Развитие института родительства в России

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

http: ///

http: ///

Министерство образования, науки и молодежной политики

Забайкальского края

Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический университет им. Н.Г. Чернышевского

Социальный факультет

КУРСОВАЯ РАБОТА

по социологии

Тема: Тенденции развития института родительства в России

Чита — 2011

Оглавление

Введение

Глава 1. Теоретические аспекты понятий «семья» и «родительство»

1.1 Сущность понятий «семья» и «родительство»

1.2 Родительство как объект социологического анализа

Глава 2. Развитие института родительства в России

2.1 Исторические предпосылки развития института родительства в России

2.2 Тенденции развития института родительства в современной России

Заключение

Список литературы

Приложение

Введение

Институт родительства, семьи является социальной основой любого государства. Однако со времени становления мануфактурного производства этот институт подвергается все большей эрозии, которая резко возросла после тотального включения в общественное производство не только мужчины, но и (все в большей степени) женщины.

Россия в демографическом отношении в плену тех же проблем, что и многие другие страны Европы. Но пассионарная история страны (войны, революции, экстремальность климата), а также экономоцентрическая модель развития, принятая в 90-е годы прошлого века, выявили следующие особенности кризиса российской демографии и семьи:

— Экономическое положение семьи ухудшилось;

— Государственная поддержка семьи уменьшилась;

— Понизилась роль семейных ценностей и традиций, преемственности поколений;

— Резко ослабело отцовское начало семьи;

— В критическом положении находиться женщина — мать;

— Трагические масштабы принимают сиротство и детская беспризорность;

— Резко ухудшилось состояние детского здоровья.

Пришло время задуматься о будущем своей семьи, об ответственном материнстве и отцовстве — сознательном родительстве.

В условиях трансформации отношений женщин и мужчин в обществе, дальнейшего разделения институтов брака и родительства возникают новые институты, социальные статусы и нормы поведения родителей (например, институт приемных родителей в России, институт совместной постразводной опеки в ряде западных стран).

Интенсификация работы многих матерей вне дома в условиях либеральной экономики неизбежно повлекла необходимость более активного участия молодых отцов в уходе за маленькими детьми, общения с ними. Кроме того, «отцовскую проблему» актуализировало и все большее внимание к правам ребенка. На Западе вовлеченность отцов, доступность отца для ребенка стали рассматриваться как важный фактор благополучия детей, а также важное направление социальной политики и законодательства. Высокий уровень разводов в России, в том числе среди сожительствующих пар с детьми, раздельное проживание супругов актуализирует для исследователей и общества проблему постразводного родительства. выработку позитивных образцов общения родителей после развода, защиты прав детей на психологическую и материальную поддержку со стороны родителя, проживающего отдельно (обычно отца).

В настоящее время в связи с реализацией демографической государственной программы предложен ряд законов, законопроектов, концепций, которые требуют научно-обоснованной оценки и корректировки с точки зрения соответствия объективным тенденциям развития институтов семьи и родительства в России.

Анализ зарубежных и российских исследований свидетельствует, что изучение родительства в социологии? это формирующееся направление, которое может стать самостоятельным. В России исследований родительства непропорционально мало в сравнении с высокой потребностью в них не только в связи с трансформацией брака и дальнейшим развитием отрасли социологии семьи, но и исходя из практических задач разработки федерального и регионального законодательства, совершенствования социальной политики.

Итак, актуальность темы курсовой работы обусловлена новыми тенденциями в развитии института родительства в России в изменившихся социальных и экономических условиях. Эти тенденции связаны как с воздействием глобальных экономических и социокультурных процессов, так и с особенностями трансформации российского общества.

Объектом исследования являются тенденции изменения института родительства в России.

Предмет исследования? родительство как феномен.

Цель работы — изучение тенденций развития института родительства в современной России.

Задачи:

1) раскрыть сущность понятий «семья» и «родительство»;

2) рассмотреть родительство как объект социологического анализа;

3) проанализировать исторические предпосылки развития института родительства в России;

4) рассмотреть тенденции развития института родительства в современной России.

Глава 1. Теоретические аспекты понятий «семья» и «родительство»

1.1 Сущность понятий «семья» и «родительство»

В настоящее время в России меняется классическое определение «семьи». Родоначальник советской социологии семьи А. Г. Харчев считал, что «семью можно определить как исторически конкретную форму взаимоотношений между супругами, между родителями и детьми, как малую социальную группу, члены которой связаны брачными или родственными отношениями, общностью быта и взаимной моральной ответственностью и социальная необходимость в которой обусловлена потребностью общества в физическом и духовном воспроизводстве населения» [25, c. 75]. Такое определение, как и в структурном функционализме, было идеологической конструкцией или идеальной моделью семьи.

Близкое, по сути, определение семьи, предполагающее наличие всех трех типов отношений — супружества, родительства, родства,? формулирует и А. И. Антонов. Все другие структурные типы он называет — «осколочными» [1, c. 66]. Главный признак «семьи» в этом определении — наличие обоих биологических родителей и детей. С. И. Голод пишет: «я склонен рассматривать семью как совокупность индивидов, состоящих, по меньшей мере, в одном из трех видов отношений: кровного родства, порождения, свойства» [9, c. 112]. Автор, решительно против «правомочности» гомосексуальных семей. В. В. Солодников, выделяет семьи с «дезадаптированной количественной структурой», к которым, в частности, относит и многодетные семьи [20, c. 78]. Таким образом, даже «объективные» научные представления о структуре семьи различаются.

Понятие «семья» может полностью совпадать с домохозяйством. Семья может включать несколько отдельных домохозяйств, что достаточно типично для России, когда родители и дети поддерживают тесные психологические и экономические связи с бабушками/дедушками, проживающими в другой квартире или в деревне или, например, «материнские семьи» с приходящим отцом ребенка. Одно домохозяйство может включать несколько семей.

В западной литературе термин «семья» уже более двух десятилетий используется во множественном числе? «семьи», подразумевая множественность способов организации частной жизни женщин и мужчин.

В России исследователи часто под семьей в отличие от домохозяйства фактически подразумевают только нуклеарную единицу — родителей и несовершеннолетних детей.

Итак, семья — это малая социально-психологическая группа, члены которой связаны брачными или родственными отношениями, общностью быта и взаимной моральной ответственностью и социальная необходимость в которой обусловлена потребностью общества в физическом и духовном воспроизводстве населения.

Из этого определения явствует, что внутри семьи различаются два основных вида отношений

— супружество (брачные отношения между мужем и женой) и родство (родственные отношения родителей и детей, между детьми, родственниками).

Социологи считают, что в XX в. произошел «перехват» семейных функций, т. е. семья присвоила себе ряд функций других социальных институтов (образовательных, правовых, обслуживающих, досуговых и др.). Так, неспецифическими функциями семьи являются: накопление и передача собственности и статуса, организация производства и потребления, ведение домашнего хозяйства; организация досуга, связанного с заботой о здоровье и благополучии членов семьи, микроклимате, способствующем снятию напряжений, развитию каждого члена семьи. Неспецифические функции семьи могут резко изменяться на разных исторических этапах, сужаясь, расширяясь, модифицируясь или даже исчезая.

Семья как институт социализации претерпевала и продолжает претерпевать существенные изменения. Поэтому при характеристике семьи указывают, какой модели она соответствует — традиционной или же современной. Традиционные семьи имеют родственно-семейный тип организации, а современные — ценностям рода предпочитают экономические и личностные интересы.

Основными трансляторами социальных и культурных ценностей, главными «фигурами», влияющими на решение задач воспитания и социализации, были и остаются родители ребенка. В связи с этим рассмотрим понятие «родительство».

В середине 1990-х годов впервые в российской социологии исследователем Гурко Т. А. было выделено родительство как отдельная предметная область. Были проанализированы зарубежные теоретические подходы, упорядочен понятийный аппарат, обосновано направление изучения родительства в рамках социологии семьи, реализован ряд проектов по изучения родительства в России.

Родительство -- феномен и микро-, и макросоциальный: он подразумевает не только идентичность «буквальных» отцов и матерей, но и принципы, определяющие отношение взрослых к детям в целом и тесно связанные с гражданским самосознанием, так как отношение к «чужим» детям в проблемных ситуациях болезни и/или сиротства с неизбежностью вызывает вопрос о распределении ответственности и обязанностей между индивидом, обществом и государством.

Родительство определяется И. С. Коном как «система взаимосвязанных явлений: а) родительские чувства, любовь, привязанность к детям; б) специфические социальные роли и нормативные предписания культуры; в) обусловленное тем и другим реальное поведение, отношение родителей к детям, стиль воспитания и т. д.» [14, c. 12].

В англоязычной научной литературе используются два термина «родительства» [10, c. 14].

«Parenthood» чаще применяют при анализе институциональных характеристик родительства (нормы, ценности) и юридических статусов (например, установление отцовства, отказ от материнства, усыновление и т. д.).

«Parenting» чаще употребляется для раскрытия содержания родительских ролей (практик, деятельности, поведения) и отношения к детям, включая отклонения от одобряемых в данной культуре моделей обращения с детьми: пренебрежение основными потребностями детей (neglect), злоупотребления (abuse), насилие (violence). Во втором смысле родительства (parenting) можно говорить о «практиках родительства», поскольку в русском языке нет другого термина.

Рассматривая феномен родительства, необходимо пояснить вопрос его соотношения с семейной системой. Общепринятый взгляд на семью подразумевает наличие в ней кроме супружеской пары ещё и детей. Семья является исторически конкретной системой взаимоотношения между супругами, родителями и детьми. С этой точки зрения можно включить родительство как подсистему в систему семьи, в качестве относительно самостоятельного образования.

Р.В. Овчарова, занимаясь изучением психологии родительства, отмечает, что родительство — это социально- психологический феномен, представляющий собой эмоционально и оценочно окрашенную совокупность знаний, представлений и убеждений относительно себя как родителя, реализующую во всех проявлениях поведенческой составляющей родительства. Как надындивидуальное целое, родительство неотъемлемо включает обоих супругов, решивших дать начало новой жизни. В период становления родительство является неустойчивой структурой, что проявляется в отсутствии согласованности некоторых компонентов между родителями, периодическом возникновении конфликтных ситуаций, большей подвижности структуры [18, c. 132−133].

Становление характеризуется согласованием представлений мужчины и женщины относительно роли родителей, функций, распределений ответственности, обязанностей. Сначала это согласование происходит на теоретическом уровне, а с появлением ребёнка начинает реализоваться на практике.

Развитая форма родительства характеризуется устойчивостью и стабильностью и реализуется в согласованности представлений супругов о родительстве [19, c. 101−102].

Под ответственным родительством эксперты и население понимают заинтересованное отношение к ребенку, охватывающее самые разные стороны его жизни. Не только материальная обеспеченность составляет основу ответственного родительства, но и такие качества, как способность сопереживать ребенку, заботиться о его личностном становлении, насыщать его жизнь важными впечатлениями, развивающими характер [28].

Таким образом, Родительство -- это исторически и социально вариативный комплекс установок и практик, связанных с планированием семьи, отношением к детям, самоотношением взрослых к себе как к родителям, и некоторые политические измерения этого комплекса.

1. 2 Родительство как объект социологического анализа

родительство социальный семья планирование

Проблематика родительства как специального направления изучения в России была обозначена в работах И. С. Кона. Уже в начале 1980? х годов он стал анализировать этнокультурные и гендерные аспекты родительства, прежде всего, на базе исследований, выполненных за рубежом [14, c. 15].

В отечественной социологии семьи термин «родительство» использовался редко. В проекте, под руководством М. С. Мацковского, с участием европейских социалистических стран особое внимание уделялось роли семьи в социализации детей. Причем речь шла не о «воспитании» в собственно педагогическом смысле, а, используя современную терминологию, скорее о человеческом и социальном капитале родителей. Однако в других работах чаще было принято говорить о воспитательной функции (потенциале), содержанием которой было формирование советского гражданина. Одна из последних работ А. Г. Харчева так и называлась «Социология воспитания» [26]. «Семейное воспитание»? понятие, в значительной мере педагогически, а иногда и идеологически «нагруженное», оно пересекается с «родительством», но не совпадает с ним. О проблемах самих родителей речь практически не шла. Родители были субъектами влияния, а дети? объектами.

На стыке демографии и социологии семьи А. И. Антоновым разработано направление «социологии рождаемости». Он ввел понятие «потребность в детях» и посвящает свои исследования анализу динамики этой потребности [2]. В начале 1990-х им используется и термин родительство, прежде всего в институциональном его понимании [3]. С. И. Голод использует исторический подход, в частности, для анализа трансформации взаимоотношений родителей и детей на протяжении последнего столетия, и, в частности, эволюции «детоцентризма» [9, c. 65].

В условиях трансформации семьи, дальнейшего разделения институтов супружества и родительства последний неизбежно становится объектом специального изучения. «Социализация детей», в том числе в семье, трансформировалась в самостоятельную область «социологии детства» в контексте перехода к динамичным, плюралистичным обществам, осознания наличия особого опыта детей, которые являются не просто «маленькими взрослыми», а самостоятельной, качественно отличной общностью. Также в условиях трансформации семьи, вариативности семейного института родительство становится самостоятельным объектом изучения, а не только сквозь призму «социализации детей», как это было принято ранее.

Родительство можно рассматривать с точки зрения формирования личности ребенка и благополучия самих родителей. Общество также заинтересовано в качественном (успешном) родительстве. Качественное родительство это сознательно мотивированное материнство или совместное с партнером спланированное родительство (например, будущая мать беременность планирует сама, а партнера просто ставит перед фактом, что, по сути, является нарушением репродуктивных прав мужчин). Качественное родительство, помимо юридически предписанных обязанностей, предполагает удовлетворение меняющихся с возрастом физических, психологических и социальных потребностей ребенка. Это эффективные стили руководства и общения, эмоциональное принятие, в сфере социализации? формирование нравственно здоровой и социально компетентной личности. Это непротиворечивые требования к ребенку при совместном проживании обоих родителей, неконфликтные отношения, сотрудничество между разведенными родителями.

В России важно на законодательном уровне сформулировать отклоняющиеся от границ нормы практики обращения с детьми: разные виды насилия, злоупотреблений.

Оценка учеными, законодателями, правоприменителями критериев «качественного» (успешного) родительства (также как и самими родителями и детьми) может быть разной. Согласование таких позиций — это длительный процесс переговоров и обсуждений.

Заканчивая первую главу курсовой работы, можно отметить, что в настоящее время курс российского государства, направленный на повышение рождаемости, должен сопровождаться прежде всего заботой о качественных показателях духовного, психического, физического и социального здоровья семьи и ребенка, гармонизации их отношений с миром природы.

Первыми наставниками у ребенка являются его родители. Мощная созидающая сила осознанного родительства на сегодняшний день — единственно возможный вариант современной семьи, способный сформировать поле жизни для наших детей. Это большой труд по самовоспитанию родителей, но это стоит того, чтобы жить.

Глава 2. Развитие института родительства в России

2.1 Исторические предпосылки развития института родительства в России

До революции в России «целью воспитания являлось развитие страха Божьего, покорности родителям, церкви и властям» [17, c. 238]. Нормативно семье предписывалось быть малой церковью, в которой основным авторитетом является отец, транслятор религиозной морали и дисциплины. Родительские обязанности в отношении детей были сформулированы религией, в том числе православной. Основными из них были забота о здоровье детей, нравственном воспитании и образовании.

Как отмечают историки, в целом, в отношениях родителей и детей в России господствовал дух рабства, часто власть родителей переходила в простой деспотизм, «без нравственной силы». Однако, по свидетельствам Н. И. Костомарова, «дети, раболепные в присутствии родителей, с детства приучались насмехаться над ними вместе со сверстниками из слуг» [16, c. 206]. Низкий социальный статус женщин вплоть до XIX века в определенной мере ограничивал даже их материнские права.

Семейные отношения крестьян несколько гуманизировались только в конце XIX — начале XX века под воздействием городских нравов, отходничества, коммерциализации хозяйства, более активного вовлечения женщин в хозяйственную деятельность. В городских семьях купцов, мещан, ремесленников дети находились в полном подчинении у родителей, с раннего детства помогали им по хозяйству, а когда вырастали, включались в семейное дело отца. Родительские роли в этой среде были практически такими же, как и у крестьян.

В дворянских семьях эмоциональные связи между супругами обычно отсутствовали, так как брак являлся соглашением родительских семей.

Во второй четверти XIX века в русском образованном обществе распространяются либеральные идеи ценности личности, любви, эмансипации женщин и детей. Дворянство отказывалось и от традиционных русских обрядов, перенимая европейские ритуалы семейной жизни. Роль отца как транслятора религиозной нравственности и православных семейных ценностей меняется.

Поскольку этап капиталистической индустриализации в России был недолгим, буржуазная семья с разделением сфер влияния на детей отцов и матерей, в которой бы детям прививались ценности саморазвития и достижительности, в дореволюционной России фактически не успела сложиться в широком масштабе.

Концепция формирования «нового человека» после революции предполагала незначительную роль родителей. Женщинам предписывалось физическое воспроизводство населения, а роль «незримого» символического отца, по сути, передается тоталитарному государству олицетворяемого «Отцом всех народов». Содержание традиционной отцовской роли? авторитет, дисциплина, трансляция ценностей, профессиональное обучение реализовывалось на уровне идеологических социальных институтов, в которых главенствующую роль занимали мужчины. Поощрялись доносы детей на родителей, общая обстановка страха, двойной морали не способствовала формированию открытых и доверительных отношений, в том числе и между родителями и детьми. Страх за детей вынуждал родителей не противоречить тем идеологическим постулатам, которые дети усваивали за пределами семьи. Кроме того, фактически несколько поколений мужчин и женщин выросли в условиях физического отсутствия отцов, что не способствовало закреплению и трансляции реальных отцовских образцов. Массовая гибель цвета нации, в основном мужчин в годы гражданской войны и репрессий лишила отцов миллионы детей. На брачно-семейных отношениях послевоенного периода в России сказалась вторая мировая война и последующая диспропорция полов.

Значительная часть целого поколения советских людей выросла без отцов, а часто и без матерей. Послевоенная «безотцовщина» сказалась и на формировании дальнейшей культуры отношений мужчин и женщин в повседневной жизни. Эта культура затем транслировалась из поколения в поколение? мальчики, выросшие без отцов, часто сами не испытывали привязанности к своим детям, девочки легко принимали модель одинокого материнства.

В советский период собственно одна из важнейших функций родительства? нравственное воспитание, формирование системы моральных ценностей? была деформирована.

Только в конце 1980-х годов в научной лексике стал употребляться термин родительство и отцовство. Отцовство было слабо представлено в общественном дискурсе, всплывая только «в крайних случаях лишения родительских прав». В 1989 г. был принят закон об увеличении отпуска по уходу за ребенком и одновременно о возможности использования этого отпуска любым из родителей. К разработке законопроекта привлекались эксперты из институтов Академии наук. Впервые дискурс отцовства был вынесен на уровень законодательства.

Впоследствии в условиях революционных преобразований 1990-х годов отцовству, впрочем, также как и материнству, уделялось мало внимания в общественных дискуссиях. Ситуация стала меняться с 2001 года, когда государство осознало недостаток воспроизводства рабочей силы, встали на повестку дня и различные проблемы родительства. Но по инерции названия Комитетов и Комиссий на федеральном и региональном уровнях и в начале нового века носят название «по делам семьи, материнства и детства», а концепция их деятельности не пересмотрена по существу.

2.2 Тенденции развития института родительства в современной России

Рассмотрим основные тенденции развития института родительства в конце ХХ? начале ХХI века. С начала 1990-х гг. в России наблюдалось резкое снижение рождаемости, показатели смертности, особенно мужской, высоки в России, что приводит к депопуляции населения. Эта проблема получила отражение не только в демографической и социологической литературе, но и в политических и общественных дискурсах.

Снижение рождаемости в России сопровождается и изменениями института родительства, что является иногда следствием, а иногда и причиной указанной тенденции.

Можно сделать предположение, что в России происходит дальнейшее изменение социокультурной модели планирования семьи? от нормативной к более рациональной. Исследование, проведенное в 1988 г. в Санкт-Петербурге и Калуге (было опрошено 4797 женщин), выявило, что «рациональное репродуктивное поведение характерно лишь для более половины опрошенных» [27, c. 106]. Далеко не все женщины, которые рожали детей, в действительности хотели их и планировали деторождение. Мужчин же обычно вообще не опрашивали.

Согласно результатам исследования Т. А. Гурко, в младшей возрастной группе более половины и мужчин, и женщин считали, что супругам лучше заводить ребенка, когда семья «встанет на ноги». Подавляющее же большинство представителей старшего поколения, чаще женщины, нежели мужчины, выбирали ответы: «в первые годы после свадьбы» или «как бог даст».

Возрастная динамика представлений в отношении родительства в какой-то мере позволяет судить и о тенденциях в этой сфере. Хотя вопрос о том, свидетельствуют ли различия между возрастными группами о несовпадении взглядов поколений или лишь о возрастной дифференциации мнений по мере обретения зрелости, остается открытым.

Можно предположить, что в сознании, по крайней мере, части молодого поколения укрепляется представление о рациональном планировании рождения ребенка. В сравнении, например, с советским периодом достигнут большой прогресс в использовании контрацепции, снизилось число абортов. Некоторые наиболее «продвинутые» молодые супруги, особенно в крупных городах, достаточно ответственно подходят к решению иметь ребенка вплоть до специальных процедур чистки организма перед зачатием, планирования пола ребенка, прохождения специальных программ в период беременности, в том числе и с участием будущих отцов.

Однако идеальные представления часто не соответствуют поведению, которое, как известно, опережает формирование нормативов. По-прежнему и даже чаще, чем прежде, семья формируется еще задолго до заключения брака. Специальная разработка данных переписи 2002 г. в России показала, что 35% детей, родившихся в браке, были зачаты до его регистрации [24, c. 51]. Этот факт свидетельствует и о возрастании числа сожительств и просто сексуальных связей среди молодых, и об изменении нормативной модели поведения? ухаживание, брак, планирование и рождение детей.

В отношении желаемого числа детей, возможно, наметилась новая тенденция. В советское время почти все исследования репродуктивных установок свидетельствовали о том, что мужья хотят иметь несколько больше детей, чем жены. Эта тенденция сохраняется и до сих пор в отдельных регионах, в частности, в Новгородской области [4, c. 66].

Происходит расширение вариативности в реализации супружескими парами репродуктивной потребности, хотя социальные условия по-прежнему ограничивают стремления тех, кто хотел бы иметь много детей. Тенденция общего сокращения рождаемости, очевидно, отражается на числе детей в семьях, все меньше детей воспитывается вместе с братом или сестрой. Возможно, сохраняется и принцип U? образной зависимости, когда низким уровнем рождаемости характеризуются «среднеобеспеченные» супруги [13, c. 84]. По крайней мере, одно из последних исследований свидетельствует, что именно у «середняков» наблюдается наибольший диссонанс между желаемым и достигнутым уровнем потребления [5, c. 56].

Количественных данных о вариативности отцовства в России нет. Известно, что многие мужчины фактически являются многодетными не только будучи отцами в многодетных семьях, но и участвуя в воспитании и содержании внебрачных детей или детей от предыдущих браков. Другие же не становятся ни биологическими, ни фактическими отцами.

Можно предположить, что в России наметилась тенденция расширения вариативности возраста первородящих матерей, что, очевидно, связано с чувствами и поведением матерей. Ранние рождения чаще всего не планируются и являются вынужденными. С другой стороны, потребность как состоящих, так и не состоящих в браке женщин в профессиональном росте и экономической независимости приводит к тому, что они решаются на рождение детей в более позднем возрасте, достигнув определенных успехов в карьере и материального благополучия. Однако гипотезу о динамике роста «раннего» и «позднего» материнства невозможно проверить. Статистика о возрасте рождения первого и последующих детей отсутствует с 1999 г. в связи с изменением в формах отчетности ЗАГСов. Эта тенденция, вероятно, пока наметилась только в крупных городах и пока не распространена так, как на Западе, где более широко применяются и новые репродуктивные технологии. Можно лишь утверждать, что «средний возраст» рождения детей повышается с каждым годом в сравнении с началом 1990-х? в 1992 г. он составлял 24.9 лет, в 2000 г. — 25.8 лет, а в 2009. — 26.6 лет (27.0? в городах) [12, c. 158−159]. И это происходило на фоне сокращения рождаемости, как правило, за счет вторых и последующих детей.

Оценить тенденции российского отцовства тем более крайней сложно, так как не проводится специальных исследований. По мере того, как молодые женщины в России включались в предпринимательство и новые высокодоходные отрасли, возможно, начинает меняться и поведение отцов? повышается их внимание к детям. Процесс этот происходит достаточно медленно и скорее не массово, и потому «уловить его» обычными методами сложно.

В начале ХХI века с вхождением России в глобальное экономическое пространство становится очевидным, что семья с одним кормильцем проблематична и с экономической точки зрения, а репродуктивный труд необходимо распределять между мужем и женой. По крайней мере, в сравнении с началом 1990-х уже почти в два раза меньше как жен, так и мужей считают, что «дети дошкольного возраста страдают, если их мать работает». И только треть и жен, и мужей придерживаются взаимодополнительной модели супружеского взаимодействия.

В условиях, когда молодые матери, особенно незамужние, выходят на работу в России до исполнения ребенку года в связи с экономической необходимостью, желанием поддерживать квалификацию и вести активную жизнь, все чаще используются услуги нянь. В России эта тенденция наблюдается, прежде всего, в столице и в крупных городах. Услуги нянь-мигранток экономически рентабельнее, нежели уход за детьми высокооплачиваемыми членами семьи.

На Западе по этому поводу высказываются противоположные мнения. «Глобалисты» считают, что «теперь, как никогда раньше стали наглядны важность и социальная ценность заботы женщин о детях? ведь она перестала быть безвозмездной». Известная же социолог феминистка Э. Хочсчайлд полагает, что проигрывают и работодательницы и няни, поскольку и те, и другие меньше времени проводят со своими собственными детьми.

Существенная тенденция последних десятилетий? отмеченное еще А. Г. Харчевым, «разделение родительства и семьи» [26, c. 125], а точнее разделение родительства и супружества. Выражается это в увеличении числа супружеских пар (зарегистрированных и незарегистрированных), которые сознательно отказываются иметь детей, с одной стороны. С другой стороны, широкое распространение получили семьи с одним родителем (обычно с матерью). Эта тенденция характерна для большинства западных стран, а также России.

Отсутствие детей у супругов часто связано с физиологическими причинами, женским и мужским бесплодием. Специалисты отмечают ухудшение репродуктивного здоровья, в частности, мужчин. Например, исследование 4000 мужчин в Башкирии в 2001?2002 гг. выявило, что 37% страдают каким-либо видом патологии половой сферы, причем чаще в возрасте 18?29 лет по сравнению с более старшей группой. В частности, в экологически неблагоприятных городах республики у 57% выявлен абсолютный андрогенный дефицит, т. е. очень низкий уровень тестостерона [7, c. 46−47].

Формирование семей с одним родителем за счет внебрачных рождений и разводов, усыновления детей не состоящими в браке женщинами и мужчинами — еще один показатель разделения супружества и родительства. В России внебрачная рождаемость существенно снизилась в 1970-е гг., поскольку восстановилась половая диспропорция, возникшая за счет потерь в годы войны и репрессий. Однако с начала 1990-х гг. пропорция детей, рожденных вне брака, постоянно возрастала, несмотря на общее снижение числа рожденных детей. В 1991 г. 15% детей были рождены вне брака, а в 2009 г. уже 30%. Пропорция детей, рожденных вне брака, но имеющих, по крайней мере, юридического отца, колеблется незначительно — 41% в 1970 г., 38% в 1980 г., 43% в 1990 г., 47% в 2000 г. и 46% в 2009 г. [12, c. 159] Принято считать, что это случаи незарегистрированных браков или попросту сожительств. Но можно предположить, что часто такие сожительства существуют параллельно с браками мужчин, в которых у них также есть ребенок (дети).

Одна из тенденций, связанная с трансформацией института родительства, его отделение от биологической основы. Многие отцы (реже матери) не проживают вместе с детьми, причем некоторые из них являются «эпизодическими» родителями (детей, например, воспитывает бабушка), а другие, не поддерживая никаких контактов с ребенком, так и остаются только биологическими родителями. Одновременно растет число фактических родителей, не связанных с воспитываемым ребенком биологическими узами. В России это происходит за счет распространения сводных семей и соответствующего увеличения числа отчимов и мачех, расширения практики усыновления (удочерения) детей, в том числе не родственниками, увеличения числа родителей, лишенных родительских прав, а также количества приемных семей [11, c. 125−126].

Таким образом, заканчивая вторую главу курсовой работы, можно сделать вывод о том, что в современной России происходит нарастание вариативности родительского поведения и норм в данной сфере. Сокращение рождаемости, уменьшение числа детей в семьях привело к тому, что родители часто являются однодетными, что повышает их тревожность за ребенка, снижает ответственности за стабильность брака, провоцирует конфликты после развода.

Уменьшение роли юридического брака в регулировании сексуальных взаимоотношений полов и связанных с ним ритуалов, гарантирующих уверенность в отцовстве (например, «медовый месяц»), либерализация сексуальных отношений приводит к неуверенности многих мужчин в своем отцовстве, что, вероятно, сказывается и на «отцовской ответственности».

Происходит увеличение сводных, приемных, т. е. небиологических родителей, профессиональных, патронатных родителей-воспитателей. Рождение и воспитание детей, чадолюбие перестает быть нормативом, а становится скорее проявлением индивидуального предпочтения как женщин, так и мужчин настолько, насколько они способны рационально управлять этим процессом.

Заключение

Анализ зарубежных и российских исследований свидетельствует, что изучение родительства в социологии — это формирующееся направление, которое может стать самостоятельным. В России исследований родительства непропорционально мало в сравнении с высокой потребностью в них не только в связи с трансформацией брака и дальнейшим развитием отрасли социологии семьи, но и исходя из практических задач разработки федерального и регионального законодательства, совершенствования социальной политики.

Родительство -- это динамический процесс, который может продолжаться на протяжении всей жизни человека. Важно, хотя и условно, разделение на родительство в отношении несовершеннолетних детей (которые считаются зависимыми в данном конкретном обществе, в России до 18 лет) и родительство в отношении взрослых детей (теоретически такие отношения должны качественно меняться).

В настоящее время в России в результате системной адаптации к социальным изменениям в условиях растущего многообразия брачных и небрачных моделей организации частной жизни нарастает внутриинституциональная вариативность родительства. появляются новые институты и социально-нормативные родительские статусы. В этой связи в социологии семьи крайне актуально развитие исследовании родительства с точки зрения прогноза последствии трансформации института семьи, а также качественных характеристик воспроизводства населения.

В условиях институциональной вариативности родительства возрастающее значение приобретает законодательство, которое регламентирует нормативные границы трансформации тендерных отношений, брака и родительства. Исследования родительства особенно важны для оценки последствий реализации демографической программы, а также совершенствования законодательства в сфере прав и обязанностей родителей, защиты прав детей в семье. В России в этом отношении еще предстоит многое сделать, и одной из практических задач социологии семьи является разработка концептуальных принципов, прогноза и оценка последствий управленческих решений.

Список литературы

1. Антонов А. И., Медков В. М. Социология семьи.? М.: Изд-во МГУ, 1996.

2. Антонов А. И. Социология рождаемости. М.: Статистика, 1980.

3. Антонов А. И. Кризис семьи и родительства // Проблемы родительства и планирования семьи / Отв. ред. А. И. Антонов. М.: ИС РАН, 1992.

4. Антонов А. И., Медков В. М., Архангельский В. Н. Демографические процессы в России XXI века. М. «Грааль», 2002.

5. Антонов А. И., Борисов В. А. Динамика населения России в XXI веке и приоритеты демографической политики. М.: Издательский дом «Ключ?С», 2006.

6. Введение в гендерные исследования. Часть 1. Уч. пособие / ред. С. Жеребкина. — СПб.: Алетейя, Харьков: ХЦГИ, 2007. 708 с.

7. Галимов Ш. Н. Репродуктивное здоровье мужчин: современные тенденции и законодательные инициативы // Социальное партнерство в решении гендерных проблем. Ред. Е. В. Машкова. Набережные Челны: ЖОО «Фемина», 2009.

8. Гидденс Э. Социология. — М.: Эдиториал УРСС. 1999.

9. Голод С. И. Семья и брак: историко-социологический анализ.? СПб.: «Петрополис», 1998.

10. Гурко Т. А. Родительство в изменяющихся социокультурных условиях // Социол. исслед. 2007. № 1.

11. Гурко Т. А. Брак и родительство в России — М.: Институт социологии РАН, 2008. — 325 с. — С. 125−126.

12. Демографический ежегодник России, 2010.

13. Дудченко О. Н. Благосостояние и число детей в семье // Детность семьи: вчера, сегодня, завтра. М.: Мысль, 2006.

14. Кон И. С. Отец как воспитатель. Тезисы докладов Всесоюзной научной конференции «Семья у народов СССР в условиях развитого социалистического общества». Махачкала. 1985.

15. Кон И. С. Ребенок и общество. М.: Наука, 1988.

16. Костомаров Н. И. Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях. М.: «Республика», 1992.

17. Миронов Б. Н. Социальная история России периода Империи (XVIII — начало ХХ в.). Т. 1. СПб.: «Дмитрий Буланин», 1999.

18. Овчарова Р. В. Психология родительства.- М.: Академия, 2005.

19. Овчарова Р. В. Психологическое сопровождение родительства. — М.: Гардарики, 2002.

20. Солодников В. В. Социально-дезадаптированная семья в современном обществе.? Рязань: «Пресса», 2001.

21. Социология гендерных отношений / Под ред. З. Х. Саралиевой. — М.: МГЦИ, 2004. 270 с.

22. Тартаковская И. К Социология пола и семьи. Самара, 1997.

23. Теория и методология гендерных исследований. Курс лекций / Под общ. Ред. О. А. Ворониной. — М.: МЦГИ — МВШСЭН — МФФ, 2001. 416 с.

24. Тольц М. С., Антонова О. И., Андреев Е. М. Рождаемость и трансформация семьи в современной России // Вопросы статистики. 2005. № 7. С. 51−55.

25. Харчев А. Г. Брак и семья в СССР. — М.: Мысль. 1979.

26. Харчев А. Г. Социология воспитания. М.: Политиздат, 1990.

27. Харькова Т. Л. Проблемы регулирования деторождения в городах России // Семья, гендер, культура. Материалы международных конференций. М.: Институт этнологии и антропологии РАН, 1997. С. 106.

28. http: //www. fond-detyam. ru — Семья и родительство в современной России / Отчет о результатах исследования. — М., 2009.

Приложение

Распределение ответов на вопрос: «Как Вы думаете, когда супругам лучше всего заводить первого ребенка?», % [11, c. 126]

Возрастные группы

В первые годы после свадьбы

Когда семья встанет на ноги

«Как бог даст»

18−29 лет

женщины (n=151)

мужчины (n=143)

16

18

49

57

27

22

30−39 лет

женщины (n=132)

мужчины (n=104)

32

39

30

35

33

23

40−49 лет

женщины (n=140)

мужчины (n=109)

21

48

40

30

36

20

50−59 лет

женщины (n=89)

мужчины (n=69)

32

48

19

23

43

29

60 лет и более

женщины (n=101)

мужчины (n= 65)

37

48

19

19

43

31

Всего

женщины (n=613)

мужчины (n=490)

26

37

33

36

35

24

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой