Общая характеристика проблемы оценки и оценочной функции психики в различных науках и в психологии

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

  • Содержание
  • ВВЕДЕНИЕ 2
  • 1. Оценка как междисциплинарная проблема 7
  • 2. Исследование оценки в психологии 24
  • 3. Проблема оценки и оценочной функции в общей психологии 59
  • Литература 78

ВВЕДЕНИЕ

Кардинальные перемены в экономической, социально-политической и культурной сферах, происходящие в последние годы в нашей стране, поставили перед психологической наукой задачу системного изучения психики реального, «живого человека», в действиях и помыслах которого наряду с объективным и рациональным, присутствует субъективное, иррациональное и алогичное. В связи с этим все большую актуальность приобретает исследование таких психических феноменов как «ценностные ориентации», «субъективные отношения», личностный смысл", «Я-концепция», «образ Мира», «атрибуция действий», возникновение и проявления которых в значительной степени обусловлено реализацией оценочной функции психики человека. Не меньшее значение получает изучение собственно оценочных феноменов -- процессов актуального порождения оценок и самооценок разных видов и типов, различного уровня и «масштаба», интегрально-устойчивых оценочных образований сознания и самосознания; оценочных явлений личностного уровня, таких как самооценка, субъективные отношения, оптимизм-пессимизм и т. д. Пожалуй, без преувеличения можно сказать, что вся жизнь человека от рождения до смерти пронизана оценками. Он сам оценивает предметы, явления, ситуации, идеи, политические события, других людей и общество в целом (оценки внешнего мира); оценивает свой внешний облик, способности, результаты своих действий, поступки, прожитую жизнь и ее перспективы (самооценки); ожидает, предвидит и учитывает возможные оценки других людей по своему поводу или о других объектах (рефлексивные оценки); формулируя оценки, оказывает влияние на других людей (управляющие оценки); в свою очередь, он постоянно испытывает на себе влияние оценок других людей (социальные оценки).

Даже такое беглое и далеко не полное перечисление некоторых разновидностей оценок, убедительно демонстрирует, с одной стороны, «размеры» этой поистине громадной оценочной «сети», с другой стороны, показывает, что основное предназначение оценок всех типов и видов связано с регуляцией и саморегуляцией почти любого акта взаимодействия человека с предметным миром, с другими людьми, с обществом.

Кроме оценок, участвующих в регуляции жизнедеятельности любого человека, следует иметь в виду и оценки, являющиеся неотъемлемой частью многих видов профессиональной деятельности. Например, целенаправленное продуцирование оценок занимает значительную часть рабочего времени учителя, администратора, врача, судьи. Существуют даже профессии, в которых оценка является основным «продуктом» трудовой деятельности — это эксперты в сфере производства и экономики, судьи в некоторых видах спорта, операторы-диспетчеры, контролеры ОТК и т. д.

Широкое распространение феномена оценки в различных сферах деятельности человека и общества послужило причиной того, что изучение некоторых аспектов проблемы оценки проводится не только в таких психологических дисциплинах, как педагогическая (оценка как средство стимуляции и ориентации), возрастная (формирование самооценки в онтогенезе) и социальная психология (оценка как средство социальной регуляции или оценка как компонент аттитьюда), но и в других науках, например, в педагогике (оценка знаний и поведения ученика), в экономике (оценка товара, оценка альтернатив и исходов при принятии решений), в метрологии (оценка как один из приемов характеристики величин), в медицине (оценка больным своего состояния), в юриспруденции (оценка обстоятельств и наличия состава преступления) и особенно интенсивно в философских науках (в гносеологии, логике, этике, эстетике, аксиологии), в которых категория «оценки» в некоторых случаях рядополагается такими категориями, как «познание», «отражение», «ценность».

В то же время, несмотря на широкое представительство оценочных феноменов и в познавательной, и в регуляторной, и в коммуникативных сферах психического функционирования, в общей психологии до сих пор нет сколько-нибудь цельных представлений о природе, механизмах и функциях оценивания, о специфических особенностях оценок разных видов и об их классификации, о месте и роли оценивания и оценок в общей структуре психических явлений и, тем более, о целостной системе оценочных явлений, реализующих оценочную функцию психики. Достаточно сказать, что ни в одном учебнике психологии нет даже подпараграфа, посвященного оценке (оцениванию) не только как системному явлению, но даже как одномерному процессу вербального выражения оценок и самооценок. До последнего времени не было не только ни одной монографии, но даже статьи, специально посвященной общепсихологическим вопросам оценки. Те же достаточно интенсивные исследования, которые проводятся в некоторых специальных дисциплинах (например, в социальной психологии), хотя и имеют очень важную роль в формировании стереометрических представлений об оценке и оценивании, однако не могут восполнить пробела, возникшего из-за отсутствия внимания к оценочной проблематике в общей психологии. Между тем из истории психологии известно, что до тех пор, пока какая-либо проблема не будет поставлена в психологии как самостоятельная и именно как общепсихологическая, до тех пор в подходах к ее решению будет наблюдаться ограниченность и «ведомственность», диктуемые интересами той или иной психологической дисциплины.

Отсутствие общепсихологических представлений об оценке и оценочной функции психики, во-первых, делает систему теоретических воззрений о способах и формах отражения по крайней мере неполной; во-вторых, лишает полноты представления о процессах психической регуляции и саморегуляции; в-третьих, затрудняет исследования отдельных видов оценок и частных аспектов проблемы в специальных психологических дисциплинах; в-четвертых, осложняет решение различных практических задач (например, обучение «технике оценивания»); в-пятых, сдерживает решение методических вопросов в самой психологии, связанных с тем, что многие психологические методы основаны на использовании оценок (личностные опросники, шкалы самооценки состояний и свойств личности, оценочные методы, применяемые в психофизике, и т. д.).

Все это, с одной стороны, свидетельствует о неординарности проблемы оценки для науки в целом, об актуальности изучения оценочной функции психики для решения теоретических и практических задач, стоящих перед психологической наукой на современном этапе, о необходимости проведения именно общепсихологического анализа проблемы. С другой стороны, становится очевидно, что разработка теоретических представлений об оценочной функции психики вместе с изучением специфических особенностей частных видов оценки и разнообразных прикладных аспектов проблемы представляет собой самостоятельное направление исследований в психологии, которое, с учетом многоаспектности и многогранности проблемы уже в ближайшей перспективе может превратиться в новую отрасль психологического знания — психологию оценивания и оценки.

Цель и задачи исследования. Основной целью работы являлось теоретическое и экспериментальное изучение основных феноменов и закономерностей взаимодействия оценочных явлений различного уровня, механизмов их участия в регуляции поведения и деятельности.

Конкретными задачами исследования были:

-- философское и общепсихологическое обоснование сущности оценки как психического явления;

-- общепсихологический анализ оценочных явлений различной природы;

-- системный анализ состава, структуры и закономерностей взаимодействия оценочных явлений различного уровня.

Предметом исследования были оценочные явления различной природы и видов, реализующие оценочную функцию психики.

Объект исследования — процессы порождения человеком оценок, самооценок и оценочных образований различной природы, видов и уровней.

Гипотезы исследования. Исходным психическим феноменом всей системы оценочных явлений является процесс специфического отражения некоторых видов объект-объектных, субъект-объектных и субъект-субъектных отношений, который может осуществляться на аффективном и когнитивном уровне. В процессе жизнедеятельности, общения, социализации происходит формирование интегрально-устойчивых оценочных образований сознания и самосознания, а также оценочных явлений личностного уровня. Все эти три уровня оценочных явлений представляют собой иерархизованную систему, структурные элементы которой функционируют взаимосвязано и синергично. Основное предназначение этой системы оценочных явлений заключается в преобразовании всей информации, отражаемой человеком во всех сферах психического функционирования в форму, наиболее пригодную для ее использования в процессах регуляции и саморегуляции, начиная от простейших психомоторных актов, поведения и деятельности, до высших проявлений человеческой активности.

Одними из наиболее значимых для человека оценочных образований, возникающих на завершающем этапе деятельности, являются когнитивно-аффективные оценочно-самооценочные комплексы — успех и неудача. Рассматривая их в качестве модели сложных оценочных образований, можно проследить их регуляторное влияние на все стороны психического функционирования: на мотивацию, целеполагание, функциональное состояние, результативность деятельности и на познавательные процессы.

Методы исследования. Многоаспектность и многоуровневость структуры исследования предполагала использование комплекса разнообразных методологических подходов, методических процедур, отдельных методов, методик и приемов исследования и обработки полученных данных. Для решения первых двух задач работы использовался теоретический анализ исследований и концепций на основе метода «восхождения от абстрактного к конкретному». Для решения следующих двух задач — метод системно-структурного анализа.

1. Оценка как междисциплинарная проблема

Самым первым вопросом, с которого в данном случае приходится начать анализ является терминологический вопрос. Дело в том, что «оценка» является не только широко распространенным в разговорном языке, но и многозначным словом. При его употреблении в жизненных ситуациях люди легко улавливают его значение из контекста. Однако при попытке его научного определения, как, кстати, и во всех подобных случаях, возникают немалые затруднения. Во-первых, в связи с тем, что входя в терминологию различных наук, термин «оценка» унаследовал из общеразговорного языка свою многозначность. Кроме того, известно, что содержание любого научного понятия зависит от связанных с ним в данной науке понятий и уже из-за этого оно приобретает дополнительную специфичность. Во-вторых, положение усугубляется отсутствием «официальных» определений термина. Так, в Большой Советской Энциклопедии имеется статья только о метрологической оценке [ 66 ]. Нет соответствующей статьи ни в Философской Энциклопедии [ 292 ], ни в психологических словарях, хотя другие термины в них определяются через оценку как родовое понятие [ 232 ]. В-третьих, термин «оценка» не только является одним из основных для данной работы и родовым для обозначения всех разновидностей оценок, используемых в психологии, но и является единственным в русском языке словом, применяемым для обозначения и явления, и процесса, и результата оценки**В английском языке, например, имеется целая группа слов для обозначения разновидностей оценок: evaluatuon, velue, valuatuon, apprasil, assesment, appreciation, estimation и др. Все они могут переводиться на русский язык как «оценка». Именно поэтому мы вынуждены самым внимательным образом рассмотреть все особенности его потребления в науке вообще и в психологии в частности. Для этого еще не раз по ходу изложения материала в данной главе будут проводится терминологические уточнения.

Поскольку несмотря на известные различия между научным термином и теми значениями, которые имеют соответствующее ему слово в разговорном языке, хотя между ними существует принципиальная связь, то, видимо, необходимо познакомиться со смысловыми значениями слова «оценка» в общелитературном языке.

В «Словаре современного русского языка» в статье об оценке приведено четыре значения:

1) оценка как действие по значению глаголов оценить, оценять;

2) оценка как стоимость, цена чего-либо;

3) мнение, суждение о качествах, характере кого-то, чего-то;

4) отметка, выставленная преподавателем.

Первое, на что следует обратить внимание, — это наличие у слова «оценка» двух самостоятельных функций: обозначение процесса, действия, в результате которого возникает мнение, суждение или определяется стоимость и т. д., и обозначение самого результата такого процесса в виде цены, отметки, оценочной категории или оценочного суждения. Эти два значения или функции слова сохранились и у термина «оценка». В различных науках, в том числе и в психологии, оценка -- это и действие (процесс), и результат действия, что, естественно, вносит свою лепту в существующие терминологические разногласия. Поэтому в дальнейшем там, где требуется различие этих значений, оценка как действие (процесс) будет называться «оцениванием».

Второе значение слова «оценка» как «стоимость, цена чего-либо». В буквальном смысле, как денежное выражение стоимости товара (цена), оно употребляется в основном в экономических науках, а в переносном (как определенная ценность предмета или явления) широко распространено в различных науках и литературе. В связи с этим значением возникает вопрос об этимологической основе слова «оценка». На первый взгляд, кажется очевидным, что это слово происходит от цены. Однако не понятно, какая цена лежит в его основе: в денежном или ценностном выражении, так как неизвестна этимология самого слова «цена». В принципе «цена» в денежном выражении появилась сравнительно поздно: «…в период разложения первобытнообщинного строя…» [ 66, с. 486 ], естественно, что к этому моменту оценка в третьем значении этого слова как «мнение, суждение о качествах, характере кого-, чего-либо» уже существовало. Об этом говорят этнографические исследования современных племен, не знакомых с ценой и деньгами [ 296, 146, 275 ]. Использование оценки как синонима отметки, т. е. в четвертом значении слова, распространено преимущественно в разговорном языке, а в науке эти термины дифференцируются** Отметка — это принятая в основном в учебных заведениях форма числового выражения оценки знаний, умений и навыков учащегося. На этом принципиальном различии вслед за Б. Г. Ананьевым [ 9 ] настаивают многие психологи и педагоги [ 6, с. 11 ]. Учитывая это, отличие значение слова «оценка» как отметки в дальнейшем изложении не рассматривается. Таким образом, наиболее широкое значение имеет третье значение слова. Возможно, что это и наиболее древнее его значение. В формулировке этого значения существенным является то, что в нем, хотя и имплицитно, но тем не менее присутствует субъект, который является источником процесса оценки, производства мнения, так как «мнение», как известно, — это выражение субъективной точки зрения по какому-либо поводу. С учетом сказанного третье значение слова можно более полно изложить следующим образом: оценка — это процесс и результат выражения субъектом своего мнения, суждения о качествах, характере кого-, чего-либо.

Как уже отмечалось, термин «оценка» используется практически во всех науках. Однако его употребление существенно зависит от того, применяется он в значениях общелитературного языка, т. е. по сути дела оставаясь словом, или же превращается в специальный термин со специфическими общенаучными значениями (при этом он может употребляться одновременно с общелитературными значениями). К таким значениям относятся: оценка в смысле комплексной характеристики сложного объекта или ситуации, следующая за детальным их изучением и описанием (оценка рентабельности предприятия); оценка как процесс и результат вычисления по эмпирически найденной формуле или чаще всего как результат приближенного измерения свойств предметов или явлений (оценка вероятности события); оценка как процедура перевода континуумного параметра с широким диапазоном значений в несколько дискретных значений с обозначением их специфическими оценочными категориями: «выше или ниже нормы», «очень или не очень перспективно», «высокие, средние или низкие значения» и т. д. Во всех приведенных в качестве примера и в других общенаучных значениях термина, как правило, отсутствует явный субъективный компонент, характерный для оценки в общелитературном значении. Однако чаще всего присутствует другой специфически оценочный компонент: критерий, по отношению к которому дается характеристика, производится измерение или осуществляется деление непрерывности на дискретные «зоны», «уровни», и уже совершенно явно присутствует оценочная форма суждения. Именно данные признаки позволяют относить такие суждения к единой категории «оценка».

В качестве специального предмета исследования, как уже отмечалось, оценка, кроме психологии, выступает и в других науках. Для того, чтобы не перегружать дальнейшее изложение подробным анализом оценочной проблематики в таких науках, как экономика, педагогика, метрология и медицина, в которых она не является основной, остановимся только на двух моментах: во-первых, на доминирующем значении термина «оценка»; во-вторых, на специфике проблем, связанных с оценкой. Основное же внимание и место отведем анализу проблемы оценки в философских науках, как представляющему наибольший интерес для темы данной работы.

1. В экономике под оценкой (в соответствии со вторым значением слова) понимается процесс денежного выражения стоимости товара в цене. В свою очередь, «цена», — как писал К. Маркс, — есть денежное название овеществленного в товаре труда…, показатель величины стоимости товара…" [ 196, c. 111 ].

Кроме того, термин «оценка» в экономике используется для обозначения операций соотнесения возможных вариантов, решений, планов со специально вырабатываемыми для оценки или привлекаемыми из опыта экспертов критериями. Экономисты, «как правило, имеют дело с оптимизацией ввиду одновременного существования нескольких критериев» [ 307, с. 59 ]. При этом для экономистов основным является установление «характеристик предпочтения», которые обсуждаются в контексте таких понятий, как «полезность», «вероятность», «риск», а не собственно оценочных категорий [ 131 ].

Таким образом, существо оценочной проблематики в экономике заключается: в изучении закономерностей формирования критериев для решения задач по принятию решений; в выявлении особенностей работы экспертов при «производстве» оценок, а также в разработке способов их обучения более эффективному принятию решений и т. д. [ 143 ].

2. В современной педагогике можно выделить до десятка проблем, связанных с оценкой, три из которых, на наш взгляд, являются наиболее глобальными. Во-первых, это проблема оценки и измерения результатов обучения [ 222 ]. Здесь под оценкой понимается «выявление и сравнение на том или ином этапе результата учебной деятельности с требованиями, заданными программой» [ 8, с. 12 ]. Во-вторых, проблема оценки как средства воздействия на ученика в процессе воспитания и как дидактический прием обучения [ 9, 136, 28, 252, 111 и др. ]. В этом случае оценка понимается или как средство стимуляции, или как «процесс соотнесения хода или результата деятельности с намеченным в задаче эталоном» [ 6, c. 163 ]. В-третьих, это проблема обучения детей осознанному оцениванию и самооцениванию результатов работы, действий, поступков и т. д. [ 6, 7, 8, 315, 319, и др. ].

3. В метрологии оценка понимается как особый прием качественной характеристики величины, «применяемой в тех случаях, когда нет однозначного соответствия между величиной и ее количественным выражением в определенных единицах» [ 66, т. 10, с. 77 ]. Это, например, визуальное определение скорости ветра или инструментальное установление твердости минералов по специально разработанным шкалам. Иными словами, оценка в отличии от измерения применяется в тех случаях, когда еще невозможно создать или экономически не выгодно разрабатывать специальную единицу измерения. Наиболее интересным случаем для психологии является тот, когда в метрологии для оценки прибегают к использованию «познавательных аппаратов» человека, опираясь на специально разрабатываемые «шкалы». Как раз принципы разработки шкал, подходы к оцениванию с их использованием, способы повышения объективности (освобождение от «субъективного компонента» при оценивании) составляют основу оценочной проблематики в метрологии** Проблемы, близкие к отмеченным, стоят и в психофизике, и особенно в прикладной психофизике, в которых при переходе от измерения величины ощущения в «объективной психофизике» к измерению субъективными методами объектов природы в «субъективной психофизике», человек начинает выступать «в роли измерительного прибора» [ 144, с. 104 ]. Во многих отношениях знакомство с теорией измерения и особенно с историей развития процедур измерения поучительно для анализа психологической проблемы оценки [73, 194].

4. В медицине большое значение придается «внутренней картине болезни», которая по сути дела является системой оценок больным своего состояния [ 281, 185 ]. В психиатрии, например, довольно часто первые нарушения обнаруживаются по изменению оценок ситуации и поведения других людей (паранойя), своих свойств личности и отношения больного к себе

(неврозы), самооценок своего состояния (ипохондрия) [ 142, 106 ]. Важные сведения, проливающие свет ни нейрофизиологическую основу оценочной функции, содержатся в работах по локальным поражениям мозга, вызывающих нарушения оценивания [ 82, 217 и др. ].

Перейдем теперь к характеристике проблемы оценки в философии. Наибольший интерес к ней проявляют такие исследователи в таких философских дисциплинах, как гносеология, этика, эстетика, аксиология и логика. Каждая из названных дисциплин связана со специфичными для нее аспектами проблемы оценки. Так, для гносеологии наибольший интерес представляют вопросы об адекватности применения оценок в научном познании и вообще познавательного статуса оценок, о том, какой процесс лежит в основе оценивания и можно ли применять к оценкам критерии истинности и ложности [ 68, 302 ]. Для этики, эстетики и аксиологии важнейшими являются вопросы о познании на основе и через оценивание так называемых «ценностных свойств» вещей или просто ценностей. Для логики важнейшими являются вопросы о возможности формализации оценочных суждений и разработки специального аппарата, позволяющего производить проверку истинности оценочных высказываний [ 131 ].

Вся совокупность вопросов, связанных с оценкой, обсуждающихся в философских дисциплинах, настолько обширна и многообразна, что трудно даже решить, какие из них необходимо рассмотреть в данной работе. Кроме того, на сегодняшний день сложилось положение, что, пожалуй, единственно общим для всех философских дисциплин является наличие противоречивых и диаметрально противоположных точек зрения практически по любому существенному вопросу.

Поскольку в данном разделе не преследуется, да, естественно, и не может преследоваться, цель ответить на все эти вопросы или пытаться решить проблемы других наук, выделение и акцентрирование полярных точек зрения, на наш взгляд, как раз и будет способствовать более точному «очерчиванию» границ оценочной проблематики, а главное, выделению вопросов, существенных для общепсихологического анализа и формирования гипотез дальнейшего исследования.

Из всех обсуждаемых в философии «оценочных» вопросов в данном разделе будут кратко рассмотрены только три вопроса: 1) о правильности использования оценок в науке; 2) об их гноселогическом статусе и о том, какой психический процесс лежит в основе оценивания; 3) о функциях оценки в организации поведения.

1. Хорошо известно, что высказывания о ценности и целые теории, касающиеся преимущественно этических и эстетических проблем, существовали ещё в древнегреческой философии. Прежде всего это работы Демокрита, Эпикура, Аристотеля [ 21, 199 ]. Поскольку представление о добре и зле, о добродетели и прекрасном неминуемо связаны с оценкой, то, видимо, к тому же периоду и к тем же сферам знаний следует отнести и исходный пункт изучения оценки, по крайней мере в рамках европейской культуры.

Началом же специального обсуждения проблемы оценки, по-видимому, являются работы Д. Юма и И. Канта, в которых проблема соотношения научных фактов и оценок впервые получила гносеологический статус. Позднее именно неокантианцы положили начало философской традиции абсолютизации противопоставления теоретических и оценочных суждений [ 65 ]. Сторонники позитивизма и неопозитивизма пытались вообще исключить понятия «ценность» и «оценка» из области научного рассмотрения на том основании, что оценки только грамматически имеют форму высказываний, на самом же деле таковыми не являются, выражая лишь чувства оценивающего. Поэтому, по их мнению, оценки, не могут быть ни истинными, ни ложными [ 138, 228 ].

Многие исследователи для демонстрации различий оценочных и собственно научных суждений ссылаются на знаменитое высказывание Д. Юма о том, что от суждений со связкой «есть или не есть» неправомерно переходить к суждениям со связкой «должно или не должно», и наоборот [317, т. 1, с. 618 ]. Из подобных рассуждений и доводов делается вывод о том, что наука не должна содержать оценок, так как она вправе говорить о том, что есть, а не о том, что должно быть.

В то же время хорошо известно, что все науки используют оценки, правда, в разной степени и разные их виды, о чем, в частности, свидетельствуют приведенные выше примеры из экономики, педагогики, метрологии и медицины.

По мнению К. Шанявского, «существуют… научные дисциплины, в которых оценивающие суждения выступают эксплицитно как неотъемлемый составной результат исследовательской деятельности -- … это этика и эстетика, а также, видимо, история литературы, искусства и общее — культуры» [ 307, с. 56 ]. И есть науки, «которые не формулируют оценок. Оценки играют в них другую роль: детерминируя ход исследовательского процесса, они косвенно влияют на его результат» [ 307, с. 56].

Наиболее адекватным, на наш взгляд, является не уклонение от оценок, чего в ряде наук сделать вообще невозможно, а открытое признание факта оценивания. При этом, отделяя оценки от фактических (индикативных, дискриптивных) высказываний, необходимо показать их гносеологический статус и не только в рамках научного познания, но и для познания рядовым индивидом окружающей действительности.

Анализу последней проблемы посвящены многие исследования как у нас в стране, так и за рубежом [ 68, 75, 287, 302, 361, 380 и др. ].

2. Наиболее принципиальными при решении проблемы гносеологического статуса оценки являются два момента: 1) о специфике оценки в отличие от других форм отражения; 2) о том, какой психический процесс лежит в основе оценочного.

Расхождения в представлениях о сущности оценки как одной из форм отражения обнаруживаются уже в том, что не все авторы согласны признать оценку хотя бы специфичной формой познания. Отказывая оценке в гносеологическом статусе, традиционно принято ссылаться на ее связь с эмоциональными процессами. Еще Б. Паскаль, Ж. -Ж. Руссо, Ф. Брентано и другие философы прошлых веков считали, что оценка по своей сути есть эмоциональное отношение субъекта к объекту [ 68, с. 75−76 ]. Например, И. Кант достаточно определенно выделяет «оценочное суждение», основанное на «оценочных чувствах удовольствия и неудовольствия» [105, с. 268 ]. В работе Р. Б. Перри «Общая теория ценностей», ставшей классической, утверждается, что оценочные суждения не могут иметь когнитивного характера и если и свидетельствуют о чем-то, так это о наличии интереса у субъекта к данному предмету [ 361 ]. Особенно настойчиво сходную линию в философии проводили неопозитивисты. Так, А. Айер неоднократно указывал, что оценки являются простым выражением внутренних переживаний оценивающего [ 328 ].

Представления об аффективной природе оценок распространено и в наше время. Причем, его поддерживают философы различных методологических ориентаций. Например, Р. Саутхолл пишет, что «оценки… являются не суждениями о значении, а выражением личного предпочтения» [248, с. 335]. Л. А. Зеленов считает, что «оценка тоже есть отражение, но оценка не есть познание, хотя и базируется на нем» [ 128, с. 12 ]. Основанием для подобных утверждений служит то, что оценка в данных работах рассматривается как явление однопорядковое эмоциям, чувствам, воле. Так, Г. П. Выжглецов ставит перед собой задачу показать принципиальное отличие оценки как аксеологической категории от познания как категории гносеологической [ 84, с. 95 ]. Он считает, что наличным бытием оценочного процесса является «эмоционально-конкретное переживаемое отношение субъекта к объекту» [ 84, с. 96].

В отличие от только что представленной точки зрения, сторонники которой считают истинными оценками лишь основанные на эмоциональном процессе и не считают оценку актом познания, другая часть авторов склонна относить оценку к особой форме познания или, по крайней мере, к форме, производной от когнитивного познания, т. е. основанной на познавательных процессах, главным образом на мышлении. Однако для обоснования гносеологического статуса оценки они приводят разные доводы.

Особенно активное противодействие неопозитивизму в вопросе о гносеологическом статусе оценки оказали представители прагматизма. Как известно, для прагматизма характерна установка на замену в теории познания гносеологического субъекта, стремящегося к «чистому» знанию и абсолютной истине, на субъекта, заинтересованного в познаваемом. В связи с этим, например, Д. Дьюи справедливо заострял внимание на связи познавательной и оценочной деятельностей. Он считал, что познание не есть самодовлеющий акт. Любая деятельность реального неабстрактного субъекта, в том числе и познавательная, неразрывно связана с потребностями, желаниями и интересами, с которыми как раз непосредственно связана и оценка. Поэтому отрывать познание от оценки неправомерно. Согласно Д. Дьюи обязательным условием «научной теории оценки» является последовательный отказ от «субъективистской» трактовки эмоций и чувств, так как ключ к решению проблемы оценки Д. Дьюи видел в биологически детерминированной целенаправленности человеческой деятельности [ 228, с. 70 ]. Позиция другого позитивиста К. Льюисса получила даже название «когнитивистской». В частности, он утверждал, что оценочные суждения могут в принципе претендовать на такую же достоверность, как и эмпирические суждения [ 356 ].

Когнитивная линия в философии оценки имеет своих сторонников и у нас в стране. Обоснование ее проводится с различных позиций. Автор первых специальных работ в отечественной философии по проблемам ценности и оценки В. П. Тугаринов считает, что «оценка есть умственный акт, являющийся результатом нашего оценочного отношения к предмету» [ 288, с. 13 ], а также выделяет «оценочную функцию» как важнейшую функцию сознания и «оценочное мышление» как одну из особенностей сознания [286, с. 63]. По его мнению, «акцентирование внимания… на познавательном характере человеческого сознания, игнорирование его оценочной функции является выражением одностороннего рационалистического подхода к сознанию…» [ 286, с. 35].

А.А. Ивин разделяет оценки на два вида. Оценки, в которых оценочные категории («хороший -- плохой» и др.) используются в качестве заместителей, характеризуя отношение оцениваемой вещи к определенным образцам или стандартам. Иными словами, при оценивании «естественные свойства» вещи сопоставляются с «социальными по своему происхождению стандартами того, какими именно свойствами должны обладать вещи» 131, с. 38−43 ]. Следовательно, оценивание -- это, хотя и специфичный, но познавательный процесс, основанный на мыслительных операциях. Наряду с использованием оценочных категорий в функции замещения они применяются и для «выражения определенных психических состояний». Только об оценках в первом смысле можно говорить как об истинных или ложных, т. е. так же как о любых гносеологических категориях [131, с. 36, 44].

А.Я. Хапсироков исходит из того, что познание на основе ощущения, восприятия, представления и мышления неотъемлемо от эмоционального процесса. Поскольку, по его мнению, «оценочные представления имеют в своей основе чувства, которые характеризуются как первичные формы оценки», то «познание необходимо рассматривать… как складывающиеся из единства и взаимодействия двух противоположных компонентов: отражения и оценки» [ 302, с. 170, 182 ].

По мнению В. Брожика, осуществление оценки возможно лишь на уровне мышления. Оценивание производится в процессе сопоставления знаний о «ценностной предметности вещи» с «другим сопоставимым знанием» о ценностной предметности эталона, образца, оценочной нормы или других эквивалентов, в результате чего субъект приходит к оценочному суждению [ 68, с. 63, 65 ]. При этом эмоциональный процесс лишь «сопровождает оценку» или «иногда как бы замещает оценку» [ 68, с. 76, 77], но никогда не сводится к ней и не лежит в ее основе. В то же время В. Брожик, детально анализируя соотношение познания и оценки, приходит к выводу о том, что в отличие от предмета познания у оценки существует специфический для нее предмет; специфичен сам процесс оценки; субъект оценки не тождественен субъекту познания; результат оценки не менее специфичен и имеет специфическую функцию [ 68, с. 55−74].

Пожалуй, наиболее крайнюю позицию в вопросе о гносеологическом статусе оценки занимает Б. А. Кислов. Он утверждает, что «оценка есть специфическая форма познания, существующая наряду с безоценочной формой познания», и что есть основания «считать оценку гносеологической категорией, а сам процесс оценки -- актом познавательным» [ 137, с. 74 ].

Примеры представлений о природе оценки можно было бы продолжить, но и те, что приведены, достаточно наглядно демонстрируют существующие противоречия.

Дискуссии о гносеологическом статусе оценок и о лежащем в их основе психическом процессе, на наш взгляд, не суждено закончиться согласием, потому что диаметральность точек зрения связана с тем, что противопоставляются разные по своей природе виды оценок. «Корни» одного из видов уходят в глубины биологической организации человека и опираются на эмоциональные процессы, лишь вторично осознаваясь и приобретая вербализованную форму. «Корни» другого вида оценки уходят в глубины социальной организации человека как общественного индивида и опираются на мыслительные формы отражения, на индивидуальное и общественное сознание, изначально существуя в логической вербализованной форме. Сходство в конечных формах выражения оценок обоих видов существенно осложняет их изучение, а порой приводит к явным недоразумениям.

Кроме того, поскольку каждый из исследователей, точки зрения которых на гносеологический статус оценок только что обсуждался, естественно, более тесно связан со своей философской дисциплиной (например, с логикой или эстетикой), которые по традиции имеют дело либо с когнитивными, либо с аффективными по своей сути оценками. Переходя к обобщению, они невольно абсолютизируют признаки, характерные для какого-либо одного вида оценок, придавая им значение «основных» и «главных».

Еще одна причина существующих противоречий связана с различием уровней отражения и познания, к которым апеллируют философы. Одно дело, когда проводится анализ оценок, существующих на уровне общественного сознания и мировоззрения, изложенного в виде теорий и опирающегося на глубинные законы общественной жизни и истории. И совсем другое, когда рассматривается уровень мировосприятия отдельного человека с его логикой индивидуального сознания и «логикой чувств», которыми он руководствуется в мире каждодневных обстоятельств [ 117 ]. Пытаясь дифференцировать указанные уровни анализа, Г. П. Выжглецов, например, высказывает мнение, что оценочные суждения исходно являются продуктами обыденного сознания и формами донаучного и вненаучного знания. «Но, закрепившись в соответствующих словесных знаках, став феноменами общественного сознания, оценочные понятия приобретают относительную самостоятельность, … выступают, по сути дела, в роли познавательных, а не собственно оценочных суждений» [ 85, с. 12 ]. Хотя высказанное предположение и дает представление об одном из возможных механизмов образования когнитивных оценок, однако, на наш взгляд, это далеко не единственный и далеко не основной механизм.

Итак, исходя из сказанного, можно констатировать, что попытки свести различные по своей природе оценки к одному их виду: «базовому», «основному», «наиболее важному» — приводят к избыточному упрощению реально более сложного явления. Частным следствием этого является возникновение несовместимых между собой представлений о природе оценки. Главный же вывод состоит в том, что все это приводит к убеждению о необходимости применения к анализу проблемы оценки системного подхода, который будет положен в данной работе во главу угла при формировании представлений об оценке и оценочной функции психики.

3. Заканчивая анализ основных вопросов оценочной проблематики в различных философских дисциплинах, несколько слов необходимо сказать о функциях оценки, которые отводятся ей в философии. В тех работах, в которых данный вопрос обсуждается, и из контекста тех, в которых он специально не акцентируется, можно выделить три функции оценки. Первая из них связана с отражением (познанием) ценностных свойств или вообще ценностей; вторая — с выражением субъективного отношения человека к действительности; третья — с регуляцией поведения и практической деятельности. Если первые две функции являются в какой-то мере конкурирующими и их признание связано с позицией философов по другим вопросам проблемы оценки, то третья функция признается как бы «априори» и считается основной. Смысл ее заключается в том, что «обычного» познания действительности недостаточно для организации поведения и практической деятельности. «…Полученное безоценочным способом знание еще невозможно использовать на практике» [ 137, с. 73 ], как человеку необходимо отделить полезное от вредного или бесполезного, произвести выбор между ними (в разной степени полезным или вредным), исходя из человеческих потребностей, целей, норм, идеалов, то есть произвести оценку. И лишь потом он может перейти к деятельности, практике. «Без предварительной оценки сознательная практика невозможна», — неоднократно подчеркивал В. П. Тугаринов. В целом же согласно представлениям этого философа получается, что «в основе освоения мира человечеством и отдельным индивидом лежит триединый акт: познание -- оценка -- практика» [ 286, с. 53−54 ].

Не менее широкими «полномочиями» в организации практического взаимодействия между субъектом и объективной действительностью наделяет оценку В. Брожик. Он пишет, что можно «прийти к выводу, что ориентированность, выдвижение осознанных целей и целенаправленность -- это результат оценочного процесса…» [ 68, с. 72 ].

Все это заставляет философов признавать, что оценка является «важнейшей функцией сознания» [ 286, с. 63 ] или более широко — психики (если учитывать и оценки, базирующиеся на эмоциональном процессе и протекающие на бессознательном уровне).

Даже учитывая специфику предмета исследования философии и психологии, все-таки можно отметить, что в отличие от только что изложенной позиции философов в общей психологии доминируют иные представления о механизмах организации человеком поведения и деятельности, в которых оценка или не упоминается совсем, или ей отводится куда более скромная роль [ 54, 55 ]. Существующие различия можно объясните тем, что в философии оценка трактуется излишне широко и к ней относятся все, что связано с субъективностью познания и мотивационно-волевыми факторами в организации поведения и деятельности. В психологии же оценка понимается излишне узко, как частный познавательный или даже только педагогический прием, а истинные функции оценки «распределяются» между другими психическими феноменами или обозначаются другими терминами. Скорее же всего имеет место и то, и другое одновременно. Что касается психологической стороны вопроса о функциях оценки, то уже в следующих двух параграфах этой главы в него будет внесена некоторая ясность.

Подводя итоги анализа исследований, проводимых в различных непсихологических науках по проблемам, связанным с оценкой, выделим лишь основные моменты, которые необходимы для дальнейшего обсуждения проблемы.

1. Термин «оценка» вошел в науку из разговорного языка и обладает выраженной многозначностью и как общенаучный, и как специальный термин нескольких наук. Кроме того, во всех случаях он служит для обозначения и процесса производства оценки (оценивания) и результата этого процесса (собственно оценка), что приводит не только к трудности изложения материала и его понимания, но и к недопониманию, и к явным недоразумениям.

2. Оценка выступает в качестве специфического предмета исследования в различных науках (например, экономике, педагогике, медицине, метрологии). Особый статус имеет проблема оценки в философии. Категория оценки в таких философских дисциплинах, как аксиология, этика, эстетика, логика, рядополагается таким базальными категориями, как отражение и познание.

3. На протяжении многих лет в философии ведутся дискуссии по многим аспектам проблемы оценки, например, по вопросу о том, какой процесс: мыслительный или эмоциональный — лежит в основе «настоящих» оценок. Однако доводы, приводимые сторонниками каждой из противостоящих точек зрения, скорее свидетельствуют в пользу существования двух самостоятельных «корней», идущих из глубин биологической и социальной организации человека, и двух относительно самостоятельных видов оценки: когнитивной и аффективной. В ходе дальнейших теоретических и эмпирических исследований необходимо уточнить не только специфику оценочной формы отражения в целом и отличия каждого из ее видов, но и родство обоих видов оценки как между собой, так и с другими безоценочными формами отражения. Это, на наш взгляд, исключит существующий вокруг оценки ореол ее необычности, непреходящей специфичности.

Особые трудности при изучении проблемы оценки возникают из-за того, что оба вида оценок несмотря на различие их «происхождения» могут иметь одинаковую «одежду»: вербально выражаться в виде внешне абсолютно похожих оценочных суждений, что также вносит свою лепту в научные недоразумения, возникающие из-за отмеченного выше обозначения одним словом и процесса, и результата оценки.

4. Существующий контраст между важнейшими значениями и функциями, которыми наделяется оценка в философии, и тем скромным и местом, и ролью какие отводятся оценке в общепсихологических концепциях, побуждает к более глубокому анализу сущности оценки как психического феномена высокого уровня и ее функций в регуляции поведения, деятельности и вообще активности человека.

2. Исследование оценки в психологии

Основной целью обзора исследований, связанных с изучением оценки в психологии, является не исчерпывающий и всесторонний их анализ, а демонстрация разнообразных аспектов проблемы, чтобы, с одной стороны, показать междисциплинарную значимость рассматриваемой проблемы, а с другой -- выделить наиболее «горячие точки» проблемы: существующие диспропорции внимания к ее изучению в различных психологических дисциплинах, противоречия и различия точек зрения почти по всем моментам её изучения. Все это необходимо для обоснованной постановки задач данного исследования, для концентрации их на наиболее важных аспектах проблемы.

Более углубленный анализ работ, относящихся к аспектам проблемы, которые непосредственно связаны с темой данной работы, проводится в последующих главах.

Что касается тактики изложения материала в этом параграфе, то она сходна с тактикой в предыдущем параграфе: параллельно с анализом основных вопросов будет постоянно проводиться анализ значений терминов «оценка» и «самооценка». Необходимость этого связана с тем, что исторические исследования оценки зарождались в каждой из психологических дисциплин независимо друг от друга. До сих пор они разобщены «ведомственными барьерами», что привело к сложнейшей многозначности терминологии, из-за которой результаты исследований плохо сопоставимы. Кроме того, термин «оценка» широко используется в различных психологических дисциплинах в общенаучном значении как синоним слов изучение, измерение, обнаружение, выявление и т. д. ** Об этом свидетельствует, например, такой факт. Почти за любой год в «Психологическом журнале» и в «Вопросах психологии» опубликуется пять — шесть статей, в названиях которых содержится слово «оценка». Однако ни в одной из них собственно оценка не исследовалась.

Между тем, для психологии терминологическая точность имеет принципиальное значение в связи с особой спецификой науки, на что более ста лет назад совершенно справедливо указал русский психолог Н. Я. Грот. По его мнению, «для научного описания и анализа психологических явлений нужна прочно установленная психологическая терминология», так как «здесь нет средств применить наглядный или демонстративный метод, ибо никакой фигурой нельзя изобразить тех процессов, которые происходят в сознании, а тем менее возможно демонстрировать последние» [ 104, с. 65 ]. К сожалению, сто лет спустя психологи вынуждены с горечью констатировать, что терминологическая проблема для психологии не только не потеряла свою остроту, а еще больше увеличилась. Главные симптомы этой проблемы -- многозначность (полисемия) как основных категорий, так и рядовых терминов и, наоборот, многочисленная синонимия, когда одни и те же явления обозначаются иногда десятью терминами. Все это приводит к «размытому» концептуальному аппарату со всеми вытекающими последствиями.

Среди психологических наук наиболее значительный «удельный вес» оценочная проблематика имеет в социальной, педагогической, детской и возрастной психологии. Причем, если в первых двух изучается преимущественно, оценка, то в детской и возрастной -- самооценка.

В последние 10… 15 лет особенно заметно возрос интерес к проблеме оценки в социальной психологии. По признанию самих социальных психологов, «почти все экспериментальные социально-психологические исследования в той или в иной мере связаны с изучением феномена оценивания, механизмов взаимооценок и самооценок, факторов, обеспечивающих их адекватность…» [ 156, с. 184−185 ].

Наиболее часто представления об оценке привлекаются в социально-психологических исследованиях в связи с изучением социальной установки (аттитьюда), социальной перцепциии, управления коллективом и социального контроля.

Согласно исходным представлениям аттитьюд --психическое и нервное состояние готовности, предшествующее действиям субъекта и оказывающее влияние на реакции индивида по отношению к объектам и ситуациям, с которыми оно связано [ 325, с. 8−9 ]. Или более кратко -- готовность субъекта совершить некоторые действия, предпосылка к поведению. В более поздней, так называемой «мультикомпонентной модели аттитьюда» в его структуре выделяют три компонента: когнитивный, аффективный и когнитивный (программа действий) [ 350, 376 ].

Из сравнения этих двух характеристик аттитьюда видно, что вторая является более широкой: в ней, кроме готовности действовать, присутствует и когнитивный, и эмоциональный компоненты. Причем эмоциональный компонент расшифровывается как аффективная оценка объекта или ситуации** Отмеченные три компонента аттитьюда являются крайне популярными в психологии. Прообразом их является деление психики на познание (интеллект), чувство и волю. Некоторые вариации в названиях оставляют в неприкосновенности базовое содержание «святой троицы» компонентов. Например, И. С. Кон выделяет их в структуре «образа я» [147, с. 61]; И. И. Чеснокова -- в структуре самосознания [304, с. 30]; К. К. Платонов -- в структуре «атрибутов сознания» [ 266, с. 156−162 ]; А. Г. Шмелев -- в структуре значения как «тройственного морфизма» [ 313 ] и т. д.

Мощная волна исследований когнитивных факторов, оказывающих влияние на различные аспекты поведения и деятельности человека, прокатившаяся через всю зарубежную психологию в 60−70-х годах, привела к общему сдвигу в объяснении поведения и интерпретации результатов исследований в сторону их когнитивизации, а в своем худшем варианте, к

так называемому «вербализму». В частности, этот сдвиг произошел и в понимании сущности аттитьюда. Поскольку основным методом исследования аттитьюдов, со временем, оказались всевозможные шкалы (типа шкал Л. Терстоуна), и опросники, которые в итоге измерения давали одно число, означающее обобщенную оценку или чувство предрасположенности, то не мудрено, что уже в 1970 году появилось мнение, что аттитьюд это аффек-

тивная оценка [ 337, с. 10−12 ], и что аттитьюд может иметь, а может и не иметь поведенческий компонент. В 80-х годах В. С. Магун идет еще дальше и уточняет, что «психологическое содержание аттитьюда — это двухкомпонентные (предмет и переживание или действие и переживание — Н.Б.) оценки», отличающиеся от «других оценочных феноменов» тем, что «это не вообще оценки, а осознанные индивидом оценки, сообщенные им другому человеку…» [ 188, с. 110, 113 ]. Наконец, в «работе В. П. Трусова без всяких экивоков указывается, что «понятие аттитьюда используется, как оценочное суждение о себе и других» [ 285, с. 7 ].

Так, постепенно произошла «девальвация» аттитьюда, как «готовности», «особого состояния готовности» и «диспозиционного фактора» к простому вербально высказанному оценочному суждению, за которым совершенно не обязательно должно стоять действие.

В значительной степени этот «переход», по нашему мнению, определили два рода факторов: то, что измерение аттитьюда с помощью оценочных шкал расходились с реальным поведением («парадокс Лапьера»), и то, что подавляющее большинство исследований аттитьюда проводится как раз через вербальные опросники и шкалы, так как измерять их через анализ предпочтений в поведении, тесты на выбор ошибки или психофизиологические пробы, действительно, трудно и хлопотно. Простота измерения аттитьюда с помощью оценочных шкал «победила» исходные представления о содержании психического феномена, который в результате этого превратился из отражаемого явления в его отражение.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой