Развитие и совершенствование судебной власти в Республике Беларусь

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

  • Введение
  • 1. Организационные и правовые основы судебной власти
  • 1.1 Историко-правовые аспекты возникновения и развития судебной власти на землях Беларуси
  • 1.2 Возникновение и значение судебной власти в зарубежных странах
  • 2. Правосудие как форма осуществления судебной власти
  • 2.1 Понятие и природа судебной власти
  • 2.2 Конституционные принципы осуществления судебной власти
  • 2.3 Судебный способ защиты конституционных прав граждан
  • 3. Развитие и совершенствование судебной власти в Республике Беларусь
  • 3.1 Общая характеристика действующей судебной системы Республики Беларусь
  • 3.2 Основные направления совершенствования законодательства, регулирующие деятельность судебной власти
  • Заключение
  • Список использованных источников

Введение

Актуальность темы дипломной работы. Создание правового государства — одна из реальных потребностей нашего общества. В условиях становления правового государства важное значение приобретают формирование, развитие и закрепление нового юридического мышления, общей и правовой культуры, высокого профессионализма, чувства законности и справедливости.

Насущные проблемы демократического переустройства нашего общества, занятие им достойного места в цивилизованном мире, в котором на первом плане стоит личность, формирование гражданского общества с неизбежностью требуют как теоретического осмысления основных тенденций развития, так и поиск возможных путей их практического воплощения в белорусской действительности.

Идее правового государства присущи следующие основные признаки: верховенство закона, обеспечение взаимной ответственности государства и граждан, организация и функционирование суверенной власти на принципе разграничения законодательной, исполнительной и судебной властях.

Если законодательная и исполнительная власти возлагаются конституциями на один-два высших государственных органа, то с судебной властью дело обстоит значительно сложнее. Она возложена на всю совокупность судебных органов от самых низовых до верховных.

Вопрос о судебной власти, ее характерных чертах и назначении издавна привлекал внимание мыслителей. В советский период эта тема была предана забвению. Более того, сам термин «судебная власть» постепенно исчез из лексикона, так как советская юридическая доктрина решительно отвергала теорию разделения властей. Между тем разделение властей признается величайшей государственно-правовой доктриной, история которой, как утверждают некоторые исследователи, начинается с библейских времен.

Возникшая в античном мире идея разделения властей положена в основу конституционного строя многих стран мира. Она закреплена теперь в Конституции Республики Беларусь (ст. 6).

Для Республики Беларусь в современных условиях судебная власть крайне важна. Но важна она не только своим существованием, а действительностью и применимостью в реальной жизни нашего общества. Ведь, несмотря на проводимые реформы, судебная власть все еще остается слабым местом остается в Республике Беларусь. Прокламированные Конституцией принципы судоустройства и судопроизводства реализуются с трудом. И в данном случае ощущается противодействие и давление со стороны других ветвей власти. Несмотря на провозглашенные правовые и социальные гарантии судьи, такие как: несменяемость, неприкосновенность, независимость и т. д., они очень часто не могут полностью обеспечиваться из-за отсутствия технической и материальной базы.

Под судебной властью понимается вся система правосудия, т. е. совокупность независимых судов, осуществляющих от имени государства правоприменительную (юрисдикционную) деятельность по окончательному разрешению правовых споров (конфликтов), а также иные предусмотренные законом полномочия, связанные с отправлением правосудия [63, с. 33].

В соответствии со ст. 6 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей от 29 июня 2006 г. № 139-З Конституционный Суд Республики Беларусь призван обеспечивать верховенство Конституции Республики Беларусь и ее непосредственное действие на территории Республики Беларусь, соответствие нормативных правовых актов государственных органов Конституции Республики Беларусь, утверждение законности в нормотворчестве и правоприменении, решение других вопросов, предусмотренных Конституцией Республики Беларусь и иными законодательными актами.

Общие и хозяйственные суды в Республике Беларусь призваны защищать гарантированные Конституцией и иными актами законодательства личные права и свободы, социально-экономические и политические права граждан, конституционный строй, государственные и общественные интересы, права организаций, индивидуальных предпринимателей, а также обеспечивать правильное применение законодательства при осуществлении правосудия, способствовать укреплению законности и предупреждению правонарушений.

Большая и труднейшая проблема для любой демократической судебной власти состоит в том, чтобы не поддаваться политическим влияниям. Нельзя, разумеется, вообще отгородится от политики, поскольку судебная власть является составной частью государства, а государство являет собой форму политической организации общества.

Вместе с тем, демократическое устройство судебной системы выработало определенные принципы, способные исключить или, по крайней мере, ослабить политическое давление на судебную власть. Этому служит непартийный характер судейского корпуса и подлинная независимость любого суда, способного отбить любые попытки политически влиять на суд.

Всем этим и объясняется, на мой взгляд, актуальность темы моей дипломной работы.

Объектом исследования в дипломной работе являются общественные отношения по организации и деятельности судебной власти.

Предметом исследования в дипломной работе является юридическая природа судебной власти.

Цель исследования состоит в том, чтобы показать значение теоретического закрепления основ судебной власти в Конституции и их практического воплощения в современном гражданском обществе.

Задачи исследования предопределяются целью исследования и состоят в том, чтобы раскрыть сущность судебной власти, ее значимость в современных условиях. К числу важнейших задач исследования относится также изучение особенностей становления судебной власти, в частности, изучение зарубежного и отечественного опыта.

Методы исследования. Основными частно-научными методами исследования в дипломной работе являются формально-юридический и сравнительно-правовой методы. Формально-юридический метод применялся при определении юридических понятий, толковании содержания правовых норм, регулирующих принципы организации и деятельности судебной власти.

Краткая характеристика специальной литературы по теме. Вопрос о принципах организации и деятельности судебной власти в белорусской литературе разработан не достаточно полно. Данному вопросу посвящен ряд публикаций в газетах и журналах, а также отдельные главы в изданиях, рассматривающих деятельность органов государственной власти в Республике Беларусь. Проблемами изучения принципов организации и деятельности судебной власти занимались такие российские и белорусские специалисты как Василевич Г. А., Василевич Р. А., Довнар Т. И., Юхо И. А., Кивель В. Н., Красюкова Е. В., Савицкая О. В., Мамина О. И. и другие.

Василевич Р.А., Довнар Т. И., Юхо И. А. рассматривали вопросы становления судебной власти. Василевич Г. А. изучал проблемы совершенствования конституционного законодательства Республики Беларусь. Кивель В. Н. занимался изучением судебного способа защиты конституционных прав личности. Красюкова Е. В. изучала нравственные основы судебной власти. Савицкая О. В. и Мамина О. И. занимались изучением роли и места судебных органов в механизме государственной власти. Кроме того, при написании данной дипломной работы использовались нормативные правовые акты Республики Беларусь.

Структура дипломной работы включает титульный лист, оглавление, введение, три раздела с подразделами, заключение, список использованных источников.

Написана дипломная работа на _____ страницах компьютерного текста.

судебная власть беларусь правосудие

1. Организационные и правовые основы судебной власти

1.1 Историко-правовые аспекты возникновения и развития судебной власти на землях Беларуси

Суд, судебную власть принято рассматривать применительно к правам и свободам человека и гражданина преимущественно с позиции их судебной зашиты, обеспеченности и гарантированности. Конституционные права и свободы человека и гражданина занимают особое место в праве. Конституционно выраженный и закрепленный комплекс прав и свобод не единственная, но вместе с тем основная и наиболее значимая форма воплощения права.

Право представляет собой одно из самых сложных общественных явлений, поскольку так или иначе им затрагиваются интересы каждого человека, различных социальных групп населения. Как регулятор общественных отношений оно призвано соизмерять поведение граждан, государственных органов, организаций, должностных лиц, обеспечивать принятие правильных и справедливых решений, служить основой прочного правопорядка в обществе.

На современном этапе под правом понимается система общеобязательных правил поведения (норм), устанавливаемых либо санкционируемых компетентными государственными органами, а также принимаемых путем референдума в целях регулирования общественных отношений, выражающих первоначально волю определенных классов, слоев населения, а по мере стирания социальных различий и демократизации общества — большинства народа с учетом интересов меньшинства, реализация которых обеспечивается государством [54, с. 177].

Такое определение права характеризует его сущность, то есть то главное, что определяет его признаки, в том числе и социальную ценность.

Процесс формирования права — это процесс, исторически неуловимый, растянутый на длительное время. Когда и как начинается выделение права из обычаев первобытного общества, когда из области внешне расплывчатых дозволений или осуждений морального и религиозного характера формируются нормы права, да и чем вообще отличается право от обычаев до эпохи появления письменных законов — ответы на эти вопросы, наверно, никогда не приобретут желаемой определенности и конкретности. Все, что известно сегодня о становлении и развитии права, почерпнуто из данных общей историографии, письменных памятников, дошедших до наших дней, и других источников с использованием сравнительно-исторического метода, позволяющего оценить происходящие процессы.

Первый период истории права есть время господства обычного права, при котором первоисточником права является природа человека (физическая и моральная), подчиненная таким же законам, что и природа органическая и неорганическая.

Важнейшей формой выражения обычного права являются акты юридических сделок и судебные акты [45, с. 16].

На смену обычному праву постепенно приходит писаное право. Периодическое движение восточных славян в Византию (X век) способствовало заключению договоров (907 г. и 911 г. с Олегом; 945 г. с Игорем; 972 г. со Святославом).

Однако следует обратить внимание, что русское, в том числе и белорусское, право развивалось хотя и под влиянием византийской и немецкой культуры, но самостоятельно. Переворот, произведенный в обществе христианством, кроме рецепции вызвал и самостоятельную законодательную деятельность. Закон появился уже в форме уставов, которые издавали Ярослав, его сыновья и последующие князья. Например, в некоторых уставах (1135−1150 гг.), дошедших до наших дней, назначаются пределы светительного суда (по предметам и лицам), назначается содержание церкви (десятина); а в уставе Ярослава содержится ряд уголовных постановлений, имеющих связь с семейным правом и нравственностью, то есть в указанных уставах четко вырисовывается круг лиц, которые вправе судить за совершенные преступления против другого человека, а также круг лиц, которые могут быть судимы [65, с. 23].

Памятником права XI—XV вв. можно назвать списки Русской Правды. Историки утверждают, что Русская Правда есть попытка неофициальной кодификации законов. Источниками кодификации явились нормы обычного права и княжеская судебная практика.

Судебный процесс по Русской Правде носил ярко выраженный состязательный характер: он начинался только по инициативе истца, стороны в нем обладали равными правами, судопроизводство было гласным и устным. Система доказательств состояла из свидетельских показаний, вещественных доказательств, присяги [45, с. 22].

Правила Русской Правды распространялась и на лиц, проживающих на современной территории Беларуси, так как в тот период самостоятельного государства Беларусь не существовало.

С образованием Великого княжества Литовского (куда вошла и Беларусь) вопросы развития писаного права, а также судебной защиты приобрели новую значимость.

На сейме в Гродно в 1522 г. «станы» вновь обратились к господарю с просьбой об издании письменных законов. Только тогда великий князь с панами радой «право им прирекли дати и тыи вси члонки, как ся подданный наши мають справовати и радити, казали есмо выписати» [4, с. 18].

Текст Статута 1522 г. неизвестен, известно лишь, что великокняжеское правительство решило ввести его в жизнь в декабре 1522 г. Великий князь Сигизмунд издал специальный указ о введении в действие письменного кодекса законов. Великокняжеский эдикт признавал, что до сих пор в Великом княжестве Литовском не было законника, что суд осуществлялся или по особым указаниям, или по обычаю, или согласно мудрости и совести судьи. Вследствие неправильных судебных решений возникало много жалоб со стороны тех, кто подвергся несправедливому суду. В эдикте отмечалось, что к великому князю поступали жалобы на пристрастность судей, руководившихся при разборе дел собственными чувствами и настроениями. Поэтому великий князь желал, чтобы для улучшения порядка была бы для каждого «одинаковая справедливость», чтобы был установлен «мир» под защитой письменного права. Великий князь вводил в жизнь письменный закон [65, с. 23]. Однако, как свидетельствует история, на сейме 1522 г. был принят не весь проект представленного Статута. По истечении двух лет в 1524 г. исправленный Статут передавался на обсуждение сейма, собравшегося в Берестье, но и там он не был принят. Только на Виленском сейме 1528−1529 гг. был окончательно принят текст Статута, который стал действующим правом па территории Великого княжества Литовского. С 29 сентября 1529 г. Статут вступил в действие как обязательный писаный кодекс права.

До издания указанного Статута в Великом княжестве Литовском суды отправляли правосудие на основании местного обычного права, которое было неодинаковым в разных областях Великого княжества Литовского.

Статут 1529 г. внес много нового в развитие права на судебную защиту, деятельность судов, в совершенствование процессуального законодательства для отправления правосудия.

Если учесть, что термины «право», «защита», «судебная власть», «суд» используются тогда, когда возникают обязательственные отношения между людьми, нарушаются чьи-либо писаные или неписаные права, то необходимо отметить, что впервые именно в Статуте 1529 г. много внимания уделено судебной власти, защите прав, суду.

Вместе с тем, в Статуте 1529 г. еще не было четкого разделения судебной и исполнительной власти, но судебной власти придавалась определенная сила, авторитет. Так, в разделе 6 «О судьях» было предписано, чтобы судили по законам, а если же было бы установлено, что судья вынес приговор не по законам и что от этого сторона понесла ущерб, то тот, кто вынес приговор не в соответствии с законом, должен возместить ущерб и издержки, а приговор того суда аннулируется [4, с. 165−166].

Законом защищался авторитет суда. За проявление неуважения к судьям предусматривалась уголовная ответственность. В Статуте 1529 г. предусматривалось, что если бы кто-либо кому-нибудь другому или судьям в суде сказал бранные слова и тем проявил неуважение к суду и судьям, тот должен быть наказан тюремным заключением на шесть недель. Также и судья, выполняя судейские обязанности, не должен никого оскорблять. Если же судья схватил бы кого-либо рукой и ударил, то должен уплатить тому за бесчестье соответственно сословию. Если бы кто-нибудь угрожал судье, тот должен не только отсидеть шесть недель, но и после отбытия этого срока должен представить достойных поручителей, чтобы судьи были в покое [4, с. 172−173].

Гарантиями справедливости судебных решений являлось установленное указанным Статутом право на обжалование судебных постановлений, наличие института адвокатуры. Анализ положений Статута (раздел 6) позволяет сделать вывод, что уже в тот период придавалось огромное значение судебной защите, праву на рассмотрение дела судом на основании закона. Например, было предписано, что в случае возникновения конфликта должны быть применены нормы Статута. Вместе с тем, запрещалось отказывать в осуществлении правосудия по причине отсутствия правовой нормы [65, с. 25].

В Статуте указано, что если бы в законах не было записано каких-либо статей, то дело должно быть рассмотрено и решено в соответствии со старым обычаем, а потом на вальном сейме должна быть вписана эта статья и другие, которые будут вызываться необходимостью [4, с. 166].

Следовательно, все конфликты должны были разрешаться судом по закону (писаное право), а при отсутствии нормы — по обычному праву.

В Статуте 1566 г. Великого княжества Литовского более четко обозначается право на судебную защиту, намечается тенденция отделения судебной власти от исполнительной. «Рэгламентавалася дзейнасць новых — падкаморскiх i земскiх судоу, апошнiя з якiх з’яулялiся выбарнымi; аддзеленымi ад адмiнiстрацыi. Суддзi, да якiх прад’яуляуся шэраг патрабаванняу, прыносiлi пры уступленнi на пасаду прысягу аб сумленным выкананнi сваiх службовых абавязкау. Кандыдатуры суддзяу выбiралiся, а затым назначалiся на пасады пажыццёва» [30, с. 41].

В указанном Статуте закреплялось право человека на защиту в судебном порядке с помощью адвоката. В артикуле 33 раздела 4 Статута устанавливалось, что каждый может потребовать от суда назначение ему адвоката, а бедным людям, сиротам и вдовам адвокаты должны назначаться бесплатно. Статутом также было предписано уважать судебную власть.

Положения Статута стали новым шагом в развитии и совершенствовании отношений, которые складывались между государством и гражданами при разрешении различного рода конфликтов. Признавалась эффективность судебной защиты.

В Статуте 1588 г. уже нашли отражение идеи разделения властей. В нем четко прослеживалось разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную. «Заканадаучая улада належала сойму, выканаучая — вялiкаму князю i радзе, судовая — новым, створаным у вынiку судовай рэформы, судовым органам» [30, с. 43].

Особое внимание уделялось судебной власти и судебным средствам защиты. Образование выборных судов открывало новую страницу в развитии правовой культуры общества, свидетельствовало о стремлении к постепенному совершенствованию судебной защиты. Задачей выборного суда была защита интересов не только государства, но и граждан (предоставлялось право на обжалование незаконных действий должностных лиц). В некоторой степени деятельность местной администрации была поставлена под контроль суда [65, с. 26].

По моему мнению, именно превращение суда в орган защиты не только государственных, но и личных интересов граждан повлекло значительные изменения и в процессуальном праве. Это способствовало утверждению принципов выборности, гласности, права на юридическую помощь (участие адвокатов в суде), состязательности сторон.

По оценке ученых, Статут 1588 г. является самым выдающимся собранием законов XV1-XVIII вв. в Европе, поскольку в нем нашли закрепления нормы, способствующие защите прав, свобод и законных интересов граждан.

Статут внес значительный вклад в совершенствование права, развитие судебной системы и правосудия России. Польши, Украины, Латвии, Эстонии, Беларуси. Следует обратить внимание, что на территории Беларуси и Литвы он действовал и после распада Великого княжества Литовского. (Официально его действие было отменено в Витебской и Могилевской губерниях в 1831 г., в Гродненской и Виленской в 1840 г.).

Оценивая прогрессивность положений, предусматривающих развитие права на судебную защиту, закрепленного в Статуте 1588 г., следует отметить, что термины «судебная власть», «защита» в тот период употреблялись крайне редко, хотя, некоторые законы, например, Конституция Речи Посполитой (3 мая 1791 г.), содержали раздел о судебной власти. В период действия указанной Конституции значительные изменения произошли в судебной системе. В частности, «правам ажыццяуляць правасуддзе былi надзелены урадавыя камiсii. Так, камiciя палiцыi судзiла справы, звязаныя з непадпарадкаваннем гарадскiм уладам, парушэннем гандлёвых, санiтарных i iншых нормау» [30, с. 29].

Характерной особенностью рассмотрения дел указанными комиссиями было то, что законом предусматривались равные права сторон в процессе, независимо от их происхождения. Следует также отметить, что в тот период стала выстраиваться определенная система судов, которая близка к трехзвенной судебной системе, действующей ныне [65, с. 27].

С развитием государства и права развивалась и судебная система. Судебными Уставами 1864 г. уже широко употребляется термин «судебная власть», который ассоциировался с отправлением правосудия по гражданским и уголовным делам.

Сводом основных государственных законов Российской империи (в ред. от 23 апреля 1906 г.) предусмотрено, что судебная власть осуществляется от имени государя императора установленными законом судами, решения коих приводятся в исполнение именем императорского величества (ст. 22).

После октября 1917 года в Беларуси утвердился государственный механизм, который был приспособлен к задачам диктатуры пролетариата. Принцип «Вся власть Советам» был отражен в Конституции 1919 г.

Уже в марте 1919 года В. И. Ленин сообщил, что революция прежних судей «выгнала и сделала суд народным» [60, с. 17]. Новые формы наполнились адекватным им человеческим материалом, низкий уровень правовой и общей культуры которого выдавался за достоинство и воспроизводился системой подготовки юридических кадров.

Господство командно-административной системы не допускало и не могло допустить какого-то разделения государственной власти. В таких условиях концепция разделения властей оказалась в немилости и нередко преподносилась как выдумка, которая понадобилась буржуазии в период ее борьбы за господство.

Современные ученые, изучающие проблемы судебной власти, справедливо обращают внимание на то, что в XX в. в научном лексиконе редко использовался термин «судебная власть». Причину такого положения, как и основу утверждения, что в СССР никогда не было независимой и самостоятельной судебной власти, исследователи усматривают преимущественно в бесцеремонном вмешательстве в судебную деятельность партийной и сросшейся с ней исполнительной власти [65, с. 27]. Представляется, что именно отсутствие признания на конституционном уровне судебной власти в качестве самостоятельной ветви государственной власти не создавало предпосылок для развития самостоятельной судебной власти и естественно для теоретической разработки понятия «судебная власть». Такой вывод подтверждается анализом положений конституций БССР (1919, 1927 гг.), а также Конституции СССР (1924 г.), из которых усматривается, что какие-либо нормы, свидетельствующие о деятельности суда как самостоятельного органа судебной власти, отсутствуют.

В советский период развития права задачи, стоящие перед судебной властью, рассматривались лишь как задачи гражданского судопроизводства или правосудия и формировались исходя из целей и задач, провозглашаемых соответствующими партийными органами [35, с. 99].

После образования СССР и до его распада в БССР было принято три конституции (1927, 1937, 1978 гг.). Первым шагом признания на конституционном уровне суда как органа власти, было включение в конституции 1937 г. и 1978 г. разделов соответственно «Суд и прокуратура» «Суд и арбитраж». Однако указанные основные законы не имели своей целью утверждение в государстве принципа разделения властей и, в частности, судебной власти как самостоятельной ветви власти [65, с. 28].

В советское время в правовой науке и законодательстве вместо понятия «судебная власть» применялись парные термины «суд» и «правосудие», которые раскрывались посредством друг друга. Основная конституционная функция советского суда — осуществление правосудия — конкретизировалась, дополнялась, развивалась Законом о судоустройстве (1981). В частности, в статье 3 указанного Закона отмечалось, что первостепенная задача суда — охрана от всяких посягательств общественного строя, его политической и экономической систем и что всей своей деятельностью он «воспитывает советских граждан в духе преданности Родине и делу коммунизма, в духе точного и неуклонного исполнения Конституции и законов.». Тем самым суд рассматривался как орган управления, осуществления государственной политики [58, с. 164].

В Основном Законе 1978 года закреплялись отдельные принципы осуществления правосудия в государстве. В частности, Конституцией 1978 г. было гарантировано: осуществление правосудия только судом на началах равенства граждан перед законом и судом; образование судов на началах выборности судей и народных заседателей; разбирательство дел во всех судах открытое; оказание юридической помощи и др.

К судам относились: Верховный Суд, областные суды, Минский городской суд и районные (городские) народные суды, то есть предусматривалась трехзвенная судебная система, которая сохранилась и по сегодняшний день. Организация и порядок деятельности судов определялись законами СССР и БССР (ст. 150−162 Конституции).

Иными словами, лишь в конце 80-х годов стало появляться более серьезное отношение к проблеме разделения властей. По времени это совпало с официальным провозглашением курса на преобразование нашего государства в правовое, с признанием того, что такое государство невозможно без верховенства закона и надежно обеспечивающего его механизма, основной рычаг которого многие усматривали и усматривают в разделении властей.

Таким образом, возвращение к понятию «судебная власть» и его конституционное закрепление в наши дни обусловлены ходом общественного развития, новыми реалиями и потребностями, формированием демократического и правового государства.

В современном белорусском законодательстве термин «судебная власть» впервые употреблен в Декларации «О государственном суверенитете Республики Беларусь» от 27 июля 1990 г. В указанной Декларации было закреплено, что разграничение законодательной, исполнительной и судебной власти является важнейшим принципом существования Республики Беларусь как правового государства (ст. 7).

В Законе Республики Беларусь от 27 февраля 1991 г. «Об основных принципах народовластия в Республике Беларусь» (утратил силу 28 мая 1999 г.) было установлено, что государственная власть в Республике Беларусь формируется и осуществляется в трех структурах — законодательной, исполнительной и судебной. Органы законодательной (представительной), исполнительной и судебной власти в пределах своей компетенции осуществляют свои полномочия самостоятельно и независимо друг от друга (ст. 7).

Что касается закрепления на конституционном уровне понятия «судебная власть», то оно нашло отражение в Конституции Республики Беларусь от 15 марта 1994 г. (с изменениями и дополнениями).

Согласно статье 6 Конституции государственная власть в Республике Беларусь осуществляется на основу разделения ее на законодательную, исполнительную и судебную. Конституция Беларуси провозгласила самостоятельность и независимость судебной власти как необходимое условие функционирования правового государства.

В главе 6 Конституции «Суд» сказано, что судебная власть принадлежит судам, которые действуют на основе принципов, присущих ее природе и уровню развития государства.

Суд, исходя из смысла Основного Закона, выступает единственным органом, призванным разрешать правовые споры, возникающие в обществе. Он же является и важнейшим средством охраны прав и свобод граждан. «Суд из рядового государственного учреждения, придатка административно-командной системы и „органа с преступностью“ постепенно превращается в независимый орган, решающий свои специфические задачи» [65, с. 29].

На основании Конституции в Беларуси началось комплексное реформирование правовой сферы деятельности государства. Осознание необходимости преобразования в этой сфере привело к разработке Концепции судебно-правовой реформы, основные положения которой были одобрены Верховным Советом Республики Беларусь 23 апреля 1992 г. В Концепции судебно-правовой реформы нашли отражение вопросы реформирования деятельности всей системы юстиции, в частности, законодательного обеспечения и организационного преобразования деятельности судебной системы, поскольку центральное место в системе юстиции принадлежит судам. При этом зашита прав, свобод и законных интересов личности поставлены на первое место.

Во исполнение Конституции и указанной Концепции в государстве был принят ряд законов и кодексов: «О Конституционном Суде Республики Беларусь», «О судоустройстве и статусе судей в Республике Беларусь», (в настоящее время утратил силу в связи со вступлением в январе 2007 года в законную силу соответствующего Кодекса), «О прокуратуре Республики Беларусь» и др. В указанных нормативных правовых актах нашли закрепление конституционные принципы правосудия.

Представляется, что с утверждением принципов правосудия, утверждается и судебная власть, поскольку в широком смысле судебная власть основывается на принципах правосудия и имеет только ей присущие отличительные особенности.

1.2 Возникновение и значение судебной власти в зарубежных странах

Проблему рационального устройства государственной власти и ее органов пытаются разрешать, пожалуй, столько времени, сколько существует государство как форма организации общества. Люди, размышлявшие над этой проблемой, уже давно, многие столетия тому назад, заметили, что концентрация государственной власти в чьих-то одних руках неизбежно ведет к отрицательным последствиям. Чем больше такая концентрация, тем выше вероятность произвола и злоупотреблений. Об этом свидетельствует многовековой опыт человечества. Самые просвещенные властители, в руках которых сосредоточивались неограниченно все нити власти, рано или поздно становились своенравными тиранами, признававшими только свой авторитет, попиравшими свободу и не считавшимися с неотъемлемыми правами человека. На этом фоне и велись поиски путей преодоления тенденций такого рода.

Наиболее широкое признание получила и продолжает сохранять его вплоть до настоящего времени идея, в соответствии с которой основные направления (ветви) государственной власти должны разделяться и вверяться «в разные руки». Это будет мешать узурпаторским намерениям, а вместе с этим злоупотреблению властью и произволу. Чаще всего, сторонники данной идеи (концепции) придерживаются мнения, что государственная власть в целом включает три основных направления (ветви) — законодательную, исполнительную и судебную. Сферы их реализации должны быть четко разграничены, они не должны быть помехой друг другу. Разделение властей следовало бы основывать прежде всего на их сотрудничестве, которое, однако, сдерживало бы каждую из них, ставило бы в определенные рамки и балансировало.

Таким образом, для современных государств характерно то, что в основе их функционирования лежит принцип разделения властей, процесс становления которого происходил длительное время.

Разделение властей в обществе возникает на том этапе его развития, когда появились самостоятельные и независимые хозяйственные, а значит и политические субъекты со своими интересами и целями. Обособление их функций происходило постепенно.

К сожалению, процесс становления судебной власти в ранних государствах скудно отражен в источниках права. В период трансформации родоплеменных органов управления в государственные еще не существовало специальных органов, наделенных судебной властью. Судебные процессы проводились монархом (вождем племени). Он же одновременно был законодателем, военачальником и судьей. Постепенно к выполнению судебных функций стали привлекаться аристократы, родственники или приближенные монарха. Позже появились профессиональные судьи, лица, единственной функцией которых было рассмотрение различного рода конфликтов.

Еще в античном мире возникла проблема структуры государственной власти. Платон в выдвинутой им концепции идеального государства высказал мысль, что каждый социальный слой (правители, воины, производители) должны заниматься своим делом, осуществляя свои функции для создания условий реализации высшей идеи, правящей миром. Аристотель пришел к выводу о необходимости ограничения власти и монарха, и народа. Он отмечал, что чем меньше полномочий будет иметь царская власть, тем она дольше останется в неприкосновенном виде, а неограниченное народовластие вообще нельзя считать формой государственного строя [22, с. 36].

Иными словами, понятие судебной власти связывают с теорией о правовом государстве, которая зародилась в Древней Греции. Такие античные мыслители, как Сократ, Демокрит, Платон, Аристотель, Полибий, и другие впервые дали определение важнейшего принципа правового государства — господства закона над всеми, в том числе над правителями [65, с. 25].

Государственно-правовые идеи и институты Древней Греции и Рима оказали влияние на дальнейшее развитие учении о судебной власти, о разделении ветвей власти на законодательную, исполнительную и судебную.

Однако практика разделения властей в античности не могла получить своего упрочения, поскольку к этому еще не было готово общество, с его недостаточным разделением труда, войнами и всем тем, что мешает укреплению государственности. Четкая дифференциация государственной власти не происходила и в условиях средневековой европейской раздробленности. Вместе с тем, быстрый рост производительных сил, оживление торговли, развитие ремесел, рост городов, формирование внутреннего рынка послужили основой для функционирования судов как самостоятельных органов государственной власти. В эпоху Возрождения получают укрепление хозяйственные структуры, желающие избавиться от опеки государства и развиваться в гражданском обществе.

Идея о выделении судебной власти как отдельной ветви власти впервые появилась в XVI в. Это и понятно, потому что судебную власть следует воспринимать не только в контексте с идеями правового государства, но, в первую очередь в контексте осуществления правосудия, которое позволяет членам общества урегулировать конфликты мирным путем, то есть достичь истины через суд.

Теоретическая модель разделения властей была разработана Локком и Монтескье на основе анализа британской политической системы конца 17 — первой половины 18 века. Компромисс между двумя политическими силами, представляющими земельную аристократию и крупную буржуазию, явившийся результатом Славной революции 1688 г., стал исходным для формирования разделения властей. С учетом потребностей общества, Локк различал три ветви власти: законодательную, исполнительную и федеративную (союзную). Законодательная власть, как выражение воли народа (воли имущих сословий), должна быть отдана избираемому народом парламенту. Исполнительную и союзную власть он вверяет монарху, который может незамедлительно принимать меры во избежание гибели общества, хотя при этом он не должен злоупотреблять своей прерогативой. Судебную власть Локк не отделяет, а считает, что она является элементом исполнительной власти.

«Абсолютная деспотическая власть или управление без установленных постоянных законов не могут ни в коей мере соответствовать целям общества и правительства», — констатирует Дж. Локк. Отсюда и следует главный вывод, составивший сердцевину концепции разделения властей: власть по принятию законов и власть по их исполнению должны быть разделены.

Автор концепции не выступал против власти вообще. Он считал ее необходимым условием сохранения общества и порядка и был сторонником монархии. Но эта последняя должна была ограничиться лишь осуществлением исполнительной власти. В условиях ограниченной монархии на первое место выдвигается законодательная власть. Именно она, по Локку, и образует «первую ветвь власти». В соответствии с этим видением вопроса полномочия принимать законы (законодательная власть) возлагаются на парламент, а полномочия осуществлять их (исполнительная власть) — на монарха и правительство (кабинет министров). Все виды публично-властной деятельности и реализующие их государственные органы располагаются в иерархическом порядке. Верховной властью объявляется законодательная власть. Все иные ветви власти подчиняются ей, но вместе с тем оказывают на нее активное воздействие.

Отстаивая данный способ организации власти и распределения ее между различными государственными органами, Дж. Локк активно выступал против концепции абсолютизации и неограниченности власти. Абсолютная монархия, писал в связи с этим автор, которую некоторые считают «единственной формой правления в мире», на самом деле «несовместима с гражданским обществом и, следовательно, не может быть формой гражданского правления» [47, с. 312]. Дело в том, пояснял ученый, что поскольку она сама не подчиняется закону, то, следовательно, она не может обеспечить подчинение ему и других властей и лиц. Такая власть не способна также гарантировать и естественную свободу человека.

Принцип разделения властей, идею их «равновесия», наиболее отчетливо развил известный французский просветитель, правовед и философ Ш. Монтескье, который провозгласил разделение законодательной, исполнительной и судебной властей. В своем знаменитом сочинении «О духе законов» (1748 г.) он писал: «Когда одному и тому же лицу или одному и тому же составу должностных лиц предоставлены вместе законодательная и исполнительная власти, тогда нет свободы, потому что можно опасаться, что монарх или сенат будут создавать тиранические законы, чтобы тиранически исполнять их. Нет также свободы, если судебная власть не отделена от законодательной и исполнительной. Если бы она была соединена с исполнительной властью, судья обладал бы достаточной силой, чтобы сделаться угнетателем. Все было бы потеряно, если бы один и тот же человек, или корпорация высокопоставленных лиц, или сословие дворян, или, наконец, весь народ осуществляли все три вида власти: «власть создавать законы, власть приводить их в исполнение и власть судить преступления и тяжбы частных лиц» [52, с. 48].

Он предложил законодательную власть поделить между буржуазией и феодалами, образовав двухпалатный орган. Исполнительную власть сохранить у дворянства, которое должно быть ответственным перед буржуазией. Судебную же власть доверить не какому-либо постоянному органу, а выборным лицам из народа. Причем, судьи должны занимать то же общественное положение, что и подсудимый. И тогда судебная власть, столь страшная для людей, не будет связана их социальным положением, различием профессий, а будет невидимой, как бы не существующей [23, с. 24−25].

Таким образом, основоположниками классического варианта теории разделения ветвей власти в юридической литературе называют Дж. Локка и Ш. Монтескье [65, с. 25].

Наиболее последовательно идеи Монтескье были реализованы в Конституции США, где закреплено разделение законодательной, исполнительной и судебной власти. Это, однако, не привело к нарушению общей целостности государственной власти в США, хотя на первом этапе наметился приоритет законодательной власти, но уже во второй половине 19 века усиливается исполнительная власть.

В преамбуле Конституции США устанавливается фактическое распределение власти между ее различными ветвями. Статья 1 (разд. I) Конституции закрепляет, что все установленные в Конституции «полномочия законодательной власти принадлежат Конгрессу Соединенных Штатов, который состоит из Сената и Палаты представителей». Статья 3 (разд. I) провозглашает, что «исполнительная власть осуществляется Президентом Соединенных Штатов Америки. Он состоит в своей должности в продолжение четырехлетнего срока». И статья 3 (разд. I) устанавливает, что «судебная власть Соединенных Штатов осуществляется Верховным Судом и теми низшими судами, которые будут время от времени учреждаться Конгрессом» [67, с. 195].

В США функционируют параллельно единая федеральная система судов и самостоятельные судебные системы каждого из 50 штатов, округа Колумбия и четырех федеральных территорий. В компетенцию федеральных судов входит, прежде всего, рассмотрение уголовных дел о преступлениях, предусмотренных федеральным законодательством, и гражданских дел по искам к федеральным властям и по спорам, возникающим в связи с применением федеральных законов, или между гражданами, проживающими в двух различных странах, если при этом сумма иска превышает 10 000 долларов. Действующая в США судебная система позволяет быстро и эффективно рассматривать различной категории дела. Это достигается во многом благодаря: во-первых, узкой специализации судов (налоговый, претензионный и т. д.); во-вторых, существованию двух основных, параллельных непересекающихся судебных систем — федеральной и отдельных штатов. Позиция американских судов и, прежде всего, федеральных признается уникальной — они работают в условиях независимости, о которой не могут мечтать другие ветви власти, и в то же время не имеют иммунитета от влияния всех политических факторов. В итоге их называют «главными делателями» политики в США.

В Великобритании действия парламента, правительства, суда определяются неукоснительным соблюдением трех главных принципов: разделение властей, верховенство парламента, господства права. Именно они образуют фундамент, на котором покоятся взаимоотношения законодательной, исполнительной и судебной властей. Из принципа разделения властей выводится независимый статус судебной власти. На принципе парламентского верховенства покоится баланс сил между судебной и законодательной властями. Что же касается принципа господства права, то оно определяет характер деятельности и взаимодействия судебной и исполнительной властей.

В Основном законе ФРГ (1949 г.) прокламируется, что «судебная власть вверяется судьям; она осуществляется Федеральным конституционным судом, федеральными судами, указанными в настоящем Основном законе, и судами земель» (ст. 92). Статус носителя одной из трех властей — судебной обеспечивает органам правосудия весьма важное место в государственном аппарате наряду с другими органами.

В Китайской Народной Республике, например, структуру судебных органов составляют: Верховный народный суд, местные народные суды, «верховные суды и другие специальные народные суды».

В Конституции Испании предусмотрено, что «судебная власть исходит от народа и осуществляется от имени короля судьями и магистратами, представляющими эту власть, которые являются независимыми, несменяемыми, ответственными и которые подчиняются исключительно закону» [49, с. 55]. В Основном законе ФРГ говорится, что «судебная власть. осуществляется Федеральным конституционным судом, федеральными судами. и судами земель».

Несмотря на особенности структуры и другие различия судебных органов разных стран, достаточно много сходства в целях и задачах, которые перед ними ставятся и конституционно провозглашаются во всех государствах, именующих себя демократическими. В конституциях большинства современных государств закреплены принципы независимости суда; самостоятельности судов в решении любых вопросов в пределах их компетенции; гласности судопроизводства; открытости судебного разбирательства и др. [49, с. 56]

В современных высокоразвитых зарубежных странах судебная власть и формально, и фактически стала высшей государственной властью. Судебная власть, хотя и менее заметная, чем другие власти, зримо и незримо руководит ими. Такое положение объясняется теми полномочиями, которыми суды обладают, и тем местом, которое они занимают в политико-государственном процессе. Суды получили полномочия контролировать другие власти и выносить окончательные решения по жалобам на их действия [53, с. 16].

2. Правосудие как форма осуществления судебной власти

2.1 Понятие и природа судебной власти

Судебная власть, являясь частью государственной власти, имеет те же общие характеристики, присущие последней. Поэтому для того, чтобы исследовать судебную власть, необходимо определить природу власти в целом.

Власть представляет собой сложное, многогранное явление, включающее в себя различные подходы к пониманию.

С одной стороны, власть следует понимать как способность, право и возможность распоряжаться, оказывать решающее воздействие на судьбы, поведение и деятельность, нравы и традиции людей с помощью розничных средств — закона, воли, суда, принуждения. Получается, что власть проявляется в господстве над людьми, их общностями, организациями, над странами и их группировками [43, с. 6].

С другой стороны, власть — это институт, представляющий собой систему государственных органов. Это лица, органы, обеспеченные полномочиями или обладающие резного рода влиянием, полномочиями по обычаю или присвоению их себе [66, с. 441].

Следовательно, одной из существенных особенностей, свойств власти, в том числе судебной, является возможность оказывать влияние, подчинять своей воле отдельных лиц и общество в целом. При этом такое воздействие оказывается через систему специализированных государственных органов. В частности, судебная власть оказывает влияние через судебные органы и судей как должностных лиц госорганов.

Исследуя судебную власть, во взаимодействии и во взаимоотношении с обществом и государством, интересными представляются суждения Н. А. Колоколова, который считает, что природа судебной власти, ее источник — это народ. Народ, нация одновременно и объект, и специфический субъект, ибо существование государственной власти, а, следовательно, и судебной вне народа, нации абсолютно невозможно, ибо сам народ, сама нация — ее источники. Приказ субъекта, осуществляющего судебную власть, — фактически воля народа в редакции ее правительства по отношению к этому же народу — в обязательном порядке сопровождается угрозой применения санкции в случае неповиновения [40, с. 104−106].

Такой подход к источнику судебной власти традиционно поддерживается и в отечественной юридической мысли.

Именно народ сознательно ограничивает свою свободу для установления закона, который был бы признан и допущен по общему согласованию в качестве нормы справедливости или несправедливости и служил бы тем общим мерилом, при помощи которого разрешались бы между ним споры. Народу нужен знающий и беспристрастный судья, который обладал бы властью разрешать все затруднения в соответствии с требованием закона. Нужна судебная сила, которая могла бы подкрепить и поддержать справедливый приговор и привести его в исполнение [47, с. 263].

Однако рассмотрение судебной власти как средства всеобщей связи для народа не в полной мере отражает ее сущность и природу. О народе как источнике власти можно говорить применительно к монополии легитимного принуждения. То есть на основе данных представлений о народе как об источнике власти судебная власть только тогда способна контролировать действия других граждан, когда она ими узаконена.

Если же власть, в том числе судебная, опирается не на легитимное насилие кок средство ее обеспечения, то в данном случае рассматривать народ как ее источник нельзя. В такой ситуации речь идет о господстве определенной социальной группы или личности, которая посредством физического насилия подчинила себе жизнь индивидов [44, с. 70].

Безусловно, та или иная личность или социальная группа, если она пришла к власти насильственными способами, для оптимального использования ресурсов власти должна подняться до определенного узаконенного общественного положения. То есть сила должна перерасти в авторитет и влияние. При этом необходимо учитывать, что власть и авторитет не равнозначные понятия. Осуществление авторитета всегда основано на норме, на ценности, на общих принципах, в то время как инициатива власти опирается на ее собственную волю. Власть не присваивает себе функцию авторитета: она ограничивается тем, что обозначает его место. Власть — это то, что может, а авторитет — то, что позволяет. Одна берет на себя инициативу и реализует действие, другой — утверждает определенные стереотипы [34, с. 43−44]. Признание народом авторитета власти необходимо для ее сохранения, укрепления. Таким образом, авторитет представляет собой добровольно признанную власть.

Однако независимо от того, признана власть со стороны общества либо нет, обладает она определенным авторитетом или опирается только, но силу, ее способность оказывать воздействие основывается на превосходстве. Источник власти кроется в превосходстве. Такое превосходство может выражаться в силе, в знании, статусе и т. д. Источником же судебной власти является превосходство в знании и беспристрастность. Например, превосходство в знании можно проиллюстрировать следующим примером. К кандидатам на должность судьи предъявляются определенные требования. В частности, гражданство, наличие высшего юридического образования, стаж работы по специальности и т. д. Получается, что при назначении гражданина на должность судьи за ним признается превосходство в знании закона, определенный уровень профессионализма и умение разрешить дело по существу. Что же касается беспристрастности, то ее отсутствие исключает участие судьи в производстве по уголовному делу. В соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса судья не может участвовать в производстве по уголовному делу, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе донного уголовного дела [43, с. 7].

Что же касается народа, то, по моему мнению, он обеспечивает сохранение и способствует эффективному функционированию судебной власти. То есть народ является источником легитимности власти, но не источником самой власти, поскольку власть может быть не только легитимной, но и насильственной.

Рассматривая содержание судебной власти, необходимо говорить о ее идентичности природе власти, частью которой она является. Судебная власть как форма деятельности государства по осуществлению функции управления и руководства обществом, использует принуждение. Такая способность власти к принуждению, как справедливо подчеркивал М Дюверже, определяется природой насилия как одной из узаконенных механизмов ее реализации [64, с. 97]. Вместе с тем, принуждение представляет собой не только насилие по отношению к отдельным людям, социальным группам и общностям, но и убеждение, воспитание. То есть принуждение представляет собой способность добиваться от членов общества выполнения их обязательств путем применения к ним негативных санкций, мер убеждения и воспитания.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой