законов, был принят указ о военно-полевых судах. Рассмотрению этих судов, в состав которых назначались строевые офицеры, подлежали такие дела, когда совершение «преступного деяния» представлялось «настолько очевидным», что не усматривалось надобности в его расследовании. Судопроизводство должно было завершиться в пределах 48 часов, а приговор по распоряжению командующего округом исполнялся в 24 часа. Впоследствии Столыпин признавался, что подобные меры — это «тяжелый крест», который ему приходится нести против своей воли. «

Столыпин понимал, что при помощи репрессий можно сбить волну революционного движения, но нельзя решить вопросов, вызвавших революцию. Он поставил задачу провести серию реформ, которые решили бы эти вопросы в угодном для правительства и правящих кругов духе.

Под руководством Столыпина были составлены законопроекты, некоторые из которых были проведены в августе-ноябре 1906 г. по 87-й статье. 9 ноября 1906 г. был издан указ, положивший начало столыпинской аграрной реформе.

Вывод: Первая русская революция 1905−1907 г. показала царизму невозможность дальнейшего сохранения полуфеодальных отношений в деревне.

Главный результат заключался в том, что верховная власть была вынуждена пойти на изменение социально-политической системы России. В ней сложились новые государственные структуры, свидетельствовавшие о начале развития парламентаризма.

Крестьяне добились отмены выкупных платежей. Была расширена свобода передвижения крестьян и ограничена власть земских начальников. Началась аграрная реформа, разрушавшая общину и укреплявшая права крестьян как землевладельцев, что способствовало дальнейшей капиталистической эволюции сельского хозяйства.

Окончание революции привело к установлению временной внутриполитической стабилизации в России.

1.2 Проведение аграрной реформы

Столыпинские аграрные реформы издавна считаются ключом к пониманию судьбы царизма. С самого начала они расценивались их инициаторами и сторонниками как кульминация и доведение до конца освобождения крестьян, фактически — как второе их освобождение. Однако такое толкование в некотором отношении было ошибочным, ибо подразумевало преемственность двух этапов пореформенного законодательства, которой на самом деле не существовало. Противоположным и также частично ошибочным был взгляд политической оппозиции, рассматривавшей реформы как спонтанный ответ на угрозу революции, шаг, предпринятый с целью сохранить политическое господство помещиков. В то же время оппозиция понимала, что в случае успеха реформ они существенно изменили бы политическую обстановку, причем согласия по поводу того, желательно ли такое изменение, не было. Впоследствии, однако, после гибели царизма, эти сомнения потеряли свою актуальность, и внимание сосредоточилось на относительной или абсолютной неудаче реформ, как это показала аграрная революция 1917−1918 годов.

Такие толкования исторически представляются узкими и предвзятыми. С одной стороны, при таком подходе переоценивается роль отдельных политических деятелей и упускается из виду, что реформа есть результат ряда сложных и длительных интеллектуальных, социальных и политических процессов. С другой стороны, все замыкается в рамках таких политических событий, как падение монархии и революция. Однако эти важные политические события в значительной степени не зависели от каких бы то ни было последствий столыпинских реформ для деревни. И что важнее, такие объяснения препятствуют более широкому взгляду на предмет, анализу реформ с точки зрения их внутреннего содержания. Сам П. А. Столыпин и другие министры обычно характеризовали их как «ось нашей внутренней политики» соответственно столыпинские аграрные реформы должны пониматься на самом деле как часть более обширной социальной, политической и экономической программы, нацеленной на коренное преобразование существующей системы при сохранении политической преемственности.

Таким образом, так же как великие реформы начались с освобождения крестьян, которое было лишь первым шагом в серии преобразований, сделавшим необходимыми последующие, так и в 1906 г. Столыпин начал новую аграрную политику, которая неотвратимо повлекла за собой целую серию последующих преобразований. Столыпинские реформы следует рассматривать именно с точки зрения долгосрочной перспективы.

Можно выделить четыре стадии в подготовке столыпинских реформ:

1) постановка проблемы;

2) революция в сознании, или идеологическая революция, связанная с отказом от тех отношений и курса политики, которые способствовали как возникновению проблемы, так и принятию нового радикального решения;

3) развертывание пропаганды этих новых идей в правительстве и в обществе в целом;

4) появление политической фигуры, способной обеспечить политическую поддержку реформ, необходимую для завоевания их одобрения и дальнейшего внедрения.

Столыпинская аграрная реформа — совокупность законодательных актов царского правительства, осуществлявшихся с конца 1906 г. по 1916 г., направленных на ликвидацию общинного крестьянского землевладения с целью создания широкой социальной опоры царизма в лице купечества.

Столыпинская реформа была продуктивна реакционным Советам объединенного дворянства и носила резко выраженный насильственный характер по отношению к большинству крестьянства.

Центральное место в этих мероприятиях занимал указ 9 ноября 1906 г. о порядке выхода крестьян из общины и закрепления в личную собственность наделенной земли. После утверждения с некоторыми изменениями Думой и Государственным Советом это указ получил название Закона от 14 июня 1910 г. Его дополняло «Положение о землеустройстве» от 29 мая 1911 г. К другим мероприятиям реформы относилась деятельность Крестьянского банка, а также переселенческая политика. 4 Большая Советская энциклопедия. Гл. ред. Б. А. Введенский. II издание, 1956 г., стр. 38.

Борьба крестьян заставила правительство отменить (ноябрь 1905 г.) выкупные платежи наполовину, а с 1907 г. — полностью. Но этого было недостаточно. Крестьяне требовали земли. Правительство вынуждено было вернуться к идее отказа от общинного и перехода к частному крестьянскому землевладению. Она высказывалась еще в 1902 г., но тогда правительство отказалось от ее реализации. П. А. Столыпин настоял на проведении реформы, и поэтому ее назвали Столыпинской.

План аграрной реформы Столыпина заключался в следующем5 Петухова Н. Е., Анохина С. Л. История России. IX—XX вв.: Учеб. пособие. — М.: Инфра-М, 2003, стр. 72−73. :

— Разрешить крестьянам свободный выход из общины с закреплением своего надела в частную собственность. Этим достигались 2 цели:

1) разрушилась община, которая в силу своих отсталых традиций и обычаев давно стала тормозом прогресса в сельском хозяйстве;

2) созывался класс мелких частных собственников, который должен стать опорой власти — этот момент приобретал особое знание, так как разложение класса помещиков, сокращение их земельных владений интенсивно продолжались; будучи полными собственниками земли, крестьяне начнут заботиться о повышении ее плодородия, урожайности, расширяет применение сельскохозяйственных машин. (09. 11. 1906 г. — указ представлял право крестьянам свободно покидать общины, закрепляя в собственность эту землю в виде отдельного участка (отруб), на который мог перенести и свою усадьбу (хутор). Указ не разрушал специально крестьянские общины, но развязывал руки крестьянам, пожелавшим хозяйствовать самостоятельно. Таким образом, планировалось создать в деревне прослойку крепких домовитых хозяев, чуждых революционному духу, и в целом повысить производительность сельского хозяйства). — Закон от 14 июня 1910 г. сделал выход обязательным.

Большая роль возлагалась на Главное управление землеустройством и земледелием (с 1908 — министерство земледелия), которое организовало на местах правильное размежевание земли. Планировалось развитие медицины и ветеринарии социальной помощи крестьянами;

— Создавался фонд из части казенных и императорских земель (для покупки этих и помещичьих земель Крестьянский банк давал денежные ссуды); столыпин аграрная реформа

— Параллельно были организованы переселения крестьян из зон с острым дефицитом земли в Сибирь, Казахстан, другие малолюдные районы (организация переселения была не на высоте: из 3,5 млн. переселенцев около 500 тыс. самостоятельно вернулись обратно).

Столыпин определил срок проведения реформы в 20 лет, чтобы крестьяне получили возможность убедиться в преимуществах единоличного частичного хозяйствования перед общественным.

Цель реформы состояла в том, чтобы сохранить помещичье землевладение и одновременно ускорить буржуазную эволюцию сельского хозяйство, преодолеть общинную ментальность и воспитать в каждом крестьянине чувство собственника, хозяина земли, сняв тем самым социальную напряженность в деревне и создав там прочную социальную опору правительства в лице сельской буржуазии.

Реформа способствовала подъему экономики страны. Сельское хозяйство приобрело устойчивый характер. Увеличились покупательная способность населения и валютные поступления, связанные с вывозом зерна.

Однако социальные цели, поставленные правительством, не были достигнуты. Из общины вышло в разных районах только 20−35% крестьян, так как большинство сохраняло коллективистскую психологию и традиции. Хуторское хозяйство завело лишь 10% домохозяев. Кулаки чаще выходили из общины, чем бедняки. Первые покупали землю у помещиков и обедневших односельчан, заводили рентабельное хозяйство. 20% крестьян, получивших ссуды Крестьянского банка, разорились. Около 16% переселенцев не смогли устроиться на новом месте, вернулись в центральные районы страны и пополнили ряды пролетариев. Реформа ускорила социальное расслоение — формирование сельской буржуазии и пролетариата. Правительство не обрело в деревне прочной социальной опоры, так как не удовлетворило нужды крестьян в земле6 Орлов А. С. История России: Учеб. -2-е изд. перераб и доп. М.: Изд-во Проспект, 2004, стр. 309.

В начале ХX века Россия являлась cреднеразвитой страной. Наряду с высокоразвитой индустрией в экономике страны большой удельный вес принадлежал раннекапиталистическим и полуфеодальным формам хозяйства — от мануфактурного до патриархально-натурального. Русская деревня стала сосредоточением пережитков феодальной эпохи. Важнейшими из них были крупные помещичьи землевладения, широко практиковались отработки, являющие собой прямой пережиток барщины. Крестьянское малоземелье, община с ее переделами тормозили модернизацию крестьянского хозяйства.

Социально-классовая структура страны отражала характер и уровень ее экономического развития. Наряду с формированием классов буржуазного общества (буржуазия, мелкая буржуазия, пролетариат), в нем продолжали существовать и сословные деления — наследие феодальной эпохи. Буржуазия занимала ведущую роль в экономике страны в ХХ веке, до этого она не играла сколько-нибудь самостоятельной роли в общественно политической жизни страны, так как она была полностью зависима от самодержавия, вследствие чего и оставались аполитичной и консервативной силой.

Дворянство, которое сосредоточило более 60% всех земель, стало главной опорой самодержавия, хотя в социальном плане оно теряло свою однородность, сближаясь с буржуазией.

Крестьянство, составлявшее ¾ населения страны, было также затронуто социальным расслоением общества (20% - кулаки, 30% - середняки, 50% - бедняки). Между полярными его слоями возникали противоречия.

Разрушению крестьянской общины способствовал не только указ от 9 ноября 1906 г., но и другие законы 1909−1911 гг., предусматривавшие роспуск общин, с 1861 г. не подвергавшихся разделу, и возможность его проведения решением простого большинства, а не двух третей членов общины, как было раньше. Власти всячески способствовали дроблению и обособлению крестьянских хозяйств.

Главная и основная задача в аграрной политике состояла в принципиальной реорганизации землепользования и землевладения крестьянства. Монарх давно уже видел пагубность существования общины, где существовало стремление всех уравнять, всех привести к одному уровню, а так как массу нельзя поднять до уровня самого способного, самого деятельного и умного, то лучшие элементы должны быть принижены к пониманию, к устремлению худшего, инертного большинства. Это виделось и в трудности привить к общинному хозяйству сельскохозяйственные улучшения и в трудности часто наладить приобретение всем обществом земли при помощи Крестьянского банка, так что часто расстраивались выгодные для крестьян сделки.

Неблагоустройство значительной части крестьянства давно уже заботило Николая II. Когда осенью 1905 г. образовался кабинет С. Ю. Витте, император поставил перед ним главную задачу: улучшить положение крестьян. На заседании Совета министров 3 ноября 1905 г. глава правительства предложил избавить крестьян от выкупных платежей. Царь заявил, «что находит меру совершенно недостаточною» и решительно высказался за переход от слов и обещаний к крупным мерам по улучшению положения крестьян, не теряя времени, так, чтобы крестьянство убедилось, что о нем правительство фактически заботится, и призвал для достижения этой цели «не стесняться жертвами и не останавливаться перед самыми сильными мерами». Кабинету С. Ю. Витте не удалось принять никаких «сильных мер», хотя предварительная работа в этой области велась и в 1905 г., и в начале 1906 г. 7 Витте С. Ю. Записка по крестьянскому делу. -- СПб. :Тип. В. Ф. Киршбаума, 1904 г. 532. Когда же собралась Первая Государственная дума, то сразу выяснилось, что резерва времени у власти уже больше нет. Ношу трудоемкого реформирования крестьянского землеустройства принял на себя кабинет П. А. Столыпина, и особенно его глава. Надлежало решить две тесно взаимосвязанные организационно-правовые и экономические проблемы. Во-первых, снять все необоснованные и архаичные юридические ограничения прав крестьянства, и во-вторых, создать условия для развития частного мелкого аграрного хозяйства. Сохранение власти общины вело к упадку крестьянского сельскохозяйственного производства, способствовало нищете самой многочисленной группы населения.

Столыпинская реформа в большинстве случаев реализовывалась царскими указами, что гарантировало оперативность ее проведения. Она базировалась на принципе неприкосновенности частной собственности на землю, которая не могла ни в какой форме насильственно отчуждаться.

Последние 4−5 лет перед первой мировой войной стали периодом ощутимого прорыва во многих отраслях хозяйства, всестороннего прогресса в различных сферах общественной деятельности. Два обильных урожая 1909 и 1910 гг. стимулировали хозяйственное развитие. В центре внимания власти оставалась аграрная проблема. В сентябре 1910 г. Николай II писал П. А. Столыпину: «Прочное землеустройство крестьян внутри России и такое же устройство переселенцев в Сибири — вот два краеугольных вопроса, над которыми правительство должно неустанно работать. Не следует, разумеется, забывать и о других нуждах — о школах, путях сообщения и пр., но те два должны проводиться в первую голову».

Столыпинская аграрная реформа, о которой в наши дни много говорят и пишут, в действительности — понятие условное. В том смысле условное, что она, во-первых, не составляла цельною замысла и при ближайшем рассмотрении распадается на ряд мероприятий, между собой не всегда хорошо состыкованных.

Во-вторых, не совсем правильно и название реформы, ибо Столыпин не был ни автором основных ее концепций, ни разработчиком. Он воспринял проект в готовом виде и стал как бы его приемным отцом. Он дал ему свое имя, последовательно и добросовестно защищал его в высшей администрации, перед законодательными палатами и обществом, очень им дорожил, но это не значит, что между отцом и приемным чадом не было противоречий. И наконец, в-третьих, у Столыпина, конечно же, были и свои собственные замыслы, которые он пытался реализовать. Но случилось так, что они не получили значительного развития, ходом вещей были отодвинуты на задний план, зачахли, а приемный ребенок после недолгого кризиса, наоборот, начал расти и набирать силу. Пожалуй, можно сказать, что Столыпин «высидел кукушкина птенчика».

Когда люди долго живут вместе, они начинают походить друг на друга. Приемный сын может обрести значительное сходство с отцом. И ни о чем не догадывается тот, кто не знает тихой семейной драмы. Впрочем, обо всем по порядку.

Мы помним, что Столыпин, будучи саратовским губернатором, предлагал организовать широкое содействие созданию крепких индивидуальных крестьянских хозяйств на государственных и банковских землях. Эти хозяйства должны были стать примером для окружающих крестьян, подтолкнуть их к постепенному отказу от общинного землевладения.

Когда Столыпин пришел в МВД, оказалось, что там на это дело смотрят несколько иначе. Длительный период, когда власти цеплялись за общину как за оплот стабильности и порядка, уходил в безвозвратное прошлое. Подспудно и постепенно брали верх иные тенденции. В течение ряда лет группа чиновников МВД во главе с В. И. Гурко разрабатывала проект, долженствовавший осуществить крутой поворот во внутренней политике правительства. К приходу Столыпина Гурко занимал пост товарища министра, основные идеи и направления проекта уже сформировались, работа продолжалась.

В отличие от столыпинского замысла проект Гурко имел в виду создание хуторов и отрубов на надельных (крестьянских) землях (а не на государственных и банковских). Разница была существенной. Впрочем, не это было самое главное в проекте Гурко. Образование хуторов и отрубов даже несколько притормаживалось ради другой цели — укрепления надельной земли в личную собственность. Каждый член общины мог заявить о своем выходе из нее и закрепить за собой свой чересполосный надел, который община отныне не могла ни уменьшить, ни передвинуть. Зато владелец мог продать свой укрепленный надел даже постороннему для общины лицу. С агротехнической точки зрения такое новшество не могло принести много пользы (надел как был чересполосным, так и оставался), но оно было способно сильно нарушить единство крестьянского мира, внести раскол в общину. Предполагалось, что всякий домохозяин, потерявший в своей семье несколько душ и со страхом ожидающий очередного передела, непременно ухватится за возможность оставить за собой в неприкосновенности весь свой надел. Проект Гурко представлял собой удобную площадку, с которой правительство могло приступить к форсированной ломке общины. Столыпин же, как мы помним, будучи саратовским губернатором, не ставил вопрос о такой ломке.

В конце 1905 г., когда дела у царского правительства были из рук вон плохи, главноуправляющий землеустройством и земледелием Н. Н. Кутлер поставил вопрос о частичном отчуждении помещичьих земель. И даже Д. Ф. Трепов тогда вроде бы сочувственно отнесся к этому плану. Но царь после недолгого колебания решительно отверг кутлеровский проект, а сам Кутлер с треском вылетел в отставку. Впоследствии никто из министров и мысли не допускал о том, чтобы явиться к царю с подобным предложением.

Столыпин, как видно, считал, что в таком проекте нет надобности. Частичное отчуждение помещичьей земли фактически уже идет. Многие помещики, напуганные революцией, продают имения. Важно, чтобы Крестьянский банк скупал все эти земли, разбивал на участки и продавал крестьянам. Из перенаселенной общины лишние работники уйдут на банковские земли. Идет переселение в Сибирь. Под воздействием определенных правительственных мер община прекратит эти свои бесконечные земельные переделы. Надельная земля перейдет в личную собственность. Некоторые крепкие хозяева станут заводить хутора и отруба на общинных землях. Правда, это довольно трудно: если закончились переделы, а некоторые полосы стали личной собственностью, то как передвинуть наделы всех крестьян, чтобы выкроить хутор? Но над этим вопросом работает А. А. Кофод, главный теоретик из Главного управления землеустройства и земледелия.

Примерно так сложилась у Столыпина общая концепция реформы. В этих рамках он смирился с проектом Гурко и даже как бы «усыновил» его. Правда, это был не тот случай, когда приемное чадо становится похожим на отца. Скорее происходило обратное. «Надо вбить клин в общину», — говорил Столыпин своим сподвижникам. «Вбить клин», заставить прекратить переделы, наделать хуторов и отрубов на общинных землях — все эти идеи подспудно или открыто были выражены в проекте Гурко. Оттуда Столыпин их и почерпнул.

10 октября 1906 г., когда этот проект рассматривался в Совете министров, Столыпин сам, без помощи Гурко, ее докладывал и защищал. Все члены правительства находили, что «община не заслуживает далее покровительства закона». Разногласия возникли лишь насчет того, надо ли проводить этот проект по 87-й статье, или следует дождаться Думы. Меньшинство членов Совета министров ссылалось на то, что «отрицательный взгляд самих крестьян на общину еще не доказан». Следовательно, не исключено массовое недовольство. Между тем правительство, издав этот указ по 87-й статье, будет лишено возможности сослаться на мнение народного представительства и вряд ли сможет «отразить обвинения в некоторой узурпации законодательных прав».

Деятельность Крестьянского банка вызывала растущее раздражение среди помещиков. Это проявилось в резких выпадах против него на III съезде уполномоченных дворянских обществ в марте-апреле 1907 г. Делегаты были недовольны тем, что банк продает землю только крестьянам (некоторые помещики были не прочь воспользоваться его услугами как покупатели). Их беспокоило также то, что банк не совсем еще отказался от продаж земли сельским обществам (хотя он старался продавать землю в основном отдельным крестьянам цельными участками). Общее настроение дворянских депутатов выразил А. Д. Кашкаров: «Я полагаю, что Крестьянский банк не должен заниматься разрешением так называемого аграрного вопроса… аграрный вопрос должен быть прекращен силой власти».

В это же время крестьяне весьма неохотно выходили из общины и укрепляли свои наделы. Ходил слух, будто тем, кто выйдет из общины, не будет прирезки земли от помещиков. Гурко В. И. Черты и силуэты прошлого. Правительство и общественность в царствовании Николая II в изображении современника. -- М.: Новое Литературное Обозрение, 2000 г. с 274.

Только после окончания революции аграрная реформа пошла быстрее. Прежде всего, правительство предприняло энергичные действия по ликвидации земельных запасов Крестьянского банка. 13 июня 1907 г. этот вопрос разбирался в Совете министров, было решено образовать на местах временные отделения Совета банка, передав им ряд важных полномочий. В длительную командировку, для участия в работе этих отделений, отправились многие видные чиновники Министерства финансов, МВД и Главного управления землеустройства и земледелия.

С некоторой обидой А. А. Кофод позднее вспоминал, что «весной 1907 г. даже Столыпин считал землеустройство побочным вопросом в сравнении с громадной работой, которую требовалось провести для распределения огромных земельных площадей, купленных Крестьянским банком». До Кофода дошла весть, что и его собираются заслать в одно из временных отделений. Сослуживцы советовали не сопротивляться, поскольку «Петр Аркадьевич не любит, когда противоречат его планам, даже в деталях». Но Кофод был занят составлением инструкции по землеустройству и считал себя «единственным человеком, который имеет ясное представление о том, как правильно должна быть сделана эта работа». Исполненный собственного достоинства, как истинный европеец, он явился к Столыпину и сумел себя отстоять.

Отчасти в результате принятых мер, а больше того — вследствие изменения общей обстановки в стране дела у Крестьянскою банка пошли лучше. Всего за 1907−1915 гг. из фонда банка было продано 3909 тыс. дес., разделенных примерно на 280 тыс. хуторских и отрубных участков. До 1911 г. объем продаж ежегодно возрастал, а затем начал снижаться. Это объяснялось, во-первых, тем, что в ходе реализации указа 9 ноября 1906 г. на рынок было выкинуто большое количество дешевой надельной «крестьянской» земли, а во-вторых, тем, что с окончанием революции помещики резко сократили продажу своих земель. Оказалось, что подавление революции в конце концов не пошло на пользу созданию хуторов и отрубов на банковских землях, а реализация проекта Гурко сильно подрезала это дело. Оно заняло видное, но все же второстепенное место в аграрной политике правительства. Между тем именно это направление политики было наиболее близко Столыпину.

Вопрос о том, как распределялись покупки банковских хуторов и отрубов среди различных слоев крестьянства, исследован недостаточно. По некоторым прикидкам, богатая верхушка среди покупателей составляла всего 5−6%. Остальные принадлежали к среднему крестьянству и бедноте. Ее попытки закрепиться на землях банка объяснялись довольно просто. Многие помещичьи земли, из года в год сдававшиеся в аренду одним и тем же обществам, стали как бы частью их надела. Продажа их Крестьянскому банку ударила в первую очередь по малоземельным хозяевам. Между тем банк давал ссуду в размере до 90−95% стоимости участка. Продажа укрепленного надела обычно позволяла уплатить первый взнос. Некоторые земства оказывали помощь по обзаведению на хуторах. Все это толкало бедноту на банковские земли, а банк, имея убытки от содержания купленных земель на своем балансе, не был разборчив в выборе клиентов.

Ступив на банковскую землю, крестьянин как бы восстанавливал для себя те изнурительные и бесконечные выкупные платежи, которые под давлением революции правительство отменило с 1 января 1907 г. Вскоре появились недоимки по банковским выплатам. Как и прежде, власти вынуждены были прибегать к рассрочкам и пересрочкам. Но появилось и нечто такое, чего крестьянин раньше не знал: продажа с молотка всего хозяйства. С 1908 по 1914 г. таким путем было продано 11,4 тыс. участков. Это, по-видимому, было прежде всего мерой устрашения. И основная часть бедноты, надо думать, осталась на своих хуторах и отрубах. Для нее, однако, продолжалась та же жизнь («перебиться», «продержаться», «дотянуть»), какую она вела в общине.

Наладив деятельность Крестьянского банка, правительство вплотную занялось реализацией указа 9 ноября 1906 г. На места заспешили министерские ревизоры, потребовавшие от губернских и уездных чиновников, чтобы все их силы сосредоточились на проведении аграрной реформы. Земские начальники, уличенные в нерадивости, увольнялись в отставку. Это резко подхлестнуло активность тех, кто оставался на службе. Явившись в то или иное село и собрав сход, они первым делом спрашивали: «Почему не укрепляетесь? Кто вас смущает?» Печать была переполнена сообщениями о произволе администрации. Аресты сельских старост и отдельных крестьян, запрещение высказываться на сходах против указа, вызов стражников и содержание их за счет общества — таков перечень средств, наиболее широко применявшихся властями. Практиковалась и административная высылка особо активных противников реформы из числа крестьян. Сведения о таких высылках можно найти и в литературе, и в архивах. К сожалению, общее число крестьян, высланных за агитацию против реформы, до сих пор не подсчитано.

Психология государственных деятелей, говорящих одно и делающих другое, — явление поистине загадочное. По-видимому, редко кто из них в такие моменты сознательно лжет и лицемерит. Благие намерения провозглашаются чаще всего вполне искренне. Тот же Столыпин, как мы помним, изначально вовсе не хотел насильственного разрушения общины. Другое дело, что не они, выступающие с высоких трибун, составляют множество тех бумаг, в которые и выливается реальная политика. Они их только подписывают, не всегда успев даже бегло просмотреть, не запомнив и, конечно же, не имея представления, какова статистика тех или иных распоряжений. Если при подписании какого-либо документа возникнет сомнение, то докладывающий его чиновник (человек, несомненно, толковый и дельный, показавший свою преданность) тут же все объяснит или предпримет какой-либо маневр. В крайнем случае — обидится (это на начальство тоже иногда действует). После недолгих колебаний документ будет подписан.

Третьеиюньский государственный переворот коренным образом изменил обстановку в стране. Крестьянам пришлось оставить мечты о скорой «прирезке». Темпы реализации указа 9 ноября 1906 г. резко возросли. В 1908 г. по сравнению с 1907 г. число укрепившихся домохозяев увеличилось в 10 раз и превысило полмиллиона. В 1909 г. был достигнут рекордный показатель — 579,4 тыс. укрепившихся. Представители правительства, в том числе Столыпин, жонглировали этими цифрами в законодательных собраниях и в беседах с репортерами. Но с 1910 г. темпы укрепления стали снижаться. Искусственные меры, введенные в закон 14 июня 1910 г., не выправили кривую. Численность выделяющихся из общины крестьян стабилизировалась только после выхода закона 29 мая 1911 г. «О землеустройстве». Однако вновь приблизиться к наивысшим показателям 1908−1909 гг. так и не удалось. Шацилло К. Ф. Книга для чтения по истории Отечества, нач. 20 В. -М.: Просвещение, 1993 г. с 120.

За эти годы в некоторых южных губерниях, например в Бессарабской и Полтавской, общинное землевладение было почти совсем ликвидировано. В других губерниях, например в Курской, оно, утратило первенствующее положение. (В этих губерниях и раньше было много общин с подворным землевладением.) Но в губерниях северных, северо-восточных, юго-восточных, а отчасти и в центрально-промышленных реформа лишь слегка затронула толщу общинного крестьянства.

Чересполосно укрепляемая личная крестьянская земельная собственность весьма отдаленно походила на классическую римскую «священную и неприкосновенную частную собственность». И дело не только в правовых ограничениях, налагавшихся на укрепленные наделы (запрещение продавать лицам некрестьянского сословия, закладывать в частных банках). Сами крестьяне, выходя из общины, первостепенное значение придавали закреплению за собой не конкретных полос, а общей их площади. Поэтому они, случалось, были не прочь принять участие в общем переделе, если при этом не уменьшалась площадь их надела (например, при переходе на «широкие полосы»). Чтобы власти не вмешались и не расстроили дело, такие переделы иногда производились тайно. Бывало, что такой же взгляд на укрепляемую землю усваивало и местное начальство.

Со смешанным чувством относился Столыпин к такому развитию. С одной стороны, он понимал, что только рассечение надела на отруба изолирует крестьянские хозяйства друг от друга, только полное расселение на хутора окончательно ликвидирует общину. Крестьянам, рассредоточенным по хуторам, трудно будет поднимать мятежи. «Совместная жизнь крестьян в деревнях облегчала работу революционерам», — писала М. П. Бок явно со слов отца. Этот полицейский подтекст реформы нельзя упускать из виду.

С другой стороны, Столыпин не мог не видеть, что вместо крепких, устойчивых хозяйств землеустроительное ведомство фабрикует массу мелких и заведомо слабых — таких, которые никак не могли стабилизировать обстановку в деревне и стать опорой режима. Однажды, прочитав отчет, подготовленный в Главном управлении землеустройства и земледелия, Столыпин написал главноуправляющему А. В. Кривошеину: «Со слишком большою силою хулятся единоличные выделы. Хвалите и дайте должную оценку сплошному разверстанию целых селений, но не опорочивайте единоличных выделов». Однако он не в силах был развернуть громоздкую машину землеустроительною ведомства таким образом, чтобы она действовала не так, как ей удобно, а как нужно для пользы дела. Тем более что руководители ведомства были уверены, что действуют так, как надо.

Глава 2. Общая оценка и итоги аграрной реформы

2. 1Оценка аграрной реформы и её итогов

Игнорирование региональных различий было одним из недостатков столыпинской аграрной реформы. Она относительно неплохо шла в таких степных губерниях, как Самарская, Ставропольская, Херсонская, Таврическая, где община была слаба и инертна. Со скрипом, но шла в центрально-черноземных губерниях, где ей сильно мешало крестьянское малоземелье. Она почти не шла в нечерноземных губерниях (например, в Московской), лде община была более динамичной и настолько срослась с развивающимися капиталистическими отношениями, что порой невозможно было уничтожить ее не повредив этих самых отношений. И она встречала озлобленное сопротивление на Украине, где не было земельных переделов, где крестьянин сжился со своими клочками и полосками, вложил в них труд и деньги и не хотел уходить с них не на хутор, ни на отруб. К тому же и сам Столыпин признавал, что эта реформа может иметь успех только в сочетании с другими крупными мероприятиями по поднятию крестьянского хозяйства, включая кредит, мелиорацию, агрономическую помощь, развитие образования. Вследствие финансовых затруднений этот комплекс мероприятий в основном остался неосуществленным.

Другим ее слабым местом была идеализация хуторов и отрубов, а также и вообще частной собственности на землю. В мире нет абсолютно хороших и плохих форм собственности. Всё зависит от исторических условий, в которых одна и та же форма собственности может играть разную, даже противоположную роль. Обычно же в народном хозяйстве присутствуют различные формы собственности (частная, общественная, государственная). Важно, чтобы их сочетания и пропорции устанавливались не «сверху», а «снизу», в ходе естественного экономического развития. Законодательство должно лишь ограничивать интересы каждой формы собственности.

Всего за годы реформы из общины вышло около 3 млн. домохозяев. Из общинного оборота было изъято 22% земель. Около половины из них пошло на продажу.

Однако напряжение в деревне сохранялось. Многие крестьяне, в основном, бедняки и середняки, разорились. Из-за плохой организации переселенческого дела рос поток «обратных» переселенцев. Вернувшись на родину, они уже не получали ни двора, ни земли. Кроме того, крестьяне не считали реформу справедливой, поскольку она не затронула помещичьего землевладения.

В конечном итоге властям не удалось ни разрушить общину, ни создать достаточно массовый строй крестьян — фермеров. Так что можно говорить об общей неудачи столыпинской реформы.

Но огульно отрицательное отношение к ней было бы несправедливо. Некоторые мероприятия, сопутствовавшие реформе, были полезным делом. Это касается предоставления крестьянам большей личной свободы (в семейных делах, передвижении и выборе занятий, в полном разрыве с деревней).

Несомненно плодотворной была идея Столыпина о создании хуторов и отрубов на банковских землях, хотя она не получила достаточного развития.

Приносили пользу и некоторые виды землеустроительных работ: устройство отрубов в южных губерниях, размежевание соседних общин в Нечерноземье11 Шацилло К. Ф. Книга для чтения по истории Отечества, начало XX века — М.: Просвещение, 1993, стр. 294.

Наконец, в рамках реформы достигло небывалого развития переселение в Сибирь.

В целом аграрная реформа Столыпина имела прогрессивное значение. Заменив отжившие структуры новыми, она способствовала росту производительных сил в земледелии. За время реформы в сельском хозяйстве страны произошли заметные сдвиги. Посевная площадь увеличилась с 1905 по 1913 г. на 10%. Валовой сбор зерна вырос с 1900 по 1913 г. в 1,5 раза, а технических культур — в 3 раза. На Россию приходилось 18% мирового производства пшеницы, 52% ржи. Она поставляла 25% мирового экспорта зерна, что было больше поставок США, Канады и Аргентины вместе взятых. Стоимость экспорта хлеба из России выросла на 1 млрд. рублей по сравнению с концом XIX в. Важнейшим следствием аграрной реформы стало значительное повышение товарности сельского хозяйства, возросла покупательная способность населения.

Торговый оборот в 1903—1913 гг. г. возрос в 1,5 раза (на 2,3 млрд. рублей). Внешняя торговля была в целом прибыльной, особенно в связи с тем, что мировые цены на хлеб перед войной (русско-японской (1904−1905 г. г.) и первой мировой (1914−1918 г. г.)) выросли на 35%. Эти обстоятельства явились одним из факторов промышленного подъема в стране в 1909—1913 гг. г. За это время промышленное производство увеличилось на 54%, а общая численность рабочих — на 31%. Промышленный подъем распространился в первую очередь на базовые отрасли промышленности — металлургическую, нефтедобывающую, производство электроэнергии и машиностроение.

Цели индивидуализации крестьянского хозяйства получили свое конкретное воплощение и стали твердым курсом аграрной политики правительства, которое с июля 1906 г. возглавил П. А. Столыпин.

Аграрная реформа была безусловно важной и необходимой, поскольку переустройство крестьянской деревни, как считал Столыпин, приведет к последующим реформам в различных сферах российской жизни. 11 Радугин А. А. История России (Россия в мировой цивилизации): Курс лекций. — М. :Центр, 2001, стр. 204 Поэтому его программа включала широкий круг внутриполитических, экономических, социальных и культурных преобразований.

Правительственная программа Столыпина предполагала также целый комплекс мер по перестройке местного самоуправления, народного образования и вероисповедания. Столыпин предусматривал восстановить безсословный принцип и снизить имущественный ценз на выборах в земства, а также ликвидировать волостной суд крестьян, что должно было уравнять их в гражданских правах со всем остальным населением. Он считал необходимым ввести всеобщее начальное образование. Это отвечало бы потребностям индустриального развития страны и позволяло крестьянину повысить свой образовательный ценз, необходимый для представительства в земских органах самоуправления. Свободу совести и веротерпимость призвана была осуществить реформа церкви.

Таким образом, реформы Столыпина были нацелены на то, чтобы положить начало культурной революции в российской деревне. Мыслилось, что именно такие меры, как рост образовательного уровня крестьянской массы, широкое участие крестьян в местном самоуправлении, уравнение их в правах с другими слоями населения, будут служить развитию частной и общественной предприимчивости, приблизят Россию к западной модели. Предполагалось такое же развитие реформ, как и в прошлом веке: начатые в 1861 г. с крестьянских преобразований, они получили свое продолжение в последующие 60−70-е г. г. и включили в себя глубокие изменения в политической, культурной и других областях российской жизни. Однако проекты предполагаемых реформ Столыпина были отклонены Государственным советом. В итоге попытки Столыпина подвести социально-экономический фундамент под предложенную «сверху» альтернативу революции — ограничение монархии вместо ее свержения — провалились.

2.2 Последующие программы реформ основанных на аграрной реформе П.А. Столыпина

Расширить и обогатить представления о многообразии, сущности, характере и направленности столыпинских системных реформ, затрагивающих все без исключения сферы жизнедеятельности страны, позволяет целый комплекс законопроектов, разработанных правительством Столыпина. Важнейшие из них следующие:

— о свободе вероисповедания;

о неприкосновенности личности и о гражданском равноправии, в смысле устранения ограничений и стеснений отдельных групп населения;

об улучшении крестьянского землевладения;

об улучшении быта рабочих и, в частности, о государственном их страховании;

о реформе местного управления, которое предполагается организовать таким образом, чтобы губернские и уездные административные учреждения были поставлены в непосредственную связь с преобразованными органами самоуправления, включающими и мелкую земскую единицу;

о введении земского самоуправления в Прибалтийском, а также Северо- и Юго-Западном крае;

о введении земского и городского самоуправления в губерниях Царства Польского;

о преобразовании местных судов;

о реформе средней и высшей школы;

— о подоходном налоге;

о полицейской реформе, направленной, между прочим, к слиянию общей и жандармской полиций;

о мерах исключительной охраны государственного порядка и общественного спокойствия, с объединением нынешних различных видов исключительной охраны в одном законе.

Предлагаемая Столыпиным система мер направлена на создание предпосылок и условий, обеспечивающих динамичный рост и укрепление позиций среднего класса в экономической, социальной и культурных сферах. В этих целях Столыпин выступал за создание благоприятного налогового, инвестиционного, кредитного климата в странах, позволяющего широким слоям собственников, не только в городе, но и в деревне, упрочнить свое положение в складывающейся системе рыночных отношений.

Столыпин сделал ставку на регулирующие функции государства, на обновление и укрепление административного аппарата на всех ступенях исполнительной власти. При этом Столыпиным был учтен как западноевропейский, так и особенно, российский опыт, обусловленный и вытекающий из исторических особенностей формирования государства в России и его ролевых функций. По его мнению, процесс создания среднего класса должен был инициироваться и одновременно контролироваться, в рамках закона, со стороны сильного государства.

Столыпин был одним из немногих государственных деятелей, осознававших необходимость формирования в России гражданского общества, расширения гражданских прав и свобод личности. В частности, согласно указу 5 октября 1906 г., принятому при его действенной поддержке, отменялись ограничения в правовом положении самого многочисленного сословия — крестьян: ликвидировались прежние препоны при поступлении их на государственную службу, в учебные заведения, им предоставлялось право свободного получения паспортов и выбора места жительства, устранялись препятствия к уходу крестьян на заработки, отменялись статьи законодательства, запрещавшие семейные разделы; крестьяне, имевшие купленную землю, могли участвовать в земских выборах по курии землевладельцев. Программа намечаемых в этой сфере реформ предусматривала переход от традиционного сословного общества к бессословному гражданскому обществу, его институтам и структурам (Государственная дума, эффективно действующее и распространенное на всю Россию местное самоуправление, общественные организации, политические партии, профсоюзы, кооперативы, примирительные камеры и т. д.). Согласно представленным правительством Столыпина в Государственную думу законопроектам, намечалась постепенная ликвидация сословных, национальных и конфессиональных ограничений, поэтапное расширение гражданских и политических прав личности, которая должна была стать активным субъектом масштабных преобразований.

Будучи последовательным сторонником введения законности и правопорядка во все сферы жизни, Столыпин считал крайне важным создать единое правовое пространство в масштабах Российской империи. В этом плане он продолжал и развивал славные традиции судебной реформы 1864 г., в частности, восстановление института мировых судей. По замыслу Столыпина, реформирование должно было привести судебную систему в соответствие с происходящими в обществе изменениями и сделать суд более доступным для граждан. Одновременно предполагалось преобразовать и полицию: общая полиция должна была слиться с жандармскими управлениями, а функции политического дознания передавались следственным органам. Намеченные Столыпиным преобразования в области суда и судопроизводства во многом созвучны современной судебной реформе. Прокопович С. Н. Аграрный вопрос в цифрах. -- СПб., 1907. С 93.

Сильная вертикаль исполнительной власти, за укрепление которой ратовал Столыпин, предполагала широкое реформирование местного управления и самоуправления. Основная цель реформы местного управления состояла в том, чтобы, с одной стороны, ликвидировать архаичные сословные структуры (земских начальников, уездных предводителей дворянства), а с другой — укрепить губернское и уездное административное звено коронными чиновниками.

В области местного самоуправления предполагалось распространить земства на всю территорию Российской империи, включая Прибалтику, Западный край и Польшу.

Система ориентировалась на защиту имущественных и личных интересов крестьян-собственников, которым, через создание низовых институтов управления и самоуправления (волостного и поселкового), предоставлялась реальная возможность активного участия в выработке и принятии жизненно важных решений.

Чрезвычайно актуальны сегодня идеи Столыпина относительно проведения земельной реформы. Столыпин рассчитывал, с одной стороны, полностью и окончательно уничтожить социальную основу для революции, а с другой создать условия и предпосылки для формирования мощного среднего класса, динамичный рост которого в перспективе обеспечил бы вытеснение старых социальных страт, по преимуществу ориентированных на сохранение традиционных форм экономического развития и методов управления страной.

Принципиально важное значение Столыпин уделял вопросам реформирования экономики и финансовой системы. Законопроекты предусматривали: интенсивное развитие производительных сил страны, освоение природных богатств, обеспечение доступа к ним представителей бизнеса, дешевый кредит, налоговые льготы для представителей среднего и мелкого бизнеса, облегчение налогового бремени для рядовых тружеников. Планировалось дальнейшее развитие и совершенствование инфраструктуры: строительство железных (например, второй путь Сибирской магистрали), шоссейных и грунтовых дорог, подъездных путей, морских портов и торговых гаваней, товарных складов и элеваторов, холодильных установок, развитие средств телефонного и телеграфного сообщения, гидроэлектростанций и т. д. Большое внимание уделялось созданию благоприятных условий для внутренней и внешней торговли — совершенствовалась тарифная и таможенная политика), Учитывая назревшую необходимость реформирования архаичной налоговой системы, правительство Столыпина разработало и внесло в Думу законопроект о введении в России прогрессивного налога, который, с одной стороны, должен был изменить приоритеты налогообложения с целью «достижения возможной равномерности обложения и возможного освобождения широких масс неимущего населения от дополнительного налогового бремени», а с другой — стимулировать население активнее вкладывать средства в различные сферы экономики. Следует также подчеркнуть, что динамичный рост государственного бюджета на протяжении пяти лет пребывания Столыпина у власти позволял, при распределении, использовать его не только на собственно государственные нужды, включая затраты на реализацию пакета реформ, но и передавать часть средств в распоряжение органов самоуправления — земским и городским управам на социальную сферу, на дальнейшее развитие образования и культуры.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой