Общая характеристика преступлений против семьи и несовершеннолетних

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СЕМЬИ И НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

План

1. История правового регулирования преступлений против семьи и несовершеннолетних

2. Понятие и виды преступлений против семьи и несовершеннолетних

История правового регулирования преступлений против семьи и несовершеннолетних

В первейшие периоды государства Российского интересы семьи, впрочем, как и в любых других странах и государствах, регулировались церковным законодательством. Это нам кажется вполне обоснованным, т.к. само образование, зарождение семьи как союза мужчины и женщины проходило в лоне и «под патронажем» религиозного элемента. В церковных книгах (или их аналогах) велись записи о рождении, браке, смерти. Поэтому и ответственность за преступления против интересов семьи регулировалась преимущественно церковным законодательством. Уже в первых памятниках права Древней Руси — церковных уставах князя Владимира Святославовича (XI в.) и князя Ярослава (ХП в.) — предусматривалось применение наказания за посягательства на семейные отношения. Эти уставы правящих князей на земле Русской предусматривали ответственность за двоеженство, кровосмешение, невыдачу замуж и насильственную выдачу замуж девки или насильственную женитьбу отрока, рождение внебрачного ребенка, т. е. ребенка, рожденного не в церковном браке, за связь русской девушки с лицами, исповедовавшими религии Востока и пр.

Долгое время в уголовных законодательствах преступления против семьи и несовершеннолетних не выделялись в отдельную группу. В кодификационных актах содержались только упоминание о преступлениях, которые сейчас можно назвать «против семьи». Так, например, в Уложении 1649 года Царя Алексея Михайловича в статьях о преступлениях против ближайших родственников (ст. 1−7) имелась норма, предусматривавшая ответственность детей за отказ кормить и ссужать родителей при старости (ст. 5).

Петровские Воинские Артикулы содержали группу преступлений под названием «Преступления против плоти и противоестественные пороки (Гл. XX. Ст. 165--177. „О содомском грехе, о насилие и блуде“)». Плотские преступления очерчены Воинскими Артикулами кратко, но весьма резко. Помещение их в Воинские Артикулы немало содействовало изъятию их из ведомства церкви. Воинские Артикулы упоминают следующие виды этих преступлений: скотоложство, мужеложство, изнасилование, похищение, прелюбодеяние, многобрачие, кровосмешение, блуд, говорение позорных речей и пение нецензурных песен. Наказания за все эти преступления, кроме двух последних, весьма жестоки -- смертная казнь и каторга. Против блуда предпринимаются полицейские меры: «никакие блудницы при полках терпимы не будут, но ежели оные найдутся, имеют оные без рассмотрения особ, чрез професа раздеты, и явно выгнаны быть». Всего оригинальнее наказание, полагаемое за блуд, которому предшествовало обещание жениться (арт. 176): «ежели кто с девкою пребудет, или очреватит ее, под уговором, чтоб на ней жениться: то он сее содержать и на чреватой жениться весьма обязан"[1].

Определенное внимание ответственности за преступления против семьи и несовершеннолетних уделило Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Нормами отделения 1 гл. 1 разд. 11 регулировалась ответственность за противозаконное вступление в брак. Наказуемы были различные виды похищения женщины для вступления в брак. Отделение 1 гл. 2 разд. 11 предусматривало ответственность за злоупотребление родительской властью. В частности, за принуждение детей к браку (ст. 1586), вовлечение детей в преступление (ст. 1587), развращение несовершеннолетних (1588). В гл. 4 этого раздела была предусмотрена ответственность за принуждение к вступлению в брак (ст. 1599) и ответственность опекунов и попечителей за вовлечение в преступление.

В отделении 1 гл. 4 разд. 8 «О соблазнительном и развратном поведении и о противоестественных пороках» предусматривалась ответственность за склонение лицами, имеющими надзор за малолетними и несовершеннолетними, к непотребству и другим порокам (ст. 993).

Уголовное уложение 1903 г. объединило в одну главу преступления против брачного союза и преступления против детей — гл. 19 «О преступных деяниях против прав семейственных».

Здесь следует выделить, во-первых, деяния, направленные против брака, во-вторых, преступные нарушения детьми своих обязанностей в отношении родителей и, наконец, злоупотребления родительской властью (ст. Ст. 1549 -- 1600 Ул. о нак.; ст. 143 -- 144 Уст. о нак.; ст. 418 -- 426 Угол. Ул.).

Обязанности детей носят, по преимуществу, нравственный, а не юридический характер. Поэтому уголовный закон угрожает наказаниями не за всякие, а только за наиболее тяжкие нарушения детьми своих обязанностей: упорное неповиновение родительской власти (наказание -- тюрьма); отказ в доставлении нуждающимся родителям необходимых для жизни пособий, если дети имеют достаточные к тому средства (наказание -- арест); брак без согласия или вопреки прямому воспрещению родителей, влекущий за собой, кроме личного взыскания, лишение права наследовать по закону в имении того из родителей, которого дети оскорбили своим неповиновением и др.

Главнейшие злоупотребления родительской властью, которые закон ставит под угрозу наказания, суть следующие: жестокое обращение родителей с детьми, умышленное развращение нравственности детей, принуждение их к вступлению в брак, подкинутие ребенка, оставление малолетнего без надзора, если вследствие этого им совершено преступление[2].

После революции 1917 года преступления против семьи и несовершеннолетних стали выделяться в отдельные статьи совсем не скоро. Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. содержал единственную статью, предусматривавшую ответственность родителей за неплатеж алиментов на содержание детей и за оставление несовершеннолетних детей без надлежащей поддержки (ст. 165а).

Несколько подробнее, но не в специальной главе, регламентировал ответственность за указанные преступления Уголовный кодекс 1926г[3]. Так, ст. 88 предусматривала ответственность за сокрытие обстоятельств, препятствующих вступлению в брак, а равно сообщение ложных сведений органам, ведущим регистрацию актов гражданского состояния. Впервые была введена уголовная ответственность за похищение, сокрытие или подмену чужого ребенка с корыстной целью, из мести или иных личных побуждений (ст. 149). Сохранялась ответственность за неплатеж алиментов на содержание детей (ст. 158). В 1935 г. была введена уголовная ответственность за подстрекательство несовершеннолетних или привлечение их к участию в различных преступлениях, а также за понуждение несовершеннолетних к занятию спекуляцией, проституцией, нищенством и т. п. (ст. 732) и за использование опеки в корыстных целях и оставление опекаемых детей без надзора и необходимой материальной помощи (ст. 1581).

В 1928 г. Уголовный кодекс был дополнен гл. 10 «Преступления, составляющие пережитки родового быта». Нормы главы регулировали ответственность за такие преступления, как уплата выкупа за невесту (калыма) (ст. 196), принуждение женщины ко вступлению в брак или к продолжению брачного сожительства, а равно похищение ее для вступления в брак (ст. 197), вступление в брак с лицом, не достигшим половой зрелости, или понуждение к заключению такого брака (ст. 198), двоеженство или многоженство (ст. 199). Действие этой главы распространялось лишь на те автономные республики, где указанные действия являлись пережитками родового быта.

Уголовный кодекс 1960 года[4] с последующими изменениями и дополнениями представляет уже достаточно полную картины преступлений против семьи и несовершеннолетних, но все же без выделения их в отдельную главу. Поскольку эти статьи уже более близки к современному закону (преимущественно появившиеся в поздних редакциях УК 1960 года), остановимся на них подробнее.

В главе «Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения» имелась статья 210 «Вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность». Наряду с преступной деятельностью лишением свободы на срок до пяти лет наказывались вовлечение несовершеннолетних в пьянство, в занятие попрошайничеством, проституцией, азартными играми, а равно использование несовершеннолетних для целей паразитического существования. Тому же наказанию подвергались лица виновные в вовлечении несовершеннолетних в немедицинском потребление лекарственных и других средств, не являющихся наркотическими, влекущих одурманивание (ст. 210.2 — добавлена в 1987 году).

Глава «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» содержала статьи, которые смело можно причислить к преступлениям против интересов семьи:

Статья 122. Злостное уклонение от уплаты алиментов или от содержания детей

Статья 123. Злостное уклонение от оказания помощи родителям

Статья 124. Злоупотребление опекунскими обязанностями

Статья 124.1. Разглашение тайны усыновления (добавлена в 1970 году)

Статья 125. Подмен ребенка

Статья 125.2. Торговля несовершеннолетними (добавлена в 1995 году)

В 1995 году глава «Хозяйственные преступления» была дополнена статьей 162.9. «Незаконное усыновление».

Вот таким образом вкратце можно обозначить историю формирования рассматриваемых преступлений и оформления их в единую главу уголовного закона.

Понятие и виды преступлений против семьи и несовершеннолетних

Чтобы быть последовательными в нашем изложении, необходимо дать значение основных понятий рассматриваемой группы преступлений, а именно (как вытекает из заглавия) такими категориями являются «семья» и «несовершеннолетний».

Современное понятие «семья» по объективным причинам четче всего разъясняется через призму семейного права, в котором оно является базисным, но и здесь оно остается дискуссионным. Несмотря на то, законодатель не определяет понятие семьи, ее значение и первостепенная важность проводится через абсолютно все положения Семейного кодекса[1].

Понятие семьи имеет социологический, не правовой характер. Семья определяется как свободная, частная и неприкосновенная первичная ячейка общества[2]. В правовых актах, и, прежде всего в СК РФ, понятие семьи связано с установлением круга членов семьи, образующих ее состав.

В российской правовой доктрине семья определяется как круг лиц, связанных личными неимущественными, а также имущественными правами и обязанностями, основанными на браке, родстве и принятии детей на воспитание[3].

По определению ст. 23 Международного пакта о гражданских и политических правах, семья является и остается естественной и основной ячейкой общества, имеющей право на защиту со стороны общества и государства.

Собственно, это закрепляет и Российский основной закон — в ч.2 ст. 7 Конституции РФ[4] закреплено, что «в Российской Федерации … обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства…» Пункт 1 ст. 38 Конституции Р Ф провозглашает, что «материнство и детство, семья находятся под защитой государства». «Детство» здесь можно смело отождествлять с понятием «несовершеннолетие», и чем мы скажем чуть ниже.

Данные принципы выступают базисом для принятия государством в лице его полномочных органов мер по охране интересов семьи, матери и ребенка, правовых механизмов такой охраны, направленные на создание здоровой семьи, общества, и государства в целом.

Нормы, направленные на реализацию данных принципов закреплены в абсолютном большинстве отраслей Российского законодательства: гражданском, семейном, трудовом, и, безусловно — уголовном.

Термин «ребенок» (читай — «несовершеннолетний») означает любого ребенка, независимо от того, состояли ли его родители в браке или нет (ст. 2 Конвенции МОТ № 103). Согласно ст. 1 Конвенции о правах ребенка[5], «ребенком является каждое человеческое существо до достижения 18-летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия раньше». Российское законодательство, прежде всего, семейное, определяет ребенка как лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет (совершеннолетия) (п. 1. ст. 54 СК РФ). 18 лет — возраст гражданского совершеннолетия по российскому законодательству — с этой даты лицо считается полностью дееспособным, взрослым. Однако в случае, когда ребенок признан полностью дееспособным до достижения совершеннолетия, в том числе в случае его эмансипации, это не влияет, за исключением случаев, указанных в законе, на возможность рассматривать его в качестве ребенка. Период от рождения до достижения 18 лет можно смело назвать периодом «детства».

Как видно, гражданское, семейное и уголовное законодательство определяют единый возрастной критерий самостоятельности, дееспособности, возраста, с которого лицо несет ответственность за свои противоправные действия и бездействия. Так, статья 60 Конституции Российской Федерации[6] закрепляет, что «гражданин Российской Федерации может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с 18 лет». Гражданский кодекс РФ также связывают наступление дееспособности с достижением возраста 18 лет закрепляя: способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (гражданская дееспособность) возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, то есть по достижении восемнадцатилетнего возраста (п. 1 ст. 21 ГК РФ).

В Федеральном законе от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних"[7] (с изменениями от 13 января 2001 г., 7 июля 2003 г., 29 июня, 22 августа, 1, 29 декабря 2004 г., 22 апреля 2005 г.) несовершеннолетний определен как лицо, которое не достигло возрасти восемнадцати лет.

Уголовное право рассматривает несовершеннолетнего гражданина с двух позиций, а именно:

1) в вопросах совершения преступления и назначения наказания (глава 14 УК РФ) несовершеннолетними признаются лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось четырнадцать, но не исполнилось восемнадцати лет (ч.1 ст. 87 УК РФ). Более расплывчатое определение несовершеннолетнего дается в т.н. международных «Пекинских правилах"[8] - правило 2.2. гласит: несовершеннолетним является ребенок или молодой человек, который в рамках существующей правовой системы может быть привлечен за правонарушение к ответственности в такой форме, которая отличается от формы ответственности, применимой к взрослому. Согласно правилам, возрастные пределы будут зависеть и будут прямо поставлены в зависимость от положений каждой правовой системы, тем самым полностью учитывая экономические, социальные, политические, культурные и правовые системы государств-членов. Поэтому понятие «несовершеннолетний» охватывает широкий возрастной диапазон от 7 до 18 лет или старше. Столь широкий диапазон представляется неизбежным ввиду многообразия национальных правовых систем и не умаляет значения настоящих Минимальных стандартных правил.

Минимальные пределы возраста уголовной ответственности различны и определяются в зависимости от исторических и культурных особенностей той или иной страны. Так до революции в России несовершеннолетним считался молодой человек до достижения возраста 21 год. Во многих зарубежных странах и сейчас действует именно такой возрастной критерий совершеннолетия[9]. И здесь необходимо подчеркнуть, что установление пределов возраста уголовной ответственности — является легальным критерием определения способности ребенка перенести связанные с уголовной ответственностью моральные и психологические аспекты, то есть в определении возможности привлечения ребенка, в силу индивидуальных особенностей его или ее восприятия и понимания, к ответственности за явно антиобщественное поведение.

2) если же несовершеннолетний — потерпевший, то его возраст ограничивается восемнадцатью годами без нижней возрастной планки, т. е. с рождения. Именно в этом понимании мы и будем рассматривать несовершеннолетних в нашей работе.

УК РФ объединяет преступления против семьи и несовершеннолетних в отдельную главу (20-ю). Такое выделение является одной из форм реализации конституционных принципов защиты интересов семьи и детства. Итак, на сегодняшний день глава 20 УК РФ состоит из семи статей:

Статья 150. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления

Статья 151. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий

Статья 153. Подмена ребенка

Статья 154. Незаконное усыновление (удочерение)

Статья 155. Разглашение тайны усыновления (удочерения)

Статья 156. Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего

Статья 157. Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей

Поскольку в большинстве статей потерпевшими, как правило, являются несовершеннолетние (дети), то в целом главу можно обозначить как «антиювенальные» преступления — по аналогии с ювенальной преступностью.

Обозначим общие для всех преступлений элементы состава преступлений — более конкретно о составе каждого преступления речь пойдет ниже.

Родовым объектом всех рассматриваемых преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие нормальное развитие и воспитание несовершеннолетних и охрану семьи.

Объективная сторона в большинстве случаев заключается в совершении активных действий. Исключение составляет неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего и злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, которые могут быть совершены посредством бездействия.

Субъективная сторона преступления — всегда прямой умысел.

Субъект преступления — вменяемое лицо, достигшее 16 лет. В некоторых составах — специальный субъект.

Только одна двадцатая глава уголовного закона, конечно, не способна самостоятельно гарантировать защиту интересов несовершеннолетних и интересов семьи. Поэтому нормы, касающиеся несовершеннолетних находятся как в общей, так и в особенной части уголовного закона, а также в актах из других областей права.

Буквально несколько месяцев назад новостные издания страны писали о суде над ульяновским педофилом-рецидивистом, который, отсидев срок за сроком за изнасилование несовершеннолетних, оказавшись на свободе, занимался производством порнографических фильмов с участием несовершеннолетних. Более того, будучи ВИЧ-инфицированным, он подвергал опасности жизни и здоровье детей, занимаясь с ними развратными действиями сексуального характера. Преступника приговорили к 13 годам лишения свободы.

Такие примеры служат подтверждением тому, что уголовный кодекс предусматривает ответственность и за другие преступления, посягающие на нормальное развитие несовершеннолетних. Так, ст. 134 УК предусматривает ответственность за половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 14-летнего возраста, а ст. 135 — за развратные действия в отношении такого лица. В ряде составов преступлений несовершеннолетие является квалифицирующим или особо квалифицирующим обстоятельством. Это: истязание в отношении несовершеннолетнего (п. «г» ч.2 ст. 117), заражение венерической болезнью (ч.2 ст. 121), заражение ВИЧ-инфекцией (ч.3 ст. 122), похищение (п. «д» ч.2 ст. 126), незаконное лишение свободы (п. «д» ч.2 ст. 127), изнасилование (п. «д» ч.2 ст. 131), изнасилование потерпевшей, не достигшей 14-летнего возраста (п. «в» ч.3 ст. 131), насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетнего (п. «д» ч.2 ст. 132) и аналогичные действия в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста (п. «в» ч.3 ст. 132), злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ч.2 ст. 202), захват в качестве заложника несовершеннолетнего (п. «д» ч.2 ст. 206), склонение несовершеннолетнего к потреблению наркотических средств или психотропных веществ (п. «в» ч.2 ст. 230)[10].

В целом, все преступления рассматриваемой главы можно поделить на две группы: преступления против несовершеннолетних (ст. ст. 150, 151, 156) и преступления против семьи (ст. ст. 153, 154, 155, 157). Такое групповое разделение дает А.И. Рарог[11]. Другие авторы разделяют преступления на три группы:

1) преступления, способствующие антиобщественной деятельности несовершеннолетних — ст. ст. 150, 151;

2) преступления, посягающие на свободу несовершеннолетнего — ст. 153;

3) преступления, посягающие на охрану семьи и создание необходимых условий для содержания и воспитания несовершеннолетних — ст. ст. 154−157.

На наш взгляд достаточно разделить преступления на две группы соответственно объектам посягательства — интересы несовершеннолетнего и интересы семьи в целом (что не исключает посягательства в них на интересы несовершеннолетнего).

Считаем немаловажным обратить внимание и на следующее. Однозначно оправдано помещение новой двадцатой главы УК РФ в раздел VII «Преступления против личности», ибо входящие в нее преступления посягают на интересы членов семьи и несовершеннолетних, то есть непосредственно на права личности. Но есть мнение, высказанное Е.Е. Пухтий[12] о том, что расположение рассматриваемой главы на последнем месте в разделе не в полной мере отражает общественную опасность входящих в нее деяний: как правило, главы в УК РФ расположены исходя из степени важности соответствующих родовых объектов, в порядке убывания их вредоносности. Надо заметить, что общественная опасность преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина значительно меньше, чем преступлений против семьи и несовершеннолетних, о чем свидетельствуют и санкции статей. Отсюда делается вывод, что и важность ценностей, охраняемых гл. 20, выше.

Более того, исследователь предполагает, что наименование главы «Преступления против семьи и несовершеннолетних» можно изменить с учетом применения более удачного применения законодательной техники, а именно озаглавить главу как «Преступления против несовершеннолетних и семейных отношений».

На наш взгляд, в такой позиции есть логика. С учетом последствий негативного влияния преступлений именно на несовершеннолетних, с учетом расположения статей в главе можно было бы поставить «несовершеннолетних» вначале в названии главы. Защите несовершеннолетних, как более уязвимых и подверженных различным видам негативного воздействия должно таким образом уделяться больше внимания. Несовершеннолетние граждане — это носитель генофонда нации, ее потенциала, поэтому нравственное и физическое здоровье этой части населения напрямую влияет на процветание всего общества.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой