Расследование уголовных дел медицинскими работниками

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

В охране конституционных прав граждан на жизнь и здоровье исключительно важное значение имеет своевременная и качественная медицинская помощь. Согласно части 1 статьи 41 Конституции Российской Федерации, каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь.

Осуществляемая надлежащим образом профессиональная медицинская деятельность является социально одобренной и полезной. В надлежащем исполнении медицинскими работниками профессиональных обязанностей заинтересованы как отдельные люди, так и все общество в целом. Неисполнение либо ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинскими работниками не только нарушает конституционное право граждан на медицинскую помощь, но и посягает на первостепенные социальные ценности жизнь и здоровье людей. Законодательное обеспечение государственной политики всесторонней охраны жизни предполагает детальное рассмотрение преступлений медработников и поиск способов снижения вероятности таких случаев в медицинской практике.

В соответствии с частью 1 статьи 38 Конституции Российской Федерации, материнство и детство, семья находятся под защитой государства.

Одной из приоритетных задач, стоящих перед Следственным комитетом Российской Федерации, является расследование преступлений, совершенных в отношении несовершеннолетних. Председателем Следственного комитета Российской Федерации А. И. Бастрыкиным перед следственными органами поставлена задача: ни одно такое преступление не должно остаться нераскрытым, в том числе и совершенное в прошлые годы. Эта задача должна быть выполнена с максимальной эффективностью, чтобы обеспечить важнейший принцип неотвратимости наказания.

Проблема уголовной ответственности медицинского персонала за профессиональные правонарушения представляет собой одну из самых сложных проблем, которые медицинская практика поставила перед правом, во-первых, из-за высокого развития современной медицины, техники и технологии, предполагающего необходимость в каждом конкретном случае уяснения специальных знаний в области медицины, а во-вторых, из-за противодействия, порой очень активного, установлению истины по делу самих медицинских работников.

Таким образом, проблема уголовной ответственности медицинских работников за профессиональные правонарушения против жизни и здоровья несовершеннолетних является важной социальной, сложной юридической и актуальной судебно-медицинской проблемой, что требует её тщательного изучения на основе современных достижений как правовой, так и медицинской науки.

Исследование вопроса расследования уголовных дел, связанных с неисполнением (ненадлежащим исполнением) медицинскими работниками профессиональных обязанностей, повлекших смерть несовершеннолетних, будет рассматриваться нами на основе соответствующей следственной практики автора во время работы в Богородской городской прокуратуре и Богородском МСО СУ СК РФ по Нижегородской области с 2005 года по настоящее время.

1. Общая характеристика и классификация преступлений медицинских работников, связанных с неисполнением (ненадлежащим исполнением) профессиональных обязанностей, повлекших смерть несовершеннолетних

Для решения вопроса об уголовной ответственности медицинских работников за профессиональные преступления следователю и суду необходимо выяснить: 1) неправильность или несвоевременность оказания медицинской помощи; 2) наступление смерти пострадавшего; 3) причинную связь между перечисленными действиями (бездействием) медицинских работников и смертью; 4) наличие вины медицинского работника; 5) причины и условия, способствовавшие совершению преступления.

Неправильность и несвоевременность оказания медицинской помощи определяют исходя из существующих в медицинской науке и лечебной практике правил, положений и инструкций, именуемых на практике стандартами оказания медицинской помощи.

Достаточно трудно установить причинную связь между действием (бездействием) медицинских работников и наступившим неблагоприятным исходом лечения даже в случаях, когда бесспорно доказана его неправильность или несвоевременность. Следовательно, прежде чем решать вопрос о причинной связи между действием (бездействием) медицинского работника и неблагоприятным исходом, необходимо установить непосредственную причину смерти пострадавшего. Виновность медицинского работника в неблагоприятном исходе вытекает из существа перечисленных выше фактов, свидетельствующих об объективной стороне правонарушения.

Из всех неосторожных преступлений медицинских работников те, что приводят к смерти пациента, являются наиболее опасными. Такие деяния подпадают под действие ч. 2 ст. 109 УК РФ или ч. 2 СТ. 293 УК РФ, соответственно, являются уголовно наказуемыми. Под действие статьи 109 УК РФ подпадает любой врач, в результате действий (бездействия) которого наступила смерть пациента, под действие статьи 293 УК РФ — только должностное лицо, которым в уголовных делах рассматриваемой категории выступают заведующий отделением, главный врач. Так, Богородским МСО СУ СК РФ по Нижегородской области расследовалось уголовное дело по факту гибели в реанимационном отделении М У Богородская ЦРБ несовершеннолетней Р. в результате выхода органов брюшной полости через отверстие в диафрагме в левую плевральную полость с последующим сдавлением сердца и левого легкого. Лечение Р. производилось лечащим врачом М. от острого панкреатита — воспаления поджелудочной железы. Диагноз в ходе лечения был подтвержден заведующим хирургическим отделением Т., который после резкого ухудшения состояния больной отказался от оперативного вмешательства, благодаря которому спасение жизни Р. было возможно. На первоначальном этапе следствия представлялась очевидной необходимость привлечения к уголовной ответственности лечащего врача по СТ. 109 Ч. 2 УК РФ и заведующего отделением по СТ. 293 Ч. 2 УК рф, на котором, согласно должностной инструкции, лежала обязанность контроля за правильной постановкой подчиненными сотрудниками диагнозов, обязанность проведения консультаций в случаях сомнения в правильности диагноза. Однако, проведенной по делу медицинской экспертизой было установлено отсутствие причинной связи между нарушениями, допущенными заведующим отделением и смертью несовершеннолетней Р.

Примером квалификации преступления по СТ. 293 Ч. 2 УК рф, служит расследовавшееся Богородским МСО СУ СК рф по Нижегородской области уголовное дело по обвинению заведующего акушерским отделением ЦРБ Г., обвинявшегося в недобросовестном и небрежном отношения к службе, что привело к смерти новорожденной Г. от острой асфиксии вследствие глубокой мекониальной аспирации. В частности, Г. обвинялся в том, что на госпитальном этапе не диагностировал истинное перенашивание беременности у матери новорожденной, зная, что переношенная беременность практически всегда осложняется внутриутробной гипоксией плода и аномалией в виде слабости родовой деятельности, не провел адекватного лечения роженицы, своевременную адекватную терапию слабости родовой деятельности; не произвел кесарево сечение; не обеспечил присутствия при родах для оказания своевременной квалифицированной медицинской помощи врачей специалистов: реаниматологов и неонатолога.

Многочисленность факторов, которые приводят к смертельному исходу в процессе лечения, их существенные отличия в отдельных случаях даже при одних и тех же заболеваниях, сложность выделения главной причины смертельного исхода болезни обычно вызывают значительные затруднения даже у квалифицированных специалистов в оценке правомерности поведения врача.

Среди всех преступных действий медицинских работников халатность, в результате которой по неосторожности наступает смерть человека и причинение смерти по неосторожности при оказании медицинской помощи рассматриваются как преступления с неосторожной по отношению к последствиям виной.

Закон предусматривает две формы неосторожности: легкомыслие, когда медицинский работник предвидел возможность наступления общественно опасных последствий своих действий или бездействия, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывал на предотвращение этих последствий, и небрежность, когда медицинский работник не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий своих действий или бездействия, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть их.

2. Особенности проведения проверок в порядке ст. 144 УПК РФ по сообщениям о совершении правонарушений, связанных с неисполнением (ненадлежащим исполнением) медицинскими работниками профессиональных обязанностей, повлекших смерть несовершеннолетних

Значение проверки в порядке ст. 144 УПК по сообщениям о совершении правонарушений, связанных с неисполнением (ненадлежащим исполнением) медицинскими работниками профессиональных обязанностей, повлекших смерть несовершеннолетних, крайне велико. На наш взгляд, именно на этом этапе формируется ядро доказательственной базы будущего уголовного дела, очерчивается круг участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения и со стороны защиты, круг основных свидетелей, выявляются основные нарушения, допущенные медицинскими работниками при оказании медицинской помощи пациенту, делается вывод о наличии причинной связи между нарушениями и смертью человека. В связи с изложенным в настоящей работе особое внимание уделяется особенностям проведения доследственной проверки по сообщениям о преступлениях медицинских работников.

Случаи неисполнения или ненадлежащего исполнения медицинскими работниками профессиональных обязанностей, в результате которых потерпевшими оказываются дети, подлежат проверке и расследованию наиболее опытными следственными работниками, поскольку в данных случаях страдают основополагающие права ребенка на жизнь и здоровье.

Сообщение о смерти пациента в медицинском учреждении в правоохранительные органы поступает только от патологоанатома, производящего вскрытие трупа и устанавливающего причину смерти. На практике это происходит только в случае наличия у умершего прижизненных повреждений, которые могли быть причинены в ходе применения насилия.

В связи с этим, обычно, проверка в порядке ст. 144 УПК РФ по сообщениям о совершении правонарушений, связанных с неисполнением (ненадлежащим исполнением) медицинскими работникам профессиональных обязанностей, повлекших смерть несовершеннолетних, инициируется законными представителями, близкими родственниками погибших, которые обращаются в органы прокуратуры или следственные органы Следственного комитета РФ с заявлениями о проведении соответствующих проверок. В заявлениях излагаются обстоятельства оказания медицинской помощи и выводы о наличии в действиях врачей состава преступления.

Проведение проверки в порядке ст. 144 УПК РФ по преступлениям медицинских работников требует оперативности в проведении проверочных мероприятий, поскольку в подобных случаях, как правило, требуется проведение большого объема проверочных мероприятий, в том числе документальных проверок с привлечением должностных лиц органов власти в сфере медицины и специалистов-медиков. Быстрое и надлежащее проведение проверки дает возможность получения достаточных данных для возбуждения уголовного дела в срок до 30 суток без вынесения необоснованных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, их последующей отмены с одновременным возбуждением уголовного дела. Важным представляется установление момента, когда возможно начало планирования проверочных мероприятий, необходимых к проведению применительно к каждому конкретному случаю гибели несовершеннолетнего пациента.

При обращении граждан с заявлениями считаем необходимым незамедлительно опросить их, установив все известные им обстоятельства, что позволит начать планирование. В практике имеют место случаи, когда заявителям не известно существенных обстоятельств лечения погибших, а вывод о наличии в действиях медицинских работников состава преступления производится ими только на основании констатации факта смерти. Причиной этого служит современное высокое развитие медицины, популяризируемое в средствах массовой информации, в условиях которого каждый случай смерти в ходе оказания медицинской помощи, а тем более смерть ребенка, воспринимается как преступление врача. В подобных условиях целесообразно установить и получить объяснения лиц, не относящихся к кругу заинтересованных медицинских работников, которым такие обстоятельства известны. Также имеют место случаи обращения заявителей в правоохранительные органы спустя несколько дней или недель после смертного случая.

Представляются удачными случаи, когда при оказании пациентам медицинской помощи близкие родственники присутствуют в лечебном учреждении, в том числе в операционных, родильных, а иногда и обладают некоторыми знаниями в области оказания медицинской помощи гражданам.

После получения объяснений лиц, обладающих необходимым на первоначальном этапе проверки сведениями, представляется целесообразным незамедлительное изъятие всей касающейся погибшего пациента медицинской, а в некоторых случаях служебной и хозяйственной документации: амбулаторных карт; карт вызова скорой медицинской помощи; стационарных карт; протоколов патологоанатомического исследования трупов; протоколы заседания комиссии по изучению летальных исходов (КИЛИ); приказы по личному составу; объяснительные записки; должностные инструкции; списки работавших в отделении сотрудников и находившихся на излечении пациентов; заявки и накладные и др.; журналов учета; в случаях смерти рожениц или новорожденных также обменных карт, истории родов, и т. д.

Необходимость незамедлительного изъятия указанных документов обусловлена возможностью внесения лечащими врачами исправлений и дополнений в медицинские документы, и даже полного переписывания истории болезни после проведения служебных проверок и консультаций с более умудренными коллегами, а также необходимостью скорейшего их направления в орган для проведения внутриведомственной проверки. Перед направлением копий каждого документации в госучреждение документа для получения возможности их изучения.

В Нижегородской области внутриведомственные проверки фактов неисполнения или ненадлежащего исполнения медицинским персоналом обязанностей проводятся областным Министерством (в пошлом Департаментом) здравоохранения. Поводом к проверке служит отношение, составленное следователем или руководителем следственного органа на имя руководителя государственного органа. Проверка проводится на основе исследования представленной следователем документации, а также документов, которые вправе получить из медицинского учреждения орган власти. Руководителем государственного органа в сфере здравоохранения издается приказ о создании комиссии по ведомственному расследованию. К проведению проверки нередко привлекаются узкопрофильные специалисты.

При изучении документации необходимо установить круг подлежащих опросу медицинских работников и составить перечень вопросов к ним; получить объяснения медицинских работников. Полученные объяснения целесообразно также направить в орган, проводящий внутриведомственную проверку, хотя в отчете о проверке данные объяснения могут не найти отражения, поскольку проверка в каждом случае сводится к исследованию медицинской, служебной и хозяйственной документации и констатации факта нарушения медицинскими работниками стандартов оказания медицинской помощи.

В справке о результатах внутриведомственной проверки указываются причина смерти пациента; нарушения, допущенные при оказании пациенту медицинской помощи; манипуляции, предусмотренные стандартами оказания медицинской помощи, в результате про ведения которых смерть лица могла не наступить. При этом нарушения делятся на нарушения лечебной деятельности, организационные нарушения и нарушения технические, заключающиеся, в основном, в нарушениях правил ведения медицинской документации.

Решение вопроса о возбуждении уголовного дела основывается на анализе нарушений лечебной деятельности и организационных нарушений. При этом необходимо объективно оценивать сущность нарушений, наличие причинной связи между установленными нарушениями и смертью, для чего в ряде случаев целесообразно получение объяснений лиц, участвовавших в проведении проверки.

В связи с изложенным примечательным является уголовное дело по обвинению врача акушера-гинеколога С. акушерско-гинекологического объединения М У Богородская ЦРБ в совершении преступления, предусмотренного ст. 109 ч. 2 УК РФ причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, расследовавшееся в 2006 году Богородской городской прокуратурой. В прокуратуру с заявлением о привлечении к уголовной ответственности медицинских работников обратилась мать умершей в результате послеродового кровотечения в акушерско-гинекологическом отделении Богородской ЦРБ несовершеннолетней К. Мать погибшей на протяжении значительного периода времени работала в указанном отделении санитаркой, обладала некоторыми знаниями в области стандартов принятия родов. Это было использовано следователем в ходе получения объяснений женщины, которая подробно изложила обстоятельства родов и нарушений, допущенных при оказании медицинской помощи. Так, уже на этапе доследственной проверки следователю стало известно о том, что в ходе родов не замерялась кровопотеря, не ставился вопрос о заблаговременной доставке в отделение кровезаменителей в условиях редкой резус-принадлежности крови пациентки, ушивание родовых путей производилось исключительно акушеркой без контроля со стороны врача, отсутствовало наблюдение за несовершеннолетней К. в послеродовом периоде ввиду ухода врача. Полученные данные позволили на этапе доследственной проверки ясно представить картину произошедшего, спланировать проверочные мероприятия, установить перечень вопросов медицины, подлежавших изучению, круг лиц, подлежавших опросу, обстоятельно опросить последних.

По получении справки о результатах внутриведомственного расследования, в которой были изложены нарушения лечебной деятельности и нарушения организационного характера, допущенные врачом акушером-гинекологом, было возбуждено уголовное дело по ст. 109 ч. 2 УК РФ. На доследственном этапе не удалось обойтись без вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по истечении 30-суточного срока с момента начала проверки по причине длительного срока проведения внутриведомственного расследования.

3. Предварительное расследование по уголовным делам о совершении преступлений, связанных с неисполнением (ненадлежащим исполнением) медицинскими работниками профессиональных обязанностей, повлекших смерть несовершеннолетних

После возбуждения уголовного дела работа следователя, на наш взгляд, делится на три этапа: формирования материалов для проведения медицинской судебной экспертизы; этап проведения медицинской экспертизы, зачастую обуславливающий проведение дополнительных следственных действий по ходатайству экспертов, и заключительный этап расследования после получения заключения экспертов о проведении медицинской судебной экспертизы.

На первоначальном этапе следствия по делам рассматриваемой категории проводятся допросы потерпевших и свидетелей с учетом вновь установленных обстоятельств, производятся очные ставки, выемки документов и объектов от трупа, необходимые для производства медицинской экспертизы, в случаях с гибелью несовершеннолетних рожениц принимаются меры по обеспечению прав новорожденных. Проведение указанных следственных и процессуальных действий в общей массе не отличается от таковых, проводимых по иным категориям уголовных дел. При этом необходимо отметить, что на предварительном следствии следователь имеет значительно большие, по сравнению с доследственной проверкой, возможности для установления объективных обстоятельств и истины по делу. Ярким примером таких возможностей, а также примером активного противодействия медицинских работников установлению истины по делу, может служить упоминавшееся выше уголовное дело о смерти несовершеннолетней К. в результате послеродового кровотечения. В истории родов К. имелось три заполненных бланка общего анализа крови несовершеннолетней роженицы К., один из которых был датирован 21 часами 30. 06. 2005 года за несколько часов до наступления смерти пациентки. В ходе допроса признанной потерпевшей матери К. последняя показала, что в указанное время находилась при дочери и не видела, чтобы у последней производился забор крови. Путем очных ставок между потерпевшей и медицинским персоналом: санитаркой, врачом-лаборантом, — последующего грамотного допроса врача-лаборанта, удалось получить от нее показания, согласно которым 01. 07. 2005 года с целью оказания помощи в уклонении врача акушера-гинеколога С. от уголовной ответственности по предложению заведующего акушерским отделением М У Богородская ЦРБ она выписала бланк общего анализа крови К., датированный 21 часом 30. 06. 2005 года, в котором были указаны данные, в соответствии с которыми К. не требовалась переливания эритроцитарной массы.

Одним из наиболее сложных вопросов является установление непосредственной причинной связи между действиями (бездействием) медицинского персонала и смертью пациента.

Важнейшим этапом указанной категории уголовных дел является проведение медицинской судебной экспертизы, на котором считаем необходимым остановиться подробно.

По делам о преступлениях врачей проводится медицинская судебная экспертиза качества оказания медицинской помощи (СМЭ КМП), которая исследует фактические данные об обстоятельствах происшествия, устанавливаемые на основе специальных медицинских познаний. Указанная экспертиза проводится комиссионно, в виду ее сложности и необходимости привлечения авторитетных клиницистов по данному вопросу. Проведение комиссионной экспертизы обеспечивает объективность заключения, так как ее предметом является лечебная деятельность, в которой более компетентны врачи соответствующей специальности.

Составление и формулировка вопросов для экспертной комиссии в ряде случаев являются для следователя трудной задачей. Поэтому перед назначением экспертизы он вправе советоваться с судебно-медицинским экспертом по поводу их формулировки.

Получив постановление о назначении судебно-медицинской экспертизы, а также материалы уголовного дела, начальник бюро поручает одному из экспертов ознакомиться с ним и подготовить доклад по обстоятельствам дела для заседания комиссии.

В состав экспертных комиссий не могут входить специалисты, которые заинтересованы в исходе уголовного дела. К последним относятся работники лечебного учреждения, где произошел расследуемый случай. На практике эксперт-докладчик инициирует запрос следователю, в котором испрашивается разрешение на привлечение конкретного специалиста в экспертную комиссию.

В ходе экспертизы эксперты должны учитывать не только медицинские документы, но и показания допрошенных по делу лиц и другие источники доказательств, свидетельствующие о характере оказанной медицинской помощи, поскольку медицинская документация не всегда полностью отражает все интересующие следователя вопросы. Все медицинские документы должны быть представлены следователем в подлинниках.

Следует подчеркнуть, что экспертная комиссия решает лишь те вопросы, которые входят в ее компетенцию, не отвечая на вопросы юридического порядка (например, какой врач виновен и в какой степени), ибо вопросы вины подлежат решению органов следствия и суда.

К основным вопросам, решаемым СМЭ КМП при расследовании уголовных дел, можно отнести:

1. Какова причина смерти?

2. Имеются ли упущения в действиях медицинского персонала и в чем это выражается?

3. Какова причина неправильных действий медицинского персонала (несвоевременная госпитализация, индивидуальная необычность течения заболевания, отсутствие диагностической аппаратуры, недостаточная опытность врача и т. д.)?

4. Имел ли врач возможность предвидеть наступление смерти пациента в результате своих действий (бездействия) и мог ли он предотвратить гибель?

5. При неправильной диагностике указать:

— были ли применены врачом все способы распознавания заболевания, и какие показанные методы не использованы;

— какие меры приняты для уточнения диагноза (консультации специалистов, консилиумы и т. п.).

6. При неправильно проведенном оперативном вмешательстве установить:

— в чем конкретно выражались неправильные действия врача в процессе подготовки, проведения операции и в послеоперационном периоде;

— каковы причины неправильного проведения операции.

7. Имеется ли причинная связь между упущениями медицинских работников и смертью человека, и в чем она выражается? Если причинная связь отсутствует, то необходимо обосновать ее отсутствие.

8. Если врачебные действия были правильными, то каковы причины смерти пациента?

9. При неоказании медицинской помощи (неявка врача по вызову больного, отказ в госпитализации, несвоевременное оказание медицинской помощи) установить, мог ли врач предвидеть гибель больного?

10. При обвинении нескольких медицинских работников указать, кто из них должен был выполнить определенные лечебные мероприятия, а также оценить значение действий каждого в наступлении смерти пациента.

11. Можно ли было при правильном и своевременном оказании медицинской помощи спасти жизнь больному?

12. Какие нарушения имели место в организации медицинской помощи в данном лечебном учреждении?

После получения и изучения заключения СМЭ КМП следователь принимает решение о достаточности данного заключения или о необходимости назначения и проведения по делу повторной экспертизы.

Применительно к находившимся в практике автора приведенным выше уголовным делам лишь в одном случае первоначальная экспертиза дала заключение о наличии между допущенными врачом нарушениями стандартов оказания медицинской помощи и смертью несовершеннолетней пациентки. Дважды комиссии экспертов утверждали факт отсутствия причинной связи между нарушениями и гибелью пациентов, что могло быть объяснено сложностью, неоднозначностью случаев. В дальнейшем, главным образом по инициативе потерпевших, под различными предлогами назначались повторные экспертизы, проведение которых поручалось экспертам ФГУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» (ФГУ РЦСМЭ РОСЗДРАВА), предварительное следствие приостанавливалось. При этом следователь продолжал контролировать вопрос проведения экспертизы, созванивался с экспертами о дне начала экспертизы. За день до начала производства экспертизы оформлялась телефонограмма от представителя экспертного учреждения, на основании которой предварительное следствие возобновлялось. Таким образом, экспертиза проводилась в рамках срока следствия и не могла в последующем быть признана недопустимым доказательством.

В обоих случаях экспертные комиссии ФГУ РЦСМЭ РОСЗДРАВА выносили заключения о наличии между допущенными врачами нарушениями стандартов оказания медицинской помощи и смертями несовершеннолетних пациентов причинной связи.

В связи с изложенным, считаем целесообразным рекомендовать в каждом случае констатации в ходе проведения первоначальной экспертизы отсутствия причинной связи между нарушениями медицинских работников профессиональных обязанностей и смертью пациентов, назначение повторной экспертизы в ФГУ РЦСМЭ РОСЗДРАВА, в распоряжении которого имеются самые видные специалисты в области медицины. Проведение повторной экспертизы позволит полностью исключить возможность проявления корпоративной солидарности экспертов-медиков с врачами, вопрос о привлечении которых решается следственными органами, работающих в одном субъекте Российской Федерации.

По результатам СМЭ КМП следователем принималось решение о привлечении конкретных медицинских работников к уголовной ответственности, в отношении них избирались меры пресечения, они допрашивались в качестве подозреваемых. При этом необходимо отметить, что приобретавшие статус подозреваемых медицинские работники незамедлительно знакомились следователем с постановлениями о назначении экспертиз и заключениями экспертов. В практике автора имел место случай обжалования ознакомления с постановлением о назначении медицинской экспертизы по мотиву его запоздалости. В частности указывалось, что сторона обвинения изначально подозревала врача акушера-гинеколога С. в причинении по неосторожности смерти несовершеннолетней К., что с процессуальной точки зрения диктовало необходимость ознакомления С. с постановлением о назначении экспертизы даже при наличии у нее статуса свидетеля или наделения С. статусом подозреваемой. Суд согласился с доводами стороны обвинения, согласно которым в отсутствие заключения медицинской экспертизы отсутствовало основание для привлечения С. к уголовной ответственности. Наличие же у нее на момент назначения экспертизы статуса свидетеля не ставило перед следователем обязанности ознакомления ее с постановлением о назначении экспертизы, поскольку, согласно ч. 2 ст. 198 УПК РФ, свидетель вправе знакомиться лишь с заключением эксперта и лишь в случае, если экспертиза проводилась в отношении него. Это согласуется с мнением Верховного суда РФ, изложенным в постановлении Пленума В С РФ N28 от 21. 12. 2010 года «О судебной экспертизе по уголовным делам».

После допросов подозреваемых следователем разрабатываются постановления о привлечении в качестве обвиняемых. Необходимой составляющей обвинения является четкое изложение законодательства и подзаконных нормативных актов, должностных инструкций, устанавливавших нарушенные медицинскими работниками обязанности.

На заключительном этапе предварительного расследования обычно связан с проведением дополнительных следственных действий, имеющих цель преодоления противодействия подозреваемых (обвиняемых) направлению уголовных дел в суд. Для данного этапа наиболее характерны дополнительные допросы, очные ставки. По результатам предварительного следствия вносятся представления об устранении обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

уголовный медицинский работник преступление

Заключение

Таким образом, проведенное исследование показало, что надлежащее расследование уголовных дел, связанных с неисполнением (ненадлежащим исполнением) медицинскими работниками профессиональных обязанностей, повлекших смерть несовершеннолетних, невозможно без четкого уяснения их сущности, внимательного изучения медицинской литературы по расследуемым вопросам.

Проведение доследственных проверок и расследование уголовных дел необходимо поручать наиболее опытным следственным работникам, имеющих опыт расследования уголовных дел рассматриваемой категории. Поверхностное отношение к расследованию преступлений врачей, отсутствие планирования действий следователя может привести к потере доказательств еще на этапе до следственной проверки, когда, в основном, формируется доказательственная база уголовного дела.

Одним из важнейших доказательств по уголовным делам о преступлениях медработников о причинении смерти несовершеннолетних практикой признается заключение комиссионной медицинской судебной экспертизы, без которого невозможно привлечение к уголовной ответственности виновного. Для получения законного и обоснованного заключения необходимо полное исследование всех обстоятельств дела и своевременное представление собранных материалов в распоряжение экспертов.

Законное привлечение к уголовной ответственности медицинских работников, виновных в причинении смерти несовершеннолетним гражданам, вынесение обвинительного приговор а, является мерой восстановления социальной справедливости и важной составляющей системы профилактики подобных преступлений.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой